Книго

Хроники Томаса Кавинанта Неверующего IV


     Анонс
     Волшебство Страны  снова призывает Томаса Кавинанта  - и на этот раз он
оказывается в Стране не один. Врач Линден  Эвери, пытавшаяся помочь  Томасу,
вместе  с  ним попадает под действие заклятия - и вот уже они вдвоем  идут к
Ревелстоуну по разоренным злой магией землям. Три тысячи лет  прошло здесь с
того времени, когда Кавинант покинул Страну, и с тех пор не осталось уголка,
который не осквернила бы магия Лорда Фоула...

     Томас Кавинант узнал о своей болезни только после того, как инфекция на
его  руке привела  к  ампутации  двух  пальцев.  Проказа  превратила модного
писателя в  изгоя, отвергнутого обществом и близкими  людьми. Его жена Джоан
потребовала развода.
     Одинокий и озлобившийся,  он встречает старого нищего, который советует
ему ?быть честным?. Слова  старика  приводят  Кавинанта в замешательство; он
попадает  под  машину  и  приходит в себя на  высокой скале  в  незнакомом и
странном  мире.  Злой  голос  существа,  которого  называли  Лордом  Фоулом,
передает ему сообщение  для  правителей Страны, после чего Лена,  прекрасная
юная дева, помогает Кавинанту спуститься в деревню  - подкаменье Мифиль. Там
его  принимают за  легендарного Берека  Полурукого, древнего героя и первого
Высокого Лорда,  чье кольцо из белого золота  считалось  талисманом огромной
силы - силы дикой магии.
     Лена вылечивает Кавинанта целительной глиной. Выздоровление оказывается
столь  внезапным  событием,  что  он  теряет  над  собой  контроль  и  силой
овладевает Леной. Несмотря на это, Этиаран, мать  Лены,  соглашается отвести
его в Ревелстоун  - священную обитель  Лордов. Отказываясь  признавать магию
Страны, Кавинант называет себя Неверящим. В глубине души он убежден, что все
еще пребывает в бреду после столкновения с машиной.
     Вместе  с  добрым   великаном.   Мореходом  Идущим-За-Пе-ной,  Кавинант
приходит в Ревелстоун, где его встречают как юр-Лорда. Угроза Фоула потрясла
властителей,  но  без Посоха Закона, который в то  время находился у злобных
пещерников, они не могли помешать уничтожению  Страны.  Лорды отправляются в
катакомбы  под  Горой  Грома,  и  Кавинант  присоединяется  к  ним.  У  него
появляется телохранитель Баннор - один из Стражей  Крови, которые,  согласно
древней клятве, защищали Лордов Страны.
     После многих стычек с коварными слугами Фоула они отбирают у пещерников
могущественный Посох. В  минуту смертельной  опасности,  сам  не  зная каким
образом, Кавинант использует дикую магию своего кольца  и тем  самым спасает
Лордов. Затем он теряет сознание и пробуждается в госпитале через пару часов
после того, как его сбила машина, - хотя в Стране прошли уже месяцы.
     Через  несколько  недель, спеша к  телефону,  чтобы  ответить на звонок
Джоан, Кавинант  оступается, падает и теряет сознание. Миг забытья переносит
его в Страну, где пролетело сорок долгих  лет.  К этому времени  Лорды вновь
оказались в отчаянном положении. Отыскав Камень Иллеарт, Фоул получил в свое
распоряжение  источник  огромной силы.  Он снова  готовит атаку  на бастионы
добра и красоты.  Слабеющей армией  Лордов командует Хайл Трои  -  еще  один
гость из ?реального?  мира.  Пост Высокого Лорда занимает Елена, дочь Лены и
Кавинанта. Она встречает отца как спасителя и великого героя.
     Отряд из нескольких Лордов и  Стражей  Крови отправляется  в Коеркри за
помощью Великанов. Тем временем Фоул  подчинил  себе трех  гигантов,  в тела
которых  вселяются  его слуги  Опустошители.  Все жители  Коеркри чудовищным
образом  погибают.  Одному  из  Лордов удается  уничтожить Великана-мокшу, а
Стражи Крови захватывают осколок  Камня  Иллеарт. Они  решают отнести  его в
Замок.  К  сожалению, Лорд умирает, не  успев предупредить их  об  опасности
добытого трофея.
     Хайл  Трои и Морэм, один из друзей Кавинанта, ведут армию Лордов на  юг
Страны. Однако орды Фоула под предводительством Великана-Опустошителя теснят
их в Дремучий Удушитель - лес, в котором царствует таинственный старец Сирол
Вейлвуд. Хранитель леса спасает армию от  гибели, но  в уплату за  это  Хайл
Трои остается с ним в качестве ученика.
     Елена,  Кавинант и Баннор отправляются к  Меленкурион Скайвейр  - горе,
расположенной на юго-западе  Страны.  Там, в  глубокой  пещере,  Елена  пьет
священную воду, прозванную в народе  Земной Кровью.  Получив магическую силу
власти,  она вызывает  дух  Кевина и приказывает  ему  уничтожить Фоула.  Но
последний побеждает древнего  Лорда  и отправляет  его назад, чтобы погубить
Елену в смертельной западне и навсегда разрушить Посох Закона.
     Кавинанту  и Баннору удается  спастись. Они уплывают вниз  по  реке  на
встречу с  Морэмом.  Затем Кавинант теряет  сознание  и  оказывается в своей
гостиной.
     Не в силах найти покой  и избавиться от вины за совершенные ошибки,  он
скитается  ночами по окрестным холмам, пока однажды  не встречает  маленькую
девочку,  которой угрожает огромная опасность. Кавинант спасает ее  от змеи,
но сам получает  укус и вновь оказывается  в Стране -  на Смотровой Площадке
Кевина, где он появился в этом  мире и в  первый  раз. Как  выяснилось,  его
вызвали  сюда  Идущий-За-Пеной  и  Триок, некогда бывший женихом  прекрасной
Лены. Ради блага Страны он преодолел свою  ненависть к Кавинанту  и стал его
верным помощником. Спустившись в подкаменье, Кавинант  встречает сумасшедшую
старуху,  которая, судя  по  ее  бессвязным  словам, всю  жизнь хранила  ему
верность преданной возлюбленной. Он с ужасом узнает в ней Лену.
     После потери Посоха  прошло семь лет, и  ситуация  в Стране ухудшилась.
Морэм  отражал  атаки  в  осажденной  крепости  Лордов  и  уже  не  верил  в
возможность  спасения.  Полурукий  и магия  его  кольца  оказались последней
надеждой в борьбе  против лютого Зла. Кавинант отправляется на восток в Ясли
Фоула.   Его  сопровождают  Триок,  Идущий-За-Пеной  и  Лена.  По  пути  они
обращаются за помощью к обитателям  долины  Pa  - народу,  служившему мудрым
ранихинам. Однако люди  Ра  совершают  предательство.  Жертвуя  жизнью, Лена
спасает Кавинанта, но он все равно получает серьезные ранения.
     Один из Вольных Учеников исцеляет Кавинанта, и  тот спешит на встречу с
Триоком и  Идущим-За-Пеной.  К  тому времени оба  друга Кавинанта попадают в
плен к Опустошителю.  У подножия Колосса, охранявшего Верхнюю Страну, на них
нападает призрак Елены, чья  душа была  порабощена  Лордом  Фоулом. Кавинант
одолевает ее  с  помощью магии кольца, но при  этом разрушает  Посох Закона,
которым она владела.
     Спустившись  в  Нижнюю Страну, он и  Идущий-За-Пеной пробираются в Ясли
Фоула. С помощью джехеринов, жалких существ  из  живого ила, они проникают в
крепость Презирающего,  и там, благодаря отваге  Великана, Кавинанту удается
использовать силу кольца. Дикая магия по-прежнему остается вне его контроля,
но он побеждает Лорда Фоула и разрушает Камень Иллеарт.
     Гибель  Кавинанта  казалась неизбежной.  Однако Создатель  этого мира -
старый нищий, который когда-то советовал ему ?быть честным?, - изменил исход
событий. Используя  крилл  -  магический  кинжал,  чья  мощь  пробудилась  с
возвращением легендарного Полурукого,  -  Морэм  побеждает силы Зла. Показав
Кавинанту великую победу Лордов, Создатель отправляет его в ?реальный?
     Удовлетворенный  спасением Страны,  Кавинант принимает  вызов  судьбы и
вновь становится прокаженным  в своем собственном времени. Десять долгих лет
он  прожил в одиночестве и горьких воспоминаниях. И  вот  теперь  начинаются
?Вторые хроники Томаса Кавинанта?...



     Дочь
     Услышав  стук  в  дверь,  Линден  Эвери  громко  застонала.  Ее мрачное
настроение не предполагало никаких гостей. Она отчаянно нуждалась в холодном
душе,  уединении  и возможности освоиться с нарочитой  простотой своей новой
квартиры.
     Почти  всю вторую  половину дня, неестественно жаркого и удушливого для
середины весны, она бродила по комнатам мезонина и перетаскивала  из старого
седана  картонные  коробки  с книгами, панели разобранных  шкафов  и скудную
утварь несостоявшейся  хозяйки.  Ей  приходилось поднимать  эти  тяжести  по
наружной лестнице старого деревянного дома, который прятался среди сорняков,
как уродливая жаба, страдавшая ревматизмом. Когда она впервые  открыла дверь
арендованной   госпиталем  квартиры,  ее  встретили   три   пустые  комнаты,
ободранный  пол  с  облупившейся  бежевой  краской,  неряшливо-желтые  стены
ванной, запах ветхой старины,  граничивший с запустением,  и обрывок газеты,
который,  скорее  всего,  просунули  под  дверь.  Тремя  толстыми   красными
полосами,  словно  кровью  или  губной  помадой,  на  газете  был  нарисован
треугольник, внутри которого виднелись два слова ?ИИСУС СПАСЕТ?.
     Взглянув на надпись, Линден скомкала обрывок и рассеянно положила его в
карман. Она давно  уже  не  верила  в совпадение, и ей больше не требовалось
дармовых услуг.
     Однако записка,  в  сочетании  с  утомительной  переноской  тяжестей  и
гнетущей   атмосферой   дома,   вконец   испортила   ее  настроение.  Линден
почувствовала себя  опасной для общества  и особенно  для непрошенных гостей
Пустые  комнаты напоминали ей  дом родителей.  В глубине души она ненавидела
это помещение, но  за неимением выбора  принимала его как  испытание судьбы.
Она  одобряла и проклинала  подобное существование - в полном соответствии с
хронической нехваткой денег.
     Не имея собственного жилья, Линден  искала работу в  госпитале, который
мог  бы  обеспечить ее служебной квартирой. Получив официальное предложение,
она  приехала в  этот маленький захолустный городок,  до  безумия  схожий  с
поселка м,  где появились на свет и умерли ее  родители. Линден  исполнилось
только  тридцать, но  она  уже  поставила  на себе  крест  как  на  вредной,
некрасивой и старой деве. Ее жизнь казалась чередой огорчений:  в восемь лет
она потеряла  отца, в пятнадцать - мать,  потом  - три бессмысленных  года в
сиротском приюте  Закончив колледж, она училась на медицинском факультете, а
затем   работала  терапевтом  и   специализировалась  в  семейной  практике.
Насколько Линден помнила себя,  она  всегда оставалась одинокой - всегда;  и
этот образ жизни укоренился в ней,  как злокачественная опухоль. Ее две  или
три  любовные  связи  больше  походили  на  эксперименты  в  физиологии  или
гигиенические упражнения.  Во всяком  случае, они не оставили  в  ее  памяти
глубокого следа. Поэтому теперь, оценивая свою  жизнь, Линден видела  только
строгость и последствия былой жестокости.
     Напряженная работа  и сжатые в  кулак эмоции  не отразились на  изящной
женственности ее тела  и  красоте лица. Светло-русые  волосы,  доходившие до
плеч, по-прежнему сохраняли свежий и прекрасный  блеск. Бесконечные переезды
и  заботы о пропитании  не  затуманили  ее глаз мрачноватой пеленой усталого
раздражения, но морщинки, вызванные  страданиями и постоянной хмуростью, уже
наметили  свой  путь  над  тонкой  переносицей  и  в  уголках  нежного  рта,
созданного для чего-то  более  щедрого,  чем та жизнь,  которую она вела. Ее
некогда звонкий  голос, казалось,  теперь больше подходил  для сбора данных,
чем для живого общения.
     Тем  не  менее  Линден  знала,  как  быть  выше  плохого  настроения  и
одиночества. Непростая  жизнь  научила  ее верить в собственные силы. Избрав
профессию врача, она не раз спасала людей от смерти и знала, как нести бремя
судьбы.
     Услышав стук, Линден громко застонала. Но потом, пригладив взъерошенные
эмоции и легкое платье с пятнами пота, направилась к двери.
     На  лестничной площадке стоял  Джулиус  Биренфорд,  глава администрации
областного госпиталя. Этот коренастый пожилой человек предложил  ей работу в
амбулатории неотложной помощи -  довольно необычная должность для  семейного
врача. В более крупном госпитале такое назначение считалось бы  невозможным,
но местная клиника обслуживала фермеров и жителей холмов.  Население городка
и  его  окрестностей  хранило  верность  традициям двадцатилетней  давности,
поэтому доктору Биренфорду требовался специалист широкого профиля.
     Макушка его головы  находилась  на  уровне ее глаз,  и,  судя по всему,
возраст  доктора  приближался  к  шестидесяти.  Округлая  выпуклость  живота
совершенно не соответствовала  виду его коротких и тонких рук. Он производил
впечатление  больного  человека с  нарушенным  пищеварением  и, очевидно, не
отказывал себе в таких маленьких удовольствиях, как плотные завтрак,  обед и
ужин. Пригладив  седые  усы,  Биренфорд  улыбнулся.  Мешки под  его  глазами
покрылись маленькими морщинками.
     - Доктор Эвери, - сказал  он, переводя  дух после тяжелого  подъема  на
лестничную площадку.
     - О, доктор Биренфорд! - Ей хотелось  захлопнуть дверь перед его носом.
Но она отступила в сторону и скромно произнесла:
     - Входите.
     Пройдя в пустую  гостиную,  доктор  осмотрелся и торопливо направился к
стулу.
     -  Значит,  начинаете  въезжать,  -  заметил  он.  -   Тогда  позвольте
поздравить  вас с новосельем. Надеюсь, вам кто-нибудь помог затаскивать сюда
эти вещи.
     Она  села  напротив  него и  учтиво выпрямилась,  словно беседа  носила
официальный хара
     -  Нет. Пришлось все  делать самой.  -  А кого  она  могла  попросить о
помощи?
     Доктор Биренфорд начал было  по-дружески укорять ее, но Линден небрежно
махнула рукой.
     - Нет проблем. Я к этому уже привыкла.
     - И очень плохо! К таким вещам привыкать не надо. - Взглянув на нее, он
неодобрительно  покачал  головой.  -  Вы  приехали  к  нам  по  рекомендации
солидного медицинского учреждения, и вашу работу оценили выше всех похвал. Я
думаю,  вы  могли  бы  ожидать  от   нас  какой-то  помощи..,  хотя   бы  по
части-переноски мебели.
     Его  тон  был  наполовину  шутливым,  но  она  чувствовала  серьезность
вопроса, повисшего  в воздухе, -  вопроса, который уже не  раз  возникал  во
время  их  ознакомительных  бесед. Однажды Биренфорд  напрямую  спросил  ее,
почему она, имея  такие прекрасные  рекомендации,  согласилась  на  работу в
захолустном госпитале. Его  не устраивали поверхностные  ответы, которые она
заготовила для собеседования, и  ей пришлось  выложить кое-какие факты. ?Мои
родители жили почти  в таком же городке, как этот, -  сказала она ему  в тот
раз. - Они едва дотянули до пятидесяти. Если бы за ними присматривал хороший
семейный врач, они и сейчас могли бы радоваться жизни?.
     С одной стороны, Линден говорила правду, с  другой - бессовестно лгала.
Она  боялась  заглядывать в  корень  этого  противоречия,  и скрытая  истина
заставляла  ее  чувствовать  себя беспомощной и  старой.  Если  бы  ее  мать
своевременно диагностировали, операция по удалению меланомы гарантировала бы
девяносто  процентов  успеха.  А  если   бы  за   депрессией  отца  наблюдал
специалист, тоска не довела бы его до самоубийства. Но Линден знала и другое
-  ничто  не  могло спасти  ее  родителей. Они умерли,  потому что устали от
неудач  и  больше не  хотели подставлять  себя под  удары судьбы.  Когда она
думала об этом, печаль сжимала ее до треска в костях.
     Линден приехала сюда не  только для того, чтобы помогать людям, похожим
на ее родителей. Она хотела доказать, что, в отличие от них, ее жизнь  будет
более осмысленной и эффективной. И еще ей хотелось умереть.
     -  Впрочем,  это к делу не относится, - смущенно пробормотал Биренфорд,
так и не дождавшись  ответа. Печальное  молчание  Линден расстроило его. - Я
рад,  что вы  здесь. Мне бы хотелось вам чем-нибудь помочь. Может быть, надо
что-то передвинуть?
     Линден по  привычке  покачала головой, но  вдруг вспомнила  о  газетном
обрывке. Вытащив из кармана измятый листок, она передала его доктору:
     -  Кто-то подсунул  это под  дверь. Вы не  знаете, что  за  послание  я
получила?
     Биренфорд осмотрел треугольник,  прочитал  шепотом написанную  фразу  и
тоскливо вздохнул.
     -   Рассматривайте  это   как   профессиональный  риск.   Сорок  лет  я
добросовестно  и  честно  посещаю городскую церковь. Но поскольку мой  оклад
дипломированного  специалиста позволяет мне вести приличную жизнь, некоторые
наши  горожане... -  он криво  усмехнулся,  - ..настойчиво пытаются обратить
меня в  свою веру. К  сожалению, они  заменяют  праведность  невежеством,  а
невинность - тупостью и ленью.
     Пожав плечами, он вернул ей газетный обрывок.
     - Это  место не  зря  называют глубинкой.  В такой глуши люди  начинают
делать странные вещи. Чтобы не считать себя отвергнутыми и  обделенными, они
превращают  свою  депрессию  в  добродетель.  Обычные дела  становятся  либо
апостольским  подвигом, либо  сатанинским грехом.  Боюсь, вам  тоже придется
столкнуться  с  людьми,  которые  будут  тревожиться о  вашей  душе. В  этом
маленьком городке ни у кого нет права на личную жизнь и уединение.
     Линден рассеянно кивнула. Захваченная внезапным воспоминанием о матери,
она  почти  не слушала  Биренфорда. Стоя на коленях, мать рыдала от  горькой
жалости к себе и обвиняла дочь в смерти отца...
     Линден  нахмурила  брови и  отбросила  видение прочь. Ее  отвращение  к
подобным   воспоминаниям  было  настолько   сильным,  что  она  с   радостью
согласилась  бы  на  их  хирургическое  удаление  из  мозга.  Однако  доктор
Биренфорд, заметив необычный всплеск эмоций, пытливо вглядывался ей в глаза.
Чтобы не выставлять напоказ свою израненную  душу, она поспешно натянула  на
лицо дежурную улыбку и холодно спросила:
     - А я что-нибудь могу для вас сделать, доктор?
     - Конечно, - шутливо ответил он, стараясь не замечать ее раздражения. -
Вы можете  называть  меня  Джулиусом. Я собираюсь обращаться к вам по имени,
поэтому вы можете платить мне той же монетой.
     Она пожала плечами и уступила:
     - Хорошо, Джулиус.
     - Прекрасно, Линден.
     Доктор  улыбался, но смущение в  его глазах не исчезало. Через секунду,
словно  бросаясь  напролом  сквозь  трудности  предстоявшего  разговора,  он
торопливо сказал:
     - На самом деле я пришел к вам по двум причинам. Конечно, мне следовало
бы познакомить вас с нашим городом, но я решил, что это  мероприятие может и
подождать. У меня есть для вас неотложное поручение.
     "Поручение? - подумала Линден. Слово побуждало к невольному протесту. -
Я только что приехала  сюда. Целый день таскала коробки. Устала, как черт, и
еще толком не расставила мебель?.
     - Сегодня пятница, - дипломатично ответила она. - Я полагала приступить
к работе с понедельника.
     -  Это  дело не имеет отношения к  госпиталю. Мне  очень жаль, но.., не
имеет.  -  Взгляд  Биренфорда  коснулся ее  лица, как  рука,  протянутая  за
помощью. - Рассматривайте мои слова как личную просьбу. Мне это  дело  не по
зубам.  Я так долго жил  бок о бок  со своими пациентами, что больше не могу
принимать  объективных  решений.  Наверное,  я просто устарел -  не  хватает
знаний современной медицины. Одним словом, мне необходимо ваше мнение.
     - А по какому вопросу?
     Линден делала все возможное, чтобы ее голос не звучал угрюмо. Но в душе
она стонала от злости, зная наперед, что выполнит  любую просьбу доктора. Он
обращался к той части ее сердца, которая не умела отвечать отказом.
     Биренфорд нахмурился.
     - К сожалению, я мало что могу вам рассказать. С меня взяли слово.
     - Да ладно вам, до - Она была не в том настроении, чтобы  играть в
расспросы. - Я тоже могу дать вам какую-нибудь клятву.
     - Нет. - Он вскинул вверх руки, отвращая ее гнев и возможные  упреки. -
Я верю в вашу порядочность, но это совсем иной случай.
     Линден  смутилась.  Она  даже  не  знала, говорил  ли  он о медицинской
проблеме или о чем-то другом.
     - Похоже, ваш таинственный случай и будет моим поручением.
     - Возможно. Все будет зависеть от вас. - Прежде чем она успела выяснить
смысл этих слов, доктор быстро спросил:
     - Вы  когда-нибудь  слышали  о  Томасе Кавинанте? Одно  время он  писал
неплохие романы.
     Выискивая  в  памяти  названную  фамилию,  Линден  чувствовала на  себе
внимательный взгляд Биренфорда. Однако ход его мыслей по-прежнему  оставался
для нее  загадкой.  Она не читала романов с тех  пор, как прошла в  колледже
краткий  курс литературы, а позже у  нее для этого не хватало ни времени, ни
сил. Притворяясь беспристрастной, она покачала головой.
     - Он живет неподалеку от города, - сказал до -  В старом поместье,
которое люди прозвали Небесной фермой.
     Вам  надо  будет  выехать  на трассу...  -  Биренфорд  махнул  рукой  в
направлении  перекрестка,  - ..а  затем  через  две мили от города  свернуть
направо по грунтовой дороге. Кавинант - один из  наших пациентов.  Он болеет
проказой.
     При  слове  ?проказа?  мысли  Линден  раздвоились.  Опыт  и  длительное
обучение  делали  ее  врачом  без какого-либо  сознательного  участия  с  ее
стороны.   Перед  глазами  замелькали  абзацы   медицинских  справочников  с
подробным описанием болезни Хансена.
     Мycobacterium  lepra. Проказа.  Прогрессирует, убивая нервные волокна -
первоначально в  конечностях и роговой оболочке глаз.  В большинстве случаев
болезнь  можно  приостановить,  используя  обширную  лечебную   программу  с
применением диаминодифенилсульфона. Проказа  вызывает  атрофию  и деформацию
мышц, изменения в пигментации кожи и  слепоту. Кроме того, больному угрожает
множество  вторичных  бед, наиболее  распространенными  из которых  являются
инфекции.  Разрушая ткани  тела, они как бы поедают  жертву живьем.  Тем  не
менее  проказа  считается  сравнительно  редкой  болезнью  -   незаразной  в
каком-либо обычном смысле. По статистике, она чаще всего возникает у детей в
перенаселенных   тропических  районах.   Основными   порождающими  факторами
являются антисанитарные условия и длительное пребывание на солнце...
     Пока одна часть ее ума разматывала клубок академических  знаний, другая
часть  терялась  в  догадках  и  вопросах.  Прокаженный?  Здесь?  Но  почему
Биренфорд завел о нем разговор? К подобным больным она испытывала сочувствие
и  отвращение.  Вернее,  отвращение  вызывала   сама  болезнь  -  такая   же
неизлечимая  и  безысходная,   как  смерть.  Линден  обреченно  вздохнула  и
спросила:
     - Так что вы от меня хотите?
     - Видите ли... - Он смотрел  на  нее  с  отрешенным видом, будто  вновь
обдумывал  просьбу, с которой хотел обратиться. - Впрочем,  ладно.  Попробую
объяснить по-другому.
     Он  резко поднялся со стула  и  прошелся  по комнате.  Доски  пола тихо
поскрипывали под  его ногами,  а хруст облупившейся  краски лишь подчеркивал
обеспокоенность доктора.
     - Можно сказать,  что  Кавинанта  диагностировали  довольно  рано -  он
отделался потерей двух пальцев. Один  из лучших  лаборантов нашего госпиталя
без колебаний определил  его  болезнь,  и вот  уже десять лет как  состояние
пациента стабильно. Я завел этот разговор для того, чтобы  узнать, насколько
вы брезгливы  к таким несчастным людям. - Биренфорд поморщился  и  торопливо
добавил:
     - Сам-то  я привык.  Но, в  отличие  от вас, у меня было  время,  чтобы
преодолеть отвращение.
     Так и  не дав ей  возможности ответить,  он продолжал  говорить, словно
грешник на последней исповеди.
     - Теперь я уже не думаю  о нем  как о прокаженном. Но его болезнь стоит
между нами, будто стена.
     Судя по всему, Биренфорд не мог простить себя за какой-то промах.
     - Отчасти  это и его вина,  -  произнес  он  в оправдание.  -  Кавинант
зациклился на своем недуге. Он  больше  не  думает о  себе как  о  писателе,
мужчине и человеке. Он считает себя прокаженным.
     Заметив  раздраженный  взгляд  Линден,  доктор  понурил  голову и  тихо
спросил:
     - Не могли бы вы съездить в Небесную ферму и повидаться с ним?
     - Нет проблем, -  ответила она, безжалостно подавив свое  недовольство.
Она была врачом, и помощь больным  являлась  ее работой. - Но я не  понимаю,
отчего такая неотложность.
     Мешки под глазами  Биренфорда вздрогнули.  Он с  мольбой  посмотрел  на
Линден:
     - Я не могу сказать вам этого.
     - Ах, да. Большой секрет. - Спокойный тон лишь подчеркивал мрачность ее
настроения.  -  Значит, я должна  встретиться  с  совершенно незнакомым  мне
человеком - не понимая, зачем  и почему эта встреча нужна, - а потом сделать
для него что-нибудь хорошее. Вы этого хотите?
     - Попробуйте вызвать его на  разг  -  Голос Биренфорда  звучал как
нытье старика-неудачника. - Постарайтесь сделать так,  чтобы он принял вас и
рассказал, что с  ним  происходит.  Тогда мне не надо  будет  нарушать  свои
обещания.
     -  Позвольте  я  выражу это  другими  словами. - Она  больше  не желала
скрывать свое раздражение. - Вы хотите, чтобы я поехала к больному  человеку
и заставила его говорить  о самом сокровенном.  Абсолютно незнакомая женщина
постучит в его дверь и  начнет надоедать расспросами - по  той лишь причине,
что доктор  Биренфорд решил получить еще одно мнение. Я буду счастлива, если
он не подаст на меня в суд за незаконное вторжение в его владения.
     Оценив ее сарказм и негодование, доктор тяжело вздохнул:
     - Вы правы.  У  вас ничего не  получится. Он никогда не расскажет вам о
себе.  Этот  несчастный  человек  так  долго  страдал  от  одиночества,  что
теперь... - Внезапно голос Биренфорда стал пронзительным:
     - Но я думаю, он ошибается.
     - Ошибается в чем? - удивилась Линден. - Да не темните же, доктор!
     Его  рот   открылся   и  закрылся.   Руки  дрожали,  словно  умоляли  о
сострадании.  Потребовалось  несколько секунд,  прежде чем  он  вновь  обрел
контроль над своими эмоциями.
     - Нет! Давайте пока обойдемся  без объяснений. Сначала я должен узнать,
кто  из  нас  не  прав..,  и  миссис Роман  здесь  вряд  ли  поможет.  Готов
поклясться, что этот случай уже встречался в медицине. Однако мне не удалось
поставить диагноз. Я пытался, но у меня ничего не вышло.
     Простота, с которой он  принимал свое  бессилие, поймала ее  в ловушку.
Линден чувствовала  себя усталой, грязной и злой. Ей  хотелось одиночества и
покоя. Но после долгих лет бесприютной и суровой жизни она не могла отказать
человеку в  помощи.  Просьба Биренфорда связала ей руки.  Она  взглянула  на
осунувшееся лицо доктора и, перейдя на профессиональный тон, сказала:
     -  Мне  понадобится  какой-нибудь  предлог,  чтобы  начать  разговор  с
Кавинантом.
     Глаза Биренфорда оживились.
     - Я уже об этом подумал, - воскликнул он и вытащил из кармана небольшой
томик в мягкой обложке.
     Книга  называлась  ?Я  ПРОДАЛ БЫ ДУШУ, ЧТОБЫ ИСКУПИТЬ  СВОЮ ВИНУ?.  Под
унылым желтовато-серым рисунком виднелась надпись: ?Роман Томаса Кавинанта?.
     -  Попросите у  него автограф.  - Старый  доктор вновь  приобрел  былое
чувство иронии. -  Если  вам удастся  разговорить  Кавинанта и прорваться за
линию его обороны, что-нибудь обязательно случится.
     Линден молча  проклинала  себя. Она ничего не знала о  романах и  умела
говорить  с  незнакомыми  мужчинами  только   о   симптомах   их   болезней.
Предчувствие неудачи, словно стыд, окрасило ее щеки румянцем.
     - После встречи с Кавинантом мне хотелось бы еще раз увидеться  с вами,
- сказала  она. -  Где  вы живете,  доктор? У меня нет телефона, и я, скорее
всего, заеду к вам по пути домой.
     Ее  согласие  вернуло  Биренфорду прежнюю благожелательность;  он снова
стал заботливым и  учтивым. Доктор  назвал свой  адрес,  повторно  предложил
помощь  в  благоустройстве квартиры и  наконец сердечно поблагодарил  ее  за
готовность  оказать  ему  услугу.  Линден немного удивилась,  что Биренфорд,
показав  свое  бессилие  и некомпетентность, даже не  попытался  оправдаться
перед ней. Когда звуки его шагов затихли на ступенях лестницы, она  осталась
с ощущением  огромной  тяжести - вернее, бремени  ответственности за  что-то
странное и непонятное.
     Какое-то время она сидела на стуле, рассеянно разглядывая желтые стены.
Внутренний голос шептал ей предостережения, но, не  имея приемлемого выбора,
Линден игнорировала их.  Издав еще  один протяжный стон, она  отправилась  в
ванную.
     Смыв  под душем грязь  и усталость, до которых  смогли добраться мыло и
вода,  она  надела  серое платье,  затенявшее ее женственность, и педантично
проверила содержимое  медицинской сумки. Это содержимое  всегда  казалось ей
скудным и  недостаточным  - она  просто  не унесла  бы  того,  что  могло бы
понадобиться в реальной жизни. Но в данный момент ее сумка служила арсеналом
против  неизвестного, и  Линден  из  опыта знала,  что  без  нее  она  будет
чувствовать себя голой. Со вздохом усталости  доктор  Эвери  заперла дверь и
спустилась по лестнице к машине.
     Следуя  указаниям  Биренфорда,  она  свернула  на  центральную улицу  и
неторопливо  поехала  к  городской  площади.  Ее  глаза   привычно  отмечали
ориентиры и названия магазинов.
     В духоте  и зное послеобеденного солнца  белые дома казались томными  и
потными.  Дела и заботы отстранились  от горячих тротуаров, словно  бетонные
плиты у витрин потеряли  свою доступность и превратились в опасные для жизни
места. Мраморное здание муниципалитета с жалкими копиями греческих  колонн и
барельефами каменных лиц, вопивших под тяжестью крыши, нелепо  раздулось  от
чувства долга и неоправданной важности.
     На тротуарах изредка встречались люди - кто-то шел за покупками, кто-то
возвращался  с  работы  домой. Внимание Линден  привлекла  женщина  с  тремя
маленькими  детьми,  которые  стояли  на  ступенях  муниципалитета.  Балахон
нищенки и  платья детей  были  сшиты из колючей мешковины. Лицо женщины, еще
хранившее следы былой красоты, казалось  пугающе серым  и пустым,  словно  в
тисках  бедности  и  униженного  смирения она уже  привыкла  к  страданиям и
истощению  своих  детей.  Все  четверо  держали  в  руках  плакаты  с  грубо
нарисованными символами.
     Линден всмотрелась  в буквы, обведенные красными треугольниками. Внутри
каждого из них алым огнем пылало одно и то же слово: ?ПОКАЙТЕСЬ?.
     Не  замечая прохожих, дети и женщина молча стояли  на  ступенях,  будто
епитимья, которую они приняли  на себя, лишила их чувств  и разума. При виде
такой  физической  и моральной  деградации Линден ощутила  спазм безысходной
тоски. Но она знала, что фанатизм неизлечим.
     Через три минуты машина выехала за пределы города.
     Дорога петляла мимо вспаханных полей и лесистых холмов. Здесь, вдали от
знойных улиц, воздух уже не казался таким удушливым и влажным. Странная  для
весны  жара  наполняла  его мерцающим маревом,  которое  дрожало  над рядами
молодых побегов  и  цеплялось за ветви с набухшими почками. Природа сияла  и
лучилась  в  ожидании  вечера.  Настроение   у  Линден  улучшилось,  и  она,
очарованная красотой  ландшафта, снизила  скорость,  чтобы насладиться всем,
чего ей так долго не хватало в пыльных городах.
     Через пару миль справа от нее появилось широкое поле, поросшее молочаем
и дикой горчицей.  В четверти  мили от дороги виднелся  рядок  деревьев,  за
которым  проглядывал  белый  дом.  Рядом  с  шоссе  располагалось  несколько
коттеджей,  но  ее  взгляд  тянулся  к дому  за  деревьями, словно  тот  был
единственным жильем во всей округе.
     Поле  пересекала грунтовая  дорога.  В самом  начале  от  нее  отходили
ответвления  к  коттеджам,  но  потом  она  вела только  к  белому особняку.
Подъехав  к  съезду с  шоссе, Линден  заметила накренившийся фанерный  знак.
Несмотря на  поблекшую краску и  несколько старых  борозд,  похожих на следы
пуль, надпись оставалась еще вполне разборчивой: Небесная ферма.
     Собравшись с духом, Линден свернула на грунтовую дорогу.
     Внезапно  боковым  зрением  она  уловила  какое-то движение  -  вернее,
размытое пятно цвета охры. Рядом с фанерным знаком стоял  человек,  одетый в
широкую мантию.
     Он как будто возник из  воздуха. Линден могла поклясться, что мгновение
назад она видела здесь только столб и фанерный указатель.
     Застигнутая врасплох,  она  инстинктивно  свернула  в  сторону,  словно
пыталась  уклониться  от  опасности, которая  осталась  за  спиной.  Сбросив
скорость и нажав на тормоза, доктор Эвери перевела взгляд на зеркало заднего
обзора.
     У столба стоял высокий худой старик в коричневато-желтой мантии. Он был
грязным и босым. Длинная седая борода  и редкие волосы, торчащие  на голове,
придавали ему сходство с безумцем.
     Сделав шаг к машине, старик конвульсивно схватился за грудь и со стоном
упал на землю.
     Линден несколько раз  нажала  на клаксон  в  надежде, что  ее услышат в
ближайшем  коттедже.  Она  спешила как  могла, но  все  ее движения казались
непозволительно  медленными  и неловкими.  Отключив  зажигание, она схватила
медицинскую  сумку,  выскочила  из  машины  и  побежала  к  старику. Мрачное
предчувствие сулило неудачу и встречу со смертью, однако опыт врача уже брал
верх  над  ее  страхами  и сомнением  в  собственных  силах. Через  миг  она
склонилась над распростертым телом.
     Он  выглядел  странно  для этих мест  и конца  двадцатого века.  Мантия
оказалась его  единственной одеждой. Судя по виду, он носил  ее, не  снимая,
несколько  лет.  Заостренные  черты лица свидетельствовали о  воздержании  и
аскетизме. Клонившееся  к горизонту солнце раскрашивало  его  иссохшую  кожу
безжизненным золотистым цветом.
     И он не дышал.
     Многолетний  опыт  заставил ее перейти к  действиям. Она  опустилась на
колени  и  пощупала   пульс   мужчины.   Лицо   Линден   было   спокойным  и
сосредоточенным, но ее  душа вопила  от ужаса. Она увидела в старике  своего
отца.  Если  бы  тот  дожил  до старости и  безумия, то  походил  бы на  эту
развалину как две капли воды.
     Пульс не прощупывался.
     Мужчина вызывал  у  нее  отвращение, и она знала  почему.  Отец  Линден
покончил  жизнь  самоубийством.  Люди,  которые  убивали  себя,  заслуживали
смерти. Но вид старика вернул ей воспоминание о крике восьмилетней девочки -
крике, который никогда не умолкал и эхом отдавался в ее памяти.
     Мужчина  умирал. Его мышцы  стали вялыми, расслабляясь  после  приступа
боли.  Времени осталось  в обрез,  и доктор  Звери ринулась  в  бой  за  его
угасавшую жизнь.
     Она  открыла  защелку   сумки,  вытащила  терапевтический  фонарик   и,
преодолев  страх,  осмотрела зрачки. Они  реагировали  на свет  и  выглядели
одинаковыми.
     Значит, она еще могла его спасти.
     Быстро перевернув старика на спину,  Линден приподняла его  подбородок,
разжала стиснутые челюсти  и прочистила  горло. Ее ладони легли  на  грудную
клетку мужчины, и она приступила к сердечно-легочному оживлению.
     Ритм  искусственного дыхания так прочно укоренился в  ее  сознании, что
она  следовала ему  автоматически: пятнадцать  сильных  нажатий  на  грудную
клетку; затем, закрывая  ноздри пострадавшего, два глубоких выдоха в рот. От
гнилых зубов старика исходило омерзительное зловоние. Линден казалось, что у
него разлагались не только десны, но и небо. На какой-то  миг она  дрогнула.
Ее  отвращение превратилось в острую  тошноту, словно она прижалась губами к
гнойному нарыву. Но доктор Эвери была упряма; она продолжала свою работу.
     Пятнадцать нажатий. Два выдоха.
     Пятнадцать и два. Пятнадцать и два.
     Линден твердо выдерживала ритм. Однако сквозь  тошноту и отвращение уже
поднимался страх. Страх перед кислородным голоданием. Страх неудачи.
     Как  правило,  для, сердечно-легочного оживления  требовалось несколько
человек.  Каждый из  них  мог  вести  процедуру  лишь  несколько  минут. Она
понимала, что если сердце старика не забьется в ближайшее время...
     - Дыши, черт бы тебя побрал, - шептала она, мысленно отсчитывая ритм.
     Пятнадцать и два. Пятнадцать и два.
     - Дыши, миленький! Я тебя прошу!
     Но пульса по-прежнему не было.
     Она начинала задыхаться. Слабость и дурнота  поднимались в голову,  как
потоки тьмы. Ее легким не хватало воздуха.
     Жара  и  дряхлость  доконали  старика.  Потеряв сознание,  он  терял  и
остальные признаки жизни.
     - Дыши! Дыши!
     Она резко выпрямилась и повернулась к сумке. Руки предательски дрожали.
Сжав кулаки, Линден заставила  себя успокоиться,  затем достала  одноразовый
шприц,  ампулу с адреналином  и длинную иглу. Сражаясь с дрожью пальцев, она
наполнила  шприц,  выпустила воздух  и  с нарочитой  тщательностью  очистила
спиртом  пятно  на тощей  груди старика. Введя иглу между ребер мужчины, она
сделала инъекцию в сердце, потом отложила  шприц в сторону и ударила кулаком
по грудине.
     Удар  не  вызвал  эффекта.  Линден  выругалась  и  вновь  приступила  к
искусственному дыханию.
     Ей требовалась  помощь, но она находилась в безвыходной ситуации.  Если
бы Линден прекратила  процедуру, повезла старика в город  или отправилась на
поиски телефона, мужчина бы умер  по дороге. Впрочем, если она  истощит свои
силы, он тоже умрет.
     "Дыши!"
     Сердце старика не билось. Запах  из  его  рта напоминал зловоние утробы
трупа. Все ее усилия казались напрасными.
     Но она не сдавалась.
     Это  был   вызов  всему   тому,  что  превратило  ее  жизнь  в   жалкое
существование.  Линден  потратила  десять  лет,  чтобы обучиться  борьбе  со
смертью,  и  теперь  уже не  могла  отступить. В восемь ей не удалось спасти
отца. Даже в пятнадцать  она  оставалась  слишком неопытной и  слабой, чтобы
уберечь свою мать. Но сейчас, владея знанием медицины, она не желала бросать
человека в беде. Она не желала отказываться от борьбы и обманывать последние
надежды.
     Темные  пятна  скользили перед  глазами.  Влажный воздух стал  душным и
плотным. Руки налились  свинцовой тяжестью. При  каждом вдохе горло издавало
хриплый вопль, и легкие сипели при каждом выдохе в зловонный рот мужчины. Он
не шевелился. Слезы ярости и отчаяния стекали горячими струйками по ее лицу.
Но доктор Эвери и не думала сдаваться.
     Она находилась на грани обморока, когда легкая  дрожь пробежала по телу
старика. Он сделал судорожный вдох.
     Застонав от облегчения, Линден попыталась подняться на ноги,  но  кровь
ударила ей в голову, и она повалилась на бок.
     Какое-то время сознание отмечало только шум в ушах и пот на лице. Когда
ей стало  лучше, она  приподняла голову и увидела старика, стоящего над ней.
Его бездонные синие глаза смотрели на Линден с горьким состраданием. Пожилой
мужчина выглядел невероятно сильным и высоким. Его поза напрочь отрицала тот
факт, что минуту назад он был на волос от смерти. Старик склонился к Линден,
помогая ей подняться  на  ноги.  Он  обхватил  ее руками  за  талию,  и  она
прижалась к нему, не в силах сопротивляться крепкому объятию.
     - Не бойся, доченька. - Его хриплый голос наполняли жалость и нежность.
- Ты не обманешь надежд, хоть  он и будет нападать на  тебя. Есть еще в мире
любовь! -  Старик отпустил ее  и отступил  на  шаг. В  его глазах  сверкнула
строгость. - Будь честной.
     Линден изумленно смотрела ему вслед, пока  он шагал от  нее через поле.
Молочай и дикая горчица хлестали  по кромке его грязно-желтой мантии. Моргая
и стараясь избавиться  от  точек,  мельтешивших перед глазами, она с  трудом
различала удалявшуюся фигуру. Мускусный ветерок  ерошил волосы старика, и  в
золотистых лучах заката они казались нимбом над его головой. А потом мужчина
поблек во влажном воздухе и исчез из виду.
     Ей  хотелось  побежать  за  ним,  позвать  и  расспросить  о  том,  что
случилось. Но, вспомнив взгляд старика, Линден застыла на месте.
     Будь честной.
     Она почувствовала трепет, зарождавшийся в ее сердце.

     Что-то не так
     Дрожь усилилась и распространилась  по всему телу.  Кожа горела, словно
солнце светило на нее через огромную линзу. Мышцы живота сжимались в комок.
     Старик исчез. Он обнял ее, назвал дочерью, а затем исчез.
     Она испугалась, что сходит с ума.  Повернувшись к тому месту, где лежал
мужчина, Линден увидела использованный шприц,  стерилизующий тампон и пустую
ампулу. В пыли угадывался слабый отпечаток тела.
     Дрожь  начала затихать, и она  расслабилась.  Человек был  реальным. Ей
только  показалось,  что  он  растворился в воздухе. Обман зрения, и  ничего
больше.
     Она осмотрела поле и дорогу. Старика не следовало отпускать одного. Ему
требовался уход под присмотром врача  - до тех пор пока бы  его состояние не
стабилизировалось.  Преодолевая странное  нежелание,  Линден  вошла  в дикую
горчицу и  направилась к небольшому кусту, рядом с которым исчез старик. Она
еще раз осмотрела поле. Ей  не хотелось бросать больного на произвол судьбы.
Но тот пропал,  оставив ее в недоумении и тревоге. Ничего не понимая, Линден
вернулась на дорогу. В пыли у фанерного указателя лежала ее сумка.
     Ругаясь  и  успокаивая  себя,   она  сложила  остатки  медикаментов   в
пластиковый пакет.  Ноги сами понесли ее  к машине. Знакомые запахи  и  вещи
восстановили дрогнувшее чувство реальности, и она с облегчением сжала руками
рулевое  колесо. Какое-то время  Линден  не могла вспомнить, зачем  приехала
сюда, но  потом  ее взгляд  зацепился за книгу, которая  лежала  на соседнем
сиденье.
     - О черт!
     Теперь ей еще больше не хотелось встречаться с Томасом Кавинантом.
     Решив отказаться от поручения Биренфорда, Линден  завела мотор и начала
разворачивать машину. Но  память о взгляде старика удержала  ее  от бегства.
Эти синие глаза не одобрили  бы нарушенного  обещания  - особенно после того
как она спасла ему  жизнь.  Линден  создала для себя  прецедент, который был
важнее  каких-то  трудностей  и  разочарований.  Она  переключила скорость и
направила машину  к белому  дому, оставив за  собой пыль дороги и  солнечный
закат.
     Свет  окрашивал  стены  дома  багровыми тонами,  придавая  им жуткий  и
призрачный  вид. Остановив  машину, Линден вновь  испытала приступ страха  и
нерешительности.  Она  не хотела  встречаться  с Томасом Кавинантом -  и  не
потому что тот  был прокаженным. Ее пугала экстравагантность этого странного
незнакомца, которого боялся даже доктор Биренфорд.
     Тем не  менее  Линден уже  приняла  решение. Взяв  книгу, она вышла  из
машины   и  направилась  к  крыльцу,  надеясь  покончить  с  этим  делом  до
наступления сумерек.  Поднявшись по ступеням,  она остановилась,  пригладила
волосы и постучала в дверь.
     Дом казался пустым и молчаливым.
     Ее   плечи  пульсировали   от   недавнего   напряжения.   Усталость   и
замешательство отзывались тяжестью в руках, и  она  с трудом  держала  их на
весу. Стиснув зубы, Линден заставить себя постучать в дверь еще раз.
     Внезапно  она  услышала  звуки шагов. Они исходили  из  глубины дома  и
быстро приближались.  В них ощущалось  сердитое недовольство  потревоженного
отшельника.
     Дверь распахнулась, и перед ней предстал худощавый сорокалетний мужчина
в  потертых  джинсах и измятой тенниске. Он был выше ее на несколько дюймов.
Узкий рот  на строгом лице навевал безрадостные мысли  о каменной  скрижали.
Щеки  и лоб бороздили  морщины страданий, а покрасневшие  глаза походили  на
угольки,  способные обжечь. Волосы  у висков серебрила  седина, но,  судя по
всему, его состарили мысли, а не время.
     Он  выглядел   усталым  и  истощенным.  Линден  автоматически  отметила
красноту его век и глазных яблок,  анемичную бледность  кожи и  лихорадочную
порывистость  движений.  Подобные  симптомы  указывали  либо  на   серьезную
болезнь, либо на длительное и сильное потрясение.
     Она открыла рот, чтобы заговорить, но Кавинант не дал  произнести ей ни
слова. Взглянув на нее исподлобья, он мрачно прорычал:
     - Когда мне нужны посетители, черт бы вас побрал, я выставляю знак!
     А потом дверь захлопнулась перед ее носом.
     Линден медленно повернулась и  недоуменно посмотрела  на  яркие  полосы
заката. В одно  мгновение ее  неуверенность превратилась в неудержимый гнев.
Она снова  заколотила  в  дверь с  такой  силой, что  дерево загрохотало  по
косяку.
     Он вышел к ней, и его голос наполнился холодной язвительностью:
     - Если  вы не понимаете  человеческого  языка,  я... Она встретила  его
взгляд с саркастической усмешкой.
     - Неужели вы не  можете  установить электрический звонок  или, на худой
конец, колокольчик?
     Ее  вызывающий  тон  заставил  Кавинанта  замолчать.  Сузив  глаза,  он
осмотрел Линден с  ног  до  головы, словно  пытался  оценить  ту  опасность,
которую она собою представляла.
     -  Я  вижу,  вы уже знаете о моей болезни, - сказал он более  спокойным
голосом. - Тогда вам не нужно никаких предупреждений.
     Она кивнула.
     - Меня зовут Линден Эвери. Я врач.
     - Похоже, вы не боитесь прокаженных. Его  сарказм  напоминал по тяжести
дубину, но она противопоставила ему свою иронию.
     - Если бы я боялась больных людей, то не работала бы врачом.
     В его сердитом взгляде читалось недоверие.
     -  Я  врача не вызывал! -  отрывисто  ответил  он. Дверь  снова  начала
закрываться.
     -  Тогда  вы  действительно  один  из  тех,  кого  следует  бояться!  -
язвительно выкрикнула Линден.
     Лицо  Кавинанта  потемнело.  Четко  выговаривая  каждое  слово,  словно
оттачивая острый кинжал, он произнес:
     - Что вам угодно, доктор?
     Его  волевой напор имел почти осязаемую  силу. К  своему стыду,  она не
находила ответа.  Второй раз за этот вечер ее удерживал взгляд, которому она
не могла сопротивляться.  Линден почувствовала,  что краснеет. Рука  сжимала
книгу - единственный предлог для  разговора. Но она торопливо спрятала томик
за спину, не желая повторять ту ложь, которой снабдил ее доктор Биренфорд. У
нее  не  было ответа. Теперь  она видела, что Кавинанту  требовалась помощь.
Однако он ее не просил. Что же ей еще оставалось делать?
     Ощутив внезапный проблеск озарения, она отбросила сомнения и робость:
     - Тот старик сказал мне: ?Будь честной?. Его реакция могла бы  напугать
любого. В глазах Кавинанта появился страх, окрашенный  удивлением  и обидой.
Плечи обвисли,  рот  приоткрылся. Он вышел на  крыльцо,  захлопнул за  собою
дверь и, едва сдерживая ярость, настойчиво спросил:
     - Что за старик?
     Линден встретила его натиск твердо и спокойно:
     - Пожилой мужчина в грязно-желтой мантии. Он внезапно возник у столба в
конце  грунтовой  дороги,  и,  как  только я  увидела  его,  с ним  случился
сердечный приступ.
     На миг ее горло сжала ледяная рука сомнений. Слишком уж быстро  и легко
старик пришел  в себя после обморока. А что  если  он просто притворялся? Но
это невозможно! Его сердце действительно остановилось.
     - Мне пришлось здорово потрудиться, чтобы спасти старика.  А  потом  он
встал и ушел.
     Воинственность  Кавинанта рухнула, как взорванная крепость. Он  смотрел
на  нее с  ужасом и  надеждой,  словно тонул  в  зыбучем песке.  Его  кулаки
судорожно сжимались и разжимались. Взглянув на правую руку Кавинанта, Линден
впервые заметила отсутствие двух последних пальцев. На том, что  осталось от
безымянного, блестело обручальное кольцо из белого золота.
     - Значит, все-таки ушел? - прошептал он дрожащим голосом.
     - Да.
     -Старик в грязно-желтой мантии?
     - Да.
     - После того как вы его спасли? Линден кивнула.
     Солнце зашло за горизонт, и сумерки смягчили морщины на лице Кавинанта.
     - Что он сказал?
     - Я уже говорила об этом. Он посоветовал мне быть честной.
     Ее нерешительность постепенно превращалась в нетерпение.
     - И старик посоветовал это именно вам?
     - Да!
     Кавинант ошеломленно смотрел на ее лицо.
     - О пламя ада! - Он  сгорбился, словно  нес на  плечах  тяжелую ношу. -
Господи, сжалься надо мной! Я не вынесу этого!
     Он отвернулся к двери, открыл ее и на миг остановился.
     - Но почему вы? Вы, а не я?
     Огорченно  махнув  рукой,  Кавинант  вошел  в  дом,  и  дверь   за  ним
затворилась.  Линден осталась стоять на крыльце, словно  девочка, о  которой
все забыли.
     Внезапно ей захотелось что-то сделать, совершить какой-нибудь поступок,
который вернул бы  ее в знакомый Она торопливо подошла к машине и,  сев
за руль, попыталась стряхнуть с себя ошеломление.
     Почему вы?
     Что за  странный  вопрос? Она была врачом, и старик  нуждался в помощи.
Это же так просто и понятно. Или Кавинант имел в виду что-то другое?
     Она вспомнила, что старик произнес еще одну фразу. Кроме ?Будь честной?
он сказал: ?Ты не обманешь надежд, хоть он и будет нападать на тебя?.
     Неужели   загадочный  мужчина   говорил  о  Кавинанте?   Что   если  из
благодарности он пытался предупредить ее о какой-то опасности? Может, старик
был как-то связан с писателем и между ними существовали свои личные дела? Но
какое отношение они имели к ней?
     Нет, никто не мог сымитировать остановку сердца!
     Она подвела  итог  своим  запутанным  рассуждениям.  В  целом  ситуация
выглядела бессмысленной. Вне всяких сомнений, Кавинант  узнал старика  по ее
описанию. И  судя  по  всему, его  психическая  нестабильность подразумевала
серьезную проблему.
     Почувствовав под  руками рулевое колесо, Линден успокоилась. Она завела
машину  и  начала  подавать  назад  для  разворота.  Страх  и  неуверенность
сменились  раздражением.  Она не могла  понять доктора  Биренфорда,  который
отказался обсуждать с ней проблему больного человека - проблему, требовавшую
неотложного  решения.  Сумерки  сгущались. Грунтовая дорога  промелькнула  в
свете фар, и Линден, переключив скорость, закончила разворот.
     Крик,  похожий  на  звон разбитого стекла, заставил ее остановиться. Он
проник сквозь  гул  мотора, и отголоски этого жуткого  вопля завибрировали в
лабиринтах  ее  ума.  Так  могла  кричать  только безумная женщина,  которую
ввергли в агонию боли. И крик доносился из дома Кавинанта.
     Линден  вышла из машины и замерла  на  месте, напряженно вслушиваясь  в
тишину. Вопль больше не повторялся. В нескольких окнах горел свет, но тени в
них оставались неподвижными.  Она не слышала ни ударов, ни звуков насилия. В
вечерней  мгле раздавался  лишь тихий  свист ее взволнованного  дыхания. Она
хотела побежать к дому, но ею овладела нерешительность.
     Что же делать? Заставить Кавинанта открыть  дверь?  Потребовать от него
ответа? Или  просто  уехать? Она уже столкнулась с его  враждебностью.  Да и
какое право она имела вламываться в чужой дом...
     Но о каких правах могла идти речь,  если он терзал и мучил там какую-то
женщину?  Хотя  откуда  ей  об  этом  знать?  Доктор  Биренфорд   говорил  о
медицинской проблеме, а не садизме. Доктор Биренфорд...
     Шепотом выругавшись, она запрыгнула в машину, вдавила в пол педаль газа
и помчалась вперед под хруст гравия  и комьев глины. Через две минуты Линден
свернула  на  шоссе, еще через десять -  добралась до  городских  окраин  и,
сбавив скорость, начала вглядываться в каждый дорожный указатель.
     Когда   она   подъехала   к  дому  главного   администратора,   сумерки
превратились в ночь. На фоне темного неба фасад приземистого  здания казался
мрачным и насупившимся, словно это место хранило какую-то страшную тайну. Но
Линден не колебалась. Взбежав по ступеням, она постучала в дверь.
     Дверь вела на застекленную веранду, которая напоминала нейтральную зону
между домом  и внешним  миром.  Как только Линден  постучала,  на  крыльце и
веранде включился свет. Биренфорд  открыл внутреннюю дверь, аккуратно закрыл
ее за собой и только потом впустил свою гостью.
     Доктор  приветливо  улыбался,  но  его глаза избегали  взгляда  Линден,
словно он чего-то боялся. В уголках набухших век пульсировали синие жилки.
     - Доктор Биренфорд... - мрачно начала она.
     - О, прошу вас, - ответил  он, сложив  ладони  в молитвенном  жесте.  -
Называйте меня Джулиусом.
     - Доктор Биренфорд! -  Линден  больше не хотела поддерживать  дружеские
отношения  с  этим человеком. - Кто  она?  Его глаза снова ускользнули от ее
взгляда.
     - Она?
     - Та женщина, которая кричала. Биренфорд не смел взглянуть ей в лицо.
     -  Значит, Кавинант вам ничего не  рассказал, -  прошептал  он  усталым
голосом.
     - Ничего.
     Немного подумав,  доктор кивнул на  пару кресел, которые стояли в конце
веранды:
     - Присаживайтесь. Я не зову вас  в дом, потому  что там слишком душно и
жарко.  Мне кажется,  здесь нам будет  удобнее,  - Он задумчиво посмотрел  в
окно. - Эта жара не может длиться вечно.
     - Доктор! - воскликнула Линден. - Я слышала крик. Неужели он мучает эту
женщину?
     - О нет! Что вы! - Внезапно Биренфорд рассердился:
     - Не смейте  думать о  нем так плохо! Кавинант делает для нее  все, что
может. Какой  бы  ни  была  причина  ее  мук,  он  не имеет к  ней  никакого
отношения.
     Линден  выдержала   его   взгляд  и,  оценив   искренность  Биренфорда,
окончательно убедилась  в том, что он считал Кавинанта своим другом. Кивнув,
она спокойно произнесла:
     - Рассказывайте, до
     Постепенно улыбка снова вернулась на  его лицо,  и в  голосе  появились
нотки иронии:
     - Может быть, вы все же присядете?
     Покорно вздохнув, она прошла по веранде и села в одно из кресел. Он тут
же выключил свет, и темнота набросилась на них, прыгнув сквозь стекла.
     - Так я буду чувствовать себя свободнее, - проворчал Биренфорд.
     Прежде чем ее глаза успели привыкнуть к мраку, рядом скрипнуло плетеное
кресло. Доктор сел. Какое-то время Линден слышала только его тихое сопение и
нежное стрекотание сверчков. Затем он внезапно заговорил:
     - Мне не хотелось бы рассказывать вам о  некоторых вещах. Кроме того, о
многом  я  вообще  не имею права  упоминать..,  и, наверное, не буду.  Но вы
ввязались в это  дело по моей  просьбе, и теперь я должен дать вам несколько
ответов.
     Он говорил тихо и мягко, как голос ночи; и Линден слушала его, находясь
в  каком-то  странном подвешенном  состоянии.  Сконцентрировав  внимание  на
словах,  словно анализируя  симптомы  болезни,  она  представила  себе облик
Кавинанта - изможденного эмоционального  человека, который сказал ей с таким
изумлением и болью: ?Но почему вы? Вы, а не я?"
     - Одиннадцать лет назад  Томас Кавинант  написал роман,  ставший вскоре
бестселлером. Примерно в то же  время Джоан, его супруга, родила прекрасного
малыша, которого они назвали Роджером. Теперь Кавинант ненавидит свой первый
роман и  считает его пустышкой, но жену  и сына любит по-прежнему  - вернее,
думает, что любит. Лично я сомневаюсь, что это так. Он очень верный человек,
и порою  его любовь кажется  мне  лишь преданностью старым и  добрым дням их
совместной жизни.
     Одиннадцать лет назад инфекция лишила  его двух пальцев на правой руке.
Выявив  проказу, врачи направили Кавинанта в  луизианский  лепрозорий. Джоан
подала  на  развод,  объясняя  это  желанием оградить  ребенка от  больного.
Кавинант счел ее решение благоразумным - вполне  естественной заботой матери
о ребенке. Но мне  кажется, он просто оправдывал свою бывшую жену.  На самом
деле она ужасно перепугалась. Я представляю, какой  страх внушала ей проказа
и  то,  что болезнь  Хансена  могла  сделать с Томасом, а возможно, с  ней и
Роджером. Одним словом, Джоан сбежала с поля боя.
     Судя по тону Биренфорда, он неодобрительно пожал плечами.
     -  Все это только мои предположения. Однако факт остается фактом: Джоан
развелась с ним, и он не оспаривал  ее решение. Через  несколько месяцев его
болезнь приостановили. Он вернулся на ферму. Один. То было трудное время для
Кавинанта.  Все соседи съехали из коттеджей. Некоторые люди в  нашем славном
городе  пытались силой заставить его убраться подальше.  Он дважды попадал в
госпиталь, причем второй раз полумертвым...
     Линден показалось, что доктор содрогнулся при этом воспоминании.
     - Потом  его  болезнь активизировалась,  и мы  снова отправили Томаса в
лепрозорий. Вернувшись домой, он сильно изменился. Ему удалось  восстановить
свой здравый рассудок. За десять лет мы не наблюдали у него ни одного срыва.
Да, Кавинант немного мрачен. Но он уверен в себе, уступчив и, на мой взгляд,
обладает  огромным  состраданием.   Каждый  год   Томас  оплачивает  лечение
нескольких наших бедных пациентов.
     Старик вздохнул.
     - Как странно получается. Те самые люди, которые пытались обратить меня
в  свою  веру,   считают,   что  он  тоже  нуждается  в  спасении.  Кавинант
прокаженный. Он не ходит в церковь, но зарабатывает своими романами неплохие
деньги.  Некоторые  наши  евангелисты  уверены,  что  это  оскорбление   для
Всемогущего.
     Линден  молча слушала.  Профессиональная часть ее ума поглощала факты и
отбрасывала  в сторону субъективные  отступления Биренфорда. Она  вспоминала
изможденное лицо  Кавинанта, и постепенно оно  начинало вырисовываться перед
ней в темноте. В его морщинах Линден видела  печать желчности и одиночества.
В его строгости и выдержке она  узнавала товарища по  несчастью.  О,  как ей
была знакома эта горечь потерь - эта невыносимая боль одиночества.
     Рассказ доктора наполнил ее вопросами. Ей хотелось узнать, где Кавинант
научился такой  выдержке.  Что изменило  его?  Какой  ответ  на вызов  жизни
оказался  достаточно  мощным,  чтобы  защитить  его  от  безумия  и  чувства
обреченности? И почему он вдруг лишился недавно этой силы?
     -  За  последние  десять  лет Томас написал  семь романов, -  продолжал
Биренфорд. - Он говорил мне еще  о трех или четырех набросках, но я ничего о
них не  знаю. Впрочем,  дело не в этом. Романы Кавинанта стали иными.  Любой
несведущий человек просто не поверил бы, что первый бестселлер Томаса и семь
остальных романов написаны одним и тем же  автором. Я согласен с его мнением
о  первой  книге.  Это  дешевка.  Обычная  мелодрама,   пропитанная  потоком
жалостных слез о собственных неудачах. Но другие...
     Если вам представится такая возможность,  прочитайте ?Я ПРОДАЛ БЫ ДУШУ,
ЧТОБЫ ИСКУПИТЬ  СВОЮ ВИНУ?.  В этой книге автор  преклоняется перед невинной
чистотой,  но считает ее абсолютно бесплодной.  Вина  - это сила.  Все люди,
которым  хоть что-то удалось,  в том или ином отношении были грешниками. Уже
само использование  силы есть  грех, но  только виновные  могут  действовать
по-настоящему  эффективно  -  это  касается  и  добрых  дел.  Лишь грешные и
проклятые могут надеяться на спасение.
     Последняя фраза не понравилась Линден. В принципе  она признавала связь
между виной и  эффективностью. Оказавшись свидетельницей  самоубийства,  она
поклялась себе стать врачом, чтобы спасать от смерти  других людей. И Линден
знала,  что  к  знанию и  силе ее  толкало  желание  искупить свою вину. Но,
вспоминая  жизнь,  она  не могла  найти  никакого  подтверждения  тому,  что
спасение ожидало только  грешных и  проклятых. А может быть, Кавинант просто
дурачил доверчивого доктора? Возможно, он давно сошел с ума, но скрывал этот
факт под маской стабильности и сострадания. Или он знал нечто такое, чего не
понимала она.
     Нечто такое, в чем она отчаянно нуждалась.
     При этой мысли ее пронзил  острый  страх. Линден  осознала  наступление
ночи,  стрекотание сверчков и  планки  кресла, которые  впились  в спину. Ей
ужасно не  хотелось  встречаться с  Кавинантом.  Зло толпилось  в  темноте и
заглядывало  в окна.  Но она решила выяснить  то, что интересовало ее больше
всего  остального. Когда Биренфорд  замолчал, она  выдержала долгую паузу, а
затем тихо повторила свой первоначальный вопрос:
     - Так кто же она, доктор?
     Биренфорд тяжело  вздохнул.  Его кресло  скрипнуло,  разметав в темноте
колючие  осколки тревоги и сожаления.  Помолчав какое-то  время, он неохотно
ответил:
     - Его бывшая жена Джоан.
     Линден  вздрогнула.  Ответ  Биренфорда раскрывал  огромный простор  для
догадок  и во многом объяснял  изможденный  и лихорадочный вид Кавинанта. Но
данных еще не хватало.
     - Почему она вернулась?  С ней что-то случилось? Доктор Биренфорд начал
раскачиваться в кресле-качалке.
     - Мы  снова вернулись к тому, о чем  говорили  днем.  Он просил меня не
рассказывать об  этом.  Я не  могу  объяснить  вам,  почему  она  вернулась,
поскольку должен держать слово. И если он прав...
     Его  голос  затих.  Прошло  не  меньше  минуты,  прежде  чем  он  снова
заговорил.
     - Сказать по правде, я и сам не знаю, что с ней случилось.
     Она сердито взглянула в его сторону:
     - Так вот почему вы втянули меня в эту историю.
     - Да, - ответил он, словно признавался в одном из своих грехов.
     - Но в  городе есть и  другие врачи,  -  продолжала Линден. - Вы  могли
обратиться к  специалисту. - Внезапно у нее  перехватило горло; ей  пришлось
несколько раз сглотнуть, чтобы  закончить фразу.  - Почему  вы обратились за
помощью ко мне?
     -  Видите  ли, я  предполагал...  - Она  представила  себе  его  кривую
ухмылку.  -  Конечно,  мне следовало бы сослаться сейчас на  вашу прекрасную
подготовку. Но  на  самом деле я обратился к  вам только из-за  того, что вы
похожи  на Кавинанта. Вы бы с ним обязательно  договорились - появись у  вас
такая возможность.
     - Понимаю.
     Линден  подавила стон  души.  Неужели  это так очевидно? Как бы  она ни
скрывала  свои проблемы  и  горькое одиночество,  они  все равно  оставались
выставленными  напоказ.  Чтобы  как-то успокоиться,  она вскочила с  кресла.
Былая злость окрасила голос в ворчливые тона:
     - Я смотрю, вам нравится разыгрывать из себя Бога.
     Биренфорд немного помолчал, а затем ответил, грустно и тихо:
     - Если вы имеете в виду наши отношения, то нет, я не разыгрываю из себя
Бога. Во всяком случае, я не рассматриваю это таким образом.  Но  ситуация с
Джоан оказалась выше моего понимания. Поэтому я и прошу у вас помощи.
     "Помощи! - возмущенно подумала Линден. - О Боже, спаси меня и помилуй!"
     Тем не менее она подавила слова протеста и заставила  себя успокоиться.
Доктор Биренфорд вновь нажал на  тот нерв, который заставлял ее подчиняться.
Не желая признавать отсутствие выбора и показывать свою слабость, она прошла
мимо него к двери.
     - Спокойной ночи, до
     - Спокойной ночи, Линден.
     Биренфорд не просил ее сделать что-то конкретное.  Очевидно, он понимал
возникшие проблемы. Или, возможно, у него просто не хватало смелости.
     Она села в машину и поехала назад на Небесную ферму. Ее седан  не спеша
катил  по дороге, пока Линден  приводила  в  порядок  свои  мысли.  Да,  она
действительно  не  имела выбора  - но не  из-за того,  что была беспомощной.
Истина заключалась в том,  что Линден сделала свой выбор давным-давно, когда
решила стать врачом. Она по собственной  воле избрала такой путь  жизни и ни
разу  не пожалела о  принятом решении.  Конечно, нелегкая судьба врача часто
создавала неудобства и  причиняла боль. Но тут уже ничего не поделаешь. Боль
можно встретить везде. И до  сих пор Линден справлялась с тем,  что выпадало
на ее долю.
     Свернув на  грунтовую  дорогу,  она вдруг вспомнила,  что  не  спросила
Биренфорда о старике.
     В окнах дома горел  свет. Колючие  огоньки  мигали из-за  деревьев  как
жалкие остатки того, что уже  проглотила ночь. Луна еще больше усиливала это
впечатление.  Ее  светлый,  почти полный диск превращал пустое  поле в озеро
жидкого  серебра  -  жутковатое  и  бездонное. Лунное  сияние  застревало  в
частоколе темных деревьев, и особняк скрывался в густой тени.  Глотнув сырой
воздух,  Линден  сжала  руль еще  крепче. Чувства  обострились и напряглись,
словно впереди ее ожидала какая-то опасность.
     Она намеренно остановилась в двадцати ярдах от дома, оставив машину под
светом луны.
     Будь честной.
     Но Линден не знала, как выполнить этот совет.
     Очевидно,  свет  фар  предупредил Кавинанта о ее приближении. Едва  она
направилась к двери, снаружи зажглась лампочка, и хозяин вышел на крыльцо. В
желтом  пятне   электрического  освещения  его  силуэт  казался  грозной   и
призрачной тенью. Она не видела лица мужчины.
     -  Доктор Эвери,  - произнес он дребезжащим голосом, похожим на скрежет
пилы. - Прошу вас, уходите.
     -  Нет. -  Порывистость дыхания заставляла ее говорить резко - по слову
за один раз. - Я не уйду, пока не увижу ее.
     - Кого вы имеете в виду?
     - Вашу бывшую жену.
     Он молча смотрел на нее почти минуту. Потом ворчливо произнес:
     - Что еще рассказал вам этот ублюдок?
     Она пропустила его гневное замечание мимо ушей.
     - Вам нужна помощь.
     Его плечи приподнялись, как будто он давил в себе колючий ответ.
     -  Биренфорд ошибся.  Мне  не  нужна помощь.  Я  не  хочу  вас  видеть.
Уезжайте.
     - Нет.
     Ее голос снова стал спокойным и ровным.
     -  Он  прав. Вы  истощены. Опекая  ее  в  одиночку, вы  довели себя  до
предела. Я могу помочь, Кавинант.
     - Вы ничем ей не поможете,  -  прошептал он, отвергая ее предложение. -
Джоан не нужны доктора. Она просто хочет побыть наедине с собой.
     - Мне кажется, я должна ее осмотреть.
     Когда Линден попыталась пройти мимо него, он преградил ей путь:
     - Вы нарушаете права частного жилища. Уходите, или я буду жаловаться на
вас шерифу.
     Она и  сама понимала незаконность своих действий.  Абсурдность ситуации
привела ее в ярость.
     - Черт возьми! - огрызнулась она. - Чего вы так боитесь?
     - Вас!
     От его голоса веяло могильным холодом.
     - Меня? А что вы знаете обо мне?
     -  Ничего.  Но  ведь  и вы не знаете меня;  не  знаете о том, что здесь
происходит. Вам  этого не понять, поэтому лучше не вмешивайтесь. - Он вонзал
в нее слова,  как  острые ножи. -  Вас  в это  дело втравил Биренфорд. А тот
старик... - Кавинант набрал в легкие побольше воздуха и гневно закричал:
     - Он выбрал вас  потому, что вы спасли ему жизнь! Но если  бы вы только
знали, что  все  это значит!  У  вас нет ни малейшего понятия о  том,  какую
судьбу он вам уготовил. К черту! Я  не собираюсь отвечать за  его  поступки!
Уходите отсюда!
     -  Да  объясните же,  при чем здесь этот  старик?  -  Она действительно
ничего не понимала. - Почему вы считаете,  что моя встреча с ним имеет к вам
какое-то отношение?
     - Потому что я знаю!
     -  И что вы знаете? - Она больше не могла  терпеть  его снисходительный
тон. -  Что в вас такого особенного? Проказа? Вы думаете, что только вам так
больно и одиноко? Не будьте самонадеянным, Кавинант.  В нашем  мире страдает
очень  много  людей,  и поверьте:  чтобы  понять  их,  не  обязательно  быть
прокаженным.  Почему  же,  черт возьми,  вы претендуете  на какое-то  особое
знание?
     Гнев  Линден застал его  врасплох. Она не видела лица Кавинанта.  Но он
немного пригнулся, рассматривая ее глаза, а затем осторожно сказал:
     - Во мне нет ничего особенного. Тем не менее я давно уже вляпался в это
дело  и  знаю  много  такого, что вам пока неизвестно. Мне вряд  ли  удастся
объяснить суть вопроса, но я должен вас предупредить: не  вмешивайтесь в то,
чего не понимаете.
     -  А вы расскажите. Дайте  мне понять. Чтобы я могла сделать правильный
в
     - Доктор Эвери!  -  Его  голос стал  резким  и  грубым. -  Возможно,  я
действительно  не  имею  прав на  личные страдания. Возможно, болезни и горе
людей уже стали предметами публичного обсуждения. Но это дело мое! Мое, а не
ваше!
     Горячность Кавинанта лишила ее слов. Она искала достойный ответ, однако
сомневалась, что ей удастся найти какой-то весомый довод. Его знание, боль и
пережитые испытания превосходили ее собственный опыт. Но  она не могла уйти.
Ей требовались объяснения.
     Густой и влажный воздух превращал свет звезд в размытые пятна. Так и не
отыскав никаких аргументов, Линден притворилась, что не поняла его:
     - Старик посоветовал мне быть честной. Однако он говорил и о другом.
     Кавинант  отпрянул от нее. Она хранила  молчание,  пока двусмысленность
ситуации не побудила его спросить хрипловатым шепотом:
     - И о чем же он говорил?
     -  Старик сказал: ?Не бойся. Ты не  обманешь  надежд,  хоть  он и будет
нападать  на тебя?.  - Линден  замолчала,  не  желая произносить остального.
Плечи Кавинанта вздрогнули. - О ком он говорил? О вас или о другом человеке?
О том, кто навредил Джоан?
     Кавинант  не отвечал. Закрыв лицо руками,  он душил свои  эмоции. С его
губ сорвался тихий стон.
     - Говорите, Кавинант! Неужели со  мной что-то должно  случиться?  Какое
отношение имеет ко мне этот старик? И почему вы сказали, что он меня выбрал?
     - Он использует вас.
     Его  ладони  по-прежнему закрывали  лицо  и  рот. Однако  через  минуту
Кавинант  успокоился,  опустил  руки и заговорил бесцветным тусклым голосом,
похожим на пепел:
     - Он как Биренфорд.  Считает, что я нуждаюсь в помощи Старик решил, что
на  этот раз мне не справиться  в одиночку. - Злость  в  его  словах угасла,
словно он лишился последних сил.  - Единственное их отличие  состоит  в том,
что нищий знает столько же, сколько и я.
     -  Тогда расскажите  о том, что  вам известно, -  настаивала Линден.  -
Позвольте и мне разобраться в этом деле.
     Кавинант упрямо поднял голову и вновь заслонил собой свет лампы.
     - Нет. Наверное, мне  не удастся удержать вас от броска  в неизвестное,
однако содействовать этому я не собираюсь. Если вы хотите свернуть себе шею,
поступайте  как  знаете,  но  на мою помощь  можете  не рассчитывать.  -  Он
отвернулся, словно уже все сказал, потом холодно добавил:
     - И передайте болтуну Биренфорду, что он мог бы иногда доверять мне для
разнообразия.
     У  Линден  тут же  появился язвительный ответ. Она хотела спросить его,
при чем  здесь  до А  что  тогда сказать о  нем? Разве  он  кому-нибудь
доверял? Но едва  она открыла рот,  как ночную тишину рассек ужасный женский
крик.
     Женщина кричала  истошно  и  дико. В  ее  голосе  чувствовался безумный
страх. Казалось, что это визжала сама ночь.
     Услышав крик, Линден рванулась к двери. Кавинант схватил ее за руку, но
она вырвалась из его неловких пальцев и сердито произнесла:
     - Я врач!
     Не  дав ему  опомниться, она  проскользнула  в  прихожую и зашагала  по
коридору.
     Дверь  вела  в  гостиную. Несмотря на ковер  и книжные  шкафы,  комната
выглядела пустой и неуютной. В ней не было ни картин, ни украшений; в центре
находилась  длинная выпуклая  софа,  рядом с которой стоял кофейный  столик.
Между мебелью и стенами оставалось широкое пространство.
     Быстро осмотревшись,  Линден ринулась  на кухню, посреди которой стояли
стол и  два  деревянных стула.  Она  свернула в  небольшой кор Кавинант
торопливо шагал за ней следом.
     Пройдя мимо ванной и спальни, она направилась к двери в конце  коридора
- единственной,  которая оказалась  закрытой.  Как только  Линден попыталась
открыть ее, Кавинант схватил ее за руку:
     - Постойте...
     Она ожидала услышать в его голосе отголоски какой-нибудь эмоции - нотки
горечи, гнева или протеста. Но голос Кавинанта был монотонным и тихим:
     - Поймите, есть только один способ навредить человеку, который уже  все
потерял. Вернуть ему что-нибудь любимое, но в сломанном виде.
     Линден открыла дверь. Он отступил, позволив  ей войти. Она  переступила
порог и осмотрела ярко освещенное помещение.
     Посреди  комнаты  на  железной  койке  сидела Джоан.  Матерчатые ленты,
привязанные к лодыжкам и запястьям,  оставляли ей некоторую  свободу, но  не
позволяли  сблизить руки. Длинная ночная сорочка  из  хлопчатобумажной ткани
перекрутилась  от конвульсивных движений и задралась вверх,  едва  прикрывая
тонкие  бедра. На шее  висела серебряная  цепочка с  обручальным  кольцом из
белого золота.
     Джоан даже не посмотрела на Кавинанта. Взгляд ее устремился к Линден, и
бешеная ярость исказила  ее лицо. Безумные  глаза  придавали ей  сходство  с
взбесившейся львицей; из горла  вырывались скулящие стоны. Мертвенно-бледная
кожа плотно обтягивала выступавшие кости.
     Вздрогнув  от  подсознательного отвращения, Линден  почувствовала  себя
бессильной.  Ей  еще  никогда  не  приходилось  сталкиваться с  такой  дикой
свирепостью,  которая в один миг сковала  тело животным страхом  и разрушила
все ее концепции о недугах и  болезнях. Эта концентрированная и убийственная
дикость не имела ничего общего с обычной болью и человеческой слабостью. Она
была  квадратурой  ненависти и зла. Волевым усилием  Линден  заставила  себя
подойти к кровати. Но когда она приблизилась к Джоан и протянула руку, чтобы
пощупать лоб женщины, та укусила ее  за  ладонь,  словно  озлобленная кошка.
Линден непроизвольно отскочила назад.
     - О Господи! - прошептала она. - Что же с ней такое?
     Джоан  подняла голову  и  пронзительно  завизжала.  То  был  крик души,
обреченной на вечные муки.
     Кавинант молчал.  Горе исказило  черты его лица. Он подошел  к Джоан и,
склонившись  над  узлом, развязал ее левое запястье.  Она тут же вцепилась в
его руку  ногтями, а затем всем телом подалась  вперед, намереваясь  укусить
Кавинанта. Он уклонился и схватил Джоан за предплечье.
     Линден с  ужасом наблюдала, как он позволял  своей бывшей жене царапать
его правую  руку. На  коже проступила  кровь.  Смочив  в ней  пальцы,  Джоан
поднесла их ко рту и жадно слизала красные капли.
     Очевидно, вкус крови вернул ей рассудок. Признаки бешенства поблекли на
ее  лице,  взгляд  смягчился,  и на  глаза  навернулись  слезы.  Губы  Джоан
задрожали.
     -  О, Том,  -  произнесла она  слабым  голосом.  - Прости меня. Я снова
сделала это... Он в моем уме, и я не могу изгнать его  оттуда.  Он ненавидит
тебя. Он заставляет меня... Заставляет...
     Она  надломленно зарыдала. Краткие мгновения ясного  сознания причиняли
ей такую же острую боль, как и периоды помрачения. Кавинант сел на  койку  и
обнял Джоан за плечи.
     - Я все знаю, милая. Я понимаю тебя.
     В его голосе звучала мучительная тоска.
     - Том, - рыдая, просила Джоан. - Помоги мне. Помоги.
     - Я постараюсь.
     Судя по его тону, он пошел бы ради нее на любые жертвы и испытания. Его
любовь и сострадание не устрашила бы никакая жестокость.
     - Скоро он пойдет  в атаку, - прошептал Кавинант. -  Еще пара дней, и я
освобожу тебя из его плена.
     Рыдания  Джоан стали тише. Ее мышцы начали расслабляться. Страх и  силы
покидали  истощенное тело. Как только  Кавинант помог ей улечься на постели,
она закрыла глаза  и тут же уснула,  засунув в рот пальцы, словно  маленький
ребенок.
     Подойдя к туалетному столику, Кавинант достал  из аптечки ватный тампон
и вытер кровь на исцарапанной руке.  Потом осторожно и нежно вытащил  пальцы
Джоан изо рта, привязал ее запястье к спинке кровати и повернулся к Линден -
К счастью, это  не  очень больно, - сказал  он  с кривой  усмешкой. - Как вы
знаете, проказа притупляет чувствительность нервных окончаний.
     Печаль ушла с его лица, оставив только усталость от неизлечимой боли.
     Взглянув на пропитанный кровью тампон,  Линден  поклялась себе избавить
Кавинанта от страданий. Однако ее рассудок  уже расписался в поражении, не в
силах противостоять болезни Джоан. Она не смела вступать в борьбу с подобным
Злом. И не могла понять того, что  увидела в этой женщине. В какой-то миг ей
захотелось заплакать, но старая привычка к самоконтролю удержала ее от слез.
Доктор Эвери не простила бы себе трусливого бегства в ночь.
     - Теперь вы должны рассказать мне, что  с ней произошло,  -  произнесла
она мрачным тоном.
     - Да, - шепотом ответил Кавинант. - Наверное, вы правы.

     Беда
     Он молча повел ее в  гостиную. Его ладонь дрожала  на запястье  Линден,
словно соприкосновение их рук вызывало у него тревогу и страх Когда она села
на софу, Кавинант кивнул на свою поцарапанную руку и, пожав плечами, оставил
ее одну. Линден не возражала.  Неудача с Джоан ошеломила ее до глубины души,
и ей требовалось время, чтобы восстановить самообладание.
     Так что же ее потрясло? В кровожадном голоде Джоан она увидела признаки
одержимости  -  болезни, в  которую Линден  как врач  никогда не верила. Она
привыкла  жить  в мире лекарств и  лечения, где  функциональные расстройства
вели от здоровья к недугам, а дальше  к выздоровлению или смерти Мистический
аспект добра  и зла не  имел для нее  никакого значения.  Но Джоан..  Откуда
взялась эта неудержимая злоба? Как она только могла.
     Когда  Кавинант вернулся с  перевязанной рукой, она повернулась к нему,
молча требуя объяснений.
     Он  отвел  взгляд в сторону  и  печально опустил  голову. Сутулая  поза
придавала ему вид несчастного и всеми отвергнутого человека. Тонкие морщинки
в уголках глаз  казались  шрамами  горя.  Рот,  привыкший  к частым отказам,
кривился  в  показном  пренебрежении.  Помолчав  минуту,  Кавинант  смущенно
произнес:
     - Теперь вы понимаете, почему я скрываю ее от глаз посторонних людей. -
Он начал расхаживать  по  комнате. -  О ней  знают только Биренфорд и миссис
Роман...  -  Кавинант  произносил  слова  так  медленно  и  бережно,  словно
вытягивал их  из  тайников  сердца.  -  Закон  не  одобряет  насильственного
удержания людей в неволе -  даже  если они находятся  в таком состоянии.  Мы
разведены, и я не имею  на  Джоан никаких прав. Вообще-то, мне полагалось бы
сообщить о ней шерифу и передать ее  властям. Но  я так долго  живу вдали от
общества, что закон меня больше не интересует.
     -  А что с ней произошло? -  спросила Линден. Ее голос дрожал, и она не
скрывала  этого.  После  встречи  с Джоан ей  уже  не  хотелось притворяться
спокойным и всезнающим эскулапом. Кавинант тяжело вздохнул.
     -  Ей  необходимо причинять  мне боль. Мои  страдания  нужны  Джоан как
воздух... Жажда  крови  делает  ее  свирепой и  жестокой,  но  это наилучший
способ, который она могла придумать для самобичевания.
     Профессиональная  часть ума Линден тут же поставила диагноз. ?Паранойя,
- с  содроганием  подумала  она. -  О Боже!  Кавинант  - параноик?.  Подавив
щемящую тоску, она продолжала задавать вопросы:
     - Но почему? Что с ней произошло?
     Кавинант  остановился  и  посмотрел на Линден,  оценивая ее способность
верить. Она замерла, ожидая ответа, но он снова начал мерить комнату шагами.
Наконец слова посыпались из него рваными монотонными фразами:
     -  Биренфорд  считает,  что  это психиатрическая  проблема.  Однако  он
ошибается, можете мне поверить. Поначалу Джулиус хотел забрать ее у меня, но
потом понял, почему я хочу заботиться о Джоан. Или, вернее, о том несчастном
существе,  в которое она  превратилась. Его  жена  больна параплегией, и  он
никогда  не стал бы сваливать  заботу о ней на других. Кроме того,  я еще не
говорил ему о том, что Джоан пристрастилась к крови.
     Он снова ускользнул от ее вопроса. Линден решила проявить терпение:
     - Значит, это не психиатрическая проблема? Хорошо, допустим, что доктор
Биренфорд поставил неверный диагноз. Но что же тогда происходит с Джоан?
     Кавинант задумался на минуту, а затем отрешенно сказал:
     - Биренфорд не знает, что явилось причиной ее болезни.
     - А вы, конечно, знаете, - съязвила она. - Удобная отговорка.
     - Нет, это не отговорка. Это правда. К  сожалению,  вы не можете понять
происходящее, поскольку не имеете основополагающих данных.
     - Откуда у вас, черт возьми,  такая уверенность?  - Тиски  самоконтроля
превратили ее  голос в колючее жало. - Я провела половину жизни, изучая боль
других людей.
     Ей хотелось добавить, что перед ним сидит врач, а не сопливая девчонка.
Ей  хотелось сказать,  что  таких, как он, им  показывали в клиниках  еще на
первом курсе. Но ее язык  не выговаривал подобных слов. Она не могла унизить
человека...
     Кавинант  поморщился,  решив,  очевидно,  что  она  потребует  от  него
доказательства  того,   о  чем   он  говорил.   Его  голова  поникла,  плечи
приподнялись, и Линден начала  сомневаться в том, что  когда-нибудь  получит
ответ на свой вопрос.
     - Я и сам бы  ничего не знал, - вдруг начал он свой рассказ, - но месяц
назад мне позвонили  ее родители.  Они  не  ожидали от меня  особой  помощи,
однако горе заставляло их хвататься за соломинку. Они  сообщили мне все, что
им было известно.
     История стара как Она кажется  новой только из-за способа, которым
нанесла  нам  вред.  А  началось  все  одиннадцать  лет  назад,  когда Джоан
развелась со мной, узнав  о моей болезни. Она забрала Роджера  и вернулась в
свою  семью,  посчитав  свое  решение  оправданным  шагом.  За  долгие  годы
одиночества  я приучил себя к мысли, что она  была права. Вы же знаете, дети
более подвержены проказе, чем взрослые.
     Я твердил себе, что она развелась со мной  ради Роджера  - только  ради
него.
     Впрочем, на  самом деле мы не верили в это. В глубине сердца она знала,
что  предала  меня. Наверное, тяжело  прощать себя  за то, что ты бросаешь в
беде любимого человека - того,  кто нуждался в тебе и твоей поддержке. Такой
поступок разрушает самоуважение.  Он,  как проказа, разъедает  нутро. Душа и
совесть покрываются гнойными ранами. Человек становится моральным калекой. И
эта участь постигла Джоан. Вот почему она начала искать духовное исцеление.
     Его голос  и приведенные им  факты успокоили Линден.  Она вдруг  начала
осознавать  особенность его  походки - вернее,  ту  неловкую осторожность, с
которой  он  передвигался по  комнате. Кавинант обходил  кофейный столик  на
такой дистанции, будто тот представлял для него огромную опасность. Время от
времени он осматривал свое  тело, поочередно проверяя руки, ладони,  стороны
торса и  ноги. Казалось, он выискивал какую-то рану, о которой еще ничего не
знал.
     Она читала  о такой манере поведения. Его  осмотр  тела назывался ВСК -
визуальным самоконтролем. Эта техника, наряду  с осторожностью передвижения,
являлась  частью  лечебной   программы,  которую  он  усвоил  в  лепрозории.
Поскольку  проказа  повреждала нервы, больные часто  не  замечали полученных
травм.  Они  могли удариться,  обжечься, оцарапаться  и  порезаться,  но  не
обратить на это внимания. И тогда необработанные раны вызывали инфекцию. Вот
почему  Кавинант  двигался с  такой  нарочитой осмотрительностью,  а  особая
расстановка  мебели уменьшала  риск  случайных  столкновений. Вот  почему он
регулярно осматривал себя, выискивая угрозу своему здоровью.
     Это  объективное профессиональное наблюдение за Кавинантом вернуло ее к
привычной манере поведения. Доктор Эвери вновь вошла в свой образ. От былого
нетерпения не осталось и следа. Она внимательно прислушивалась к его путаным
объяснениям. Тем временем Кавинант продолжал свой рассказ:
     -  Сначала Джоан облюбовала психологию.  Ей хотелось  убедить себя, что
комплекс вины порожден  ее  умом,  а умы  можно  выправлять,  как вывихнутые
пальцы. Она меняла направления и школы, словно  перчатки. Бедняжке казалось,
что ее проблема имела ментальный, а не духовный хара
     Родители  Джоан не одобряли  увлечений  дочери.  Тем не менее старались
сохранять терпение. Им хотелось создать для Роджера нормальную  и стабильную
семейную обстановку.
     И вот когда они уже поверили, что их дочь преодолела  кризис, она вдруг
махнула  рукой на  научные догмы и отправилась в  церковь. Какое-то время им
казалось, что религия  даст  Джоан  окончательный ответ, но вера  в  Бога не
принесла  ей  облегчения.  То,  что  хорошо  для многих,  часто  оказывается
недостаточным  для  решения  личных  проблем. К  тому  же болезнь Джоан  уже
прогрессировала. Год назад она стала фанатичной сектанткой. Забрав Роджера у
родителей,  она  примкнула  к  одной из  общин,  где  людей  обучали экстазу
унижения, а любовь к Богу подменяли идеей массового самоубийства.
     Я  представляю себе ее отчаяние... Большую часть  жизни она верила, что
всегда  и  во  всем  права. Но потом, после долгих  лет поражений, у нее  не
оставалось сил для борьбы, и она отреклась от себя. Отреклась! А ради чего?
     Слова об отречении не убедили Линден. В своей практике она сталкивалась
с концепцией Бога не  чаще,  чем  с понятиями добра  и  зла. Но  страстность
Кавинанта  захватила бы кого угодно. Его  глаза сияли от горьких  слез; губы
стали прямыми, как острое лезвие. И он верил в то, о чем говорил.
     Наверное,  Кавинант  заметил  ее  сомнения.  В  его   голосе  появились
отголоски той лютости, которую она наблюдала у Джоан.
     -  Я  думаю,  вы  можете  понять,  через  что  она  прошла.  Для  этого
необязательно верить в Бога. Душа Джоан страдала от душевного недуга.  А  от
подобных мук еще не придумали порошков и таблеток. Скорее всего, она даже не
знала, что  ей  требовалось  лечить.  Она  искала какую-то магию  или  силу,
которая вошла  бы в нее и уняла невыносимую боль... Испытав на себе все мази
мира, человек задумывается об огне. Джоан решила сжечь свою боль. Она решила
наказать себя, отречься от тела и тем самым избавиться от собственной гнили.
     Его голос надломился и угас,  но через  несколько секунд  Кавинант взял
себя в руки:
     -  Мне тоже известно это чувство.  Но она  уже не могла  сопротивляться
Злу.  Джоан открылась  ему,  и  он  увидел  в  ней идеальный инструмент  для
исполнения своих гнусных целей. Он  овладел ее телом и душой, а она была так
больна, что уже не понимала, для чего понадобилась ему.
     "О  ком он говорит? - с удивлением подумала Линден. - Кого  он  имеет в
виду?"
     - Ее  родители ничего об этом не знали. Но они все больше тревожились о
состоянии дочери. Шесть недель назад она  разбудила их посреди ночи и начала
бормотать какую-то ерунду. Джоан твердила им, что имела пророческое видение,
в  котором  Владыка возложил на нее священную миссию. Отныне она должна была
нести горе злым,  смерть  больным и  кару  неверующим.  Из ее бредовых  фраз
родители уяснили  одно -  Джоан просила их позаботиться о Роджере. Потом она
куда-то ушла. И с тех пор они ее больше не видели.
     Через  пару недель" они позвонили  мне. Но в то время я ничем не мог их
утешить.  Сказать  по  правде, я даже  не  подозревал, что  у  нее  возникли
проблемы...  А  еще через две  недели  Джоан объявилась здесь.  Проскользнув
незаметно  в дом, она застала меня спящим и попыталась перегрызть мне горло.
Наверное, ей это удалось бы, не будь она такой истощенной и слабой. Я думаю,
Джоан прошла пешком два штата.
     По-видимому, Кавинант устал  от бесконечного блуждания по  комнате. Его
руки дрожали; покрасневшие глаза  придавали лицу болезненный  вид. Как долго
он обходился без сна  и  покоя? Неужели две  недели? Он сел  на край софы, и
Линден  повернулась  к нему, продолжая слушать.  Какой-то частью ума она уже
придумывала предлог, чтобы дать ему успокаивающее лекарство.
     -  Мы с Биренфордом заботились о ней как могли. Я ввел его в курс дела,
потому что он не только врач, но и мой  друг. Джулиус считал, что я не прав,
оставляя Джоан на  ферме,  однако  оказывал  мне посильную помощь  и  хранил
молчание - до тех пор пока не проболтался вам.
     Усталость высосала  его злость, и  последняя  фраза прозвучала уныло  и
печально.
     -  Я пытался  достучаться до ее разума, а  он давал ей лекарства, чтобы
прояснить  ум и  успокоить  нервы. Мы  кормили  Джоан  и  по  очереди  несли
дежурство у ее постели. Что-то  происходило с ней, когда она оставалась одна
в темноте.  Джоан превращалась из человека в  неистового зверя...  Иногда  я
даже боялся, что она сломает себе руку или что-нибудь еще.
     Кавинант замолчал, словно  исчерпал  свою историю  и силы. Почувствовав
недосказанность,  Линден  тактично   удержалась  от  дальнейших  расспросов.
Кавинанту требовалась  помощь и избавление  от невыполнимых обязательств. Он
нуждался в покое и сне.
     - Может быть, ее действительно стоит перевести в госпиталь? - осторожно
спросила она. - Я  не сомневаюсь  в  достоинствах доктора  Биренфорда.  Но в
стационаре  есть такие  виды диагностических процедур,  которые он не  может
использовать здесь. Если бы Джоан попала в госпиталь...
     Он вдруг резко придвинулся к Линден, заставив ее отшатнуться. Его слова
обжигали, как раскаленные угли:
     - Если  Джоан  туда попадет,  ее будут держать  в смирительной рубашке,
насильно  кормить  три раза в  день и  накачивать наркотиками,  пока она  не
забудет свое  собственное имя.  Электрошок превратит ее  мозг  в желе,  если
только Бог не  сжалится  над  бедняжкой и не призовет Джоан к  себе. О каком
лечении  вы  говорите? Черт бы  вас всех побрал! Она моя жена! Я по-прежнему
ношу это проклятое кольцо! И я не позволю над ней издеваться!
     -  Так  вот  как вы  думаете о врачах? - Неудача  заставила ее пойти  в
контратаку.  - Вы  считаете  нас садистами,  которые издеваются над больными
людьми?
     Кавинант постарался сдержать свой гнев и тихо сказал:
     -  Иногда врачи пытаются лечить людей, даже не понимая их проблем.  Это
не  всегда   приводит  к  хорошим  результатам.  В  данном  случае  медицина
бессильна.
     - Откуда  у вас  такая  уверенность? -  Ей  не хотелось сердить его, но
профессиональная гордость  настраивала ее  на язвительный  тон. - Неужели вы
надеетесь исцелить Джоан собственными силами?
     Он  вздрогнул. Ярость и боль  терзали  его  усталое сердце, и  Кавинант
давил их в себе, как гремучих змей. Взглянув на Линден, он мрачно произнес:
     - Она пришла ко мне. Ко мне, а не к вам!
     - Джоан безумна. Она не знает, что творит...
     - Но я-то знаю. - Его упрямство было непреклонным. - Мне понятны истоки
ее болезни. И я единственный, кто может ей помочь.
     Линден нахмурилась и сухо спросила:
     - Так что же вы поняли, Кавинант?
     Он вскочил на ноги.  Несмотря  на  общую  слабость,  его фигура внушала
страх и уважение. Глаза, как факелы,  метали  искры. Каждое слово вырывалось
изо рта, будто обломок гранита из катапульты.
     - Джоан одержима.
     Линден изумленно взглянула на него:
     - Одержима?
     На ее лице появилось разочарование. Кавинант говорил на языке, которого
она не  понимала.  Шел  двадцатый  век, и последнюю сотню  лет  медицина  не
воспринимала одержимость всерьез. Линден поднялась с софы.
     - Послушайте, Кавинант! Вы в  своем уме? Она  ожидала, что он отступит.
Но  этот  мужчина  обладал  ресурсами,  о которых  она ничего  не знала.  Он
выдержал ее взгляд, и выражение его лица, просветленное  каким-то внутренним
убеждением, заставило Линден  осознать свою собственную моральную  скудость.
Кавинант печально отвернулся -  но не  потому, что  был  смущен или  признал
поражение.
     Нет, он отвернулся, чтобы не смущать ее превосходством своего знания.
     - Мне жаль, что вы не понимаете, - прошептал он, не поворачивая головы.
- Истина обретается  вместе с опытом. Вы просто не подготовлены к встрече  с
такой проблемой.
     -  Ах  вот  как!  -  воскликнула  она, не  в  силах  больше  сдерживать
раздражение.  -  Могу  признать,  что  впервые  вижу  такого  самонадеянного
человека. Вы стоите, болтаете вопиющий вздор,  а  когда я задаю какой-нибудь
вопрос, говорите, что мне не хватает  опыта и  мозгов. Прекрасная отговорка,
но вы не видите бревна в своем глазу...
     - Доктор Эвери! - Его голос стал  тихим  и  тревожным. - Я  и словом не
обмолвился о ваших мозгах.
     Но Линден не  желала слушать  оправданий. Ее язвительность вырвалась на
свободу и превратилась в кипящую кислоту.
     -  Вы страдаете классической  паранойей, мистер Кавинант.  Вам кажется,
что каждый, кто опровергает вас, либо слаб  на голову, либо недостоин вашего
общества. Этот случай описан во всех учебниках.
     В порыве безрассудной ярости  она повернулась на каблуках и зашагала  к
двери, убегая от него и  в то же  время сопротивляясь собственной  трусости.
Кавинант попытался удержать ее за  руку, но Линден начала вырываться с таким
отчаянием и бешенством, словно он был насильником или бандитом.
     Кавинант  отступил. Его  руки упали. Ладони подергивались, как будто он
хотел сложить  их в жесте мольбы. Лицо омрачилось от невыразимого сожаления.
Линден интуитивно понимала, что могла спросить его в этот миг о чем угодно и
он дал бы ей честный ответ.
     - Простите меня, - прошептал Кавинант. - Вы попали в тяжелое положение,
и мне, очевидно, не удастся облегчить ваш в Но клянусь вам, я знаю, что
делаю.  Постарайтесь  учесть  это,  когда   будете  принимать  окончательное
решение.
     Язвительный  ответ,  который  вертелся   на  ее  губах,  через  секунду
обтрепался  по  краям,  и  Линден проглотила его горькие остатки. Ее  душила
злоба - злоба на себя,  потому что Кавинант  еще раз  показал ей, как сильно
она  ошибалась.  Подавив  унылый  стон,  Линден  повернулась  к нему,  чтобы
извиниться.  Но он заслуживал  чего-то большего,  чем извинения. Не  в силах
взглянуть ему в глаза, она осторожно сказала:
     -  Позвольте мне  немного  подумать.  Обещаю  не предпринимать  никаких
действий до тех пор, пока еще раз не побеседую с вами.
     После  этого  Линден  покинула  дом  Кавинанта,  откровенно  убежав  от
настойчивости его непонятных убеждений. Руки предательски дрожали, когда она
открывала  дверь машины  и  вставляла  ключ  в замок  зажигания. Болезненный
привкус неудачи преследовал  ее  всю дорогу, пока  она  в  конце  концов  не
вернулась в свою новую, еще не обжитую квартиру.
     В тот миг  ей хотелось покоя и уюта. Но грязные стены  смотрели  на нее
пустым недружелюбным взором, а ободранные доски пола визжали под ногами, как
жертвы инквизиторских пыток. Всего лишь день назад это не смутило бы Линден.
Она  привыкла к подобному  жилью. Профессия врача приучила  ее  к лишениям и
отсутствию удобств. Однако теперь, впервые после  смерти отца, ей захотелось
покоя - уюта и покоя. Она устала от мира, где все было чужим.
     Не имея другой альтернативы, Линден отправилась в постель.
     Напряженные  мышцы  и  сырые  простыни  не  давали  уснуть.  Она  долго
ворочалась с  боку на  бок, пока  наконец  не провалилась в сон, наполненный
потом и страхом горячей ночи. Старик, Кавинант и Джоан наперебой говорили  о
Нем, предупреждая ее о  смертельной опасности. Он был тем, кто овладел телом
и  разумом Джоан, используя ее  для злобных и невыразимо гнусных  целей.  Ом
хотел  навредить  им всем, но  Злу пришлось вернуться в  свое тайное логово,
потому что Линден утонула в глубокой дремоте и потеряла нить сновидений.
     Ее разбудил стук в дверь.
     Голова распухла от кошмаров,  и стук показался Линден каким-то  излишне
робким, словно посетитель считал  ее жилье довольно подозрительным и опасным
местом.  В то  же  время  стучали  громко  и  настойчиво. Очевидно,  кому-то
требовалась помощь врача.
     Линден открыла глаза,  и свет позднего  утра пронзил ее  мозг.  Она  со
стоном сползла с  кровати, просунула руки в рукава купального халата и пошла
босиком к двери.
     На лестничной  площадке  стояла хрупкая застенчивая женщина  с большими
пугливыми глазами. Неуклюже взмахнув руками, она боязливо спросила:
     - Вы доктор Эвери? Доктор Линден Эвери?
     - Да, - откашлявшись, ответила Линден.
     - Вас вызывает доктор  Биренфорд. - Со стороны казалось, что женщина не
знала, о чем говорит. - Я его секретарь, а у вас, к сожалению, нет телефона.
По  субботам мы обычно не работаем. Но он позвонил мне домой. Доктор  просит
вас приехать и подменить его у постели больного. Он должен срочно  вернуться
домой.
     -  Я  должна  приехать к  нему?  Но куда?  На Линден нахлынуло  мрачное
предчувствие.
     - Он сказал, что вы все знаете, - ответила женщина. - Я его секретарь и
обычно не работаю по субботам. Но он такой чудесный человек, что мне не жаль
для  него  и  личного  времени.  Он  прекрасный  врач.  А  его  жена  болеет
полиомиелитом. Ему действительно надо срочно вернуться домой.
     Линден  закрыла  глаза.  Будь  у нее хоть  какие-нибудь  силы,  она  бы
закричала:  ?Что вам всем  от  меня нужно?? Но ее опустошили  плохие  сны  и
сомнения. Пробормотав благодарность, она закрыла дверь.
     Какое-то время  тело  отказывалось  подчиняться воле.  Линден прижалась
лбом   к   косяку,   удерживая   слезы   и   крик.   Однако   ситуация  была
экстраординарной, иначе доктор  Биренфорд  не  стал  бы посылать за ней свою
секретаршу. Нужно было ехать.
     Надев  серое платье, немного пыльное от предыдущей поездки, она провела
гребнем  по  волосам  и  вдруг  поняла,  что  уже  сделала  в  В  своих
беспокойных сновидениях Линден каким-то образом приняла  сторону  Кавинанта.
Она не знала, что терзало Джоан и как Кавинант собирался справляться с этим,
но он нравился ей упрямой непреклонностью, которая еще вчера  приводила ее в
безумную ярость.  Линден  находила странную привлекательность  в его  бурном
гневе   и   парадоксальной   грубости,   в  его   крайностях   поведения   и
сострадательной верности своей бывшей супруге.
     После  стакана апельсинового  сока в голове  у нее прояснилось,  и  она
быстро спустилась к машине.
     День встретил ее неприветливой жарой. Солнечный свет ослепил  глаза,  и
Линден  почувствовала  странную головокружительную  отрешенность, словно мир
превратился в  огромную галлюцинацию. Через несколько минут она  свернула на
грунтовую  дорогу  и начала приближаться  к дому  Кавинанта. Ее цепкие глаза
отметили темное  пятно  на стене, которого  там не  было раньше. Припарковав
седан рядом с машиной Биренфорда, она зашла за угол, чтобы осмотреть стену.
     На белой штукатурке разлапился грубо нарисованный  большой треугольник.
Красновато-черная краска  напоминала засохшую кровь. Внезапно Линден поняла,
что это и есть засохшая кровь.
     Она побежала к двери.
     Ворвавшись в гостиную,  Линден  замерла  на пороге.  Ее ошеломили следы
осквернения и  вандализма. Мебель стояла на своих местах, но пол,  потолок и
стены были покрыты пятнами и потеками крови. От тошнотворного  запаха воздух
казался густым и липким. На полу у кофейного столика лежала винтовка.
     У  Линден  заболел живот.  Чтобы  удержаться  от  крика,  она прикусила
ладонь. Вся  эта  кровь  не могла излиться из одного человеческого тела. Так
какое же зверство...
     Она увидела доктора Биренфорда. Он сидел за кухонным столом и, сжимая в
руках  большую  кружку,  смотрел на нее  из-под  насупленных бровей.  Линден
подбежала к нему и закричала:
     - Что здесь, черт возьми,  происходит? Он остановил ее  предупреждающим
жестом:
     - Тише. Томас только что заснул.
     Какое-то  время Линден стояла  с открытым ртом,  недоуменно разглядывая
главного администратора. Но она привыкла к непредвиденным ситуациям и быстро
взяла себя в руки. Желая продемонстрировать Биренфорду свое спокойствие, она
отыскала  чистую  чашку,  налила  себе  кофе из кофейника и села  на стул  у
старого стола с пластиковым покрытием.
     - Что случилось, доктор? - сурово спросила она. Он отхлебнул из чашки и
покачал головой.  Его руки дрожали.  На лице не  осталось  и следа от  былой
жизнерадостной ухмылки.
     - Кавинант оказался прав - к моему великому сожалению. - Он старательно
избегал ее взгляда. - Джоан исчезла.
     - Исчезла?
     На  мгновение Линден  потеряла контроль  над  собой. За гулкими ударами
сердца она почти не слышала собственных слов.
     - А ее кто-нибудь ищет?
     -  Конечно.  Полиция,  -  ответил  он.  -  Миссис Роман  уже  обо  всем
позаботилась. Кстати, я еще не рассказывал вам о ней? Миссис Роман - адвокат
Кавинанта. Дождавшись меня, она отправилась  в город теребить шерифа.  С тех
пор  прошло  два часа, и  теперь к  розыску  Джоан приступила, наверное, вся
полиция  округа.  Вы  не увидели здесь их  машин только  по той единственной
причине,  что наш шериф  -  благослови  Бог его доброе сердце -  не разрешил
своим людям останавливаться рядом с домом прокаженного.
     Сжав ладонями виски, Линден собирала крупицы хладнокровия.
     - Объясните мне, что произошло. Он печально развел руками:
     - Я ничего не знаю. Кавинант находился в таком возбужденном  состоянии,
что мы с миссис Роман почти не  понимали  его слов. Для меня история с Джоан
является сплошной загадкой,  но,  впрочем, судите сами. -  Биренфорд  тяжело
вздохнул и приступил к пересказу:
     - Большую  часть  вечера  Томас пытался  помыть  Джоан, и  это  занятие
вымотало его  до  предела. Он уснул,  но около полуночи его сон  был прерван
громким  стуком.  Какие-то  люди  ломились в дом,  колотя  по двери ногами и
выкрикивая проклятия.
     Он не стал  расспрашивать их о причинах визита. Мне кажется,  с тех пор
как появилась Джоан, Томас ожидал чего-то подобного.  Он пошел в кладовку  и
взял свою винтовку... Я  даже не  знал, что  она  у него есть.  Оказывается,
миссис  Роман  купила ее на прошлой неделе.  Кавинант  сказал ей, что оружие
необходимо  ему  для  самообороны,  - как будто  проказа  не защищала его от
людей. - Заметив нетерпение Линден, старый доктор вернулся к теме:
     - Во всяком случае, он взял винтовку, включил в коридоре свет,  а затем
открыл входную дверь.
     Они  вошли  -  чуть  больше  полудюжины  мужчин, одетых в  балахоны  из
мешковины. Их  лица были разрисованы  золой и  засохшей кровью. -  Биренфорд
передернул  плечами.  - Возможно, он кого-то  и узнал.  Но Томас никогда  не
расскажет об этом. Одним словом, он навел на них винтовку и закричал, что не
отдаст им Джоан.
     Эти  типы вели себя так, словно жаждали смерти.  Они  пошли на него без
всякого страха, и он не смог нажать на  курок. Он не захотел убивать людей -
даже ради спасения своей бывшей жены. - Доктор  Биренфорд покачал головой. -
Томас пытался преградить  им путь, но они  избили его до беспамятства.  Один
против шестерых - слабый и истощенный, как ребенок...
     Утром  он пришел в себя и позвонил миссис Роман. Из его бессвязных слов
о погоне и  поиске Джоан  она поняла, что  ему  необходима помощь. Потом он,
очевидно, снова потерял сознание. Когда миссис Роман приехала сюда, то нашла
его на полу  у телефона. Везде была кровь. Я думаю, эти варвары раздобыли ее
на бойне. - Он  судорожно  глотнул кофе, словно горячий  напиток  служил ему
противоядием  от вони,  повисшей в воздухе.  -  Миссис Роман  привела его  в
чувство и  пошла  посмотреть на Джоан. Но  та  исчезла. Бандиты увели  ее  с
собой.
     -  О Боже!  - вскричала Линден. - Они  ее  убьют!  Биренфорд  испуганно
взглянул на нее:
     - Кавинант уверен, что ей пока ничто не угрожает. Я не знаю, откуда ему
это  известно, -  мои догадки  ничем не лучше ваших. -  Помолчав немного, он
тихо добавил:
     - Миссис Роман позвонила мне. Дождавшись моего приезда, она отправилась
в город,  чтобы обратиться за помощью  к шерифу  и начать  поиски  Джоан.  Я
проверил состояние  Кавинанта,  и  с ним, кажется, все  в  порядке.  Хотя он
выглядит неважно: утомлен, подавлен и избит.
     Линден вздрогнула, представив себе лицо с отметинами судьбы и кулаков.
     - Мне надо осмотреть его. Доктор кивнул:
     - Именно за этим я вас и вызвал. Она допила кофе, сделала глубокий вдох
и осторожно спросила:
     - Вы знаете, кто это был?
     - Я спрашивал его об этом,  - хмуро ответил Биренфорд. - Он сказал, что
видел их впервые.
     - А зачем им понадобилась Джоан?
     -  Хуже всего то, что  Кавинант  знает, зачем они забрали  ее. - Доктор
мрачно взглянул на Линден.
     - Тогда почему ничего не говорит? - ворчливо спросила она.
     - Мне трудно вам что-либо ответить. Возможно, он считает, что мы чем-то
помешаем ему, если узнаем о его планах.
     Линден молча кивнула, хотя на самом деле не чувствовала себя  способной
помешать в чем-либо  Кавинанту.  Ей просто хотелось разобраться в истории  с
Джоан и узнать всю правду о старике в заношенной мантии. Узнать всю правду -
ради  нее  самой  и  ради  Кавинанта.  Несмотря  на  его независимость,  она
по-прежнему была убеждена, что он отчаянно нуждался в помощи.
     - Есть еще  одна  причина, по которой я  вызвал  вас сюда,  -  произнес
Биренфорд, поднимаясь на ноги.  - Мне надо  срочно отлучиться.  Я  прошу вас
присмотреть  за  Кавинантом и не дать ему  натворить каких-нибудь глупостей.
Хотя  иногда  мне кажется... -  Его голос  угас, а  затем  окреп с внезапным
раздражением:
     - Иногда  мне кажется, что  ему нужен здоровый  санитар, а  не  врач. -
Впервые с момента их знакомства он взглянул Линден прямо в глаза:
     - Вам удастся его удержать?
     Она   понимала,   что  Биренфорд  нуждался  сейчас   в   успокоительных
заверениях. Ему  хотелось разделить с  ней ответственность  за  Кавинанта  и
Джоан. Но Линден не привыкла  бросать  слов  на в  И ей оставалось лишь
предложить ему нечто схожее.
     - В любом случае я не позволю ему выйти из дома, - строго ответила она.
     Биренфорд разочарованно кивнул и направился к двери.
     - Будьте  с ним  терпеливы, - сказал старый доктор  напоследок. - Томас
Так долго жил среди людей, которые боялись его проказы, что теперь не знает,
как вести себя с вами. Когда он проснется, заставьте его пообедать.
     Биренфорд кивнул и вышел на крыльцо. Она  смотрела ему вслед,  пока его
машина не исчезла в облаке пыли у поворота на шоссе. Тяжело вздохнув, Линден
отошла от окна и направилась в гостиную.
     А  что  еще ей оставалось делать? Ждать, как ждал Кавинант. Она  решила
докопаться до истины - узнать ее во что бы  то ни стало. Запах крови налипал
на  кожу, как  грязь. Подавив это ощущение, она приготовила  себе завтрак, а
затем взялась за уборку гостиной.
     Вооружившись  щеткой  и ведром  мыльной  воды,  Линден  набросилась  на
испачканные стены с  таким  рвением, словно кровавые пятна нанесли ей личное
оскорбление.  В  глубине  души, где хранилась  ее  вина, она  считала  кровь
непорочной основой жизни  - слишком  ценной и  священной, чтобы  тратить  ее
понапрасну.  Линден  яростно  смывала  со  стен  безумие  и  злобу,  которые
осквернили эту комнату неоправданным насилием.
     Примерно  через  час,  устроив  себе  перерыв,  она пошла  взглянуть на
Кавинанта. Набухшие кровоподтеки придавали его лицу деформированный вид. Сон
казался слишком  возбужденным, но она не замечала никаких признаков перехода
в кому.  Он спал с открытым ртом, словно застыл в безмолвном  крике. Однажды
по  его щекам покатились крупные слезы,  и у нее защемило сердце от  боли за
этого несчастного и беспомощного человека.
     Около трех часов дня он вышел из спальни и, шатаясь, побрел на кухню. К
тому времени Линден заканчивала мыть пол. Увидев ее, он остановился и мрачно
нахмурился. Она ожидала  гневной  тирады,  но  в его  голосе не было ничего,
кроме отчаяния.
     - Вы  мне ничем уже  не  поможете. Уезжайте  домой.  Линден поднялась с
колен и повернулась к нему:
     - И все же давайте попробуем.
     -  Уезжайте,  доктор  Эвери.  Я справлюсь  сам. Проглотив  раздражение,
Линден намеренно смягчила тон:
     -  Посмотрите  на себя. У вас ноги дрожат от  слабости. Эти люди пришли
сюда и забрали  Джоан. Вам не удалось защитить свою  бывшую жену, так почему
вы убеждены, что сможете вернуть ее?
     Его  глаза расширились.  Линден  попала точно  в  цель. Но  Кавинант не
дрогнул. Он  казался сверхъестественно спокойным или, вернее, обреченным  на
смерть.
     - Джоан им не нужна. Они используют ее только для того, чтобы добраться
до меня.
     - Добраться до вас? ?Неужели он еще и параноик?"
     -  Вы  хотите  сказать, что  они  собираются  заманить вас  в  какую-то
западню? Но к чему им тогда Джоан?
     - Этого я еще не знаю.
     - Почему вы думаете, что они охотятся за  вами? Если бы  им требовалась
ваша жизнь, бандиты  забрали бы вас, а не Джоан. Не забывайте, вы находились
в их полной власти.
     -  Да  поймите же - это сделано  умышленно!  Тембр его голоса напоминал
натянутый провод в потоках сильного ветра. Однако провод давно бы  лопнул от
такого напряжения. А Кавинант держался.
     -  Он  не может воздействовать на  меня непосредственно. Я  сам  должен
пойти навстречу его силе. И Джоан... - Накипь темноты заволокла его глаза. -
Овладев ее разумом, он шантажирует меня. Он  делает все, чтобы я отрекся  от
собственной жизни.
     Линден затаила дыхание.
     - Вы все время говорите о каком-то человеке. Кто же этот ?он??
     Кавинант  нахмурил  брови,  и   его  лицо  стало  выглядеть  еще  более
бесформенным.
     -  Давайте  оставим  эту тему. - Он словно пытался  предостеречь  ее от
беды. - Вы не верите  в  одержимость.  И я вряд ли заставлю вас  поверить  в
того, кто овладел Джоан.
     Линден приняла его предупреждение, но не так, как он предполагал. Ее ум
озарила неожиданная догадка, лишь частично основанная на проверенных фактах.
Однако теперь она могла выяснить всю правду. Кавинант сказал ей вчера: ?Если
вы  хотите свернуть себе шею, поступайте как знаете, но на мою помощь можете
не рассчитывать?.
     "Вот и хорошо,  - ответила она ему мысленно. - Если это надо сделать, я
сделаю?.
     - Да, слова об  одержимости меня не  убедят, - сказала Линден, маскируя
ход своих мыслей. - Лучше объясните мне: кто тот старик? Вы же его знаете.
     Кавинант  отвернулся,  словно  не  хотел  отвечать.  Но  потом, видимо,
смягчился.
     -  Я  называю  его  предвестником.  Тем,  кто  предупреждает.  Когда он
появляется, у человека остается только два пути отказаться от понятных вещей
знакомого мира или вновь уцепиться за прежнюю жизнь.
     Голос Кавинанта  принял особые  обертоны,  как  будто он хотел  сказать
нечто большее, чем мог описать словами.
     - Проблема  в том, что он обычно не тратит время на разговоры с людьми,
которые боятся риска. И, возможно, вы никогда не узнаете, какой шанс давался
вам в руки.
     Линден  внутренне  содрогнулась,  испугавшись,  что  он  спросит  ее  о
дальнейших планах. Однако внешне она сохраняла полное спокойствие.
     - Почему бы вам не рассказать мне обо всем?
     - Я не могу.
     Его решительность иссякла, уступая место отрешенной покорности.
     - Мой  рассказ требует доверия - что-то вроде подписи на  незаполненном
чеке. Для  такого доверия необходима безрассудная храбрость, как если  бы вы
не  знали, в  какую сумму обойдется вам этот чек.  Вы либо подписываете его,
либо нет. Что скажете, доктор Эвери?
     -  Я  не  подписываю незаполненных  чеков,  -  ответила Линден, пожимая
плечами. - Вот  комнату помыть - это другое дело. Простите, Кавинант, но мне
пора уезжать.
     Встретив его пристальный взгляд, она торопливо отвернулась.
     - Доктор Биренфорд хотел, чтобы вы поели". Вы сами это сделаете или мне
позвать его сюда? Он не ответил на ее вопрос.
     - Прощайте, доктор Эвери.
     - О нет! - тоскливо воскликнула она  во внезапном порыве одиночества. -
Наверное,  я  должна  остаться здесь до вечера...  Не  обижайтесь  на  меня,
Кавинант. И если хотите, зовите меня просто Линден.
     - Хорошо, Линден,  - тихо  ответил  он. - Поезжайте. Я справлюсь с этим
горем.
     - Не сомневаюсь, - прошептала она, обращаясь главным образом к себе.
     Линден вышла в густую жару. В ее голове вертелась мысль:
     "Это мне сейчас необходима помощь?. По пути домой она нарочно осмотрела
городскую площадь, но так и не  увидела  той женщины  с детьми и плакатами о
покаянии.
     Через  несколько часов, когда закат, вырождаясь в  сумерки,  разрисовал
городские  улицы  оранжевыми и розовыми  полосами,  она  вновь  собралась  в
дорогу. После короткого сна Линден приняла душ,  надела клетчатую фланелевую
рубашку,  узкие  джинсы и крепкие туристические  ботинки. Дожидаясь темноты,
она  не спеша проехала весь путь от города до грунтовой дороги, а за полмили
до Небесной фермы выключила фары.
     Свернув с  шоссе, Линден направилась к  одному из пустых коттеджей. Она
припарковала машину в небольшом дворике, закрыла ее на всякий случай,  чтобы
предохранить  медицинскую сумку  и  кошелек, а затем пошла по  полю  к  дому
Кавинанта.
     Она надеялась, что появилась здесь не слишком поздно.
     Люди, похитившие Джоан, могли вернуться к Кавинанту и днем. Прокравшись
к деревьям, Линден быстро  и тихо перебежала к стене дома, подползла поближе
к двери и заглянула в окно гостиной.
     В комнате горел  свет. Томас Кавинант сидел  на софе,  печально склонив
голову и засунув руки в карманы. Наверное, он тоже ждал прихода гостей.
     Его синяки потемнели, желваки на щеках собрались в тугие комки. Судя по
всему, он отчаянно боролся  с тревогой и  нетерпением. Через несколько минут
напряжение заставило его вскочить  на ноги. Он  начал бродить кругами вокруг
софы,  и  в его  движениях чувствовалась жесткая  воля,  презревшая смерть и
бренность сердца.
     Стараясь остаться незамеченной,  Линден  пригнулась  и  села под окном.
Ночь окутала ее бархатной темнотой.
     Она стыдилась своего поступка. Ей не хотелось вторгаться  в его  личную
жизнь,  причем  так  глупо  и  по-дилетантски.  Но упрямство Кавинанта  и ее
собственное неведение  казались Линден просто  невыносимыми. Ей  требовалось
понять, почему она дрогнула, увидев впервые Джоан.
     Ждать пришлось  недолго. Едва  она успокоилась,  на  подъездной дорожке
послышались шаги. Они торопливо приближались к дому.
     Сердце  забилось  с такой силой,  что Линден  даже  испугалась.  Затаив
дыхание, она осторожно приподнялась, заглянула в окно,  и в этот миг в дверь
застучали кулаком.
     Кавинант  вздрогнул и  отступил на  шаг.  На  его лице отразился  ужас.
Увидев  страх  этого  сильного  и  волевого  человека,  Линден разочарованно
прикусила губу.  Что же  могло  довести его до  столь беспомощного и жалкого
состояния?
     Однако не прошло и  двух секунд,  как  Кавинант взял  себя  в руки.  Он
раздавил свой страх, словно голову гадюки, и решительно направился к двери.
     Раздался скрип петель. Из  темноты появился незваный гость. Прильнув  к
окну, Линден впилась взором в лицо высокого мужчины. Его длинная грубая ряса
из  мешковины  больше походила на саван, чем на одежду. Щеки  и волосы  были
густо вымазаны пеплом,  который  подчеркивал  безжизненный холод его глаз  и
превращал лицо в жутковатую маску вампира.
     - Тебя зовут Кавинант? - спросил он тусклым замогильным голосом.
     Взглянув на  мужчину, хозяин дома расправил плечи.  Казалось, ярость  и
воля возвысили его над бренностью тела.
     - Да.
     - Томас Кавинант? Писатель нетерпеливо кивнул.
     - Что тебе угодно?
     - Час расплаты настал.
     Человек  смотрел  на  что-то  впереди  себя, как  будто  был  слеп  или
находился под гипнозом.
     - Хозяин призывает твою душу. Готов ли ты идти со мной?
     Кавинант оскалился в усмешке:
     - Неужели твой хозяин забыл, что я однажды с ним сделал?
     Мужчина не ответил. Шагнув назад, он отступил на крыльцо, словно только
что закончил похоронную речь. С его почерневших губ сорвались слова:
     - Если ты  не пойдешь, твою женщину  принесут  в жертву.  Время  ей  до
восхода  луны.  Грядет  искупление  за грехи, и она будет нашей платой.  Так
сказал владыка жизни и смерти. Готов ли ты идти?
     "Джоан принесут в жертву? - От страха и возмущения у Линден перехватило
дыхание. - Искупление за грехи? Какого черта...? Кровь прихлынула к ее лицу,
и щеки запылали румянцем.
     В глазах Кавинанта вспыхнул  огонек угрозы. -  -  Я  готов. Веди меня к
нему.
     Мужчина  в  рясе  остался безучастным  к  его  ответу.  Повернувшись  к
Кавинанту спиной, он зашагал в темноту, как большая механическая кукла.
     Какой-то  момент  Кавинант  не  мог сдвинуться с  места. Прижав  руки к
груди,  он  душил  в  себе  крик  отчаяния.  Голова  запрокинулась  назад  в
безмолвном  протесте.   Синяки   на  лице   еще   больше   подчеркивали  его
обреченность.
     Потом  он судорожно  вздохнул,  с пугающим неистовством  ударил себя  в
грудь и бросился в темноту за человеком, призвавшим его на суд.
     Линден  не  могла  заставить  себя  последовать за ними.  Ее  ошеломили
отчаяние  и  страх.  Владыка  жизни   и  смерти?  Жертвоприношение?  Мрачные
предчувствия  ползли  по  ее  коже, как клопы. Мужчина  в мешковатом  саване
походил на живой труп - он  казался еще более бездушным и злым, чем ядовитые
змеи. Наркотики? Гипноз? Или что-то другое?
     Хоть он и будет "нападать на тебя...
     А  если  Кавинант  прав,  говоря  об  одержимости?  Но  зачем  им тогда
понадобилось похищать  Джоан? Они  используют  ее  только  для  того,  чтобы
добраться до меня.
     Жертвоприношение?
     Человек  в  саване  выглядел  безумным  и диким, как  опасный зверь.  А
Кавинант... Он был способен на все. Страшная догадка побудила ее к действию.
Страх  за  Кавинанта  отмел все  личные опасения. Он шел на верную гибель  -
вернее, на мученическую смерть.
     Осторожно  выглянув из-за угла,  Линден  перебежала к ряду  деревьев  и
замерла  на  месте.  Вестник смерти вел Кавинанта в лес  - в противоположном
направлении от дороги в город. Они  не  заботились  о тишине. Линден слышала
хлесткий шелест кустов  и треск сучьев под их ногами. Когда глаза привыкли к
темноте, она  увидела два силуэта, которые  мелькали  среди  теней  на  фоне
непроглядной тьмы. Линден бросилась за ними следом.
     Они шли через лес,  взбираясь  на пригорки  и спускаясь в лощины, - шли
напрямик, словно следуя зову, которого  Линден  не могла  уловить.  Ее дрожь
усилилась. Ночь стала жуткой и  враждебной. Лес превратился в мрачное логово
Зла. Кусты  и  деревья казались  чудовищами, хватавшими ее за волосы и ноги.
Воздух наполнился миазмами насилия и лютой беспричинной жестокости.
     Они начали подниматься на холм,  и, когда взобрались на его гребень, по
их фигурам пробежали отблески оранжевого света. Какой-то миг они сияли,  как
два факела  в ночи, - потом  угасли, скрывшись за вершиной. Озадаченная этой
краткой  иллюминацией,  Линден замедлила  шаг. Дрожь, пробегавшая по нервам,
мешала  ей  дышать  и  думать.  Последние  несколько   ярдов  она  проползла
по-пластунски, скрываясь в тени невысоких кустов.
     Линден  выглянула  из-за гребня и тут же пригнулась,  напуганная  ярким
светом. Внизу пылал костер, невидимый до  этого момента. Его  пламя казалось
нереально  живым,  будто порожденное каким-то  кошмаром. Оно  ослепило ее  и
ошеломило  своим  безмолвием.  Ночь  глотала все звуки,  оставляя в  воздухе
мертвые дыры тишины.
     Проморгавшись,  Линден  осмотрела  пространство  вокруг  костра.  Внизу
виднелась  голая  ложбина.  На  ее  склонах не было  ни травы, ни кустов, ни
деревьев, как будто бесплодную почву облили кислотой.
     Пламя костра возносилось вверх. Его напор пробуждал в  уме сравнения со
страстью  и безумием.  В то же время огонь не издавал ни звука. Заметив это,
Линден почувствовала себя  оглушенной. Такой костер  не мог пылать без  гула
пламени, шипения и треска сучьев.
     Около огня располагался плоский выступ скалы, ширина которого достигала
десяти футов. На этой каменной  плите алел большой треугольник, нарисованный
ярко-красной краской  или свежей  кровью. Внутри треугольника  лежала Джоан.
Она  не  двигалась и, судя по всему, находилась  в обмороке. Лишь  медленный
трепет  груди  в разорванном  вороте ночной сорочки показывал, что  она  еще
жива.
     Вокруг  нее собрались люди  - двадцать  или  тридцать  женщин, мужчин и
детей, одетых в серые саваны  из  мешковины. Их лица и волосы  были измазаны
пеплом, истощенные тела походили на скелеты, а безжизненные  глаза придавали
им сходство с мертвецами, поднятыми из могил. Даже дети стояли как сломанные
куклы, не меняя поз и не издавая ни звука.
     Они смотрели на высокую фигуру слева от Линден. Они смотрели  на Томаса
Кавинанта.
     Остановившись  на середине склона, он возвышался над ними, словно ангел
мести.  Его  плечи  грозно  приподнялись,   руки  сжались  в  кулаки.  Грудь
вздымалась и опадала, нагнетая в сердце яростный гнев.
     Никто  не двигался  и  не  говорил. Воздух дрожал  в бликах  света, как
концентрированное насилие. Внезапно Кавинант проскрежетал сквозь зубы:
     - Я пришел! Отпустите ее!
     Эмоции сжали его горло. Каждое слово сочилось болью свежей раны.
     Линден  вновь перевела взгляд на  ко  Из круга людей вышел  рослый
мужчина. Подойдя к вершине треугольника, он встал у изголовья Джоан и поднял
вверх обнаженные  руки. В  одной из них сверкнул  изогнутый  кинжал. Мужчина
погрозил   им  черному  небу,  а  затем,  захлебываясь   слюной  и  словами,
пронзительно закричал:
     - Настал  наш час! Владыка жизни  и  смерти взывает к  детям своим!  Он
требует возмездия и  крови для  очищения  грехов!  Так откроем  же  путь для
пришествия Хозяина!
     Ночь  высосала из  воздуха  этот хриплый голос, оставив взамен тишину -
такую  же  острую и  опасную,  как  лезвие  бритвы.  Какой-то  миг ничего не
происходило. Кавинант сделал пару шагов и снова замер на месте в ожидании.
     А потом  одна  из  женщин двинулась к костру. Линден с трудом  подавила
изумленный вздох, узнав в ней нищенку, которую видела  на городской площади.
Следом за женщиной к пламени шли и трое ее детей.
     Она, как зомби, приблизилась к костру и, вытянув правую руку, сунула ее
в огонь. Крик боли впился  в ночное небо, разорвав  на миг удушливую тишину.
Женщина отпрянула от  костра и  упала на землю,  прижимая к груди обожженную
кисть.
     Красный трепет пронесся через пламя, словно спазм похотливого  желания.
Огонь стал ярче и взвился вверх, будто напитался болью женщины.
     Мышцы Линден  напряглись.  Ей хотелось вскочить на  ноги и закричать от
ужаса.  Однако  тело  не  подчинялось воле.  Она  лежала на  вершине  холма,
парализованная страхом и отвращением. В своем безумии эти  люди  походили на
Джоан - ту Джоан, которая напугала ее до полусмерти.
     Наконец  женщина поднялась и молча  отошла  от костра.  Едва она заняла
свое место в круге, ее взгляд вернулся к Кавинанту. Со стороны казалось, что
каждый из фанатиков подчинялся какому-то странному принуждению.
     К костру приблизились дети, и мальчик вытянул перед собой  тонкую руку.
Линден  заплакала,  стараясь вырваться  из  леденящей  неподвижности.  Вопль
ребенка  проник  в  ее мозг  и заставил  задохнуться  в спазме  беспомощного
отвращения.  Она не могла  отвернуться  или закрыть  глаза. Волны ненависти,
исходившие от пламени, лишали ее сил и мужества.
     Девочка переступила через  тело брата, словно его агония не доходила до
ее ума. Она сунула руку в огонь и, закричав от боли, упала на землю  рядом с
ним. А потом настал  черед для  самой младшей девочки.  Сквозь дикий детский
вопль Линден услышала шипение кожи, сгоравшей в языках огня.
     Ярость  дала  ей  силы,  и  она  поднялась на  колени. Кавинант  сделал
несколько шагов, направляясь к костру. Но огонь остановил их и снова вверг в
холодную  неподвижность. При  каждом прикосновении  к  плоти  пламя  ярилось
сильнее  и  вздымалось  выше.  В  нем  чувствовался  голод  хищника  и  злое
принуждение, ломавшее волю людей.
     В  языках огня проступали  контуры гигантской фигуры.  Люди  продолжали
подходить к костру, жертвуя  боль  и плоть своих рук. С каждым  новым воплем
фигура в огне уплотнялась. Она была такого же  цвета, как  и само  пламя, но
красные линии все яснее вырисовывали облик человека в ослепительной огненной
мантии.  Он стоял среди  струй  огня,  словно  вызванный из  ада  демон. Его
горящий взгляд требовал боли и принуждал к тупой покорности.
     Мужчина с ножом упал на колени и неистово закричал:
     - Хозяин!
     Глаза огненного существа походили  на  желтые клыки, изъеденные гнилью.
Они  ехидно  скалились из пламени,  и их лютая злость лишала Линден здравого
смысла.  Глаза сминали в  ком  всю ее концепцию жизни. Они сочетали  в  себе
неистовое  бешенство  и  осторожность,  напоминая  этим умышленные  инъекции
смертельных болезней и извращенное насилие. Линден еще никогда не  встречала
такой кровожадности и неприкрытой жестокости.
     Сквозь звон в ушах она услышала яростный крик Кавинанта:
     - Фоул! Ты посягаешь даже на детей?
     Разделяя это  возмущение, Линден по-прежнему  не  могла  отделаться  от
парализующего  страха.  Наступившую  тишину прерывали только  крики  и  плач
обожженных людей.
     А потом ей  в глаза  заглянуло  сияние  луны. Белый  диск,  похожий  на
круглый осколок  кости,  выполз из-за  гребня  холма и  повис над  ложбиной.
Мужчина  с  ножом  вскочил  на  ноги  и вновь  погрозил  небесам  костлявыми
кулаками. Его состояние приближалось к экстазу. Он ликующе закричал:
     - Пришел  наш  час!  Час  апокалипсиса! Хозяин снова  с  нами  -  раз и
навсегда! Да будут  прокляты  те,  кто посмел  перечить  Его  воле!  Станьте
свидетелями мести  за грехи, которые вы видели и  отмечали  в своих сердцах!
Вот  начало  Судного  дня  во  славу  и  имя Его!  Так  пусть же  исполнится
пророчество, дарованное  нам свыше! Мы касались  огня!  И теперь мы  получим
искупление!
     Его голос нарастал, пока не превратился в визг.  Ему вторили крики тех,
кто сжигал свои руки:
     - Пусть  утонут в крови  не праведные и  грешные! Мы положим начало  их
вечным пыткам!
     Он  был сумасшедшим. Линден  вцепилась  в эту мысль, пытаясь  объяснить
происходящее  обычным фанатизмом, доведенным до  безумия и дикости.  Да! Они
все сошли с  ума от постоянного страха и нищеты. Однако это объяснение ей не
помогало. Линден по-прежнему не могла сдвинуться с места.
     Кавинант находился  в таком же беспомощном  положении Она  умоляла  его
сделать решительный  шаг, разрушить транс  и выручить Джоан  из беды. Но  он
стоял как каменное изваяние. Огонь костра лишил его воли.
     Фигура  в  огне  зашевелилась.  Глаза превратились в два злобных рубца,
взгляд которых опалял свирепостью  и презрением. Существо  приподняло правую
руку и чиркнуло пальцем по горлу, объявляя приг
     Лидер группы покорно опустился на колени. Нагнувшись к Джоан, он  убрал
прядь волос с ее лица и горла. Она безвольно  лежала  перед ним,  невероятно
хрупкая и потерянная. Ее шея, освещенная  светом костра, казалась призывом о
помощи.
     Дрожа от восторга или священного ужаса, мужчина занес клинок над горлом
Джоан.
     Члены  секты тупо  смотрели на кинжал  в его руке. На краткий  миг  они
потеряли интерес к Кавинанту. Их молчание вызывало гнетущее чувство - что-то
среднее между жалостью и отвращением. Руки мужчины тряслись.
     -  Остановись!  - Крик  Кавинанта  прозвучал  как  щелканье  хлыста.  -
Повеселились, и хватит! Пусть она уйдет!
     Зловещий  взгляд существа  метнулся  к  нему  и пригвоздил его  к месту
губительной силой. Глава секты подался вперед и яростно закричал:
     - Отпустить ее? Почему?
     - Потому что ты  не имеешь права убивать  ее! - Гнев и просьба в голосе
Кавинанта слились в единое целое. - Я не знаю, как  ты впутался в это Зло. Я
не знаю, что так сильно изменило твою жизнь. Но ты не должен делать этого.
     Мужчина не отвечал; взгляд огненных глаз принуждал его к подчинению. Он
не спеша наматывал на левую руку длинные волосы Джоан.
     - Ладно!  - прохрипел Кавинант. - Я принимаю твои  условия  и предлагаю
обмен. Ее - на себя!
     - Нет! -  изо всех сил  закричала Линден. Но из ее горла вырвался  лишь
тихий шепот:
     - Нет.
     Члены секты хранили  молчание, словно статуи  на  надгробных плитах. Их
главарь, наслаждаясь триумфом, поднялся с колен и с ухмылкой сказал:
     - Все будет так, как хочет Хозяин!
     Он  отступил  назад.  В тот же  миг по  телу Джоан пробежала дрожь. Она
подняла голову и с ужасом осмотрелась вокруг. Признаки безумия и одержимости
исчезли  с ее  лица. Смущенная своей  наготой, Джоан испуганно поднялась  на
ноги. Ее взгляд торопливо искал спасения  или хотя  бы какого-то  объяснения
тому, что здесь происходило.
     Потом она увидела Кавинанта.
     - Том!
     Спрыгнув  с каменной плиты, Джоан  подбежала  к нему  и бросилась в его
объятия. Он прижал ее  к своей груди, словно боялся новой разлуки. Мужчина с
ножом захохотал.
     Оттолкнув Джоан, Кавинант закричал ей:
     - Уходи! Все кончилось! Ты свободна!
     Он повернул ее в  нужном направлении и мягко подтолкнул  в спину. Джоан
остановилась и посмотрела на него, словно умоляла идти вместе.
     - Не  беспокойся обо  мне,  - сказал он с  неожиданной  нежностью. - Ты
теперь в безопасности,  и  это главное. А я  как-нибудь выкручусь. Все будет
хорошо.
     Он  печально  улыбнулся.  Но его глаза  выдавали  тревогу. Свет  костра
отбрасывал тени на покрытое синяками лицо. От жалости к нему у Линден заныло
сердце. По  ее  щекам  потекли горячие слезы.  Стоя на коленях  с  опущенной
головой, она скорее почувствовала, чем увидела, трусливое бегство Джоан.
     Кавинант начал спускаться по склону холма. Я единственный, кто может ей
помочь. Он обрекал себя на неминуемую гибель.
     Самоубийство. Отец Линден тоже убил себя. Ее мать молила Бога о смерти.
Доктор Эвери питала к таким вещам непреодолимое отвращение.
     Однако Томас Кавинант избрал самопожертвование. Он  шел на  смерть ради
Джоан. И он улыбался.
     Линден никогда еще не видела, чтобы человек так много делал для другого
человека.  Она не могла позволить  ему умереть. На  ее совести лежала смерть
двух любимых  и  близких людей. Этого было  достаточно.  Смахнув слезы,  она
гордо подняла голову.
     Кавинант  вошел  в  круг людей,  словно  отбросил  прочь любую надежду.
Главарь секты  ввел его в  кровавый треугольник. Существо, стоящее  в струях
пламени, алчно приоткрыло рот. Его глаза лучились адским весельем.
     "Я не позволю ему умереть!"
     В порыве гнева и тоски Линден вырвалась из тисков парализующего страха.
Вскочив на ноги, они закричала:
     - Быстрее сюда! Полиция! Они здесь! Быстрее! Быстрее!
     Она замахала руками, словно звала людей, стоящих у подножия холма.
     Глаза в огне  хлестнули  ее  взглядом  и ворвались в  тайники  души.  В
какой-то  миг  она почувствовала  себя беззащитной  и  слабой.  Существо  из
пламени поглощало ее  секреты,  обжигая сердце  бурой  накипью  Зла. Но  она
отбросила  страх  и побежала вниз по склону, даже не думая  о том, что члены
секты могут раскрыть ее наивный обман.
     Кавинант, стоявший в треугольнике, повернулся к ней. Его губы беззвучно
шептали: ?Нет, Линден! Нет!"
     Люди в ложбине заметались вокруг костра. Ее внезапное появление разбило
вдребезги огненный транс. Члены секты разбегались  во все стороны, как будто
за  ними действительно  гналась полиция. Грудь Линден  наполнилась внезапной
надеждой.
     Но человек с  ножом не побежал. Ярость огня  вознесла  его над страхом.
Обхватив Кавинанта сзади,  он бросил его на каменную плиту  и ударил ногой в
висок.
     Нож взметнулся вверх. Оглушенная  жертва распростерлась в красной пасти
треугольника. Линден прыгнула вперед и, сбив  мужчину с ног, схватила его за
скользкие запястья. Он без труда оттолкнул ее, а затем, повернувшись, вонзил
кинжал в то место, где лежал Кавинант. Но тому удалось откатиться в сторону.
     Мужчина рванулся  к  нему и  снова  замахнулся ножом.  В последний  миг
Линден удержала его руку. Вцепившись ногтями  в лицо безумца, она покатилась
вместе  с  ним к костру. Он зарычал от боли,  поднял ее в воздух  и с  силой
бросил вниз на выступ скалы.
     Все  завертелось   кувырком.  Темнота   устремилась  в  мозг,  вытесняя
сознание. Она  увидела блеск  лезвия,  занесенного  над Кавинантом, и  глаза
того, кто  стоял среди струй огня. Свирепый взгляд опалил ее жаром, и Линден
потерялась в его желтом триумфе.
     Часть первая


     ?Ты - мой!"
     Красное  жало пронзило грудь Томаса Кавинанта,  и  в  какой-то  миг  он
осознал, что  кричит от  боли.  Но он  не  слышал собственного голоса. Яркий
огонь ревел,  как бушующий водопад,  и пламя прорывалось в  него через рану,
помечая нервы, словно захваченную территорию. Он не мог сопротивляться этому
потоку.
     Впрочем,  Кавинант  и не  хотел сопротивляться. Он спасал  Джоан - свою
маленькую  Джоан. Эта мысль отозвалась эхом в его уме,  утешая  гордость  за
безответное насилие. Впервые  за  одиннадцать  лет  он был в  мире  со своей
бывшей  женой, оплатив  старый долг, наложенный  на него проказой.  Кавинант
отдал все, чем  владел, возмещая убытки Джоан. И она не могла потребовать от
него чего-то большего.
     А пламя смерти имело  голос. Слова казались слишком громкими,  чтобы их
понимать, и  голос грохотал в уме Кавинанта, как перекаты огромных жерновов.
Он вбирал его в  себя с  каждым затихавшим вдохом. Слова  проносились сквозь
пожар,  бушевавший в раненой груди, и, как  тяжелые камни, падали  на тонкие
мембраны его сердца. Но со временем голос стал яснее и тише.
     "Твоя воля - моя.
     У тебя больше нет надежды на жизнь без меня.
     У тебя больше нет ни жизни, ни надежды,
     Ибо отныне все это - мое.
     Твое сердце - тоже мое.
     В тебе нет ни любви, ни мира.
     Нет ни любви, ни мира,
     Ибо все это - мое.
     Твоя душа - моя.
     Ты лишен даже снов о своем спасении.
     Ты не можешь молить о спасении,
     Потому что ты - мой?.
     Надменные слова  наполнили  его  протестом.  Он  узнал  этот вкрадчивый
голос. Десять лет  Кавинант укреплял свою волю и  верность  истине, чтобы  в
конце концов победить  его  яростью и любовью.  И  все  же  враг вновь обрел
пугающую  силу  -  коварный  враг,  получавший   удовольствие  от  страданий
прокаженных  людей. Он  снова  заявлял  на  него права,  не  позволяя уйти в
безмолвное забвение.
     Кавинанту захотелось сражаться. Он не мог позволить голосу смеяться над
собой. Жажда жизни преодолела томную усталость сердца.
     Однако  нож  проник  слишком   глубоко.   Рана  оказалась  смертельной.
Оцепенение  расползлось  по телу, приглушив огонь в груди до легкого тумана.
Пульс затихал, дыхание угасало. Конец... Конец всему!
     Внезапно он вспомнил о Линден Эвери.
     "Черт возьми!"
     Она пошла за  ним, несмотря на его предупреждения.  Она  пошла  за ним,
хотя была  избрана для исполнения  какой-то  важной цели.  Это угнетало  его
больше всего остального. Мысль о Линден внесла решительный поворот в дилемму
жизни и  смерти. Ее наивное решение вмешаться в его дела наполнило Кавинанта
унынием и  гневом.  Впервые за  десять лет  он встретил женщину, которая  не
боялась его болезни. Он встретил ее.., и потерял!
     Она сражалась, как львица, спасая его жизнь. Мужчина поднял ее в воздух
и бросил на каменную  плиту. Кавинант  услышал приглушенный  стон.  А  потом
огонь вспорол его грудь и заволок глаза красным клубящимся туманом.
     "Неужели она  отправится в  Страну! А  почему бы и  нет?  Может, старик
избрал ее именно для этого?"
     Однако Линден не обладала достаточной силой, чтобы защитить себя. Попав
в Страну, она просто не поняла бы того, что с ней произошло.
     Кавинант упорно сопротивлялся голосу и холоду смерти.
     Линден пожертвовала собой, спасая его жизнь. Он не мог оставить ее одну
в такую трудную минуту.  Волна  возмущения  всколыхнула сердце, заставив его
забиться с новой силой.
     "Черта  с два! -  подумал  он  с  внезапной  яростью.  - Я  не  намерен
умирать!"
     Волна гнева превратилась в чистое белое пламя. Оно собиралось в груди и
концентрировалось в ране, оставленной ножом фанатика. Жар прижигал его боль,
покалывал  легкие  и пульсировал  в  бугорках ампутированных  пальцев.  Тело
сгибалось в дугу от неистового напора силы.
     В  апогее кризиса  он почувствовал невыразимое облегчение.  Боль начала
исчезать, и  водовороты  красного тумана больше не всасывали его сознание  в
бездну  небытия. Кавинант лежал на каменной  плите,  переводя дыхание  после
напряженных конвульсий.
     - А ты все еще  упрям,  - глумился презрительный  голос.  - Упрям сверх
самых смелых  моих ожиданий. Но  любовь  к самопожертвованию обеспечила тебе
поражение. Теперь ты  в моей  власти и  будешь делать то, что  я захочу.  Ты
понял меня, ничтожество?
     Голос  возникал  в уме и заполнял собой все небо. От его ядовитой злобы
по телу Кавинанта пробежала дрожь.
     Лорд Фоул.
     - Тебе понравилось прозвище, которое я для тебя придумал?
     Голос  звучал  тихо,  почти на грани  шепота,  но его  спокойствие лишь
подчеркивало ненависть и гнев.
     -  Ты заслужил  его,  гаденыш. Отныне и вовеки  я  объявляю тебя  своим
рабом.  Ты  надеялся  на  смерть. Но я не дам тебе умереть  так просто. Твоя
жизнь принесет мне еще немало пользы - к великому ужасу людей!
     Кавинант  встряхнул  головой,   пытаясь   выбраться  из  обволакивающей
дурноты. Его тело обессиленно распростерлось на каменной плите, словно кровь
излилась из него до последней  капли. Он с трудом прочистил пересохшее горло
и хрипло прошептал:
     - Я не верю  своим  ушам. Неужели ты настолько глуп, что снова  начнешь
эту битву?
     - Ах,  так ты мне  не веришь? - зашипел Лорд Фоул.  -  Не искушай меня,
ничтожество! Если  ты будешь сомневаться  в моих словах,  я  вытрясу душу из
твоих костей!
     "Нет! У тебя  ничего не получится!  - подумал  в  ответ  Кавинант. - За
десять долгих лет я  понял  смысл  того,  что случилось при нашей  последней
встрече?.
     -  Ты  будешь ползать предо  мной на коленях и называть это радостью, -
продолжал  Лорд  Фоул. -  Можешь  забыть о  своей прошлой  победе.  К  слову
сказать,  она  сослужила  мне хорошую службу. Планы, которые я  вынашивал  в
изгнании,  принесли плоды. Время  изменилось.  Мир  уже  не тот,  каким  был
прежде. И  ты. Неверящий, тоже стал  другим. -  Туман забытья превращал  его
слова  в  презрительную  насмешку. - Убогая жалость лишила  тебя свободы. Ты
отдал мне свою  жизнь за  ничтожную  женщину, которая втоптала в грязь  твою
любовь. Даже ей ты  внушаешь отвращение. Но я принял твои условия, и ты стал
моим рабом. А раб не имеет права выбора. Неужели мой враг не разъяснил тебе,
как нужна и  важна свобода? Теперь ты на моей территории.  Твое  присутствие
здесь позволит мне со временем сделать из тебя хорошего и послушного раба!
     Кавинант вздрогнул. Лорд Фоул говорил правду - он действительно потерял
свободу. Обменяв себя на Джоан, он стал  участником событий,  которые не мог
оценить  и отменить. Какой-то миг  Кавинанту хотелось закричать от обиды, но
гордость не позволила ему проявить свою слабость перед лицом врага.
     - Да, ты и я -  враги, - согласился Лорд Фоул.  -  Враги  до конца.  Но
запомни мои слова. Неверящий. Этот конец будет твоим! Я научу тебя верить.
     О, как ты мне  ненавистен!  Первые двадцать веков забвения - забвения в
презренной и жалкой Стране - не принесли мне ничего, кроме отвращения. Но за
этот   срок  я  восстановился  и  окреп.  Почти  такое  же  время   ушло  на
приготовление к возмездию. И вот теперь, когда Страна теряет последние силы,
ты станешь молотом моей победы.
     "Какого черта!? Кавинант издал сиплый рык. Густой туман и язвительность
Фоула  не давали  произнести ни слова. Однако в душе он был хрустально чист.
?Я не позволю тебе сделать это!"
     - Слушай меня внимательно, гаденыш. Я расскажу тебе о своих планах. Это
только для  твоих ушей. Впрочем, в Стране уже не осталось храбрецов, которым
ты мог бы передать мои слова.
     Кавинант содрогнулся, словно  от удара.  ?Никого? А что же  случилось с
Лордами?? Но голос продолжал глумиться над ним своей язвительной мягкостью:
     - Да, только тебе я могу рассказать об этом. И пусть дрожит твое сердце
от страха, потому что Зло, для которого ты не  найдешь  даже слов, готовит в
этот миг себе дорогу. Я,  Лорд Фоул, Презирающий всех и каждого, говорю тебе
правду. Знай же, мразь: дикая магия больше не властна надо мной! Она тебе не
пригодится. Нет такой силы, которая могла бы победить меня!
     Тебе  не  удастся  оказать  мне  сопротивление. Фактически  у  тебя  не
осталось выбора. Ты будешь кусать себя от отчаяния, но придешь  ко  мне и по
собственной воле отдашь в мои руки кольцо из белого золота.
     - Нет! - закричал Кавинант. - Ты никогда его не получишь!
     Его крик не потревожил уверенности Фоула.
     - Получив кольцо, я использую  его силу для  разрушения Земли. И именно
ты отдашь мне мощь  дикой магии. Отныне  ничто под  Аркой  Времени не спасет
тебя от вечного  позора! Дрожи и плачь, гаденыш! Унижайся! Я приготовил тебе
столько мук и отчаяния, что твое сердце разорвется на куски!
     Злобный  шепот   вдавливал  его  в  камень.  Брызгая  слюной,  Кавинант
выплевывал из себя угрозы  и проклятия,  но они не  имели ни силы, ни звука.
Эфирный туман,  заполнив горло  холодным презрением, не пропускал его  крика
души.
     И тогда  Лорд Фоул захохотал. Воздух наполнился запахом гнили. Кавинант
задыхался, давясь  невысказанной яростью, - как рыба на  суше,  как человек,
которому  подрезали  крылья  надежды.  Внезапно  язвительный смех отнесло  в
сторону, и  свежий ветер разметал эфирный туман. Какое-то время Кавинант еще
слышал  отголоски  хохота,  но дымка  перед глазами обтрепалась по  краям  и
рассеялась в лазурном небе.
     Он  лежал на спине под ярким  небосводом,  освещенный лучами  странного
солнца.
     Кавинант  узнал этот приятный  свет.  Голубая аура  солнца,  похожая на
кольцо из сапфира, окрашивала остальную часть небес в лазурный цвет.
     Он  молча щурился в  объятиях ласковых лучей - ошеломленный, уставший и
напуганный. По собственной воле отдашь в мои руки кольцо... Кавинант тряхнул
головой, изгоняя  остатки кошмара.  Голубая аура солнца тревожила его, но он
еще не  понимал, чем именно. Планы, которые я вынашивал в изгнании, принесли
плоды... Его  правая рука, будто сама по себе, поднялась и ощупала то место,
куда вонзился нож.
     Онемевшие  пальцы  почти  ничего  не  чувствовали.  Но   он  ощутил  их
прикосновение к груди, когда они скользнули сквозь прореху на тенниске.
     Боли не было.
     Он поднес ладонь к лицу  и, оторвав взгляд от лазурного неба, посмотрел
на пальцы.
     Крови тоже не было.
     Кавинант  сел и  тут же  оперся  руками  о каменную  плиту. От  резкого
движения  у  него  закружилась  голова.  Выждав  немного  и поморгав,  чтобы
избавиться от солнечного ослепления, он с опаской взглянул на свою грудь.
     Чуть ниже грудины на тенниске виднелся разрез шириной с ладонь. На коже
под ним  белела полоска шрама. Рот сам собой раскрылся от удивления. Неужели
он заживил эту рану? Ты все еще упрям. Неужели он заживил ее с помощью дикой
магии?
     Кавинант ничего  не понимал. Он не делал каких-либо сознательных усилий
для  вызова силы.  Но,  может, ему удалось использовать  ее  бессознательно?
Недаром же Высокий Лорд Морэм  сказал ему однажды: ?Ты и есть белое золото?.
Значит,  он  мог применять дикую  магию,  даже  не  зная  об этом?  Даже  не
контролируя ее? О черт!
     Внезапно  Кавинант  осознал, что  смотрит  на каменный парапет,  высота
которого  в этом положении доходила ему до груди.  Он сидел на краю  круглой
площадки, окруженной низкой оградой. За  ней  со  всех  сторон  простиралась
бездна.
     Тошнота, подступившая к горлу, вывела его из оцепенения. Кавинант узнал
это место.
     Смотровая Площадка Кевина. Сторожевая вышка. Но как он здесь оказался?
     Цепочка  воспоминаний   воссоздала  картину   схватки  у   костра,   и,
развернувшись, он увидел Линден. Она лежала без сознания на каменных плитах.
     Кавинант запаниковал.  Ее  раскрытые глаза  смотрели  в  небо невидящим
взором.  Прядка волос протянулась  через  щеку  и  губы.  Из-за  левого  уха
медленно сочилась кровь.
     Ты - мой!
     Несмотря на прохладу, по вискам Кавинанта покатились капельки пота.
     Он  схватил Линден за  плечи,  встряхнул и начал растирать ей  запястье
левой руки. Она слабо захныкала и протестующе закачала головой. Внезапно  ее
тело  забилось  в  конвульсиях. Отпустив руку,  Кавинант сжал  голову Линден
ладонями, стараясь уберечь ее от ударов о каменную плиту.
     Внезапно ее взгляд прояснился. Она со всхлипом втянула в легкие  воздух
и  закричала. Необъятное небо  жадно вобрало  в  себя  этот крик, ответив ей
голубым сиянием, которое клубилось вокруг солнца.
     - Линден! - зашептал  он. - Все в порядке.  Это я... Она всосала воздух
сквозь зубы и открыла рот, собираясь закричать вновь.
     - Линден! - воскликнул Кавинант.
     Ее взгляд сфокусировался на нем, пылая ужасом  и яростью.  Какой-то миг
она смотрела  на  него  с  таким отвращением,  словно он  угрожал  ей  своей
проказой. А потом ударила его по щеке.
     Кавинант отшатнулся - скорее от удивления, чем от боли.
     - Ты жалкий трус! - сказала она, поднимаясь  на колени. - У тебя просто
не хватило мужества, чтобы жить!
     Задыхаясь от гнева, Линден выкрикивала несуразные  фразы. Но вот ярость
покинула ее, и она вдруг испуганно замолчала и закрыла лицо руками. С ее губ
сорвался приглушенный стон.
     - О Боже!
     Он  в  замешательстве  смотрел  на  Линден,   не  понимая,  что  с  ней
происходило. Ему хотелось расспросить ее.  Но  ситуация требовала терпения и
доброты. Она еще не знала, что попала в Страну.
     Он  с  дрожью  вспомнил  свое  первое появление  на  Смотровой Площадке
Кевина. Если  бы Лена  не протянула ему тогда  руку, головокружение  и страх
довели бы его до безумия. Ум просто не выдерживал натиска неизвестного мира,
и  Линден ожидали довольно страшные минуты откровения.  Почему она только не
послушалась его и влезла в это дело...
     Как  бы там ни было, Линден оказалась здесь и  нуждалась в помощи.  Она
еще  не понимала, как  далеко завело  ее желание помочь другому человеку. Он
погладил ее ладонь и мягко сказал:
     - Помните, вы требовали от меня объяснений, а я говорил, что  вам их не
понять без полного доверия к моим словам? Теперь вам  придется принять их..,
хотите вы того или нет.
     - Кавинант, - шептала она сквозь пальцы. - Простите меня, Кавинант.
     - Линден...
     Он  осторожно  коснулся  ее  запястий,  принуждая  опустить  руки.  Она
приоткрыла  лицо.  Ее карие глаза, влажные и темные  от  пережитого  страха,
смущенно опустились под его чутким взглядом.
     -  У меня  было  кошмарное видение, - сказала она дрожащим голосом. - Я
приняла вас за своего отца.
     Он улыбнулся ей, хотя напряжение в груди заставляло болеть  его избитые
кости. Линден обвиняла отца?  Ему хотелось выяснить этот вопрос,  но  прежде
требовалось разобраться с более важной задачей.
     Едва он решил приступить к объяснениям,  Линден  начала вспоминать. Она
провела рукой по волосам и вздрогнула, коснувшись раны за ухом. Вид крови на
кончиках  пальцев  вернул ее к событиям у костра. Она судорожно вздохнула  и
испуганно посмотрела на грудь Кавинанта.
     - Нож... Я видела...
     Ее глаза округлились  от удивления. Она рванулась к  Кавинанту, задрала
его  тенниску и,  открыв  рот,  уставилась  на  свежий  шрам  под  солнечным
сплетением.  Он напугал ее. Линден протянула к нему  дрожащие пальцы,  потом
отдернула руку и хрипло прошептала:
     - Это невозможно.
     -  Вы  помните,  что произошло? Он  нежно приподнял подбородок Линден и
посмотрел ей в глаза. Ему хотелось отвлечь ее, предупредить об опасности.
     - Тот мужчина бросил вас на скалу. Нас разъединило пламя. Но что с вами
случилось дальше?
     - Ас вами что случилось?
     - На этот вопрос я отвечу позже, - проворчал он немного угрюмо. - Кроме
того,  обещаю вам рассказать  и о многих других вещах. Однако прежде скажите
мне: вы помните, что с вами происходило?
     Она отодвинулась от него, словно не желала отвечать на этот  вопрос. Ее
дрожащий палец указал на грудь Кавинанта:
     - В это невозможно поверить!
     Невозможно? Если бы  он не боялся за ее рассудок,  ему ничего не стоило
бы показать  ей сейчас сотню  невозможных  явлений. Сделав глубокий вдох, он
смиренно сказал:
     - Постарайтесь успокоиться, Линден. Она обиженно  взглянула на  него и,
закрыв глаза, прошептала:
     -  После удара  я потеряла  сознание.  Потом мне приснился сон  о  моих
родителях.
     - А вы что-нибудь слышали? Например, злой голос,  который издевался над
вами и произносил угрозы? Ее глаза открылись от удивления:
     - Нет. Почему я должна была слышать какой-то голос?
     Он опустил голову, пытаясь скрыть растерянность. Значит,  Фоул с ней не
говорил? Эта новость напугала его и принесла облегчение.
     "Может, Фоул не знает о ней и она ему неподвластна? Или он уже завладел
ее разумом?"
     Кавинант  посмотрел  на Линден.  Та с изумлением рассматривала странную
ограду. Взглянув на небо и солнце в сапфировой короне, она вскочила на  ноги
и повернулась к нему. На ее лице застыла глупая улыбка.
     - Где мы?
     Он схватил ее за руку и заставил сесть.
     - Прошу вас, смотрите только на меня!
     Она  яростно  покачала головой.  Страх  лишил  ее  голоса  и  терпения.
Кавинант  находился  не в  лучшем  состоянии, но смятение  Линден  требовало
незамедлительной помощи.
     - Доктор Эвери.
     Он знал из  опыта, как близко к безумию находилась  сейчас Линден. Этот
миг решал  ее  судьбу.  Малейшее  промедление могло  привести  к необратимым
результатам.
     - Смотрите на меня!
     Крик подействовал. Одичавший взгляд Линден вернулся к нему.
     -  Я  все  могу  объяснить.  Только  выслушайте меня. Ее голос  пронзил
Кавинанта, как нож:
     - Так объясняйте!
     Он вздрогнул  от стыда.  По его вине Линден оказалась  здесь совершенно
неподготовленной. Взглянув ей прямо в глаза, Кавинант попытался оправдаться:
     - Я не мог рассказать вам об этом раньше. - Смущение придало его голосу
грубоватую  хрипоту.  -  Вы бы  просто мне  не поверили.  А  теперь все  так
усложнилось...
     Взгляд Линден впился в него, словно острый клык.
     -  Здесь  есть  две  абсолютно  разные  точки  зрения,  -  произнес  он
напряженным голосом. - И вам, наверное, будет легче принять первую из них. Я
называю ее внешним  объяснением. - Кавинант тяжело вздохнул. На его  избитом
лице промелькнула  мрачная усмешка. - В  данный момент мы с вами по-прежнему
лежим в треугольнике. Сознание покинуло нас, и время остановилось. Наши  сны
слились  в  одно  общее видение.  Можно сказать,  что мы  находимся сейчас в
другом измерении.
     Она не верила ему. Увидев ее поджатые губы, он поспешил добавить:
     - Это  не так глупо, как  вам кажется. В глубине нашего  разума -  ниже
уровня, откуда  приходят  сны, - люди имеют много общего. Вот почему  иногда
люди видят почти одни и те же сновидения.
     Он изливал на нее потоки  слов, понимая, что  Линден требовалось сейчас
не объяснение, а время для  адаптации. Любой правдоподобный ответ мог помочь
ей вынести эту первую встречу с новой реальностью.
     - Как  бы там ни было, мы  с вами видим один и тот же сон,  - продолжал
он,  отметая ее недоверие. -  И заметьте,  не только  мы. Джоан тоже  видела
фрагменты этого  сна.  И тот  старик, которого вы  спасли. Мы все  оказались
вовлеченными в какой-то общий подсознательный процесс.
     Ее взгляд начал ускользать в сторону. Кавинант повысил голос:
     - Продолжайте смотреть на меня! Я должен рассказать вам об этом сне. Он
настолько опасен, что может привести вас к гибели. Некоторые вещи, скрытые в
нас, содержат в  себе  огромную  мощь и насилие. Временами  они  прорываются
наружу. В каждом человеке есть  тень - разрушительная сторона, которую  люди
стараются  не  впускать  в  свои жизни.  Она представляет собой концентрацию
ненависти  - ив  первую очередь,  ненависти к себе.  Здесь, в этом мире, она
приобрела  материальную  форму  и  воплотилась  в  злодее, которого называют
Лордом  Фоулом  Презирающим.  Нечто подобное происходило и в  прежних  наших
снах, но это сновидение может нас погубить.
     Лорд Фоул  отнял  у Джоан рассудок. И именно о нем  говорил вам старик.
Будьте честной, Линден - честной по отношению  к себе. Фоул может напасть на
вас в любую минуту. Не служите ему. Не позволяйте Презирающему погубить вашу
душу. Мы должны сражаться с ним. И мы будем сражаться!
     Линден могла не  верить этому объяснению,  но ему  хотелось, чтобы  она
обратила внимание на его предупреждение.
     - Нам предстоит борьба со Злом - борьба, в которой можно выжить, только
полагаясь на  самих  себя,  свою  рассудительность и  твердые убеждения.  Мы
должны быть  честными  к  себе,  пока  все это не  кончится.  Иначе  нам  не
выбраться отсюда.
     Он замолчал, почувствовав, что ей необходимо обдумать его слова. Линден
вновь посмотрела  на  шрам,  словно тот был  неоспоримым  свидетельством его
правоты. Страх промелькнул в ее глазах, и Кавинант догадался, что она уже не
раз встречалась с ненавистью к самой себе.
     - Это происходило с вами и раньше? - натянуто спросила Линден.
     Кавинант кивнул. Она еще ниже опустила голову.
     - И вы верите в то, что говорите?
     Он  хотел сказать,  что  верит  в  свои  слова частично,  -  что истина
находится  на  стыке  двух  объяснений.  Но  Кавинант решил  не  смущать  ее
противоречиями и  извивами диалектики. Вместо этого  он поднялся на  ноги  и
потянул Линден к краю вышки.
     Взглянув вниз, она застыла на месте. Потрясение лишило ее дара речи.
     Поначалу казалось,  что платформа, выложенная каменными плитами, парила
в  воздухе.  Они  стояли  на  ней, словно на высокой горной вершине. Со всех
сторон  простиралось бескрайнее небо,  а ниже,  в двухстах  футах  под ними,
кипело море  серых облаков.  Странное  гало вокруг  солнца  придавало  тучам
жутковатый оттенок, и они  накатывались  друг  на друга гигантскими волнами,
скрывая землю от горизонта до горизонта.
     Вихрь  головокружения едва  не  бросил Кавинанта  на колени.  Он  вдруг
вспомнил, что от камней предгорья его отделяли четыре тысячи футов бездны. С
трудом справившись с паникой  и  тошнотой, подступившей к  горлу, он  искоса
взглянул на Линден.
     Она замерла на краю площадки, словно изумление и  страх превратили ее в
каменное  изваяние.  Внезапное   перемещение  из  ночного  леса   под  купол
солнечного неба потрясло Линден до глубины души. Кавинант хотел обнять ее за
талию, прижать к груди и защитить от бед  и  невзгод,  но он понимал, что не
может  дать  ей  силу,  необходимую  для  встречи  с  новым  миром.  С  этим
потрясением она должна была справиться сама - а он помнил, как однажды почти
свихнулся,  стоя на том же  самом месте.  С тяжелым  вздохом  он подвел ее к
другому краю площадки и заставил посмотреть в противоположном направлении.
     Вершина  горы,  выступавшая  из  облаков,  нанесла  ей  еще один  
Скалистый пик  находился в трехстах футах от  Смотровой Площадки  Кевина,  и
дальше,  за  его неровными  и  суровыми склонами,  виднелись горные  хребты,
которые разбегались в обе стороны.  Правый  отрог погружался в облака, вновь
поднимался гигантским бугром, а затем отвесно обрывался вниз.
     Линден смотрела  на скалу  с  таким  видом,  словно та  падала на  нее.
Кавинант заметил, как судорожно  вздымались под ее  рубашкой  ребра.  Ей  не
хватало  воздуха,  хотя вокруг  простиралось бескрайнее небо.  Тиски безумия
сжимали ее разум,  и  она задыхалась от  безмолвного крика. Испугавшись, что
Линден  может  перепрыгнуть  через парапет,  Кавинант  оттащил  ее  назад  к
середине площадки. Она опустилась на колени, съежилась и закрыла руками рот.
Ужас наполнил ее взгляд пустотой и отрешенностью.
     - Линден! - Не зная, что делать в такой ситуации, он закричал:
     - Неужели у тебя не хватит мужества, чтобы жить?
     Она  резко  выдохнула и бросила,  на  него  свирепый взгляд.  Глаза  ее
превратилась  в  два меча, выскользнувших из ножен. Странный солнечный  свет
придавал ее лицу неописуемо лютое выражение.
     -   Простите,  -   прошептал  Кавинант.  -  Вы  были  в  таком  опасном
состоянии...
     Он  почувствовал себя слабым и беспомощным. Стараясь  помочь Линден, он
нечаянно посягнул на что-то такое, чего просто не имел права касаться.
     - Я не хотел оскорбить ваших чувств.  Решительно встряхнув головой, она
отвергла его извинения. Ее голос стал напоминать шипение змеи:
     -  А теперь расскажите мне о другом  объяснении. Он кивнул, отпустил ее
руку и, сев на каменную  плиту, прислонился  спиной к парапету. Его поразила
странная реакция Линден, сочетавшая в себе и силу и слабость.
     - Я  называю  это объяснение внутренним, потому что  оно  исходит не из
нашего мира, а из Страны, в которой мы сейчас оказались.
     На него вдруг  навалилась  непомерная усталость. Кавинанту  приходилось
выискивать почти каждое слово.
     - Можете считать, что вы  находитесь в другой реальности  или на другой
планете.  Эти  горы являются  южной границей Страны. Кстати,  их  и называют
Южной  Грядой.  Вся остальная часть  населенной территории  располагается  к
западу, северу  и востоку.  Площадка, на которой мы стоим, зовется в  народе
Смотровой  Площадкой  Кевина.   Как  раз  под  нами  и  немного   к   западу
располагается деревня - подкаменье Мифиль. Столица Страны, Ревелстоун...
     Мысль о Ревелстоуне напомнила ему о Лордах, и он торопливо отбросил  ее
прочь.
     - Я бывал здесь прежде и мог бы  многое рассказать вам о Стране. Но мои
слова не будут иметь большого смысла, пока вы не увидите все сами.  Однако о
некоторых вещах  я должен сообщить вам прямо сейчас. И главная из них - Лорд
Фоул, враг Страны.
     Он посмотрел на Линден,  стараясь  угадать ход  ее мыслей. Но глаза его
спутницы  затягивали  его в коричневый омут...  Встряхнув  головой, Кавинант
продолжил:
     -  Многие тысячи  лет Фоул раз за разом пытается разрушить  Страну.  Он
считает ее тюрьмой для себя и хочет вырваться отсюда.
     Кавинант  тяжело вздохнул, понимая, что  ему не  удастся объяснить свои
намерения и  тревоги  напуганной женщине,  которая впервые оказалась  в этом
измерении.
     - Он перенес  нас  сюда из нашего мира, пожелав, чтобы мы  служили ему.
Фоул  считает,  что  может  сделать  нас своими  рабами и  с  нашей  помощью
уничтожить  Страну. Дело в  том, что  мы  с вами обладаем здесь  потрясающей
силой...
     Он молил о том, чтобы его слова оказались правдой.
     - Будучи пришельцами из другого  мира, мы  не связаны Законом, то  есть
естественным порядком вещей, который  формирует  это пространство. Лорд Фоул
хочет  превратить  нас в  своих  слуг, потому  что мы  можем совершать здесь
настоящие чудеса.
     Уловив  насмешливый  взгляд  Линден, он  откинул  голову на  парапет  и
посмотрел вверх на горные пики.
     - Для чудес необходима свобода. Пока мы не связаны какими-либо законами
или  обязательствами, нас наполняют  удивительные силы.  Иными  словами,  мы
всемогущи.
     "Но  ты  не  свободен,  -  шепнула Кавинанту уязвленная совесть.  -  Ты
обменял свою свободу на Джоан?.
     - Взять, к примеру, эту ножевую рану. Вы же сами видите - сила исцелила
меня.
     - А тот старик? - спросила Линден.
     - Старик  каким-то образом знает,  что происходит  в Стране.  И  он  не
является  сторонником  Фоула. Этот странный человек  избрал вас для какой-то
важной  цели.  Возможно,  он  просто  хотел  подстраховаться  на случай моей
неудачи. Или решил узнать,  насколько  вы  сильны, чтобы противостоять Лорду
Фоулу.
     Что же касается  Джоан, то она стала наживкой,  на которую  поймал меня
Презирающий. С момента нашей  последней схватки я  был  ему не  по зубам, но
Джоан оказалась для него готовым инструментом. Манипулируя этой женщиной, он
заставил  меня  войти  в треугольник крови.  И  поскольку  я  вошел туда  по
собственному желанию, Фоул без труда перенес меня в свое измерение.
     "Хотя раньше он  так не  поступал, -  со  вздохом  подумал  Кавинант. -
Что-то действительно изменилось?.
     - Вы  попали сюда, на первый взгляд, совершенно случайно. Но, по правде
сказать, я так не думаю.
     Линден посмотрела вниз на каменную плиту, словно хотела убедиться в  ее
реальности.  Коснувшись ссадины  за ухом,  она нахмурилась  и отвернулась от
Кавинанта.
     - Я совсем запуталась, - смущенно призналась она. - Сначала вы убеждали
меня, что это сон. Теперь говорите, что мы попали в другую реальность.  Пару
часов  назад  вы  умирали  с  ножом  в груди  -  а  потом  каким-то  образом
исцелились. Прежде Лорд Фоул был вымыслом -  сейчас он стал реальным врагом.
Что же мне думать обо всем этом? Я не могу придерживаться сразу двух мнений.
- Она сжала свои кулачки. - Так ведь можно сойти с ума!
     "Мне  пришлось  к этому привыкнуть, -  подумал  Кавинант.  - Состояние,
конечно, паршивое и  чем-то  похожее  на головокружение, однако ответ  можно
найти только в центре парадокса?.
     Он не  стал произносить своих мыслей вслух, но вопрос Линден принес ему
облегчение.  Ее  встревоженный  ум уже  начинал искать выход из  сложившейся
ситуации. Она преодолела этот кризис с  такой же смелостью, с какой пошла за
ним навстречу  очевидной опасности.  Несмотря на страх и  тревогу,  Кавинант
улыбнулся.
     -  Пока неважно, реален этот  мир  или нет, - ответил  он. - Вы  можете
верить  во что хотите. Я даю вам только опору для старта, чтобы вы  могли от
чего-то оттолкнуться.
     Ее  руки  ощупывали камни  и одежду, словно  Линден хотела убедиться  в
реальности происходящего.
     - Значит, вы бывали  здесь прежде, - обреченно  произнесла  она. -  Вам
знаком этот Подскажите, как мне здесь себя вести?
     Ее гнев превратился в тоску.
     - Примите Страну,  - ответил он без колебаний.  - Смело  идите  вперед.
Выясните все, что касается вас. Узнайте, что и где происходит.
     Кавинант давно уже понял, что вопрос о реальности и нереальности Страны
стоял за гранью возможных объяснений. И  он на  опыте  убедился, что  лучшей
защитой от безумия являлась целеустремленная деятельность.
     - Дайте себе шанс узнать, кто вы такая на самом деле.
     -  Мне  и  без  этого  известно, кто  я такая! -  Ее  подбородок упрямо
задрался вверх. Морщинки в уголках рта  углубились;  губы вытянулись в узкую
полоску.  -  Я  врач.  -  Она  вдруг обиженно нахмурилась, будто  обнаружила
какую-то невосполнимую потерю. - Только у меня нет с собой сумки.
     Линден огорченно посмотрела на свои руки,  как  будто спрашивала  себя,
зачем они  могли  ей  пригодиться.  В  ее  следующем  вопросе  чувствовалась
настоятельная просьба:
     - Кавинант, так во что же вы верите?
     - Я верю...  - он больше  не  скрывал своей  упрямой непримиримости,  -
..что  мы должны остановить Лорда Фоула. Это важнее  прочих дел. Он пытается
разрушить  Страну, и  я не позволю, чтобы такое злодеяние сошло  ему с  рук.
Пусть он поймет, с кем имеет дело.
     - А при чем здесь вы? - с удивлением спросила Линден. - Если  мы  видим
сон, то какое  вам дело до Фоула и Страны? А если мы действительно  попали в
другую  реальность... -  она  с  трудом произнесла  это  слово, -  ..то вам,
пожалуй, не стоит вмешиваться во внутренние проблемы чужого мира.
     Старая обида нахлынула на Кавинанта, как огромная волна.
     -  Фоул  глумился над  прокаженными.  Линден едва заметно  кивнула.  Ее
сердитый  взгляд  как  бы  говорил:  ?Никто  не  имеет  права  смеяться  над
больными?.
     - Что же мы будем делать? - немного натянуто спросила она.
     -  Прежде  всего  попытаемся  выяснить обстановку. Он  чувствовал  себя
слабым  и  усталым,  но  вопрос Линден  побуждал  его к действию.  Она  была
сильной, рассудительной и смелой. Старик не стал бы рисковать понапрасну.
     - А теперь, если мне удастся справиться с головокружением, мы спустимся
вниз, - мрачно произнес Кавинант.
     - Вниз? - В ее взгляде читалось удивление. - И как же мм это сделаем?
     Он кивнул в сторону  горы. Повернувшись, Линден заметила узкий проход в
парапете.  Она  подошла к  нему  и,  встав  на  четвереньки,  глянула  вниз.
Кавинанта начало подташнивать, когда он представил себе то, что открылось ее
глазам.
     Длинный  каменный  шпиль,  на  вершине  которого  находилась  площадка,
спускался под углом к скале. Наклон был довольно отвесным, но на поверхности
шпиля виднелись грубые, вырубленные в камне ступени.
     Кавинант подполз к Линден и тоже заглянул  в проем прохода. У него  тут
же закружилась голова. В двухстах футах  под ним ступени исчезали в облаках,
погружаясь в бездонную тьму.

     Гром и молнии
     Я  пойду  первым,  - прошептал  Кавинант,  содрогнувшись от страха.  Он
стыдился смотреть на Линден. - Ступени выведут нас  на скалу... Но  если  мы
упадем,  нам придется  лететь вниз четыре тысячи  футов. На  такой высоте  я
чувствую себя  ужасно. И мне бы  очень не хотелось при падении увлечь вас за
собой.
     Усилием воли  Кавинант  заставил  себя сесть на краю  площадки. Спустив
ноги вниз,  он прижался спиной к  парапету и приступил к визуальному осмотру
тела. Обычно  такая техника успокаивала его,  и  с  ее  помощью он  надеялся
преодолеть тошнотворное головокружение. Но на сей раз осмотр тела пробудил в
нем осознание своей болезни. Под синеватым сиянием солнца его кожа приобрела
пурпурный  оттенок, словно проказа  уже распространилась по рукам  и  груди,
изменив пигментацию и уничтожив нервные окончания.
     Плечи  Кавинанта задрожали. Внезапная слабость устремилась  в  затекшие
мышцы. Он давно уже привык к частичному онемению нервов. Но болезненный цвет
плоти  выглядел  как фатальное  пророчество. В интуитивном  озарении  к нему
пришел ответ на один из многих вопросов. Почему старик встречался  с Линден,
а  не с ним?  Почему доктор Эвери  оказалась здесь,  на  Смотровой  Площадке
Кевина? Да потому что она была последней надеждой на спасение Страны - после
того как он потерпит поражение.
     "Дикая магия больше не властна надо  мной!? Подумать только, какая сила
стала бесполезной! К тому же он попал в ловушку Фоула и обменял свою свободу
на жизнь Джоан.
     Сквозь стиснутые зубы прорвался тихий стон.
     - Кавинант? - участливо спросила Линден. - Что с вами, Кавинант?
     Он молча отвернулся. Несмотря на огромное потрясение, она заботилась  о
нем как о  беспомощном больном человеке. Ему захотелось заплакать от стыда и
слабости. Его взгляд затравленно метался по отвесному склону горного пика.
     - Кавинант! - Ее оклик подействовал на него, как пощечина. - Я не знаю,
чем вам помочь. Скажите мне, что я должна сделать?
     Если  бы он  сам  это  знал.  Его разум  тонул  в  пучине  усталости  и
головокружения.  Неужели, отдав свободу за Джоан,  он  потерял все шансы  на
успех?  Неужели сила,  за которую пришлось заплатить такой  огромной  ценой,
покинула его в мгновение ока? Но Линден здесь была ни при чем. Она вела себя
достойно и заслуживала ответа.
     Не смея взглянуть ей в лицо, он хрипло произнес:
     - Когда ступени закончатся, вы найдете слева на скале небольшой карниз.
Идите по нему до расщелины и, прошу вас, будьте внимательны.
     Сделав  глубокий  выдох,  Кавинант  вцепился  руками за край площадки и
начал спускаться. Его правая нога нащупала выступ первой ступени. Как только
он скрылся под платформой вышки, Линден свирепо зашептала:
     - Черт  бы вас побрал с вашим упрямством! Почему вы  ведете  себя,  как
глупый мальчишка? Я же хотела вам помочь!
     Она говорила с таким отчаянием,  как будто ее рассудок напрямую зависел
от способности помогать  другому человеку. Но Кавинант  пропустил ее гневные
слова мимо ушей. Страх высоты и узкие ступени поглощали все его внимание.
     Он спускался, цепляясь руками за  ступени и ощупывая ногами поверхность
каждого выступа. Сползая  на животе по  холодным камням, Кавинант  намеренно
смотрел только на бугорки ампутированных пальцев. Они напрягались при каждом
движении. Соленый пот затекал в глаза. Мышцы рук и ног дрожали от чрезмерных
усилий.
     Пустота  вокруг  казалась  бездонной.  Свист  ветра  и кипение  облаков
вводили  Кавинанта в  странное гипнотическое состояние.  Тучи  с  ложбинами,
похожие на  зевающие рты, высасывали волю и остатки  мужества. Но он уже был
знаком с этим страхом.
     Глубоко вздохнув, Кавинант  погрузился в облака -  в неподвижный  центр
своего  головокружения. Солнце померкло и через несколько секунд  исчезло из
виду. По мере спуска серый мрак сгущался до полуночной темноты.
     Глубины облачного моря озарились бледной вспышкой,  и почти сразу же за
ней  прогремели  раскаты грома.  Ветер  усилился,  осыпая Кавинанта  мокрыми
ударами  и   пытаясь   столкнуть  его   вниз  со  шпиля.   Онемевшие  пальцы
соскальзывали с каменных ступеней.
     Меч молнии пронесся рядом с  ним,  высвечивая  вихри  кипевших облаков.
Небо с грохотом раскололось надвое. Кавинант инстинктивно прижался к мокрому
камню, едва удерживая крик, который рвался из груди. Но несмотря на вой бури
и вспышки молний, он продолжал сползать на животе по скользким ступеням.
     Острые  жала  холодных  брызг  впивались в  разгоряченное  лицо.  Дождь
превратился в ливень, и его неистовые струи стали походить на небесные розги
в руках  разгневанного  божества. Кожа под мокрой одеждой горела от хлестких
ударов стихии.  Гром и молнии разрывали  тучи на куски,  ликуя  от яростного
безумства.  Но  карниз на  скале  приближался  с каждой  новой  ступенью,  и
Кавинант продолжал спускаться.
     Наконец его ноги отыскали долгожданный выступ. Оттолкнувшись  от шпиля,
он  прижался спиной к отвесному склону и  с тревогой  посмотрел наверх.  Цеп
голубовато-белой  молнии  выдавил Линден из  темноты.  Ее ноги находилась на
уровне его головы.
     Линден сползла  на  выступ, и  Кавинант  подхватил  ее,  чтобы  она  не
оступилась и не упала в пропасть. Впрочем,  доктор Эвери и в аду осталась бы
верной самой себе.
     - Кавинант! - Ветер унес крик в сторону, и он едва разобрал слова.  - С
вами все в порядке?
     - Прижимайтесь к скале! - прокричал  он  в ответ. - Мы должны  отыскать
вход в расщелину!
     Линден резко кивнула.
     Сжав левой рукой ее ладонь, он развернулся спиной к обрыву  и осторожно
зашагал на запад. Молния, вспыхнувшая над головой, осветила на миг  неровный
выступ  в  два-три  фута  шириной,  за  которым  клубились  облака  и  зияла
чудовищная бездна.
     Молот грома ударил его  в темя, вызвав приступ сильного головокружения.
Кавинант  пошатнулся, теряя  равновесие.  Ветер и  дождь,  словно  дикие псы
хаоса, набросились на него, подталкивая к пропасти. Но рука  Линден  служила
ему спасительным якорем. Он прижался к скале, как к возлюбленной на ложе, и,
переведя дыхание, медленно двинулся дальше.
     Вспышки  молний  озаряли  путь.  Всматриваясь  сквозь  дождь,  Кавинант
пытался  отыскать  начало  расщелины.  Внезапно   впереди  мелькнула  темная
вертикальная полоса - широкий шрам на лице утеса.
     Он с трудом  удержался на ногах, когда, свернув за край скалы, оказался
в бушующем потоке. Вода в ручье доходила до колен,  а дно устилала скользкая
щебенка, покрытая грязью. Втащив Линден в расщелину,  Кавинант протолкнул ее
вперед и, цепляясь руками за камни, побрел навстречу стремительному течению.
     Рев  ветра  сменился заунывным воем. Очередная вспышка  молнии осветила
узкое ущелье, которое рассекало склон горы. Вода ревела на порогах, вскипала
пеной и проносилась мимо камней, теснившихся на дне расщелины.
     Одолев  сотню  футов, Кавинант и Линден  взобрались на  большой  валун.
Дождь слепил глаза. Вода  с шипением проносилась внизу, осыпала их брызгами.
Но Кавинант об этом не  думал. Он мог думать  только об отдыхе  -  небольшой
передышке после острых приступов головокружения и мучительных пыток высотой.
     Через несколько минут Линден придвинулась к нему и прокричала в ухо:
     - Что будем делать дальше?
     Он пожал  плечами. Усталость  сковала  его  разум  ледяным оцепенением.
Однако Линден была права; они не могли оставаться здесь вечно.
     -  Нам надо  отыскать  тропу!  - ответил  он,  стараясь перекричать вой
ветра. - Она начинается где-то в этом ущелье!
     - Вы хотите сказать, что не знаете дороги?
     - Я спускался здесь десять лет назад!
     Кроме того, во второй раз он вышел  из забытья уже в подкаменье Мифиль,
куда его перенес Мореход Идущий-За-Пеной.
     Лицо Линден озарилось заревом молнии.  В пелене дождя ее  губы, глаза и
нос казались размытыми пятнами.
     - Что будем делать, Кавинант?
     Воспоминание о Мореходе, веселом друге Великане, пробудило в нем  новые
силы. Опершись на плечо Линден, он поднялся на ноги и спрыгнул в поток.
     - Попробуем идти дальше. Возможно, я вспомню дорогу. Она  без колебаний
спустилась в воду и, схватив его за руку, и прокричала:
     - Не нравится мне эта буря! Я чувствую, что она какая-то не правильная!
     Не правильная? Кавинант с удивлением посмотрел на  нее и смущенно пожал
плечами.  Для  него  эта  буря  ничем  не  отличалась  от  других  природных
катаклизмов,  и  он не понимал того, о  чем  говорила  Линден. Но постепенно
смысл  ее  слов  дошел до Кавинанта.  Буря  пробуждала в  ней  инстинктивную
неприязнь, и поэтому Линден считала ее не правильной.
     Она уже обогнала его на целую голову. Пока он оставался слепым и глухим
к тому, что воспринимали его  чувства, Линден  полным ходом настраивалась на
Страну. Десять лет назад он тоже обладал этим даром и  знал, как  точно тело
реагировало  на  истину  и  ложь,  на  жизнь  и  смерть,  на  целостность  и
разложение. Кавинант мог отождествляться с предметами и явлениями природы: с
деревьями, камнями,  дождем  и ветром. Но теперь он чувствовал только холод,
усталость и боль, словно  силы бури не  имели больше доступа к его сознанию.
Словно он остался без души...
     Кавинант угрюмо зашептал проклятия. Он не понимал, чем вызвана задержка
в  развитии  его чувств.  Неужели  он  перестал быть в  гармонии со Страной?
Неужели болезнь и время лишили его этой удивительной чувствительности?
     "Ад  и  кровь! - подумал он  с обидой. -  Если  Линден  видит  то,  что
ускользает от меня, мне просто нечего здесь делать..."
     На него накатила старая тоска неизлечимо больного человека. Он старался
отогнать  ее  прочь,  боясь,  что  Линден  снова  начнет  тревожиться о  его
самочувствии. Однако этот стыдливый страх еще больше усиливал обиду и злость
на собственную несостоятельность. Он не хотел показывать ей шрамы своей души
-  свои  печали,  сомнения  и  слабости. Впрочем,  Линден было  не  до него.
Повернувшись  к  верховью ущелья, она с  тревогой вглядывалась в сырую мглу.
Кавинант  последовал  ее примеру  и  сквозь ливень уловил  далекий  проблеск
желтого пламени.
     Огонек медленно приближался, спускаясь по склону ущелья. Вспышка молнии
позволила Кавинанту понять, что это был факел в руке человека. В наступившей
тьме  загрохотали  раскаты  грома.  Ветер  завыл над  головой, как  голодная
волчица. Но  странное пламя продолжало пылать, несмотря на ливень и канонаду
бури.
     Когда незнакомец с факелом  приблизился, они  рассмотрели его тщедушную
сутулую  фигуру. Мокрая  одежда старика подчеркивала нездоровую худощавость.
Струйки  воды, стекавшие  с всклокоченных  седых  волос и бороды,  придавали
морщинистому лицу  жутковатое сходство с физиономией невменяемого психа.  Он
искоса  смотрел на Линден и Кавинанта, словно они воплощали видения из самых
страшных его кошмаров.
     Кавинант держался спокойно и уверенно.  Он молча кивнул старику. Линден
украдкой дернула  его за  рукав, как будто  хотела  предупредить о  какой-то
опасности.
     Незнакомец  вытянул  перед  собой  правую  руку  и  растопырил  пальцы.
Кавинант  повторил этот жест. Он  понимал,  что встреча  со  стариком  могла
оказаться  уловкой  Фоула,  но  они  с  Линден нуждались  в убежище, пище  и
информации. В данный момент он принял бы помощь любого человека - и особенно
того, кто мог сберечь пламя  факела под проливным  дождем. Когда он выставил
перед собой ладонь  искалеченной руки,  на его пальце сверкнуло  обручальное
кольцо.
     Лицо  старика исказила гримаса ужаса. Он что-то пробормотал  и отступил
на шаг. Его дрожащий палец указал на кольцо Кавинанта.
     - Белое золото? - прокричал он визгливым голосом.
     - Да! - ответил Кавинант.
     - Неужели это ты, Полурукий?
     - Да!
     - И ты можешь назвать свое полное имя?
     Кавинант постарался, чтобы каждое слово дошло до старика через вой бури
и грохот грома:
     - Юр-лорд Томас Кавинант, Неверящий и Обладатель белого золота!
     -  О  Иллендер!  -  воскликнул  мужчина,  задыхаясь  от  благоговейного
восторга. - Неужели это ты, Хранитель Жизни?
     - Да!
     Старик сделал  еще один шаг назад. Какое-то  мгновение желтоватое пламя
факела освещало его испуганное лицо. Внезапно он повернулся  и зашагал вверх
по ручью, упрямо сражаясь с потоками  воды и грязи.  На ходу он оглянулся  и
поманил их за собой.
     - Кто это? - чуть слышно спросила Линден.
     - Не знаю, - ответил Кавинант.
     Она посмотрела ему в лицо:
     - Вы доверяете ему?
     - А разве у нас есть выбор?
     Прежде чем Линден успела ответить, он оттолкнулся от валуна и побрел по
воде следом за стариком.
     Его  рот  скривился от  кислого привкуса слабости.  Напряжение  прошлых
недель превратило Кавинанта в одряхлевшего мужчину. Тем не менее свет факела
помогал ему находить камни и выступы на скалах, за которые он мог держаться,
а  в трудных местах  Линден подталкивала его в спину.  Уровень  воды в ручье
продолжал подниматься, но они неуклонно продвигались вперед.
     Через некоторое время старик свернул в расщелину,  уходившую  вправо от
ручья.  После небольшого пологого  подъема малоприметная  тропа  устремилась
круто вниз.  Грубые  ступени, вырубленные на скалистом  склоне, вывели их на
дно глубокого каньона.
     Оставив  за спиной  стремительный  поток,  Кавинант нашел  в себе  силы
подумать над вопросом Линден. Да,  он верил этому старику, и основой доверия
был негаснущий  факел. Сохранять огонь под  таким дождем могли лишь  мастера
древесной магии и Лорды. А он знал, что может верить любому из них.
     Спотыкаясь  и  поскальзываясь  на  мокрых  камнях,  Кавинант  шагал  за
стариком. Каньон, сужаясь с  обеих сторон, превращался  в  глубокую трещину,
которая  рассекала  гору, как  огромная  рана.  Через  какое-то  время тропа
вильнула и вывела" усталых путников в небольшую долину.
     Горные отроги  прикрывали это место  от ветра, но  дождь ярился здесь с
прежней силой.  Хлесткие струи бичевали Кавинанта по плечам  и голове. Пламя
факела едва проступало в потоках небесного водопада.
     Следуя за стариком, они одолели  вброд раздувшийся ручей и через минуту
увидели  квадратное  строение, которое прижалось к отвесному горному склону.
Сквозь  пустой  входной проем  проглядывал  огонек очага.  Торопливо  сбив с
ботинок налипшую грязь, Кавинант и Линден вошли в единственную комнату дома.
     Старик стоял  перед ними,  сжимая  в руке  горящий  факел, хотя  за его
спиной в  очаге  пылал яркий огонь. Он с  тревогой смотрел  на своих гостей,
готовый в любую секунду  съежиться  от  страха, -  словно  ребенок, которого
ожидало суровое наказание.
     Кавинант  вдруг  замер на месте.  Его  синяки болели, но он  с растущим
беспокойством осматривал комнату. В Стране действительно что-то изменилось -
причем что-то очень важное и фундаментальное.
     Жилище  поразило  его неожиданным  объединением  камня и  дерева.  Он с
изумлением  разглядывал  глиняные  чашки и  горшки  на  деревянных полках  и
табуретки  вокруг каменного стола. Повсюду  виднелась железная утварь. Части
мебели крепились друг к другу  гвоздями. В  прежние времена  люди, жившие  в
подкаменьях  и  наствольях, использовали  либо только  дерево,  либо  только
камень. Оригинальность и самобытность здесь были ни при чем. Просто навыки и
знание  требовали полной  посвященности  тому  элементу  мира,  который  они
избрали для себя.
     Он с недоумением посмотрел на мужчину, одетого  в лохмотья. Линден тоже
не спускала с него глаз, размышляя о чем-то своем. Однако Кавинант знал, что
она задавала  себе  другие  вопросы,  -  совершенно  не  похожие на  те, что
теснились в его уме. Неужели люди настволий  и  подкамений решили объединить
свои силы и знание? Или это...
     Мир уже не тот, каким он был прежде.
     Резкая боль пронзила его сердце. Он вдруг осознал, что в комнате пахнет
дымом.
     Дым!
     Он  прошел  мимо старика  к  очагу и нагнулся,  рассматривая  дрова  на
раскаленных  углях. Поленья потрескивали, разбрасывая искры, и красные черви
пламени глодали древесную  плоть.  Струйки  дыма вырывались  из пасти топки,
поднимаясь к закопченному потолку. Капли дождя, попадавшие в дымоход, шипели
на углях.
     Кавинант прошептал проклятие.  Люди, которых он знал  в Стране, никогда
не убивали дерево без особой на то надобности. Они принимали помощь ветвей и
стволов, извлекая из них  Земную Силу. Им не  требовалось разрушать те вещи,
которые  они  использовали для  своих  нужд.  Деревья,  почва, камни и  вода
считались священными. Люди Страны хранили и лелеяли любое проявление жизни.
     - Юр-Лорд... - застонал старик.
     Кавинант  повернулся  к  нему. В  его сердце  пылало  горе,  похожее на
ярость. Ему хотелось закричать:  ?Лорд Фоул! Что же  ты наделал, изверг?? Но
он не желал пугать старика и Линден, которые  с тревогой  смотрели  на него.
Взгляд  его спутницы выражал  недоверие. Возможно,  Линден  боялась,  что он
сорвется  и  потеряет  над   собой  контроль.  Старик  находился  во  власти
собственных эмоций.  Стиснув зубы, Кавинант  сдержал  отчаянный крик  своего
негодования. Однако натянутый тон, выдавал его раздражение:
     - Какая сила заставляет этот факел гореть?
     - Мне стыдно, юр-Лорд...
     Голос  старика дрожал, словно он  был  готов заплакать. В  плену  своих
горьких мыслей мужчина, скорее всего, даже не слышал вопроса Кавинанта.
     - Этот храм  мои  предки построили  в твою честь, -  зашептал старик. -
Прадеды моего отца обучались здесь  древнему искусству. Но теперь уже ничего
не осталось. Залы и комнаты  превратилось в  развалины, а наши  святыни... -
Факел  дрогнул в его руке. - У нас  ничего не осталось. Ничего!  За двадцать
поколений мы не добавили к старому ни камня. Эта лачуга недостойна тебя.  Мы
не  поверили тому,  что передали нам  предки.  Последние  поколения  Вольных
Учеников оказались слишком малодушными, чтобы следовать гордым пророчествам.
Я заслуживаю наказания, юр-Лорд! Ударь меня, если хочешь!
     - Ударить  тебя?  -  переспросил ошеломленный Кавинант. -  О нет! Я  не
сделаю этого! -  В его уме вскипали тысячи  вопросов. - Что с тобой, старик?
Почему ты меня боишься?
     - Кавинант! - внезапно крикнула Линден. - Его рука. Смотрите!
     Вода стекала с мокрой одежды. Вода стекала с каждого из  них. Но капли,
падавшие с торца факела, имели красный цвет.
     - Юр-Лорд!  -  прошептал мужчина, падая на колени. -  Я не достоин быть
твоим слугой. - Его тщедушное тело дрожало от страха. - Мне нечего сказать в
свое оправдание.  Я перенял  злую силу  Солнечного  Яда от тех,  кто презрел
заветы наших отцов. Пощади меня! О, как же мне стыдно!
     Он выронил факел  и показал  Кавинанту левую  ладонь. Коснувшись  пола,
смолистая ветвь угасла и превратилась в пепел.
     Ладонь старика рассекали два длинных пореза, из которых сочилась кровь.
При виде  их  Кавинант отшатнулся,  как  от  пощечины.  Где-то  в  отдалении
загрохотали раскаты грома. Сквозняк разметал  по  полу пепел,  оставшийся от
факела. Так вот какая сила поддерживала огонь! Сила человеческой крови!
     Мысли  Кавинанта завертелись  кувырком. Ему внезапно вспомнилась Джоан,
которая царапала  его руку и облизывала  окровавленные  пальцы. Почувствовав
головокружение,  он  пошатнулся, тяжело  опустился на пол и сел  у  каменной
стены. Шум дождя отдавался эхом в его ушах. Так, значит, кровь? Так, значит,
кровь!
     Линден  осмотрела  руку мужчины. Повернув  ладонь  к  свету очага,  она
заставила  его  растопырить  пальцы  и  стиснула  тонкое  запястье  старика.
Кровотечение замедлилось.
     - Рана чистая, - спокойно и уверенно  сказала она. - Инфекции не будет.
Держите руку так. Я сейчас ее перевяжу.
     Инфекции  не будет. Кавинант устало покачал  головой. Его мысли плелись
друг за другом, как слепые калеки.
     - Откуда вы это знаете?
     - Что именно? - спросила она, продолжая осматривать рану.
     Кавинант постарался выразиться точнее:
     - Откуда вам известно, что инфекции не будет?
     -  Ну, это же  так  просто... - Его  вопрос  подействовал,  как бомба с
часовым  механизмом. - Здесь нет никакого покраснения. И я могу... О Боже! Я
вижу боль! - С каждым  мгновением она удивлялась все больше и больше. - Боль
чистая. В ней нет разложения.  Но в это невозможно  поверить...  А  разве вы
ничего не видите, Кавинант?
     Он вновь покачал  головой. Линден подтверждала  его догадку. Ее чувства
уже настроились на Страну.
     Он проклял свое онемевшее тело. Его восприятие оставалось поверхностным
и полуслепым. Но почему? Кавинант  огорченно закрыл глаза. В висках и сердце
запульсировала  старая  обида  прокаженного.  Он  уже  успел  забыть,  какие
страдания может причинять потеря чувствительности.
     Линден  что-то искала на столе  и полках. Он слышал ее торопливые шаги.
Вернувшись к старику, она разорвала на полосы найденный кусок ткани.
     Ты не обманешь надежд... Кавинант вдруг понял, что он смирился со своей
потерей. Это мысль осыпала солью кровавые раны его сердца.
     Огонь, дым и  кровь  - знаки  Зла и  Лорда  Фоула! Прошептав проклятие,
Кавинант  открыл глаза. Есть только один способ  навредить человеку, который
уже все потерял. Вернуть ему что-нибудь любимое, но в сломанном виде.
     Старик со стоном упал на колени  и  распростерся в низком поклоне.  Его
мокрые седые волосы коснулись пола. Дрожащие пальцы благоговейно поглаживали
ботинки Кавинанта.
     - Юр-Лорд! - шептал мужчина. - Ты пришел! Страна будет спасена!  Теперь
я это знаю!
     При  виде  такого уважения  Кавинанту  стало стыдно  за  свою  минутную
слабость. Он не мог жалеть себя и находиться в подавленном состоянии,  когда
кто-то просил его о помощи. Но ему не хотелось разыгрывать роль бесстрашного
спасителя. Он уже знал, к чему это приводит.
     Кавинант  схватил  старика  за  руки  и  заставил его  подняться. Глаза
мужчины испуганно  округлились. В их влажных зрачках отразился страх и огонь
очага. Успокаивая его, Кавинант перешел на мягкий шепот:
     - Назови мне свое имя.
     -  Я Нассис, сын  Джюса  и внук  Прассана,  - дрожащим  голосом ответил
старик. - Прямой потомок Вольного Ученика.
     Кавинант содрогнулся. Насколько  он знал. Вольные Ученики не  связывали
себя  узами  родства и брака. Они  жили в  уединенных  местах  и  занимались
духовной  практикой.  Как-то  раз один  из  них  спас ему жизнь..,  а  затем
трагически  Другой разъяснял Кавинанту вещий сон.
     - Каким же  знанием  обладал твой славный предок? - спросил он, пытаясь
скрыть свое удивление.
     - О,  юр-Лорд!  Он видел твое  возвращение. Именно  поэтому мой  предок
пришел сюда и поселился в долине под Смотровой Площадкой  Кевина. Я не  могу
сказать тебе, откуда взялось  такое  название. В череде поколений мы утеряли
его смысл.
     Голос Нассиса выровнялся и приобрел  напевную  плавность, словно старик
цитировал текст, который помнил многие годы.
     - Мой предок  построил здесь  храм как  место  встречи,  где ты мог  бы
отдохнуть и  исцелиться  от ран. Люди  тех времен знали, что ты приходишь из
мира великих  битв - из мира,  который жесток к  своим героям. В пророческих
видениях  мой  предок  созерцал огромные  бедствия, которые  навлек  на  нас
Солнечный Яд, но для него  они были тогда безымянными, как образы  кошмаров.
Тем не менее он предвидел, что юр-Лорд Иллендер, Хранитель Жизни, вернется в
Страну и избавит ее от  погибели.  С тех пор от сына к сыну наш род передает
слова пророчества и разделяет веру...
     Старик закрыл лицо руками.
     - О,  как же  мне стыдно!  -  прошептал он через несколько мгновений. -
Храм и вера, древнее знание и Страна... Все это теперь в руинах.
     Внезапно  его  голос окреп,  и  в  нем  появились  нотки  восторженного
ликования:
     - Глупцы молили о милости, и они достойны той кары, что постигла их. Но
отныне кончилось время Зла! К нам  вернулся Неверящий! Так пусть  же вопят о
пощаде Верные!
     Пусть солнце дрожит  на своем  пути!  Им больше ничто не поможет!  Горе
вам, алчные и злые! Пусть земля провалится под вашими ногами...
     - Нассис!
     Окрик Кавинанта заставил старика замолчать.  Линден внимательно следила
за  мужчинами. В ее глазах  читались тысячи  вопросов,  но Кавинант пока  не
планировал объяснять ей суть разговора.
     - Нассис, - спросил он старика, - что такое Солнечный Яд?
     - Солнечный  Яд?  - От  изумления у Нассиса  перехватило дыхание.  - Ты
спрашиваешь об этом меня? Неужели ты сам не знаешь... - Его пальцы судорожно
вцепились в седую бороду. - Зачем же ты тогда пришел?
     Кавинант продолжал настаивать:
     - Просто скажи мне, что это такое.
     - Это... Но почему ты спрашиваешь меня? Впрочем, ладно. Тебе виднее.
     Нассис  нахмурился,  замолчал,  а  потом  вдруг  закричал  с  внезапной
страстью:
     - Лучше спроси меня,  что им не является! Это солнце и дождь! Это кровь
и  опустошение!  Страх детей  и  взрослых! Крик и  плач деревьев! Он везде и
всюду.., даже в огне моего факела, юр-Лорд!
     Старик  сгорбился  от  стыда  и унижения.  Страдание  сжало его  лицо в
морщинистый кулак. Он вновь попытался упасть на колени.
     - Нассис!
     Кавинант поддержал его за локоть и подождал несколько секунд, чтобы тот
успокоился.
     - Мы здесь не для того, чтобы оскорблять и унижать тебя. Разве ты этого
еще не понял?
     В его уме промелькнула новая идея. Вспомнив о ране Линден и собственных
синяках, он задумчиво произнес:
     -  Твоя  ладонь кровоточит. Мы  тоже  страдаем от ран. Я...  - Он хотел
сказал,  что больше не чувствует  сути  вещей, но эти  слова  застряли в его
горле. - Я давно уже не был  в Стране, и нам не обойтись  без твоей  помощи.
Нет ли у тебя исцеляющей глины?
     Брови Линден удивленно поднялись.
     - Исцеляющей глины? - спросил его Нассис. - Что это такое?
     На лице  Кавинанта  промелькнула досада.  ?Неужели  он  не знает  такой
простой вещи? - В его сердце рождался гневный крик:
     - Это Земная Сила! Это жизнь!"
     - Исцеляющая глина имеет целебные свойства, - ответил он вслух, сердито
взглянув на хилые плечи Нассиса. - Тебе бы она не помешала.
     - Прости меня, юр-Лорд, но я не знаю...
     - Ее брали где-то здесь - в этой долине!
     Он вспомнил Лену и ее испачканные глиной руки.
     Нассис обрел наконец чувство собственного достоинства:
     - Я старик, но никогда не слышал о такой глине.
     -  Проклятие! -  воскликнул  Кавинант. -  Может быть, ты  скажешь,  что
никогда не слышал и о Земной Силе? Старик опустил голову и тихо спросил:
     - О какой Земной Силе ты говоришь?
     Руки  Кавинанта вцепились в плечи  Нассиса.  На какой-то миг он потерял
контроль над собой,  и его  ярость вырвалась наружу. Однако Линден, стоявшая
рядом, толкнула его в бок:
     - Кавинант! Он  же говорит  правду!  Он обжег ее взглядом, как хлыстом.
Губы Линден поджались, но она не дрогнула:
     - Старик не знает, о чем ты говоришь.
     Она  ненароком  обратилась  к  нему  на  ?ты?.   Ее  непосредственность
заставила  Кавинанта  замолчать. Он верил  ей. Линден чувствовала  правду  с
такой же непогрешимостью, с какой видела боль Нассиса или патологию странной
бури.
     "Значит, исцеляющей глины больше нет?? Его сердце обливалось кровью. ?О
ней забыли - либо  случайно, либо  преднамеренно.  Какой парадокс!  Попав  в
беду, люди  Страны отвергли  исцеляющую  глину!  Отбросив Земную  Силу,  они
приняли взамен Солнечный  Яд!? То, что открыл ему  Нассис, оказалось тяжелым
откровением. Он снова опустился на пол, словно немощный инвалид.
     Линден нагнулась и заглянула ему в глаза. Она тоже нуждалась в ответах.
Но он ничем не мог  ей  помочь.  Через  пару  минут она подошла к  Нассису и
спокойно спросила:
     - У вас есть какая-нибудь еда?
     - Еда? - смущенно переспросил он, словно вспомнив о невыполненном долге
гостеприимства. - Да, есть. Но она недостойна юр-Лорда.
     - Мы хотим есть.
     Ее тон не терпел возражений. Нассис кивнул и, подойдя к противоположной
стене, начал  снимать  с  полок  тарелки  и  глиняные  горшки. Вернувшись  к
Кавинанту, Линден опустилась рядом с ним на колени.
     - Что  случилось? -  настойчиво  спросила  она.  На его  лице появилось
отчаяние.
     - Что-то не так?
     Он  не хотел отвечать на ее вопрос. Болезнь осудила  его на пожизненную
изоляцию, и Кавинант провел в одиночестве  десять лет  своей  жизни. Желание
Линден  понять  его боль  лишь  обостряло  страдания души. Он  не  собирался
выставлять перед ней свои  незаживающие раны. Но эти мягкие глаза и  строгий
рот  по-прежнему  просили  ответа.  Она  рисковала здесь  не  меньше  его  и
заслуживала полноправного партнерства.  Собрав свою  волю в кулак,  Кавинант
прошептал сквозь зубы:
     -  Мы  поговорим  об этом  позже.  Ладно? Мне  нужно  время,  чтобы все
обдумать.
     Ее челюсти  сжались;  темнота  заклубилась  в  карих  глазах.  Кавинант
отвернулся, чтобы не наговорить ей лишнего до того, как  он восстановит свою
рассудительность.
     Нассис  расставил  на столе  чаши  с сушеным мясом,  фруктами и пресным
хлебом. На его лице застыла смущенная улыбка, как будто он заранее знал, что
пища,  предложенная им будет  отвергнута. Линден поблагодарила его и села за
стол, но  Нассис  расслабился  только после одобрительного  кивка Кавинанта.
Старик  вынес несколько горшков за дверь, чтобы собрать  для  питья дождевую
воду.
     Кавинант  рассеянно смотрел  на еду,  словно  у  него  не  было  причин
отвлекаться на такие пустяки. Однако он знал, что это не так. На самом  деле
он тонул в этих причинах. Они не поддавались определению, и их  неуловимость
лишала его мужества. Неужели он действительно отдал свою душу Презирающему?
     Став прокаженным,  Кавинант  породнился с беспомощностью.  Много лет он
обучался ее секретам. Проказа неизлечима. Чтобы жить с  этой мыслью, больным
приходится  превращать  свои  непосредственные  нужды в  спасительные  якоря
рассудка. Они  игнорируют абстрактную безмерность своего горя и, вместо того
чтобы жаловаться на судьбу, стараются жить заботами настоящего времени.
     Не   имея  другого  ответа,  Кавинант  вцепился  в  эту  прагматическую
мудрость. Он заставил  себя разжевать  и проглотить кусочек фрукта, а  затем
ему на помощь  пришли привычка и голод.  Возможно, такое решение  и не  было
достаточно хорошим,  но он остановился на  нем -  вернее, зацепился за него,
соскальзывая в бездну отчаяния.
     Нассис смиренно стоял у  стола, украдкой посматривая на  своих  гостей.
Когда они покончили с едой, он нетерпеливо сказал:
     -  Юр-Лорд,  я  твой слуга.  Мой отец Джюс, дед Прассан и  все  потомки
Вольного  Ученика мечтали служить тебе, способствуя спасению Страны.  -  Его
голос дрожал, но он не  обращал на  это внимания. -  Мы  ждали  тебя слишком
долго. Солнечный Яд распространился повсюду  и окреп. Как  же ты собираешься
бороться с ним?
     Кавинант тяжело  вздохнул.  Он  не был готов к таким  вопросам. Тем  не
менее после еды его настроение улучшилось, а Нассис и Линден заслужили право
на ответ.
     - Мы отправимся в Ревелстоун... Он произнес это название  медленно и  с
внутренним трепетом. Кавинант боялся, что Нассис снова не поймет того, о чем
он говорил. Если в Стране не осталось  Лордов, то, возможно, не существовало
и их Замка.  Или  кто-то  поменял названия  мест  и  имена.  Времени  прошло
достаточно. В Стране могло случиться все, что угодно.
     Однако Нассис тут же воскликнул:
     - Ты прав! Обрушим месть на злобных Верных! О-о! Я представляю, как это
будет здорово!
     "Он снова говорит о каких-то Верных?, - подумал Кавинант.
     Посчитав вопрос  о  них преждевременным,  он решил  опробовать еще одно
знакомое название:
     - Но сначала мы должны спуститься в подкаменье Ми-филь...
     - Нет!  Туда  вам нельзя!  - перебил Кавинанта  старик. Его  горячность
выражала  нечто большее,  чем тревогу.  -  Не ходите  в деревню.  Люди стали
злыми..,  очень  злыми. Они  поклоняются  Солнечному  Яду.  Они говорят, что
ненавидят Верных. Но на самом деле это не так. Их поля залиты кровью!
     Снова  кровь.  Снова Солнечный Яд и Верные. Как много нового предстояло
узнать Кавинанту.  Судя  по  ответам  старика, большинство названий в Стране
сохранилось  до  настоящего  времени.  У  него   появилась  слабая  надежда,
связанная с  поисками  Земной  Силы. Без нее он  не  мог сразиться с  Лордом
Фоулом. Без нее он не видел смысла в дальнейшей борьбе со Злом.
     Огорченный  взгляд  Нассиса   и  гнетущее  молчание  Линден   требовали
какого-то  решения.  Покачав  головой,  Кавинант  отбросил  прочь навязчивую
безысходность. За десять лет болезни он научился побеждать отчаяние и страх.
Он знал, как выходить из-под их власти.
     - У нас  нет другого пути, - сказал Кавинант. - Чтобы попасть в Страну,
мы должны пройти через подкаменье Мифиль.
     -  Это верно, - со  стоном ответил старик. - Ты прав. Но заклинаю тебя,
не ходи  туда!  Люди  стали очень  злыми!  -  Его лицо исказилось в  гримасе
отвращения.  -  Они  слушают  слова  Верных  и  верят  этой  мерзости!   Они
насмехаются над старыми поверьями, считая предания о тебе безумной болтовней
какого-то старого гравелинга. Не ходи туда!
     -  Но как  же я  тогда попаду  в Ревелстоун? -  нахмурив брови, спросил
Кавинант.
     "Что с ними произошло? Я должен найти там помощь и друзей?.
     Внезапно старик направился к выходу.
     - Я сам пойду в деревню - к моему сыну. Сандер такой же злой, как и все
остальные.  Но он  мой  сын! Когда  он  навещает  меня,  мы часто беседуем о
прошлом, и я  рассказываю ему об истинном  призвании  мужчин нашего славного
рода. У него еще осталась частичка души.  Он проведет нас через подкаменье и
поможет добраться до Ревелстоуна.
     -  Подожди! Мы  пойдем с  тобой! Кавинант вскочил  на  ноги,  и  Линден
присоединилась к нему.
     - Нет! Я должен идти один! - настойчиво ответил Нассис.
     - Тогда хотя бы пережди этот ливень. Зачем так торопиться?
     Кавинанту не хотелось отпускать старика. Тот выглядел слишком  дряхлым,
чтобы выдержать  еще одно путешествие под дождем.  Однако Нассис был другого
мнения.
     -  Буря продлится  до середины ночи, - возразил он Кавинанту. - Так что
мне лучше поспешить!
     - По крайней мере, возьми факел! Нассис вздрогнул, как от удара плетью.
     - О, не смущай меня, юр-Лорд! Я знаю дорогу. Позволь мне  искупить свои
сомнения.
     Он выбежал в дождь.
     Линден хотела догнать старика, но Кавинант схватил ее за руку.  Краткая
вспышка  молнии озарила  долину.  В ее  отблеске они  увидели  темную фигуру
Нассиса,  который, спотыкаясь, спешил  к ручью. Через миг он  исчез во мгле,
словно раздавленный молотом грома.
     - Пусть идет, - со вздохом сказал Кавинант. - Если мы погонимся за ним,
то, скорее всего, сорвемся где-нибудь со скалы и переломаем кости.
     Он  не  отпускал  ее  до  тех  пор, пока она не  кивнула. Потом они оба
вернулись к очагу. Кавинант прижался спиной к теплой  стене дымохода. Линден
села напротив. Влажные  локоны  липли  к ее  лицу,  подчеркивая складки  над
переносицей и в уголках рта.
     Кавинант ожидал от нее гневных слов или какого-то негодования по поводу
той ситуации, в которой они оказались. Но когда она заговорила, ее голос был
тихим и спокойным:
     - Все не так, как ты думал, верно?
     - Да, не так. - Он прилагал неимоверные усилия, однако не мог подняться
над своим унынием. - В Стране произошло что-то ужасное.
     К счастью, Линден не относилась к числу слабонервных.
     -  Но что именно? Ты говорил, что был здесь  десять лет назад. За такой
короткий срок не могло случиться ничего серьезного.
     Вопрос Линден напомнил ему о пророчестве Фоула. Он решил, что сейчас не
время  рассказывать  о  нем.   Ей   и  так  хватало  тревог  и  таинственных
предостережений.
     - Я имел в виду  десять  лет по меркам нашего мира. Ради ее спокойствия
он не стал упоминать о ?реальном измерении?.
     -  Время  здесь  идет  гораздо быстрее.  Как  во  многих  снах. Я...  -
Почувствовав неловкость, он  заставил себя посмотреть ей в глаза. - На самом
деле мне доводилось  бывать в Стране трижды.  В нашем мире я  терял сознание
лишь на несколько  часов,  но здесь проходили целые  месяцы.  Если перевести
десять лет моей жизни на время Страны... О черт!
     Лорд Фоул упоминал о двадцати  веках забвения. И потом такой же срок он
готовил свою страшную месть.
     -  Если  пропорция осталась той же, можно  говорить о трех  или четырех
тысячелетиях.
     Она   приняла  этот   факт   как   еще   один   вызов,   брошенный   ее
рассудительности.
     -  А  почему ты  расстроился из-за  исцеляющей  глины? Что в ней такого
особенного, Кавинант?
     - Ему хотелось закрыть лицо руками, чтобы  утаить  от Линден свою боль.
Он чувствовал себя  едва  ли  не  голым  под  мощным радаром ее  обостренных
чувств.
     - Исцеляющая глина лечила любые раны  и болезни. Попадая в  Страну,  он
дважды избавлялся от своей проказы. Но тема исцелений пугала его. Если бы он
начал рассказывать  ей  о  глине,  ему  пришлось  бы  объяснить,  почему это
средство не излечило его до конца. Потом разговор перешел бы на автономность
Страны и на отсутствие связей между двумя мирами. Зажившая рана на его груди
ничего не означала. Он знал, что,  когда они  вернутся в свое измерение,  их
телесное  состояние останется  прежним. Он  снова  будет умирать  от ножевой
раны. А она, в худшем случае, даже не успеет перевязать его грудь.
     Кавинант  решил  придержать эти сведения  до  лучших  времен.  Еще одно
потрясение  могло выбить Линден  из колеи.  Но ему  не удалось сдержать свое
раздражение. Указав на очаг, он сердито сказал:
     - Да что там глина! Смотри! Вот дым, зола и пепел! Люди Страны, которых
я  знал,  никогда не  использовали огонь,  который  разрушал  древесину. Они
обходились без  очагов. Им было известно, что деревья, камни и вода  несут в
себе Земную Силу - силу жизни! Каждый из них мог развести огонь или  сделать
парусную лодку.  Но они использовали для этого Земную  Силу  в дереве,  а не
древесину.  Среди  них  имелись великие мастера, способные творить чудеса. И
Земная Сила являлась сутью их знания.
     Перед его глазами замелькали лица Лордов, гравелингасов и хайербрендов.
     - Она  была так важна для этих людей, что ради нее они не жалели  своих
жизней. Они служили  Силе, а  не использовали ее.  И в  ответ она дарила  им
знание.  Она  обостряла  их  чувства и лечила  раны. Люди,  которых я  знал,
боготворили Земную Силу. Огонь, подобный этому, поверг бы их в ужас.
     Ему не  хватало слов.  Он не мог передать своей тоски о прежней Стране,
где осина  и гранит, вода и  почва -  любой  элемент природы  - находились в
апогее  своего могущества и красоты. Одухотворенный мир, в котором  земля  и
люди любили и уважали друга друга.
     Линден  смотрела на  него  как  на безумца, лепечущего бред.  Проглотив
обиженное ворчание, он скомкал свой рассказ, словно клок бумаги:
     - Я вижу, что люди потеряли Земную Силу. Она забыта или мертва.  Теперь
у них есть  Солнечный Яд. Если я правильно понял, именно он заставлял гореть
факел  Нассиса под проливным дождем. Чтобы пробудить огонь, старику пришлось
порезать себе  ладонь,  но  дерево  все равно погибло.  Он  сказал, что этот
ливень тоже вызван Солнечным Ядом.
     Кавинант  непроизвольно  поежился.  Огонь  очага  отражался в  лужах за
входным проемом, превращая их в злые глаза беспощадной бури.
     Линден смотрела на него с немым укором.
     - Я ничего  не понимаю, - запинаясь,  прошептала  она.  - Твои слова не
имеют для меня никакого смысла. Он снова увидел страх в ее глазах.
     -  Вся эта  магия,  сила...  Я не могу поверить... Она быстро осмотрела
комнату и судорожно запустила пальцы в волосы, как  будто хотела вытащить из
себя переполнявшую ее истерию.
     - Наверное, я схожу с ума.
     - Мне знакомо твое отчаяние, - попытался успокоить ее Кавинант.
     Когда он впервые попал  в Страну, безумие довело его до дикости. Именно
тогда  Кавинант  и  совершил  худший  поступок  в  своей  жизни.   Он  хотел
придвинуться  к Линден, защитить ее от грохота бури и мрачных  предчувствий,
но онемевшее тело не подчинялось ему.
     -  Не  сдавайся,  -  настаивал  он.  -  Задавай  вопросы. Пытайся  хоть
что-нибудь понять. Я расскажу тебе все, что знаю.
     На миг  ее взгляд  метнулся  к  нему, как руки  брошенного ребенка.  Но
ладони  тут же сжались в  кулаки.  На лице появилось выражение  непримиримой
гордости. Жестким усилием воли она восстановила контроль над собой.
     - Вопросы? - прошептала Линден сквозь зубы. - Да. Их у меня достаточно.
     Она говорила так,  словно  обвиняла его в своих страданиях. И он принял
на себя эту вину. Да, ему следовало догадаться, что она пойдет за ним в лес.
Однако в ту пору у него не хватило бы мужества на такую догадку.
     - Итак, ты  бывал уже здесь раньше, - сказала она.  - Но почему  к тебе
относятся с таким уважением и называют юр-Лордом? Какие подвиги ты совершил?
Зачем Лорду Фоулу понадобились твои услуги?
     Кавинант облегченно вздохнул -  ему  нравилась решительность Линден. От
внезапной слабости  у него вдруг помутилось в  глазах, но он не придал этому
большого значения.
     - Люди считали меня возродившимся героем - Береком Полуруким...
     Воспоминания принесли  с собой печаль  и  вину за прежние проступки. Он
принял их безропотно и смиренно.
     - Берек жил за  тысячи  лет до  того, как  я  здесь появился.  Согласно
легендам,  он открыл людям  Земную  Силу  и  сделал Посох  Закона,  чтобы ею
управлять. Его считали  основоположником великого знания  о Силе. И  он стал
прародителем Лордов, учредив Совет, который управлял Страной и защищал ее от
Фоула Презирающего.
     "Совет! - простонал он про себя, вспоминая Морэма, Протхолла и Елену. -
О боль души! Ад и кровь!"
     С дрожью в голосе Кавинант продолжал свой рассказ:
     -  Когда я появился здесь,  меня  приняли  за  возрожденного Берека. Во
время войны с Лордом Фоулом он потерял два последних пальца на правой руке.
     Линден на миг приподняла брови, но не стала перебивать его.
     - Я вошел в Совет и обрел титул юр-Лорда.  Остальные прозвища пришли ко
мне  позже - в основном, после моей победы над Презирающим. Однако Неверящим
я назвался сам.  Мне долгое время казалось, что я не живу здесь, а вижу сон.
И я  не  знал, что с  этим делать. - Горько покачав головой,  он со  злостью
добавил:
     - Мне не  хотелось  ввязываться ни  в какие дела.  Я был тогда озабочен
только собой и своей  болезнью. Это обычная проблема  прокаженного человека.
Но теперь я знаю, что ошибался...
     Кавинант надеялся, что она поймет его сбивчивое объяснение и что ему не
придется рассказывать ей о своих преступлениях.
     - Да, я был не прав. Когда появляются желания и цель, понятия реального
и нереального уже  не имеют значения.  Человеку  надо заботиться  о  ком-то,
иначе он превращается в самовлюбленное животное.
     Он  замолчал,  встретив взгляд  ее  проницательных глаз.  Она  кивнула,
одобряя его убежденность.
     - Дело кончилось тем, что я начал заботиться о Стране.
     - Земная Сила обострила твои чувства?
     - Да, я обрел этот
     Боль невосполнимой потери ужалила его в сердце. Усталость и  напряжение
ломали все оборонительные рубежи.
     -  Страна  неописуемо  прекрасна. Любовь и забота людей превращали ее в
сказочный    А   прокаженные,  -  язвительно  подытожил  он,  -   очень
восприимчивы к любви и красоте.
     Линден слушала его как врач, которому встретилась редкая болезнь. Когда
он замолчал, она осторожно спросила:
     - Ты  назвался старику  Неверящим  и Обладателем белого золота. О каком
золоте идет речь?
     Кавинант невольно  содрогнулся. Чтобы скрыть свои чувства, он пригнулся
к очагу и поправил горевшие поленья. Вопрос Линден задел его за живое. Но он
чувствовал  себя слишком усталым, чтобы касаться сейчас этой  темы. В то  же
время ему не хотелось огорчать ее уклончивым ответом.
     - Это мое обручальное кольцо,  - мрачно прошептал  Кавинант. - Несмотря
на то что  Джоан развелась  со  мной, я продолжал его носить.  В ту пору мне
казалось,  что  болезнь лишала меня  всех  радостей жизни. Кольцо оставалось
последней  связью  с женой,  ребенком  и  людьми.  В  этом  мире  оно  вдруг
превратилось в талисман - вместилище силы, которую называли дикой магией или
?магией, разрушавшей мир?. Я и сам не знаю, почему так получилось.
     Он обругал себя мысленно за недостаток храбрости. Линден придвинулась к
нему, продолжая наблюдать за его лицом.
     - Ты думаешь, я не выдержу всей правды? - спросила она.
     Он вздрогнул. Как она догадалась?
     - Ты  выдержишь. Но я  знаю, как это  тяжело.  Во всяком случае, мне не
хотелось бы подвергать тебя новым потрясениям.
     За каменной  стеной  дождь с  неистовой злобой  заливал  долину; гром и
молнии  дрались  друг с другом  среди  Но внутри хижины  было тепло,  и
воздух,  с легким привкусом дыма, действовал как снотворное. Кавинант устало
закрыл  глаза, позволив себе ненадолго укрыться от колючих взглядов  Линден.
Он так долго не отдыхал. Столько дней без сна и покоя...
     Однако  Линден  не  хотела  прерывать  разг  Ее   голос  напоминал
настоятельное прикосновение.
     - Этот Нассис... Он - сумасшедший.
     - Почему ты так решила? - сквозь дрему спросил Кавинант.
     Линден молчала, пока он  не открыл глаза  и не посмотрел на нее. Словно
оправдываясь, она сказала:
     -  Я  чувствую  потерю равновесия  в  его  душе. Неужели  ты  ничего не
заметил? Безумие Нассиса написано на его лице; оно  во всем - в движениях, в
голосе.  Я поняла  это еще там, в  ущелье,  когда старик спускался к нам  по
склону горы.
     Он с раздражением отбросил свою усталость.
     - Ты хочешь сказать, что мы не должны ему доверять?  Что он выживший из
ума старик, которому нельзя верить?
     -  Возможно.  -  Линден перевела взгляд  на  свои  руки,  которыми  она
обнимала колени. - Я не знаю, стоит  ли ему доверять. Но он сошел  с  ума от
долгого одиночества. Хотя, конечно, Нассис верит в то, о чем говорит.
     - Тогда он тут не единственный сумасшедший, - пробормотал Кавинант.
     Он отодвинулся, предлагая  Линден  место у теплой  стены. Ему  хотелось
спать, и в  тисках  усталости  его не волновало  безумие  старика. Но Линден
ожидала ответа. Поискав в уме слова, он сонно ответил:
     -  Я  не  могу  чувствовать  того, что чувствуешь ты.  Когда  усталость
перелилась  через край, он  смутно осознал,  что Линден  встала  и принялась
шагать по комнате рядом с его распростертым телом.

     Он  проснулся от тишины.  Шум дождя  сменился тихой  капелью.  Какое-то
время Кавинант неподвижно  лежал на полу,  радуясь окончанию неистовой бури.
Отдых принес ему хорошее настроение. Он чувствовал себя бодрым и сильным.
     Приподняв  голову, Кавинант взглянул на  Линден.  Она стояла в  дверном
проеме, осматривая долину и ночное небо. Ее плечи подрагивали от напряжения.
Пальцы рук беспокойно мяли подол рубашки. Почувствовав взгляд Кавинанта, она
повернулась  к нему.  Комнату  ярко  освещал огонь  очага. Очевидно,  Линден
подбросила  в  него несколько  поленьев. Он видел,  как  в  уголках  ее глаз
скопились  морщинки,  словно  она  по-прежнему  приглядывалась  к тому,  что
вызывало тревогу.
     - Дождь перестал в полночь. - Она кивнула на дверной проем:
     - Старик знал, о чем говорил.
     Кавинанту   не  понравилась  нервозность   Линден.  Стараясь   казаться
безучастным, он спросил ее:
     - Так что ты решила делать?
     - Жить  по  своим  старым правилам,  - пожав плечами,  ответила  она. -
Смотреть судьбе в  глаза. Идти вперед.  Пытаться выяснить, что происходит. -
Линден порывисто вздохнула. - Это, пожалуй,  единственный  способ оставаться
на плаву, несмотря на груз прошлых бед.
     Он не совсем понимал, о чем она говорила.
     - Ты ничего о себе не рассказываешь,  - произнес Кавинант. - Мне трудно
улавливать ход твоих мыслей.
     Ее  лицо стало напряженным  и строгим. Прохладный тон  отсек эту  тему,
словно нож.
     - Нассис еще не вернулся.
     Его  удивила  странная  реакция Линден. Неужели в ее  жизни  тоже  были
события, которые требовалось  скрывать? От кого она защищала свои  секреты -
от себя или от него? Внезапно смысл ее слов дошел до его сознания.
     - Он не приходил?
     За это время старик мог дважды сходить в деревню и вернуться.
     - Во всяком случае, я его больше не видела.
     - Проклятие! - В горле у Кавинанта пересохло от страха. - Что же,  черт
возьми, с ним могло произойти?
     - Откуда мне знать? - Злость Линден свидетельствовала о том, как сильно
истрепались ее нервы. - Не забывай, я здесь впервые!
     Ему хотелось огрызнуться, но он сдержал язвительный ответ.
     - Прости, если я чем-нибудь тебя обидел. Она резко отвернулась.
     - Возможно, Нассис упал со скалы. Или  жители подкаменья оказались  еще
более опасными, чем он предполагал. Кто знает, может быть, у него вообще нет
никакого сына.
     Он видел, как Линден расслабилась, проглотив свое раздражение.
     - Что будем делать? - спросила она.
     -  А разве  у  нас есть  выбор? Так или  иначе мы  должны спуститься на
равнину.
     Он заставил себя пересмотреть свое отношение к старику.
     - Нет, я не могу представить Нассиса в роли  предателя. Такие люди, как
он, помогали мне даже тогда, когда я не заслуживал их дружбы.
     - С  тех пор прошло  три тысячи лет, - возразила она. Кавинант печально
промолчал. Он причинил людям Страны так  много зла,  что если  они теперь  и
помнили  о нем, то только  как о  гнусном  злодее. Содрогаясь от  внезапного
отвращения,  Кавинант  решил  рассказать о своем преступлении, совершенном в
подкаменье  Мифиль, - историю о Лене, несчастной дочери Этиаран. Впервые  за
десять  лет он встретил  женщину, которая  не боялась  его болезни. И Линден
должна была понять, с каким негодяем она имеет дело.
     Кавинант открыл  рот  и  испугался.  Слова  вертелись  в  уме,  но язык
отказывался их произносить.  Не в  силах вынести  взгляда ее  проницательных
глаз, он выбежал из каменного жилища.
     Ночь казалась хрустальным склепом. Облака разбегались по  сторонам, и с
горных  вершин  струился  прохладный  воздух.  Звезды  мерцали  в  бездонной
Вселенной, как крошечные  осколки разбитой надежды. В  их призрачном  свете,
ниже раболепных спин  двух  холмов, виднелся поток,  пересекавший  небольшую
долину.  Кавинант  направился  к  нему, внезапно  вспомнив  то место, откуда
начиналась  тропа в подкаменье.  Заметив  отсутствие  Линден, он  недоуменно
остановился.
     - Кавинант!
     Ее крик вонзился в ночь и отразился эхом от горных склонов. Он бросился
обратно, не разбирая пути в неистовом беге.
     Рядом с хижиной старика чернели развалины древнего храма. Линден сидела
на куче обломков и ощупывала какой-то темный предмет, лежащий  среди камней.
Взбежав к ней, Кавинант склонился над телом.
     - О  кровь  ада! -  прошептал  он. - Нассис! Старик  лежал  на  животе,
раскинув руки, словно обнимал руины. Из его спины торчала рукоятка ножа.
     - Не прикасайся к нему, - прошептала Линден. - От  него еще веет жаром.
- Ее голос дрожал от ужаса.
     Еще веет жаром? Кавинант отбросил прочь свое отчаяние.
     - Возьми старика за ноги. Мы отнесем его в хижину и осмотрим рану.
     Линден  не  шевелилась.  При свете  звезд  она  выглядела  маленькой  и
напуганной девочкой.
     Он закричал, чтобы вывести ее из оцепенения:
     - Я предупреждал  тебя, что здесь будет опасно!  Ты  думала, я  шутки с
тобой шучу? Бери его за ноги! Живо! Ее печальный голос казался шепотом ночи:
     - Он мертв. Мы ничем ему уже  не  поможем. Горечь ее  слов умерила гнев
Кавинанта. Он вдруг испугался, что рассудок Линден не выдержит такого ужаса.
Он боялся ее  потерять. Но она встала  и  нагнулась  к ногам Нассиса. Волосы
закрыли ее лицо. Он поднял старика  за плечи, и они отнесли окоченевшее тело
в дом.
     Кавинант  осмотрел  рану Нассиса. Крови  не  было;  очевидно,  ее  смыл
ливень. Судя  по всему,  труп пролежал под дождем  довольно долго. Линден не
сводила взгляда с ножа. Черное железо притягивало ее, как магнит.
     - Он умирал около  часа, - хрипло  сказала она. - Удар  парализовал его
мышцы, и Нассис истек кровью буквально у нас под боком.
     Кавинант заметил жилку, которая пульсировала на ее виске.
     - Это истинное Зло.
     От того, как она произнесла  последнюю фразу, у  него по спине пробежал
холодок.  Кавинант  знал,  о  чем  говорила  Линден.  Когда-то  он тоже  мог
чувствовать  такие вещи. Она  уловила ту жуткую безжалостность, с какой рука
убийцы сжимала нож. Она ощутила злобу, вдохновившую человека на этот  А
от  железа  по-прежнему веяло  жаром... Он  с  трудом подавил стон отчаяния.
Убийца Нассиса обладал огромной и зверской силой. Силой Зла и разрушительной
магии!
     Он попытался найти какое-то объяснение:
     - Этот  человек,  очевидно, знал,  что мы  находились в доме. Иначе для
чего  оставил  старика на куче камней перед входом? Ему хотелось,  чтобы  мы
обнаружили тело, - причем  не сразу, а после  того как  он уйдет. - Кавинант
прикрыл глаза, стараясь остановить круговорот мыслей. - Нассиса  убили из-за
нас..,  чтобы не  позволить  ему  встретиться  с сыном.  Он  многое  мог  бы
рассказать нам о Стране, и поэтому его лишили жизни. Черт возьми! Я чувствую
здесь зловоние Фоула!
     Линден не слушала его.  Она размышляла о чем-то  своем. Страх превратил
ее голос в шелест сухой листвы:
     - Это не по-людски...  Люди так  не поступают. Не  обращая  внимания на
странность ее слов,  Кавинант  продолжал излагать свое мнение.  В его сердце
вновь пробудился гнев на Лорда Фоула.
     -  Горячий  нож  мог  оставить  после  себя только очень могущественный
убийца! И здесь, конечно же,  не обошлось без вмешательства Презирающего! Он
приказал  убить Нассиса, чтобы мы ничего не узнали.  И я  подозреваю, что за
смертью старика кроется какая-то ловушка!
     -  Люди так не убивают, -  шептала Линден, переводя  на  него невидящий
 - Они не убивают друг с друга с таким удовольствием.
     - А кто же тогда ударил старика ножом? Он уловил в ее голосе отчаяние и
страх. Но смерть Нассиса возмутила его до глубины  души,  и  ему не  удалось
сдержать свой гнев.
     -  Ты  все  время  твердишь,  что  люди  здесь  ни  при  чем.  Он  что,
поскользнулся  под  дождем  и сам  упал  на  этот  нож? Или, может  быть, ты
думаешь, что клинок свалился с неба?
     Линден пропустила  его сарказм мимо ушей. Ее потрясение было выше любых
обид. Она заметила иронию в словах Кавинанта, но это ни на миг не поколебало
ее уверенности.
     - Люди  убивают друг  друга  из-за  голода  и страстей  или потому, что
боятся. Они убивают,  защищая свою  жизнь или если  кто-то  принуждает  их к
этому.  -  Ее  голос стал пронзительным,  вот-вот  сорвется на  крик.  -  Но
убийство никому не приносит удовольствия!
     - Ты ошибаешься, Линден.
     Он уже усвоил, что его спутница лучше  всего справляется с потрясениями
в минуты  ярости и  гнева.  Вид ее  страданий побудил Кавинанта  попробовать
возразить ей.
     - Люди любят убивать, потому что сила нравится всем и  каждому.  Многие
из  нас  контролируют эту  страсть только  из-за страха наказания. Обманывая
себя, мы говорим, что  насилие не приносит нам никакого удовольствия. Но это
лишь ложь в утешение. Мы оба знаем, что убийство старика ничем не отличается
от тысяч других преступлений. Просто оно до боли очевидно, вот и все.
     Дрожь  отвращения  пробежала  по  ее  лицу.  Казалось,  что  его  слова
причинили ей  еще больший вред. Какой-то миг Кавинант боялся за ее рассудок.
Но через несколько секунд она взяла свои чувства под жесткий контроль.
     - Я  хочу... - Усилие  воли затуманило ее глаза. Голос  дрогнул, и  она
сделала паузу, справляясь с  волнением. - Я хочу  встретить этого  убийцу. Я
хочу посмотреть этому ублюдку в глаза. Тогда мне все станет ясно.
     Кавинант  кивнул,  перетирая  зубами собственную  злость. Он тоже желал
найти убийцу Нассиса.
     - Я думаю, тебе еще представится такая возможность. Но сейчас нам лучше
спуститься в подкаменье Мифиль. К  сожалению, у нас больше нет проводника, и
мы не узнали о том, что случилось в Стране за время моего отсутствия. Однако
нам  все  равно не  удастся  предусмотреть всех  хитростей  Фоула.  Он долго
готовился к нашей  встрече. Возможно, убийца  не  напал  на нас здесь только
потому, что ему приказано встретиться с нами по пути в деревню.
     Какое-то время  Линден  молчала,  собираясь с силами.  Затем решительно
направилась к двери.
     - В дорогу, Кавинант!
     Он  не колебался. Смерть  Нассиса взывала к мщению.  Рука  об руку  они
шагнули в ночь.
     Несмотря на  твердую  решимость,  Кавинант  не  торопился.  Он не желал
бросаться  напролом  в  темноту,   чтобы  затем  проклинать  себя  за   свою
опрометчивость. Скудный  свет  звезд едва освещал окрестности и скользкую от
грязи землю. Путь в подкаменье таил немало опасностей.
     Дойдя до  ручья, он и Линден спустились по нему в небольшую расщелину и
начали пробираться  между высокими отвесными  скалами. Через некоторое время
они  протиснулись  в  трещину,  которая  вела  наверх  под  прямым  углом  к
расщелине.
     Этот отрезок пути, когда над головой виднелась лишь узкая полоска неба,
оказался, пожалуй,  самым трудным. Чуть позже  трещина расширилась и  начала
резко спускаться. Внезапно скалы разбежались в стороны. Сделав дюжину шагов,
путники вышли на крутой обрыв с восточного края Мифильской низины.
     Долина, лежащая перед ними, расширялась  к северу и сливалась вдалеке с
бескрайней  равниной.  От гор  и до  горизонта  ее  рассекала  черная линия,
которая  выглядела как река.  Рядом с ней, на правой  стороне, сияла  гроздь
огней.
     - Подкаменье Мифиль, - прошептал Кавинант.
     Головокружение заставило его отойти  от обрыва. Они  свернули налево  и
пошли по едва заметной тропе. Кавинант невольно вспомнил о Лене.
     Линден  Эвери еще не  знала о его  преступлении и о том, кем он  был на
самом  деле. Она ошибалась в  своем отношении к  нему и Стране. Эту ситуацию
требовалось исправить. Он нуждался  в ее поддержке и  силе. Старый  нищий не
зря послал их вместе.
     Сырость  сгустилась  в  прохладном воздухе,  и,  чтобы  согреться,  они
перешли на быстрый  шаг. Тропа,  спускаясь  в долину,  становилась все более
ровной и  менее  трудной. Когда из-за  горных пиков появилась луна, Кавинант
отбросил последние предосторожности. Он  готовил себя к серьезному разговору
и почти не замечал того, что происходило вокруг.
     Вскоре тропа изогнулась и,  сделав зигзаг,  побежала  по  берегу  реки.
Время от времени Кавинант поглядывал на Линден, удивляясь ее выдержке и  той
безрассудной глупости, из-за которой она попала в  его компанию и  в Страну.
Он  хотел понять, откуда она берет свои силы, - исходит  ли  ее строгость от
каких-то убеждений  или просто от страха. Его удивляло, что Линден не верила
в существование материального зла. Все это вело к  единственному решению: он
должен был рассказать ей о Лене.
     Пересилив смущение, Кавинант  коснулся ее руки и замедлил шаг. Взглянув
на  него,  она  остановилась.  В  лунном  свете  Линден   казалась  гипсовой
скульптурой - бледной, холодной и ужасно далекой. Губы Кавинанта задрожали.
     - Прежде чем мы двинемся дальше, я должен тебе кое-что рассказать.
     Его лицо  походило  на старый  гранит. Боль  в груди превратила голос в
колючий шепот.
     -  Когда я впервые  попал сюда,  мне встретилась девушка, которую звали
Леной. Без нее  я сошел  бы  с ума  на  Смотровой  Площадке Кевина и, скорее
всего, упал бы в пропасть от страха. Но она помогла мне как другу.
     Его  душа,  уставшая  от  одиночества,  молила  прервать это  фатальное
разоблачение.
     - Лена вылечила меня от проказы. А потом.., я изнасиловал ее.
     Линден резко  вскинула голову. ?Ты? Изнасиловал? - беззвучно шептали ее
губы. - О Боже!? Кавинант понимал, что в ее глазах он превращался в гнусного
мерзавца.
     В тот же миг над ними промелькнула темная тень. Крепкая сеть опутала их
со всех  сторон, и из мрака ночи выбежали  какие-то люди. Один из нападавших
бросил им в лицо что-то липкое и зловонное, напоминавшее сгнившую дыню.
     Едкий запах  ударил в ноздри  Кавинанта,  лишая рассудка и  способности
дышать. Он  и Линден упали друг к  другу в  объятия и повалились  на  мокрую
землю.

     Гравепинг
     Он проснулся  оттого,  что мерзкая удушливая пленка на его  лице начала
стягивать  кожу.  Кавинант  хотел  убрать  эту  дрянь с  лица, но  его  руки
оказались связанными  за спиной. Какое-то время  он  беспомощно задыхался от
тошнотворного  запаха.  К  счастью,  откуда-то потянуло  сквозняком, и  он с
жадностью  вдохнул  сухой  прохладный  воздух.  В груди  закололо.  К  горлу
медленно подступала тошнота. За его спиной послышался тихий шепот Линден:
     - Все нормально,  Кавинант.  Они  усыпили  нас  каким-то анестезирующим
веществом.  Тошнота  и  слабость  скоро  пройдут.  Можешь  считать,  что  ты
надышался эфира.
     Потеревшись  лицом о холодный камень,  он перекатился  на спину и  сел.
Путы на руках затрудняли каждое  движение. Волна головокружительной слабости
ударила в голову, но прохладный воздух подкрепил его силы.
     - Вот  тебе  и друзья, -  прошептал  он  в ответ. -  А ведь Нассис  нас
предупреждал.
     - Да, он был прав насчет своих сородичей, - эхом отозвалась Линден.
     Они находились в небольшой комнате, похожей  на клетку. Тяжелый занавес
закрывал дверной проем,  а напротив входа имелось окно с железной  решеткой,
через которую проникала мутная серость рассвета.
     Линден  сидела рядом.  Ее  руки  тоже были связаны за спиной. Однако ей
удалось  очистить  лицо  от  липкой  зловонной  массы.  Куски  белой  пленки
виднелись на ее плечах и коленях.
     Скосив глаза, он осмотрел свой нос и скулы. Засохшая масса отслаивалась
от кожи, как короста прокаженного.
     Кавинант согнул ноги и оперся спиной о стену. Жесткие веревки врезались
в запястья. Закрыв  глаза от боли  и печальных  мыслей, он попытался оценить
ситуацию. Итак, их заманили  в западню. Нассиса убили только для того, чтобы
заставить Кавинанта и  Линден спуститься ночью в подкаменье Ми-филь.  Кто-то
устроил им засаду, и они попали в плен. Однако он не понимал, чего добивался
Фоул. Красноватая  мгла  за закрытыми веками  хранила молчание и  не  давала
ответов.  Быть  может.  Презирающий  хотел втянуть  их  в схватку с жителями
деревни?
     - Зачем  тебе это понадобилось? - холодно спросила Линден.  - Почему ты
рассказал мне о той несчастной девушке?
     Кавинант  открыл глаза и повернулся к  ней.  В тусклом  свете  ее  лицо
казалось белым овалом. Он мог бы ответить, что  сейчас  не время говорить  о
таких вещах, но Линден была права, стараясь выяснить правду.
     - Мне хочется честных отношений между нами. - От мрачных воспоминаний у
него заболел живот. - Мои прежние поступки могут повлиять  на наше  нынешнее
положение. Лорд  Фоул - коварный  противник,  и  я  боюсь...  - Он запнулся,
поймав  себя  на  отговорке. -  Ты могла довериться мне, не зная, какой я на
самом деле. Мои слова  разочаровали тебя, по пусть это случится  сейчас, чем
позже. Я не хочу создавать иллюзий.
     Она  молчала.  Ее  темные глаза  не  выражали никаких  эмоций. Кавинант
почувствовал внезапную злость. Из уст его полились печальные признания:
     - Узнав о проказе, Джоан покинула меня. Я прожил без женщины целый год,
постепенно превращаясь в импотента. Попав сюда, я не мог понять, что со мной
происходит. Страна излечила меня. Она вернула  мне забытые  чувства, и когда
Лена...  - Угрызения совести разъедали  его сердце, как кислота. - Я до  сих
пор  вижу  кошмары об этом. Ее прекрасное тело притягивало меня, как магнит.
Той первой  ночью...  Желание превратилось в  безумную страсть.  И почему  я
тогда не остался прокаженным!
     Линден хотела что-то сказать, но  он оборвал ее на полуслове, продолжая
выплескивать поток признаний:
     - Каждый платит  за свое  преступление.  И я тоже не ушел от возмездия.
Мое  насилие породило  цепь несчастий, которые преследуют меня  до сих 
Мать  Лены покончила жизнь самоубийством. Ее  отец  зачах от  горя, а  жених
навсегда потерял любовь и покой.  Лена сошла с  ума  -  ее разум распался на
части.
     Я стал причиной гибели  прекрасных людей. Смерть настигала каждого, кто
дарил мне дружбу и помощь. Из-за меня погибла моя дочь Елена, а  бедную Лену
убили, когда она  пыталась спасти мне жизнь. Тем не менее все, даже те, кому
я  приносил несчастья,  считали  меня  Береком  Полуруким -  великим  героем
древности,  который пришел  спасти  Страну.  Ах,  Лена, Лена! Что же я тогда
наделал!
     Линден  неподвижно сидела в  углу. На фоне темной  стены  она выглядела
холодной  каменной  статуей, которую не  задевало  раскаяние  Кавинанта.  Ее
плотно сжатые колени были прижаты к груди.
     - И все же ты зря рассказал мне об этом, - хрипло прошептала она.
     - Нет, Линден, не зря! Теперь ты знаешь, кто я  такой! А что он еще мог
сказать?
     -  Не надо очернять  себя  понапрасну,  -  возразила она, отметая  Зло,
которое встало между ними. - Твои друзья погибали в  битвах.  Вы сражались с
врагами, спасая Страну.
     -  Да, - с  печальным  вздохом ответил он. -  И  мы  ее  в конце концов
спасли.
     - - Вот и хорошо. А теперь давай покончим с этим. Мне больше не хочется
говорить с тобой.
     Линден склонила голову, и ее волосы упали на лицо. Она прижималась лбом
к коленям, словно сдерживала тяжелые удары мыслей. Кавинант посмотрел на нее
и пожал плечами. Он совершенно не понимал эту женщину.
     Кавинант ожидал обвинений в преступлении,  а  не  в том, что  он  в нем
признался.  Почему ее  так  задела  история о Лене? Линден  предпочитала  не
рассказывать о  себе, и при таком подходе к  личным тайнам он просто не  мог
рассчитывать на ее откровенность.
     - Я ничего не понимаю,  - проворчал он с неожиданной злостью. - Если ты
так относишься к  чужим секретам, то почему вернулась  обратно  на  Небесную
ферму?  В последнее  время моя личная  жизнь начинает доставлять тебе немало
неприятностей.
     Она по-прежнему прятала лицо.
     - Я просила оставить меня в покое!
     - А я не оставлю! - Его  голос задрожал  от гнева и обиды. -  Ты сейчас
сидела бы дома,  если бы не  пошла за мной! Мне необходимо узнать, почему ты
решилась на эту глупость! Я должен понять, заслуживаешь ты моего доверия или
нет!
     Она резко вскинула голову:
     - Пойми! Я врач.
     - Этого недостаточно, - непреклонно ответил Кавинант. За окном светало.
Он начал различать ее сжатый  рот,  но глаза по-прежнему  оставались темными
пятнами  ниже лба. Она упорно не  подпускала его к своим сокровенным тайнам.
Молчание стало невыносимым, и Линден тихо сказала:
     -  Я пошла за тобой, потому  что считала  тебя  сильным человеком.  При
каждой нашей  встрече ты едва держался  на  ногах, нуждался в помощи, но вел
себя так, словно сила твоя неиссякаема. - Она помолчала и повторила:
     - Я считала  тебя сильным  человеком. А оказалось, что ты просто убегал
от  своей  вины, как  и все остальные. Предлагая себя за Джоан,  ты  пытался
получить прощение. А что  же оставалось делать мне? Позволить тебе совершить
самоубийство?
     В  ее  голосе  послышались гневные  нотки.  Не  дав ему  ответить,  она
крикнула:
     -  Ты используешь  вину, как использовал  свою  проказу! Тебе  хочется,
чтобы  люди  отвергли  тебя,  забросали  камнями  или  превратили в  жертву!
Чистейшей воды мазохизм! - Ее ярость постепенно перешла в унылое отчаяние. -
С  меня  довольно! Если  ты считаешь, что  я  недостойна  твоего доверия, то
оставь меня в покое!
     Линден снова уткнулась лицом в колени.
     Кавинант с тоской смотрел на ее печальную фигуру. Упреки задели его как
обвинение во  лжи. А  действительно! Зачем он дал ей повод отречься от себя?
Неужели потому, что она не устрашилась его проказы? Может, он просто боялся,
что кто-то поможет ему, поверит  в него? Пораженный этим открытием, Кавинант
поднялся на ноги и подошел к окну, чтобы отвлечься от горьких мыслей.
     Вид домов пробудил далекие воспоминания. Теперь  он точно знал, что они
находятся в подкаменье Мифиль. Прямо перед ним темнела  низкая крыша другого
здания.  По бокам проглядывало  несколько одноэтажных строений. Их  древние,
изъеденные веками стены были сделаны  из больших  камней,  которые держались
под собственным  весом  без  какого-либо намека на  известковый  рас За
плоскими крышами виднелись горы и мрачное небо с коричневым  оттенком, будто
предвещавшее пылевую бурю.
     Его мысли  снова  вернулись к  разговору  с  Линден. Скорее  всего,  он
опасался  за ее жизнь. Слишком много людей поплатились  за то, что оказывали
ему содействие и помощь.
     Взгляд  Линден жег его спину, но он не оборачивался, рассеянно наблюдая
за черной тенью, которая медленно  отступала к горам под  натиском рассвета.
Тоска в его груди упорно поднималась к горлу, и, чтобы выпустить ее, он тихо
прошептал:
     - Что же они собираются делать с нами?
     В  тот  же  миг  занавес отдернули,  и  в  комнате посветлело. Кавинант
повернулся  и  увидел человека, стоящего  в дверях.  Мужчина  был  ростом  с
Линден, но превосходил  Кавинанта в силе  и ширине  мускулистых плеч. Черная
куртка, кожаные  штаны, темные волосы, смуглая кожа. В правой руке он держал
деревянный посох, который, очевидно, указывал на какой-то его сан.
     Мужчина выглядел  лет на тридцать. Две глубокие складки над переносицей
придавали его молодому лицу решительный вид. Тусклые глаза казались усталыми
от слишком многих бед и  бесплодных сожалений. Желваки на скулах были такими
большими, словно он годами пережевывал свое горе.
     Взглянув на его левую обнаженную руку, Кавинант увидел множество тонких
шрамов, которые покрывали кожу от локтя до костяшек пальцев. Мужчина молчал,
разглядывая пленников. Возможно, он думал, что им известна цель его визита.
     Линден с усилием поднялась  на ноги.  Кавинант сделал два шага вперед и
встал рядом  с ней. Мужчина перевел  взгляд на его лицо.  Подойдя  ближе, он
протянул руку к  испачканной щеке  пленника и осторожно  вытер с  нее  сухую
белую массу. Тот с трудом подавил желание отдернуть голову.
     В его  прикосновении Кавинант уловил  оттенок уважения - причем такого,
которого  он явно  не заслуживал.  Взглянув мужчине  в  глаза,  он  кивнул и
вопросительно поднял брови,  как  бы  призывая этого человека к объяснениям.
Житель  подкаменья кивком  указал на дверной проем, затем повернулся и вышел
из комнаты, оставив занавес открытым.
     Кавинант посмотрел на Линден. Ему хотелось подбодрить ее добрым словом,
но  она  сердито отвела  взгляд  в  сторону  и направилась  к двери.  Тяжело
вздохнув, он зашагал за ней следом.
     Выйдя  из  хижины,  они оказались  на  краю  широкой  площади,  которая
располагалась в  центре  деревни. За столько  веков  здесь почти  ничего  не
изменилось!  Дома  окружали  это внутреннее пространство  с таким  расчетом,
чтобы каждый житель при желании  мог  смотреть на  площадь из  своего  окна.
Некоторые из зданий обрушились от ветхости, словно люди подкаменья не знали,
как их починить. При виде этого  Кавинант прошептал проклятие. Как они могли
забыть великое искусство каменных дел?
     Солнце, поднимаясь над восточной грядой, сияло  ему в лицо. Взглянув на
светило,   он   увидел,   что   голубая  аура   сменилась  тускло-коричневой
полупрозрачной дымкой. Подкаменье казалось вымершим и пустым. Дверные проемы
пестрели задернутыми занавесками. Ничто не  двигалось - ни в воздухе,  ни  в
горах, ни в деревне. Он даже не слышал шума  реки. Долина встречала рассвет,
застыв в оцепенении, словно разбитая параличом.
     Страх  провел острыми коготками по  нервам Кавинанта. Мужчина с посохом
вышел  в круг и  поманил за собой обоих  пленных. Пройдя по каменным плитам,
они остановились рядом со своим  провожатым. Тот устало оперся на посох, как
будто мышцы его тела с трудом выдерживали бремя долга, который он взвалил на
себя. Внезапно мужчина встряхнулся и торжественно поднял посох над головой.
     - Вот центр! - прокричал он громким голосом.
     В тот же миг все занавесы раскрылись. Из домов начали выходить мужчины,
женщины  и  дети  -  смуглые  люди  в  кожаных одеждах  черного  цвета.  Они
образовали  плотное кольцо вокруг того места,  где стояли Линден и Кавинант.
Их  настороженные  враждебные  лица  были  наполовину  прикрыты  капюшонами.
Некоторые  мужчины  сжимали в руках  метательные копья, похожие  на  дротики
средней величины.
     Мужчина с посохом присоединился к ним, и по взмаху его руки деревенские
жители  сели на  землю. Только  один  из них  продолжал  стоять  за  спинами
соплеменников,  лениво  опираясь   о  стену  дома   и   ухмыляясь  в  хищном
предвкушении какого-то события. Кавинант  интуитивно решил, что этот человек
являлся палачом подкаменья.
     Жители  деревни  молча  наблюдали  за  пленными.  Никто не  двигался, а
некоторые  даже  не  моргали.  Молчание  повисло  в  воздухе,  как  крик  из
рассеченного горла, у которого больше не осталось голоса. . Солнце  начинало
припекать. По вискам Кавинанта побежали струйки пота.
     -  Интересно, они еще  долго  так будут  молчать? - прошептал он сквозь
зубы.
     Линден толкнула его локтем:
     - Я так думаю, это что-то вроде суда. Они хотят услышать, что мы скажем
в свое оправдание.
     Кавинант  ни секунды не  сомневался в  ее догадке. Она обладала чутьем,
которое он потерял.
     - Потрясающе! А за что нас судят?
     - Наверное, они нашли Нассиса, - мрачно ответила она.
     Он  застонал. Ее  слова  походили на  правду. Возможно,  Нассиса  убили
только для того,  чтобы потом свалить вину на него и Линден. И все же это не
объясняло того, почему  на  них  устроили  засаду  прошлой ночью.  Он  повел
плечами, печалясь о том, что не может вытереть пот с лица.
     Молчание  стало  невыносимым.  Горы   и  дома  придавали   площади  вид
старинного  амфитеатра. Жители подкаменья бесстрастно следили за пленниками,
ожидая  суда и казни.  Осмотрев их  лица нарочито  гордым взглядом, Кавинант
прочистил горло и громко сказал:
     - Я, юр-Лорд  Томас Кавинант,  Неверящий и  Обладатель  белого  золота,
приветствую  вас. Вы можете называть мою спутницу  Избранной.  Линден  Эвери
впервые в Стране и находится под моей защитой.
     Он намеренно дал ей этот звучный титул.
     Люди смущенно опускали головы под его взглядом. Человек, прислонившийся
к стене, оскалил в усмешке зубы.
     - Я  бывал здесь прежде и  думаю, вам  известно  обо  мне, -  продолжал
Кавинант с внезапным гневом. - Как вы посмели угрожать мне расправой?
     - Кавинант! -  шепнула Линден, укоряя  его  за  горяч - Я  знаю, - тихо
сказал он в ответ. - Сейчас не стоит говорить подобным тоном.
     Еще раз осмотрев деревенских жителей, Кавинант повысил голос:
     - Нас  встретил  Нассис, сын Джюса. Вы изгнали его в горы, или, вернее,
он покинул вас, потому что не может  белый  голубь жить в  гнездовье  черных
ворон.
     Каким жалким и одиноким выглядел старик перед смертью...
     - Он сказал нам, что среди вас живет его сын - человек по имени Са
Здесь ли тот, о ком я говорю? Откликнись, Сандер!
     Кавинант выдержал долгую паузу, но никто не отозвался.
     - Ладно,  Сандер! Можешь мне не отвечать! Я только хотел  сказать,  что
твоего отца убили. Мы нашли его у хижины с железным ножом в спине. И тот нож
был еще горячим!
     Кто-то  в  кругу людей издал слабый стон. К  сожалению, ни Кавинант, ни
Линден   не   разглядели   этого   человека.   Небо   над   ними   приобрело
светло-коричневый оттенок. Жар солнца казался сухим, как пыль.
     - Я знаю,  что убийца Нассиса живет здесь. Он  находится среди вас! Или
вам до этого нет дела?
     Люди молчали. Сотни глаз смотрели на него, словно  на странное создание
из другого мира. От тишины звенело в ушах. Кавинант раздраженно повернулся к
Линден:
     - Черт  возьми! Я  просто делаю из себя шута! У  тебя есть какие-нибудь
идеи?
     -  Мне страшно, Кавинант,  -  ответила  она, и в  ее  глазах  появилась
мольба. - Я никогда не попадала в такие переделки.
     - У меня это тоже в первый раз... Его голос задрожал от злости:
     -  Люди!   Кем  же   вы   стали?  Ваши  предки  ценили   вежливость   и
гостеприимство.  Они  сгорели  бы  от стыда, если бы узнали, какими стали их
потомки!  -  Вспомнив, как родители Лены  приветствовали  его  в своем доме,
Кавинант  до  боли стиснул  зубы.  Он  молча выругался  и снова  обратился к
жителям подкаменья:
     -  Неужели  другие деревни похожи  на  вашу?  Неужели  Страна  заболела
грубостью и подозрением? Или только вы, в подкаменье Мифиль,  забыли простые
правила приличия?  Человек  с  посохом опустил  глаза.  Никто  из  людей  не
шевелился.
     - Хорошо! Если наше присутствие вам  в  тягость, то дайте  нам уйти! Мы
обещаем, что отныне и шагу  не ступим в ваши неприветливые  места. Возможно,
другие деревни дадут  нам  еду  и  кров. Возможно, в  сердцах их жителей еще
живет память о чести и жалости.
     Мужчина, стоящий у каменной стены, злобно захохотал.
     - Проклятие! -  прошептал Кавинант. Молчание людей сводило с ума. В его
висках застучали молоточки пульса. Долина дышала Злом и пустынным зноем.
     - Видел бы это Морэм...
     - Кто такой Морэм? - обреченным голосом спросила Линден.
     Она  не  отводила взгляда  от человека,  стоящего  за кругом  людей. Он
притягивал ее взор, как открытая рана.
     - Один из Лордов Ревелстоуна, - ответил Кавинант,  гадая о том, что она
увидела. - Мы  дружили с  ним. Он  мог  выбраться живым из любой невероятной
ситуации.
     Она отвернулась  от  хохотавшего  мерзавца  и  с укором  посмотрела  на
Кавинанта. От страха и разочарования ее слова походили на шум песка.
     - Твой друг мертв. Все,  кого ты знал, давно мертвы. - Ее плечи дрожали
от напряжения. - Они умерли три тысячи лет назад. И ты живешь доисторическим
прошлым.  Что  же  такого   должно  произойти,  чтобы  ты  наконец  перестал
вспоминать о том, как здесь было раньше?
     - Я  просто пытаюсь понять,  что изменилось  в  Стране... Агрессивность
Линден  смутила  его. Она  относилась  к нему  несправедливо.  Впрочем,  он,
наверное,  действительно  заслуживал  осуждения.  Все  его  слова  о  Стране
оказались нелепостью. Доисторическое прошлое! Он отвернулся от нее.
     - Послушайте меня, жители  подкаменья! - громко произнес Кавинант.  - Я
бывал  здесь раньше  - правда,  очень  давно,  во время великой войны против
Серого Убийцы. Тогда  мы одержали  победу  и спасли Страну от  Зла. И в этих
сражениях мне помогали мужчины и женщины вашей  деревни. Они сражались рядом
со мной - отважные люди из  подкамений и настволий. Лорды и Великаны, Стражи
Крови  и  ранихины. Но  теперь случилась  новая  беда.  Над Страной  нависла
грозная  опасность.  Вот  почему  мы  здесь!  -   Вспомнив  старую  песню  о
Кевине-Расточителе Страны, он процитировал строку:
     - ?Чтобы истина и красота не покинули Землю!"
     Своим тоном, словами и мимикой он просил у людей какого-то  отклика, но
жители деревни отказывались отвечать на его призыв.  Движения стягивали узлы
веревок, усиливая онемение в руках.  Знойное марево, мерцающее  на  равнине,
сотрясало воздух и горизонт. У Кавинанта закружилась голова.
     - Я не понимаю, чего вы добиваетесь, -  добавил он хриплым голосом. - Я
не  могу представить себе, чем мы провинились перед  вами. Но по отношению к
Избранной вы не правы втройне! Она впервые здесь и потому безвинна!
     Кавинант замолчал, услышав насмешливое  фырканье.  Повернув  голову, он
посмотрел  на  человека,  который   стоял   за  кругом  людей.   Их  взгляды
встретились, словно два клинка. Мужчина перестал смеяться. Он источал угрозу
и  презрение. Во всей его  позе и даже  в сложенных  на груди руках сквозила
неприкрытая  жестокость.  Но Кавинант  не  дрогнул. Расправив  плечи,  он  с
вызовом встретил  эту  холодную враждебность, и через минуту  мужчина  отвел
взгляд в сторону.
     - Нет, не вам нас судить! - воскликнул Кавинант. - Вы сами заслуживаете
приговора. Все беды  Страны лежат на вашей  совести, и  вы  слепцы,  если не
видите этого.
     Деревню накрыло облако безмолвия. Пустынная долина  затаила свое жаркое
дыхание. Внезапно человек у стены закричал:
     -  Сколько  еще мы будем слушать его болтовню? - В  голосе его  слились
презрение и страх.  - Слов этого безумца хватило бы на  два десятка чужаков.
Давайте вынесем приговор!
     Человек с посохом вскочил на ноги.
     -  Довольно,  Марид! -  прикрикнул он.  -  Ты  забываешь,  кто  из  нас
гравелинг подкаменья. Допрос молчанием веду я - от начала.., и до конца.
     - Мне надоели  его оскорбления! - резко ответил Марид. - Скажите, люди,
неужели вам не противно слушать то, что он говорит?
     Рокот  согласия пробежал  по  кругу.  Линден  испуганно  придвинулась к
Кавинанту. Она с ужасом смотрела на Марида, словно тот был исчадием  ада. Ее
рот  подрагивал от  отвращения.  Она  видела  то,  что  ускользало  от  всех
остальных.
     - Хорошо, - согласился  гравелинг, направляясь  к  центру площади. - Мы
выслушали  чужаков.  -  Он  ударил  посохом  о   каменную  плиту.  -  Жители
подкаменья! Слово за вами! Скажите, каков ваш приговор!
     Какое-то время люди  оставались неподвижными.  Затем поднялся  немощный
старик.  Поправив куртку, он  придал  лицу глубокомысленный вид и  заговорил
козлиным голоском:
     - От  Всадников  Верных  я  слышал  Заповеди  на-Морэма. Они  уже давно
предрекали  появление  беспалого   человека,  приход   которого   сулит  нам
бесконечные беды.  Верные предупреждали, что этого мужчину  надо убить.  Его
кровь должна излиться на землю. Он несет в себе великое Зло, и теперь только
от  нас зависит, останется ли  он в живых. Если мы отдадим кольцо из  белого
золота в руки Верных, они отвратят проклятие от Страны.
     Проклятие? Верные? Кавинант  сражался со своим непониманием. Кто, кроме
Вольных Учеников, мог предсказать его возвращение?
     Закончив речь,  старик  поклонился гравелингу и снова сел в круг. Вслед
за  ним  поднялась  женщина  средних  лет. Указав рукой  на  Кавинанта,  она
сказала:
     -  Этот человек назвал на-Морэма  своим  другом.  А что  мы  видели  от
на-Морэма,  кроме  Зла?  Его  Верные  отнимают  у  нас  кровь  лучших  людей
подкаменья - и не  стариков, чья смерть близка, а молодых, которым жить бы и
жить. Пусть эти  двое умрут! Нашему стаду не хватает кормов, и кровь чужаков
поможет нам вырастить новый урожай.
     - Какая глупость! - возмутился  старик. - Смотри не болтай этой чепухи,
когда к нам приедет Всадник. Он, наверное,  уже в пути - наша  очередь снова
приближается.  И пойми, женщина,  если мы не будем  жертвовать  своих детей,
Страна  погибнет!  Погибнет вместе  с нами!  Только Верные  удерживают  силу
Солнечного Яда. Только они - наша последняя защита.
     - Нет, что-то тут не так! - воскликнул гравелинг. - Он назвал на-Морэма
своим другом. Так почему же Верные ищут его смерти?
     - Какая разница? - нетерпеливо закричал  Марид. - Их все равно придется
убить. Мы ненавидим на-Морэма, но его сила является нашей защитой.
     - Правильно! - зазвучали голоса. - Так оно и есть! Их надо убить!
     Подтолкнув Кавинанта плечом, Линден тихо прошептала:
     - Этот  человек... Марид. Он не тот, за кого себя выдает... Разве ты не
видишь?
     -  Не  вижу, - ответил сквозь зубы Кавинант. - Я же говорил, что у меня
нет твоей проницательности. А что такое?
     - Не знаю, - испуганно сказала она. - В нем обитает что-то чужое...
     Потом встала еще одна женщина:
     -  Этот человек говорил,  что  пойдет  в  другие  подкаменья,  если  мы
отпустим его. Значит,  он отправится к нашим врагам? Вспомните, как голытьба
из Виндзорна дважды обирала наши поля при плодородном солнце. Вспомните, как
нам сводило животы от голода и как кричали  по ночам наши дети. Пусть друзья
наших врагов умрут!
     - Да! Правильно! - кричали люди из круга. - Смерть чужакам!
     Неистовые призывы Марида неслись сквозь возраставший ропот:
     - Они  убили Нассиса  -  отца  Сандера.  Неужели  мы  позволим  убийцам
безнаказанно покинуть деревню? Они должны умереть!
     -  Ты лжешь!  -  Крик  Линден  прозвучал  как щелканье  хлыста. - Мы не
убивали этого доброго и безобидного человека!
     Кавинант повернулся к ней. Но Линден не замечала его. Ее внимание  было
приковано к Мариду. Мужчина у стены язвительно спросил:
     - Тебе, наверное, страшно умирать? Не так ли, Линден Эвери?
     - Кто ты? - закричала она.
     - Скажи мне, что ты видишь? - просил ее Кавинант.
     - Какое-то существо... - Ее голос пресекся. Глаза округлились от ужаса.
На бровях  и  висках засверкали  капельки пота. - Что-то  похожее на  бурю в
горах. Неумолимо злобное и жестокое.
     Кавинанта озарила интуитивная догадка:
     - Горячее?
     - Да! Как тот нож!
     Ее  взгляд  свирепо  вонзился в  Марида.  В  груди  Кавинанта  внезапно
воцарилось спокойствие.
     - Эй, Марид! Подойди сюда! - сказал он властным голосом.
     - Стой, где стоишь! - отменил его команду гравелинг.
     - Ад и кровь! - взревел Кавинант. - Мои руки связаны за спиной! Неужели
ты так боишься узнать правду?
     Он не смотрел на мужчину с посохом. Взгляд его устремился к Мариду.
     - Подойди сюда! Пусть все увидят, кто убил Нассиса!
     - Будь осторожен, - прошептала Линден. - Он хочет ударить тебя.
     На  лице Марида появилась  коварная  усмешка. Какой-то миг он оставался
неподвижным,  но за его реакцией теперь следили все жители деревни, а взгляд
Кавинанта  побуждал  к  поступку  или  бегству.  Ликующая  злость  сменилась
страхом.
     Он быстро вышел на площадь и остановился перед пленными.
     - Клевещи, убийца! -  ехидно прокричал Марид. - Только не  задохнись от
своих ядовитых слов, иначе ты лишишь нас главного удовольствия.
     Кавинант не колебался.
     - Нассиса ударили в спину железным ножом, - тихо ответил он. - Это было
грязное  убийство. Старик истек  кровью. Когда  мы нашли его труп, я  не мог
дотронуться до ножа, потому что рукоятка обжигала пальцы.
     Марид конвульсивно сглотнул.
     - Ты просто идиот!  Тепло  человеческих рук не может раскалить железный
нож.  А в нашем подкаменье  нет людей, которые обладали бы такой силой. Твои
слова лживы от начала и до конца. Ты сам обрекаешь себя на гибель!
     - Гравелинг, коснись его своим посохом! - сказал Кавинант.
     Жители деревни повскакивали.
     - Зачем? - неуверенно спросил мужчина, руководивший церемонией допроса.
-  Мой  посох  из   обычного  дерева.  Он  не   может  определять  вину  или
невиновность.
     - Сделай это! - прошептал Кавинант, не выпуская Марида из тисков своего
взгляда.
     Гравелинг неохотно повиновался. Как только конец  посоха приблизился  к
нему,  Марид пугливо  отшатнулся.  Внезапно его  лицо озарилось  дьявольским
восторгом.  Он шагнул вперед и позволил посоху коснуться своего плеча. В тот
же миг дерево вспыхнуло красным пламенем.
     Гравелинг ошеломленно  попятился. Жители деревни испуганно зашептались,
хватая друг друга за руки в поисках взаимной поддержки.
     Марид ударил Кавинанта кулаком в висок. Сила  удара отбросила  пленника
на несколько  шагов,  и  он  рухнул на каменные плиты.  Боль,  как  кислота,
обожгла его череп.
     - Кавинант! - испуганно закричала Линден.
     - Марид! - вторил ей протестующий крик гравелинга.
     Он услышал,  как  испуганный  шелест,  голосов  превратился  в  гневный
рассерженный  ропот.  Боль  заполнила сознание  неистовым ревом. Сражаясь  с
огнем, который  пылал в мозгу, Кавинант поднялся на колени, и  теперь каждый
мог увидеть след удара на его лице, излучавший слабое сияние.
     - Ты выдал себя, ублюдок! - прохрипел он, едва различая свои слова.
     Вокруг него шумел и переливался низкий гул. Кавинант повысил голос:
     -  Что  же  вы   так  испугались,   жители  подкаменья?  Вы  собирались
позабавиться  над  двумя  беззащитными  жертвами,  а дело  принимает  другой
оборот?
     Марид стоял рядом, презрительно усмехаясь. Кавинант повернулся к нему:
     -  Почему  ты не скажешь им своего настоящего  имени? Кто ты? Джеханнум
или Опустошитель Шеол?
     Линден подбежала к нему. Она яростно пыталась  высвободить руки из пут,
но крепкие веревки не поддавались. Ее губы шептали угрозы и проклятия.
     -  Давай,  нападай  на  меня! - продолжал  Кавинант, почти не  различая
Марида в пламени боли. - Рискни еще раз! Возможно, я забыл, как пользоваться
своим кольцом.
     Марид  захохотал, и  от  его смеха  повеяло  ледяным холодом. Ненависть
пронзила  слух  Кавинанта  и отозвалась  в  его  сознании раскатами далекого
грома.
     -  Кольцо  тебе не  поможет! - прокричал  Опустошитель.  - Твоя  смерть
неминуема, и на этот раз ты не помешаешь мне, ничтожество!
     Гравелинг замахнулся  на Марида горящим посохом.  Кавинант услышал  его
яростный вопль:
     - Так это ты убил Нассиса, моего отца?
     - Да, я! И с радостью!  - ответил Опустошитель. - Его боль питала меня.
Он корчился и  стонал. А я  все глубже всаживал нож, рассекая ему позвонки и
нервы!
     Женщина, стоящая неподалеку, издала крик  ярости и ужаса. Вырвавшись из
рук  какого-то мужчины,  она бросилась к  Мариду и с разбега  толкнула его в
грудь. Тот повалился на спину и застыл на каменных плитах.
     Сила покидала Кавинанта. Упав на бок, он лежал на земле и  ловил губами
воздух. В ноздри ударил запах горевшей плоти. Один из мужчин воскликнул:
     - Сандер! Посмотри на ее руки! Кто-то спросил:
     - Он умер?
     - Нет! - прозвучал ответ.
     - Развяжите меня! - закричала Линден. - Я врач! Я могу ей  помочь!  - В
ее голосе послышалось отчаяние:
     - Черт возьми! Неужели вы даже не знаете, кто такие врачи?
     Секундой позже Кавинанта подхватили под руки и довольно грубо поставили
на ноги. Сквозь облако боли к нему приблизилась тень. Лицо прояснилось, и он
узнал обладателя посоха. Брови  гравелинга  гневно  метались  вверх и  вниз.
Задыхаясь от горя, он обратился к пленнику:
     - Ты должен  рассказать, что происходит! У моей матери обгорели руки! А
Марид уснул, как ни в чем не бывало!
     - Им овладел Опустошитель.
     Дыхания не хватало. Кавинант натужно вдохнул сухой воздух.
     - О кровь ада!
     Он  не мог найти  подходящих слов. Гравелинг  схватил  его за грудки  и
закричал:
     - Говори, Полурукий!
     Откуда-то сбоку послышался голос Линден:
     -  Черт бы тебя побрал! Оставь  его в покое!  Неужели ты не видишь, что
ему плохо?
     Кавинант пытался удержать ускользающее сознание.
     - Развяжи ее, - прошептал он непослушными губами. - Она целительница...
     Желваки, собравшиеся на скулах Сандера, разжались.
     - У  меня нет причин доверять  ей жизнь матери.  Расскажи  мне  лучше о
Мариде.
     "О Мариде?? - сквозь боль удивился Кавинант.
     -  Я  же  говорил...  Им овладел Опустошитель.  Изнывая  от  тошноты  и
головокружения,  он  сражался  за  ясность   ума.  Но  в  глазах  гравелинга
по-прежнему читалось непонимание.
     - Когда Марид проснется, то снова будет нормальным человеком. Возможно,
он  даже не  вспомнит того,  что произошло  теперь.  А Опустошитель овладеет
новой жертвой. Этим  тварям ничем нельзя повредить. Однажды мы одержали  над
одним из них победу, но она далась нам слишком большой ценой. Поэтому просто
присматривай  за  своими людьми.  Он может  войти в  любого из  вас...  Если
заметишь,  что кто-то  ведет себя  странно  и чрезмерно жестоко, вели  своим
сородичам  держаться подальше от такого человека.  Поверь,  я  знаю,  о  чем
говорю.
     Сандер  слушал  его  с  нетерпением,  которое  постепенно  переходило в
отвращение.  Вены  на  висках  гравелинга  пульсировали от  гнева. Не  успел
Кавинант  закончить  последнюю  фразу,  как обладатель  посоха  повернулся и
направился к одному  из каменных домов. Пленника тут же потащили в небольшую
хижину, стоящую на краю площади. Двое мужчин тянули туда же сопротивлявшуюся
Линден. Их вновь втолкнули в комнату, которая служила им тюрьмой.
     - Проклятие, - проворчал  Кавинант дрожащим  от  усталости голосом. - Я
пытался предупредить его, но он ничего не понял.
     Сопровождающие их люди не отвечали. Они втолкнули пленников в хижину, и
Кавинант  повалился  на   пол.  Маленькая  комната  укрыла  его   прохладным
полумраком.   После   солнечного  пекла   холодный  пол   казался  по-райски
прохладным.  Жгучая  боль   полилась  на  гладкие  камни,  и  постепенно  их
успокоительное прикосновение остудило лихорадочный жар в голове.
     Его спутница шептала проклятия. Кавинант попытался сесть.
     - Линден.
     Она тут же подползла к нему.
     - Не надо подниматься. Повернись. Я хочу осмотреть твою рану.
     Он повернул голову,  и Линден склонилась над ним. Кавинант почувствовал
ее дыхание на своей щеке.
     - Кожа обожжена,  но рана несерьезная.  Я думаю,  все  обойдется ожогом
первой степени.
     Он уловил в ее голосе жалость и беспомощность.
     - Кости целы. Как ты себя чувствуешь?
     -  Немного  оглох, -  прошептал  Кавинант.  -  Голова  идет кругом. А в
остальном я в полном порядке.
     - Ничего, поправишься, - успокоила его  Линден. - Это  симптомы легкого
сотрясения мозга. Могу поспорить, что тебе сейчас хочется спать.
     Он утвердительно кивнул. Темнота закрытых век обещала утешение и покой.
Кавинанту хотелось погрузиться в этот благодатный мрак, но Линден велела ему
сесть.  Он  не  шевелился. У  него  не осталось сил,  чтобы  подчиняться  ее
настоятельному голосу. Она подтолкнула его коленом.
     -  Я серьезно,  Кавинант! Если ты заснешь и войдешь в состояние комы, я
уже ничем не смогу тебе помочь. Садись и открой глаза! Ты не должен спать!
     Ее  напряженный  тон  предвещал  истерику.  Скрипнув  зубами,  Кавинант
заставил себя  приподняться.  В мозг  хлынула горячая  боль.  Он выпрямился,
рывком придвинулся к стене и прислонился плечом к холодному камню.
     - Вот и хорошо, - похвалила она.
     Молоточки в черепе  Кавинанта раскололи пространство,  отдалив  его  от
Линден бездонной пропастью отрешенности. Она осталась на другом краю бытия -
одинокая и маленькая, оторванная от родного мира.
     -  Только  не  спи! Говори  со  мной,  вспоминай  о прошлом...  А лучше
расскажи о том, что случилось на площади.
     Он понимал,  как она нуждалась в таком объяснении. Марид пробудил в ней
тот  же страх, что  и  смерть Нассиса.  Линден увидела в деревенском  жителе
злобное  и   ужасное  существо,  которое   источало  ненависть  и   получало
наслаждение  от  жестокости.  Она  впервые  встретилась  с  одним   из  трех
Опустошителей.
     -  Кавинант осторожно опробовал голос, пропуская  его по  узкому  руслу
между острыми порогами боли.
     - Мне  следовало  догадаться об этом сразу. Марид здесь  ни при чем. Он
стал жертвой Опустошителя.
     Линден отошла от него и прислонилась к противоположной  стене. Взглянув
ему в глаза, она спросила:
     - А кто такой Опустошитель?
     - Слуга Фоула.  -  Кавинант закрыл  глаза и прижался  затылком к стене,
стараясь сосредоточиться. - Всего их трое - Херим,  Шеол и Джеханнум. У  них
много имен, и они  не имеют собственных тел. Обычно  Опустошители овладевают
людьми, но иногда они используют тела животных или  других живых существ. Их
жертвой может  стать любой человек, попавшийся им на пути, поэтому  победить
Опустошителя  почти  невозможно.  -  Он  тихо  вздохнул,  боясь  потревожить
отступившую боль. - Я  надеюсь, жители этой деревни поймут, что их сородич -
пострадавший, а не преступник.
     - Значит, в облике Марида я увидела  Опустошителя? - осторожно спросила
она. - Так вот почему он был таким.., омерзительным!
     - Да.
     Когда  он слушал голос Линден, боль  становилась  менее тревожной.  Она
собиралась в теплое пятно и казалась  огнем под кожей, а не дубиной в мозгу,
которая калечила его мысли.
     -  Марид  оказался жертвой. Опустошитель  использовал  его, чтобы убить
Нассиса, а затем  переложить  вину на  нас с тобой. Я не знаю, зачем это ему
понадобилось.  Вряд ли  Фоул  хотел, чтобы  нас здесь убили. Вот увидишь, мы
вырвемся  отсюда. Если бы  Презирающий планировал нашу  казнь, его  слуга не
стал  бы  так явно  выдавать свое присутствие.  Вспомни,  как были смущены и
напуганы жители подкаменья - теперь у них есть над чем подумать.
     -  Меня  волнует только одно, - печальным  тоном ответила она. - Я вижу
вещи, которые невозможно видеть! Я боюсь, что схожу с ума.
     Тон  Линден вызвал у Кавинанта неожиданное воспоминание. Она относилась
к Мариду с тем  же страхом, что и к Джоан. Ее пугала встреча с  неизвестным,
которого она не могла объяснить.
     Он открыл глаза и, наблюдая за ее реакцией, сказал:
     - В твоем даре нет  ничего сверхъестественного. Я тоже имел его,  когда
бывал здесь прежде.
     Линден приподняла голову.  Ее глаза смотрели  куда-то  вдаль.  Кавинант
догадывался, что  она  изо  всех  сил  боролась с  подступающим психозом. Ей
требовалась  помощь  -  вернее,  неотложное  вмешательство.  И  он  еще  раз
попытался убедить ее в том, что казалось ему очевидным:
     -  Твои  чувства настроились на Страну.  Ты стала  восприимчивой к сути
вещей и можешь видеть то, что раньше оставалось невидимым. Глядя на  людей и
предметы,  ты  ощущаешь их  внутренние  качества. В  твоих  глазах  они либо
естественны, либо несут в себе зачатки каких-то болезней.
     Линден  не  подавала  виду,  что  слушает  его.  Превозмогая  боль,  он
продолжал свои объяснения:
     - Не знаю, по какой причине, но я лишился этого дара. Мне доступно лишь
то, что лежит на поверхности. Я вижу, однако чувствую себя слепым.
     Ему хотелось вытянуть ее из этой губительной неопределенности, пока она
не потеряла остатки здравого рассудка. Линден медленно покачала головой.
     - А  если  я ошибаюсь? - жалобно спросила  она.  -  Что если мое мнение
окажется только следствием параноидальной мании?
     - Нет! Эта часть сознания не может ошибаться. И человек теряет рассудок
лишь  в том случае,  если сам соглашается на такую потерю.  -  Он видел, как
страх исказил  ее  черты.  - Все будет  нормально.  Главное, не  поддаваться
обстоятельствам.
     Линден  слушала его.  Усилием воли, от  которого  у  Кавинанта  сжалось
сердце,  она  расслабила  свое  тело  -  мышцу за  мышцей.  Сделав несколько
судорожных вдохов, Линден тихо прошептала:
     -  Я чувствую  себя  такой  беспомощной и  слабой.  Он  молчал,  ожидая
следующей фразы. Она фыркнула, откинула волосы с лица и решительно спросила:
     - Если эти Опустошители могут порабощать любого человека, то почему они
не сделали  этого с нами? Если мы такие важные птицы, а Лорд Фоул - коварный
злодей, то  почему  он  не  догадался наслать  на нас  своих  слуг,  которые
превратили бы тебя и меня в послушных марионеток?
     Кавинант облегченно вздохнул и расслабился.
     - К счастью, это невозможно. У него нет  над нами такой силы.  Он будет
хитрить и расставлять  ловушки. Но мы  всегда  можем  поступить по-своему  и
разрушить  его планы. Лорду Фоулу  придется мириться с  нашей  свободой.  Та
миссия, которую он уготовил для нас, не будет иметь никакого смысла, если мы
не выполним ее по собственной воле.
     "Кроме того, Фоул не позволит Опустошителю  завладеть моим  кольцом,  -
подумал Кавинант. - Зачем ему слуга с такой большой и необузданной силой?"
     Линден нахмурилась.
     - Теперь я начинаю понимать, что делает нас такими важными фигурами. Он
хочет использовать ту силу, которую мы получили в дар от Страны. Да, кстати!
Я  давно  хотела спросить тебя... - Она глубоко вздохнула. - Почему я видела
Опустошителя, а  другие - нет? Неужели никто, кроме меня, не  обладает такой
способностью?
     Ее вопрос пронзил Кавинанта болью.
     - Вот это меня и пугает, - ответил он с натянутой улыбкой. - Раньше все
люди были такими, как ты, но теперь они слепы и глухи.
     "Как я?, - подумал он.
     - Мне даже страшно подумать, что это означает. Они потеряли...
     "Они потеряли  вдохновение, которое учило  их любви  и служению Стране.
Они перестали заботиться о  том, что  их окружает.  О, Лорд  Фоул, что же ты
наделал, мерзавец?"
     - Жители  подкаменья  не видят  разницы между  жертвой  Опустошителя  и
нормальным человеком. Они не понимают, что могут нам доверять.
     Линден поджала губы.
     - Ты хочешь сказать, что они по-прежнему собираются нас убить?
     Прежде чем Кавинант успел ответить, чья-то  рука отдернула занавес, и в
комнату вошел гравелинг.
     Его глаза  затуманились  от горя; печаль омрачила угловатые  черты.  На
этот  раз  он пришел к ним без посоха. Его  неловко свисавшие руки все время
находились  в  движении.   Они  бессознательно  подергивались,   словно   им
требовалось что-то держать или делать.
     Гравелинг сел на корточки у  входа.  Не смея смотреть  на пленников, он
уставился на плиты пола между ними.
     - Так, значит, ты и есть сын Нассиса? - спросил Кавинант.
     Тот кивнул, еще ниже опустив голову. Кавинант ожидал, что он заговорит,
но гравелинг смущенно молчал.
     - Скажи, кто эта женщина, которая набросилась на Марида?
     -  Калина,  дочь Аллома, когда-то  бывшая супругой  Нассиса,  -  тихо и
строго  ответил  гравелинг.  -  Она моя  мать.  Линден  быстро  взглянула на
Сандера.
     - Как она себя чувствует?
     - Отдыхает. Но ее рана очень серьезна,  а мы мало что понимаем  в таких
ожогах. Скорее всего, ее придется принести в жертву.
     Линден  хотела предложить свою помощь,  однако Кавинант, догадавшись об
этом, опередил ее новым вопросом:
     - Ты говоришь о жертвоприношении?
     - Кровь матери принадлежит подкаменью Мифиль. - Голос Сандера дрожал от
горя. - Мы не можем тратить ее впустую. Только Нассис, мой отец, не принимал
законов  Солнечного  Яда.  Поэтому  его  и изгнали... -  Запнувшись,  Сандер
натужно откашлялся. - К  счастью,  он не  знал, что  гравелингом  подкаменья
являюсь я. Именно  мне приходится выполнять ритуалы жертвоприношений. Линден
отшатнулась.
     - Неужели ты собираешься принести в жертву собственную  мать? - спросил
ошеломленный Кавинант.
     - Да! -  прохрипел Са - Ради жизни подкаменья! Все, что мы  имеем,
дается  нам ценой крови.  - Усилием  воли он подавил свои чувства. - Вы тоже
скоро примете смерть.  Жители подкаменья вынесли  свое решение.  Мы принесем
вас в жертву на восходе солнца.
     Кавинант  с удивлением  посмотрел на гравелинга и, преодолевая  боль  в
голове, спросил:
     - Почему вы хотите нас убить?
     - В общем-то я и пришел, чтобы ответить на этот вопрос.
     Оправдания  Сандера и его опущенные  глаза еще раз убедили  Кавинанта в
том,  что гравелинг  ненавидел свою  работу. Однако он не  мог уклониться от
возложенных на него обязанностей.
     - Причин для казни много. Ты сам сказал, что, если мы отпустим  вас, вы
отправитесь в другую деревню.
     -  Я  ищу друзей! - вскричал Кавинант.  - Если  мы не  найдем их в этом
подкаменье, то попытаем счастье где-нибудь еще!
     - Нет, - огорченно ответил гравелинг. - Любая  деревня  поступила бы  с
вами так же, как  и мы.  Узнав,  что вы  пришли  из  нашего  подкаменья, они
приняли бы вас за своих врагов. Кроме того, ты объявил себя другом на-Морэма
- другом того, кто отнимает у нас кровь!
     Кавинант недоуменно  покачал  головой.  Обвинения  Сандера  сложились в
головоломку, которую он пока не мог разгадать.
     -  Я не знаю никакого на-Морэма.  Морэм, с  которым я дружил, скончался
около трех тысяч лет назад.
     - Это невозможно. Ты выглядишь лет на сорок. Впрочем, дело не в Морэме,
а в Заповедях Верных.
     Сандер  говорил,   не  поднимая   головы.   Его  руки  подергивались  в
незавершенных жестах.
     - Мы ненавидим Всадников,  но верим в их знание и силу. Они предсказали
твое появление, и вот ты действительно здесь. Всадники уже в  пути. Они едут
сюда, чтобы укрепить волю Верных.  Их слову нельзя перечить,  поскольку кара
за непослушание превратит подкаменье в пыль. Если мы прольем вашу кровь, они
уменьшат подать. Возможно, нам даже не придется отдавать им своих людей.
     - Подожди! - воскликнул Кавинант. - Давай по порядку. - К боли в голове
прибавилось раздражение. - Три тысячи лет  назад человек, обладавший кольцом
из  белого золота, спас Страну от злобных полчищ Серого Убийцы.  Неужели все
это забыто? Неужели никто из вас не помнит истории своего народа?
     Гравелинг смущенно пожал плечами:
     - Наверное,  я единственный в  подкаменье, кто слышал такие сказки. Мне
рассказывал  их отец.  Но Нассис был сумасшедшим.  Он потерял  рассудок, как
Джюс и Прассан. Его кровь пожертвовали бы на благо деревне, если бы я  и его
жена Калина не воспротивились этому.
     Нежность  в  голосе Сандера стала  откровением для Кавинанта. Он  понял
суть конфликта, которым  терзалась душа гравелинга. Сандер разрывался  между
убеждениями отца и тем, во что верили  обитатели подкаменья. Умом он жил  по
законам своего  народа,  но  рассказы  полубезумного  Нассиса подрывали  его
уверенность  в догмах, навязанных  Верными.  Он  враждовал  с  самим  собой,
Раздражение  Кавинанта  утихло.  Он интуитивно  чувствовал какую-то надежду,
связанную с Сандером, и теперь пытался нащупать ее.
     - Ладно,  оставим  прошлое в  покое. Скажи,  каким образом наша  смерть
поможет подкаменью Мифиль?
     -   Я  гравелинг.  Используя  кровь,  опытный  мастер  может  воплощать
Солнечный Яд в различные формы.
     Желваки  появлялись  и  исчезали  на его скулах без ритма  и каких-либо
определенных причин.
     - Сегодня мы живем под пустынным солнцем, которое продлится как минимум
три дня. Вчера закончилось дождевое солнце, а перед этим  было чумное.  Наши
стада нуждаются в  корме; нам нужен  новый урожай. С помощью  вашей  крови я
добуду воду из пересохшей земли. Возможно, мне удастся оросить целый акр или
даже два  для травы и посевов. Это  продлит жизнь нашего подкаменья, пока не
вернется плодородное солнце.
     Кавинант  ничего  не  понимал.  Нащупывая  нить  истины,  он  осторожно
спросил:
     - А почему вы не берете воду из реки?
     - Потому что в ней нет воды.
     - Как это - нет воды? -  удивленно воскликнула Линден. Слова гравелинга
пробудили  ее недоверие. - Бред  какой-то! Вчера во  время бури мы  едва  не
потонули в горных потоках!
     - Я же говорил, что мы  сейчас живем  под пустынным солнцем! -  сердито
огрызнулся Са - Неужели ты сама этого не заметила?
     Потрясенный Кавинант повернулся к Линден:
     - Он говорит правду?
     Сандер  резко  поднял голову. Его взгляд заметался  между Кавинантом  и
Линден.
     -  Да, -  сквозь  зубы ответила она. -  Это правда. Кавинант доверял ее
обостренным чувствам. Повернувшись к гравелингу, он примирительно сказал:
     - Теперь мы знаем, что вы нуждаетесь в воде. Но давай это тоже оставим.
- Он  успокоился,  собрав последние остатки сил. Дрожащий голос  напоминал о
беспомощности,  но Кавинанта это не  смущало. - Расскажи, как  тебе  удается
использовать  Солнечный  Яд?  Каким  образом  ты воплощаешь его  в различные
формы?
     Судя  по выражению лица, Сандер не хотел обсуждать эту тему.  Но взгляд
Кавинанта  принуждал его  к ответу,  и какой бы  волей  ни обладал гравелинг
подкаменья  Мифиль, он не мог возражать герою  древних времен, о котором ему
так  много рассказывал отец.  Покорно вздохнув,  Сандер  расстегнул куртку и
благоговейно  вытащил  из  внутреннего  кармана  осколок   небольшого  камня
размером с половину его кулака.
     - Я гравелинг и поэтому ношу с собой Солнечный Камень.  Из-за странного
блеска гладкий осколок в его руке казался прозрачным, хотя таковым и не был.
Он выглядел как рваная дыра в ладони Сандера.
     -  О черт!  - воскликнул Кавинант. - Его  сердце  радостно забилось. Он
увидел перед собой твердый кусочек надежды. - Оркрест!
     Гравелинг взглянул на него с удивлением:
     - Как? Ты знаешь о Солнечном Камне?
     -  Сандер,  - произнес  Кавинант,  сдерживая  возбуждение,  -  если  ты
попытаешься убить нас,  используя этот камень, люди деревни понесут огромный
урон.
     Гравелинг раздраженно покачал головой:
     - Не  надо сопротивляться неизбежному. Мы бросим вам в  лица гнилянку -
тот сорт дыни, который помог вас поймать. Вы не почувствуете никакой боли.
     -  И все  же боль будет! - вскричал  Кавинант.  - Боль в твоем  сердце,
Сандер! - Его слова целились  в брешь, которая на миг приоткрылась в обороне
гравелинга. - Я - последняя  надежда Страны,  и ты единственный в подкаменье
знаешь об  этом. Как  жаль, что умер твой  отец! Он  нашел бы способ убедить
тебя следовать за нами.
     - Довольно!  - Крик Сандера был полон душевных  мук.  - Вы услышали то,
что я хотел сказать. По крайней  мере, вам теперь ясно, что  мы не  забыли о
правилах вежливости. Если я что-то могу  для вас сделать, говорите  быстрее.
Мне пора возвращаться к своим обязанностям.
     -  А что ожидает Марида? -  строго  спросил Кавинант. Вскочив  на ноги,
Сандер сердито взглянул на пленника:
     -  Он убийца  и  нарушитель Заповедей!  Его поступок нанес вред  нашему
подкаменью! Марид будет жестоко наказан за свое преступление!
     - Вы  собираетесь казнить  его?  За что? - Голос Кавинанта  задрожал от
волнения. Он выпрямился и гневно шагнул навстречу гравелингу:
     -  Разве  ты   не  понял,  что  я  сказал?  Он  невиновен!  Им  овладел
Опустошитель. Марид - жертва, а не преступник!
     - Возможно, ты прав, - со злостью ответил Са -  Кроме того, он мой
друг.  Но твои  слова не имеют смысла для жителей деревни. Мы не знаем  ни о
каких Опустошителях, а Заповеди есть Заповеди. Марид будет наказан.
     - Черт возьми! - вскричал Кавинант. - Неужели ты сделаешь это?
     - Да уж дурака валять не стану! И  поверь, моя рука  не  дрогнет! Огонь
вины  умрет.  После того как Марид проснулся, он сам попросил  меня избавить
его  от горьких мук  раскаяния. Дождь  навел на  него безумие,  и  оно стало
причиной  преступления.  Однако  злодеяние  все  равно остается на  нем.  Он
получит то, что заслужил.
     Кавинанту   хотелось  схватить  гравелинга  за  плечи  и  как   следует
встряхнуть. Но крепкие веревки  еще  глубже  врезались  в  запястья. Подавив
стон, он мрачно спросил:
     - Как ты его накажешь?
     -  Мы его  свяжем.  - Тихая  жестокость в голосе  Сандера  звучала  как
самобичевание. - Ночью Марида отведут на равнину и оставят там. Солнечный Яд
не знает жалости!
     Не желая показывать своего горя, он уклонился от взгляда пленника.
     Слова о  Солнечном Яде по-прежнему оставались для  Кавинанта  загадкой;
Решив на время отложить вопрос о судьбе Марида, он спросил:
     - А что будет с Калиной? Неужели ты убьешь собственную мать?
     Руки Сандера задрожали, словно он хотел вцепиться Кавинанту в горло.
     - Надеюсь, это твой последний вопрос, - язвительно  сказал гравелинг. -
Мы  делаем все возможное, чтобы вылечить Калину. Я не  позволю пролить кровь
своей  матери,  пока  смерть  не  начертит  на ее  лице знак  окончательного
приговора. Может быть, ты хочешь мне помочь?
     При виде  такого горя Кавинант  забыл  о  своем  гневе  и  негодовании.
Покачав головой, он тихо попросил:
     -  Развяжи  Линден  и  возьми  ее с собой. Она  целительница. Возможно,
она...
     - Нет! -  перебив его,  воскликнула Линден.  Несмотря  на  категоричный
отказ, в ее голосе чувствовалось отчаяние. - У меня даже нет с  собой сумки.
Женщине  необходима  госпитализация! Хотя  о  чем я  говорю... Пусть он  сам
принимает решение.
     Кавинант с изумлением повернулся  к ней. Он не  мог понять,  почему она
отрекалась от  собственных принципов. Еще  недавно  Линден  рвалась из рук и
кричала:  ?Я могу ей помочь!? Однако  теперь от этого  порыва  не осталось и
следа.
     - Неужели  ты  ничего не можешь сделать? Ее лицо скрывала прядь упавших
волос.
     -  Это  ожог  третьей  степени.  Для  лечения  нужны  особые   условия,
медикаменты  и  специальное  оборудование. -  Она  говорила медленно, словно
создавала из слов щит для своей  души, уставшей от противоречий. -  Если  он
таким образом собирается избавить  ее  от страданий, это его личное дело. Не
мешай  ему. Пусть поступает  как  хочет.  -  Она  без перехода  обратилась к
Сандеру:
     - Мы хотим есть.
     Тот смущенно почесал подбородок.
     - Линден Эвери, я с радостью дал бы тебе многие вещи. Но еда  не входит
в  их число. Мы не тратим  пищу  на  мужчин,  детей  и  женщин, намеченных в
жертву. Калине,  моей матери, тоже не  будут давать  еды, пока  я  не докажу
людям, что ее рану можно вылечить.
     Линден даже не соизволила взглянуть на пристыженного гравелинга.
     - Кроме того,  нам нужна вода. Прошептав проклятие, Сандер повернулся к
двери и отдернул занавес. Прежде чем уйти, он обернулся и сказал:
     - Воду вы получите.
     Они услышали, как Сандер окриком подозвал кого-то:
     - Пленники просят пить! Напои их вдоволь! - Затем его голос удалился за
пределы слышимости.
     Посмотрев на  качающийся занавес, Кавинант разочарованно пожал плечами.
Боль в черепе превратилась в угасающее пламя, которое пульсировало в ритме с
сердцем. Его тревожило состояние Линден. Она сидела, опустив голову, и серый
полумрак скрывал ее черты. Подойдя  к  ней, Кавинант опустился  на  колени и
тихо спросил о самочувствии. Она сердито встряхнула волосами.
     - Наверное, у меня истерика. Эти люди хотят нас убить. Я пытаюсь понять
их доводы, но они все время говорят какую-то чушь!
     Увидев в  ее глазах колючие  огоньки, Кавинант вернулся на свое место у
стены. Он  ничем не мог ей помочь. Линден не хотела раскрывать свои секреты.
Во время  первого визита в Страну он тоже едва не сошел с ума.  А ей еще при
этом угрожали смертью.
     Кавинант задумчиво прикусил губу, выискивая нужные слова.
     - Успокойся, - произнес он в конце концов. - Они нас не убьют.
     - Конечно! - со злостью ответила она. - Ты же Томас Кавинант, Неверящий
и Обладатель белого золота. Они просто не посмеют притронуться к тебе.
     Презрение Линден обидело его, но он подавил свой гнев.
     - Мы уйдем из деревни этой ночью.
     - Каким образом? - недоверчиво спросила она.
     - Вечером я уговорю Сандера отпустить нас. Устало вздохнув, он прижался
спиной к стене. Минутой позже уголок занавеса приподнялся, и кто-то поставил
на пол у входа две большие чаши  с водой. Линден тут  же подползла к ним  на
коленях и, нагнув голову, начала пить. Кавинант присоединился к ней.
     Она  велела  ему  воспользоваться  ее  чашей.  Не  желая   спорить,  он
безропотно подчинился. Причины этой настоятельной просьбы  стали ясны, когда
Линден велела ему опустить связанные кисти рук во вторую  чашу.  Вода должна
была ослабить онемение затекших пальцев и, возможно, даже узлы веревок.
     Кожаные  ремни  на  запястьях  постепенно  размокали.  Когда   Кавинант
последовал совету Линден, прохладная вода смягчила неприятные ощущения, и он
почувствовал покалывание в онемевших ладонях.  В ответ  на  его  благодарную
улыбку Линден  демонстративно отвернулась. Как только Кавинант отполз в свой
угол, она заняла его место у чаши и надолго опустила в воду связанные руки.
     Солнце прошло зенит,  и яркое серебристое пятно, с  темными полосами от
железных  прутьев, все ближе подползало к двери. Кавинант опустил  голову  и
задумался о Солнечном Камне.
     Оркрест хранил в себе удивительную силу. Прежние мастера каменной магии
использовали  его  для  управления  Земной  Силой.  Он  мог  излучать  свет,
останавливать засуху  или определять  истину в словах человека. Если  камень
Сандера действительно являлся оркрестом...
     А если  нет? К Кавинанту вернулся  страх,  который он пережил  в хижине
Нассиса. Мир уже не тот, каким  он был раньше...  Если в  Стране не осталось
Земной Силы...
     Все тот  же  метод: ?вернуть, но в сломанном виде?.  На него  нахлынула
тоска. Он нуждался в силе оркреста.  Камень мог  стать спусковым крючком для
дикой магии, которую Кавинанту никогда не удавалось  вызывать по собственной
воле. Даже в самый решающий момент его битвы  с Презирающим он пропал бы, не
окажись   рядом   с  ним  Камень  Иллеарт,   послуживший  ему   своеобразным
катализатором. Если камень Сандера не будет настоящим оркрестом...
     Ему  захотелось  прикоснуться к  кольцу. Но из-за  крепких  пут  пальцы
казались одеревеневшими и не желали подчиняться требованиям воли.
     -  Прокаженный!  - прошептал Кавинант. - Я  должен  вызвать  эту  силу!
Должен - во что бы то ни стало!
     Солнечный диск заглянул в окно,  разрастаясь и пробуждая колючую боль в
голове  Кавинанта.  Яркий свет  заполнял  рассудок  пугающей  и безжалостной
волной. Он сражался с ней  за последние остатки тьмы, которая исцеляла его и
приносила облегчение. Внезапно в битву света и тьмы ворвался голос Линден:
     - Кавинант! Проснись! При сотрясении мозга спать опасно! Кавинант!
     Вихри  света, клубившиеся в мозгу, ослепили  его на  миг,  но  затем он
понял, что в комнате потемнело. Закат расцвечивал небо бледнеющей желтизной.
Дома за окном погружались в сумерки.
     Кавинант  почувствовал себя онемевшим и слабым, словно жизнь замерла  в
нем,  пока  он  спал. Боль по-прежнему рылась в костях, но уже не  причиняла
больших страданий.  По  настоянию Линден он  допил  оставшуюся  воду, однако
жидкость, прочистив горло, не помогла избавиться от мусора в голове.
     Они молча сидели  и смотрели в  окно.  Ночь сочилась в долину, как пот,
стекавший с высоких  Воздух наполнился приятной прохладой. Земля теряла
тепло, отдавая его чистым небесам, и яркие звезды шептались Друг  с другом в
глубинах  Вселенной.  Чуть  позже  взошла  луна, замутив серебром  бездонное
черное небо.
     - Кавинант, поговори со мной,  - прошептала Линден.  Ее  голос ломался,
как тонкий лед. Она подошла к пределу своей стойкости.
     Он  тоже  выискивал  тему, которая  могла  бы  поддержать ее  в  минуту
отчаяния и отвлечь его от горьких раздумий.
     - Я не хочу умирать, - жалобно сказала она. - Я даже не понимаю,  зачем
им нужна наша гибель.
     Кавинант опечалился.  Он  не  мог  объяснить ей  причин происходящего и
научить ее  своей  целеустремленности.  Но  он  знал историю, которая давала
ответ на главный  вопрос, -  о ставке в  этой игре. Он знал историю, которая
могла помочь им обоим.
     - Все  будет  хорошо,  -  произнес он, превозмогая усталость. -  Я хочу
рассказать тебе о том, как создавался этот
     Линден тихо вздохнула. Немного помолчав, он приступил к рассказу. Голос
Кавинанта  звучал  отстранение и  печально,  словно  за него  говорила  сама
темнота.  Он пытался дотянуться до нее словами,  хотя не видел ее  и даже не
понимал, кем она была на самом деле.
     Как и  все мифы  о давних  временах,  это  сказание казалось простым  и
отчасти  наивным. Тем  не  менее оно  заставляло звенеть  омертвевшие  нервы
Кавинанта,  пробуждая  в  нем ораторское искусство,  которым  он  никогда не
обладал.
     Слова  лились,  описывая  безмерные  небеса   Вселенной,  где  жизнь  и
пространство  сплетались  в   единое  целое  и   где  бессмертные   создания
проносились сквозь  эфир от одних далеких звезд к другим далеким звездам. Он
рассказывал  ей о  том,  как однажды Творец  огляделся  по сторонам  и решил
создать новый мир на радость своим любимым детям.
     Собрав всю силу и нежность. Мастер  принялся за работу. Его сердце пело
от восторга, и  дело спорилось  в  опытных  руках.  Сначала он  выковал Арку
Времени, чтобы  созданный им мир обрел свое место в безбрежном океане бытия.
Затем он прикрепил к великой Арке солнце  и  планеты. Используя  в  качестве
инструментов безграничную любовь  и  озаренное  предвидение,  Творец оформил
Землю во всей ее красе, и на новую планету нельзя было смотреть без  радости
и  ликования.  Он  разместил  здесь   мириады  существ,  которым  полагалось
приумножать и  хранить  красоту его творения.  Стремясь к идеалу,  Создатель
наделил их  великими  дарами любви, научив защищать  и  лелеять  свой А
затем он отступил на шаг и посмотрел на сотворенное им чудо.
     Его  взгляд помутился от гнева  и  возмущения.  На всей Земле виднелись
отпечатки Зла. Коварство  и ненависть таились  в  глубинах человеческих душ;
природа источала яды  и силы,  которые не входили в  благие планы Создателя.
Пока он трудился  над  своим творением, к  нему  подкрался злобный враг  его
сердца,  которого  люди  прозвали  Презирающим. Набросав колючек  в  горнило
мироздания, злодей внес пагубность в намерения Творца.
     Праведный гнев встряхнул небеса, и Создатель схватился  с врагом своего
сердца.  Одолев Презирающего, он швырнул его на Землю  и навеки  запечатал в
Арке  Времени. С тех  пор планета стала наказанием для  всех ее  обитателей.
Испортив  любимое  творение  Создателя,  низвергнутый  злодей  обучил  людей
Презрению  и  Злу. Он,  как паук, оплел планету гнусными интригами, стараясь
вырваться из своей тюрьмы. А Создатель  не  мог  помешать ему, ибо любое его
прикосновение  к  Арке опрокинуло  бы  Время,  разрушило  Землю  и выпустило
Презирающего на волю. Вот  какова причина  великого горя  Творца. Вот откуда
идут пороки грешных и печали тех, кто борется на Земле за остатки веры.
     Кавинант  замолчал.  Эта история,  которую он слышал десять лет  назад,
напомнила  ему  о многих  событиях  прошлого. Он  больше не  чувствовал себя
беспомощным и  сбитым  с  толку  простаком.  Его  ум  превратился в  ночь, а
воспоминания - в  звезды: Морэм, ранихины, Баннор, Идущий-За-Пеной. Кавинант
не  мог отвернуться от мира, который давал рождение таким великим героям. Он
должен был сражаться до конца  - пока его легким хватало  воздуха, а в венах
струилась кровь.
     Линден хотела  задать  вопрос, но ее остановил  шелест  приоткрывшегося
занавеса. В  комнату вошел  Са Поставив на пол масляную лампу,  он  сел
перед ней  и  с  печальной улыбкой осмотрел обоих пленников. Тусклый  желтый
свет  отбрасывал на его лицо густые  тени.  Хриплый  голос  казался шипением
угасавших углей - остатков того, что сохранилось от тяжелой утраты.
     - Я тоже слышал эту легенду, - произнес гравелинг. - Ее мне рассказывал
Нассис, мой отец. Однако Заповеди на-Морэма трактуют историю мира иначе.
     Кавинант и Линден ждали. Взглянув на них, гравелинг продолжал:
     - В Заповедях говорится, что Земля изначально создавалась  как тюрьма и
место пыток для  Владыки Зла - того, кого мы называем а-Джеротом семи кругов
ада. Творец сделал  Землю  обитаемой,  чтобы мужчины,  женщины  и все другие
существа  изливали  на а-Джерота неисчислимые проклятия.  Однако время  шло,
проходили   века.  Люди,   жившие   в   Стране,   не   справились  со  своим
предназначением.  Вместо  того  чтобы отмерять  а-Джероту  кару,  наложенную
Создателем,  они  заключили союз со  злодеем,  оплакивая его  в  слабости  и
поклоняясь  ему в силе. Но  самыми  гнусными и коварными  слугами  Зла  были
люди... -  бросив  быстрый взгляд  на Кавинанта, Сандер  на  миг запнулся, -
..рожденные  в образе Первопредателя  -  отца трусости и  малодушия,  Берека
Полурукого. В  конце  концов  разгневанный  Творец  отвернулся  от Страны. В
наказание за  измену он  наслал  на  нас Солнечный Яд, чтобы мы вспомнили  о
своей  бренности и когда-нибудь стали  снова  достойными предначертанной нам
цели. Лишь заступничество Верных помогает  нам  теперь сохранять наши жалкие
жизни.
     Кавинант с трудом удержался от гневного протеста. Он знал из опыта, что
эта интерпретация истории являлась ложью и грубым обманом. Но прежде чем  он
успел что-либо  сказать, Линден вскочила на ноги.  При свете  лампы ее глаза
лихорадочно сверкали искрами страха, ярости и возмущения.
     - Ваш жестокий Творец недостоин человеческой веры! И все же вы верите в
него! Иначе чем вам еще оправдать убийство людей, которых вы даже не знаете?
     Гравелинг гордо  выпрямился  и  сурово  взглянул  на  пленницу.  Борьба
противоречивых чувств превратила его голос в скрежет резца о стекло.
     -  Каждый житель Страны знает Заповеди, которым обучают нас  Верные. Мы
убеждаемся в их истинах при каждом восходе  солнца. Никто не сомневался в их
правильности, кроме Нассиса  - моего отца. Но  он лишился  разума задолго до
того, как убили его тело. Теперь я вижу перед собой еще двух неучей, которые
отрицают очевидное!
     Кавинант остался сидеть  на полу.  Пока Линден и Сандер спорили друг  с
другом,  он  усилием воли  сплетал  свои воспоминания  с  печалью и  гневом,
создавая  тонкий шнур,  от  которого сейчас  зависели  их  жизни. Его сердце
горевало о  Сандере,  которому  он собирался доставить большие неприятности.
Ему не  хотелось  идти на обман и  вымогательство, но  умом  он понимал, что
другого выбора у  них не было. Его разум негодовал, осуждая ту жестокость, к
которой приучили этих  людей. Они считали свои жизни наказанием  за какие-то
надуманные преступления - преступления, которых никто и никогда не совершал.
Тело  Кавинанта  дрожало  от  страха  за  возможную неудачу.  Он не  обладал
контролем над дикой магией. Его слабая  хватка могла привести к их гибели  -
бесславной и фатальной для Страны.
     Как  только  Линден  вновь набросилась  с насмешками на гравелинга,  он
остановил ее кивком.
     "Я сделаю это?, - беззвучно  шептали его губы. Посмотрев на Сандера, он
тихо спросил:
     -  Как чувствует себя твоя мать? Горе исказило лицо  гравелинга. Кулаки
сжались от боли и бессилия.
     - Смерть Калины очевидна.
     Глаза Сандера стали тусклыми, как у раненого человека.  В них  читалась
мука истерзанного сердца.
     - На восходе солнца я пролью ее кровь вместе с вашей. Кавинант печально
покачал головой. Его  мозг наполнился страхами и вопросами,  но он растолкал
их в стороны, создав внутри себя пространство ясности и покоя. ?Все верно, -
подумал он. - Давай, прокаженный! Другого выбора нет!"
     Глубоко  вздохнув,  он  поднялся  на  ноги  и  взглянул  на  гравелинга
подкаменья Мифиль.
     - Сандер, у тебя есть нож?
     Тот небрежно кивнул, словно этот вопрос не имел никакого смысла.
     - Вытащи его.
     Сандер  неохотно подчинился. Сунув руку за пояс,  он  вытянул  из ножен
длинный  железный кинжал.  Пальцы  гравелинга держали оружие  так неловко  и
неуверенно, будто он и понятия не имел, как им пользоваться.
     -  Я  хочу,  чтобы  ты  чувствовал  себя в  безопасности,  -  продолжал
Кавинант.  - У тебя  есть нож.  Мои руки связаны.  Я никак не могу навредить
тебе, правда?
     Сандер с недоумением воззрился на пленника.
     "Все нормально, - убеждал  себя Кавинант. - Давай, прокаженный. Покажи,
на что ты способен?.
     Сердце  ломилось сквозь  ребра.  Его  громкий  стук заполнил грудь,  не
оставив места для воздуха. Но он не дрогнул.
     -  Достань свой  оркрест. Покажи мне  Солнечный Камень.  И Сандер снова
подчинился. Страх перед Береком Полуруким держал его, как муху в кулаке.
     Кавинант  не  смел  взглянуть  на  камень.  Боковым  зрением он  увидел
испуганные  глаза  Линден.  Дрожь  мрачного  предчувствия  угрожала нарушить
концентрацию внимания. Он стиснул зубы, чтобы не выдать своего волнения.
     - Коснись меня камнем.
     - Коснуться? - прошептал гравелинг.
     - Коснись им моего лба!
     Глаза Сандера сузились. В них промелькнули искорки сомнений. Его  плечи
приподнялись, и он отступил на шаг, сжимая рукоятку ножа и Солнечный Камень.
     Делай это!
     Рука гравелинга медленно потянулась  вперед. Со  стороны казалось,  что
она двигалась сама собой. Оркрест  прижался холодной гранью к двум  складкам
на лбу Кавинанта.
     Тот  быстро перевел внимание на кольцо, отыскивая связь между оркрестом
и  белым  золотом. Ему вспомнился солнечный свет и его  безумство на  склоне
Горы  Грома.  Перед  глазами  возник  мимолетный   образ  Баннора,  который,
приподняв  его  руку,  приложил  кольцо к Посоху  Закона.  Спусковой крючок.
Внезапно он почувствовал взрыв силы.
     Ты к есть белое золото.
     Молчание стало невыносимым. Уголки  его губ приподнялись, обнажая зубы.
Чтобы уменьшить напряжение, он прищурил глаза.
     Спусковой крючок.
     Кавинанту не хотелось умирать. Он не  хотел, чтобы Страна погибла из-за
глупости  напуганных  людей. Лорд  Фоул  не знал пощады,  и  его  надо  было
остановить любой ценой.
     Соединив в уме оркрест и  белое золото, Кавинант впустил  в  себя силу.
Белая вспышка едва не взорвала лоб.
     Линден вышла из  оцепенения. Сандер отдернул руку, сжимавшую  Солнечный
Камень. Порыв силы затушил огонь масляной лампы.
     Кавинант  встряхнул  свободные руки  и  поднял  их  вверх.  Не  обращая
внимания на огненную магму, хлынувшую в пальцы, он растер ладони, а затем со
вздохом облегчения  открыл  глаза.  Его ладони сияли цветом полной луны.  Он
чувствовал  накал  и страстность огня,  но  пламя не причиняло ему  никакого
вреда.
     Сияние  левой руки поблекло и угасло.  Однако правая ладонь становилась
все ярче и  ярче. Пламя  вырывалось  из кольца и, распространяясь  по  руке,
пылало без запаха и звука.
     Линден  смотрела  на  него  дикими  глазами.  Зрачки  Сандера  отражали
серебристый  огонь, и он прикрывал лицо  рукой, словно не  мог вынести такой
мощной и откровенной демонстрации силы.
     А ты все еще упрям!
     "Да, Лорд Фоул!  - прошептал Кавинант.  - Ты даже не представляешь, как
велико мое упрямство!"
     Сорвав веревки с запястий  Линден,  он протянул  руку к Сандеру, требуя
Солнечный Камень.
     Как только  гравелинг выпустил оркрест из одеревеневших пальцев, камень
упал на  ладонь  Кавинанта  и засиял  пронзительным  белым  светом.  В  этой
маленькой комнате он казался солнцем. Линден пригнула голову. Сандер, закрыв
глаза рукой, испуганно замахал перед собой ножом.
     - Это дикая магия! - произнес Кавинант. Его голос струился из уст,  как
пламя. Возобновившаяся циркуляция крови терзала нервы острыми коготками.
     - Твой нож  не справится с  такой огромной силой. Но успокойся, Са
Тебе  ничто  не  угрожает.  Я  не  собираюсь  причинять  вред  людям  вашего
подкаменья.
     Ночь становилась все более прохладной, однако по лицу Кавинанта стекали
капельки пота.
     - Я пришел сюда, чтобы спасти Страну.  И  я не позволю тебе убить нас с
Линден.
     - О, Нассис, мой отец! - испуганно вскричал гравелинг. - Неужели ты был
прав? Неужели твои слова оказались истиной?
     Кавинант расслабился. Он понял, что добился своей цели. В тот же миг по
его телу прокатилась волна усталости.
     - Вот! Возьми его! - произнес он хриплым от напряжения голосом.
     - Ты отдаешь мне его обратно...
     - Этот Солнечный Камень принадлежит тебе!
     Ошеломленный увиденным, Сандер прикоснулся к оркресту и тут же отдернул
руку. Мир, который он знал, превращался в хаос. Когда сияние камня коснулось
и не обожгло его, гравелинг сжал свой оркрест в ладонях как символ  надежды,
внезапно озаривший путь.
     Кавинант со  стоном  отпустил бурлившую в нем дикую магию. Огонь  угас,
как  будто  излился  из   его  руки.  Солнечный  Камень  померк,  и  комната
погрузилась в густую темноту.
     Кавинант прислонился  к  стене, прижимая к груди  дрожащие руки.  Блики
огня,  мелькающие  перед глазами,  меняли  цвет от белых до малиновых тонов.
Несмотря  на  усталость,  он  не  мог  позволить  себе  передышки.  Ситуация
оставалась  неопределенной.  Кавинант  отказался от  магии только для  того,
чтобы  Сандер  получил  свободу  выбора.  И  теперь  ему предстояло  узнать,
насколько оправданным был этот риск.
     - Я хочу уйти из деревни, - произнес он настоятельным шепотом. -  Иначе
здесь  что-нибудь произойдет. Опустошитель  может вернуться  сюда  и вызвать
новые беды. Мы должны немедленно покинуть это  подкаменье. Но нам необходима
помощь. Нам нужен человек, который знал  бы Солнечный Яд - и мог вести нас к
цели. Сандер! Я зову тебя с собой!
     Из темноты послышался хрип. Сандер задыхался, словно шел ко дну.
     - Я гравелинг  подкаменья Мифиль. Люди доверили  мне жизни.  Как я могу
предать свой дом и отправиться с тобой - неизвестно куда и зачем?
     - Сандер!  Я  хочу спасти  Страну! -  воскликнул  Кавинант, вкладывая в
слова  убежденность  своей души. - Спасая всех, мы поможем и жителям  твоего
подкаменья!
     Гравелинг  молчал.  Кавинант  прижал ладонь  к  губам, чтобы с  них  не
сорвалась мольба о  помощи. Его  сердце  билось  все сильнее и сильнее.  Оно
кричало: ?Сандер! Ты мне нужен!"
     Внезапно заговорила Линден. Ее голос был наполнен пугающей страстью.
     - Ты не должен убивать свою мать! Сандер судорожно вздохнул:
     - Я не хочу проливать ее кровь.  И вашу тоже... Возможно, люди  простят
мою измену.
     От облегчения  у  Кавинанта закружилась голова. И он едва услышал  свои
собственные слова:
     - Тогда нам надо поторопиться.

     Марид
     На какое-то  время в комнате воцарилась тишина. Сандер неподвижно стоял
у  двери,  словно  потерял  контроль  над  обессиленным  телом.  Из  темноты
послышался его хриплый напряженный голос:
     - Только не предавай меня, Томас Кавинант.
     Прежде чем тот успел что-либо ответить, гравелинг отдернул занавес. Они
увидели пустую площадь, освещенную лунным светом.
     - Что мы будем делать с охраной? - тихо спросил Кавинант.
     - Здесь  нет никакой охраны.  - Голос  Сандера казался шепотом  ночного
ветра. - В нашем подкаменье  жертвы отдаются на  попечение гравелинга. И это
правильно. Тот,  кто  проливает  кровь  людей, должен до  конца разделять их
предсмертные мгновения. Жители деревни спят. Нам некого бояться.
     Уловив  в тоне Сандера затаенную  злость,  Кавинант отбросил прочь свою
усталость.
     - А как насчет тех постов, которые охраняют подходы к деревне?
     - Нам надо проскользнуть мимо них незамеченными.
     Сандер вышел из  хижины. Линден последовала за  ним, но, поравнявшись с
Кавинантом, остановилась и тихо прошептала:
     - Ты ему доверяешь? Между прочим, он уже жалеет о том, что согласился.
     - Я знаю, - ответил Кавинант, и, обругав в  уме остроту ее  восприятия,
он мрачно добавил:
     - Мое недоверие обычно вызывают  те, кто  никогда  не сожалеет  о своих
решениях.
     Немного помолчав, Линден холодно ответила:
     -  В отличие  от  тебя  я не  считаю  сожаление  одним из  человеческих
достоинств.
     Она гордо приподняла подбородок и вышла в ночь.
     Кавинант  остановился в дверном проеме, устало вглядываясь в  тьму. Его
подташнивало от голода,  и мысль о том, что ожидало их впереди, подрывала те
малые  силы, которые ему удалось  сохранить до  этого времени. Язвительность
Линден задела его за живое. Почему она отвергала  такие простые человеческие
чувства? Как будто она сама никогда ни о чем не сожалела...
     Впрочем, момент  для размышлений  был неподходящим.  Им требовалось как
можно быстрее  покинуть деревню.  Спотыкаясь  о камни, Кавинант  поспешил за
своими спутниками.
     После темной комнаты луна казалась  ослепительно яркой. Сандер и Линден
поджидали его у стены ближайшего  дома. Как только он  присоединился  к ним,
гравелинг махнул  рукой на север  и начал быстро пробираться между каменными
строениями.  Линден  едва не  наступала ему  на пятки,  а Кавинант  держался
позади, отставая на несколько шагов.
     Когда   они  оказались  на  краю  деревни,  Сандер  остановился.  Велев
Кавинанту  и  Линден  ждать  его  на этом  месте,  он  торопливо  вернулся в
подкаменье.
     Кавинант попытался успокоить дыхание. Линден стояла рядом, взволнованно
сжимая кулаки. Ее губы  беззвучно шевелились, словно она о чем-то спорила со
своим  страхом.  По  спине Кавинанта пробежала зябкая  дрожь.  Казалось, что
ночная прохлада  нагнетала  вокруг  беглецов тревогу.  Минут  через пять  из
темноты появился Са В его руках виднелся продолговатый предмет, похожий
на дыню.
     - Это гнилянка, - прошептал он Кавинанту и, кивнув, зашагал вперед.
     Словно  три привидения, они миновали  последний  ряд домов  и  покинули
подкаменье.
     Сандер вел их к  реке. Он шел, полупригнувшись, уменьшая тень,  которую
отбрасывала луна. Линден  следовала его примеру.  Казалось, она была рождена
для бегства  в  ночи.  Ее тело буквально скользило  сквозь  лунный свет.  Но
заплетающиеся  ноги  Кавинанта  сводили  их  труды   на  нет.  Он  поминутно
спотыкался и производил столько шума, что его хватило бы на дюжину человек.
     Внезапно Сандер  лег на живот, повис на  краю  скалы,  а затем спрыгнул
вниз в глубокую и широкую впадину, некогда бывшую руслом стремительной реки.
     Линден прыгнула следом. Песок смягчил ее падение. Она быстро отбежала в
тень под обрывом и присоединилась к Сандеру.
     Кавинант  замер  на гребне скалы. При  взгляде вниз у  него закружилась
голова.  Он  беспомощно  осмотрелся по сторонам.  Пересохшее русло  тянулось
зигзагом в оба конца - к горам и Южным Пустошам.
     Он ничего не понимал. Прошлой ночью река  Мифиль  грозила затопить  всю
долину.
     - Скорее! - шепнул гравелинг. - Тебя же могут увидеть!
     Кавинант  прыгнул  вниз.  Упав на четвереньки, он растянулся  на песке.
Сандер бросился к нему  на помощь,  но Кавинант махнул рукой,  давая понять,
что с ним все в порядке. Погрузив пальцы  в песок, он попытался добраться до
влажного слоя. Однако ниже песка находилась только сухая пыль, от которой он
едва не зашелся в кашле.
     Невероятно!
     Русло  казалось  таким же  сухим, как  ложбина  между двумя  барханами.
Неужели в Стране изменился Закон - незыблемый закон природы?
     - Кавинант! - зашипела Линден.
     Сандер  схватил  его за талию  и поднял на  ноги.  Подавив порыв слепой
ярости, Кавинант спотыкаясь перебежал в тень, которая тянулась вдоль берега.
Овладев собой, он перевел дыхание и осмотрелся. Сандер  указал на север, где
в сотне футах от них над руслом темнела арка длинного моста.
     - Там  стоит  один из  охранников, - прошептал  он  на ухо Кавинанту. -
Другие нас не могут заметить, но мимо этого нам не пройти.
     - Что же делать? - спросила Линден.
     Гравелинг приложил  палец к губам.  Подняв с  земли гнилянку,  он начал
подкрадываться к  мосту. Тень берега  служила прекрасной защитой. Кавинант и
Линден последовали за ним.
     Они  двигались  медленно  и  осторожно.  Помимо острых камней, которыми
ощетинилось дно реки, у берега встречалось множество ям. Кавинанту все время
приходилось  смотреть себе  под  ноги.  Тем  не менее  его  взгляд постоянно
возвращался  к мосту -  зловещей черной дуге, которая преграждала  им путь к
свободе.  Он  вспомнил,  как шел  по  этому мосту  с Этиаран и Леной. Память
вернула прежнюю боль, заставив сердце задрожать от горя.
     Несмотря  на хорошее зрение, Кавинант так и не увидел охранника. Скорее
всего, тот прятался за перилами моста.
     Они  подползли  почти  к самым опорам. Затаив дыхание, Кавинант следил,
как Сандер  взбирался  по  крутому откосу. Гравелинг  двигался  с предельной
осторожностью, понимая,  что  каждая  галька или  горсть песка  могла  стать
поводом для сигнала тревоги.  Через  несколько секунд он  исчез  за  оградой
моста.
     Неопределенность  повисла  в  воздухе, как  колокол, готовый  расколоть
ночную  тишину  на части.  Внутренности  Кавинанта сжались в  комок.  Линден
испуганно съежилась  и  присела  на корточки. Внезапно  они  услышали  тихий
шлепок, за которым последовали  стон и звук упавшего тела. Еще через миг они
увидели гравелинга, который, скользнув под перилами моста, мягко спрыгнул на
песок пересохшего русла.
     - Теперь нам надо  спешить,  - сердито промолвил  он. - Вскоре появится
смена, и наше бегство перестанет быть тайной.
     Сандер   отвернулся  от  Кавинанта  и  зашагал  в  темноту.  Его  плечи
подрагивали,  словно  он  плакал.  Очевидно,  там, на  мосту,  ему  пришлось
столкнуться  с  тем,  кого  он  знал  всю  свою  жизнь, и это было  для него
невыносимым.
     Гравелинг перешел на быстрый шаг. Кавинант и Линден с трудом удерживали
взятый им темп.
     Лунный  свет ронял серебро,  превращая рябь песка в старинную чернь,  а
ночную тьму  - в изделие  ювелира.  Звезды подмигивали над  кромкой гор, как
целомудренные  девы из  окон  женского пансиона.  Колючие вершины тянулись к
недосягаемым  небесам,  забыв  о  смирении   и  скромности.  И  у  Кавинанта
захватывало дух от удивительной красоты, которую дарила ему Страна.
     Когда  луна  начала  клониться  вниз,  а горы  слева от  них  сменились
высокими  холмами,  усталость  окончательно  одолела  Кавинанта.  Его сердце
давало перебои,  отказываясь участвовать  в дальнейшем бегстве.  Мышцы рук и
ног наполнились песком бессилия. Кроме  того, ему  требовалось выполнить еще
одно дело. Шепотом Кавинант попросил гравелинга остановиться. Опустившись на
землю, он лег на спину и всосал прохладный воздух в горящие легкие.
     Линден  села рядом с ним.  Она немного задыхалась,  но по-прежнему была
полна энергии и сил. Сандер  нетерпеливо  переминался  с  ноги  на ногу. Его
выносливость и привычка к длительным переходам еще раз напомнили Кавинанту о
тех невыносимо  трудных условиях, в которых жили теперь обитатели подкаменья
Мифиль. Чтобы не умереть голодной смертью, им приходилось убивать  не только
чужаков и преступников, но и своих больных сородичей. Как  могла  докатиться
до этого Страна - прекрасная Страна, которую он безумно любил?
     Дав передохнуть своим спутникам, Сандер заторопил их:
     -  Конечно, до восхода солнца мы будем здесь в полной безопасности.  Но
не  надо  забывать,  что  в  подкаменье Мифиль  уже  знают о  нашем бегстве.
Поддавшись усталости и лени, мы можем накликать на себя огромную беду. Утром
нас  будет видно с большого расстояния.  Тот Всадник, который направляется в
деревню, может заметить нас. И он  обязательно кинется  в  погоню, когда ему
расскажут о вашем бегстве. Томас Кавинант! Ты просил меня стать проводником.
Но  я до сих  пор  не  знаю,  куда вы собираетесь идти.  Кавинант  со стоном
приподнялся.
     - Давай сначала о главном.
     Он многому  научился в прошлом и  повидал немало  людей.  Кавинант  был
убежден, что большой  и обстоятельный  ответ  не понравится  простому жителю
подкаменья. Поэтому он решил остановиться на более понятной и близкой цели.
     - Прежде всего я хочу найти Марида.
     -  Марида? - с удивлением  переспросил гравелинг. -  Разве я не говорил
вам  о  наказании,  наложенном на  него  людьми  моего подкаменья?  Согласно
Заповедям, он отдан на милость Солнечного Яда. И этот приговор уже  приведен
в исполнение.
     - Я знаю, - ответил Кавинант. - Ты говорил нам об этом. Но я повторяю -
он невиновен.
     -  Есть на нем вина или нет, это ничего не значит,  - печально произнес
гравелинг.  -  Наказание исполнено.  Мужчины  и  женщины,  уводившие его  на
равнину, вернулись незадолго до того, как я отправился к вам.
     Усталость   пробуждала   раздражение.  Кавинант   с   трудом   сохранял
спокойствие:
     - И что они с ним сделали?
     Недовольно вздохнув, Сандер посмотрел на далекие звезды.
     - Они отвели  его на равнину, связали и оставили  там  ждать исполнения
приговора.
     - А тебе известно, где они его оставили?
     - Приблизительно.  Мы говорили об этом перед  их  уходом. Но я  не знаю
точного места.
     - Ничего. Попробуем найти.
     Ослабевшие мышцы Кавинанта казались заполненными водой. Тем не менее он
поднялся на ноги и строго посмотрел на гравелинга:
     - Веди нас туда.
     - Кавинант! Мы только зря потеряем время! - Лицо Сандера выглядело  как
сгусток тьмы. - Это  очень далеко. Давай лучше найдем для  себя убежище.  Не
забывай, с рассветом солнца мы превратимся в добычу.
     - Но Марид  невиновен!  - В голосе Кавинанта зазвучала безумная ярость,
но он тревожился не об этом. - Пойми! Опустошитель  овладел им  только из-за
меня и Линден. Я не собираюсь бросать его на  произвол судьбы. Черт бы  тебя
побрал! Веди нас к нему! - Он сердито схватил Сандера за грудки:
     - На моих руках и так уже много крови!
     Гравелинг  нахмурился,  словно  только  что  понял  какую-то  важную  и
пугающую истину. Взглянув на Кавинанта, он тихо ответил:
     - Ты не знаешь, что такое Солнечный Яд.
     - Тогда расскажи нам о нем! Почему ты так его боишься?
     -  Мы  все пострадаем от проклятия  Марида! Линден, стоящая  за  спиной
Сандера, сказала:
     - Он говорит что  думает.  Ему  кажется,  что на восходе солнца  с нами
произойдет что-то ужасное.
     Взяв  свою ярость под контроль, Кавинант  отступил  на шаг от  Сандера,
посмотрел на Линден и тихо спросил:
     - А ты что думаешь?
     Помолчав какое-то время, она хрипло произнесла:
     - Когда ты говорил мне об одержимости Джоан, я тебе не верила. Но вчера
мне  довелось  увидеть Опустошителя своими  глазами. Я  знаю,  что  он потом
покинул Марида. И  конечно, мы должны  спасти  этого  парня. - Казалось, она
сплетала свои  слова из ночного воздуха. - Если хочешь, оставайся с Сандером
здесь. Скажите, куда идти, и я сама отправлюсь на поиски Марида...
     -  Небо  и земля! - воскликнул гравелинг.  - Неужели я  предал свой дом
ради того, чтобы вы искали человека, которого уже невозможно спасти? Если вы
не одумаетесь, мы будем молить небеса о смерти!
     "Кавинант  взглянул  на темный силуэт Линден, удивляясь  силе  ее духа.
Затем мягко ответил Сандеру:
     - Ты называл Марида своим другом.
     - Вы просто сошли с  ума! - закричал гравелинг. - Вы такие же безумные,
как  и мой отец  Нассис!  -  Схватив камень, он яростно швырнул его в речной
берег. - Я тоже сошел с ума...
     Внезапно он повернулся к Кавинанту:
     -  Хорошо. Я отведу вас  туда. Но я не  хочу... Неудержимый гнев сдавил
его горло. Взревев, он вонзил кулак в ночное небо.
     - Я не хочу страдать от  Солнечного Яда, будь вы даже  трижды безумными
или мудрыми!
     Он резко повернулся к берегу и начал карабкаться по крутому откосу.
     Кавинант  подошел  к Линден. Он  хотел поблагодарить ее  за поддержку и
готовность идти на риск ради спасения без вины осужденного человека. Но  она
отвернулась от него и поспешила за Сандером.
     -  Скорее,  Кавинант,  -  шепнула  Линден  через  плечо.  -  Мы  должны
поторопиться. Я  не знаю,  чего боится Сандер,  но думаю,  нам  это  тоже не
понравится.
     Он смотрел,  как она  взбиралась по  откосу.  Мы будем молить небеса  о
смерти. Кавинант провел ладонью по подбородку, чувствуя под пальцами колючую
щетину. Собравшись с силами, он поспешил за своими спутниками.
     Когда они вскарабкались на край откоса, перед ними  предстал совершенно
иной  ландшафт.  За  исключением  неровной полоски мифильских  гор,  равнина
казалась голой  и  невыразительной.  Она простиралась  на север и  запад  до
самого горизонта, и ее разнообразили лишь легкие ложбины и  русло пересохшей
реки. Кавинант  не мог  поверить  своим глазам - здесь не было ни кустов, ни
травы. Свет низкой  луны придавал бесплодной земле вид жуткого и призрачного
мира, который веками страдал от бесконечной жестокой засухи.
     Сандер  зашагал на  север-восток  -  почти параллельно  горам,  которые
виднелись вдалеке. Кавинант изо всех сил старался не отставать от него, хотя
и  не понимал, чего  тот так боялся. В конце  концов он попросил  проводника
немного сбавить  темп.  Гравелинг  угрюмо ответил, что на отдых не  осталось
времени.
     - Но зачем нам доводить себя до изнеможения? - спросил его Кавинант.
     Сандер выругался и снова двинулся  вперед.  Однако,  несмотря  на  свое
лихорадочное беспокойство, замедлил шаг.
     Через некоторое время  луна зашла за  горизонт. К счастью, местность не
преподносила никаких сюрпризов,  и  путникам  хватало  скудного света звезд.
Сандер  уверенно вел их по  равнине.  Серая полоска на  востоке все больше и
больше вгрызалась в ночное небо.
     Чем  сильнее светлел горизонт,  тем взволнованнее становился гравелинг.
Он перебегал с места на место, осматривал неровности и озирался по сторонам.
Судя  по всему,  Сандер  искал  что-то  очень важное.  Когда  они  прошли  с
пол-лиги, он испуганно повернулся к Линден и Кавинанту:
     - Мы должны найти  большой камень  - вроде какого-нибудь осколка скалы.
Нам надо отыскать его до восхода солнца. Ищите, если вам дорога жизнь!
     Кавинант остановился, переводя дыхание. Равнина покачивалась перед ним,
как огромное море. Его руки и ноги наливались свинцовой тяжестью.
     - Там,  - сказала Линден, указывая вправо. Взглянув в этом направлении,
Кавинант ничего не увидел.
     Впрочем, он не имел ее обостренных чувств.
     Бросив  на  Линден  недоверчивый   взгляд,  Сандер  поспешил  проверить
указанное место.  Он встал  на колени и очистил  руками поверхность плоского
валуна.
     - Камень!  Большой камень! -  шептал гравелинг. - О небеса! Мы все-таки
успели! - Вскочив на ноги, он обратился к своим спутникам:
     -  Мы  должны  остаться  здесь.  Этот  обломок  скалы  защитит  нас  от
Солнечного Яда.
     Усталость  помутила зрение  Кавинанта.  Он видел Сандера  как бы сквозь
туманную  мглу. Опасения гравелинга не имели для" него никакого смысла. А до
рассвета оставалось лишь несколько минут.  Лучи  разрисовали  небо  в желтые
тона.  Горизонт  вздувался  пузырем, предвещая  рождение солнца.  Почему  же
Сандер так боялся этих мгновений?
     Как видно, Линден мучил тот же вопрос.
     - Ты  считаешь, что солнце может  нанести  нам  вред?  Но это  какая-то
нелепость! Во время вашей проверки молчанием мы вчера все утро простояли под
солнцем, и с  нами ничего не случилось. Можно  сказать,  нас донимали только
ваши предрассудки и ничем не обоснованная злоба.
     -  Вы  стояли  на каменных плитах площади!  -  с  раздражением  ответил
гравелинг. - Кроме того, опасны лишь первые  лучи! Когда Солнечный Яд  начал
наполнять нашу долину, вы находились в хижине под защитой тени и камней!
     "Как  он мне  надоел  своими  глупыми страхами?,  -  подумал  Кавинант.
Прикрыв  глаза, он  представил Марида, умирающего от жажды и жары. Шатаясь и
спотыкаясь на каждом шагу, он медленно двинулся вперед.
     - Глупец! -  закричал  гравелинг. -  Ради  тебя  я  предал свой  народ!
Вернись на камень или ты погибнешь!
     Взглянув на Сандера,  Линден  покачала головой и  поспешила  следом  за
Кавинантом. Вдогонку им неслись отчаянные крики:
     - Вы разрушили мою жизнь! Неужели мне придется убить вас обоих?
     Поравнявшись с Кавинантом, Линден шепнула:
     - Он действительно верит в это.
     Внезапно по  телу  Кавинанта  прокатилась странная дрожь.  Сам  того не
желая, он остановился и повернулся лицом на восток.  Линден последовала  его
примеру.  Какое-то время они щурясь  смотрели  на огненный диск  восходящего
солнца.
     Тот пылал красным факелом  на горизонте, и вокруг него виднелась легкая
коричневая дымка - почти прозрачный саван, сотканный из пыли. Лучи впились в
их лица, как волна сухого жара.
     - Ничего, - хрипло сказала Линден. - Я ничего не чувствую.
     Они  посмотрели на  Сандера. Тот по-прежнему стоял на камне.  Его  руки
закрывали  лицо,  а  плечи дрожали  от горьких  рыданий.  Кавинант  смущенно
отвернулся и, не зная, что делать дальше, отправился на поиски Марида.
     Линден пошла вместе с ним. Голод обострил черты ее лица. Глаза казались
немного запавшими,  и она слегка пригибала голову набок, словно рана за ухом
все еще причиняла  ей боль. Приподнятый подбородок  придавал ей  решительный
вид. Поджатые  губы  казались  узкой  амбразурой, из  которой вот-вот  могло
вылететь резкое слово. Она производила впечатление женщины, которая не знала
поражений. Укрепившись ее волей, Кавинант продолжал идти вперед.
     Солнечный  свет превратил равнину в настоящую пустыню.  Прежде  ее тона
были  серебристыми и мягкими,  но теперь  она стала преддверием ада. Горячая
пыль  обжигала  ноги  даже  сквозь  толстые  подошвы ботинок. Узкие  трещины
покрывали  безжизненную почву старческими морщинами засухи и разрушения.  На
всем обозримом  пространстве  царило  неподвижное безмолвие,  и лишь изредка
раздавались  гулкие щелчки, когда  твердая земля  крошилась  и  лопалась  от
невыносимого зноя. Ландшафт мерцал от восходящих потоков нагретого воздуха.
     Чтобы  отвлечь  себя от  жары  и  усталости,  Кавинант  попросил Линден
рассказать ему о том, как она воспринимает эту местность.
     -  Она  больна.  С  ней  творится   что-то  очень  странное.  -  Линден
произносила  слова  с  такой обидой,  словно вид  пустыни наносил ей  личное
оскорбление.  - Земля не  должна быть  такой. Это как гноящаяся рана. Иногда
мне даже кажется, что из трещин польется кровь.
     "Конечно, она не должна быть такой?,  - подумал  Кавинант. Страна стала
похожей на Джоан. Фоул вернул ее ему, но в сломанном виде.
     Волны жара жгли глаза. Земля белела сквозь пелену набегавших  слез, как
кровянистый гной огромного фурункула, по которому они брели неизвестно куда.
Онемевшие ноги беспомощно оступались.
     Линден подхватила его под руку, едва удержав от падения. Он вдруг снова
почувствовал  себя  больным и немощным. Ярость  прокаженного  заставила  его
гордо приподнять подбородок.
     - Чем же вызвано это омертвение? - спросил он дрожащим голосом.
     -  Не знаю, - мрачно ответила она. - Причина связана с той аурой вокруг
солнца. Но само светило выглядит вполне нормальным.
     Линден неохотно отпустила его руку.
     - О кровь ада! - воскликнул Кавинант. - Что же натворил этот ублюдок?
     Впрочем, он не ожидал ответа. Несмотря на свое новое восприятие, Линден
знала  не  больше  его.  Кавинант  остановился  и выполнил процедуру  ВСК  -
визуального самоконтроля.  Потом, собрав остатки сил,  вновь  отправился  на
поиски  Марида.  Усталость  отступала прочь при мысли  о связанном человеке,
который  лежал   под  лучами  жаркого  солнца.  Жажда   и  зной  становились
невыносимыми,   но   образ   испуганного   Марида   делал   их   еще   более
отвратительными.
     Они  упрямо шагали через пустошь, покрытую пиявками красных пятен. Пыль
наполняла  рот соленым привкусом  неудачи, а ослепительные  лучи пробирались
под веки и жалили мозг раскаленными иглами. Вместе  с тошнотворной слабостью
пришло головокружение.  Лишь  горы  к юго-востоку  от них помогали Кавинанту
придерживаться   выбранного  направления.  Солнце,  словно  молот,  сплющило
равнину, выбивая из людей пот и силы. Порою он  даже удивлялся, что  все еще
оставался на  ногах.  Туман,  мерцающий  перед  глазами,  скрывал  за  собой
бесцветную  землю, и  временами  Кавинанту  казалось,  что он  тоже является
частичкой зноя, роняющей пот и шепчущей проклятия.
     Вне  всяких  сомнений,  он  прошел  бы мимо  цели.  К  счастью,  Линден
сохранила  бдительность.  Она дернула  его за рукав и  вытянула из  дремоты,
предвещавшей близость теплового удара.
     - Смотри!
     Его губы прошептали беззвучный вопрос. Какое-то время он не мог понять,
почему они больше не идут по раскаленной равнине.
     - Да смотри же! - повторила она голосом, который походил на карканье.
     Они  стояли в широком углублении, напоминающем  кр  При  каждом их
шаге из-под ног поднимались облака колючей пыли.  Прямо перед ними виднелись
два деревянных столба, вбитых в сухую землю.  Они располагались на некотором
расстоянии друг от друга, словно для того, чтобы растягивать руки  лежавшего
человека.  От столбов  к  пятну вытоптанной  земли  тянулись веревки,  концы
которых заканчивались петлями.
     Петли были не тронуты.
     Чуть дальше,  на другом  конце  пятна,  темнели две дыры, оставшиеся от
столбов, к которым крепились ноги жертвы.
     Кавинант судорожно сглотнул.
     - Марид!
     - Он ушел, - хрипло отозвалась Линден. Ноги Кавинанта  подогнулись.  Он
сел и закашлял от поднятой пыли. Марид ушел. Они напрасно тратили силы.
     Линден  опустилась перед ним на колени.  Ощутив  на  лице  ее  дыхание,
Кавинант  взглянул  ей  в глаза. Голос его  спутницы  скрипел, как  песок на
зубах.
     - Я  не  знаю, как Мариду  удалось  выскользнуть  из пут, но ему сейчас
лучше, чем нам. Эта жара нас скоро доконает.
     - Я не мог оставить его в  беде, -  ответил он  заплетающимся языком. -
Марид оказался такой же жертвой, как и Нассис.
     Слова ободрали  горло.  Линден протянула руку  и  неловкими  движениями
смахнула с его бровей мелкий бисер бесполезного пота.
     - Ты выглядишь просто ужасно.
     Он устало приподнял  веки и  взглянул  на  свою спутницу.  На ее  губах
запеклась  грязь;  лицо прочертили  полоски  пота; а  в  складках  кожи  над
переносицей  и  в уголках  рта собралась  пыль.  Глаза  помутнели от жары  и
истощения.
     - Посмотрела бы ты на себя.
     -  Нам  нельзя здесь оставаться.  Давай вернемся. Возможно, Сандер ищет
нас.
     Вопреки  решительному  виду ее голос  испуганно  дрожал.  Она  встала и
помогла  Кавинанту подняться на ноги. Тот безразлично пожал  плечами. Он уже
успел забыть о гравелинге.
     Пройдя с  десяток шагов по своим  следам,  они заметили фигуру, которая
приближалась  к  ним  через мерцавшее марево равнины. Кавинант  остановился,
всматриваясь в размытые контуры. Неужели мираж?
     Линден стояла рядом, словно  для  того, чтобы  подхватить его,  если он
потеряет равновесие. Фигура  приближалась. Через некоторое время  они узнали
Сандера.  Он ускорил  шаг, но в двадцати шагах от них вдруг замер  на месте,
сжимая  в  правой  руке  нож.  На  этот  раз  он,   видимо,  знал,  как  его
использовать.
     Кавинант, нахмурив  брови,  мрачно смотрел  на  гравелинга, словно  нож
делал  их  незнакомыми  друг  другу.  Рука  Линден   коснулась  его   плеча,
предупреждая о возможной опасности.
     - Томас Кавинант! Назови мое имя!
     Лицо  Сандера выглядело, как  раскаленный  камень.  Кавинант  встряхнул
головой, отгоняя жаркий туман, который мешал ему думать.
     -  Назови мое  имя!  -  свирепо закричал гравелинг. - Не заставляй меня
убивать вас обоих.
     "Убивать??   Волевым  усилием   Кавинант  прорвался  сквозь   дремотное
оцепенение.
     -  Тебя зовут Сандер, -  хрипло ответил он.  -  Ты гравелинг подкаменья
Мифиль и поэтому обладаешь оркрестом. Лицо Сандера вытянулось от удивления.
     -  Линден Эвери,  - промолвил он  дрожащим голосом. - Назови  имя моего
отца.
     - Погибшего отца, - ответила она. - Его звали Нассис, сын Джюса. Теперь
он мертв.
     Сандер  смотрел на  них, как  на сверхъестественных  созданий. Его руки
безвольно повисли.
     - Небо и земля! Это невозможно! Солнечный Яд должен был  превратить вас
в чудовищ... Я еще никогда  не видел... - Он ошеломленно  покачал головой. -
О-о,  вы  действительно загадочные  существа! Как вам такое удается? Неужели
кольцо из белого золота может менять законы жизни?
     -  Иногда  может, -  чуть слышно ответил Кавинант. Он попытался  понять
свои взаимоотношения с Сандером. Все,  что они делали, являлось неумышленным
опровержением  тех догм,  в  которые  верил  гравелинг.  И конечно  же,  ему
требовалось какое-то объяснение.
     Горячий  туман  размывал  границу между  прошлым  и  настоящим.  В  уме
мелькнула мысль  о  ботинках... Пересохшие губы  цеплялись  за слова,  мешая
Кавинанту говорить:
     - Когда я был здесь в первый раз...
     "Да, все дело  в подошвах?.  Однажды  Друлл-Камневый Червь нашел его по
сгусткам инородной силы,  которые  оставались  на  земле  в  следах  ботинок
Кавинанта.
     - Наша обувь  изготовлена в  другом  мире. Она не подчиняется некоторым
законам Страны. Я думаю, это свойство и защитило нас от Солнечного Яда.
     Сандер  ухватился  за   его  догадку   как  за   единственно  возможное
объяснение:
     - Да. Наверное, так оно и есть. Плоть восприимчива к Солнечному Яду, но
ваша обувь... Она не похожа на то, что мне доводилось видеть  прежде. Теперь
понятно, почему вы уцелели при первом прикосновении  солнечных  лучей! Кроме
того,  ты  обладаешь  удивительной  силой, неведомой среди  людей  Страны. -
Внезапно его  лицо помрачнело.  -  Но  разве вы не могли  объяснить мне  это
раньше? Я  так  боялся  за вас...  -  Сжатые  челюсти  Сандера  красноречиво
свидетельствовали о глубине его обиды.
     - Поверь! Мы и сами не знали об этом! Нам просто повезло.
     -   Кавинанту  хотелось  лечь,  закрыть  глаза  и  забыться  сном.  Ему
потребовалось около минуты, чтобы собраться с силами и задать вопрос:
     - А где же Марид?
     Сандера  словно  окатили  ведром  холодной  воды. Забыв  об  обиде,  он
осмотрелся и  увидел  два столба с сиротливо висящими веревками.  Его  брови
сдвинулись; на лбу появилось несколько глубоких морщин.
     - Глупцы! - закричал  он в  гневе.  - Я же просил их не жалеть веревок.
Никто  не может предсказать, во что превратит человека Солнечный  Яд. Теперь
по нашей равнине будет бродить еще одно злобное чудовище.
     -  Ты хочешь сказать, что он не убежал? - спросила Линден. - Неужели он
все-таки понес незаслуженное наказание?
     - А  разве я  не говорил  вам, что  мы  не успеем?  -  сердито  взревел
гравелинг. - Посмотрите на себя! Вы только зря растратили силы! Но хватит! Я
больше не дам вам совершать таких  дурацких поступков! Вы избрали меня своим
проводником? Так извольте следовать за мной, а не за собственной глупостью!
     Линден холодно взглянула на него:
     - И куда мы пойдем?
     - Искать  убежища,  - ответил Сандер,  понижая  тон.  - Мы  не  вынесем
путешествия под пустынным солнцем.
     Кавинант махнул рукой на восток, указывая на местность, которую неплохо
знал:
     - Холмы...
     Сандер снисходительно покачал головой:
     -  Да, мы могли бы найти  убежище в холмах. Но по пути нам  пришлось бы
пробираться через  территорию врагов  из подкаменья  Виндзорна. А это верная
смерть для любых чужаков и особенно для гравелинга соседней деревни. Нет, мы
пойдем на запад - к реке.
     Кавинант не спорил. Усталость лишила его способности принимать решения.
Сандер взял Кавинанта  под руку  и повел его  обратно  к пересохшему  руслу.
Маленький  отряд  покинул пыльный  кратер, оставляя  за собой широкий  шлейф
пыли.
     Линден  поддерживала  его  с  другого  бока.  Она  часто  оступалась  и
выглядела   очень   утомленной.   Сандер,   наоборот,  казался   сильным   и
целеустремленным,   однако  его  печальный  взгляд  затуманился,  словно  он
предвидел какое-то несчастье впереди.
     Кавинант с трудом  передвигал затекшие  ноги. Жестокое солнце,  оседлав
середину  утра,  хлестало  его  лучами  по  плечам,  в  то  время  как  жар,
поднимающийся от земли, обжигал лицо и руки. Лихорадочная дрожь в измученных
легких отзывалась эхом в зыбком  тумане знойного дня. Глаза слезились; сухие
веки царапали кожу. Колени больно стукались друг о друга.
     Потом  он  барахтался в  пыли,  не понимая, что упал. Сандер  помог ему
сесть  и  привел его в чувство,  слегка похлопав по  щекам. Лицо  гравелинга
стало серым от пыли, усталости и жары.
     - Томас  Кавинант, - произнес он, задыхаясь, - зачем  ты мучаешь  себя?
Тебе нужна вода. Почему ты не воспользуешься кольцом из белого золота?
     Дыхание Кавинанта с хриплым шипением вырывалось из  потрескавшихся губ.
Он смотрел невидящим взором на мерцавшее марево и медленно качал головой.
     - Кольцо из белого золота, - молил его Са - Подними на поверхность
воду, иначе ты погибнешь!
     Вода. Жужжащая мысль  сложила свои надкрылья вокруг этого  слова, но ей
не   удалось   поднять   его   к   прохладным   небесам.   Кавинант  не  мог
сосредоточиться. Он использовал дикую магию только для борьбы и уничтожения,
и вряд ли  такая  сила могла  служить  панацеей от  жары  и бед  раскаленной
пустыни.
     Сандер и Линден смотрели на него как на свою  последнюю надежду. Но они
ошибались,  принимая его  за всесильного мага. В принципе он мог  бы сделать
ради них попытку,  однако она ни к чему бы  не  привела - по многим и многим
причинам.
     Мучительно   медленно,   словно  собирая  себя  по   костям,   Кавинант
передвинулся вперед, встал на колени и затем поднялся на ноги.
     - Юр-Лорд!.. - запротестовал гравелинг.
     -  Я не знаю, как выполнить ваше  желание,  -  прошептал  Кавинант. - Я
больной человек и не могу  видеть  того, что видишь ты,  Линден  Эвери.  Мне
неподвластна сила, о которой мечтает Са..
     Земля  надвинулась  на  него, но  он  придавил  ее  ногами,  вцепившись
пальцами в знойное марево и красный туман.
     - Я не знаю,  как поднять грунтовые воды. Для  этого  необходима Земная
Сила... И Лорд, который бы ею управлял.
     Земная Сила  иссякла.  Лорды  исчезли  в далеком  прошлом.  У  него  не
осталось достойных слов, чтобы выразить свое отчаяние.
     - Я ничего не могу сделать. Простите меня! Сандер застонал.  Однако его
печаль длилась лишь  мгновение. Покорно  приняв удар  судьбы, он вздохнул  и
вытащил нож.
     - Ладно.  Мы  все  равно добудем воду. - На его  лице  появилась кривая
усмешка.  - Значит, моя сила  больше  твоей. Надеюсь,  мне  удастся обойтись
малой кровью.
     Он мрачно  приставил лезвие клинка  к насечке шрамов, которые покрывали
его  предплечье. Кавинант  дернулся,  собираясь  остановить его,  но  Линден
оказалась проворнее. Она схватила гравелинга за руку:
     - Нет! Не делай этого!
     Сандер без труда освободился и со злостью спросил:
     - Ты хочешь воды?
     - Только не так!
     Кавинанту  припомнились порезы  на ладони Нассиса.  Он вздрогнул,  всем
существом отвергая подобную возможность.
     - Вы можете погибнуть от жажды!
     -  Лично я  не считаю  свое положение безнадежным, -  ответил Кавинант,
едва удерживаясь на ногах. - Во всяком случае, пока.
     -  Твой  нож  недостаточно  чистый,  -  добавила  Линден. -  Ты  должен
подержать его над огнем, иначе у тебя может начаться заражение крови.
     Сандер закрыл глаза, не желая слушать того, о чем они говорили.
     - Под этим солнцем я переживу вас обоих. - Его челюсти сжевали голос до
тихого  шепота. -  О,  мой  отец! Что ты со  мною сделал? Твои слова о долге
превратили меня в безумца!
     - Не укоряй себя и нас,  - хрипло произнес Кавинант, обидевшись на гнев
гравелинга. - Сейчас мы слишком слабы, чтобы с достоинством ответить на твои
упреки. Будь вежлив и дай нам время окрепнуть.
     Глаза Сандера расширились и заблестели. Он выкрикнул проклятие.
     - И ты еще говоришь о вежливости?  Ты,  который бросал обвинения людям,
чью жизнь совершенно не понимал! Хорошо,  отложим наш спор до  того момента,
когда я вырву вас из лап пустынной смерти!
     Он подхватил  неуклюжего спутника  за поясницу и потащил его в западном
направлении. Линден  забежала к Кавинанту с другого бока и закинула его руку
на свое плечо. При такой поддержке ему оставалось лишь перебирать ногами.
     Однако  солнце  не знало жалости. Оно медленно  и  неотвратимо  вбивало
гвозди  лучей  в тела трех  усталых  путников.  К  полудню,  провалившись  в
прострацию,   Кавинант  повис  на  руках  товарищей.   В   его  ушах  звучал
погребальный  звон колоколов. Перед глазами на фоне дрожащего марева плясали
юркие черные  пятна.  Ночь выжидала момент, чтобы наброситься  на  него. Она
кралась по белой земле за узким кругом ясного пространства. А потом он снова
повалился в пыль.
     Сандер решил устроить  привал. Линден чуть не упала на Кавинанта, и тот
едва успел подхватить ее. Сфокусировав взгляд, он осмотрелся вокруг и увидел
перед  собой скопление небольших остроконечных скал, гряда  которых тянулась
на запад.  Сандер заставил своих  спутников  подняться и  потащил их вперед.
Пройдя мимо россыпи огромных валунов, они вошли в тень нависающей скалы.
     - Выступ создавал достаточно длинное и  широкое укрытие, чтобы приютить
трех  человек. В благодатной  тени пыль и камни  источали покой  и прохладу.
Линден  и  Сандер усадили  Кавинанта спиной  к скале. Он попытался лечь,  но
гравелинг недовольно заворчал, а Линден, переведя дыхание, сказала:
     - Немедленно  поднимайся. Если  ты  заснешь, твое тело потеряет слишком
много жидкости.
     Он покорно кивнул. Прохлада в  тени была относительной; его  продолжало
лихорадить  от жажды. Тень не могла уберечь  от жары. Но после безжалостного
солнца  она  приносила  истинное  блаженство.  Его  спутники  сидели  рядом.
Кавинант прикрыл глаза и позволил себе немного расслабиться.
     Через некоторое время в остывшую магму его ума проникли  голоса. Линден
и Сандер беседовали  друг с  другом.  Судя по  унылому тону, Линден с трудом
удерживалась,  чтобы  не  заснуть.  Сандер  отвечал сдержанно  и угрюмо.  Ее
вопросы причиняли ему страдания, но он не смел уклоняться от них.
     - Скажи, - спросила  она его хриплым шепотом,  - что  жители подкаменья
будут делать без тебя?
     - Зачем тебе это, Линден Эвери? - Казалось, он не понял ее вопроса.
     - Зови меня  Линден. После сегодняшних  событий...  Ее  голос  увял,  и
Сандер, помолчав, повторил:
     - Зачем тебе это, Линден?
     - Ты - гравелинг. Что они будут делать без своего вожака?
     - А-а! - Теперь он уловил суть ее вопроса. -  Моя роль в  жизни деревни
не так уж и велика. Куда важнее потеря Солнечного Камня. Но и она не вызовет
больших проблем, потому что  Заповеди рассчитаны на выполнение ритуалов  без
предметов силы.  Жители подкаменья очень бережны  в отношении своего уклада.
Меня  заменит мой  ученик. Я  уверен,  что  на рассвете он уже пролил  кровь
несчастной Калины. Подкаменье  Мифиль переживет потерю оркреста  и  позорное
бегство прежнего гравелинга.  В ином случае  я никогда не совершил  бы того,
что сделал.
     Помолчав, она тихо спросила:
     - Так, значит, ты не женат?
     - Нет, - ответил он дрогнувшим голосом. Это объяснило  многое, и Линден
добавила:
     - Но ты был женат.
     - Да.
     - А что же случилось?
     Закрыв лицо руками, Сандер начал печальный рассказ:
     -  По  законам  моего  народа  только гравелинг  имеет  право  на выбор
супруги.  Наше выживание зависит  от детей, и их зачатие не отдается на риск
влечений или  предпочтений.  Тем  не менее, по  древнему обычаю,  гравелингу
предоставлена свобода - как награда за его нелегкий труд.
     Выбор моего сердца  пал на Аймил,  дочь  Анест. Анест была сестрой моей
матери,  а мы с Аймил нравились  друг другу  с детства. После свадьбы у  нас
родился  сын.  Вот  почему  его  назвали Нелибрином, что  означало  ?дитя из
сердца?.  - Его тон  казался  таким же безжизненным и сухим, как равнина под
солнцем. -  Он родился маленьким  и слабым.  Однако, как и все  родители, мы
считали своего  ребенка  самым красивым на свете. За двадцать лунных смен он
подрос. И хотя малыш еще не крепко держался на  ногах,  он  ходил и бегал по
всему нашему дому.
     Потом, в злобный час моей судьбы, Аймил ушибла его тяжелым горшком. Она
поворачивалась  от очага, а  Нелибрин  стоял как раз у нее за спиной. Горшок
угодил  ему  в  грудь,  и удар оказался  настолько сильным, что наш  мальчик
заболел. Темная опухоль разрасталась в нем, пожирая искры жизни.
     - Гемофилия, - чуть слышно прошептала Линден. - О Боже! Бедный ребенок.
     - Когда его  смерть стала  очевидной  и  каждый мог увидеть ее знаки на
лице  малыша,  мои  соплеменники  собрались  на суд и  постановили  принести
Нелибрина в жертву. Мне приказали пролить его кровь на благо деревни.
     Волна отвращения  нахлынула  на Кавинанта. Он  взглянул  на гравелинга.
Сухость в горле напоминала медленное удушье. Шум в голове казался шипением.
     - Они приказали тебе убить собственного сына? -  с возмущением спросила
Линден. - И что же ты сделал?
     Сандер  смотрел на  равнину, отравленную  Солнечным Ядом. Возможно, она
походила на его горькую и обездоленную жизнь.
     - Я не мог  предотвратить  смерть Нелибрина. Пустынное солнце сменилось
чумным. Мы попали в  бедственное положение. И  тогда,  пролив кровь сына,  я
поднял воду и напоил подкаменье Мифиль.
     "Эх, Сандер!? - с огорчением подумал Кавинант.
     - А как к этому отнеслась Аймил? - сурово спросила Линден.
     - Смерть Нелибрина свела ее с ума. Она  хотела помешать мне.., и, когда
у  нее ничего  не получилось, разум покинул ее. Аймил во всем винила себя. В
порыве  отчаяния она... - Какой-то миг Сандер не мог найти  подходящих слов.
Хрипло застонав, он печально  покачал головой.  - Она  попыталась  покончить
самоубийством  и  нанесла себе  смертельную рану. Мне пришлось пролить кровь
Аймил, чтобы ее смерть не оказалась напрасной для деревни.
     "И  ее тоже?  О  огонь ада!?  Кавинант  вдруг понял,  почему  мысль  об
убийстве матери  заставила Сандера  покинуть  свой  дом.  Сколько  же  можно
убивать любимых людей?
     - Это не твоя вина, -  мрачно сказала Линден. - Ты  делал то, что велел
тебе долг. Причиной всех ваших бед является Солнечный Яд.
     Удивившись страстности, которая прозвучала в ее голосе, Сандер смущенно
отвернулся.
     - Все умирают - мужчины и женщины. Стоит ли их так жалеть...
     Его   униженная   покорность   судьбе   подчеркивала   царившую  вокруг
безжизненность равнины.
     - Что ты еще желаешь знать обо мне? Не стесняйся, спрашивай. У меня нет
от тебя секретов.
     Кавинанту хотелось подбодрить  гравелинга, но он  даже не  представлял,
как  это сделать. В таких  случаях ему  обычно помогали  гнев  и  вызывающее
поведение. На всякий случай он попытался отвлечь загрустившего Сандера:
     -  Расскажи  мне  о Нассисе.  -  Слова  с  трудом  проходили  через его
распухшие губы. - Почему при его убеждениях он решил завести семью?
     Линден  с укором взглянула на него. Очевидно, ее раздражали  бестактные
вопросы Кавинанта. Однако Сандер оживился. Он буквально вцепился в эту тему,
стараясь уйти от скорби и напрасных сожалений.
     - Мой отец во всем походил на Джюса и  Прассана, - устало и мечтательно
ответил  Са  -  В свое время  он  был  обычным жителем  нашей  деревни.
Полубезумный Джюс  жил в горной долине  у развалин храма, и время от времени
Нассис  навещал  своего  отца,  чтобы  убедиться  в  его  здравии.  По  воле
подкаменья  юного Нассиса женили на Калине. Они полюбили друг друга, и можно
сказать, что их семья ничем не отличалась от других супружеских пар деревни.
Но однажды Джюс заболел и начал умирать. Нассиса  послали к  храму, чтобы он
привел старика  в подкаменье и отдал его  в  жертву. Однако тот не вернулся.
Умирая,  Джюс возложил  на него руки,  и  пророческий дар  сумасшедшего отца
перешел к  его  несчастному сыну. С тех пор  Нассис  стал  изгоем  для нашей
деревни.
     Эта  потеря опечалила  мою мать.  Калина страдала от  того,  что  имела
только одного сына. Сотни  раз  она  приходила в храм, умоляя отца вернуться
или  дать  ей свою  любовь.  Но  мать  всегда  приходила  домой в  слезах  и
безутешном горе. Боюсь... - Спазм боли заставил его замолчать. - Боюсь,  что
Калина давно искала смерти. Вот почему она бросилась на Марида.
     Внимание  Кавинанта  постепенно  перешло на  окружавший  ландшафт.  Его
взгляд  тревожно  следил за  перемещением теней.  Солнце  миновало  зенит, и
граница света  подобралась  к ногам уставших путников.  Вторая половина  дня
грозила  лишить  их прохладного убежища. Кавинант с  раздражением  подумал о
новых  поисках тени  под гнетом солнечных лучей. С его  губ сорвалось  тихое
проклятие.
     Около  края  соседней  скалы  темнел  какой-то   предмет.  Его  контуры
подрагивали в волнах знойного марева, и Кавинант с трудом различал отдельные
штрихи.  Если это не мираж, то  что?  Неужели куст? Но  какое растение могло
выдержать  ад  беспощадного  солнца,  когда  все   живое  выгорало  дотла  и
превращалось в сухую пыль?
     Вопрос породил какие-то смутные воспоминания, но он не уловил  их сути.
Усталость и жажда притупили его ум.
     - Почему это растение не погибло?
     Внезапно он понял, что выражает свои мысли вслух. Его голос звучал, как
песок,  сыпавшийся  на  камень.  Какой еще  камень?  Он заморгал,  попытаясь
избавиться от пелены в глазах.
     - Там куст.
     Он  кивком указал на  темное  пятно  у края  скалы. Сандер  пригнулся и
посмотрел в указанном направлении.
     - Это  алианта. Такие кусты можно найти где  угодно, но чаще  всего они
растут около  реки. По какой-то причине Солнечный Яд не действует на них. Но
они смертельно ядовиты.
     Очевидно, эта тема его вообще не интересовала.
     - Ядовиты? - вскричал Кавинант.
     Боль резанула его по  губам.  Пересохшая кожа  лопнула, и по подбородку
потекла струйка крови.
     "Нет! Только не алианта!? - подумал он.
     Гравелинг протянул ладонь к его лицу, словно грязные красные капли были
драгоценностью. Вспомнив о порезах  Нассиса,  Кавинант  отвел руку Сандера в
сторону.
     - Ты сказал, что они ядовитые? - повторил он хриплым голосом.
     В  былые  времена алианта  поддерживала его в  пути  чаще, чем  он  мог
вспомнить. Если эти  ягоды стали ядовитыми...  От ярости у  него закружилась
голова.  Если  они стали  ядовитыми, то Страна обречена -  она  окончательно
потеряла Земную  Силу. Неужели Сандер говорил правду? Ему захотелось ударить
гравелинга кулаком.
     - Откуда тебе это известно? Линден толкнула его в плечо:
     - Кавинант!
     -  Так написано в Заповедях на-Морэма,  - мрачно  ответил Са  - Не
забывай, я - гравелинг. Кому как не мне знать истины Заповедей?
     "Нет! Это просто невозможно!? - Кавинант задыхался от гнева. - А ты сам
когда-нибудь ел алианту?
     Сандер с удивлением взглянул на него:
     - Нет!
     - А может, ты знал людей, которые пробовали эти ягоды?
     - Они же ядовитые! Какой глупец будет есть эту отраву?
     -  Ад и кровь! - Цепляясь за камни,  Кавинант  поднялся на ноги. - Я не
верю тебе! Лорд Фоул не мог разрушить Закон! Если это ему удалось, то Страна
обречена на гибель!
     Гравелинг вскочил, схватил Кавинанта за плечи и свирепо встряхнул:
     - Они ядовитые! Я говорю тебе правду!
     - Нет! -  упрямо  ответил Кавинант. Сандер нахмурился и, едва сдерживая
себя, одним толчком повалил Кавинанта на землю.
     - Не сходи с ума! - В его голосе чувствовалось злобное отчаяние. - Там,
в подкаменье, вы попросили  моей помощи, и ради  вас я покинул отчий дом. Но
ты при каждом случае отвергаешь меня  и мои  советы! Тебе  захотелось  найти
Марида. Глупость  и  безумие! Ты отказался  защищаться от  Солнечного Яда, а
потом запретил мне  использовать кровь,  хотя я мог добыть для нас воду. Все
твои действия - это поступки сумасшедшего! А теперь тебе еще понадобился яд?
     Кавинант попытался встать, но Сандер толкнул его снова.
     -  Довольно!  Если  ты  приблизишься  к  алианте,  я  изобью   тебя  до
беспамятства.
     Взгляд  Кавинанта   впился  в   гравелинга,   но  Сандер  не   дрогнул.
Безысходность  подталкивала его к противостоянию.  Однако ему удалось  взять
под контроль свои чувства.
     Искоса посматривая на него, Кавинант поднялся и вплотную  приблизился к
Сандеру. Линден стояла позади гравелинга, но он не замечал ее присутствия.
     -  Я  не верю,  что  алианта  ядовитая!  Понимаешь?  - Повернувшись, он
неуклюже побрел к кусту.
     Из горла Сандера вырвался грозный рык. Он бросился на Кавинанта головой
вперед, и  они растянулись  в  пыли.  От  удара в  спину  из глаз  Кавинанта
посыпались искры.  Он пополз  к  скале,  ожидая  новой  атаки. Однако Сандер
больше не нападал. Кавинант обернулся и  увидел  Линден,  которая удерживала
гравелинга  каким-то борцовским  захватом. Облегченно вздохнув,  он  встал и
поплелся к кусту.
     У  него закружилась  голова. Кавинант  упал  на  колени  рядом с чахлым
кустом,  лишь отдаленно напоминающим  то сочное зеленое растение, которое он
когда-то знал. На тонких ветках виднелись редкие листья, а среди них, бросая
вызов  Солнечному  Яду, висели три  ягоды размером с чернику. Сорвав одну из
них дрожащей рукой, он стер  с нее пыль и убедился, что ягода сохранила свой
вид и цвет.
     Сандер сбросил  с себя  ногу Линден и откатился в сторону. Заметив это,
Кавинант набрался мужества и положил алианту в рот.
     - Не ешь ее! - закричал гравелинг.
     Мир, дико вращавшийся перед глазами, внезапно остановился. Холодный сок
наполнил  рот  Кавинанта  восхитительным привкусом  радости и  покоя.  Волна
энергии пронеслась по телу,  насыщая его бодростью и силой. Рот очистился от
горечи пота, а  горло - от пыли. Жажда исчезла. Нервы трепетали от восторга,
которого он не переживал  уже десять долгих лет. Он вновь ощутил Земную Силу
- дар и квинтэссенцию Страны.
     Сандер и Линден, поднявшись на ноги, наблюдали за ним.
     Из  груди Кавинанта вырвалось приглушенное рыдание.  Глаза затуманились
слезами облегчения.
     - О милостивый Бог! - прошептал  он дрожащим голосом. - Земная Сила еще
жива!
     Линден  подбежала к  Кавинанту,  помогла  подняться и  посмотрела ему в
лицо.
     -  Как  ты себя... - прошептала она и судорожно  закашлялась. -  Все  в
порядке? Тебе стало лучше?  Я уже вижу разницу. Но почему Сандер сказал, что
ягоды ядовитые?
     Кавинант  не  мог  сдержать радости.  Ему  хотелось  обнять  изумленную
Линден,  но он  позволил себе  лишь прикоснуться к ее щеке и  убрать упавшую
прядку  волос.  В  знак  благодарности за  помощь  он сорвал  вторую ягоду и
протянул Линден:
     - Ешь...
     Она осторожно взяла  ее и  осмотрела со  всех  сторон. В  глазах Линден
блеснули набежавшие слезы.
     - Это первая частичка Страны, не омраченная Злом, - прошептала она.  Ее
голос сорвался.
     -  Съешь ее, - настойчиво  повторил Кавинант. Она сжала  зубами ягоду и
зажмурилась. На ее  лице  появилось выражение восхищенного удивления. Линден
выпрямилась и  расправила плечи. Ее улыбка несла в себе свежесть прохладного
рассвета.
     Кавинант кивнул, давая понять, что понимает ее чувства.
     - Выплюнь семечко. Может быть, из него вырастет еще один куст.
     Она  сжала  в  пальцах маленькую  темную  крупинку  и,  благословив  ее
взглядом, бросила на землю. Сандер замер на месте. Он стоял, прижимая руки к
груди, и в глазах его пылала обида. Он понял, что его всю жизнь обманывали -
грубо и нагло.
     Кавинант осторожно сорвал последнюю ягоду, подошел к Сандеру и протянул
ему алианту. Его сердце пело при мысли о том, что Земная Сила жива.
     - Сандер, -  произнес он просительно, - в  старину  эти ягоды  называли
сокровищем. Земля дарила их тем, кто страдал от голода и жажды. Попробуй ее,
и ты поймешь, какой была Страна.
     Сандер не отвечал. В его глазах сверкали слезы.
     -  Алианта  - не отрава, -  мягко добавила  Линден.  - Это лекарство от
Солнечного Яда.
     - Съешь ее, - повторил  Кавинант. - Мы здесь для  того,  чтобы  вернуть
утраченное  знание. Для  того,  чтобы  принести людям благополучие  и Земную
Силу. Съешь ее! Не бойся!
     С мучительным усилием  Сандер  заставил  себя говорить.  Его голос стал
ветром пустыни.
     -  Я  не хочу  тебе  верить, Кавинант! Твои  слова перечеркнули всю мою
жизнь.  Если я узнаю,  что алианту можно есть, мне придется признать и более
страшные вещи.  Ты примешься учить  меня, что Солнечного Яда не  существует!
Что вот уже  многие  века наша борьба за  выживание  не  имела  смысла! Что,
проливая кровь людей, я их попросту  убивал - убивал ради прихоти на-Морэма!
- Он хрипло вздохнул. -  И все же у меня нет  другого выбора. Я должен найти
какую-то истину взамен той, что ты разрушил.
     Взяв ягоду, Сандер  положил ее  в  рот.  Несколько секунд его лицо было
открытой книгой.  Первоначальное  ожидание  смерти  сменилось непроизвольным
восхищением. Его  внутренний  мир менялся  сам  собой. Дрожащими пальцами он
вытащил изо рта семечко.
     -  О небо и земля! -  Благоговейный восторг  смешался  с  беспредельной
печалью.  -  Кавинант! - прошептал он,  выжевывая каждое слово. - Значит, та
Страна действительно была? Прекрасная и добрая Страна, о которой говорил мой
отец?
     - Да! Я видел ее!
     - Теперь  мне ясно, что лишило  его рассудка. - Плечи Сандера задрожали
под  тяжестью  горьких воспоминаний,  но  он тут  же натянул на себя  рваные
лохмотья самоконтроля. - Я должен привыкнуть к этому безумию.
     Отвернувшись,  гравелинг пошел назад  под  выступ скалы, сел  в тени  и
закрыл ладонями лицо.
     Чтобы  дать ему побыть одному, Кавинант взял Линден под руку и повел ее
к соседней скале. Лицо  его  спутницы оживилось и  на миг потеряло привычную
строгость. Сквозь грязные полосы и пыль проступила частичка ее красоты.
     -  Спасибо  тебе...  - Кавинант  хотел  сказать,  что  благодарен ей за
попытку спасти  его от  фанатиков-сатанистов.  Но, не пожелав вспоминать тот
удар ножом, он тихо добавил:
     - За то, что задержала Сандера.
     "Я не знал, что ты так доверяешь мне?, - говорили его глаза.
     - Где ты научились этим борцовским приемам?
     -  А-а!  Здорово, правда? - Она  попыталась скрыть смущение  за мрачной
усмешкой. -  Наша  медицинская  школа располагалась  в скверном  районе. Там
могли  изнасиловать даже  днем на  парадном  крыльце.  Поэтому  мы  посещали
занятия по самообороне...
     Кавинант хотел поинтересоваться, как давно это происходило,  но  Линден
перестала  улыбаться  и  озабоченно  посмотрела вверх.  Прежде  чем он успел
спросить ее о смене настроения, она сказала:
     - Мы должны уйти в  тень. Одна ягода, даже  самая чудесная, не позволит
нам продержаться долго в таком пекле.
     - Да, ты права.
     Алианта притупила  голод,  восстановила  силы и уменьшила жажду. Однако
она не могла защитить  их от палящих лучей. Южная  Пустошь дрожала в  волнах
зноя. Земля белела, как обглоданная кость, и острые клыки жары сдирали с нее
последние живые волокна. Он вытер с подбородка засохшую кровь и направился к
Сандеру. Внезапно за его спиной прозвучал окрик Линден:
     - Кавинант!
     Он   повернулся.  Линден  смотрела   мимо  выступа  скалы  в  восточном
направлении. Она сложила руки козырьком, прикрывая глаза от солнца.
     - К нам кто-то приближается.
     Сандер выбежал из тени и присоединился к ним.  Какое-то время они молча
вглядывались в дрожащее марево.
     - Что за черт? - прошептал Кавинант.
     Сначала  он  видел только сверкающую пыль  и волны горячего воздуха. Но
потом его  глаза уловили смутные очертания  фигуры, которая покачивалась  на
границе видимости.
     Фигура постепенно  приближалась к ним. Контуры существа прояснились,  и
Кавинант задрожал при виде ожившего воплощения Солнечного Яда. С  виду тварь
походила на человека. На ней даже болтались обрывки одежды.
     - Кто это?
     - О Боже! - застонала Линден. Существо направлялось к ним.
     - Марид! - закричал гравелинг.
     "Марид?? Неожиданная слабость подогнула колени Кавинанта.
     Солнечный Яд не знает пощады...
     Тварь  действительно  имела  глаза  Марида,   наполненные   ненавистью,
безмолвной  мольбой и  страстным желанием. Он все еще тащил за  собой колья,
привязанные к лодыжкам. Его походка сочетала в себе  шаткую поступь мертвеца
и потрясающую ловкость хищного зверя.
     Марид превратился  в чудовище. Рот  и нос исчезли.  Чешуя покрывала всю
нижнюю  половину лица. Вместо рук извивались две толстые змеи, скаля пасти с
загнутыми  ядовитыми клыками. Его  волосатая грудь  тяжело вздымалась.  Змеи
злобно шипели, вытягивая гибкие чешуйчатые тела.
     - Черт возьми!
     Линден  с ужасом  смотрела на  Марида. Гримаса  отвращения  исказила ее
лицо.  Вид  того, что  стало с  безвинно осужденным  человеком,  отнял у нее
храбрость и парализовал движения.
     - О, Марид, мой друг,  -  жалобно  шептал гравелинг.  - Никто  не может
предсказать  кары  Солнечного  Яда. Если  твоя  совесть  чиста,  как говорит
юр-Лорд... - Он едва не плакал от горя. - Прости меня, Марид! - Однако через
секунду  его  голос окреп.  -  Остановись!  - закричал  он  чудовищу.  -  Не
приближайся к нам! Иначе погибнешь!
     Взгляд  Марида сверкнул, словно тот понял прозвучавшую угрозу. Но тварь
продолжала приближаться, направляясь к выступу скалы. Сандер выхватил нож.
     - Марид, я и  так виноват в твоем проклятии. Не заставляй меня  убивать
тебя!
     Человеческие   глаза  на  морде  чудовища   предупреждали   Сандера  об
опасности.
     В горло  Кавинанта  будто насыпали  горсть песка.  Он  натужно всасывал
воздух  в  легкие.  Предчувствие  неотвратимой  схватки превратило  пульс  в
барабанную дробь.
     В трех шагах  от  него  стояла Линден  -  напуганная и  окаменевшая  от
страха.  Змеи  алчно  зашипели,  когда  Марид метнулся к ней. Он  взбежал на
выступ  скалы  и  мощным  прыжком взвился в  воздух.  Какой-то  миг Кавинант
ошеломленно наблюдал, как  ядовитые клыки потянулись к  лицу его  спутницы и
как она беспомощно топталась на месте. Ее оцепенение подтолкнуло Кавинанта к
действию. Прыгнув на Линден, он сбил ее с ног, и они откатились в сторону по
россыпи камней. Вскочив на ноги, Кавинант повернулся к твари.
     Марид  тяжело  упал на твердую  землю и,  подогнув ноги, несколько  раз
перекатился  кувырком. Сандер  бросился к нему,  размахивая ножом.  Две змеи
раскрыли пасти, с шипением отгоняя нападающего врага. Марид вновь метнулся к
Линден.
     Кавинант принял атаку на себя. Отбив одну змеиную голову правым локтем,
он схватил левой  рукой второе чешуйчатое тело. Первая змея качнулась назад,
готовя смертельный 
     Помощь Сандера подоспела вовремя. В мгновение ока он чиркнул лезвием по
горлу Марида. Змеи  даже не успели отреагировать. Вязкая жидкость  обрызгала
одежду Кавинанта.
     Сандер  отбросил прочь отсеченную  голову.  Кровь из  поверженного тела
лилась потоком  на землю. Кавинант отступил на несколько шагов и остановился
рядом с Линден, которая,  стоя  на коленях,  давилась сухими спазмами рвоты.
Она стонала и ловила ртом воздух, словно ее душил Солнечный Яд.
     Гравелинг  не   обращал  внимания  на  своих   спутников.  Им  овладела
лихорадочная торопливость.
     - Кровь!  - кричал он,  погружая руки  в растекавшуюся лужу. - Мы будем
жить! У  нас будет пища и вода! -  Смочив  ладони в красной жидкости, Сандер
вымазал  ею лоб  и щеки. - По крайней мере, смерть  Марида принесет какую-то
пользу. Я принимаю ее как дар и свою вину.
     Кавинант  ошеломленно смотрел на чудовищный  торс.  Он  не знал, что из
человеческого тела может излиться так много крови.
     Выхватив  Солнечный  Камень,  Сандер  склонил  голову  к  шее  Марида и
наполнил рот струей, хлеставшей из раны. Потом окропил оркрест кровью, чтобы
тот вобрал в себя жизнь погибшего человека. Повернувшись к солнцу, гравелинг
запел тоскливую песню на незнакомом гортанном языке.
     Мерцание воздуха  усилилось, словно жара  пустыни  откликнулась на  его
призыв. Из оркреста вырвалось сияние. Золотистый луч, прямой, как  последний
путь от жизни к смерти,  понесся к далекому светилу. Он потрескивал и гудел,
напоминая   электрический  разряд.  Его  основание  вбирало  в  себя  кровь,
вылизывая  ее с ладоней Сандера и из лужи на земле.  Через краткий миг пятна
красной  жидкости  исчезли.  Горло  Марида зияло высохшей плотью, как  оскал
мертвеца.
     Напевая речитативом какие-то слова, гравелинг положил свой камень рядом
с головой Марида. Луч, связавший оркрест с солнцем, не дрогнул.
     Почти  тут же  вокруг  Солнечного  Камня  забурлила  вода.  Она  быстро
собиралась в  широкую  лужу. Звенящий родник дал рождение небольшому  ручью.
Казалось, что чистая и прохладная вода вытекала из горной расщелины, а не из
бесплодной пыли.
     Жар  стучал в висках  Кавинанта,  как молот. Он  потел  и  краснел  под
грозной десницей солнца.
     Сандер  по-прежнему  пел.  Внезапно  рядом  с ручьем  поднялся  зеленый
росток,  который  с  потрясающей быстротой  превратился  в  лозу. На  стебле
появились листья  и  несколько бутонов. Через  минуту завязь превратилась  в
плоды, а еще через минуту на лозе созрели дыни.
     Сандер  жестом  велел  Линден  подойти к  ручью.  Ее  удушье  сменилось
удивлением. Двигаясь, как во сне, она опустилась на колени и  припала губами
к воде. Прохлада сорвала стон счастья  с ее пересохших уст. Она начала жадно
пить, время от времени погружая в поток раскрасневшееся лицо.
     В  правом предплечье Кавинанта  разгорался ядовитый  огонь. Его дыхание
стало  неровным  и  поверхностным.  Горечь  и  пыль  заполнили  рот.  Сердце
колотилось в горле.
     Линден подняла голову и повернулась к нему.
     - Как здорово! - воскликнула она. - О Боже! Как здорово!
     Он боялся  взглянуть  ей в  глаза. Ужас  поднимался, как  вода из сухой
земли. Его охватила невыразимая грусть.
     - Иди сюда, - торопила Линден. - Попей воды. Ополосни лицо.
     Кавинант тупо смотрел на труп Марида.
     Чуть позже, не  говоря  ни слова, он протянул к Линден правую руку. Она
взглянула на нее, испуганно вскрикнула и подбежала к нему, чтобы обследовать
рану.   Вопреки  страху  он  усилием   воли  заставил   себя  проследить  за
направлением ее взгляда.
     Рука  вздулась  синевато-багровой  опухолью. У запястья  виднелись  две
ранки, отмеченные красными пятнами.
     - Эта тварь  укусила меня,  -  прошептал он тихо и печально, словно уже
умирал.

     Гниение солнца
     - Сандер! - закричала Линден. - Дай мне нож!
     Гравелинг содрогнулся, увидев следы ядовитых зубов. Ручей тут же  начал
мелеть. Быстро опомнившись, Сандер возобновил ритм песни. Луч Солнечного Яда
дрогнул, но затем снова стабилизировался. Дыни продолжали зреть.
     Напевая,  он   протянул  Линден  нож.  Она  подошла  к  нему   и  взяла
окровавленное оружие. В каждом ее движении сквозила уверенность. Пригнувшись
к ногам Марида, она отрезала кусок веревки, привязанной к его лодыжке.
     Боль во лбу Кавинанта превратилась в кузнечный молот. Она долбила мозг,
как  будто  хотела  пробить  кости  черепа.  Сжав  локоть рукой, он  пытался
приостановить распространение яда  по венам.  Кавинант не желал умирать, так
ничего и не сделав. Мысль о такой нелепой смерти была просто невыносимой.
     Линден вернулась  и  велела  ему  сесть. Губы  ее были  строго поджаты.
Колени Кавинанта  подогнулись сами собой, словно она управляла кнопками  его
воли  Сев  перед  ним,  Линден  выпрямила  правую  руку Кавинанта,  проворно
наложила жгут  выше локтя и  затянула петлю веревки  с такой  силой, что  он
застонал от боли.
     - Сейчас  я вскрою  рану,  -  сказала она  ровным голосом.  -  Нам надо
удалить как можно больше яда.
     Он  кивнул и  попытался  сглотнуть набежавшую  слюну. Однако  горло  не
желало подчиняться. Линден приставила лезвие к  опухоли, но тут же отдернула
руку. В ее голосе чувствовалась напряженность:
     - Черт возьми! Нож слишком грязный!
     Она нахмурилась, приказала Кавинанту не шевелиться и, быстро поднявшись
на  ноги,  направилась  к лучу Сандера.  Гравелинг  сердито зашипел,  однако
Линден не обратила на это внимания. Она осторожно прикоснулась к лучу ножом.
Во все стороны рассыпались искры, и золотистый огонь, лизнув металл, очистил
лезвие. Мрачно  кивнув, Линден вернулась к  Кавинанту.  Она крепко сжала его
запястье и занесла нож над раной. На миг их взгляды встретились.
     - Это будет больно, - с печальной улыбкой сказала  она. -  Но если я не
удалю часть яда, тебе будет еще хуже.
     Прочистив горло, он с трудом произнес:
     - Валяй, до Режь хорошего человека.
     Линден  медленно  и  осторожно  сделала  надрез  между  двумя  красными
пятнами. Боль заполнила мозг Кавинанта. Ему хотелось отдернуть руку, но  он,
сжав зубы, не  позволил  себе  даже содрогнуться.  Линден была права.  На ее
месте  он и сам поступил бы точно так же. Только  мертвые не чувствуют боли.
Остальным приходится терпеть ее как данность.
     Когда Линден  нагнула голову  и начала  высасывать  из  надреза  кровь,
Кавинант закрыл глаза, прижимая  левую ладонь к горячему лбу. Он чувствовал,
как ее пальцы выдавливали  опухоль, приумножая огонь, бушевавший в его руке.
Губы Линден  впивались  в плоть, словно зубы. Но она спасала  его, вбирая  в
свой рот смертоносный яд.
     Вкус  крови  разорвал  ее  спокойствие  в  клочья.  Она  с  отвращением
выплюнула соленую слюну на землю.
     - О Боже! - со всхлипом прошептала Линден. - За что...
     Она снова  приникла  к  ране,  высасывая и выплевывая кровь  с каким-то
яростным остервенением. Ее дрожащие пальцы  выкручивали руку Кавинанта,  как
будто выжимали мокрое белье.
     "За  что...?  Эти два слова пульсировали  в  его  уме, добавляя к  боли
смутное беспокойство. Что она хотела сказать?
     Линден  продолжала  свой  нелегкий  труд.   Ее  лицо  стало  бледным  и
напряженным, как костяшки сжатых  пальцев. С  непреднамеренной грубостью она
отбросила  от себя его руку, и пламя боли  взвилось  вверх до самого  плеча.
Вскочив на  ноги,  она со злостью наступила  на  пятно  крови и растерла его
ботинком в пыли.
     - Линден, что это? - болезненно поморщившись, прошептал Кавинант.
     - Яд! Везде яд! Им отравлен весь мир!
     Она с отвращением  сплюнула  слюну и поспешила к ручью  Сандера,  чтобы
прополоскать рот. Ее плечи вздрагивали от позывов к рвоте. Чуть позже Линден
вернулась к Кавинанту и, взглянув ему в глаза, мрачно сказала:
     -  Это яд! Я  даже не  нахожу  слов, чтобы описать его мерзость.  - Она
обняла  себя за плечи, словно  на нее повеяло  ледяным холодом.  - Это нечто
большее,  чем  простая  отрава... Что-то  более грозное  и  злое.  Оно,  как
Солнечный  Яд,  наполнено  моральным  гниением.  -  Она  пригладила  волосы,
успокаивая себя, и печально вздохнула:
     - Ты  и так  едва держался на ногах... Тебя бы сейчас в госпиталь,  под
систему. Где же я найду противоядие в этой отравленной Стране?
     Кавинант,   постанывая,   извивался  от  боли.   Страх  подтачивал  его
самообладание.
     "Моральное гниение?? Он не понимал этой фразы, но она проясняла  другие
вопросы.  Так  вот почему Опустошитель  позволил  Мариду выставить  себя  на
обозрение. Он знал, что его жертву предадут проклятию и тот под воздействием
Солнечного Яда превратится в чудовище, идущее по следу Кавинанта. Но какой в
этом толк? Что получил бы Лорд Фоул от такой  бессмысленной смерти? И почему
Марид бросился на Линден, а не  на него? Может, потому, что  она чувствовала
Страну и видела вещи, которые Презирающий пытался скрыть от людей?
     Мысли  путались и рвались.  Зловоние  крови на одежде стало  невыносимо
омерзительным. Ему хотелось вопить от страха и боли. Но Линден, подавив свое
недомогание, пришла ему  на помощь. Рывком  подняв  Кавинанта на  ноги,  она
подвела его к воде и заставила напиться. Тяжелый  бред уже омрачил  сознание
Кавинанта, однако  тело  само потянулось к  воде, и он  жадно  погрузился  в
ручей.
     Через  некоторое время  Линден  усадила его в  тени скалы  и устроилась
рядом. Пытаясь унять боль, она положила посиневшую руку Кавинанта  к себе на
колени. Из раны сочилась розовая сукровица.  Темная опухоль распространилась
до локтя.
     Долгая  песня   Сандера   закончилась.   Он  перестал  повторять  слова
заклинания. Как только гравелинг замолчал, позолоченный луч  мигнул и исчез,
оставив  после  себя  оркрест,  похожий  на дыру в земле. Тем не менее ручей
продолжал журчать  еще несколько  минут. Сандеру хватило времени напиться  и
омыть вспотевшее лицо. Затем вода впиталась в бесплодную пыль.
     Воспользовавшись ножом, он отсек дыни от  лозы, перенес их в тень и сел
слева от  Кавинанта.  Выбрав  самый  сочный  плод,  Сандер  разрезал  его на
несколько частей. Первым делом  гравелинг собрал  все  семена  и сложил их в
карман куртки. Затем он передал ломтики дыни своим друзьям.
     - Это уссусимиела, - сказал он тихим и мрачным голосом. - Она поддержит
нас, пока мы не найдем другой пищи.
     Он устало вытер пот с лица и принялся за еду.
     Линден  попробовала кусочек дыни  и, одобрительно кивнув,  с  жадностью
набросилась  на  ломтики,  которые  дал ей Са Кавинант вяло сжевал один
кусок, и  его  тут  же затошнило.  Боль терзала кости правой  руки. Ее огонь
вытягивал из него последние силы. Он задыхался и тонул в круговороте апатии.
Закусив губу, Кавинант попытался выйти из тьмы забытья.
     Он должен был рассказать своим спутникам о многих вещах, которые они не
понимали.  .  Одна из  проблем казалась  ему самой  важной.  Он взглянул  на
гравелинга, но фигура Сандера раздвоилась и померкла  в густом тумане. Чтобы
не видеть миражей своего помраченного состояния, Кавинант закрыл глаза.
     - Сандер?
     - Да, юр-Лорд?
     Кавинант вздохнул, заранее  страшась ответа гравелинга. Усилием воли он
влил в голос остатки решимости:
     -  Послушай... Мы  не должны оставаться здесь. А я еще не  сказал тебе,
куда мы идем.
     - Это дело подождет, - тихо ответил Са - Ты ранен и голоден. Лучше
ешь и набирайся сил. Все остальные вопросы мы обсудим позже.
     - Послушай...
     Кавинант  почувствовал,  что  в  его  разум  проникла  тьма.  Дрожа  от
отчаяния, он попытался выразить настоятельность своей просьбы:
     - Отведи меня в Ревелстоун.
     - В  Ревелстоун?  -  недоуменно  переспросил его  Са -  Ты  просто
бредишь, Томас  Кавинант. Разве  тебе не известно,  что Ревелстоун  является
оплотом  на-Морэма?  Разве я не  говорил,  чего  требуют Заповеди?  Всадники
скачут по  всей  Стране, призывая  людей к  уничтожению  Берека  Полурукого.
Неужели ты  думаешь, что Верные  испугаются тебя и падут на колени при твоем
появлении?
     - Меня это не волнует. - Кавинант покачал головой и вдруг понял, что не
может остановить движений шеи. Мышцы дергались взад и вперед, как в приступе
истерии. - Только там мы найдем ответы  на свои вопросы. Я хочу узнать,  как
Страна  оказалась в  такой  беде.  -  Он  поднял левую руку, пытаясь  жестом
указать на бесплодие, окружающее их,  но его глаза запорошило пылью близкого
обморока. - Я  хочу  узнать,  откуда  взялся  Солнечный  Яд.  Нам не удастся
одолеть его, пока мы не выясним это.
     - Юр-Лорд, до Ревелстоуна триста миль...
     - Я  знаю. Но мы должны их  пройти. Я  хочу  узнать,  что  случилось со
Страной.  Мы должны избавить ее  от Солнечного  Яда. -  Он возражал упрямо и
капризно, как больной ребенок.
     -  Небо и земля! -  простонал  гравелинг.  - Что еще называть безумием,
если не это!
     Он замолчал, выискивая  в  себе  стойкость и  мудрость, необходимые для
верного решения.
     "Прошу тебя, Сандер! - безмолвно шептал Кавинант. - Прошу тебя!  Отведи
меня в Ревелстоун!"
     -  Ладно,  -  резко ответил  гравелинг.  -  У  меня больше  нет  других
обязательств, и ты не получишь отказа, Томас Кавинант! Во имя Нассиса, моего
отца, и Марида, которого ты пытался спасти ценой собственной жизни, я поведу
тебя,  куда  захочешь. А  сейчас ешь.  Даже великим  пророкам и  сумасшедшим
требуются пища и покой.
     Кавинант  кивнул. Смирившись с  запахом крови,  он съел еще один ломтик
дыни. По вкусу  и питательности она уступала  алианте.  Однако  ее  приятная
свежесть ослабила  спазмы боли  и  немного развеяла  темноту  перед глазами.
Покончив со своей долей уссусимиелы, он решил немного отдохнуть, но тут, как
назло, гравелинг начал торопить их:
     - Нам пора отправляться в путь.
     - Но он не может двигаться, - возразила Линден.
     - Выше по реке растет алианта. Возможно, ягоды придадут ему силы.
     -  Возможно.  Но  ему  нельзя  много  двигаться.  При  ходьбе яд  будет
распространяться по всему телу.
     - Послушай, Линден, - прошептал гравелинг. -  Марид был моим другом.  Я
не могу оставаться на этом месте.
     Кавинант почувствовал слабое зловоние. Оно исходило либо его руки, либо
от трупа Марида.
     Линден вздохнула и, помолчав, согласилась:
     - Хорошо. Дай мне нож.  Я сниму жгут с его руки. Сандер передал ей нож.
Она внимательно осмотрела опухоль, которая поднялась уже выше локтя. Веревка
глубоко  врезалась  в  почерневшую  и  набухшую  плоть.  Кавинант равнодушно
наблюдал, как Линден разрезала жгут.
     Кровь  хлынула  из  раны.  Он закричал  от боли.  Через какое-то  время
темнота отхлынула от его глаз, и он  понял, что они идут  на запад. Сандер и
Линден поддерживали Кавинанта  под руки. Солнце избивало  их  лучами, словно
они посягали на его личные  владения. Воздух все больше уплотнялся от жары и
отказывался  пролезать в  воспаленное горло. Повсюду мерцала пыль. Казалось,
что  они попали в  метель, состоящую  из  ослепительных  Камни  и почва
исчезли в море огня. Боль в голове отзывалась при каждом шаге и хохотала над
ним  из  красной  мглы.  Он  знал,  что,  если  Сандер и  Линден  не  найдут
какого-нибудь жаропонижающего средства, ему, скорее всего, придет конец...
     Его больную руку поддерживал Сандер, поскольку нетвердая походка Линден
могла  доставить  больному  дополнительные  мучения.  Забвение  приходило  и
уходило. Услышав далекий шепот, Кавинант  поначалу  принял  его за голос  из
сна.
     "А тот, кто владел кольцом дикой магии.
     Являлся существом не от мира сего,
     Ибо был он всем и ничем,
     Героем и глупцом,
     Могучим, как скала, и беспомощным, словно ребенок.
     Одним словом истины или предательства
     Он спасал или проклинал Страну,
     Ибо был сумасшедшим и мудрым,
     Холодным, как лед, и страстным, как пламя,
     Потерянным нами и вновь обретенным?.
     Как только Сандер закончил древний гимн, Линден хрипло спросила:
     - Что это за элегия?
     -  Просто  песня.  Нассис  пел мне ее в те моменты, когда я сердился на
него и упрекал его за глупость. Но она  до сих пор непонятна мне, хотя я уже
видел белое кольцо и дикую магию, сиявшую ужасной красотой.
     А грозный герой Кавинант едва дышал, болтаясь между ними.
     - Продолжай говорить, - попросила Линден. - Так легче идти... Ты знаешь
еще какие-нибудь песни?
     -  Конечно. Что за  жизнь  без  песен? -  ответил Са -  У нас есть
напевы для  посева зерновых и сбора урожая, колыбельные для утешения детей в
периоды чумного солнца,  поминальные гимны для  тех, чья кровь пролилась  на
благо  подкаменья. Но я  потерял право петь эти песни. - Он даже не  пытался
скрыть  тоскливую злость. -  Я спою  тебе одну из баллад об а-Джероте. Таким
песням нас учат Всадники Верных.
     Он расправил плечи, вызвав тем самым боль в  руке Кавинанта. Его  голос
хрипел  от  пыли и  усталости, но  это  лишь  придавало  песне  неповторимое
очарование.
     "О, приди, моя любовь, и раздели со мною ложе.
     Твой супруг не знает страсти.
     Забудь его в экстазе любви.
     Ради тебя я пойду на любую измену?.
     Так лестью и чарами соблазнял ее
     А-Джерот - владыка семи кругов ада.
     О, Диассомер Мининдерейн,
     Тень силы и жена Творца,
     Хозяйка звезд и небес,
     Владевшая пространством и битвами!
     Зачем ты поверила лживым словам
     А-Джерота - владыки семи кругов ада?
     Влекомая им, со страхом и ужасом
     Диассомер бежала из владений Творца.
     Здесь, на Земле, скрывалась она,
     Осыпав пеплом дрожащую голову.
     И все вокруг смеялись над ней с позволения
     А-Джерота - владыки семи кругов ада.
     "Прости меня! - взывала она к Творцу.
     И смех предателя уязвлял ее гордость.
     - Его лесть стала моей отравой.
     Но душою я обожаю только тебя.
     Мой милый супруг?.
     В ответ она слышала презрительный хохот
     А-Джерота - владыки семи кругов ада.
     Гнев Творца как огонь и ярость.
     Его руки щедры на милость, но полны возмездия.
     Он идет на врага с мечом и щитом,
     Истребляя Зло во всех землях.
     Одним ударом он разрушил чары
     А-Джерота - владыки семи кругов ада.
     К Мининдерейн он отнесся с жалостью.
     С тех пор не стало на небесах обмана и измены.
     Но ее дети остались на Земле,
     И предательство довело их до смерти и тлена.
     Вот почему наш мир стал приютом негодяя,
     А-Джерота - владыки семи кругов ада.
     Сандер тяжело вздохнул.
     -  Дети  Мининдерейн стали обитателями  Земли. Говорят,  что  где-то  в
дальних  странах за  морями и  горами живут существа, которые  хранят  былую
веру.  Но Страна превратилась в презренное  место. И Творец изливает на  нас
свой гнев, который мы называем Солнечным Ядом.
     Кавинант покачал  головой, возражая ему без слов.  Он знал, что  Верные
исказили историю.  Он знал, что  люди Страны сражались со Злом на протяжении
тысячелетий. Но он не мог понять, как такая ложь могла превратиться в основу
веры. Очевидно, за этим извращением стояло не только время.
     Ему хотелось опровергнуть балладу Сандера. Но черная опухоль набухала и
ползла  к плечу.  Как  только  он попытался  найти  подходящие  слова,  тьма
набросилась на него, сминая сознание.
     Через  какое-то время он услышал  голос Линден. Она задыхалась,  словно
испытывала мучительную боль.
     - Ты все время упоминаешь Всадников Верных. А на чем они скачут?
     - На огромных тварях, которых они называют Рысаками, - ответил Са
     - Это кони? - спросила она.
     -  Какие  еще  кони? Я не знаю такого  слова. Он не  знал  о ранихинах?
Кавинант застонал,  словно боль в  его руке предприняла новую  атаку. Сквозь
марево жары  он увидел огромных коней, встававших на дыбы, - коней из долины
Ра.  Они преподнесли ему  урок настоящей преданности,  который он не в силах
был забыть. Неужели они  исчезли? Неужели осквернение Страны дошло до  таких
пределов? Как много успел натворить Лорд Фоул...
     - В Стране почти не осталось зверей, - продолжал рассказывать Са -
Да  и  как  им  выдержать  Солнечный  Яд?  В  подкаменье  Мифиль сохранилось
несколько коз и коров. Но  нам с трудом удавалось поддерживать их поголовье.
Животных  почти  все время держат в  пещерах и  выводят наружу только тогда,
когда это позволяет солнце.
     Однако с Рысаками дела обстоят по-другому. Их выращивают в  Ревелстоуне
для Всадников. Они огромны и резвы.  И еще говорят, что те,  кто сидят на их
спинах, защищены от Солнечного Яда. - Помолчав, он мрачно добавил:
     - Конечно, простым людям такие животные недоступны.
     Неужели не осталось  ни одного ранихина?  Горе Кавинанта  на  мгновение
стало  острее, чем  боль. Но солнце злобно смеялось  в лицо, лишая последних
сил. Рукав  его тенниски впился  в синевато-багровую опухоль, а  сама  рука,
лежащая  на плече Сандера, казалось, вытянулась к небу  в сумасшедшем салюте
Солнечному  Яду.  Его печаль походила на проказу или, вернее, на оцепеневшее
гниение -  неоспоримое и  абсолютно бессмысленное. Яд медленно приближался к
сердцу.

     Чуть позже  тьма  разрослась  и заполнила голову. Тем не менее Кавинант
ухитрился  выглянуть  из-за нее. Он лежал на спине и смотрел на  луну. Сбоку
вздымался темный откос речного берега. Прохладный ветерок лизал его пылающее
лицо. Расплавленный свинец в правой руке отхлынул к локтю, и он почувствовал
во рту восхитительный вкус алианты.
     Его  голова покоилась на коленях Линден, которая  сидела, прислонившись
спиной  к  отвесному  склону  пересохшего  русла.  Ее  глаза  были  закрыты.
Возможно,  она спала. Кавинанту вдруг вспомнилось, что он уже лежал вот  так
однажды, положив голову на колени любимой женщины. И тогда  им тоже  грозила
опасность. По  собственной воле отдашь мне кольцо... Он оскалил  зубы, глядя
на луну, и прошептал:
     -  Я  скорее сдохну,  чем сделаю это! -  Слова  едва  не задушили  его.
Неподвижное  тело  вздувалось от  яда.  -  Я  никогда не  отдам тебе кольцо.
Никогда!
     Внезапно он понял, что бредит. Кавинант беспомощно следил за  движением
луны над головой, пока его сознание не померкло и он не провалился в ко

     Постепенно в голове у него прояснилось,  и он услышал беседу Сандера  и
Линден.
     - Нам надо  отправляться в  путь, - тихо настаивал  гравелинг. - Мы уже
съели всю  алианту, которая  здесь  была. Я боюсь,  что юр-Лорд погибнет без
этих ягод.
     Линден вздохнула, словно мысль о новом переходе внушала ей отвращение.
     - Будем надеяться на лучшее, - прошептала она и  со стоном поднялась на
ноги. - Кавинант не такой человек, чтобы поддаться смерти...
     А ты все еще упрям. Еще упрям, еще упрям.
     Они подняли  Кавинанта и распяли его на своих плечах. Сначала он бредил
о Лорде  Фоуле и Мариде, который лежал с перерезанным горлом под беспощадным
солнцем. Но постепенно его голос затих, и он воспарил над полями сновидений.
Луга сверкали росой, протягивая к  нему бутоны роз  и  соцветия  руты. Среди
цветов  стояла Линден, объединившая в себе  и Лену  и Этиаран, - сердитая  и
добрая, обиженная  и  сильная,  упрямая  и  желанная. В одно  мгновение  она
превратилась  в  Елену  - внебрачное  дитя,  зачатое в  насилии;  прекрасную
женщину, которая  верила,  что  лишь мертвые  могут  вынести  тяжести жизни.
Пожертвовав собой, она разрушила священный Закон Смерти.
     А потом Линден снова стала доктором Эвери, и  ее прикосновение охладило
его  горячий  лоб.  Правая рука  по-прежнему казалась раскаленной  жаровней,
однако рукав тенниски уже не врезался в кожу. Полдень зажал пересохшее русло
в тисках жары. Но  Кавинант мог дышать и видеть.  Его сердце отстранилось от
боли и восстановило нормальный  ритм. Он кивнул и улыбнулся  Линден.  Солнце
искрилось в ее волосах, создавая радужную ауру.
     -  Са  -  От  усталости ее голос звучал,  как  плач.  - Похоже, он
выкарабкается.
     - И  они называли алианту ядовитой! - хмуро возмущался гравелинг. - Уже
за одну эту ложь Верные достойны наказания.
     Кавинант хотел  что-то  сказать, но  от  жары  и  боли чувствовал  себя
слабым,  как ребенок.  Поерзав на  песке,  он  нашел удобную позу,  еще  раз
улыбнулся Линден и заснул.

     Когда  он  снова открыл глаза, солнце  заходило за  горизонт.  Кавинант
лежал  на песке в тени западного берега, и его  голова покоилась на  коленях
Линден. По небу  тянулись розовые и оранжевые полосы заката.  Солнечный свет
серебрил  наполненный  пылью  воздух.  Кавинант  чувствовал  себя  слабым  и
хрупким, как старая кость. Но  он  был в полном  сознании. Кожа  под бородой
чесалась.   Опухоль   отступила   ниже  локтя.   Цвет   руки   изменился   с
зеленовато-черного  на  бледно-лиловый.  Синяки  на  лице  исчезли.  Грязная
тенниска  коробилась   от  засохшей  крови,   однако  уже   не  смущала  его
отвратительным запахом.
     Лицо  Линден осунулось от усталости.  Когда  она взглянула на него,  он
улыбнулся ей и прошептал:
     - А ты мне снилась.
     - Надеюсь, это был не кошмар? От ее  голоса осталась только тень. И все
же сердце Кавинанта ликовало от счастья.
     - Ты постучала в мою дверь. Я открыл ее и закричал:
     "Черт возьми! Когда  мне нужны посетители, я выставляю  знак!? Тогда ты
врезала мне правым боковым и едва  не сломала челюсть. Я понял, что это была
любовь с первого взгляда.
     Линден  отвернулась,  словно он обидел ее. Улыбка Кавинанта угасла. Его
радость  превратилась в  старую боль отвергнутого.  И  тоска становилась еще
острее от того, что она не боялась проказы.
     -  Прости, -  прошептал  он с кривой усмешкой. - В моем  сне это  имело
смысл.
     Она  не  отвечала.  В  сумеречном  свете  ее  лицо  казалось  абсолютно
непроницаемым.
     Их  молчание  прервал  далекий стук  копыт. Кавинант  поначалу даже  не
услышал его, но Сандер,  спрыгнув с восточного берега, закричал, что  увидел
Всадника. Перебежав сухое русло, гравелинг упал на песок рядом с Линден.
     -  О небо и  земля! Он меня  едва не заметил! Кавинант  приподнялся  и,
опираясь о склон берегового откоса,  зашатался от слабости и головокружения.
Сейчас он был не в состоянии от кого-то убегать. Линден присела на  корточки
и испуганно спросила:
     - Этот Всадник скачет сюда?
     - Нет, - быстро ответил Са - Он направляется в подкаменье Мифиль.
     - Так, значит, нам ничто не угрожает? Стук копыт почти затих.
     -  Надеюсь, что нет. Но в подкаменье ему расскажут о нашем бегстве.  Он
узнает о пришествии Полурукого в Страну. Тревога Линден росла:
     - Он последует за нами?
     - Вне всяких сомнений. Жители деревни не решились отправиться в погоню.
Несмотря на потерю  Солнечного  Камня, они испугались встречи  с Маридом. Но
Всадника не остановит  никакое чудовище. На восходе солнца,  если не раньше,
он  начнет  большую  охоту.  -  Смущенно  взглянув  на  Кавинанта, гравелинг
подытожил:
     - Мы должны отправляться в путь.
     - Уже?  - уныло прошептала Линден.  - Но он еще  слишком слаб. - Однако
через секунду ее голос окреп:
     - Ладно. Идем.
     Кавинант не колебался. Протянув руку Сандеру, он оперся на его плечо и,
сражаясь с туманом в голове, спросил:
     - Как далеко нам удалось уйти?
     - Мы находимся примерно  в  шести лигах от подкаменья Мифиль, - ответил
Сандер, указывая на юг. - Как видишь, это очень близко.
     Остроконечные шлемы гор, отмечающие западную границу мифильской долины,
казались розовыми в  лучах заката. Кавинант застонал.  За два дня они прошли
всего каких-то шесть лиг! Всадник мог покрыть это расстояние за одно утро.
     Он осмотрел  лица своих спутников.  Нахмуренные брови  Сандера выражали
растерянность и сомнение. Страх перед истиной  смешался  со знанием  обмана.
Его лишили оправданий и заставили по-новому взглянуть на то, что он сделал с
женой и сыном. Потеряв смысл жизни,  этот несчастный человек  получил взамен
полуживого компаньона, который отвергал его помощь и  предлагал что-то такое
же  иллюзорное и нереальное,  как  девственная  плева  на второй день  после
свадьбы.
     Линден тоже переживала не  лучшие времена. Ее кожа обгорела от  солнца.
Она  попала в  мир,  который  ни за что бы  не выбрала  по собственной воле.
Чья-то  прихоть  втолкнула  ее  в борьбу непонятных  сил.  Кавинант  остался
последним звеном,  соединявшим  ее  с прошлым,  и она едва  не потеряла его.
Другой человек  сошел бы с  ума от всех этих бед, а она гордо и  непреклонно
отказалась принять его  помощь.  Линден оберегала свою  боль,  как наседка -
яйца, словно ни одно живое существо не имело права касаться ее проблем.
     Печаль и горечь  разрывали сердце Кавинанта. Он не  мог забыть, что все
его  друзья  поплатились  жизнью  за совершенные им поступки. Однако  в этой
печали  сияла  маленькая  надежда. Она  давала ему  силу  - силу,  благодаря
которой он однажды обрел оправдание всем  своим кровавым потерям, на  многие
века разрушив злобные планы Фоула.
     Заметив  косые  взгляды  спутников, он  проигнорировал их  нетерпение и
совершил  процедуру  ВСК  - визуального самоконтроля. Осмотрев  свои руки  и
ноги, Кавинант решительно сказал:
     - Вперед, друзья! Я готов идти с вами хоть на край света!
     И они двинулись на север по пересохшему руслу.
     Подгоняя  себя мыслью о Всаднике, он прошел своим ходом  почти половину
лиги.  Однако последствия отравления  давали себя знать. Кавинанту  пришлось
обратиться  за  помощью  к  Сандеру.  Велев  ему  отдыхать, гравелинг быстро
взобрался вверх  по откосу берега. Кавинант неохотно сел на песок, проклиная
слабость, которая  цеплялась за  его  кости. Когда  над  горами взошла луна,
Сандер вернулся с полной горстью алианты.
     Съев свою долю бесценных ягод, Кавинант почувствовал облегчение и новые
силы. Ему хотелось пить. Но жажда отступила на второй план.  Алианта помогла
ему подняться на ноги и продолжить путь.
     Благодаря частым остановкам, запасу  ягод и поддержке  друзей  он шагал
почти всю  ночь. Тьма  овевала Южные Пустоши  успокоительной  прохладой,  но
огненное проклятие  Солнечного Яда  сочилось в темные  бреши между звездами.
Песчаное  дно  пересохшей  реки казалось  прямой  дорогой,  которая  вела  к
таинственным Верным,  желавшим  его  смерти.  Пока  светила  луна, он шел не
сгибаясь. Но после захода ночного светила вновь ощутил безмерную усталость.
     На  грани ночи  они  устроили привал, однако  Сандер  разбудил их перед
самым рассветом.
     -  Первые лучи несут  проклятие Солнечного Яда, - сказал гравелинг. - Я
видел,  как  вас  спасла ваша  обувь.  Но  вы  успокоите  мое  сердце,  если
присоединитесь ко мне.
     Он кивнул на большой валун, выступающий из песка, - достаточно широкий,
чтобы защитить пару дюжин человек.
     Дрожа от усталости,  Кавинант поднялся на ноги.  Встав  на камень,  они
повернулись на восток, чтобы встретить новый день.
     Когда солнце взломало горизонт,  с уст Сандера сорвался ликующий  крик.
Коричневая дымка исчезла. Вместо нее небесное  светило  несло  хризопразовый
венец. Светлая зелень коснулась лица Кавинанта,  как  нежная ладонь,  -  как
ласка после грубых пощечин пустынного солнца.
     -  Плодородное солнце!  -  ликуя,  воскликнул  Са -  Оно  помешает
погоне! Даже Всаднику не одолеть его преград!
     Забыв  об  усталости, гравелинг  спрыгнул  со скалы и  торопливо  нашел
широкую  песчаную  косу. Он пропахал  рукояткой ножа  две  длинные борозды и
посадил в них полную горсть запасенных семян уссусимиелы.
     - Прежде всего нам  нужна еда!  - крикнул он. - Вода может  и подождать
немного, верно?
     Повернувшись к Линден, Кавинант хотел спросить, что она думает о зелени
этого  солнца.  По сравнению с  возбужденным Сандером она выглядела вялой  и
осунувшейся.   Последние  дни   потребовали  от   Линден   слишком  большого
напряжения." Ее тусклые глаза казались ослепшими от горя и страданий Страны,
которые видела только она.
     Кавинант открыл было рот, чтобы задать вопрос, но его внимание  привлек
необычный феномен.  Он с удивлением смотрел на западный берег. Граница света
спускалась по откосу и приближалась к  ним. Едва лучи касались почвы, из нее
появлялась молодая зелень побегов.
     Они  росли буквально  на  глазах.  Зелень распространялась, как бегущий
поток, следуя за линией света и тени. Растения, казалось, выпрыгивали  прямо
из пыли.  Вдоль  берегов  поднимались  кудрявые  головы кустов.  На  откосах
появлялась все новая и новая поросль. Здесь  и там к лазурному небу тянулись
тонкие молодые деревья. Куда бы ни  падал благодатный свет солнца, на чахлой
земле прорастала густая трава.
     -  Плодородное солнце! - радостно кричал  гравелинг. - Никто не  знает,
когда  оно взойдет. Но его лучи приносят жизнь. Оно питает нас своими дарами
и милостью.
     - Это невозможно, - шептал Кавинант.
     Не веря своим глазам, он продолжал наблюдать, как  речное русло и откос
покрывались травой и  вьющимися растениями.  За  кустарником  на краю берега
показалось  несколько  деревьев.  Их рост  производил ужасающее впечатление.
Все, что происходило вокруг, противоречило законам природы.
     - Это невозможно.
     -  О-о, я вижу, ты  удивлен, - усмехнулся гравелинг. Плодородное солнце
обновило его силы. - Надеюсь, теперь ты понял, что все зависит от Солнечного
Яда? Я же говорил, что истина заключается в нем!
     - Истина?  -  Слова  Сандера  почти не доходили  до Кавинанта.  Его  ум
пытался справиться с изумлением. -  Нет сомнений, что Земная Сила жива... Но
она никогда  не  проявляла  себя  таким  образом. - По  его  спине  пробежал
холодок. - Что же случилось с Законом?
     "Неужели Фоул нашел какой-то способ уничтожить Страну и Закон?"
     - Мой  отец тоже часто упоминал Закон, - произнес гравелинг. - Но он не
знал его смысла. Расскажи мне о нем. Кавинант рассеянно взглянул на Сандера:
     - Закон управляет  Земной Силой. -  Страшное  предположение сжимало его
горло ледяной рукой. Страх копался в кишках, пробираясь к  сердцу. - Закон -
это  естественный  порядок природы:  сезонные времена  года, циклы  роста  и
угасания,  погода.  Но  что с ними  случилось? Для чего он  нарушил гармонию
мира?
     Сандер нахмурился, словно Кавинант лишил его радости.
     - Я не знаю, о чем ты говоришь. В Заповедях на-Морэма ничего не сказано
о  циклах  и  сезонах  года. Мы  чтим  Заповеди,  потому  что они  описывают
Солнечный Яд и помогают нам выжить. А твои слова не имеют для меня смысла.
     "Не имеют смысла, - горько  подумал Кавинант. - Конечно, не  имеют. Как
может Сандер понять такие вещи, если в Стране веками не действует Закон?"
     Он стремительно повернулся к Линден:
     - Расскажи ему, что ты  видишь. Скорее всего, она даже не услышала его.
Линден стояла на краю валуна и отрешенно смотрела на берег.
     - Линден! - закричал он, задрожав от мрачного опасения. - Расскажи ему,
что ты видишь!
     Ее  рот  дернулся,  словно  его  просьба  была оскорблением.  Пригладив
волосы, она посмотрела на зеленую ауру солнца  и  тут  же опустила взгляд на
густую растительность, покрывающую  берег. Отвращение  на ее лице  послужило
ответом, который хотел получить Кавинант.
     На какой-то миг его чувства обрели ту удивительную остроту, которой ему
так не хватало. Трава, густые  кусты  и  молодые деревья  больше не казались
Кавинанту пышными и красивыми. Они выглядели истерично  напуганными,  словно
их  изобилие  объяснялось  не  плодородием  почвы,  а карой  солнца, которая
принуждала растения к сверхъестественному росту.  Деревья пытались вцепиться
в небо,  как будто тонули в вязкой топи этого злобного мира. Вьющиеся побеги
корчились   на  земле,   словно  на  раскаленных  углях.  Трава   напоминала
пронзительный визг земли.
     Момент  прошел,  оставив   в  нем   дрожь   и   омерзительное   чувство
обреченности.
     Линден нервно  потерла  руку. Вид  кишащей растительности  заставлял ее
кожу чесаться,  как  укусы вшей, а солнечные ожоги еще больше обостряли  это
чувство.
     -  Повсюду болезнь и  Зло. Природа такой  не  бывает. Мне плохо  здесь,
Кавинант.
     Она села  и  спрятала  лицо  в  ладонях.  Плечи  Линден  напряглись  от
подступивших  рыданий Кавинант хотел  спросить, что  именно  ее угнетало, но
вмешался гравелинг:
     - Ваши  слова  ничего  не значат.  Плодородное солнце существует, и оно
перед  вами  - как и Солнечный Яд, ниспосланный Творцом в наказание за былые
грехи. Смотрите! Смотрите быстрее!
     Сандер  указал им на песчаную косу, где прорастали его  семена. Граница
света коснулась второй борозды. Из песка появились побеги лозы.
     - Благодаря  плодородному  солнцу  мы получим еду! Оно  дает жизнь всей
Стране, и  ему посвящены сотни песен. Вы называете его плохим и больным,  но
сейчас в  моем  подкаменье  люди поют  этому  солнцу  гимн - поют от мала до
велика. Все, у  кого есть  силы, вышли на поля. Каждый будет работать до тех
пор, пока  не  свалится от усталости.  Сначала  они найдут места, где  почва
может уродить, потом вспашут землю и посадят семена. Трижды в день они будут
выращивать и убирать урожай - трижды каждый день плодородного солнца.
     Иногда  в поисках пригодной почвы на эти места приходят люди из  других
поселений. Разгораются  битвы,  в  которых  сражаются  и стар  и  млад.  Все
подкаменье  встает  на  защиту своей территории!  Но люди по-прежнему славят
плодородное солнце, потому что оно - наш единственный друг! Оно дает волокна
для  нитей, веревок и тканей; древесину для инструментов и  сосуды для огня;
зерно для пищи и крепкого метеглина - напитка, который веселит в жилах кровь
и снимает усталость. А вы говорите, что это солнце плохое!
     Внезапно возбуждение Сандера угасло. Он горько сожалел о своем уходе из
деревни.
     - Я не хочу слышать, как вы порочите то, что дорого моему сердцу.
     - Сандер! Ты нас не правильно понял!
     Голос Кавинанта дрожал.  В  страданиях гравелинга  он  считал  повинным
себя. Но сколько можно быть причиной подобных бед?
     - Ах,  я тебя  не правильно  понял?  -  возмутился  гравелинг.  - Тогда
просвети меня, дурака! Научи тому, что выше моего понимания!
     - Я пытаюсь понять вашу жизнь. Вы  лишены  всего... И то,  что люди еще
способны петь, это великая победа их духа Однако я хочу сказать о  другом. -
Он делал все возможное, чтобы его гнев не излился на Сандера. - Ты называешь
Солнечный Яд наказанием. Но  люди Страны не преступники... И не предатели! -
?Я готов  к возмездию?. - Ваша борьба за жизнь достойна  уважения. В ней нет
ничего плохого.  Зло коренится в  Солнечном Яде,  который  обманом  навязали
Стране. Я не знаю, как он  возник. Но мне ясно,  что за  этим  преступлением
стоит  Лорд Фоул  - тот,  кого вы  зовете а-Джеротом. Он  -  злой и  могучий
противник. И все же его можно  победить.  Ты слышишь меня, Сандер! Его можно
победить!
     Гравелинг хмуро смотрел на Кавинанта, цепляясь за знакомые ему  идеи  и
понятия. Прошло  не меньше минуты, прежде чем  он заговорил.  В  его  словах
звучали нотки одобрения:
     - Плодородное солнце по-своему  опасно. Оставайтесь на камне. Так будет
лучше.
     Спрыгнув на песчаную косу, он занялся прополкой.
     "Да, Сандер, - подумал Кавинант. - Ты смелее, чем я ожидал?.
     Ему хотелось  спать. От усталости болели  даже кости черепа. Опухоль на
руке  исчезла.  Но  суставы локтя  и запястья  по-прежнему  не давали покоя.
Повернувшись к Линден, он опустился рядом с ней на колени.
     Она сидела на камне, глядя в никуда. Невыразимое горе вытянуло ее рот в
прямую и тонкую линию неудачи.  Линден обхватила руками приподнятые колени и
прижимала их к груди, как будто хотела защитить израненную душу.
     При  виде ее согбенной фигуры он вспомнил свой первый  визит в Страну и
первое суровое испытание. Кавинант печально кивнул и тихо произнес:
     - Все нормально, Линден. Я понимаю твои чувства.
     Ему  хотелось добавить, что она  может не сдерживать  слез. Что  в этом
мире она не одинока и что их появление в  Стране имеет свои  причины. Но  ее
ответ заставил его замолчать.
     - Нет! Ты меня не понимаешь! - Для злости у нее не оставалось сил. - Ты
не видишь того, что вижу я.
     Он  ничего  не  ответил. Скупая  истина  ее  слов  отвергла  сочувствие
Кавинанта и  превратила  его  в калеку, который вместе с пальцами  потерял и
способность к  восприятию.  Он удрученно повалился  на  камень, придавленный
усталостью и тяжким бременем почти невыполнимой задачи.
     Да, она оказалась  здесь из-за того, что пыталась спасти его от смерти.
Он  должен  был что-то сделать для ее возвращения или, по крайней мере, дать
защиту и покой. Чем еще он  мог ответить Линден? Но силы оставили его. Глаза
закрылись, и Кавинант погрузился в сон.
     Когда он снова поднял голову, откосы берегов превратились в две зеленые
стены.  Растительность  по  краям   реки  стала   тревожно  густой  и  почти
непроходимой. Трава  поднялась до уровня колен. Кавинант не понимал, как они
будут идти по  этим  дебрям. Он хотел задать свой вопрос гравелингу,  однако
тот был занят делом.
     Пока плоды уссусимиелы зрели  на лозе, Сандер  срезал какие-то вьющиеся
растения и, ловко расщепляя их ножом, вытягивал из стеблей пушистые волокна.
Удовлетворившись собранным, он вернулся на валун и начал сплетать мешок.
     К тому  времени  как  он покончил с  этим делом, созрели  первые  дыни.
Сандер разрезал их  на части, сложил семена в карман, а затем передал сочные
ломтики  своим  друзьям. Кавинанту  не хотелось есть,  но он  знал, что  его
измученное тело нуждалось в пище. Линден уставилась  на кусок дыни невидящим
взором, и Сандеру пришлось встряхнуть ее за  плечо,  чтобы она  вынырнула из
омута раздумий.
     После  завтрака  Сандер начал складывать  созревшие дыни  в мешок.  Вид
богатого урожая улучшил его настроение. Наверное, он вновь почувствовал себя
кому-то нужным или, возможно, перестал бояться погони.
     - На  какое-то  время  мы  должны  удалиться  от  реки,  - произнес  он
решительным  тоном.  - Нам надо  найти воду, а здесь ее  не будет.  - Сандер
кивком указал на  восточный  берег. - Сначала придется попотеть,  пробираясь
сквозь кусты. Но когда вырастут деревья,  их  тень  покроет  большие участки
земли  и остановит  рост другой растительности. Однако будьте осторожны... Я
уже  говорил  вам, что  плодородное солнце по-своему  опасно. Надо  выбирать
дорогу с умом, иначе мы окажемся  в  гуще  зарослей,  которые задушат  нас в
своих  объятиях. Пока  держится это солнце,  мы будем спать только по ночам.
Зато нам не страшна никакая погоня.
     Потерев коросту на раненой руке, Кавинант осмотрел заросшие берега.
     - Ты что-то говорил о воде?
     - Мы найдем ее так быстро, как нам позволят удача и сила.
     "Нет, только сила?, - подумал Кавинант. Удачу он потерял давно.  В игре
с судьбой любая попытка является первой и последней. Но он не колебался.
     - В путь.
     Мужчины посмотрели на Линден.
     Их спутница медленно поднялась на ноги. Не говоря ни слова, она кивнула
и еще ниже опустила голову.
     Сандер  вопросительно взглянул на Кавинанта, но тот ничего  не ответил.
Пожав  плечами,  гравелинг  забросил мешок на плечо и зашагал по пересохшему
руслу. Кавинант последовал за ним. Линден шла, почти уткнувшись ему в спину.
     Сандер по  возможности избегал участков, поросших  вьюном  и колючками.
Когда они  достигли места, где берег  казался менее крутым, он  ухватился за
траву и начал карабкаться вверх, прокладывая путь для своих товарищей.
     Продравшись  сквозь сплетения ветвей, гравелинг  исчез за краем откоса.
Кавинант торопливо ухватился за длинную траву, подтянулся на  руках и пролез
в широкую брешь,  оставшуюся после Сандера. Он осторожно двигался по туннелю
в гуще  травы  и папоротника, в то время как  растительность  все  больше  и
больше  сокращала  проход. Местами Кавинанту приходилось обламывать  ветви и
пробивать себе путь, а иногда он даже не мог подняться с четверенек. Зеленая
поросль  с  диким экстазом продолжала  окружать  его  коварной  и  удушающей
стеной. От страха и напряжения у него дрожала руки и ноги.
     В  конце концов  на исходе  сил  он выскользнул  из  зеленого  туннеля.
Папоротник в этом месте доходил ему лишь до пояса, поскольку землю затемняла
роща молодых акаций.  Сандер вытаптывал кусты,  создавая  небольшую  поляну.
Когда Кавинант, а затем и Линден присоединились к  нему, он радостно кивнул,
указывая на одно из ближайших деревьев:
     - Нам повезло. Смотрите!
     Кавинант  увидел несколько молодых  мимоз, которые достигали пятнадцати
футов в высоту.  Задушенные густым переплетением лиан,  они остановили  свой
рост. На лианах  с глянцевой зеленой корой висели гроздья желтоватых плодов,
которые немного напоминали папайю.
     - Это гнилянки.
     -  Гнилянки? -  с удивлением  спросил Кавинант, вспомнив  наркотическое
снотворное, благодаря которому жители подкаменья  поймали  его и Линден. - В
чем же нам повезло?
     - Плод - одно, а лоза - другое. - Потянув за собой Кавинанта, гравелинг
подошел к лиане и вытащил нож. - Приготовься.
     Пригнув стебель лианы, он вонзил в него  клинок. Нож разрезал лозу, как
плоть. Из надреза брызнула чистая вода.
     Кавинант удивленно отступил на шаг.
     - Пей! - закричал Са
     Он  бесцеремонно толкнул  Кавинанта под струю.  Тот начал глотать воду,
которая заливала ему лицо и рот. Жидкость казалась  свежей и прохладной, как
воздух ночи с ледяными кубиками звезд.
     Утолив  жажду, он  уступил свое  место  Линден.  Она пила и стояла  под
струей так  долго, словно хотела смыть  с  себя все  Зло, которое вобрали ее
чувствительные нервы. Кавинант испугался, что лоза иссохнет. Но когда Линден
отступила в сторону, Сандер тоже успел напился, прежде чем  струя воды пошла
на убыль.
     Под истончившейся струей все  трое обмыли руки и лица, а  затем  слегка
смочили запыленную  одежду.  Гравелинг закинул  мешок на  плечи и  заторопил
своих спутников:
     -  Мы должны  идти.  Все,  что  остается неподвижным  под этим солнцем,
гибнет от той или иной опасности. -  Чтобы продемонстрировать свои слова, он
поднял  ногу, показывая, как трава обвила его лодыжку. - Всадник уже в пути.
Мы будем передвигаться вдоль реки, насколько это нам позволят растительность
и солнце.
     Он кивком  указал на север, где  за  рощей  начиналась  широкая  полоса
зеленой травы, которая доходила  Кавинанту до груди. Примерно  через полмили
трава  редела и исчезала в тени деревьев -  дубов,  сикоморов,  эвкалиптов и
чакаранды.
     - В почве есть семена и корни  любых растений,  - объяснял им Са -
Однако  каждый  участок  земли позволяет расти лишь  тому, что соответствует
данному месту. Я не знаю, какие деревья  мы встретим. Но нам надо оставаться
в их тени.
     Внимательно осмотрев окрестности и убедившись в отсутствии Всадника, он
начал прокладывать  тропу в  густой и спутавшейся траве. Кавинант последовал
за ним, расширяя проход для Линден. К тому времени когда они  приблизились к
деревьям, его руки кровоточили  от  крохотных  порезов,  нанесенных  острыми
краями травы, которая теперь поднималась выше их макушек.
     Тень деревьев удерживала рост других растений в нормальных  пропорциях.
Небольшие рощи сменились  лесом,  состоящим из  кипарисов,  цветущих тутовых
деревьев  и  высоких  кленоподобных  красавцев,  в  которых  Кавинант  узнал
золотни.  Вид  этих  прекрасных деревьев,  которые  некогда ценились  людьми
Страны выше любых драгоценностей, вызвал у  него неудержимый гнев. Они росли
теперь по воле Солнечного Яда, словно марионетки или, вернее, жалкие остатки
былого величия.
     Он  повернулся, чтобы  поделиться своим возмущением с Линден. Но та  не
замечала  его, попав в трясину собственных забот. На ее бледном лице застыла
гримаса страдания. Глаза округлялись при виде всего, что ее окружало, словно
она  не  могла привыкнуть  к  безмолвному  воплю деревьев. Тем не  менее  ей
приходилось идти вперед, потому  что она, как  и Кавинант,  не имела другого
выбора.
     Около полудня  Сандер сделал привал под шатром густой зеленой ивы.  Они
отдохнули, подкрепились дыней, а затем, одолев половину лиги,  наткнулись на
лиану гнилянки. Вода и пища поддержали силы Кавинанта,  который, несмотря на
утомительные переходы, быстро шел на поправку. Однако еще через  два часа он
достиг предела своей выносливости и со стоном повалился  на землю. Его мышцы
казались вязкой грязью.  Голову  сжимали  тиски усталости  и боли. Мелькание
травы вызывало тошноту и головокружение.
     - С меня довольно, - прохрипел он. - Я должен отдохнуть.
     - Здесь  нельзя  лежать! -  закричал  гравелинг, но его голос прозвучал
ужасно далеко.  -  Мы не  можем устраивать привал, пока не найдем бесплодную
землю.
     - Кавинанту нужен  отдых,  - мрачно  сказала Линден. -  К  нему  еще не
вернулись силы. Если мы не пожалеем его, он может снова заболеть.  Яд Марида
отступил, но не покинул тело.
     -  Ладно,  -  сердито  проворчал  гравелинг. -  Оставайся  с  ним..,  и
присматривай за травой. А я поищу безопасное место.
     Через миг он скрылся, продираясь сквозь кусты.
     Напуганный предупреждением Сандера,  Кавинант переполз  в тень высокого
дерева. Там он прислонился спиной к прохладной коре и закрыл  глаза, уплывая
в штормивший океан своей усталости.
     Его  разбудили звуки шагов.  Линден  едва держалась  на  ногах,  но  не
находила себе места от тревоги. Она прохаживалась  перед  ним взад и вперед,
обхватив ладонями локти, и что-то шептала, словно спорила с кем-то. Кавинант
следил за  ней  около минуты,  пытаясь  выдавить  из  глаз  собравшееся  там
изнеможение. Наконец он тихо попросил:
     - Расскажи мне, что тебя беспокоит.
     - Все очень плохо.  - Отвечая Кавинанту, она говорила больше с собой, а
не с  ним. -  Вид этих мест и  без того  внушал отвращение. Но теперь  здесь
стало просто невыносимо.
     Кавинант на всякий случай кивнул.
     - Что это за дерево? -  спросила она, указывая на  ствол, к которому он
прислонился.
     -  Раньше  его  называли золотнем,  -  ответил  Кавинант и, вспомнив  о
прежних днях, добавил:
     - Те, кто знали толк в деревьях, считали его особенно ценным.
     - О Боже! Как  все плохо! - Она снова  начала шагать  взад и вперед.  -
Страна в беде. В огромной беде! - Ее голос дрожал. - Например, это дерево..,
золотень. Оно горит внутри, словно предает себя аутодафе. - Она закрыла лицо
руками. - Их надо вытащить из этой беды.
     "Вытащить? Но как? -  При этой мысли Кавинант вздрогнул. - Пожертвовать
собой, как мать Сандера?"
     - Линден, - сказал он настойчиво, - ты должна поделиться со мной.
     Она яростно повернулась к нему и закричала:
     - Я  считала тебя  слепым, но ты, оказывается, еще и глухой! Неужели ты
ничего не чувствуешь, Кавинант? Я говорю тебе, что эти деревья пылают внутри
от боли! Нам надо избавить их от страданий!
     Он встретил ее  гневный натиск спокойно и хладнокровно, зная, что ту же
самую ошибку совершил и Кевин. Боль Страны надломила сердце старого Лорда, и
он проделал Ритуал Осквернения,  пытаясь уничтожить  Зло вместе с  любимым и
драгоценным  миром.  Кавинант содрогнулся, вспоминая  о  том, как  далеко он
зашел на этом пути.
     - Нет,  Линден! Так ты не победишь  Лорда Фоула. Он собирается погубить
Страну нашими руками, и мы не должны поддаваться ему.
     -  Прекрати меня учить! - закричала она.  -  Я не  хочу  больше слушать
твоих наставлений! Неужели проказа не научила тебя состраданию? Неужели боль
целого мира не имеет для тебя никакого значения? -  Угрюмо  сев под деревом,
она прижала колени к груди. - Я этого больше не вынесу.
     Сдавленные  рыдания  прорвались вместе с  долгим  гортанным стоном. Она
опустила голову и обхватила ее руками.  Ладони судорожно  сжались  в кулаки,
сминая грязные слипшиеся волосы.
     - Я устала, Кавинант.
     Горе Линден терзало его сердце.
     -  Прошу тебя,  -  прошептал он. - Расскажи мне  о том,  что  тебя  так
тревожит.
     - Я не могу отгородиться от того, что вижу... - Ее руки и плечи дрожали
от безудержных рыданий. -  Как будто это все происходит со мной. Я не только
вижу, но  и  чувствую муки деревьев. Они вопят во  мне и молят о помощи! Мне
больно, Кавинант. Невыносимо  больно! Мои глаза  убивают меня. Они,  как два
ножа, пронзившие мозг!
     Кавинант хотел прикоснуться к ее щеке, но побоялся, что при этом Линден
почувствует  оцепенение  проказы. Она  казалась  такой  уязвимой  и хрупкой.
Какой-то миг он  боролся  с желанием рассказать ей о Кевине. Но Линден могла
понять историю превратно  - как  отказ воспринимать ее боль всерьез. В то же
время она нуждалась в неотложной помощи.
     - Линден, -  заговорил  он, с  трудом подбирая слова.  - Перед тем  как
отправить нас сюда. Лорд Фоул рассказал мне  о своих планах. Ты тоже  должна
узнать о них - и, наверное, сейчас для этого самое лучшее время.
     Ее кулаки продолжали сжиматься и разжиматься, однако она не произносила
ни слова.  Подавив  тяжелый  вздох,  он  начал  повторять  насмешливую  речь
Презирающего.
     А ты все еще упрям.
     Он  вспоминал каждое  слово,  каждую  каплю  яда и интонацию презрения.
Память  изливала их в мозг  холодной  волной, заставляя  сердце трепетать от
гнева и  отвращения. Но  он  не умолкал. Кавинант  хотел, чтобы она услышала
все.  Не  в  силах  избавить  ее  от  страданий,  он  пытался  дать  ей свою
целеустремленность.
     Ты станешь молотом моей победы.
     Когда до нее дошел смысл его слов, Линден сжалась еще сильнее. Обхватив
руками колени, она  прижалась  к  ним  лицом, словно пряталась за  ними, как
напуганный ребенок.
     Я приготовил тебе столько мук и отчаяния, что твое сердце разорвется на
куски.
     В какой-то момент Кавинант понял, что Линден почти  не слушает его. Она
реагировала на  свои собственные воспоминания, о которых он  ничего не знал.
Кавинант ожидал, что  она будет плакать и возмущаться, но Линден  сидела, не
издавая  ни  звука, все  больше  и  больше  погружаясь в  бездну  тоски.  Он
надеялся, что  она последует его  примеру  и  поддержит себя гневом  к Лорду
Фоулу. Однако этот клапан  не выдержал того напора боли, который разрывал ее
нутро. Она сидела, свернувшись клубком, и дрожала от страха.
     В конце концов он не выдержал и, подбежав к ней, опустился  рядом. Взяв
ее ладонь,  Кавинант прижал к ней свою искалеченную руку, чтобы она снова не
ушла от его увечного человеколюбия.
     - Прокаженные тоже могут  чувствовать, - сказал он тихо и  нежно. -  Их
нервы теряют чуткость, но остальное компенсирует  этот  недостаток.  Я  хочу
помочь тебе, Линден. Скажи мне, как это сделать.
     "Не надо  мучить  себя, - шептал он  про себя. - Ты не одинока  в  этом
мире?.
     Прикосновение  его  руки  и  сочувствие   в   голосе  оказали   на  нее
благотворное воздействие. Невероятным усилием  воли  "она расслабила мышцы и
отринула  прочь свои безутешную  тоску. С ее губ  сорвался  дрожащий  выдох,
плечи  опустились,  и на лице появилась печальная улыбка. Но она по-прежнему
цеплялась за ладонь Кавинанта, словно его искалеченная плоть соответствовала
тому, что творилось в ее душе.
     - Я не верила и не верю в  воплощенное Зло. И люди тут тоже ни при чем.
Просто это место больное. -  Казалось,  что голос царапал ей горло. - Пойми,
Лорд Фоул  - подгнивший плод твоего  воображения.  Ты  свалил  вину за  свою
болезнь на какой-то придуманный образ, потому что не хочешь принять  проказу
как часть самого себя. Скорее всего,  ты боишься испить эту боль до дна. - В
ее словах звучало обвинение, но хватка Линден на его руке убеждала Кавинанта
в обратном. - Поверь, я права - даже если мы действительно находимся во сне.
     Кавинант  угрюмо молчал. Что  он  мог  сказать  ей в  ответ,  если  она
отрицала существование своего внутреннего Презирающего? Как он  мог защитить
ее от гнусных манипуляций Фоула?
     Линден резко  отдернула руку  и  вскочила на ноги, разрывая их  краткую
близость. Его сердце заныло от одиночества и тоски, которые теперь  казались
неотделимыми от страха.

     Вперед по реке
     Вскоре  Сандер вернулся.  Линден стояла бледная, повернувшись спиной  к
Кавинанту.  Если  Сандер и заметил напряженность ее позы, то виду не подал и
ни  о  чем не спросил.  Он  протянул Кавинанту  руку  и  сказал,  что  нашел
безопасное  место, где  они могут  спокойно отдохнуть  до утра.  Тот  принял
помощь,  и  Сандер, поднатужившись, поставил своего подопечного  на ноги. Не
обращая внимания на огонь, разливавшийся по всем  членам, Кавинант оперся на
плечо Сандера, и путешественники тронулись  в путь. Одолев с  половину лиги,
они приблизились к обломку скалы, торчащему  среди зарослей густых и высоких
кустов. Сев на камень, Кавинант решил немного вздремнуть, однако после ужина
его разморило окончательно, и он проспал до самого утра.
     Несмотря на жесткость каменного ложа, он не просыпался почти до восхода
солнца.  К  тому времени  Сандер  уже расчистил клочок земли и вновь  посеял
дынные семена.
     Заметив  пробуждение   Кавинанта,  Линден  подошла  к  нему   и  начала
осматривать руку.  Она  намеренно  избегала  его  взгляда, словно стеснялась
ненароком уловить какие-то мысли, заботу  о ней и смутные надежды. Жар спал,
и  Кавинант  был  готов  отправиться  в  дорогу, но  что-то  встревожило ее.
Удивленный молчанием Линден, он тем не менее не стал вдаваться в расспросы.
     Когда  новый  урожай созрел,  Сандер  пополнил запас семян и  положил в
мешок  с  десяток  дынь. Затем он  повел их  маленький отряд через  густой и
высокий кустарник.
     Река  Мифиль текла на северо-запад,  и  путешественники  шли по берегу,
стараясь держаться как можно ближе к воде. Поначалу двигались  они медленно:
дорогу преградили  заросли ползучего  плюща,  и  даже гравелинг,  пробираясь
сквозь них, выбился из сил. В конце концов они вошли в густой лес смоковниц,
и идти стало гораздо легче.
     На  второй  день плодородного солнца  смоковницы выросли до невероятных
размеров;  Кавинанту  еще  не  доводилось  видеть  таких  высоких  деревьев.
Громадные ветви сплетались  где-то  в поднебесье, образовывая величественные
арки; густые кроны  напоминали куполообразные  потолки Ревелстоуна  и  своды
огромных пещер у Корня Земли под Меленкурион  Скай Но выглядело все это
скорее зловеще, чем величественно. Казалось, что  каждый ствол и  каждый сук
страдал от собственной тяжести.
     Порой Кавинанту чудился далекий  стук копыт, но Всадника он, сколько ни
оглядывался, так и не увидел.
     Вскоре путникам  пришлось столкнуться с некоторыми последствиями адской
плодовитости  солнца.  Ближе к полудню они вышли к  месту, которое еще  день
назад было  кедровником  высотой  в несколько  сотен  футов. Но  теперь  оно
походило на хаос после катастрофы.
     Деревья  начали  рушиться ночью,  и каждый  падающий колосс  увлекал за
собой   дюжину  собратьев.   Все   вокруг  выглядело   огромным   буреломом:
расщепленные  стволы  в  гигантских  трещинах  и  обломанные ветви.  Путники
пробирались через этот беспорядок целый день.
     На  закате  дорога  вывела  их  к  низким  холмам,  поросшим  настоящим
вересковым лесом.  Растения высотой  в два человеческих роста  под  порывами
налетавшего  ветра  сгибались  до   самой   земли.  Обнажив  кинжал,  Сандер
набросился на  толстые стебли  и принялся их кромсать. Через некоторое время
ему   удалось   расчистить   небольшую  полянку,   где   путешественники   и
расположились  на  отдых. Однако  Сандер не  находил себе места; он выглядел
очень  встревоженным. Даже ужин не улучшил его настроения. Кавинант  заметил
неладное,  но, пока  все ели, молчал; Линден  же,  погруженная в свои мысли,
похоже,  вообще  не обращала  внимания на гравелинга.  Наконец  Кавинант  не
выдержал и поинтересовался, что его так тревожит.
     - Я не нашел камня, - мрачно ответил Са - Луна пошла  на  убыль, и
теперь среди  этого вереска так темно, что  ничего не видно. Я  не знаю, как
избежать судьбы Марида.
     Кавинант подумал секунду, потом сказал:
     - Я понесу тебя. Если я защищен, ты тоже будешь в безопасности.
     Неловко  пожав  плечами, гравелинг  согласился,  однако  нервничать  не
перестал.  Предложение  Кавинанта никак  не  укладывалось  в  привычную  для
Сандера систему выживания.
     - Думаю, что с тобой все будет в порядке,  - тихо сказал Кавинант.  - Я
же был прав насчет алианты, верно?
     Сандер   кивнул  и  начал  укладываться  спать.  Похоже,  он   все-таки
успокоился.  Однако  ночью,  внезапно  проснувшись,   Кавинант  увидел,  что
гравелинг   не  спит  и  пристально  вглядывается  в  темноту  как  человек,
прощающийся с жизнью.
     Едва  небо  посветлело,  как  путешественники  поднялись  и,  не  теряя
времени, двинулись дальше, прокладывая себе путь  в вересковой чаще. Наконец
они  нашли  просвет  в  зарослях,  через  который  просматривался  восточный
горизонт.   По  сравнению  с  предыдущим  вечером   ветер  усилился  и  стал
прохладнее. Кавинант ощутил слабую  дрожь - такую же  тревожную, как мрачное
предчувствие.
     А что если обувь тут ни при чем? Что если у него и Линден действительно
имеется естественный иммунитет от Солнечного Яда? В таком случае...
     Времени  на  раздумья  и  поиски  не  оставалось.  Рассвет  неотвратимо
приближался. Линден  взвалила на  плечи  мешок  с дынями. Кавинант присел, и
Сандер взобрался ему на закорки. Потом все трое повернулись лицом к востоку.
Кавинант старался дышать глубоко и ровно.
     Солнце вставало, раскрашивая огненными  красками лазурь небес. Но сияло
оно лишь несколько мгновений:  откуда-то  с запада, точно  орды  кочевников,
стали накатывать черные тучи.
     - Дождевое солнце!
     Сандер  разжал  пальцы  и  спрыгнул   на  землю.  От  волнения  у  него
перехватило дыхание.
     - Теперь, - просипел он, - нам придется двигаться быстрее. И если мы не
собьем   погоню  с   нашего  следа,  то,  по   крайней  мере,  продлим  свое
существование.
     Он бросился в вересковую чащу, словно состязался в скорости с облаками.
     Ветер крепчал. Кавинант тревожно взглянул на Линден:
     - С ним все нормально?
     - Да, - поспешно ответила она. - Наша обувь блокировала Солнечный Яд.
     Кавинант с облегчением кивнул, и Линден заторопилась вслед за Сандером.
     Вересковые заросли  сменялись сучковатым кустарником, таким же высоким,
как деревья на  речном  берегу.  Не успел Сандер приблизиться  к кустам, как
облака, клубившиеся над  головой, пролили на землю  несколько  капель дождя.
Сандер  принялся рубить  крепкие ветви  и прочные стебли  ползучих растений.
Набрав солидную  охапку,  он отдал  ее своим спутникам, а сам  снова полез в
кусты за новой вязанкой. К  тому  времени когда они увидели русло реки, лишь
узкая полоска неба На западе оставалась чистой.
     Сандер выбрался  на берег, велел свалить добычу на  песок и  взялся  за
работу.  Подчиняясь  его  кратким приказам, Кавинант  и  Линден помогали ему
очищать ветви и лианы от сучков и  листьев, хотя понятия не имели, зачем это
нужно. Гравелинг разложил жерди  на  берегу  и  крепко-накрепко прикрутил их
друг к другу лианами. Получился толстый деревянный настил.
     Ветер начал трепать макушки кустов. Тяжелые капли зашлепали по листьям,
заросли наполнились шумом  дождя. А Сандер, казалось, забыл  о своей спешке.
Он сел и, устроившись поудобнее, задумался.
     Через некоторое время Кавинант не выдержал:
     - Что дальше?
     Сандер посмотрел на него и Линден:
     - Вы умеете плавать? Оба кивнули.
     - Тогда подождем немного. Чем больше в реке воды, тем спокойнее поток.
     Кавинант  заморгал,  стряхивая  с ресниц  дождевые  капли.  ?О  черт! -
подумал он. - Это же плот!"
     Идея была замечательной. Река представляла собой самое быстрое средство
передвижения, какое  только имелось  в Стране. Кроме того, плавание на плоту
потребовало  бы гораздо меньше сил, чем  пешее путешествие. Гравелинг потому
так спешил, что хотел соорудить плот до начала дождя, который  сделал бы эту
несложную  работу  во  сто  крат  труднее.  Кавинант  кивнул,  соглашаясь  с
собственными мыслями. А Сандер оказался более находчивым, чем он ожидал.
     Линден сидела рядом с плотом, обхватив колени руками.
     - Скоро похолодает, - равнодушно произнесла она.
     Это  было правдой:  дождь  и  впрямь стал  прохладнее.  Но Кавинант  не
обратил  внимания на  ее  слова;  он направлялся к  краю  берега,  собираясь
взглянуть на дно.
     Увиденное заставило его  засомневаться. Растения, густо усеявшие русло,
доходили до самого берега. Он не знал, как долго  будет прибывать вода, но в
любом  случае  затопленные  кусты  и  деревья  делали путешествие  на  плоту
невозможным.
     Получив у  Сандера порцию уссусимиелы,  Кавинант  продолжал осматривать
русло.  Ливень  мощно  и  размеренно  колотил  по  кустам,  точно   водопад,
низвергающийся  с  небес;  вокруг  постепенно  темнело,   но  Кавинанту  еще
удавалось  различать,  как  помутневшая  река  тяжело  ворочалась  в  тесных
берегах. Поначалу он боялся, что  вода станет подниматься  слишком медленно.
Но, сидя в зарослях, он не мог по-настоящему оценить силу бури. Ливень падал
сплошной стеной, усиливаясь с каждой минутой. Иногда  казалось, что какое-то
огромное животное с шумом бродило вокруг по кустам.
     Скорость  течения возросла.  Струи потока,  как  юркие  змеи, скользили
между  стволами деревьев и вскипали пеной среди густых кустов. Тысячи ручьев
на  всем протяжении Южных  Пустошей впадали  в  Мифиль.  Не  успел  Кавинант
покончить  с едой, как русло реки  преобразилось. Вода  поднималась к  краям
берегов и мчалась вперед, вырывая кусты.
     Маленькие корни  не оказывали сопротивления. Поток без труда выдергивал
их из песка, и кусты, цепляясь за стволы и ветви деревьев, создавали широкие
заторы. Но вода пробивала себе путь. Она крушила эти хрупкие плотины, валила
деревья и рвалась на свободу, как дикий зверь.
     Вскоре реку заполнили вырванные с корнем стволы и  ветви. Вода  кипела.
Дождь  рушился в  Мифиль; она разбухала и  мчалась вперед, неистовой лавиной
сметая все на своем пути.
     Когда вода заплескалась у края берега, Сандер вскочил на ноги. Рассовав
свои личные вещи по карманам, он закрепил мешок с дынями на плоту и привязал
его лианами к жердям.
     В груди у Кавинанта похолодело от страха.
     - Это  слишком опасно! - крикнул  он  сквозь шум  дождя.  - Нас в труху
перемолотит!
     "А я всего лишь прокаженный?, - добавил он про себя.
     -  Нет! -  ответил  Са  -  Мы должны  плыть по  течению  вместе  с
деревьями!  Если для тебя опасность слишком велика, что  ж - будем ждать. Но
река не очистится до утра!
     Кавинант  подумал о  Всаднике, о  существах, с которыми  сталкивался  и
которые  могли  чувствовать  присутствие  белого  золота.  Но  не  успел  он
ответить, как раздался крик Линден:
     -  Я  просто  сойду  с  ума,  если  буду  сидеть здесь  и ждать! Сандер
ухватился за край плота.
     - Цепляйтесь, да покрепче, иначе мы тут же потеряем друг друга.
     Линден подошла к плоту с другой стороны и приподняла свой край.
     Молча выругавшись,  Кавинант  встал рядом  и  попытался  ухватиться  за
мокрые ветви. Онемевшие пальцы могли предать его в любую минуту;  он  не был
уверен, что они не подведут.
     - Мы  должны  двигаться  как один человек! -  предупредил  Са -  В
едином ритме.
     Кавинант прорычал, что все понял. Ему хотелось посмотреть на свои руки.
Но при взгляде на водоворот у него закружилась голова.
     В  следующую  секунду Сандер подал знак, и  все трое  двинулись к  краю
берега.
     О пламя  ада! Кавинант чуть не выпустил из  рук  плот, когда  Сандер  и
Линден потянули его вперед. Он, шатаясь, двинулся за ними.
     Сандер  прыгнул в реку.  Плот  накренился  и  стал  сползать с  берега.
Кавинант поневоле последовал за  своими спутниками и свалился в воду, подняв
фонтан брызг.
     От удара его непослушные  пальцы разжались. Мифиль понесла  Кавинанта в
сторону. Течение вертело и швыряло его как пробку, и он чуть не задохнулся в
бешеном водовороте. На мгновение сознание его помрачилось, и, потеряв всякую
способность  ориентироваться в пространстве, он  отчаянно замолотил  по воде
руками и ногами.
     Внезапно ветка куста, все  еще  цеплявшегося  корнями  за берег, больно
стегнула его по ноге.  Это  привело его в чувство и  подсказало направление.
Кавинант устремился вверх.
     Он вынырнул, открыл рот для крика, но из горла не вылетело ни звука.
     Посреди  буйства  стихии всем  его существом  безраздельно владели лишь
страх и отчаянное желание глотнуть воздуха.
     Волна, ударившая Кавинанту в лицо, обожгла его ледяным огнем.
     - - Кавинант! - послышался отчаянный вопль.
     Зов  Линден  достиг  его  ушей и  сознания. Таща  за  собой тяжкий груз
намокших ботинок, он вынырнул из  бушующего водоворота и стал вглядываться в
темноту.
     Прежде чем вновь погрузиться, он мельком увидел плот.
     Тот был неподалеку, футах в десяти. Снова вынырнув, Кавинант устремился
к нему и плыл до тех пор, пока рука не наткнулась на спасительные жерди.
     Он рванулся вперед и вцепился покалеченной  рукой в запястье Линден. Но
онемевшие пальцы разжались, и волна опять накрыла его с головой.
     Линден схватила его за предплечье и подтащила к себе. Кавинант уцепился
за ветку и налег грудью на непрочный плот.
     Тот  накренился  под его тяжестью  и  начал  вращаться  вокруг  оси.  У
Кавинанта снова закружилась  голова. Берега замелькали с  бешеной скоростью.
Они проносились мимо него, сливаясь в одну неясную круговерть.
     - Ты как? - прокричала Линден. - В порядке?
     - Да!
     Сражаясь   с  холодными   волнами,  они  помогли  гравелингу  выровнять
накренившийся плот.
     Небо  извергало  потоки  дождя, топя,  ослепляя  и оглушая  несчастных.
Течение  старалось  отобрать  у  них утлую  опору.  Но  люди  вновь и  вновь
прокладывали  себе  путь  в грязном  потоке  и отпихивали  деревья,  которые
неслись  на них, как тараны. К счастью,  ширина  Мифили не позволяла бревнам
перегородить русло на крутых поворотах.
     Вода  становилась  все  холодней.  Казалось,  она  проникала  в  мышцы,
вытягивая силы и тепло. Кавинант чувствовал себя так, словно его  кости были
наполнены  льдом.  Вскоре  он уже с  трудом  держал  голову  над  водой,  из
последних сил цепляясь за ветви.
     Уровень реки повышался, и постепенно течение стало более плавным.  Нет,
оно не замедлилось, но водовороты, характерные для мелководья, исчезли. Плот
легко подчинялся управлению. По совету  Сандера уставшие путники  начали  по
очереди  заползать  на  плот  и отдыхать,  пока  двое  других  управляли  их
маленьким судном.
     Через какое-то  время  вода  стала  прозрачнее,  и  Кавинант  осмелился
напиться. Правда, на зубах его все равно скрипел  песок; но дождь и  течение
медленно делали свое дело, очищая Мифиль.
     Порою Кавинант  слышал  монотонный  гул:  казалось, где-то  далеко  шло
большое  сражение.  Это  был не гром и не треск молнии. С каждым разом  звук
приближался и становился все громче.
     Неожиданно   раздался   оглушительный   треск.   Над  водой  пронеслась
чудовищная  тень.  В последний  момент течение вынесло плот из-под падавшего
огромного  дерева.  Высокий  и   могучий  клен  выворотил  из  земли  цепкие
корни-якоря и свалился в реку.
     Теперь  треск   слышался   повсюду,  вдалеке  и  совсем  рядом.  Мифиль
пересекала лес мегалитовых деревьев, и шум их падения раздавался непрерывно.
     Кавинант боялся, что  одно  из  них рухнет на плот  или забаррикадирует
русло. Но этого не случилось. Течение подхватывало стволы и тащило за собой,
не давая преградить себе путь. Мало-помалу  треск  становился глуше и вскоре
затих вдали: Мифиль миновала реликтовый лес.
     Дождь  все лил, будто  в  небесах ярился гигантский  водопад.  Кавинант
забрался на край плота и, используя тяжелые ботинки в качестве руля, пытался
выправить  курс.  Окоченевшие  от холода,  путешественники  мчались в бурном
потоке, которому, казалось,  не будет  конца.  И даже  когда  небесные струи
поредели,  оцепеневшее сознание  Кавинанта  не сразу  восприняло этот  факт.
Облака  откатились  назад, открыв  чистое  вечернее  небо,  а  он  продолжал
недоуменно  смотреть  прямо  перед собой,  будто  внимал  словам незнакомого
языка.
     Наконец плот вынесло на мелководье, и трое путников зашлепали к берегу.
Сандер из последних  сил  вытащил плот на пологий склон, предохраняя его  на
случай нового паводка.
     Чуть  позже он присоединился  к  Линден и Кавинанту в невысоком  густом
подлеске и  устало повалился на землю.  Черные облака плыли на запад,  туда,
где садилось оранжево-красное солнце. Вечерело.
     - Огонь, - дрожащим голосом произнесла Линден, сотрясаясь всем телом от
холода. - Нам нужен ко
     Кавинант  застонал  и поднял  голову, выкарабкиваясь  из  мути, которая
заволокла его сознание. Его бил озноб; дрожь скручивала мышцы в узлы. Солнце
не светило над равниной целый день, и ясная ночь была холодной как лед.
     - Да, - пробормотал Сандер, стиснув зубы, - нам нужен ко
     Огонь.  Кавинант  содрогнулся.  Он  совсем  закоченел  и не  чувствовал
ничего, кроме страха. И тут его обуяло страстное желание согреться. Но он не
мог  даже  думать  о магии на крови. Чтобы  опередить  гравелинга,  Кавинант
заставил себя подняться, хотя его кости скрипели и стучали друг о друга.
     - Я сделаю это.
     Они переглянулись.  В хрупкой  тишине  звучали  лишь  напевы  ветерка и
прерывистое дыхание обоих мужчин. Судя по усмешке гравелинга,  он не верил в
силу Кавинанта и не хотел перекладывать ответственность  на чужие  плечи. Но
Кавинант  упрямо  повторял  в  уме:  ?Я  не позволю тебе  резать  себя из-за
какого-то огня?. В конце концов Сандер кивнул и протянул ему оркрест.
     Кавинант взял  его дрожащей  искалеченной  рукой,  прижал  к  кольцу  и
вздрогнул.  За все  эти десять лет он так и не смог преодолеть инстинктивный
страх перед Силой.
     - Поспеши, - прошептала Линден.
     Поспешить? Он закрыл  лицо левой  рукой,  стараясь  унять  лихорадочную
дрожь. ?О кровь ада!? Он потерял свою силу. Оркрест оставался мертвым  в его
руке; Кавинант  не мог сконцентрировать на нем своего внимания. ?Ах, Линден.
Ты не знаешь, о чем просишь?.
     Но развести костер  было  просто необходимо.  Гнев  Кавинанта  медленно
окреп и, подавляя дрожь,  охватил  все  его существо. Ярость  заструилась  в
венах болью и отчаянием. Оркрест оставался безжизненным, белое золото тускло
мерцало. Он отдал им свою жизнь. И другого решения не было.
     Молча  выругавшись,  он  с размаху  воткнул  кулак  в  грязь. И тут  из
оркреста вырвалась  белая вспышка; из кольца полыхнуло огнем, словно  металл
был полоской раскаленной магмы. На миг всю руку Кавинанта охватило пламя.
     Он воздел кулак,  размахивая  рукой-факелом, словно  грозил  возмездием
Солнечному  Яду. Потом  он  опустил оркрест. Тот погас, но кольцо продолжало
изливать пламя.
     - Сандер! - хриплым голосом проревел  Кавинант.  Гравелинг быстро подал
ему сухую ветвь. Тот схватил ее трясущейся покалеченной рукой и  выпустил на
нее белое пламя. Когда он убрал кольцо, ветвь уже ярко горела.
     Сандер сложил хворост для костра  и склонился над  трепещущим огоньком,
защищая  его  от  ветра.  Кавинант поджег  еще одну  ветку, потом  третью  и
четвертую. Сандер подкладывал в  огонь сучья  и листья  и  осторожно дул  на
пламя. Наконец он произнес:
     - Этого хватит.
     Со стоном  Кавинант позволил разуму погрузиться во тьму, и пламя кольца
исчезло. Ночь окутала рощу и подступила к самому костру.
     Кавинант почувствовал тепло на своем лице.
     Внутренне  расслабившись, он попытался  оценить  последствия того,  что
сделал, - меру своего эмоционального ущерба.
     Гравелинг  сходил  к  плоту,  приволок мешок  с  дынями и раздал порции
уссусимиелы.  Кавинант так вымотался,  что совсем не  хотел есть, но желудок
требовал еды  помимо воли своего владельца. Над его  одеждой вились  струйки
пара, и казалось, будто духи сырости  покидали свое насиженное местечко. Так
он сидел и тупо смотрел на огонь как на частичку своей еще на гран истаявшей
души.
     Покончив с  едой,  Линден  выбросила  корки и  тоже уставилась на языки
пламени.
     - Думаю, что еще один такой день я не выдержу, - отрешенно сказала она.
     - А разве у нас есть выбор?
     Усталость  затуманила взгляд Сандера. Он  сел поближе  к  костру, чтобы
погреть соскучившиеся по теплу кости.
     - Юр-Лорд нацелился на  Ревелстоун. Очень хорошо. Но расстояние слишком
велико. Если отказаться от путешествия по реке, придется  идти пешком. Чтобы
добраться до Башни на-Морэма, нам потребуется  много  дней. Но  боюсь, мы не
доберемся туда. Солнечный Яд слишком опасен. И за нами уже гонятся.
     Напряженная   поза   Линден  свидетельствовала  о   том,   что  женщина
внимательно слушала и усваивала сказанное.
     - А сколько дней еще будет идти дождь? - тревожно спросила она.
     - Никто не может предсказывать Солнечный Яд,  - уныло ответил гравелинг
и вздохнул. - Говорят, что многие поколения  назад каждое солнце всходило на
пять-шесть, а иногда и на семь дней. Но нынче оно не держится больше четырех
дней. Мы же привыкли к трехдневному солнцу.
     - Значит, еще два дня дождя, - прошептала Линден. - Великий Боже!
     Какое-то время все молчали, потом, будто сговорившись,  разом поднялись
и пошли искать хворост для костра. Бродя по лесу, они собрали  изрядную кучу
сушняка. После этого Сандер растянулся  на земле и  уснул.  Линден  осталась
сидеть у костра. Медленно стряхивая с себя оцепенение, Кавинант заметил, что
она смотрит на него.
     - Почему ты с такой  неохотой используешь кольцо? - нарочито равнодушно
спросила она.
     Дрожь Кавинанта  почти  прошла, лишь кости  по-прежнему  ломило.  Но  в
сознании еще звучало эхо гнева.
     - Это трудно.
     - В каком смысле?
     Строгое выражение ее лица говорило о том, что она хотела понять его. Ей
было необходимо понять  его, потому что этого требовала ее давняя привычка к
самоистязанию. Линден была врачом, который, исцеляя других,  изводил себя, и
считала подобную взаимосвязь существенной и обязательной.
     На ее вопрос Кавинант дал самый простой из всех возможных ответов:
     - В моральном.
     Мгновение они смотрели друг на друга, будто продолжали диалог. Но тут в
разговор вступил гравелинг:
     - Наконец-то, юр-Лорд, ты произнес слово, которое я в состоянии понять.
- Его голос, казалось,  исходил из  трепещущих языков огня.  - Ты  боишься и
силы, и  слабости. Тебе страшно совершать поступки.., и не совершать их тоже
страшно. В этом ты похож на меня.
     Я, гравелинг, хорошо знаком с таким страхом. Жители подкаменья доверяют
гравелингу  свою  жизнь.  Но  во имя этого  доверия ему приходится проливать
кровь друзей  и близких. Чтобы  оправдать  возложенные на  него надежды,  он
убивает тех, кто доверял ему. Таким образом верность  долгу становится делом
крови и смерти. Вот почему я бежал из своего дома...
     Жалоба звучала в его устах как обвинение.
     - Я ушел, чтобы служить  мужчине и женщине, которым не  могу  доверять.
Отсутствие  доверия снимает с  моих плеч тяжелое  бремя веры. Между нами нет
ничего,  что  могло бы заставить меня  отнять  у вас жизни. Или пожертвовать
своей.
     Слушая  голос  Сандера  и потрескивание  хвороста  в  костре,  Кавинант
осознал, что его страх ушел. Этот непреклонный житель подкаменья, переживший
столько страданий, но  все  же не потерявший себя, показался  ему  родным  и
близким.  После долгих  раздумий Кавинант  решил, что Сандер прав. Он должен
был поделиться своей ответственностью с другими.
     -  Ладно, -  чуть слышно пробормотал он. - Мы  будем разводить огонь по
очереди.
     - Вот и договорились, -  так же тихо произнес Са  Кавинант кивнул,
закрывая глаза. Усталость  навалилась на него, и он растянулся возле костра.
Ему хотелось спать. Но Линден не дала ему уснуть.
     - Нет, подожди, - сказала она сурово. - Ты твердишь, что хочешь одолеть
Солнечный Яд, а сам едва способен добыть огонь. С таким же успехом ты можешь
тереть палочку между ладоней. Мне нужен исчерпывающий  ответ, не такой,  как
этот.
     Он понимал ее. Солнечный Яд терзал природу  всей  Страны. И конечно же,
от него нельзя было избавиться с помощью такой малости, как кольцо из белого
золота. Кавинант не доверял силе, потому что никакая сила не могла исполнить
его  заветных   желаний.   Исцелить    Излечить   проказу.   Преодолеть
одиночество,  которое мешало ему любить.  Он постарался, чтобы  слова его не
прозвучали грубо:
     - Тогда найди его сама. Никто не сможет сделать это за тебя.
     Линден промолчала.  Его ответ  поверг ее  в состояние  отрешенности. Но
Кавинант чувствовал себя слишком  усталым, чтобы продолжать разг Он уже
начинал засыпать. Когда Линден тоже стала укладываться, он уже крепко спал и
видел во сне реку.
     Он проснулся  от  холода:  костер прогорел,  и  угольки едва тлели.  На
предрассветном  небе  виднелись  гаснущие  звезды.  Быстрая  Мифиль казалась
темной и холодной,  как сталь клинка. Кавинант  представить себе не мог, как
он проведет еще один день в воде.
     Но,  как  сказал  Сандер, выбора у них  не было. Дрожа  от предчувствия
чего-то  ужасного, он  разбудил своих товарищей. Линден  выглядела бледной и
измученной  и старалась не  смотреть  в сторону  реки, словно  боялась  даже
думать о ней. Они съели скудный завтрак, потом взобрались  на большой камень
и  повернулись  лицом  к рассвету. Как они  и  ожидали,  солнце  поднялось в
голубой дымке, и на востоке начали собираться грозные облака.  Сандер  пожал
плечами, покоряясь  судьбе, и пошел привязывать  отощавший мешок с дынями  к
плоту.
     Путники  спустили  плот на  воду.  От  прикосновения  студеной  воды  у
Кавинанта перехватило дыхание. Но, призвав на помощь упрямство прокаженного,
он стойко сражался с холодным течением и грузом намокших ботинок.
     Вскоре начался дождь. За ночь река унялась; вырванные с корнем  кусты и
деревья уплыли  по течению, и опасные водовороты исчезли. Но  дождь лил  еще
яростнее.  Ветер усилился, швыряя дождевые капли, которые впивались в головы
людей, как ледяные иглы. Ливень неистово хлестал по воде.
     Струи  дождя быстро истерзали  путников. Но  им негде  было укрыться от
пронзительного и коварного холода. Время от времени Кавинант  видел  далекие
вспышки молний, сверкавшие во тьме,  но  неослабевающий ливень топил раскаты
грома.  Вскоре  его  мышцы  одеревенели  настолько,  что  он  больше не  мог
цепляться за плот.  Просунув руку меж ветвей, он согнул ее в локте и немного
расслабился.
     Наконец день  прошел. На востоке показалась полоска чистого неба. Дождь
и  ветер  постепенно  стихли.  Вскоре  путникам  посчастливилось  обнаружить
небольшую бухту  на  западном  берегу.  Когда  плот  вытащили  из воды, ноги
Кавинанта  подкосились,  и он упал лицом на гальку, словно больше уже не мог
двигаться.
     - А дрова для костра? - угрюмо проворчала Линден.
     Кавинант услышал ее тяжелые шаркающие шаги. Сандер пошел за ней следом.
     Стон  Линден  впился  Кавинанту  прямо  в  мозг и  заставил  встать  на
четвереньки.  Проследив  за   взглядами  спутников,  он   понял  причину  их
разочарования.
     Дров  для  костра  не  было. Дождь  смыл  с  камней  все.  А  небольшое
прибрежное пространство окружали непроходимые заросли шиповника с длинными и
острыми иглами.
     - Что же нам делать? - обреченно пробормотала Линден и всхлипнула.
     Кавинант попытался  заговорить,  но слабость  не  дала ему вымолвить ни
слова.
     Гравелинг  устало  опустился  на  землю,  сел,  обняв руками колени,  и
вымученно улыбнулся:
     - Юр-Лорд  по  доброте  души  даровал мне свое разрешение.  Даже  самое
крошечное тепло облегчит наши страдания.
     Кавинант,  шатаясь,  поднялся  на  ноги  и рассеянно следил, как Сандер
приближается к густой поросли шиповника.
     Желваки ходили на его щеках в такт ударам замирающего от страха сердца.
Но он не колебался. Сунув левую руку в самый  колючий куст, он прижал  ее  к
одной из ветвей, и шипы вонзились ему в кожу.
     Кавинант  слишком  устал и замерз, чтобы  как-то отреагировать.  Линден
вздрогнула, но не сдвинулась с места.
     Дрожа,  Сандер  смазал  кровью  руки и лицо, а затем  вытащил  оркрест.
Подставив его под капающую кровь, он завел унылую песню.
     Долгое время ничего не происходило. Кавинант дрожал всем телом и думал,
что  без  солнечного  света  у  Сандера  ничего не  получится.  Но  внезапно
полупрозрачный  камень засиял красноватым светом.  Сила,  порожденная кровью
Сандера, устремилась к солнцу.
     Светило  уже  спряталось  за  линией  холмов,  но  оркресту  не  мешали
неровности ландшафта; позолоченный луч вонзился в  скрывавшийся  за  холмами
горизонт - а  вернее, в темное основание ближайшего холма. Тем не менее сила
света не пропадала.
     Все еще  напевая, Сандер направил луч  на толстую ветку шиповника. Куст
тут же охватило пламя.
     Сандер принялся поджигать колючие заросли.
     Кустарник был мокрым, а листья и молодые побеги - сочными, но луч легко
поджигал все новые и новые ветви; к тому  же пламя само перебиралось с ветки
на ветку. Вскоре огонь разгорелся так, что уже не мог потухнуть.
     Сандер замолчал, и луч,  родившийся  из  его крови, исчез. Пошатываясь,
гравелинг побрел к реке, чтобы омыть свое тело и оркрест.
     Кавинант  и Линден  приблизились  к  горящим  кустам. Вокруг  сгущались
сумерки.  Позади несла  свои спокойные воды Мифиль.  В свете костра Кавинант
увидел, что губы его спутницы посинели от холода, а от лица отхлынула кровь.
В  ее  глазах  отражалось  пламя,  будто  она была слепа.  Он  уже почти  не
надеялся, что Линден найдет в себе силы и желание вынести все это.
     Вскоре вернулся Сандер и принес мешок уссусимиел. Линден встрепенулась,
собираясь заняться его рукой, но он мягко отказался от помощи.
     - Я гравелинг, -  прошептал он. - Мне не поручили бы такую работу, если
бы я не умел останавливать кровь.
     Сандер поднял руку, показывая подсохшие раны. Сев у костра, он принялся
резать дыни.
     Все трое молча поели и начали укладываться спать. Кавинант искал в себе
мужество, чтобы выдержать еще  один день под дождем,  и догадывался, что его
товарищи делают то же  самое. Каждый  из них  кутался  в саван своих  личных
переживаний и не желал делиться ими со спутниками.

     События следующего дня превзошли самые худшие опасения Кавинанта. Когда
облака закрыли равнину, ветер принялся неистово хлестать реку струями дождя,
точно  бичом.   Мрачное  небо,   озаряемое  вспышками  молний,  походило  на
гигантский свод, который готов был рухнуть  под ударами грома. Плот несло по
волнам, точно щепку, и Мифиль швыряла его как хотела.
     Кавинант изо всех  сил цеплялся  за ветви, с ужасом  ожидая, что молния
поразит утлое суденышко и зажарит их всех живьем. Но стрелы бури проносились
мимо.  Вечером  небо  оказало   им   услугу,  избавив  от   тяжкого   труда:
голубовато-белая  молния  с треском ударила в  рощу  громадных эвкалиптов, и
одно из деревьев запылало, как факел.
     Увидев  это,  Сандер  крикнул своим  товарищам, и они,  подогнав плот к
берегу,  поспешили  к роще.  Не смея приблизиться  к  пылающему гиганту, они
остановились поодаль,  но  от  дерева вдруг отломился  пылающий  сук и  упал
неподалеку  от них.  Оттащив его на  безопасное  расстояние, путешественники
принялись собирать хворост и подкладывать его в огонь.
     Несмотря на ветер и дождь, костер разгорелся  и жарко запылал, разливая
вокруг  тепло,  как  святое  благословение. Земля  была усыпана  листьями, и
впервые за столько  дней спутники улеглись спать на мягком ложе. Чуть  позже
горящее дерево рухнуло, но, к счастью, в противоположную сторону, после чего
измученные люди заснули крепко и безмятежно.
     Ранним утром Сандер разбудил  Кавинанта  и Линден, а затем предложил им
скудный завтрак.  Гравелинг был взволнован и  рассеян - он ожидал перемены в
Солнечном Яде. Поев, они спустились к реке  и нашли плоскую скалу, где можно
было дождаться  восхода. Сквозь почернелые деревья  они увидели, как  солнце
бросило свой первый взгляд из-за горизонта.
     Огненно-красное  светило  в   ореоле,   напоминавшем  терновый   венец,
выглядело зловеще и источало сырое тепло, совсем  не похожее на свирепый жар
пустынного  солнца. Его сияние  казалось коварным и  тлетворным. Не выдержав
этого  зрелища,  Линден отвела  глаза. Лицо  Сандера странно побледнело.  Он
невольно сделал предупреждающий жест обеими руками.
     -  Чумное  солнце, -  прошептал он, и голос его дрогнул. - Нам повезло.
Если бы оно пришло к нам после пустынного или плодородного солнца... - Слова
застряли  у  него  в горле. -  Но  теперь,  после  дождевого солнца...  - Он
вздохнул. - Нам на самом деле очень повезло.
     -  В  чем? - спросил  Кавинант.  Он  не  понимал, что  так  встревожило
спутников. Его кости истосковались по благодатному дневному теплу.
     - Что делает это солнце?
     - Делает? - Сандер усмехнулся. - Какого только вреда оно не делает. Это
страх  и  мука  Страны. Тихая  вода  становится  стоячей. Все,  что  растет,
начинает гнить  и осыпаться. Все, кто ест и пьет  то,  что не  было в  тени,
заражается болезнью, от которой излечивались лишь немногие. И насекомые...
     - Он прав, - испуганно прошептала Линден. - О мой Бог!
     - Мифиль - наше  спасение, потому что воды ее быстры. Она будет течь до
прихода следующего пустынного солнца. И убережет нас от разных напастей.
     Красное   солнце  отражалось  в   глазах  Сандера,  придавая   ему  вид
затравленного зверя.
     - Я не могу смотреть на это  солнце без страха. Мои соплеменники сейчас
прячутся в домах и молятся  о том, чтобы власть чумного солнца не продлилась
более двух дней.  Мне бы тоже  хотелось спрятаться, но у  меня нет  дома.  Я
чувствую себя таким ничтожным в этом огромном мире. Но больше всего на свете
меня ужасает чумное солнце.
     Честное признание  Сандера прозвучало  для Кавинанта как  обвинение.  И
чтобы ответить на него, он сказал:
     - Тем не менее ты  единственный человек, благодаря которому мы все  еще
живы.
     -  Да,  -  пробормотал гравелинг, прислушиваясь  более к  своим мыслям,
нежели к словам Кавинанта.
     - Да! - воскликнул Кавинант. - Но однажды  каждый житель Страны узнает,
что Солнечный Яд -  не единственная возможность  выжить.  И когда этот  день
придет, ты, может статься, будешь тем, кто сумеет научить их чему-то.
     Сандер помолчал и наконец отрешенно спросил:
     - И чему же я буду их учить?
     - Как возрождать Страну.
     Кавинант обратился к Линден, желая, чтобы она разделила его порыв:
     - Эта земля была прекрасной и цветущей. Если бы ты видела ее раньше, то
могла бы  понять, какая боль терзает мое  сердце.  - В  его голосе смешались
гнев и нежность. - Но она снова может обрести былую красоту!
     Он   строго  посмотрел  на   своих  спутников,  готовый  отмести  любое
возражение.
     Линден опустила глаза, но Сандер выдержал яростный взгляд Кавинанта.
     - То, о чем  ты говоришь, -  бессмысленно.  Никому, будь то мужчина или
женщина,  не дано  изменить  Страну. Все  - и добро, и  зло  -  под  властью
Солнечного Яда.
     Кавинант хотел возразить, но Сандер продолжал:
     -  И  все  же  я вот что скажу  тебе.  Давай попробуем изменить  ее.  -
Внезапно  он стушевался. - Я не могу больше верить, что  мой отец Нассис был
просто дураком.
     Сандер  подхватил  мешок  с  дынями  и,  не  сказав  больше  ни  слова,
направился к плоту.
     - Я  понял  тебя,  - прошептал  Кавинант.  Им  вдруг овладело страстное
желание совершить что-то жестокое. - Я понял.
     Линден коснулась его руки:
     - Пойдем. - Она отвела взгляд в сторону. - Скоро оставаться здесь будет
очень опасно.
     Он без возражений  последовал за  ней  и  принялся  вместе  с  Сандером
сталкивать плот на воду.
     Через несколько  минут  они выплыли на  середину Мифили и помчались  по
течению. В лазурном небе висело красное солнце, похожее на изрытое морщинами
лицо.  Под  его лучами вода  потеплела;  скорость  реки за ночь замедлилась,
отчего  управлять  плотом  стало  значительно  легче.  Кавинант  то  и  дело
поглядывал  на  небо  и нервничал.  Солнце походило на  злодея,  до  поры до
времени прятавшегося в засаде. Жестокий лик светила источал тайную угрозу, а
теплый солнечный свет выглядел ненастоящим.
     Его спутникам тоже было не по себе. Сандер правил плотом с чрезвычайной
осторожностью,  словно  в  любой момент ожидал нападения. Линден  испытывала
какое-то непонятное  беспокойство, гораздо  более сильное, чем то,  что  она
испытала в первый день плодородного солнца.
     Однако  ничего  не  происходило,  и страх  путников, похоже,  был  пока
беспредметным. Утро пролетело быстро, и вода в реке стала прохладной. Откуда
ни возьмись в воздухе появились мириады мух, комаров, мошек и прочей летучей
нечисти, которая беспорядочно толклась в красных лучах солнца. Однако это не
помешало путникам  остановиться,  когда они увидели  алианту. Кавинант начал
понемногу  успокаиваться.  Вскоре  после полудня  он  заметил, что  скорость
течения возросла.
     За несколько дождливых дней Мифиль успела изменить направление и теперь
текла на север, постепенно ширясь и становясь все более полноводной. Наконец
Кавинант  понял,  что происходило. Плот  быстро приближался  к месту слияния
Мифили с другой рекой.
     Раздумывать было некогда.
     - Держитесь! - закричал Са
     Линден  отбросила волосы  с лица и  мертвой хваткой  вцепилась  в плот.
Кавинант  просунул онемевшие  пальцы  меж  накрепко связанных  ветвей.  Плот
закрутило и швырнуло туда, где, кипя, сливались две реки.
     Плот окунался в воду то  одним концом, то  другим,  и Кавинант,  ощущая
сильные рывки,  судорожно  глотал воздух. Вдруг плот основательно тряхнуло и
повлекло  в другом направлении.  Проморгавшись, Кавинант обнаружил,  что они
плывут на северо-восток.
     Примерно  с  лигу плот,  казалось,  со свистом  летел  по  течению.  Но
мало-помалу скорость его снижалась,  и Кавинанту  наконец  удалось перевести
дух.
     - Что это? - прокричала Линден. Кавинант порылся в памяти.
     - Должно быть. Черная река.
     Она  вытекала  из  Смертельной  Бездны или, вернее, из-под  Меленкурион
Скайвейр,  где  Елена   сломала  Закон  Смерти,  чтобы   вызвать  из  могилы
Кевина-Расточителя  и затем погибнуть  ужасной смертью. Кавинант содрогнулся
от  этого  воспоминания. ?Должно  быть, все вековые  леса Страны  погибли от
Солнечного Яда?, - подумал он и, скрипнув зубами, "добавил:
     - Эта река разделяет Южные и Центральные Пустоши.
     - Да, - сказал гравелинг. - И теперь перед нами стоит в Ревелстоун
находится к северо-западу от нас. Мифиль больше не сокращает наш путь.
     Кавинант кивнул. Но невод его памяти уловил и другие воспоминания.
     - Все верно. Но  она  и  не  увеличивает  его.  -  Он  точно знал, куда
приведет их река.  -  Однако в  любом  случае мне  не  хочется идти под этим
солнцем пешком.
     Холмы Анделейна.
     Мысль, внезапно пришедшая Кавинанту в голову, заставила его вздрогнуть.
В сердце зародилась  хрупкая надежда. Если алианта выдерживает Солнечный Яд,
то, может быть, и Анделейн сохранил  свою силу? Неужели это пламенное сердце
Страны рассыпалось в прах?
     Эта  мысль  затмила  его желание  во  что  бы то ни стало добраться  до
Ревелстоуна. Кавинант прикинул: они удалились от  подкаменья Мифиль  лиг  на
восемьдесят  и,  конечно,  здорово  оторвались  от  погони.  И  теперь могли
позволить себе сделать крюк.
     Он  заметил,  что Сандер  как-то  странно  смотрит  на  него.  Судя  по
выражению  лица,  гравелингу  тоже  не  хотелось  шагать пешком  под  чумным
солнцем. А обессилевшей Линден, похоже, было все равно, куда несет их река.
     Путешественники  стали  по очереди  отдыхать  на  плоту, приходя в себя
после очередной схватки со стихией.
     Вскоре  Кавинант  так  погрузился  в  воспоминания  об  Анделейне,  что
перестал замечать  происходящее. К  действительности его  вернуло  мелькание
чего-то   разноцветного  над  головой.   Присмотревшись,   он  увидел,   что
пространство  вокруг  него  заполнено  насекомыми всех  видов  и  расцветок:
бабочки размером с ладонь  и  с крыльями,  похожими  на маленькие живописные
полотна,  огромные стремительные стрекозы, тучи  мошек и  комаров.  Все  это
безумолчно гудело и жужжало - казалось, где-то далеко бушует гроза. Кавинант
забеспокоился; по спине у него побежали мурашки.
     Сандер особой тревоги не выказывал. А вот Линден, похоже, встревожилась
не на шутку. И при этом выглядела  почему-то замерзшей; ее зубы так стучали,
что ей  пришлось крепко сжать  челюсти.  Она  со страхом  осматривала небо и
речные берега, выискивая...
     В воздухе, ставшем сырым и спертым, носилась опасность.
     Кавинант  на  мгновение  будто  бы  оглох. Но  потом он услышал звук  -
неровное густое жужжание, которое могли издавать рассерженные пчелы.
     Пчелы!
     Этот звук пронзил его насквозь. Кавинант в немом страхе начал озираться
по  сторонам,  и  тут из  кустов на речном берегу  вылетел рой насекомых  и,
закрывая солнце, огромным клубком покатился к плоту.
     - Небо и земля! - вскричал Са
     Линден, барахтаясь в воде, вцепилась в Кавинанта.
     - О Боже! - взвизгнула она. - Опустошитель!

     Долина Кристалла
     Увидев грозного и беспощадного Опустошителя, Линден Эвери  застыла, как
громом пораженная. Кавинант толкнул ее к себе за  спину и повернулся лицом к
приближавшемуся рою. Волна накрыла Линден с головой, и ее рвавшийся из горла
крик прервался.
     Рой налетел на людей.  Черно-желтые тела размером с большой палец  руки
стремительно носились в  воздухе и чиркали по воде, как  пули. Линден  почти
физически ощущала тот злобный дух уничтожения и похоти, который  витал среди
пчел.
     Объятая  страхом, она нырнула,  стараясь погрузиться поглубже, Вода под
плотом оказалась прозрачной; Линден сразу увидела Сандера, нырнувшего вместе
с  ней.  Он сжимал  в руках  нож и  оркрест,  точно  собирался  с их помощью
сразиться с насекомыми.
     Кавинант оставался на поверхности. Его ноги и  нижняя часть тела бешено
извивались: должно быть, он изо всех сил отбивался от пчел.
     Линден вдруг почувствовала, что боится уже  не за себя, а за него.  Она
подплыла к Кавинанту, схватила его за лодыжку и что было мочи дернула  вниз.
Через мгновение он очутился в ее объятиях. На щеке у  него сидели две пчелы.
Вне себя от ярости и отвращения Линден сорвала насекомых с его лица и тут же
устремилась на поверхность за глотком воздуха.
     Рядом вынырнул Са  Еще под водой  он взмахнул ножом, и  его  левое
предплечье окрасилось кровью.
     Сделав жадный вдох, Линден снова опустилась под плот.
     Гравелинг остался наверху. Сквозь  толщу  воды Линден  увидела,  как из
оркреста полыхнуло красное пламя. Рой черным облаком окутал Сандера, который
отчаянно работал ногами, стараясь удержаться на  поверхности. Сила, рвущаяся
из оркреста, воспламенила насекомых, и они загорелись, как сухие листья.
     Через несколько секунд сражение завершилось.
     Линден вновь вынырнула и быстро огляделась. Опустошитель исчез. Течение
Мифили стремительно уносило скукожившиеся черные тельца.
     Сандер держался за  плот и тяжело дышал, словно от предпринятого усилия
в его груди что-то надорвалось.
     Но ее  внимание  занимало  не это  - осмотревшись  по  сторонам, она не
обнаружила на поверхности воды Кавинанта.
     Набрав в грудь побольше воздуха, Линден нырнула в глубину.
     Описывая круги и вглядываясь в зеленоватый мрак, она опускалась до  тех
пор,  пока  не  заметила  Кавинанта,  который  отчаянно  барахтался в  воде.
Присмотревшись,  Линден  заподозрила  неладное и  со  скоростью, на  которую
только была способна, поплыла к нему.
     Кавинант достиг  поверхности, но его тело продолжало  биться, будто его
по-прежнему атаковали пчелы. Линден вынырнула рядом и протянула ему руку.
     - О огонь ада! - мучительно выкрикнул он, хлестая себя руками по лицу.
     -  Кавинант! - закричала Линден. Он не слышал ее и  яростно  сражался с
невидимыми пчелами, избивая себя руками.  Из  его горла  вырвался сдавленный
крик.
     - Сандер! - позвала она. - Помоги!
     Поднырнув  под Кавинанта, Линден обхватила  его за  грудь и потащила  к
берегу.   Ощущение  конвульсий  вызывало  тошноту,  но  она,  стиснув  зубы,
продолжала бороться с течением реки.
     Гравелинг медленно  двигался за ней, толкая перед  собой плот. Его лицо
искривилось от боли. С уголка губ стекала тонкая струйка крови.
     Достигнув  берега,  она потащила из воды непослушное  дергающееся  тело
Кавинанта.  Но  его  бедственное  положение  придало  ей силы;  она  уложила
Кавинанта на землю и, опустившись рядом на колени, принялась осматривать.
     В один  ужасный  момент  ее охватила паника.  Линден не хотелось видеть
того, что происходило с  Кавинантом.  Она  уже  достаточно натерпелась:  Зло
Солнечного  Яда  изводило  ее так долго и так  изощренно, что  она уже почти
свыклась  с  мыслью о  безумии.  Но  Линден  была врачом; она  выбрала  свою
профессию  по  веским  причинам,  которые  не  терпели   оправданий  страха,
отвращения или слабости. Отбросив  эмоции, она переключила  свое  видение на
Кавинанта.
     Судороги  сотрясали его тело, как взрывы.  Лицо раздулось  от  пчелиных
укусов. Ярко-красные  отметины  быстро  набухали, но опасности,  похоже,  не
представляли. Вернее, они были опасными, но в совершенно ином смысле.
     Линден взяла себя в руки и тщательно осмотрела больного.
     Теперь  она воочию видела  признаки проказы на теле Кавинанта. Несмотря
на  то  что  болезнь  считалась  остановленной,  она таилась  внутри,  точно
злокачественная опухоль,  в любой  момент  готовая распространиться по всему
организму.
     Но  что-то   еще  тревожило  его.   Сосредоточившись,  Линден  внезапно
вспомнила, что Сандер говорил о чумном солнце и о насекомых. Гравелинг стоял
рядом,   мрачно   отгоняя  от  Кавинанта   москитов  размером  со   стрекоз.
Ошеломленная  подозрением, Линден  закусила губу и стала осматривать  правое
предплечье Кавинанта.
     Кожа  вокруг  бледных  рубцов,  оставленных  клыками Марида  и кинжалом
Сандера,  вздулась  и потемнела, как будто после вливания  новой порции яда.
Опухоль росла на глазах.
     Плотная и горячая на ощупь, она  стала походить на последствие змеиного
укуса. Казалось, под шрамами  гнездилось  Зло,  словно яд отравлял не только
физически, но и духовно.
     Проклятие Марида осталось  в плоти Кавинанта.  Признаки этого тревожили
Линден  последние несколько дней, но она не придавала  им большого значения.
Отраженный  алиантой,  яд  затаился в его организме,  ожидая  благоприятного
момента.  Марид  и  пчелы  были  созданы  Солнечным Ядом, и  обоими управлял
Опустошитель.  Вот  почему   пчелиные  укусы   усилили  реакцию  отравления.
Опустошитель подчинил себе рой, чтобы вызвать рецидив и увеличить количество
яда в теле Кавинанта. Но зачем?
     Кавинант посмотрел на Линден невидящим взором. Мышцы его тела устали, и
конвульсии  начали  слабеть. Он  погружался  в состояние шока. На  мгновение
Линден  поверила в  бредовую идею Кавинанта о  враге,  который  пытался  его
уничтожить. Но все ее существо  восстало против подобных мыслей. На какой-то
миг  она  увидела  в  Солнечном Яде и злобных нападках  на  Кавинанта что-то
преднамеренное  и   коварное.  Этот  краткий  проблеск  истины  разрушил  ее
уверенность.
     Не в  силах  что-либо  предпринять,  она склонилась над  Кавинантом. Ею
овладело  отчаяние, похожее на ту  растерянность,  которую  она испытала при
первой встрече с Джоан.
     Но тут ее сознания достиг звук боли  - мучительный стон Сандера. Линден
вопросительно  посмотрела на  него.  Он, наверное,  догадался о связи  между
Солнечным Ядом и пчелами. А потому, не обращая внимания на собственную рану,
пытался помешать новым  укусам насекомых. Встретив ее опечаленный взгляд, он
сказал:
     - У меня что-то порвалось внутри. - Сандер вздрагивал при каждом слове.
- Сильно болит...  Но я  не думаю,  что  это  очень  уж  опасно.  Мне еще не
доводилось добывать из оркреста такой силы.
     Он исходил  болью, как кровью.  Поначалу Линден заподозрила  внутреннее
кровоизлияние, но ребра были целы, и, судя по  всему, жизненно важные органы
тоже не пострадали.
     Вид Сандера, пожертвовавшего собой ради Кавинанта и теперь  страдающего
от боли, заставил Линден встряхнуться. К ней вернулись привычные строгость и
деловитость. Она поднялась на ноги.
     - Идем. Надо затащить его обратно в воду.
     Сандер  кивнул.  Вместе они  осторожно  перенесли  Кавинанта на  берег.
Уложив его  на плот,  так, чтобы правая рука свисала в  прохладную воду, они
выгребли на середину реки и поплыли по течению под злыми лучами разъяренного
красного солнца.
     Весь  вечер   Линден  старательно  отгоняла  от  себя  черные  мысли  и
воспоминания о Джоан.  В ее ушах звучали стенания матери, оплакивающей мужа.
Кавинант несколько раз приходил в себя и приподнимал голову, но действие яда
продолжалось,  и больной  терял  сознание, не успев заговорить.  Сквозь воду
Линден видела  черную опухоль, которая  неумолимо ползла по его  руке вверх;
быстрей, чем в  прошлый раз,  поскольку вирулентность дремавшего доселе  яда
увеличилась. Зрелище было невыносимым. Линден не могла избавиться от страха,
терзающего ее сердце.
     Перед закатом река перестала петлять и потекла по прямой. Склоны одного
из берегов,  кое-где совершенно отвесные,  отражали лучи заходящего солнца и
сияли  каким-то  странным  блеском.  Откос  представлял  собой  многогранную
выпуклость кристалла, которая ловила свет и отражала его, вспыхивая белыми и
розовыми бликами.  Когда  чумное солнце  опустилось  за горизонт,  омыв  все
вокруг алым сиянием, ущелье стало изумительной красоты.
     По  другому,  холмистому,  берегу  двигались  какие-то  люди,  но  они,
очевидно, не замечали  маленький  плот, потому что  на  воды  реки  уже пала
вечерняя тень. Вскоре они покинули берег и исчезли в ущелье.
     Линден и  Сандер  обменялись взглядами и  начали  подталкивать  плот  к
берегу.  В сумерках, озаряемых последними отблесками  гаснущего солнца,  они
выбрались на мелководье и осторожно перенесли стонущего Кавинанта  на  сушу.
Его правая  рука  почернела и  раздулась до  самого плеча. Кольцо из  белого
золота глубоко врезалось в палец.
     Линден присела  рядом  с Кавинантом и погладила его по голове, затем ее
взгляд остановился  на Сандере,  - Я не знаю,  что делать,  - мрачно сказала
она. - Мы должны сходить в деревню за помощью.
     Прижимая руки к груди, гравелинг баюкал свою боль.
     - Нам нельзя этого  делать. Неужели  ты забыла подкаменье Мифиль? В нас
течет  кровь, которую эти люди  прольют без  всяких  сожалений.  К тому  же.
Заповеди объявили  Кавинанта главным врагом  Страны. Я  помог вам бежать  из
подкаменья. Но кто поможет нам здесь?
     Линден зябко обняла плечи руками.
     - Тогда зачем мы здесь остановились? Сандер пожал плечами и вздрогнул.
     - Нам нужна еда. У нас осталось лишь несколько уссусимиел.
     -  И  как ты собираешься раздобыть  еду? Линден самой не понравился  ее
ехидный тон, но она ничего не могла с собой поделать.
     - Когда они заснут... - по лицу Сандера было видно, что ему  не по душе
собственное предложение, - ..я попытаюсь украсть что-нибудь съедобное.
     Линден нахмурилась:
     - А как же охрана?
     - Они стерегут  холмы и  участок реки  рядом с ними. Другого пути  к их
деревне нет. Если они еще не заметили нас, то, возможно, мой план удастся.
     Линден кивнула. Она никак не могла примириться с мыслью о краже еды, но
понимала, что выбора у них не было.
     - Я пойду с тобой.
     Сандер стал возражать, но она остановила его резким движением головы.
     -  Ты сейчас не в лучшей форме. Если я не смогу тебе чем-нибудь помочь,
то хотя бы  покараулю. И...  - Она тяжело  вздохнула. -  И я думаю, нам надо
взять гнилянки. Они могут пригодиться.
     Лицо гравелинга тонуло в темноте, и Линден не видела его глаз. Но, судя
по всему,  Сандер уступил.  Он  молча отвязал от плота  мешок  с  последними
дынями и так же молча принялся резать их на дольки.
     Линден съела  свою  порцию, а  затем  постаралась  накормить Кавинанта.
Задача оказалась не из  легких: необходимо было заставить его глотать тонкие
ломтики  дыни. Страх сжал ей сердце,  но она подавила его.  Линден терпеливо
клала Кавинанту в рот кусочки дыни, потом  щекотала его горло, чтобы вызвать
глотательный рефлекс. В конце концов он съел свою скудную пищу.
     К тому времени стало совсем темно,  и над холмами взошла ущербная луна.
Линден сидела  рядом с Кавинантом,  пытаясь  сосредоточиться. Ее  мысли то и
дело возвращались к  больному; она со страхом  прислушивалась к его дыханию,
точно  боялась,  что  каждый  его  вздох  окажется  последним.  О,  как  она
ненавидела  свою  беспомощность...  С  реки слабо  веяло  неприятным запахом
гниющих  растений.  Линден  пыталась  расслабиться,  но   ей  это  никак  не
удавалось.
     Внезапно Кавинант вздрогнул.  Едва  заметное белое  сияние пробежало по
его правому боку - вспыхнуло на миг и погасло.
     Линден села и тихо позвала:
     - Сандер!
     Сияние  возникло  опять  -  то  был мимолетный  выброс силы  из кольца,
которое впилось в раздувшийся палец Кавинанта.
     - Небо и земля! - прошептал Са - Я видел это.
     - Мне кажется...
     Линден  рассеянно наблюдала, как  гравелинг, морщась  от боли,  засунул
руку Кавинанта в карман своих штанов.
     -  Мне кажется, ему нужен Солнечный Камень,  - не отрывая глаз от луны,
произнес он. - Его магия просится на свободу.
     Даже  сквозь ткань штанов  Сандера  было  заметно  слабое  пульсирующее
сияние.
     - Са..
     Линден зябко ежилась в еще не просохшей одежде и никак  не  могла унять
беспокойную дрожь.
     - Что с ним будет?
     -  Не  знаю, - тяжело  дыша,  ответил  гравелинг. -  У меня  нет твоего
зрения. - Он немного помолчал и добавил:
     - А что, если в  юр-Лорда вселился тот самый Опустошитель, о котором он
говорил?
     - Нет! - воскликнула Линден, решительно отметая подобную мысль. - Он не
Марид.
     Она  была  абсолютно уверена в этом. Кавинант страдал от яда, но не  от
одержимости. Тем не менее вопрос Сандера настолько рассердил Линден, что она
сама  удивилась.  Она не могла  понять, почему  они с Кавинантом так  сильно
привязались  друг к  другу.  Там, на ?Небесной ферме?,  в понятном  ей мире,
Линден встала на его сторону  и поддержала  в трудный  час, надеясь получить
взамен урок силы.  Но ей было невдомек, к  чему приведет такое решение. Хотя
уже  тогда  она видела, как  Кавинант улыбался Джоан -  улыбался,  по каплям
отдавая  свою  жизнь.  Линден   бессознательно  цеплялась   за  этот  образ;
побудительные   причины  самопожертвования  Кавинанта   казались  ей   более
честными,  нежели ее собственные. И теперь, мучаясь угрызениями совести, она
размышляла, как много еще ей предстоит узнать о нем. И о себе.
     -  Что бы с ним ни случилось. Опустошитель здесь ни при чем, - дрожащим
голосом произнесла она.
     Сандер шевельнулся в темноте,  словно хотел задать  какой-то вопрос. Но
не  успел  он  вымолвить и  слово,  как  тусклое  мерцание кольца  утонуло в
странном сиянии, внезапно разлившемся повсюду.
     Линден вытянула шею, ожидая увидеть людей, бегущих к ним с факелами. Но
когда  ее  глаза  привыкли  к свету,  она обнаружила,  что  источник  сияния
находится  далеко в  холмах. Очевидно, в деревне разожгли большой ко  В
ярких сполохах вырисовывались очертания каменных домов; блики пламени играли
на гранях кристалла, раскачивая  ночную тьму.  Однако все было тихо, и ничто
не  свидетельствовало о том, что утомленным путешественникам грозит какая-то
опасность.
     Сандер коснулся плеча Линден.
     -  Идем, -  прошептал  он.  - В деревне что-то  происходит.  Все жители
собрались у  большого  костра.  Надо  воспользоваться моментом и  попытаться
раздобыть еды.
     Линден  склонилась над Кавинантом  и  замерла в  нерешительности. Страх
заставлял ее медлить.
     - Как же мы оставим его одного? По коже ее побежали мурашки.
     - А куда он денется? - спросил гравелинг.
     Она  опустила  голову.  Возможно,  Сандеру  понадобится  ее  помощь,  а
Кавинант слишком слаб, чтобы  сдвинуться с места  или как-то навредить себе.
Он выглядел таким больным... Впрочем, выбора не было.  Линден заставила себя
подняться и кивнула гравелингу.
     Сандер зашагал к деревне. Линден  последовала  за ним, стараясь ступать
как можно тверже.
     Она чувствовала себя неуютно на освещенном склоне холма, но, похоже, ей
и Сандеру все еще  удавалось оставаться незамеченными. Вскоре они  подошли к
деревне и крадучись стали пробираться между домами.
     Сандер  то  и  дело  останавливался  и выглядывал  из-за  каждого угла,
проверяя, нет  ли кого поблизости.  К  счастью, они никого не встретили. Все
дома  оказались пустыми. Гравелинг выбрал  один из  них  и,  жестом приказав
Линден охранять дверь, проскользнул за занавес.
     Не успела  она занять место у двери, как услышала чьи-то голоса. Линден
застыла  на  месте,  готовая в любую секунду громко предупредить Сандера  об
опасности,  но,  прислушавшись, поняла,  что голоса  доносятся с центральной
площади подкаменья. Она с облегчением вздохнула и стала ждать.
     Сандер вернулся через минуту, держа под мышкой  набитый  кожаный мешок.
Наклонившись к уху Линден, он прошептал, что нашел и еду и гнилянки.
     Гравелинг направился к берегу, но Линден остановила его и махнула рукой
в сторону площади. Секунду он колебался, оценивая риск и возможность узнать,
что происходит в деревне, а затем кивнул.
     Спутники пробрались  к центру  деревни и  спрятались  за  домом. Голоса
стали  отчетливыми; в них слышались  гнев и растерянность. Сандер  указал на
крышу  - Линден  пожала плечами. Гравелинг положил  мешок на  землю,  поднял
Линден и помог ей  вскарабкаться на  плоское перекрытие. Затем он передал ей
мешок  и, ухватившись  за  ее руку, тоже  влез  на крышу.  Взбираясь наверх,
гравелинг  не смог сдержать стона, вырвавшегося  из больной  груди,  но этот
звук утонул в шуме возбужденных и громких голосов. Сандер и Линден проползли
вперед, и их глазам предстала картина происходящего на площади.
     Люди плотным кольцом стояли вокруг ярко горящего костра. Население этой
деревни  в несколько раз превосходило  по численности мифильское подкаменье.
Судя по виду, местные жители не знали такой нужды, как соплеменники Сандера,
но  на  их  мрачных и  встревоженных лицах застыл  все  тот  же испуг. Они с
напряженным вниманием смотрели на людей в центре круга.
     Там, рядом с костром, находились трое: двое мужчин  и женщина.  Женщина
стояла  между мужчинами в молитвенной позе, словно умоляла их о  чем-то. Она
была одета в грубое кожаное платье, какие носили все женщины деревни. Тонкое
бледное лицо казалось взволнованным, а черные блестящие волосы, в беспорядке
рассыпавшиеся по плечам, придавали ей обреченный вид.
     Тот, что стоял ближе к Линден и Сандеру, тоже жил  в этой деревне.  Это
был  высокий,  сильный мужчина с  всклокоченной  черной  бородой  и  гневным
взором. Второй мужчина показался Линден зловещим и странным.  Он был облачен
в черную  ризу и  ярко-красную мантию. Лицо его  скрывалось под капюшоном. В
руках  мужчина  сжимал  короткий  металлический  жезл, украшенный  на  конце
треугольником. Его  поза  была  горда и  надменна, словно  он презирал  всех
жителей деревни.
     - Всадник!  -  прошептал  Са - Всадник  Верных.  Молодая женщина в
круге повернулась к своему соплеменнику.
     - Крофт! - воскликнула она, утирая слезы, которые бежали по ее щекам. -
Ты же гравелинг. Ты не должен этого допустить!
     - Вот именно, Холлиан, - ответил он со злостью. - По праву крови и силы
я гравелинг.  И ты,  эг-бренд,  бесценна для подкаменья Кристалла.  Но Сивит
на-Морэм-вист требует тебя во имя Верных. Как я могу ему отказать?
     -  Ты,  конечно,  можешь  отказать...  -  загробным  голосом  промолвил
Всадник.
     - Ты должен это сделать! - закричала женщина.
     - Но ты не откажешь,  - безжалостно  продолжал Всадник, -  ибо, если вы
вздумаете перечить  мне,  клянусь  Солнечным  Ядом,  я  напущу  на вас  Мрак
на-Морэма, и вы станете прахом пред мощью его!
     При слове ?Мрак? стон пробежал по всему подкаменью, и Сандер задрожал.
     Но Холлиан не поддалась всеобщему страху.
     -  Крофт,  -  настаивала  она, - не  разрешай ему сделать это! Меня  не
испугаешь на-Морэмом  и его  Мраком. Я  - эг-бренд. Я  предсказываю перемены
Солнечного Яда.  Ни мор, ни Мрак,  ни  проклятие не потревожат нашу деревню,
пока я здесь. Крофт! Люди! - Она протянула руки к толпе:
     - Неужели вы позволите отдать меня похотливому Сивиту на-Морэму?
     -  Ты говоришь о похоти?  - вскричал Всадник. - А  я  говорю  о Верных!
Похоть нас не  касается. Послушай меня, девушка.  Я забираю  тебя  по  праву
своего долга. Без магии Верных - без мудрости Заповедей и  жертв на-Морэма -
никого  бы  не осталось в живых. Твоя самонадеянность смешна, в то время как
мы оберегаем каждое настволье и подкаменье Страны. Нам  требуются ваши жизни
для  борьбы со всеобщей бедой! Как  же ты  смеешь перечить мне? О презренная
глупость!
     - Она  нам дорога, -  мягко сказал  гравелинг деревни.  - Возьми другую
жертву и не дави на нас своей волей.
     -  Она  вам  дорога? - гневно закричал  Сивит, размахивая  жезлом. - Ты
просто заразился ее глупостью. Она - ничтожество. Она  - мразь! Вы думаете о
ней  как об избранной, как о редкостном подарке  судьбы. А я говорю вам, что
она  Солнечная Ведунья! Проклятая  колдунья  и  подстилка а-Джерота!  Она не
предсказывает  появление Солнечного Яда! Она вызывает его по своему желанию!
Против нее и ее  нечистого  отродья борются  Верные,  выискивая и  уничтожая
последствия вреда, который наносят вот такие твари!
     Всадник продолжал  проповедовать,  но Линден  отвернулась  и прошептала
Сандеру:
     - Зачем она ему нужна?
     -  А ты  не понимаешь? -  с  печальной усмешкой  ответил  он.  - Верные
пытаются усмирить Солнечный Яд. Для власти над ним им требуется кровь.
     - Кровь? Он кивнул:
     -  Из века в век  Всадники путешествуют  по Стране, поочередно  навещая
каждую деревню. Каждый  раз  они  забирают одного, двух или  трех молодых  и
сильных  людей,  а  потом увозят  их с  собой  в  Ревелстоун,  где  на-Морэм
выполняет свою работу.
     Линден подавила вспышку ярости и прошептала:
     - Ты хочешь сказать, что ее убьют?
     - Да! - ответил Са
     Линден  как  громом  поразило. Внезапно перед ней приподнялась  завеса,
скрывавшая ее таинственную и доводящую до  безумия связь  со Страной. Теперь
она многое понимала в странном и нелогичном поведении Кавинанта.
     - Сандер, - прошептала она, - мы должны спасти ее.
     - Спасти? -  Он почти  потерял контроль над своим голосом. - Против нас
двоих все жители деревни. И еще могущественный Всадник.
     - Сандер, мы должны спасти ее!
     Линден  не знала, как  убедить его. Однако убийство этой женщины нельзя
было  допустить.  Иначе зачем  тогда Кавинант  пытался  спасти  Джоан? Зачем
Линден рисковала жизнью, спасая самого Кавинанта?
     - Юр-Лорд пытался спасти даже Марида! - с горячностью воскликнула она.
     - Да! - прошептал Са - И поплатился за это!
     - Нет!
     Несколько мгновений она искала нужные слова. И они пришли к ней.
     - Кто такая Солнечная Ведунья? Сандер изумленно уставился на Линден:
     - Существо из сказок и легенд. Таких не существует.
     - Но кто она? - повторила Линден.
     - Всадник уже  сказал, - ответил он. - Та,  что может вызвать Солнечный
Яд.
     Линден пристально смотрела на гравелинга.
     - Тогда она тем более нам нужна.
     Сандер выпучил глаза, судорожно шаря вокруг себя руками, будто хотел за
что-то ухватиться. Но он не выдержал ее напора.
     - Сумасшедшая, - прошептал гравелинг сквозь зубы. - Все мы сумасшедшие.
- Он окинул  быстрым взглядом жителей деревни, словно собирался с  духом.  И
наконец  решился. - Оставайся здесь. Я попробую  отыскать  Рысака  Всадника.
Возможно, мне удастся его убить. Тогда Всадник не  сможет увезти ее, и у нас
появится время, чтобы обдумать дальнейшие действия.
     - Хорошо! -  нетерпеливо  ответила  она. -  Если  они уйдут  отсюда,  я
попробую узнать, куда ее повели.
     Сандер слегка кивнул. Бормоча себе под нос, что они просто с ума сошли,
он пополз к заднему краю крыши и спрыгнул на землю, прихватив с собой мешок.
     Линден вновь обратилась к событиям, происходившим  на  площади. Молодая
женщина стояла на  коленях, закрыв лицо руками. Рядом, угрожающе вознеся над
ней свой жезл, возвышался Всадник и говорил, обращаясь к жителям подкаменья:
     -  Неужели  вы  верите,  что выдержите Мрак  на-Морэма? Вы слабоумны, а
потому обречены. Во имя истины  трех углов! Стоит мне произнести лишь слово,
и Верные подвергнут вас  такому разорению,  что вы будете ползать на  брюхе,
умоляя меня забрать эту мерзкую эг-бренд! Но вам тогда уже ничто не поможет!
     Внезапно женщина вскочила и подбежала к гравелингу.
     - Крофт!  - закричала она в отчаянии. - Убей его! Не дай ему донести на
нас Верным. Тогда  я  останусь в подкаменье  Кристалла,  а  слуги  на-Морэма
никогда  не  узнают о  том,  что мы сделали. -  Она схватила его  за куртку,
понуждая к действию. - Крофт, ты слышишь меня? Убей его!
     Сивит  презрительно  расхохотался.  А  отсмеявшись,   снова   заговорил
холодным низким голосом:
     - У вас не хватит смелости.
     - Он говорит правду, - проворчал  Крофт, мучаясь от бессильной злобы. -
Ему даже не нужно призывать Мрак, чтобы  превратить наше подкаменье в руины.
Я  должен выполнить его  требование, иначе  мы жестоко  расплатимся за  свое
непослушание.
     Из груди пленницы вырвался  крик. На миг  Линден показалось, что сейчас
женщина  забьется в истерике.  Но Холлиан  преодолела приступ отчаяния.  Она
гордо вскинула голову и выпрямилась.
     - Вы отказались от меня! - гневно крикнула она. - Вы лишили меня помощи
и надежды. Так проявите, по крайней мере, достойную меня вежливость. Отдайте
мне ли
     Крофт  посмотрел   на  деревянный   амулет  в  своих  руках.   Вид  его
сгорбившейся  фигуры свидетельствовал о том, что гравелинг испытывал стыд  и
отчаянную душевную борьбу.
     - Нет, - сказал он тихо. -  С его  помощью ты делала свои предсказания.
Сивит на-Морэм-вист не потребовал  его.., и тебе  он  больше не понадобится.
Лианар  останется  в подкаменье Кристалла.  Как  упование  на рождение новой
эг-бренд.
     Всадник исходил торжеством, точно факел, излучающий Зло.
     Внезапно  на  дальнем  конце  деревни  Линден  заметила  яркую  красную
вспышку.  Сила  Сандера.  Он  воспользовался  своим  Солнечным  Камнем.  Луч
позолотил  кристаллы и исчез.  Она  затаила  дыхание, испугавшись,  что  его
заметят.  Но  жители деревни  были  захвачены  трагедией, разыгрывающейся  у
костра, и мимолетный всплеск силы остался незамеченным.
     Холлиан в  отчаянии  отвернулась от  Крофта,  потом  вдруг  вздрогнула,
словно ей нанесли пощечину, и  испуганно  посмотрела на угол дома, на  крыше
которого  лежала  Линден. Приглушенный  вздох удивления  пронесся  по кольцу
людей; все взгляды устремились туда, куда смотрела эг-бренд.
     Что это?
     Линден глянула вниз и увидела Кавинанта,  который, волоча ноги, выходил
на деревенскую площадь.  Он двигался, совершенно не  понимая,  куда и  зачем
идет. Его правая рука чудовищно раздулась. В  глазах плескался яд. Кольцо то
и дело вспыхивало белым огнем.
     "О нет, - прошептала Линден. - Кавинант!"
     Он был так слаб,  что любой житель подкаменья  мог  бы  опрокинуть  его
одной  рукой. Но  яростный  взгляд  пришельца обуздал  людей. Они безропотно
расступились, пропустив его к костру.
     Кавинант остановился и, покачиваясь, уставился на пылающий огонь.
     - Линден, - позвал он надтреснутым голосом. - Линден!
     - Кавинант!
     Линден без колебаний  спрыгнула  с крыши  и, прежде чем  присутствующие
поняли, что происходит, торопливо пробралась сквозь толпу к Кавинанту.
     - Линден?
     Он узнал ее; проблеск сознания на миг возобладал над действием яда.
     - Ты бросила меня!
     - Полурукий! -  закричал Сивит.  - Белое кольцо! Воздух  раскалился  от
неясной угрозы, словно ее излучал ко  Десятки людей потянулись к центру
площади, предвкушая  насилие. Но Линден не обращала на них внимания, целиком
сосредоточившись на Кавинанте.
     -  Нет. Я не бросила тебя.  Мы пошли искать  еду  и задержались  здесь,
чтобы спасти эту женщину. - Она указала на Холлиан.
     Взгляд Кавинанта пылал безумием.
     - Вы оставили меня.
     -  Я же сказал! Это  Полурукий! - закричал Всадник.  - Он явился, как и
предсказывали Верные! Хватайте его! Убейте его!
     Услышав  команду  Сивита,  жители  деревни  вздрогнули, но  не  посмели
приблизиться к Кавинанту. Сила его кольца заставила их отступить назад.
     - Нет!  - не  унималась Линден. - Слушай  меня! Этот человек  - Всадник
Верных!  Он хочет забрать с  собой эту женщину, чтобы потом  использовать ее
кровь. Мы должны спасти ее от смерти!
     Кавинант посмотрел на Холлиан, а затем перевел взгляд на Линден. Ничего
не понимая, он тупо глядел на нее.
     - Вы оставили меня...
     Боль, которую  он испытал, обнаружив, что его бросили, охватила все его
существо.
     - Идиоты! - ярился Сивит.
     Внезапно   Всадник  взмахнул  жезлом,  и  его  руки  покрылись  кровью.
Металлический  треугольник  начал  извергать  сгустки   красного  огня.  Как
воплощение мести, он быстро двинулся вперед.
     - Ее  хотят принести в жертву!  - закричала Линден.  -  Как Джоан!  Как
Джоан!
     - Джоан?
     В одно мгновение его  апатия превратилась в гневную решимость. Кавинант
повернулся лицом к Всаднику.
     - Джоан!
     Не успел Сивит нанести удар, как  из кольца вырвалось белое пламя. Тело
Кавинанта  запылало серебристым  огнем, словно  свеча могучей  силы.  Линден
отскочила назад  и  поднесла  руки к лицу, защищая глаза.  Пламя дикой магии
начало извергаться в стороны.
     Буйство  силы  вырвало  из рук Сивита жезл.  Металл  плавился,  объятый
черными, красными  и  белыми языками  огня.  Серебристое  пламя  ворвалось в
костер и разметало по  площади горящие поленья. В небесах засверкали молнии,
и так продолжалось до  тех  пор, пока  кристальный  склон реки  не  зазвучал
небесным звоном силы.
     Линден упала на колени.
     Жители  подкаменья  разбежались.  По  всей  деревне  разносились  крики
страха.  У  костра  остались  только  Крофт,  Холлиан  и Сивит.  Гравелинг и
эг-бренд были так напуганы,  что не могли сдвинуться с места. Сивит на-Морэм
лежал на земле, прикрывая руками голову.
     Внезапно Кавинант словно затворил какую-то дверь  в своем  сознании,  и
дикая магия начала утихать. Серебристое пламя исчезло; его  кольцо мигнуло и
погасло. Ноги Кавинанта подогнулись.
     Линден вскочила и, подхватив его под руки, не дала ему упасть.
     Откуда ни возьмись появился Сандер с кожаным мешком.
     - Бежим! - прокричал он спутникам. - Быстрее, пока  они не опомнились и
не погнались за нами!
     Из  раны на его левом  предплечье все  еще сочилась кровь. Подскочив  к
Холлиан, он схватил ее за руку. Та начала испуганно сопротивляться. Она явно
не понимала, что происходило вокруг нее. Сандер  встряхнул ее за  плечи и со
злостью закричал:
     - Ты что, хочешь умереть?
     Подобная бесцеремонность мигом заставила ее прийти в себя.
     - Нет, - простонала она. - Я иду с вами. Но... Но я должна забрать свой
ли - Она указала на амулет в руках Крофта.
     Сандер  бросился к  высокому мужчине. Тот  машинально  прижал  амулет к
груди.
     Поморщившись  от боли, Сандер  ударил Крофта в живот и, когда противник
согнулся пополам, ловко вырвал у него ли
     - Уходим! - снова крикнул он спутникам. - Быстрее!
     Странное  облегчение  овладело  Линден.  Ее  догадки  насчет  Кавинанта
подтвердились: в нем крылась огромная сила. Перекинув  его  левую руку через
свое плечо, она потащила Кавинанта с деревенской площади.
     Сандер  взял  за  руку  Холлиан  и  повел своих  спутников  по  улицам,
приноравливаясь к нетвердой походке Кавинанта.
     Выйдя из деревни, путники погрузились в темноту; лишь ущербная  луна да
отражение угасающего костра на гранях кристалла озаряли ночь. Ветер  доносил
с другого берега Ми-фили тошнотворный запах гнили, и вода выглядела черной и
вязкой, как дьявольский елей. Но четверо людей не колебались.
     Холлиан, казалось,  по-прежнему не могла  поверить в свое спасение. Она
помогла  Линден  уложить  Кавинанта  на плот и  устроить его там  поудобнее.
Сандер  оттолкнул  плот  от берега,  и  путники вновь помчались  по течению,
цепляясь за края своего утлого суденышка.

     Порча красоты
     Их  никто не  преследовал.  Дикая  магия  Кавинанта  ошеломила  жителей
подкаменья. Всадник потерял  и жезл, и Рысака. А река уносила маленький плот
все  дальше  по  течению.  Вскоре  Линден  перестала  оглядываться  назад  и
прислушиваться  к звукам  возможной  погони.  Она полностью  посвятила  себя
заботе о Кавинанте. У него не осталось сил. Он больше не цеплялся за  плот и
не  поднимал  голову.  Линден  напрасно пыталась  услышать его дыхание среди
плеска волн.  Пульс Кавинанта слабел и  едва прощупывался. В  свете луны его
лицо выглядело мертвенно-бледным, и обостренные чувства подсказывали Линден,
что он страдал от яда, который разрушал не тело, а душу.
     Ее все больше тревожило состояние Кавинанта. Прорываясь сквозь преграды
незнания  и беспомощности,  она старалась найти  какой-нибудь способ  помочь
ему. Линден интуитивно понимала, что поток восприятия  имел двойную связь. И
раз  уж ее чувства так  отчетливо фиксировали его  страдания, то,  очевидно,
могли и  воздействовать на них.  Тем  не  менее  она  считала  подобную идею
неприемлемой.  Усталость  и страх  лишили ее сил. Она могла противопоставить
болезни Кавинанта только собственную жизнь и кровь. По прихоти судьбы  у нее
не  осталось  даже  медицинской  сумки. Неуверенность в себе  превратилась в
настоящую муку. Она чувствовала ответственность за жизнь Кавинанта, но ничем
не могла ему помочь.
     Через  какое-то  время  Холлиан  не  выдержала затянувшегося  молчания.
Линден смутно  осознавала ее обиду  и  горе. Жители подкаменья обрекли  свою
эг-бренд на верную смерть, и ничто не могло спасти несчастную женщину...
     Постепенно  любопытство и страх преодолели  смущение Холлиан.  Терзаясь
мрачными опасениями, она разжала стиснутые зубы и жалобно попросила:
     - Поговорите со мной. Я совсем вас не знаю.
     -  Ах  да.  Прости.  Нам  было не  до  вежливости. -  В  голосе Сандера
прозвучало искреннее сожаление. - Я Сандер, сын Нассиса, бывший гравелинг из
подкаменья  Мифиль, которое  находится  в  восьмидесяти  лигах к  югу.  Моих
спутников зовут Линден Эвери Избранная и юр-Лорд Томас Кавинант, Неверящий и
Обладатель белого золота. Они чужие в нашей Стране.
     Чужие?   Слово  имело  острые  края  и  царапало  сердце  Линден.   Она
почувствовала себя непрошеной гостьей.
     Женщина отвечала как ученица у доски, с трудом вспоминающая урок:
     -  А я  Холлиан, дочь Амит, эг-бренд  из подкаменья  Кристалла. Даже не
знаю... - Она замолчала на миг, а потом печально сказала:
     - Я не знаю, благодарить ли вас за свое спасение  или проклинать  за ту
беду, которую  вы  навлекли  на  мою деревню. Мрак на-Морэма  навеки погубит
подкаменье Кристалла.
     - Вряд ли, - с усмешкой ответил Са
     -  Можешь  не   сомневаться!  -  обреченно  воскликнула  она.  -  Сивит
на-Морэм-вист не потерпит обиды. Он вернется  в  Ревелстоун, и Мрак падет на
нашу деревню. Ничто не спасет моих бедных сородичей.
     - Он не вернется  в Ревелстоун. Я убил его Рысака. - Обращаясь к самому
себе, Сандер тихо прошептал:
     -  Кто  бы  мог  подумать, что  Солнечный Камень  обладает такой силой.
Теперь понятно, почему Заповеди не говорили  об  этом. - Холлиан  облегченно
вздохнула:
     -  Значит, Сивит действительно  не  опасен!  Твой спутник разрушил  его
рукх,  и Всадник стал простым  человеком! Ему не удастся вызвать Зло на моих
соплеменников!
     Радостная  весть заставила  ее  замолчать.  Она  расслабилась  и весело
заколотила руками по воде, словно нашла лекарство от сомнений и страхов.
     Стон Кавинанта прозвучал для Линден как гром.  Почувствовав  на миг его
боль,  она  торопливо  захлопнула   перед  ней  дверь  своего  восприятия  и
попыталась отвлечься разговором.
     - Меня удивил жезл Всадника..,  этот железный рукх. Где он  брал кровь,
чтобы использовать его силу? Я не видела, чтобы Сивит резал себе руки.
     -  Всадникам Верных не требуется проливать свою кровь, - угрюмо ответил
Са - Они  берут ее у молодых мужчин и женщин Страны. Каждый рукх  имеет
полость, в  которую налита кровь. С ее помощью Всадники управляют  Солнечным
Ядом.
     Линден почувствовала отзвуки той ярости, которая побудила ее освободить
Холлиан. Она черпала в них силу и смелость. Ритуалы Солнечного Яда выглядели
диким варварством -  во всяком  случае, те, с которыми она уже  встречалась.
Обретение  подобных  сил   без   личного   самопожертвования   казалось   ей
отвратительным преступлением.  Она  не знала, как  примирить свой гнев с той
целью, которую  преследовали  Верные. Их  репутация единственных  спасителей
Страны начинала  вызывать  у нее глубокие сомнения. Теперь ей тоже  хотелось
добраться до Ревелстоуна, чтобы выяснить истинное положение дел.
     Однако Кавинант  умирал. Чувства Линден  вернулись к безмолвному  крику
его души.
     Новый приступ страха заставил Холлиан задать очередной вопрос:
     - Значит, это была дикая магия? Настоящая дикая магия?
     - Да, - ответил гравелинг.
     - Тогда почему. - Линден услышала в ее голосе  нотки смущения. - Почему
же жители твоего подкаменья не убили его, как велят Заповеди?
     - Они не сделали этого из-за моего вмешательства, - ответил Са - Я
не дал им пролить его кровь и вместе с ним навсегда ушел из деревни.
     -  Ты,  гравелинг подкаменья, совершил  такой  поступок?!  - прошептала
изумленная Холлиан. - Наверное, это потребовало от тебя огромных усилий. Что
же стало причиной твоего падения?
     -  Дочь  Амит,  -  строго, как  перед  судом, ответил  Са  -  Меня
подтолкнула  к  этому кровожадность  Заповедей. В  отличие  от  истин Верных
простые слова юр-Лорда подарили мне покой и красоту. Он хочет вернуть Стране
потерянное  счастье. И он  не только говорит,  но и делает. После того как я
узнал  его,  догмы,  навязанные  нам  Верными,  стали  казаться  мне  просто
невыносимыми.  Кроме  того...  -  Он  замолчал,  и  желваки  на  его  скулах
задвигались вверх  и вниз. - Кроме  того, я  узнал, что Заповеди содержат  в
себе намеренную ложь, - добавил он мрачным тоном.
     - Ложь?  Ты ошибаешься,  Сандер! -  запротестовала Холлиан. -  Заповеди
помогают людям  выжить. Нам  во  всем приходилось полагаться на их прописные
истины, и если бы они обманывали нас, мы бы давно погибли.
     Подумав немного, Сандер спросил:
     - Эг-бренд, ты знаешь об алианте? Она кивнула:
     - Это самый смертельный яд.
     - А вот и нет!
     Линден  восхищалась  его   самоуверенностью.  Несмотря  на  все   беды,
пережитые Сандером, он обладал  огромной внутренней  упругостью, которой  ей
так недоставало.
     -  Алианта  - лучшая из всех плодов и ягод. Я знаю это  из собственного
опыта. В течение  трех  солнечных смен  мы питались ею  при  каждом  удобном
случае.
     - Вы ели  алианту?! - На какое-то  время Холлиан лишилась дара  речи. -
Тогда понятно, почему юр-Лорд так болен.
     - Нет. Его болезнь  началась после ядовитого укуса, а  алианта принесла
ему облегчение. Но потом  юр-Лорда ужалили  несколько пчел,  и  он  еще  раз
заболел.
     Холлиан молчала,  пытаясь  усвоить то,  о чем  рассказал ей Са Она
оглядывалась по сторонам, словно искала подтверждения у ночи. Когда эг-бренд
заговорила вновь, ее голос едва пробивался сквозь плеск и шум реки:
     - Сандер, ты спас мне  жизнь. Я не могу сомневаться в  твоих  словах. У
меня  не  осталось  ни дома, ни  цели, а  мир так опасен  и  строг.  Путь  в
подкаменье  Кристалла   отрезан  навсегда,  и  я  пока  не  вижу  того,  что
предначертала мне судьба. Я не могу сомневаться в тебе. Понимаешь? И все  же
мне  хочется  спросить тебя о вашей цели. Тьма  сгустилась надо  мной. Своим
поступком вы навлекли на меня гнев Верных. Ты и твои друзья одолели огромное
расстояние под Солнечным Ядом. Скажи, куда ведет ваш путь?
     Сандер посмотрел на Линден:
     - Лучше всего тебе ответит Избранная.
     Переадресовав вопрос, он снял с себя всю ответственность. Линден знала,
что  ее ответ  не  понравится  ни ему,  ни  Холлиан, хотя в глубине души  ей
хотелось  найти в лице одного из  них союзника. Но она настолько  устала  от
сомнений и собственной слабости, что ответила, почти не задумываясь:
     - Мы направляемся в Ревелстоун.
     -  В  Ревелстоун?! - с  ужасом воскликнула  Холлиан. - Так, значит,  вы
решили отдать меня Верным?
     Она  тут  же отцепилась  от  плота и быстро  поплыла к  берегу.  Сандер
ринулся  за  ней. Он хотел что-то крикнуть ей,  но грудь его пронзила острая
боль.
     Линден  не обращала  на них  внимания.  От рывка Сандера маленький плот
накренился, и Кавинант скатился в воду.
     Она  схватила  его  за волосы и вынырнула вместе с ним  на поверхность.
Кавинант  почти не дышал  - вот  почему он  не  захлебнулся  водой,  которая
хлынула в его открытый рот. Линден с трудом держалась на плаву.
     Сандер пытался  догнать Холлиан,  однако  боль в груди становилась  все
сильнее.
     - Не сходи с ума! - прокричал  он, сбавляя  темп.  - Если бы  мы хотели
причинить тебе вред, нас вполне устроило бы намерение Сивита!
     -  Пусть она  убирается  куда  хочет!  - воскликнула Линден,  с  трудом
удерживая голову Кавинанта над водой.
     - Но она пропадет без нас! - возразил ей Са
     - Мне нужна твоя помощь!  - свирепо закричала  Линден.  -  Если Холлиан
решила покинуть нас, пожалуйста! Это ее право!
     - О небо и  земля!  - прорычал гравелинг. - Зачем же мы рисковали из-за
нее своими жизнями?
     - Потому что ее хотели  убить! Меня  тогда не волновало, пригодится она
нам  или  нет.  Но  сейчас  мы не  можем удерживать ее против  воли. Скорее,
Сандер! Мне нужна твоя помощь!
     Гравелинг  прошептал  проклятие. Потом  резко  развернулся  и поплыл  к
плоту. Подхватив Кавинанта, Сандер застонал от боли. Он взглянул через плечо
на уплывающую Холлиан и, дрожа от негодования, прокричал:
     - Ты обидела нас своим подозрением! Оно несправедливо!
     - Возможно, -  прозвучало в ответ. Эг-бренд находилась в двадцати футах
от  них.  Среди  теней  и бликов реки ее голова  казалась  темным пятном.  -
Наверное,  больше  всего  я была несправедлива  к  Линден  Эвери.  Но  тогда
скажите, какая цель влечет вас в Ревелстоун?
     -  Там находятся ответы на все наши вопросы. Гнев  Линден исчез так  же
быстро, как  и появился.  Вместо него возник тошнотворный страх. Она  устала
сражаться со всевозможными бедами.  Если бы не помощь  Сандера, она даже  не
втащила бы Кавинанта на плот.
     - Мой спутник считает, что Солнечный Яд можно победить. Но сначала  нам
надо его понять. Вот почему он хочет - встретиться с Верными.
     - Победить? - недоверчиво спросила Холлиан. - Ты  говоришь об изменении
Солнечного Яда?
     - А  почему бы и нет? -  спросила  Линден, цепляясь за плот. Отчаяние и
страх сковали ее движения. - Разве ты делаешь не то же самое?
     - Я?
     - Всадник назвал тебя Солнечной Ведуньей.
     - О нет! - резко  заявила Холлиан. - Сивит на-Морэм-вист солгал,  чтобы
очернить меня  перед  людьми.  Я  -  эг-бренд.  Я вижу  солнце, но  не  могу
управлять чередой его перемен.
     -  Значит, она  нам  не  нужна?  - мрачно спросил  Сандер,  обращаясь к
Линден.
     Та не понимала, почему он опасается Холлиан. Но не посмела спросить его
об этом.
     - Нам нужна любая помощь, которую  мы можем получить, - прошептала она.
- Я была бы рада, если бы Холлиан осталась с нами. Но выбор зависит  от нее,
а не от нас.
     - Почему?
     В тот же самый миг Холлиан спросила:
     - А для чего я вам нужна?
     Внезапно  к  горлу  Линден  подступили  слезы. Она  почувствовала  себя
маленькой  брошенной  девочкой.  Призвав  на  помощь  свою  профессиональную
строгость, она печально произнесла:
     - Он умирает. Я чувствую это. - Линден с содроганием вспомнила зубастых
змей Марида. - Ему еще хуже, чем раньше. Мне нужна помощь.
     Помощь,  о  которой она говорила, внушала ей отвращение.  Но  Линден не
могла придумать ничего другого.
     -  Мы с Сандером не справимся.  Чтобы вылечить  его,  понадобится много
крови. - И, побуждаемая страхом потерять Кавинанта, она закричала Холлиан:
     - Мне нужна твоя сила! Чтобы вернуть его к жизни.
     Слезы затуманили ее глаза, и она  не заметила, как эг-бренд подплыла  к
плоту. Оказавшись рядом, Холлиан зашептала:
     -  Я думаю, нам необязательно терять  свою кровь. Возможно, мне удастся
помочь ему  лианаром.  Эг-бренд  владеют знанием  целительства. Но я не хочу
становиться добычей Верных.
     Сопротивляясь  отчаянию, Линден  сжала  зубы  с такой силой, что у  нее
заболели челюсти.
     -  Ты видела, на что  он способен. Неужели ты  считаешь, что  Кавинант,
придя в Ревелстоун, отдаст себя и нас в руки Верных для жертвоприношения?
     Подумав над ее словами, Холлиан прикоснулась к опухоли Кавинанта.
     - Я  постараюсь убрать ее. Но мы должны дождаться восхода солнца. Кроме
того, вам придется рассказать мне, как он получил эту рану.
     Линден горько вздохнула. Она  знала, что без неотложной помощи Кавинант
не доживет до рассвета.
     "Смелее,  Избранная!  - шептала она  себе. -  О Боже! За что  мне такие
испытания?"
     Линден  попросила Сандера  рассказать  Холлиан  об  их  путешествии под
Солнечным  Ядом  и,  когда  гравелинг  начал  описывать  встречу с  Маридом,
перевела внимание на Кавинанта.
     Ее чувства прикоснулись  к яду,  который сочился по черной  раздувшейся
руке.  Смерть разъедала  Кавинанта, как проказа. Линден  понимала, что через
пару  часов  никакой восход солнца  ему уже не поможет. Яд  не дал бы дожить
Кавинанту до рассвета.
     Ее  мать молила о смерти, но Кавинант хотел  жить. Он пожертвовал собой
ради Джоан. Однако  каждый  его  поступок  говорил о страстном  стремлении к
жизни.  Возможно,  он был немного не в себе; возможно, его суждения  о Лорде
Фоуле  порождались  паранойей,  а  не фактами, но  выводы,  которые Кавинант
извлекал из них, казались ей  безупречными. Там, в подкаменье Кристалла, она
осознала, что полностью разделяет их.
     И вот он умирал.
     Доктор Эвери не могла  смириться с этим. Она интуитивно - понимала, что
способна справиться с его болезнью. Ее странная восприимчивость должна  была
иметь канал  передачи.  Тоскливо вздохнув, Линден перестала  подавлять  свои
чувства и обнажила их, как девственную плоть.
     Она медленно ввела  в него поток сознания и  попыталась обжиться в теле
Кавинанта. Линден ощутила его затихающее дыхание как свое и, страдая от жара
лихорадки, слилась с ним в  единое  целое -  более тонкое  и  личное, чем ее
предыдущие связи с мужчинами.
     Потом она опустилась в яд и почувствовала себя совершенно  беспомощной.
Тошнота  заполнила  ее,  словно  зловонное  дыхание  того  старика,  который
советовал ей ?быть честной?. Линден не  знала,  как  использовать свой новый
дар,  но делала все, что могла.  Доктор Эвери сражалась за жизнь  больного с
той же непреклонной решительностью, которая однажды побудила ее обратиться к
медицине. В ней снова пробудился гнев на родителей - двух  несчастных людей,
которые признавали в жизни только  боль, а позже приняли смерть  со страстью
любовников. Они научили  ее тому,  как важна безупречная целеустремленность.
Линден гналась за ней без  отдыха пятнадцать лет. И эта погоня  привела ее в
дом Кавинанта.
     Неудача при встрече с Джоан посеяла зерно сомнения. Это  зерно росло  и
источало  тот  же  яд,  который  убивал  теперь  Кавинанта.  Линден не могла
перебороть  отраву,  чья сила  коренилась  в  бездонном  мраке, ревевшем  за
стенами  человеческого разума. Но она, собрав  свою  волю в кулак, старалась
поддерживать последние  искры  угасающей  жизни Кавинанта.  Его  боль  несла
отпечаток  безмерного  Зла; она вызывала  такое  же  отвращение, как  Марид,
убийство  Нассиса или нож, раскаленный от  лютой ненависти. Линден  отгоняла
эту боль ударами своего сердца. Она  вдувала  воздух в его легкие, заставляя
биться едва уловимый пульс и мешая смертельной коррозии яда.
     Благодаря ее усилиям Кавинант пережил остаток ночи.
     Когда Сандер  вывел Линден из этого необычного состояния, ее кости ныли
от лихорадки Кавинанта, которую она  приняла  на  себя. Приближался рассвет.
Гравелинг  и  Холлиан  направили плот  к  речному  берегу.  Линден рассеянно
осмотрелась  вокруг.  В  ее  душе  догорали  угли проказы.  Часть  сознания,
задыхаясь от бессилия и боли, отчаянно кричала: ?Нет, никогда! "
     Река  неслась  по  широкой долине,  где  вместо зеленых обширных  лугов
виднелись серые кучи травы, которую ливень прибил к земле,  а  чумное солнце
превратило в зловонную  гниль. Легкий ветер кружил над  водой потоки мерзких
испарений.
     Линден тут же догадалась, почему Сандер и Холлиан избрали это место. От
берега под  углом к руслу реки  тянулась длинная  песчаная  коса, на которой
Кавинант мог бы находиться вдали от зловонной травы.
     Сандер и Холлиан вытащили  плот на песок, перенесли юр-Лорда на  сушу и
поставили на ноги.  Линден  прижала  Кавинанта к себе, поддерживая  обвисшее
тело в вертикальном положении. Шатаясь  от  усталости, она  смотрела, как ее
спутники  торопливо бежали  по  берегу и выискивали подходящий камень. Через
какое-то время они исчезли из виду.
     Собрав остатки сил, Линден ожидала восхода солнца.
     Оно  поднялось над горизонтом,  облаченное в алую дымку,  словно  парус
зловещего зачумленного судна. Линден приветствовала его тепло. Она нуждалась
в нем,  тоскуя  по сухому  ложу  и сухой одежде.  Но алая аура  заставила ее
застонать от  отвращения.  Она  опустила Кавинанта на песок и села рядом, не
смея  закрыть  глаза и  осматривая его тело. В любую  минуту над  ним  могли
появиться насекомые.
     Чуть  позже  вернулись   Сандер  и   Холлиан.  Между  ними  по-прежнему
сохранялась  напряженность,  однако на  их  лицах сияли  счастливые  улыбки,
словно  они  только что  нашли какое-то сокровище. Сандер, пригибаясь, тащил
большой куст, который они выкопали с корнем.
     -  Это  ваура!  - закричала  Холлиан, когда  Сандер  вынес растение  на
песчаную косу. Ее белая кожа сияла в солнечном свете. - Нам безумно повезло,
потому что ваура встречается очень редко.
     Закопав корень в песок, они сорвали с куста почти все листья.
     -  Это  действительно редчайшее растение, - сказал гравелинг. -  О  нем
говорится в Заповедях, но я никогда не видел его прежде.
     - Оно целебное? - с  надеждой спросила Линден. В ответ эг-бренд дала ей
горсть  листьев. Они оказались мягкими,  как губки. Из  надломленных стеблей
вытекал прозрачный сок. Линден вздрогнула, вдохнув его едкий запах.
     - Натри листьями лицо  и руки, - сказала  ей Холлиан.  - Ваура отгоняет
насекомых.
     Линден  взглянула на эг-бренд и почувствовала, что та говорила  правду.
Последовав совету, она вымазала себя соком листьев, а затем проделала то  же
самое с Кавинантом. Ее спутники  занимались тем же. Закончив  с  процедурой,
Сандер сложил остаток листьев в дорожный мешок.
     - Теперь я должна заняться Полуруким, - бодро произнесла Холлиан.
     - Его зовут Кавинант, - тихо и устало проворчала Линден.
     Для нее ?Полурукий? было словом Верных - оно не нравилось ей и вызывало
неприятие.  Эг-бренд  молча пожала  плечами, словно посчитала  это замечание
неуместным.
     - Тебе нужна моя помощь? - спросил ее Са В голосе гравелинга вновь
зазвучали натянутые нотки. Линден не могла понять, почему его так раздражала
Холлиан. По какой-то неведомой причине он воспринимал ее как угрозу.
     Ответ эг-бренд оказался не менее резким:
     - Думаю, нет.
     - Тогда я пойду и испытаю твою вауру, - сказал он,  поднимаясь на ноги.
- Возможно, мне удастся найти алианту.
     Пройдя  по песчаной косе,  он  выбрался на  берег  реки  и  скрылся  за
невысоким холмом с гниющей травой.
     Холлиан не тратила время  зря.  Она вытащила из своей  одежды маленький
железный  нож  и  ли  Встав  на колени  у  правого плеча Кавинанта, она
положила лианар на его грудь и сжала нож в левой руке.
     Чумное  солнце  поднялось  над  горизонтом,  однако  едкий запах  вауры
образовал  над людьми  защитный  купол. И  хотя большие насекомые  жужжали и
носились  повсюду, они  не  подлетали  к песчаной  косе. Линден  внимательно
разглядывала берега, над которыми клубились тучи огромных  комаров.  Она  не
желала видеть кровавый ритуал эг-бренд и ее почти стопроцентную неудачу. Тем
не  менее в  последний  момент она  перевела  взгляд  на нож и проследила за
мелькнувшим лезвием.
     На правой руке Холлиан, как  и  на  левом предплечье Сандера, виднелось
множество  старых  шрамов.  Острие ножа  рассекло  кожу,  и  по  обнаженному
запястью заструился ручеек  густой и темной крови.  Отложив  нож  в сторону,
Холлиан  подняла   лианар  окровавленной   рукой.   Ее   губы  зашевелились,
выговаривая какие-то слова, но Линден не услышала ни звука.
     Воздух вокруг лианара начал уплотняться. Внезапно на деревянной палочке
расцвел язычок огня, и пламя обвило тонкие пальцы Холлиан.  Беззвучный шепот
перерос в  монотонный  напев.  Однако  слова  незнакомого  языка  оставались
непонятными для  Линден.  Огонь  стал  сильнее и  покрыл  всю руку  Холлиан,
слизывая кровь  с  ее  запястья.  Пламя двигалось  в такт  песне и испускало
длинные лучи, похожие на  усики глицинии. Они вонзались в песок,  тянулись к
воде, как огненные  вены земли, и метались вокруг, словно искали место,  где
могли укорениться.
     Сплетая мерцающую  сеть  из  усиков пламени, Холлиан запела  быстрее  и
опустила   лианар  к  почерневшей   руке   Кавинанта.  Линден   инстинктивно
вздрогнула. Она почувствовала в огне огромную боль и сверхъестественную силу
Солнечного Яда. Холлиан  черпала ее из того же источника, что и Сандер своим
Солнечным Камнем.  Однако  воздействие  огня вызывало положительный  эффект.
Эг-бренд использовала яд как мощное лекарство. Когда она приподняла  лианар,
опухоль на руке Кавинанта уже начала опадать.
     Холлиан осторожно  переместила  свою силу  на  его лоб, и пламя  выжгло
озноб из померкшего разума. В тот же миг Кавинант изогнулся дугой, потом его
тело  вытянулось  в  струнку,  и  подбородок задрался  вверх.  Крик  боли  и
облегчения  вырвался  из горла. Кольцо озарилось  вспышкой  белого  пламени,
которая окутала песчаную косу и часть реки.
     Прежде  чем Линден успела пошевелиться, он расслабился. Эг-бренд устало
опустила голову. Пламя на лианаре исчезло, оставив деревянный талисман таким
же чистым и целым, как  прежде. Перед глазами Линден все  еще мелькали усики
огня, однако они угасали с каждым ударом сердца.
     Она придвинулась, собираясь осмотреть Кавинанта. К ней вновь  вернулись
мрачные  опасения.  Но  когда она коснулась  пальцами его  лица,  он глубоко
вздохнул  и тихо засопел, как  спящий ребенок.  Пощупав  его  пульс,  Линден
отметила четкие и вполне различимые удары.
     На нее накатила волна облегчения. Река и солнце стали странно тусклыми.
Она легла  на песок и смутно осознала, что ее рука  опустилась в  воду.  Это
ощущение приятной прохлады успокоило ее и удержало от рыданий.
     - Ему лучше? - тихо спросила Холлиан.
     Линден промолчал, так и не отыскав подходящих слов.
     Сандер вернулся  через несколько минут,  принеся с собой полную  горсть
драгоценных ягод. Увидев изможденные лица  своих спутниц, он понял все и без
лишних  вопросов вложил в губы Линден  сочную алианту. Восхитительная мякоть
вернула ей силы. Она села, нетерпеливо ожидая, когда Сандер поделит ягоды на
четверых.  Алианта  поддержала  ту  ее  ослабленную  часть,  что  удерживала
Кавинанта живым.
     Холлиан  с испугом смотрела, как Сандер ел свою долю ягод. Он предложил
ей несколько штук, но она не решилась прикоснуться к ним.
     Набравшись  сил,  Линден  приподняла голову Кавинанта  и  покормила его
алиантой. Эффект был просто потрясающим.
     Дыхание  больного успокоилось,  мышечный тон окреп, и  на лице появился
легкий румянец. Линден улыбнулась, подбадривая Холлиан.
     Исцеление   Кавинанта  оставило   эг-бренд  без   сил.  Ей  требовалось
чем-нибудь  подкрепиться. Однако  ищущий  взгляд  не  находил  ничего, кроме
алианты. Холлиан с дрожью взяла ягоду и положила ее в рот. Сделав над  собой
усилие,  она  раскусила  алианту  и  на  миг  испугалась  этого невыразимого
наслаждения.  Но  внезапное  откровение потрясло ее неприглядной  истиной, и
страх упал к ногам, как сброшенная накидка.
     Облегченно  вздохнув,  Линден  опустила  голову  Кавинанта  на песок  и
позволила себе отдохнуть.

     Они оставались на песчаной косе почти все утро. Когда опухоль Кавинанта
откатилась от  плеча  и  превратилась из  черной  в  крапчато-желтую, Линден
решила, что он готов к  дальнейшему путешествию. Они снова начали спускаться
вниз по реке.
     Ваура  надежно защищала  их  от насекомых.  Холлиан  сказала,  что  сок
сохраняет свое  действие несколько дней. И действительно,  проведя полдня  в
воде, Линден по-прежнему ощущала острый запах, который исходил от нее.
     Когда закат окрасил  небо в  кроваво-красные цвета,  их  отряд  устроил
привал на скалистом берегу. После  нескольких напряженных дней Линден уже не
замечала  неудобств,  засыпая  на  голых и  холодных камнях.  Тем  не  менее
какая-то  ее  часть  оставалась  в   контакте  с  Кавинантом,   как  струна,
настроенная на определенный тон. Посреди ночи она  внезапно открыла  глаза и
взглянула  на острый серп  луны.  Кавинант  перевернулся на живот и, томимый
жаждой, пополз по берегу к воде.
     Она последовала  за ним, боясь, что он впал в состояние бреда.  Однако,
заметив Линден, Кавинант кивнул ей и потянул ее за собой подальше от спавших
спутников - в то  место,  где они могли спокойно пошептаться. Он осторожно и
бережно прижимал к груди болевшую руку. Его лицо  оставалось в  густой тени,
но голос звучал уверенно и четко:
     - Кто эта женщина?
     Линден придвинулась к  Кавинанту  и  посмотрела в его едва различимые в
темноте глаза.
     - Ты ничего не помнишь?
     - Я помню  пчел  и Опустошителя,  - ответил  он, поежившись  от  дрожи,
которая пробежала по его телу. - Остальное как в тумане.
     Она  потратила слишком  много  сил,  чтобы  сохранить жизнь  Кавинанта.
Сражаясь с  ядом и смертью, Линден приняла на себя его  мучительную  боль. И
вот теперь  он говорил  с ней так, как будто  заявлял на  нее свои права,  -
словно даже стук ее сердца принадлежал единственно ему.
     - У тебя был рецидив отравления.
     - Рецидив? - Он попытался согнуть больную руку.
     - Тебя искусали  пчелы,  и ты вошел в ст  Опухоль раздулась, будто
еще  одна  змея  укусила тебя  в  то  же самое  место. Я думала.., что ты не
выживешь. - Она непроизвольно коснулась его плеча.
     - И сколько времени я находился без сознания?
     - Полтора дня.
     -  Как же ты...  - воскликнул  он,  внезапно замолчал и через некоторое
время попросил:
     - Лучше расскажи, что случилось.
     - Сандер и я ничем не могли тебе помочь. Мы плыли весь день по течению.
Вчера вечером,  оставив тебя на берегу, гравелинг и я отправились за помощью
в какую-то деревню.
     Линден  начала  говорить быстрее,  словно ей  не терпелось добраться до
конца истории. Однако, когда она дошла до дикой магии, Кавинант остановил ее
взмахом руки.
     - Это невозможно, - прошептал он.
     - Ты ничего не помнишь?
     - Ничего. Но я не  имею  власти над своим кольцом. Мне всегда был нужен
какой-нибудь  спусковой крючок - близость предмета силы, похожего на оркрест
Сандера.  Дикая  магия никогда еще  не пробуждалась  сама по  себе. Никогда,
понимаешь?
     - Возможно, роль спускового крючка исполнил Всадник.
     - Да! Скорее  всего  так оно и было! - Он с благодарностью ухватился за
эту догадку.
     - Твою магию пробудил его рукх!
     Он  повторил  за  ней  название  жезла,  словно  нуждался   в  подобном
подтверждении. Линден кивнула и продолжила.
     Когда она наконец замолчала, он нерешительно высказал свои сомнения:
     - Судя по твоим  словам, я был в бреду. Наверное, ты  права... Сам-то я
ничего не помню.  Потом на меня  набросился этот Всадник, и из  моего кольца
вышла сила. - Похоже, то, о чем он говорил, было для него очень важно. - Что
же заставило меня схватиться  с ним? Вряд  ли в  том  жалком состоянии я мог
думать о самозащите. Может  быть,  тебе пытались нанести  какой-то вред? Или
Сандеру грозила опасность?
     - Нет.
     Внезапно  темнота,  скрывающая их лица,  наполнилась глубинным смыслом.
Линден  пошла на  непомерный риск, чтобы сохранить  его жизнь. А для чего? В
сиянии своей силы он не поверил ей и обвинил ее в предательстве. Кроме того,
он  даже не догадывался, во что обошлось ей его исцеление. С трудом  подавив
злость, она тихо прошептала:
     - Нам ничто не угрожало... Ты защищал не нас.
     - Не вас? - воскликнул ошеломленный Кавинант. - Тогда кого?
     - Я внушила тебе мысль, что твоя Джоан в беде. Он отшатнулся. Но Линден
продолжала нахлестывать его словами:
     - Мне  пришлось пойти на этот обман, потому что тебя  не волновала наша
судьба. Ты не  хотел  спасать себя...  А  меня и подавно.  Ты обвинял  нас с
Сандером в  предательстве  и  все время повторял,  что  я  бросила тебя! Бог
свидетель!  Я  помогала  тебе  с  тех  пор,  как впервые  увидела  Джоан,  -
раздраженно  шептала  она. -  Порою  ты  вел  себя  как  сумасшедший,  но  я
оставалась  рядом. Не будь  меня,  тебе бы  давно  пришел конец!  Однако  ты
ответил мне словами  презрения!  Я  не  могла воззвать  к твоему  разуму. Ты
вдохновился только именем Джоан! Лишь она для тебя еще что-то значит!
     Он задрожал  от обиды и негодования. Его правая рука потянулась к  ней,
но тут же  опустилась. Темнота превратила глаза  Кавинанта в черные  дыры, и
они уставились  на Линден как пустые глазницы мертвеца. Она ожидала,  что он
начнет  возражать  и говорить о  своем чутком  и  бережном отношении. Однако
Кавинант лишь  пригнулся под тяжестью непосильного бремени, напомнив ей того
несчастного  и  независимого  человека, которого  она встретила  в ?Небесной
ферме?.
     -  Джоан -  моя жена,  -  сердито ответил  он, и его голос  зазвенел от
острой  тоски. - Она покинула меня, потому что я  заболел проказой. Для меня
это  стало  самым  тяжелым  испытанием.  В  своей  жизни  я  совершил немало
преступлений,  и  среди  них насилие, убийства  и  измена.  Каждый  из  этих
проступков остался на  моей  совести,  но я  сделал  все,  чтобы  возместить
нанесенный  ущерб.  Джоан  -  мой единственный  неоплаченный  долг.  Вопреки
усилиям и желанию  мне  не удалось  одолеть  свой  недуг.  Болезнь оказалась
сильнее любви.  Я  наводил на жену  ужас. Это худшее из моих преступлений  -
потому что, став прокаженным, я боялся своей болезни не меньше, чем она. Нам
пришлось расстаться. Я одиннадцать  лет считал  себя грабителем,  похитившим
счастье Джоан. Иногда груз вины казался таким  невыносимым, что мне хотелось
оплатить этот долг ценою собственной жизни.
     Его лицо исказилось от горя.
     -  Я  прокаженный  и  никогда не  перестану  им  быть! Мне  никогда  не
возместить  горечь разлуки  и потерянное  счастье! Болезнь оказалась сильнее
меня! Сильнее моей воли и желаний!
     Фразы срывались с его уст, словно капли крови.
     - Как бы там ни было, она - моя бывшая жена! Повторяю, Линден, бывшая.
     Слова  Кавинанта пронзали ее  сердце. Несмотря  на  то  что он  пытался
контролировать себя, его речь звучала как похоронная песня.
     - Если моя догадка верна, я больше ее никогда не увижу.
     Линден  вцепилась в него своим взглядом. Она  уже устала от бесконечной
неопределенности.  Почему  он  сказал,  что больше  не увидит  Джоан?  Каким
образом  он хотел  оплатить  свой долг жизнью? Что Кавинант утаил от нее,  и
насколько  были  правдивы   его  признания?  Хотя   в  настоящий  момент  ее
интересовал  совсем  другой  вопрос.  Переведя  дыхание,  она  с  притворным
безразличием спросила:
     - А ты хотел бы увидеть ее снова?
     - Нет. Мне не нравится пугать людей своей проказой. Простота его ответа
очаровала  Линден,  как   объяснение  в   любви.  Она  отвернулась,  скрывая
набежавшие слезы. Ей не хотелось раскрывать перед ним свои чувства. Линден и
без  того  уже не находила себе места.  Однако волна облегчения распирала ее
грудь. Бросив на Кавинанта быстрый взгляд, она тихо сказала:
     - Пойдем спать. Тебе нужен отдых.
     Они вернулись  к своим спутникам. С тоскливым вздохом  Линден  легла на
холодные  камни. Сон не шел, и ее тело сотрясала дрожь, как будто  она вновь
попала в зимнюю стужу одиночества.

     Она проснулась за несколько минут до восхода солнца.  Горсть алианты на
мешке  Сандера говорила о том, что  их спутники успели  обойти окрестности и
позаботиться о  ?хлебе насущном?. Кавинант и эг-бренд о  чем-то  беседовали,
знакомясь друг с другом. Сандер сидел поблизости  и  играл желваками, словно
жевал комок резины.
     Линден поднялась на  ноги.  После жесткого ложа тело ныло, а суставы не
желали гнуться. С непонятной стыдливостью она  торопливо отвела от Кавинанта
взгляд и пошла к реке умываться.
     Дождавшись  Линден,  Сандер  поделил  драгоценные ягоды. Путники  молча
приступили  к еде,  поскольку  алианта  располагала к тишине  и спокойствию.
Однако Линден заметила, что ее спутники чем-то  расстроены. Кавинант казался
таким  же  суровым, каким он был в ?Небесной  ферме?. Печальное лицо Холлиан
выражало растерянность  и  страх. Гравелинг мрачно хмурился, посматривая  на
эг-бренд.
     Линден  тоскливо  вздохнула.  Она  считала  себя  ответственной  за  их
неудобства, но не  имела  сил и желания что-либо  менять. Помогая  Кавинанту
бороться со смертью, она  открыла в своем сознании двери,  которые теперь не
могла  закрыть,  хотя  всю  жизнь клялась  держать  их  под  семью  замками.
Прошептав проклятие, Линден  проглотила последнюю  ягоду,  бросила семена за
скалу и направилась к реке.
     Однако  Холлиан  не пожелала откладывать свои вопросы на другое время и
обратилась к Неверящему:
     -  Ты  просил называть тебя  Кавинантом. Хорошо, хотя это имя беспокоит
мой  рот  как  символ  дурного  предзнаменования. Скажи мне,  куда ты идешь?
Гравелинг и Линден Эвери говорили, что ты  намерен добраться до Ревелстоуна.
Мое сердце сохнет от страха и опасений, но, если такова твоя цель, я не буду
перечить. Ревелстоун находится там. - Она указала на северо-запад. - До него
двести двадцать лиг, поэтому река тебе больше не по пути.
     - Это нам известно, эг-бренд, - тихо произнес Гравелинг.
     Холлиан не обратила на него внимания.
     -  С помощью  вауры мы могли  бы путешествовать пешком. -  Она  немного
смутилась, понимая, как трудно осуществить то,  что она предлагала. -  Хотя,
конечно, нам понадобится вся наша удача.
     - Да, мы могли бы идти пешком, - ответил Кавинант. Судя по его тону, он
уже  принял  решение.  -  Однако после этих укусов я не хочу рисковать. Если
приступ  повторится, мне  его не  одолеть. Поэтому мы останемся  на реке еще
день или два.
     Холлиан с тревогой посмотрела ему в лицо:
     - Кавинант, ты знаешь, что лежит на этом пути?
     - Да,  - спокойно  ответил он,  -  холмы  Анделейна.  Холмы  Анделейна?
Скрытая  сила,   с  какой  он   произнес  это  название,  заставила   Линден
насторожиться.
     -  Значит,  ты...  - Холлиан  прикусила губу  от зловещей догадки. - Ты
решил пойти в это гиблое место?
     Кавинант пожал плечами и с тревогой взглянул на эг-бренд.
     - Да, я хочу посетить холмы перед тем, как отправлюсь в Ревелстоун.
     Его слова напугали Холлиан и заставили ее отступить на шаг. Открыв рот,
она  хотела  закричать, но  ей  не  хватило  воздуха  под  широким  утренним
небосводом.
     -  Ты сошел с ума! Или служишь а-Джероту, как говорят  Заповеди! -  Она
повернулась к Линден и Сандеру, умоляя их прислушаться к ее совету:
     - Не позволяйте ему делать это! Не ходите туда!
     Она судорожно перевела дыхание и  замолчала. Схватив Холлиан  за плечи,
Кавинант встряхнул ее и строго спросил:
     - Чем же так плохи холмы Анделейна?
     Ее рот открывался и закрывался, но она не находила слов.
     - Сандер! - вскричал Кавинант.
     -  Мы  в  восьмидесяти  лигах  от  моей  деревни,  -  смущенно  ответил
Гравелинг. - Я ничего не знаю о холмах Анделейна.
     Холлиан удалось успокоиться.
     - Кавинант,  ты можешь  питаться алиантой, - сердито сказала она. -  Ты
можешь отрицать Заповеди, попирать ногами Верных и бросать  вызов Солнечному
Яду. Но я не советую тебе входить в западню Анделейна.
     - Почему? - тихо и грозно спросил Неверящий.
     - Это приманка смерти, - со  стоном ответила Холлиан. - Самое мерзкое и
коварное место в Стране. Оно влечет своей красотой, обольщает людей  и губит
всех, кто смотрит на его холмы. Оно непроницаемо для Солнечного Яда!
     - Это просто невозможно! - воскликнул Са
     - Нет!  -  хрипло закричала Холлиан. - Я говорю  вам правду. Солнце  за
солнцем оно остается неизменным, имитируя  рай  и убивая людей. -  Она вновь
повернулась к Кавинанту:
     - Многие поддались  на этот  обман... Рассказами о них пугают детей  во
всех ближайших деревнях. Однако мне известно о  холмах не только из легенд и
страшных  историй. Я  знала  четырех смельчаков, которые  попали  в  ловушку
Анделейна. Потеряв рассудок, они ушли из нашего подкаменья. Двое пропали там
навсегда,  а  двое вернулись  в  деревню. Безумие бушевало  в  них  как Мрак
на-Морэма. Ни одно лекарство не могло избавить этих несчастных от неистового
бреда.  Из жалости и сострадания Крофт принес их в жертву. - Ее голос звенел
от убеждения и  страха. - Кавинант, -  молила она, -  не ходи  на  холмы! Ты
встретишь  там  проклятие, сила  которого  еще  ужаснее, чем  Солнечный  Яд!
Анделейн - это осквернение души!
     Кавинант оттолкнул Холлиан и  решительно  направился к воде. Его кулаки
сжимались и  разжимались,  словно  сминая и отбрасывая  возникшие  сомнения.
Линден подбежала  к  нему в  надежде отговорить  от  безумной  затеи.  Слова
эг-бренд  произвели  на  нее  большое  впечатление.  Прикоснувшись  к   руке
Кавинанта,  она содрогнулась от ощущения той дикой  ярости, которая кипела в
нем.
     -  Что  они могут  знать о  холмах  Анделейна?  -  Его голос дрожал  от
обреченности и гнева. Резко повернувшись, он пронзил ее страстным взглядом:
     -  Ты говорила, что всегда  оставалась  со мной.  Так  будь же  рядом и
сейчас! Мне больше ничего не нужно. Только оставайся рядом, и все!
     Прежде чем Линден успела  ответить, он повернулся к Сандеру  и Холлиан.
Они с тревогой смотрели на Кавинанта, ошеломленные его вспышкой.
     - С давних времен эти холмы считались сердцем Страны. - Он говорил, как
будто задыхался. Солнечные лучи  превратили его  волосы в сияющий нимб.  - Я
должен узнать, что с ними случилось.
     В  тот  же миг он  ринулся в  воду и  быстро  поплыл вниз  по  течению.
Прошептав проклятие, Линден последовала за  ним. Она знала, что Кавинант  не
продержится долго на плаву и что вскоре ему понадобится помощь.
     Только оставайся рядом!
     Ее чувства  безошибочно подсказывали, что Холлиан говорила правду. Там,
в холмах  Анделейна, скрывалось что-то страшное и отвратительное. Но просьба
Кавинанта была для нее  слишком важна, чтобы ее остановили опасности. Линден
устремилась за ним как верная подруга,  объясняя свой порыв простым желанием
спасти  его  жизнь.  Она боялась  признаться  себе  в  зарождающейся  любви.
Взглянув на берег, Линден прокричала:
     - Сандер! Спускай скорее плот!
     Тот переглянулся с Холлиан и вновь посмотрел на Линден.
     -  Эг-бренд  во всем похожа на  меня,  -  ответил он.  - Я  доверяю  ее
опасениям. Но моя жизнь принадлежит юр-Лорду. Я должен следовать за ним.
     Линден одобрила его решение едва заметным кивком.
     - Холлиан?
     Эг-бренд не решалась сделать  выбор, и  ее  взгляд  блуждал по  камням,
выискивая ответ на голых и мрачных скалах.
     - Почему со мной  так получается? - со  злостью прошептала она. - Стоит
мне  избежать  одной  опасности, как  я тут же попадаю  в объятия другой.  -
Однако  Холлиан уже  собрала ту  силу, которая позволила ей  с  достоинством
противостоять Крофту  и  Сивиту.  - Будь  осторожна.  Избранная! В Заповедях
сказано, что Полурукий является слугой а-Джерота!
     - Заповеди ошибаются, - мрачно ответила Линден.
     -  Это  невозможно!  -  Страх  Холлиан  едва не искрился  в  прозрачном
воздухе. - Если бы Заповеди обманывали людей,  они не могли  бы сохранять их
жизни!
     Неожиданно в  разговор женщин вмешался  гравелинг. Его  голос  бугрился
узлами недовольства:
     - Эг-бренд,  ты  должна понять, что Избранная говорит о другом. Для нее
ошибочно все, что возникает из Солнечного Яда.
     Холлиан повернулась  к  Сандеру.  Линден  перевела на  него  удивленный
взгляд. Мгновение  назад  она  хотела  поплыть вдогонку  за  Кавинантом,  но
мрачный тон гравелинга удержал ее на месте.
     - Только прошу тебя, эг-бренд, не обижайся, - сказал он, сжимая кулаки.
- Твое присутствие для меня как упрек. Ты - девушка из деревни и знаешь, что
происходит,  когда гравелинг предает  свое подкаменье. Явно или исподволь ты
все время обвиняла  меня. Мне завидно, несмотря на твое отчаянное положение,
потому что ты не виновата в том, что случилось с тобой. Куда бы ты ни пошла,
никто  не  обвинит тебя  в  измене. А  все мои пути  - это  дороги стыда.  Я
оправдываю  себя  только тем, что нужен  юр-Лорду и Линден Эвери.  Их  мечта
коснулась моего сердца, и теперь ее осуществление во многом зависит от меня.
Без моей помощи  они  сто раз уже были бы мертвы, и я готов отдать все силы,
чтобы люди узнали,  какой  прекрасной  может стать Страна. Так или иначе  ты
лишаешь  меня  смысла  жизни. С твоим  появлением они перестали нуждаться во
мне. Ты не  только  знаешь Солнечный Яд, но и умеешь предсказывать его. Тебе
удалось исцелить Кавинанта. А  я ничего  не смыслю  в подобных  вещах. Кроме
того, ты не проливала кровь своих родных и близких. Я  чувствую себя в твоем
присутствии убийцей! Ты отняла у меня последнее оправдание!
     -  Сандер!  Гравелинг!   -  прошептала   Холлиан.  -  Зачем   тебе  это
самобичевание?  Прошлого  не   вернешь,  и   сделанного  не  изменишь!  Твое
оправдание всегда останется с тобой!
     - Все можно изменить, - сурово ответил он. - Юр-Лорд спасал  Страну при
каждом  своем  возвращении.  Поэтому...   -  Он  махнул  рукой,  отметая  ее
возражения. - У меня нет выбора. Я не вынесу, если все останется как есть. А
ты...  У  тебя  есть в  Ради  Страны  и твоей свободы я  заклинаю тебя,
эг-бренд: помоги юр-Лорду!  Он  предлагает  многое, и это  необходимо людям.
Твоя помощь будет эффективнее моей.
     Взгляд  Холлиан  метался по  его  лицу, но  она не находила  ответа  на
пугающий ее вопрос.
     - Где же тот выбор, о котором ты говоришь? - со злостью спросила она. -
Позади меня смерть, а впереди - ужас. Это не выбор, а пытка.
     - Нет, это истинный выбор! - закричал гравелинг,  не в силах сдерживать
свою страсть. - Разве ужас и смерть схватили тебя за  горло? Разве ты сейчас
не можешь уклониться  от них? Найди  себе  новую деревню, и пусть она станет
твоим домом. Люди будут коситься на тебя  какое-то время. Но это пройдет. Ни
в одной  деревне  не  посмеют  пожертвовать  эг-бренд.  В  конце  концов  ты
добьешься почета и уважения.
     Его слова удивили  Холлиан и Линден.  Эг-бренд еще не думала об этом. А
Линден не могла понять, почему он привел такой довод.
     - Сандер! - осторожно сказала она. - Чего ты добиваешься?
     - Я  хочу ее  убедить.  -  Он печально  смотрел на  Холлиан.  -  Выбор,
сделанный по собственной воле, сильнее, чем навязанный дог Нам нужна ее
сила, иначе, боюсь, мы не доберемся до Ревелстоуна.
     Линден пыталась понять его логику.
     - Ты хочешь сказать, что тебе тоже не терпится попасть в Ревелстоун?
     - Я должен добраться туда, - ответил он, адресуя свои слова эг-бренд. -
У  меня не осталось никакой другой  цели. Я  должен узнать, кто в ответе  за
ложь  Заповедей. Поколение за поколением Всадники приезжали в мое подкаменье
и забирали людей для жертвы  Солнечному  Яду. Теперь  мы потребуем от Верных
правды.
     Линден кивнула и посмотрела на Холлиан. Та,  обдумав  слова гравелинга,
искала достойный ответ. Через миг она шагнула к Сандеру и тихо сказала:
     - Алианта заставила  меня  сомневаться  в  Заповедях. Каждый в  деревне
знал, что  я  приношу огромную пользу  для  подкаменья Кристалла.  Но  Сивит
на-Морэм-вист  возжелал моей  смерти. Если ты следуешь  за  юр-Лордом во имя
истины, я присоединяюсь к тебе, гравелинг.
     Взяв его за локоть, она повернулась к Линден:
     -  Только  не  просите меня  идти на холмы Аделейна. Этого  я делать не
буду.
     Линден приняла ее условие:
     - Хорошо. Давайте отправимся в путь. Нам надо догнать Кавинанта.
     От беспокойства за Холлиан у Линден  сжались мышцы живота. Тем не менее
она заставила себя еще раз оглянуться:
     - Сандер, спасибо.
     Ее благодарность ошеломила  его. Он ответил  ей  бессловесным поклоном.
Этот  миг  подарил им  радость  взаимного  понимания.  Зная, что ее спутники
позаботятся  о  припасах  и плоте,  Линден ринулась  в  воду  и  поплыла  за
Кавинантом.
     Она  нашла его за  поворотом реки, где тот отдыхал на широкой  песчаной
отмели. Кавинант выглядел усталым и брошенным. Возможно, он  даже не ожидал,
что она поплывет за ним. Выбравшись из воды и откинув с  лица мокрые волосы,
Линден увидела, как среди терний его щетины расцветает счастливая улыбка.
     - Ты одна?
     - Нет. Они сейчас приплывут. Сандер уговорил  Холлиан присоединиться  к
нам.
     Кавинант кивнул.  Пригнув  голову  к  коленям,  он закрыл  лицо руками,
словно боялся показать, сколь велико его облегчение.
     Вскоре  на  повороте  реки появились Сандер  и  Холлиан,  а  еще  через
несколько  минут путники вновь  поплыли вниз  по  течению.  Кавинант молчал,
устремив вперед мечтательный взгляд.  Линден тоже хранила безмолвие, собирая
разбитые  куски своей  независимости.  Она  чувствовала себя  беззащитной  и
уязвимой. Любое случайное слово или легкое  прикосновение могло бы выставить
напоказ  ее  самые  сокровенные  секреты.  Она  не  знала,  как вернуть свою
строгую, целомудренную  замкнутость.  Чумное солнце  нависало  над  ней, как
безжалостный палач, и жизнь казалась чередой угроз,  от которых она не имела
защиты.
     Гораздо позже, в начале вечера, река  повернула прямо на восток, и  вид
берегов  изменился.  Впереди с обеих сторон выросли  высокие  крутые  холмы,
похожие на пару уравновешенных  противоположностей. Справа  перед их взорами
предстал голый каменистый склон с  обломками скал  и языками  осыпей. Однако
это  запустение возникло не от Солнечного  Яда.  Чувства Линден подсказывали
ей,  что место  стало мертвым  давным-давно, и даже  плодородное  солнце  не
скрашивало  его  безжизненного  ландшафта.  Неподалеку  от берега  виднелись
какие-то древние  развалины, потерявшие своих обитателей  еще до  того,  как
Страна лишилась былой красоты.
     Холмы слева,  наоборот,  казались  сутью и  воплощением  жизни.  Линден
вздрогнула от той силы,  с какой они  коснулись ее чувств. К северу  от реки
располагался  регион, не  тронутый Солнечным Ядом. Вязы  и золотни на холмах
выглядели абсолютно нормальными и здоровыми. Плодородное солнце не влияло на
их рост; чумное солнце не разъедало их крепкой древесины.  Из густой травы с
созвездиями   лютиков  и  амариллисов  поднимались   пышные  кусты  алианты.
Прохладный ветерок с холмов нес аромат цветов и чудный запах зеленой листвы.
     Вид берегов  был  настолько  разным,  что река  воспринималась  чертой,
отделяющей  жизнь  от  смерти,  -  своеобразной  границей  между красотой  и
владениями Солнечного Яда. Прямо у реки,  как указатель, стоял старый  дуб с
кривыми ветвями, поросший длинными лентами мха, похожими на мантию  силы,  -
седое  величие прежней Страны, неподвластное  опустошению и гнили.  Этот дуб
приветствовал или пугал людей, согласно их духу и целям.
     -  Холмы  Анделейна, - хрипло  прошептал  Кавинант,  словно  его  горло
распирала безмолвная песня. - О Боже! Я снова здесь!
     Однако  Холлиан смотрела на зеленый берег с отвращением.  Сандер искоса
разглядывал холмы, как будто выискивал  опасность, которую они в себе таили.
Линден тоже  не  разделяла  радости  Кавинанта.  Анделейн  манил  ее  вкусом
алианты.  Это  место  воздействовало  на  ее  обостренные  чувства  с  почти
осязаемой интенсивностью.  Холмы  напоминали ей опасное  лекарство,  которое
могло лечить и убивать в зависимости от умения и добросовестности врача.
     Ее разрывали страх и желание. Сражаясь за жизнь Кавинанта, она впустила
Солнечный  Яд в  глубины  своей души. Исцелить эту  рану  могла лишь красота
природы.  Но  то,  что  страх  Холлиан  был оправдан,  не  вызывало  никаких
сомнений.  Холмы  Анделейна, как слова  пророка,  излучали  фатальную  силу.
Линден интуитивно чувствовала,  что они лишат ее воли и разума - и возможно,
навсегда.  Она  не  могла оценить и ослабить силу этого наркотика.  Казалось
невероятным, что обычные деревья  и  трава демонстрировали такую потрясающую
мощь! Линден  с  ужасом  осознала,  что  начинает  бороться  с  подступающим
сумасшествием. Холлиан говорила правду - холмы толкали людей к безумию.
     "Нет, - прошептала она самой себе. - Лично я туда не пойду!"
     По общему согласию спутники устроились на ночлег среди древних развалин
- как раз напротив дуба. Каждый был очарован и погружен в себя. Кавинант все
время смотрел на противоположный берег, где мерцало сияние целительной силы.
Лицо  Холлиан по-прежнему выражало  отвращение, а  Сандер неуверенно пожимал
плечами.  Линден  боялась  выпустить  свои  чувства  на свободу  и  с тоской
разглядывала  мертвые  склоны южных холмов. Их запустение походило на  тень,
которую отбрасывала сила Анделейна. Это впечатление  еще больше укрепляло ее
мрачные опасения.
     Вечером Холлиан надрезала ладонь ножом, и магия  крови  окрасила лианар
зеленоватым  пламенем.  Прорицательница  сказала,  что  утро следующего  дня
придет  под   знаком   плодородного   солнца.   Однако  Линден,   охваченная
необъяснимой тревогой, почти не слушала эг-бренд. Страх превратил  ее сердце
в кусочек льда.
     Поднявшись с ложа в серых сумерках рассвета, она сказала Кавинанту:
     - Я не пойду с тобой.
     Холодный полумрак уже не мог скрыть его разочарованного удивления.
     - Не пойдешь? Почему? - Линден промолчала, и он начал настаивать:
     - Это твой шанс узнать красоту Страны.
     Ты заболела от Солнечного Яда. Позволь Анделейну вылечить тебя...
     - Нет! Никогда!
     Она хотела, чтобы ее голос звучал  спокойно и твердо, но воспоминания о
матери и  зловонном  дыхании  старика  лишили  ее уверенности.  Она взяла  у
Кавинанта часть его боли, но он не желал делиться с ней своей силой.
     - Это  место  обманывает тебя! Послушай Холлиан!  Холмы Анделейна  лишь
кажутся здоровыми! То, что находится там, похоже на раковую опухоль!
     "Я и  так уже потеряла  все,  что имела!? -  кричала  она  ему в  своих
мыслях.
     - На раковую опухоль?! - сердито воскликнул  он. - Протри глаза! Это же
холмы Анделейна!
     Яростный взгляд Кавинанта заставил ее опустить голову.
     -  Я  ничего не  знаю об Анделейне. Мне  нечего тебе сказать. Эти холмы
излучают огромную силу. Они обжигают все  мои чувства. Отправившись с тобой,
я потеряю там свой разум.
     - О нет! Ты его найдешь, - ответил он. - Когда я говорил тебе о битве с
Солнечным  Ядом, ты не знала, верить мне или нет. Ответ  перед  тобой! Холмы
Анделейна  отвергли Солнечный Яд! Не такой уж он и  всемогущий! Даже я  могу
это видеть! Да, ты права, - продолжал он в порыве  убежденности и страсти, -
Анделейн излучает силу. Но в борьбе со Злом  нам не  обойтись  без  нее.  Мы
должны  узнать, как  холмы сохранили свою  чистоту  и  неприкосновенность. Я
понимаю Холлиан  и Сандера.  Солнечный Яд превратил  их в  напуганных рабов.
Чудовищные  смены  погоды  ужасны, но они  имеют  для  них  четкий  и вполне
объяснимый смысл. Если весь мир населен прокаженными, они  будут смотреть на
здорового человека  как на чужака.  Они  не станут доверять  его словам.  Но
Линден! Ты же врач! Борьба с болезнью является твоей работой!
     Он  схватил  ее за плечи и заставил приподнять подбородок. Его  мрачные
запавшие глаза пронзали  Линден, словно он не  мог поверить в  ее отказ. Ах,
если бы  он  знал, что обязан ей жизнью! Что вся его показная храбрость была
бы без нее улыбкой мертвеца! - Линден! Идем со мной!
     Несмотря на самонадеянность  Кавинанта, ей хотелось стать равной ему по
смелости.  Но  воспоминания  о  яде  вызывали  невыносимую  тошноту.  Линден
требовалось время на восстановление уверенности и сил.
     - Я не пойду. Мне страшно.
     В его глазах мелькнуло огорчение.  Она снова опустила голову.  Отступив
на шаг, Кавинант отчужденно сказал:
     - Я вернусь дня через два-три. Наверное, так  будет даже лучше. Проказа
имеет  свои преимущества. Возможно, я просто неуязвим  для того,  что пугает
тебя на холмах. Ждите меня здесь. Позже мы решим, что делать дальше.
     Линден кивнула и отвернулась от него.
     Солнце поднималось в ореоле изумрудной дымки. Когда она подняла голову,
Кавинант  уже  плыл через реку к холмам Анделейна. Зеленоватый свет танцевал
на водной ряби. А в его жилах по-прежнему струился яд.


     РАНЕНАЯ СТРАНА

     Стивен ДОНАЛЬДСОН

     

ONLINE БИБЛИОТЕКА

     Часть вторая



     Пройдя мимо почтенного дуба, Томас Кавинант начал подниматься на холмы,
хотя  какая-то  его  часть, огорченная  и  нежная, по-прежнему  оставалась с
Линден.   После  укусов  пчел   он   чувствовал  себя  слабым  и   не  хотел
путешествовать в одиночестве. Неосознанно и против своей воли Кавинант попал
в зависимость  от Линден. Его связывало с  ней множество нитей. Некоторые из
них он знал: ее смелость и поддержка, самоотверженный риск и готовность идти
ради него на верную гибель. Но другие связи пока не имели названия. Он почти
физически  ощущал  ее близость и немного смущался этого  нового  непонятного
чувства. Когда Линден отказалась пойти с ним на холмы, он даже испугался.
     Частично  его  страх породило  поведение  Холлиан и  Сандера.  Кавинант
боялся  узнать,  что за красотой  Анделейна  скрывалась  страшная язва.  Но,
будучи прокаженным, он  неплохо разбирался в изворотливой сущности болезней,
и  этот  вид  страха  лишь  усиливал его  целеустремленность.  В основном же
тревогу  Кавинанта вызывали мысли о том, что  могло означать решение Линден.
Да и как иначе? Все лучшие надежды вращались только вокруг нее.
     Его  предыдущую  победу  в  Стране  разрушило  сомнение.  Кавинанта  не
покидало ощущение, что, выкупив жизнь Джоан, он продал  себя Лорду Фоулу. Он
отказался от свободы, которая была оружием в борьбе  против Зла. Острый  нож
пронзил его грудь, и Кавинант в любую минуту мог проиграть сражение.
     Дикая  магия больше  не властна надо мной. Ты придешь и по  собственной
воле отдашь мне кольцо из белого золота.
     Однако  Линден не  имела этих  ограничений. Ее избрал  старик,  некогда
сказавший ему:  "Будь  честным". Перенося их в Страну, Презирающий  не знал,
насколько сильна и решительна Линден. А она показала себя настоящим кремнем.
Даже  ее строгость казалась Кавинанту прекрасной. Как же он мог не возлагать
на такую женщину надежд?
     Отказ  Линден ошеломил  и разочаровал  Кавинанта.  Он вдруг понял,  что
замок его надежд  построен на зыбучем песке. Ее воля, сжатая в кулак,  могла
выражать не смелость, а бездну малодушия.
     Он знал о таких вещах по собственному опыту. Кавинант болел проказой, и
каждая  шишка,  полученная  от  мира,  учила  его  страху.  Но,  несмотря на
сострадание  к  Линден, он был огорчен  ее решением. Долгое одиночество  уже
показало ему,  как  мало он может  сделать  без поддержки  друзей. Даже  его
последняя победа  над  Лордом Фоулом оказалась бы тщетной попыткой, не  будь
рядом с ним Идущего-За-Пеной.
     Поднимаясь по склону холма, он страдал от  утраты надежд и того чувства
близости,  которое,  возможно,   исчезало  навсегда.  Кавинант  добрался  до
скалистого гребня и остановился, чтобы помахать  рукой своим  спутникам.  Но
они  не ответили ему. Они как будто нарочно повернулись к Кавинанту спинами.
Такого безразличия он не ожидал. Их поведение граничило с оскорблением.
     Впрочем,  он привык к  постоянным огорчениям.  Лишь образ Линден терзал
его  сердце невыносимой печалью. Кавинант направился в  глубь Анделейна.  Он
нуждался  в  здоровье  и  силе.  Только  мощь  и  знание  этих  холмов могли
возместить пережитую им потерю.
     Вскоре  его  настроение  изменилось.  Воздух Анделейна  бодрил,  словно
вечная весна. Кавинант относился к этому месту как к милому и верному другу.
Холмы сияли в его памяти, будто драгоценные камни.
     Хризопразовая аура солнца исчезла. Лучи изливали на землю тепло и свет.
Трава,  зеленая, как  берилл, сверкала утренней  росой  и мягко  шуршала под
ногами. К северу и востоку от  него  начинался огромный лес. Кроны  золотней
ласкали  ветер широкими  листьями; величавые вязы тянули  ветви  к  далекому
лазурному  небу; а ивы,  словно  нежные  девы,  кивали  ему и  манили в свою
благодатную  тень.  Вокруг  стволов  пестрели  цветы:  элегантные  форзитии,
коломбины и  маргаритки.  Над  холмами  простиралась атмосфера  трепетной  и
нетронутой  красоты, будто  природа одарила эти места неувядающим здоровьем,
которое утоляло боль души и залечивало любые раны.
     Сорвав  с куста горсть алианты, он набил ягодами рот и  сбежал вниз  по
пологому  склону.  От  удовольствия и ощущения  силы ему хотелось  прыгать и
смеяться. Кавинант все дальше и дальше уходил от берега реки.
     Постепенно  он  успокоился  и настроился  на безупречную  царственность
холмов.  Среди  деревьев мелькали  лесные зверушки.  Птицы славили солнце  и
чистый небосвод. Они  не боялись его и  подпускали  на  расстояние вытянутой
руки.  Их доверчивость  напомнила ему  о  необоснованном  страхе  Холлиан  и
боязливой  подозрительности  Сандера. Он  знал  теперь наверняка, что  холмы
Анделейна  не опасны. Они не таили в себе коварную и смертельную  болезнь, о
которой  говорила эг-бренд.  Тем не менее, переживая  заново красоту и  мощь
Закона,  Кавинант  начинал  понимать,  что  именно  так  пугало  деревенских
жителей.
     Они  во  многом  походили  на  прокаженных.  Все  люди Страны  страдали
проказой Солнечного Яда.  Они стали жертвами  Зла,  от  которого  не было ни
лекарств,  ни спасения. Их лишили красоты и поставили в такие условия, когда
право  на  жизнь выкупалось  огромной  ценой. Самым  худшим  наказанием  для
неизлечимого больного  являлась  тоска  по прежней жизни.  Отнимая последнюю
надежду,  болезнь вела  к  обиде на  судьбу и  презрительному беспросветному
самобичеванию.   Люди  Страны  с  готовностью  принимали  любые   наказания,
поскольку верили, что заслужили свои муки и страдания.
     Они  превратили Анделейн  в оправдание  Солнечного Яда.  Красота холмов
стала для них коварной болезнью, потому что  деревенские жители ожидали лишь
расплаты и кары. А как еще они могли бы терпеть свою собственную нищету? Как
они могли бы простить  себе тот ад, в который ввергли свои жизни? Вот почему
Сандер  не  доверял  Кавинанту.  Вот  почему  Холлиан  полагала,  что  холмы
Анделейна уничтожат ее. Их "проказа" не оставляла им другого выбора.
     Впрочем, ни  о  каком выборе  не  могло быть и речи, пока  они  считали
Солнечный  Яд единственной  и  абсолютной истиной жизни. Кавинанту следовало
найти ответ,  который  освободил  бы  их из рабства  страха.  Он с  радостью
пожертвовал  бы всем, что имел,  лишь  бы открыть чудеса Анделейна для таких
людей, как Сандер, Холлиан и Линден.
     Кавинант  шагал без отдыха целый день. Ему вообще не требовался  отдых.
Алианта исцелила последствия действия яда. Вода в прозрачных ручьях помогала
чувствовать себя настолько бодрым, словно он заново родился на свет. Природа
благоволила ему и оказывала поддержку. Солнце начинало прятаться за холмы, а
Кавинант  и  не думал останавливаться. Он продолжал идти  на  северо-восток,
пока  сумерки не превратились в ночь и пока звезды  не засияли  из  небесных
глубин, предлагая ему свою компанию.
     Однако  темнота  лишь  зарождалась,  когда  он  увидел слабый оранжевый
огонек,  мерцающий  между  деревьями, как свет далекого  костра. Кавинант не
посмел подходить к нему. Воспоминания  заставили  его замереть на месте.  Он
стоял, почтительно и тихо, пока существо из  живого света не  приблизилось к
нему. Оказавшись рядом, оно воспарило в воздух и издало чистый звук, похожий
на звон хрустального колокольчика.
     Кавинант  поклонился  Духу   Анделейна.  Огонек,  величиной  с  ладонь,
танцевал перед его лицом, как будто раскачивался на фитиле из тьмы. Движения
огня отозвались  на почтительный поклон, и  когда  Дух  медленно  отлетел от
Кавинанта, тот, не задумываясь, последовал за ним. Оранжевый свет согрел его
сердце.  Но  в  то же  время  Кавинант едва не  плакал от  острой печали. Он
вспомнил, как  некогда двадцать гордых Духов  погибли из-за того, что ему не
хватило сил спасти их от юр-вайлов.
     Вскоре  к Духу присоединился другой, потом еще  один, еще и  еще. Через
несколько минут Кавинант оказался в кольце танцующих огней, которые вели его
к неведомой цели.
     На востоке поднимался тонкий  серебристый  полумесяц. В его  призрачном
свете  Кавинант увидел  высокий  холм,  покрытый густой травой, но  лишенный
другой растительности. Хрустальный перезвон  огней затих, и он услышал новые
чарующие  звуки. Казалось,  сам  воздух стал  музыкой,  под  которую  звезды
исполняли гавот,  - музыкой  торжественной и печальной. Духи  остановились у
основания холма и образовали вокруг него цепочку огней. Звуки музыки  влекли
Кавинанта вверх - к куполообразной вершине.
     Внезапно  он  услышал  слова,  такие  значимые  и  отчетливые,  что  их
невозможно было  забыть.  Они  наполнили его  тоской  и скорбью,  и если  бы
Кавинант не находился в состоянии  транса, он  заплакал бы  от  смысла  этих
слов.
     Пока мир превращался в руины и гибли леса,
     Я поместил Анделейн в кольцо своих недолговечных
     Горе взывает во мне, как сухие сучья ветвей,
     И безутешные слезы падают увядшими лепестками.
     Но на исходе сил я держу меч Закона,
     Защищая то, что осталось от раненой Страны.
     Отражая атаки Презирающего.
     Я питаю милые холмы своей любовью и соками сердца,
     Но мечта о покое тщетна,
     И бремя судьбы ломает отвагу.
     Солнечный Яд искажает мои слова,
     И красота вокруг меня умирает.
     О Анделейн! Оберегая тебя от нужды и потерь,
     Я верю, что Зло не всесильно.
     Но каждый мой вздох идет на пользу врагу,
     И меня пугает такая обреченность.
     Я не могу расширить круг своей силы,
     Хотя от страшных видений на губах запекается кровь.
     О мои холмы! Простите меня за то,
     Что в этой битве я обречен на поражение.
     Слезы текут из глаз при виде вашего угасания
     И той судьбы, которую вам уготовил Лорд Фоул.
     Но из последних сил я служу деревьям и зелени
     И мечом Закона защищаю раненую Страну.
     Через миг Кавинант увидел певца.
     Высокий сильный мужчина в белой широкой мантии сжимал в руке сучковатую
ветвь, которая служила ему посохом. Мелодия венчала его голову ослепительной
короной  и  изливалась  по  контурам тела мерцающими  потоками  света. Песня
старца  сплеталась  из магии  и красоты, и благодаря ей он удерживал  ночь в
своих  ладонях.  Лицо не  имело  глаз -  только  пустые глазницы.  Он сильно
изменился  за  те  десять  лет или, вернее, тридцать  пять  столетий,  когда
Кавинант видел его  в  последний  раз. Однако  старец  не поддавался  власти
возраста.
     Кавинанту  захотелось  опуститься  перед  ним  колени,  но  он не  стал
потакать своим  желаниям. Он  знал,  что стоит  ему  склониться  раз  и этим
поклонам не будет конца. Кавинант почтительно замер на месте и прислушался к
мелодии, которая кружила над мужчиной в белой мантии.  Через некоторое время
тот сурово спросил:
     - Томас  Кавинант,  ты узнал меня?  Кавинант без страха взглянул на его
лицо с пустыми дырами глазниц.
     - Ты - Хайл Трои.
     - Нет, - отозвалась песня. - Я - Каер-Каверол, Лесной старец Анделейна.
Последний из своего племени в разоренной и умирающей Стране.
     - Я помню тебя, -  воскликнул Кавинант. - Ты спас  мне жизнь у водопада
Колосса, когда я вышел из Мшистого  Леса. Кроме того, я должен поблагодарить
тебя за помощь, которую ты оказал мне в лесу.
     - Мшистого Леса больше нет. - Мелодия Каер-Каверола наполнилась холодом
и болью. - Колосс пал.
     "Нет  Мшистого Леса?  Значит,  Анделейн -  последний оплот?" Кавинант с
трудом удержался от слез.
     - Что ты хочешь от меня? Я сделаю все, что ни попросишь.
     Какой-то миг мелодия не имела слов. Затем старец тихо пропел:
     - Ты видел холмы Анделейна?
     - Да, - ответил Кавинант. - Я их видел.
     - Это  последнее  место в Стране, где сохранился Закон. Благодаря своей
силе я поддерживаю его  здесь нерушимым. Но мой конец недалек.  Помимо всего
прочего я  еще  и  Хайл Трои  - поэтому слабею  и теряю  власть над холмами.
Придет день, и бездна Зла  проглотит Анделейн. Страна превратится в пустыню,
и ничто ей уже не поможет.
     - Я знаю, - прошептал Кавинант и до боли стиснул зубы.
     - Я потребую  от  тебя всего и ничего,  - пропел высокий мужчина. -  Ты
вызван сюда не для расспросов, а для того, чтобы принять мой Смотри!
     Широким  взмахом посоха  он осыпал  траву звенящей  музыкой, и внезапно
сквозь мелодию Кавинант увидел их - воплощение гордой и печальной песни. Они
стояли  перед ним, словно отлитые из лунного  света,  и  серебристое сияние,
исходящее от Лесного старца, озаряло их, как пламя волшебного костра.
     Друзья Кавинанта!
     Высокий Лорд Морэм с едва заметной улыбкой и мудрыми строгими глазами.
     Елена, дочь  любви и насилия,  такая же  красивая  и страстная, как  ее
мать. Дитя Кавинанта и почти его любовница.
     Баннор -  Страж Крови,  чье  самообладание можно  было сравнить  лишь с
силой его справедливости.
     Мореход Идущий-За-Пеной,  который  возвышался над остальными не  только
благодаря  росту, но и величию своего духа. Веселый и верный  товарищ, почти
что брат.
     Взглянув на них сквозь завесу мелодии,  Кавинант  задрожал, словно  все
его  сухожилия износились  от горя и старости. Он  со стоном протянул к  ним
руки и пошел навстречу, горя желанием прижать друзей к своей груди.
     - Стой!
     Команда  Лесного  старца  парализовала  Кавинанта  и  не  позволила ему
проникнуть за завесу мелодии. Тело сковала холодная неподвижность.
     - Ты  не понял меня, -  дружелюбно пропел  Каер-Каверол.  - Тебе нельзя
касаться их, потому что они не имеют плоти.  Ты видишь перед собою  Мертвых.
Закон Смерти сломан, и его  уже не восстановить. Вот почему те, кто приходит
на холмы Анделейна, встречают здесь своих умерших друзей и близких.
     "Не может быть! Прошло  тридцать  пять веков!" Слезы побежали  по щекам
Кавинанта. Тем не менее, когда Лесной  старец вернул ему подвижность, он уже
не стремился в объятия призраков. Содрогаясь от горя, Кавинант спросил:
     - Что вы хотите? Воспоминания о вас разрывают мое сердце.
     - О любимый, - ответила Елена  тем чистым, неотразимым голосом, который
он  часто  вспоминал  с  печалью  и болью.  -  Сейчас не время  для  горьких
сожалений. Твое появление доставило нам большую радость, и мы пришли сюда не
для того, чтобы причинять тебе страдания. Каждый  из  нас хочет благословить
тебя своей любовью и преподнести дары, если это позволит Закон.
     -  Слова Елены - истинная правда,  - добавил Морэм. - Порадуйся с нами!
Раздели то счастье, которое мы чувствуем при встрече с тобой!
     -  Морэм! -  застонал  Кавинант.  -  Елена  и  Баннор!  О  милый  друг,
Идущий-За-Пеной!
     Голос старца возник как предвестие грома:
     -   Вот   почему  мужчины  и  женщины,  приходившие  сюда,  становились
безумными. Горе сводило их с ума. Это  хорошо,  что твои спутники отказались
сопровождать  тебя, Кавинант.  Гравелинг и эг-бренд потеряли бы рассудок при
виде своих Мертвых.  А женщина из  твоего  мира  подняла бы  здесь  зловещие
тени... Мы преподнесем тебе наши дары, если ты сохранишь свои смелость и ум.
     - Дары? - дрожащим голосом спросил Кавинант. - Я не  понимаю,  о чем вы
говорите. За что вы хотите одарить меня?
     Его разрывали тысячи вопросов, и в то же время он  не находил достойных
слов, чтобы выразить свое удивление.
     - Мой друг, прости нас, но мы не можем говорить с тобой на многие темы,
- сказал Морэм. - Таков Закон.
     -  Когда люди вызывали  мертвого Кевина, сломавшего  Закон  Смерти, его
слова  сокрушили тех, кто задавал вопросы, - напомнила Елена.  - Мы не хотим
навредить тебе своими ответами, любимый.
     - К счастью, тебе не нужны ответы, - со смехом добавил Идущий-За-Пеной.
- Ты и без их помощи справишься с любой задачей.
     О Идущий-За-Пеной! Слезы на  лице Кавинанта были теплыми, словно кровь.
Он стоял, преклонив одно колено, хотя не помнил, как опустился.
     -  Достаточно, -  пропел Каер-Каверол. -  Неверящий  дрогнул.  Он может
сломаться.
     Лесной старец величественно подошел к Кавинанту:
     - Я не буду называть  того, что ты  ищешь. Но в моих силах помочь  тебе
отыскать эту вещь.
     Он приподнял свой посох и коснулся им  лба Кавинанта. Музыка пронеслась
через мозг, как белое пламя.
     - Знание внутри тебя, хотя ты  его пока  не видишь. Когда придет время,
ты поймешь, как использовать мой
     Песня пошла на убыль, и в уме Кавинанта осталось только смутное чувство
неосознанной  возможности.  Каер-Каверол  отступил  в сторону. Высокий  Лорд
Морэм сделал шаг вперед.
     - Юр-Лорд и Неверящий, - мягко промолвил  он, -  моим  даром тебе будет
совет. Узнав о том, как спасти  Страну,  ты должен покинуть ее  пределы, ибо
вещь,  которая  понадобится  тебе,  находится не здесь. Закон запрещает  мне
говорить на эту  тему, но я хочу  предупредить тебя:  не обманывайся  муками
Страны.  Цель  поиска  окажется иной,  не  той,  какой  ты  будешь  ее  себе
представлять. В конце концов тебе придется вернуться в Страну.
     Он отошел  назад, прежде чем Кавинант  успел его  о чем-либо  спросить.
Место Морэма заняла Елена.
     - Любимый, - сказала  она, одарив Кавинанта  нежной улыбкой,  -  так уж
случилось, что на мою долю  выпал самый тяжелый  вопрос. Но какой бы мрачной
ни  казалась  истина,  ты должен  ее  узнать. Страна потеряла свою силу и не
может излечить  твой недуг,  так как Лорд Фоул  разрушил  основы ее бытия. Я
сожалею, что у твоей спутницы не хватило мужества сопровождать тебя на холмы
Анделейна.  Однако  она  должна  прийти  сюда,  чтобы встретиться  со  своим
прошлым. Береги  ее, любимый, ибо только она способна  исцелить  нас всех. -
Внезапно голос Елены наполнился эхом той жгучей ненависти, из-за которой она
нарушила великий Закон Смерти. -  И вот что  еще хочу я тебе  сказать. Когда
придет время, ты должен встретиться  с Презирающим.  Лорд Фоул  будет  ждать
тебя в Кирил Френдоре под Горой Грома - в пещере, которую он избрал себе для
жилища.
     "Елена, -  со  стоном  подумал Кавинант. - Я вижу, что ты  не  простила
меня. Даже века не смягчили твоей обиды".
     Вперед вышел Ба Лицо харучая выглядело бесстрастным и неумолимым.
     - Неверящий,  - сказал он невыразительным тоном, - у меня нет  для тебя
никакого   дара.  И  все  же  я  смею  просить,  чтобы  ты   освободил  моих
соплеменников.  С ними  обошлись отвратительно.  Избавь  их от плена, и  они
будут служить тебе верой и правдой.
     После Баннора к нему обратился Идущий-За-Пеной. Кавинант увидел рядом с
ним еще одного человека.
     - Мой милый друг, - весело сказал Великан. - Мне выпало счастье вручить
тебе воистину бесценный Смотри!
     Он  указал на своего  спутника,  и Кавинант вдруг понял, что незнакомый
мужчина в  короткой тунике не был одним из Мертвых.  Кожа человека  отливала
той  же чернотой, что и дыры между звезд. Прекрасно сложенное тело выглядело
сильным и крепким. Черные волосы сочетались с чернотой зубов и десен. И даже
белки его глаз несли в себе оттенки  кромешной ночи. Он держался так, словно
не видел  Мертвых,  Лесного старца и Кавинанта. Его глаза рассеянно смотрели
вдаль, никого и ничего не замечая.
     - Это Вейн, - сказал  Идущий-За-Пеной. -  Можешь считать его уникальным
порождением юр-вайлов.
     Услышав  о юр-вайлах, Кавинант непроизвольно вздрогнул, но  Великан  не
заметил этого.
     -  Он  венчает  собой  многовековой  труд  по  селективному  разведению
существ.  Как  твой друг я заклинаю тебя:  возьми  его с собой. Он  не может
попросить об этом, потому что не умеет говорить и не служит какой-либо цели,
кроме своей собственной. Создатели вложили в него все знание, которое имели,
поэтому он не дрогнет в трудную минуту и не оставит тебя в беде. Я намеренно
сказал, что Вейн  служит только собственной цели. Чтобы сделать его полезным
для тебя,  юр-вайлы  научили  Вейна  подчиняться  одной команде.  Ты  можешь
приказать  ему  только один раз,  но  я уверен, что этого достаточно.  Когда
ситуация покажется тебе критической и  другой помощи не  будет,  скажи  ему:
"Некримах,  Вейн!"  - и он  подчинится.  - Идущий-За-Пеной нагнулся и сложил
огромные ладони  в молитвенном жесте.  -  О Томас  Кавинант! Мой  дорогой  и
любезный друг! В память о Горячем Убийце,  который поглотил и возродил меня,
я прошу принять этот
     Кавинант  с  трудом  удержался  от  желания обвить  руками  мощную  шею
Великана.  Он многое  слышал  о злобных юр-вайлах  и  их мерзких  опытах. Но
Идущий-За-Пеной   отдал  за  него  свою   жизнь,  поэтому  просьба  Великана
превосходила любые доводы рассудка.
     - Да. Я принимаю его.
     -  Благодарю, - прошептал  гигант и отошел в  сторону. Наступила минута
молчания.  Духи  Анделейна потускнели,  а  Мертвые скорбно склонили  головы.
Песня   Каера-Каверола   перешла   на   каденцию  траурной  песни.  В  поток
серебристого  сияния влились кроваво-красные оттенки. Кавинант почувствовал,
что его  друзья  вот-вот исчезнут.  Сердце  кольнуло болью в тоске о словах,
которые  могли  бы  выразить  ту силу, с  какой он  их  любил. Лесной старец
направился к нему, однако Высокий Лорд Морэм остановил его взмахом руки.
     -  Еще одно  слово,  - сказал он Кавинанту.  - Хотя, говоря  об этом, я
многим  рискую.  Мой друг! Страна погибает  от разорения, но  ты  принимаешь
вторичные причины  за  главные. Лорд Фоул идет по новым путям, и на  его Зло
нельзя  отвечать  поединком. Он  назвался  твоим врагом.  Однако  помни, что
Презирающий давно мечтал  переманить  тебя на свою сторону. Ничто не поможет
тебе избежать его западни, поскольку она окружена другими ловушками. Жизнь и
смерть  вросли друг  в  друга, и  их  невозможно  отделить.  Лишь  понимая и
принимая эти крайности, ты обретешь над  ними контроль и власть. Но когда...
- Он замолчал на мгновение, взглянув  Кавинанту в глаза. - Когда ты попадешь
в беду и у тебя не останется никаких сил, вспомни о парадоксе белого золота.
Надежда живет в противоречии! Не забывай об этом!
     "Надежда? - со слезами  на глазах подумал Кавинант - О  Морэм! Разве ты
не знаешь, что я обречен на неудачу?"
     В следующий миг песня старца перехватила ему горло и закрыла глаза Упав
на траву, Кавинант погрузился в глубокий сон

     Отродье демондимов
     Когда он  проснулся, его лицо чесалось, словно в бороду вросла трава, а
спина была теплой от солнца, подходившего к зениту.
     Подняв голову, он осмотрел вершину высокого холма, где встретил Мертвых
и  Каера-Каверола.  Вокруг простирались холмы  Анделейна,  похожие на бутон,
который  раскрыло утреннее солнце.  Кавинант безучастно  разглядывал  небо и
деревья.  Красота  природы  на время  потеряла над ним свою  власть. На него
нахлынула меланхолическая грусть.
     И тут ему припомнились события прошлой ночи. Он вспомнил все, хотя и не
был уверен в реальности происшедшего.
     Однако эта  неуверенность продлилась  лишь  несколько мгновений.  Когда
Кавинант увидел Вейна, все тут же встало на свои места.
     Вейн стоял там же,  где  и прошлой ночью, слегка переминаясь  с ноги на
ногу  и  ничего  не  замечая.   Кавинанта  снова   поразило  его  физическое
совершенство: гладкие и сильные руки и ноги; плоть без  пятна и порока. Будь
его тело мраморным, он мог бы сойти за идеализированную скульптуру.
     Вейн даже виду  не подал, что заметил пробуждение Кавинанта. Опустив по
бокам полусогнутые руки,  он стоял как  изваяние, в которое еще не  вдохнули
жизнь. Грудь оставалась неподвижной;  глаза,  не мигая, смотрели прямо перед
собой.
     Кавинант  постепенно  вспомнил и  о  других полученных дарах.  Все  они
казались  странными  и  непонятными, но реальность Вейна убеждала  его  в их
важности. Кавинант взял юр-вайла в спутники как надежду на то, что остальные
дары тоже окажутся полезными.
     Стараясь  заглушить  в  себе  чувство потери,  он  поднялся  на  ноги и
повернулся к Вейну. Быстро осмотрев темную фигуру, он произнес:
     - Идущий-За-Пеной сказал, что ты не говоришь. Это правда?
     Вейн  не реагировал.  Двусмысленная улыбка застыла  на  его  губах,  но
выражение  лица  не изменилось:  он  по-прежнему  смотрел прямо перед  собой
неподвижными черными глазами. С тем же успехом он мог оказаться и слепым.
     - Значит,  ты  действительно  не  говоришь,  -  прошептал  Кавинант.  -
Надеюсь, то, что мне сказали о тебе, тоже верно. Я не хочу испытывать тебя и
по  возможности не буду  прибегать  к твоей помощи. Но если юр-вайлы наврали
Идущему-За-Пеной...
     Он  нахмурился,  пытаясь  проникнуть  в  тайну своего спутника,  однако
интуиция не пришла ему на помощь.
     - Возможно,  Линден что-нибудь расскажет о  тебе.  Черные  глаза  Вейна
оставались неподвижными.
     -  И  еще  я надеюсь, что  у меня не появится  привычки разговаривать с
тобой, - проворчал Кавинант. - Это было бы просто нелепо.
     Почувствовав  себя  немного  глупо,  он  взглянул  на   солнце,   чтобы
определить стороны света, и начал спускаться  с холма, намереваясь вернуться
к своим друзьям.
     Вейн шел в нескольких шагах позади. Он  двигался так,  словно  накрепко
запомнил когда-то  окружавший  его мир и теперь не имел  нужды осматриваться
вокруг.  Несмотря  на  свою  реальность,  и реальность  весьма ощутимую,  он
двигался совершенно бесшумно, не оставляя следов на траве.
     Кавинант пожал плечами и направился на юго-запад.
     В полдень он закусил алиантой, заменившей ему обед, и мало-помалу обрел
былое ощущение радости. Вид зеленых холмов наполнял его томным волнением. Он
вдруг почувствовал покой в своей измученной душе и забыл о боли утрат. Пусть
Лорд  Фоул  лишил его самого  изысканного  удовольствия  - ощущения  полного
здоровья, столь явного здесь  в каждом  растении и  каждой живой  твари.  Но
холмы,  казалось,  поняли  его  беду  и  стали  еще  привлекательнее,  будто
старались предложить ему то, чем он еще мог наслаждаться. В воздухе носились
яркие птицы. Сочная трава была такой густой и высокой, что ноги утопали в ее
пышном и мягком ковре по колено. Здешняя алианта была такой питательной, что
вскоре  все мышцы Кавинанта  налились  жизненной силой  и  стали по-юношески
упругими.
     Анделейн  расплавил  душевную   скорбь  Кавинанта   и  выковал  из  нее
несокрушимое чувство ясной цели.  Теперь  он без страха мог думать о будущих
делах  и  опасностях.  Глядя  на зеленые холмы,  он поклялся себе, что, пока
бьется его сердце, эта прекрасная страна не погибнет.
     Во второй половине дня он вышел к речушке, которая безмятежно протекала
меж песчаных  берегов. Кавинант остановился, собираясь выкупаться.  Он знал,
что  до полуночи не встретится со своими  спутниками, и потому не торопился.
Раздевшись,  он  принялся натираться  песком - до тех пор,  пока  впервые за
много дней не почувствовал себя чистым.
     Вейн неподвижно стоял на берегу, словно врос корнями в землю. Кавинанту
вдруг захотелось пошутить; он набрал  в  пригоршню  воды  и обрызгал  своего
спутника с ног до головы. Капли  сверкнули на обсидиановой коже и  скатились
вниз, но Вейн даже не пошевелился.
     - О огонь ада, - прошептал Кавинант.
     Его настроение тут  же испортилось. Охваченный мрачными предчувствиями,
он торопливо выстирал свою одежду и снова  двинулся  в путь. Вейн неотступно
следовал сзади.
     Кавинант рассчитывал идти без остановки до самой Мифили, где его должны
были ожидать друзья. Но луна в эту ночь не взошла, а передвигаться при свете
звезд оказалось трудно. Когда на небосводе угас последний отблеск заката, он
решил сделать привал.
     Тем не  менее заснул он не сразу. На сердце давило какое-то безотчетное
беспокойство.  В  темноте вырисовывалась  неподвижная фигура  Вейна,  и  при
взгляде  на него Кавинанту  становилось  не  по  себе.  "Как  я  только  мог
довериться  юр-вайлам?" - в который раз подумал Кавинант об Идущем-За-Пеной.
Юр-вайлы  считались одной из самых древних  рас Страны, и они  тысячелетиями
служили Лорду  Фоулу. Кавинант вновь и вновь представлял себе  этих  тварей.
Однажды, когда  его силы иссякли, эти кровожадные существа пожрали несколько
десятков  Духов.  Он  просто  не  мог  поверить,  что  они  отдали Вейна без
какого-то злобного умысла.
     Кавинант все размышлял, размышлял... Однако  трава  и  воздух Анделейна
делали свое дело - его тревожные мысли улетучились, и Кавинант заснул.

     Проснувшись  на  рассвете  бодрым и полным  сил,  он снова отправился в
путь. Но  на душе у него  было невесело. Ему не хотелось  покидать Анделейн.
Тем  не менее  он торопился, не желая понапрасну тревожить своих  спутников.
Незадолго до полудня Кавинант одолел последние холмы у Мифили.
     Он вышел к реке чуть восточнее условленного места: старый дуб находился
справа от него  - примерно в половине лиги.  Кавинант направился к  нему  по
гребню холма, выискивая взглядом друзей.
     Но,  приблизившись  к  величественному дереву, он так  и  не увидел  ни
Линден, ни Сандера, ни Холлиан.
     Кавинант  остановился  и стал разглядывать другой берег реки, выискивая
какой-нибудь  признак   присутствия   своих   спутников.   Торопясь  достичь
Анделейна, он не обратил особого  внимания на эту местность  и только теперь
рассмотрел ее  как  следует. Мертвое пространство, усыпанное обломками скал,
тянулось через  холмы к югу и на лигу к западу, а  затем  клином врезалось в
равнину. На этом проклятом  месте  не было  видно ни  одного растения. Перед
Кавинантом простиралась пустыня, безжизненная, как труп. Однако чуть дальше,
за  ее пределами,  ветер  гнал  волны по  зеленому морю  травы. Два  периода
плодородного солнца, следовавшие  друг за  другом,  способствовали тому, что
южный берег стал похож на мертвый остров в плотном кольце растительности.
     Но Линден и двое обитателей подкаменья исчезли. Сбежав по склону холма,
Кавинант бросился в воду и поплыл через Мифиль. Через несколько минут он уже
стоял на том месте, где прощался с Линден.
     Вот здесь она отказалась пойти вместе с ним, а здесь...
     - Линден!
     Его крик до  смешного  тихо  прозвучал среди скал  и  без  эха  угас  в
окружающих зарослях.
     - Линден!
     На  миг  ему  показалось,  что  ее тут  никогда и  не было, как не было
Сандера и Холлиан.
     Солнце, окруженное зеленым ореолом,  презрительно ухмылялось. Кавинанта
захлестнул  внезапный страх.  Проклятия, которые  ему  хотелось  произнести,
застряли  в капкане  оцепенения. Его спутники ушли.  Он оставил их, и  в его
отсутствие с ними  что-то случилось. Неужели еще один Всадник? В тот момент,
когда их некому  было защитить... Что же  делать? Ударив кулаком о ладонь, и
посмотрел в бесстрастные глаза Вейна.
     Его застывший взгляд заставил Кавинанта вздрогнуть.
     - Они ждали меня здесь, - сказал он юр-вайлу, словно тот ему возражал.
     Дрожь, пробежавшая  по  телу Кавинанта, превратилась в холодную ярость.
Он снова стал осматриваться.
     - Они бы не бросили меня.  Что-то заставило их  уйти. Возможно, их даже
взяли в плен. Но не убили.., и не ранили. Я не вижу следов крови.
     Кавинант  заметил высокую груду камней и вскарабкался на нее, позабыв о
том, что не выносит  высоты. Балансируя на  вершине, он осмотрел территорию,
где  равнина  граничила  с  Анделейном.  Однако  густые и  чудовищно высокие
заросли  были непроницаемыми для взгляда. Его  спутники могли находиться  на
расстоянии голоса,  а  он все равно  не увидел бы их.  Кавинант  повернулся,
разглядывая безжизненное пространство к югу и западу от себя. Эта каменистая
пустошь могла скрывать в себе многие непредвиденные опасности.
     - Линден! - закричал он. - Сандер! Холлиан!
     Его безответный зов растворился в воздухе.
     Кавинант торопливо спустился с груды камней и направился к  тому месту,
где в  последний  раз  видел Линден. Набрав по пути  несколько камешков,  он
выложил  из  них  на большом  валуне стрелу,  указывающую в  глубь  пустоши.
Теперь, если  бы его  спутники вернулись сюда, они знали бы,  куда он пошел.
Подождав еще немного, Кавинант отправился в путь.
     Вейн следовал за ним, как тень.
     Кавинант  продвигался  вперед, зорко осматривая на ходу  территорию. Он
искал  что-нибудь такое,  что  могло  бы  объяснить исчезновение его друзей.
Определив природу опасности, он мог бы наметить тактику действий. Как бы там
ни было, Кавинант не прятался и не крался.  Он шагал по камням и сланцу, все
дальше углубляясь в мертвое царство хаоса и камней.
     Пройдя  около  лиги,  он  остановился,  чтобы проверить  направление  и
перевести  дух. Рядом с ним замер Вейн,  невозмутимый и безучастный. Похоже,
долгий переход  по  пустоши не утомил его. Во всяком случае, он  не выглядел
усталым.  Выругав  безмозглое создание  -  а скорее  собственное  физическое
несовершенство,  -  Кавинант  начал  взбираться   на  обломок  скалы,  чтобы
сориентироваться на местности.
     С вершины скалы он разглядел в  полулиге к западу край длинного каньона
и   сразу  же  решил  направиться   туда.   Впрочем,  пустошь  не   баловала
разнообразием,   и   каньон   был,   пожалуй,   ее   единственной  рельефной
особенностью.
     Спускаясь вниз, Кавинант оступился, слетел с обломка скалы и растянулся
перед   Вейном.  Он  со  стоном  поднялся  на  ноги  и  замер  на  месте  от
неожиданности - рядом с Вейном стояли четверо мужчин.
     Они были выше и стройнее  обитателей подкаменья Мифиль и носили накидки
цвета скал, по которым Кавинант  признал в них жителей настволья. Их  одежда
была оборванной;  глаза  лихорадочно  горели.  Трое  незнакомцев  помахивали
длинными каменными дубинами. Четвертый сжимал в руке нож. Угрожающе выставив
свое оружие, они подходили все ближе и ближе.
     - О огонь ада! - прошептал Кавинант, машинально замахав им руками. - Ад
и кровь!
     Вейн смотрел мимо людей, словно их и не было. Лица незнакомцев искажала
злоба. Кавинант застонал. Неужели каждый обитатель  Страны отныне желал  его
смерти?  Однако  он  был  слишком  рассержен,  чтобы  отступать.  В  надежде
перепугать противников он громко крикнул:
     - Где Линден? Куда вы дели ее?
     Ближайший к Кавинанту мужчина, похоже, узнал это имя.
     В следующий миг один из них бросился в атаку. Кавинант отступил на шаг,
но другие не сдвинулись  с места.  Мужчина  подбежал к Вейну и изо всех  сил
треснул его дубиной по голове.
     Каменное оружие рассыпалось  на мелкие  кусочки. Нападавший вскрикнул и
отскочил.
     Вейн дернул головой, словно кивнул. Затем моргнул черными глазами  -  и
все!  Другой  реакции  на  удар  с  его  стороны  не  последовало. Абсолютно
равнодушный, он по-прежнему стоял на  месте и  все так  же  смотрел  куда-то
вдаль.
     Такой  поворот  событий  напугал незадачливых  вояк,  и  они  бросились
наутек. Но у Кавинанта не было времени удивляться. Он  не собирался упускать
свой шанс отыскать друзей.
     Не успели бегущие сделать и нескольких шагов, как он свирепо рявкнул:
     - Стойте, пока живы!
     От собственного крика у него зазвенело в ушах. Люди замерли на месте.
     -  Слушайте меня!  - грозно  продолжил он. - Я вам не враг, но и сам не
намерен погибать безвинно!
     Человек  с ножом угрожающе  взмахнул  своим  оружием. Кавинант  вытянул
палец в его сторону:
     - Вот что я вам скажу!  Мы  не против отправиться с вами в  деревню! Но
вам не удастся пролить нашу кровь!
     Его тело дрожало, но голос звучал так властно, что нападавшие отступили
на шаг.
     Человек, который узнал имя Линден, поколебался, однако решил-таки взять
на себя роль вожака.
     - Если вы  будете сопротивляться, - несмело сказал он, -  сюда сбегутся
все жители настволья, и тогда ваша смерть будет страшна.
     Кавинант подпустил в голос злости:
     - Я не намерен оказывать вам сопротивление. Вы забрали мою женщину, и я
хочу пойти туда, где она сейчас находится.
     Сердитый  и подозрительный вожак  попытался выдержать взгляд Кавинанта,
но ему это не удалось. Он указал своей дубиной на каньон:
     - Она там.
     - Да, она там, - прошептал Кавинант. - Все верно.
     Повернувшись  спиной  к  жителям  настволья, он  двинулся  в  указанном
направлении.
     Вожак повелительно крикнул. Человек, ударивший Вейна, торопливо обогнал
Кавинанта и  пошел впереди. Зная  пустошь как  свои  пять пальцев, он вскоре
вывел их на ровную и прямую тропу. Гораздо быстрее, чем ожидал Кавинант, они
оказались на краю каньона, стены которого круто спускались вниз.
     Глубина  ущелья  поразила  его.  Эта  расщелина  напоминала  пасть:  ее
изрезанные края  вырисовывались  на фоне неба как темные острые зубы.  Здесь
можно  было ждать  засады  на каждом шагу. Кавинант  содрогнулся, но желание
найти друзей  придало ему  храбрости. Он без колебаний зашагал  к настволью,
внимательно разглядывая окрестности.
     Его поразило  удивительное сходство между селением и людьми, поймавшими
их  с  Вейном.  Настволье Каменной  Мощи выглядело ужасно неухоженным, а его
обитатели  казались самыми ленивыми неряхами в Стране. Дно каньона вокруг их
домов было завалено мусором и отходами,  и люди носили свои рваные накидки с
таким равнодушием, словно  дыры на одежде считались здесь признаком хорошего
тона.  Но,  несмотря  на  грязные  лица и  затрапезный  вид,  многие из  них
отличались сытой  тучностью.  То  же  самое можно было сказать  и о  зданиях
настволья.  Дома  стояли  на  массивных  сваях, защищающих жилища  от  воды,
которая бежала по дну каньона в периоды дождевого солнца.  Деревянные  срубы
выглядели крепкими и  тяжелыми, но  состояние стен  говорило о небрежности и
лени  -  там  и сям в них зияли дыры.  У многих лестниц,  ведущих к  дверям,
отсутствовали перила, а некоторые ступени были сломаны или истерты.
     Проходя по  этому беспорядочному  скоплению домов, Кавинант  недоуменно
озирался по сторонам. "Невероятно, - думал  он. - Как  могли эти беззаботные
люди выжить под Солнечным Ядом?"
     Однако   их   беспечность  носила   исключительно   бытовой   хара
Вглядываясь  в  глаза обитателей этого  настволья,  он находил  в них страх,
помноженный на  задиристую  ненависть. Они  напоминали ему  Друлла-Камневого
Червя  - пещерника,  который  едва  не погиб  из-за  своей страсти  к  Камню
Иллеарт.
     Конвоиры привели Кавинанта к самому большому в деревне дому.
     - Гравелинга, выходи! - закричал вожак.
     Через несколько минут  на крыльце  появилась высокая  женщина,  которая
гордо спустилась по лестнице. На ней было платье изумрудного  цвета - первое
яркое  одеяние,  которое  Кавинант  увидел  в  этой   деревне.  Несмотря  на
пожеванный  вид,  ее  одежда,  как  ни  странно,  оказалась целой и без
Нечесаные волосы в беспорядке вились по плечам. Бесстрастное  выражение лица
было явно напускным - об этом свидетельствовали заплаканные глаза и дрожащий
подбородок.
     Присутствие в  настволье гравелинги несколько смутило Кавинанта. Прежде
уклад  жизни  в  наствольях и  подкаменьях  сильно  различался. Но  Кавинант
понимал,  что  постепенно  такое   различие  должно  было  исчезнуть.  После
поражения  Презирающего  жители   многочисленных  деревень  перестали  вести
обособленный  образ  жизни  и  уже долгое время общались друг  с другом. Вот
почему в подкаменье Кристалла люди ценили эг-бренд с ее деревянным лианаром,
а в настволье Каменной Мощи всеми делами деревни управляла гравелинга.
     - Ну что у тебя, Брэннил? - обратилась женщина к вожаку.
     Тот толкнул Кавинанта в плечо.
     -  Гравелинга,  - сказал  он, - этот  человек  назвал  имя  незнакомки,
которая была с теми двумя из подкаменья. - Помолчав, он мрачно добавил:
     - Смотри. Он Полурукий. И носит белое кольцо.
     Женщина взглянула на руку Кавинанта. В ее глазах запылал свирепый огонь
безумства.
     - Клянусь  Каменной  Мощью!  - прошептала она.  -  Мы получим  за  него
хорошую награду.
     Кивнув головой, она подала условный знак, а затем пошла обратно в дом.
     Кавинант молчал. Поведение женщины и упоминание о друзьях ошеломили его
на несколько мгновений. Но он быстро стряхнул с себя оцепенение.
     - Подожди! - закричал он вслед  гравелинге. Женщина оглянулась и, будто
вспомнив о чем-то, спросила:
     - Брэннил, он применял против вас силу?
     - Нет, гравелинга, - ответил тот.
     -  Значит,  это  не  Полурукий.  Будет  сопротивляться,  ударь  его как
следует.
     Она  вошла в свое  жилище и закрыла  дверь. В  тот  же миг чьи-то  руки
схватили  Кавинанта и потащили к другому дому. Кто-то грубо подтолкнул его к
лестнице. Не  удержавшись  на ногах,  он  упал на  ступени. Несколько мужчин
заставили его подняться по лестнице и впихнули в дверь с такой силой, что он
отлетел  к стене. Вейн следовал за ним. Никто его и пальцем не тронул, но он
сам поднялся по лестнице, словно не желал расставаться с Кавинантом.
     Дверь с грохотом захлопнулась. Щеколду завязали снаружи куском лозы.
     Шепотом выругавшись, Кавинант опустился на деревянный пол,  прислонился
к стене и задумался над своей ситуацией.
     Дом, в котором его заточили, имел  лишь одну небольшую комнату.  Сквозь
многочисленные щели в стенах пробивался  солнечный свет. Некоторые доски так
прогнили, что их  можно было выломать руками или с помощью ножа. Но в данный
момент  Кавинанта интересовала  не  свобода, а Линден.  И еще он хотел найти
Сандера и Холлиан. Кроме того, у него не было ножа. Да и на силу рук он тоже
не надеялся.
     Поразмышляв  минуту над  тем, не  дать  ли  Вейну ту самую единственную
команду, он все-таки решил не делать этого. Его положение еще не было  столь
отчаянным.  Кавинант прижался  лицом к стене и  какое-то  время рассматривал
деревенские дома, наблюдая, как удлинялись вечерние тени. Однако он так и не
увидел  ничего,  что могло  бы дать ответ  на  мучившие его вопросы. Теснота
лачуги угнетала его. Он чувствовал  себя пленником, обреченным  на смерть, -
еще более беспомощным,  чем в подкаменье  Мифиль. Ощущение  беды сжимало его
сердце стальными тисками. Кавинант  взглянул  на Вейна и сжал кулаки, словно
его оскорбляла пассивность юр-вайла.
     Чувство гнева побудило Кавинанта к  действию.  Он вновь припал к щели в
стене и убедился, что  двое охранников по-прежнему стояли на  своих  местах.
Осмотрев ветхую дверь, он  выбрал место, где доски прогнили сильнее всего, и
ударил туда ногой.
     Хижина затряслась. Доски глухо затрещали.
     Охранники вскочили и уставились на дверь.
     Кавинант ударил еще раз. Три гнилые  перекладины  сломались,  и в двери
появилась огромная дыра.
     - Эй, там, потише!  - закричал охранник. -  Будешь дурить, получишь  по
лбу дубиной, понял?
     В ответ Кавинант пнул дверь еще раз. На пол посыпались щепки.
     Охранники  колебались. Им  явно не хотелось открывать дверь, пока в нее
колошматили ногой.
     Кавинант нанес новый удар - сильнее прежних.
     Один  из  охранников  направился  к  лестнице.  Другой  побежал к  дому
гравелинги.
     Злобно усмехнувшись, пленник продолжал пинать дверь, но уже не прилагая
столь  больших  усилий. Когда  гравелинга явилась,  Кавинант нанес по  двери
последний удар, отошел к стене и сел на пол.
     По  команде  гравелинги  охрана  поднялась  по  лестнице.  Наблюдая  за
Кавинантом через дыру,  они  развязали запор и поспешно спустились на землю.
Возможно,  они опасались,  что пленник  собьет их  с  крыльца, открыв  дверь
очередным ударом ноги.
     Но  Кавинант  не  стал  терзать  бедную  дверь  и  испытывать  терпение
караульных. Он медленно  вышел и встал на  пороге.  Не  успела женщина и рта
открыть, как он крикнул:
     - Мне надо поговорить с тобой! Она надменно взглянула на него:
     - Я  не хочу тратить на тебя свое время, пленник. Он не  обратил на эти
слова никакого внимания.
     -  Мне плевать  на то,  что  тебе  хочется или  не хочется. Ты  глубоко
заблуждаешься, если думаешь, что я не обладаю силой. Почему  же тогда Верные
так жаждут моей смерти? - Он мрачно усмехнулся. - Спроси своих  людей о том,
что случилось, когда они напали на моего спутника.
     По  тому,  как  она  прищурилась, стало  ясно,  что  ей  уже сообщили о
неуязвимости Вейна.
     -  Я  предлагаю  тебе сделку,  - продолжал  он, не  давая ей  время  на
раздумья. - Вы для меня не представляете угрозы, но мне не хочется причинять
вам вред. Я  подожду, пока вы  сами не  отпустите  меня. Более того, если ты
ответишь мне на несколько вопросов, я перестану разрушать этот дом.
     Ее взгляд, немного поблуждав, вернулся к Кавинанту.
     - У тебя нет силы.
     - Так чего же ты боишься?
     Она не ответила. Кавинант видел, что ей хотелось повернуться и уйти, но
она не  решалась сделать  это. Очевидно,  ее  достоинство уже  было уязвлено
каким-то образом. Помолчав с минуту, она хрипло прокричала:
     - Спрашивай!
     -  Вы взяли в плен троих, -  тут же  заговорил Кавинант. -  Женщину  по
имени Линден Эвери и двух жителей подкаменья. Где они?
     Не выдержав его взгляда, женщина опустила глаза.  Вероятно, этот вопрос
был как-то связан с причиной ее сегодняшнего огорчения.
     - Их больше нет.
     - Нет?! - У Кавинанта сжалось сердце. - Что ты этим хочешь сказать? Она
не ответила.
     - Вы убили их?
     - Нет!
     Она была похожа на хищника, которого лишили его добычи.
     - Мы имели на это  полное  право! Жители подкаменья  -  наши  враги! Их
кровь  принадлежала нам  по  закону сильного.  Кроме того,  мы  нашли  у них
Солнечный Камень и лианар, а это редкая  и ценная добыча. Кровь  их спутницы
нам бы тоже пригодилась. Друг врагов - наш враг. Мы имели право убить их. Но
у нас отняли это право!
     В ее голосе промелькнул оттенок жалобы.
     - Трое чужаков попали к нам в первый день плодородного солнца. Но,  как
назло, в тот же вечер на своем Рысаке приехал Сантонин на-Морэм-ин.
     Ее злобное бормотание поражало сильнее, чем самый громкий крик.
     - Именем Верных у нас отняли нашу  добычу. Твои спутники -  это ерунда,
Полурукий. Я отдала их Всаднику без сожаления. Они отправились в Ревелстоун.
И я молюсь о том, чтобы их кровь сгнила по дороге к на-Морэму.
     "Ревелстоун?  - со стоном подумал Кавинант.  -  О огонь  ада!" Его ноги
подкосились, и, чтобы не упасть, ему пришлось прислониться к косяку.
     К счастью, женщина, поглощенная своими страданиями, ничего не заметила.
     - Пусть их кровь сгниет, как  и все Верные!  - кричала  она. - Верные и
все, кто служит на-Морэму. Из-за Сантонина мы потеряли силу.  Как нам теперь
жить? О Каменная Мощь!
     Она заскрежетала зубами:
     -  Когда  я узнаю, кто  рассказал  Всаднику  о Каменной Мощи, то  вырву
сердце  из  тела  предателя и  раздавлю его  руками! Ее  взгляд, острый, как
копье, впился в Кавинанта.
     -  Я молюсь о  том,  чтобы  твое  белое кольцо  действительно было  тем
могущественным  амулетом,  о  котором  говорил  Всадник.  Оно  станет  нашей
добычей. Я  обменяю  его  на Каменную  Мощь.  И не  только  на  нее. Поэтому
приготовься к смерти, Полурукий. На рассвете  я пущу твою жизнь по  ветру. И
это доставит мне радость.
     Безумный  страх сковал Кавинанта. В горле застряли все слова протестов,
готовые сорваться с языка. В  мозгу  билась одна мысль:  его  друзьям грозит
опасность. И зачем только он ушел в Анделеин...
     Гравелинга  повернулась  на  каблуках,  намереваясь  уйти,  и Кавинанту
пришлось преодолеть себя, чтобы спросить:
     -  Когда их увезли в Ревелстоун? Она не ответила. Но один из охранников
осторожно прошептал:
     - На восходе второго плодородного солнца.
     "Проклятие! - прошептал  Кавинант.  - Почти два дня...  И их  увезли на
Рысаке!"
     Когда охранники снова втолкнули  его  в лачугу и привязали  щеколду, он
повторял про себя одну и ту же фразу: "Мне уже никогда их не догнать".
     Волна отчаяния накрыла его с  головой.  Пока  он находился в заточении,
каждое  солнце, каждое  биение  сердца приближало его  спутников  к  смерти.
Сандер говорил, что Земля стала тюрьмой для а-Джерота семи кругов ада, но он
ошибался: она стала тюрьмой для него, Томаса Кавинанта Недееспособного. Если
бы его освободили сию же  минуту, то и  тогда  он  не смог бы  спасти  своих
друзей.
     Однако  жители деревни и не думали  освобождать его. Эта мысль медленно
проникла  в  сознание  Кавинанта.  Они задумали  убить пленника на рассвете.
Убить и использовать  его  кровь. Кавинант  разжал кулаки  и поднял  голову.
Посмотрев в щель, он  увидел,  что  каньон уже погрузился в  тень. Вечерело.
Ночь приближалась  неотвратимо, как судьба прокаженного. Безмерное  отчаяние
побуждало  его броситься к  сломанной двери,  но понимание  тщетности  этого
поступка  удерживало Кавинанта на месте.  Тем не менее,  чтобы помочь  своим
друзьям,  ему  сначала  требовалось  вырваться  на  свободу. Обдумывая  план
побега, он обратился мыслями к кольцу.
     А  сумерки  сгущались   все  сильнее.  Прижавшись  к   стене,  Кавинант
восстанавливал в памяти обрывки  сведений о  дикой магии и особенно то,  что
когда-либо приводило к появлению  белого  огня. Но он  не припоминал  ничего
обнадеживающего. Да, он  сказал  тогда Линден правду:  во  всем его  прошлом
опыте каждое проявление дикой магии  было  вызвано близостью какой-то другой
силы. Его  последнее  столкновение с Лордом Фоулом закончилось бы неудачей и
Великим  Осквернением,  если  бы  собственное  оружие Презирающего -  Камень
Иллеарт - не пробудило белое золото к жизни.
     Однако Линден говорила,  что  в подкаменье Кристалла, когда он в  бреду
явился на  площадь, его кольцо излучало свет еще до того, как Всадник пустил
в ход свою силу. Кавинант уцепился за эту идею. Высокий Лорд  Морэм  однажды
сказал  ему: "Белое золото -  это ты сам". Вероятно,  пусковая  пружина силы
коренилась в нем самом, а не в кольце и дикой магии. Если это верно...
     Кавинант  уселся  поудобнее  и постарался навести порядок в  мыслях. Он
торопливо ковырялся  в  памяти, исследуя все то, что могло послужить ключом,
выпустившим дикую магию в его поединке с Лордом Фоулом.
     Он  вспомнил,  как  страдал  от безмерного  унижения.  Как  Презирающий
разрушал его тело и душу, стараясь заставить  отдать  кольцо.  Как веселился
Лорд Фоул, называя Страну помойной ямой на задворках лепрозория.
     И он вспомнил,  какую ярость ощущал всякий  раз, думая о прокаженных, о
принесенных  им жертвах  и пережитых лишениях. Эта ярость,  ясная и  чистая,
выше  любой ярости,  какую  он когда-либо  знал, вовлекла его в центр борьбы
между  двумя  конфликтующими  невозможностями:  невозможностью   поверить  в
реальность  Страны  и невозможностью отказать  ей  в помощи.  Скованный этим
противоречием, охваченный яростью, которая придавала ему силы, он встретился
с Лордом Фоулом лицом к лицу и одержал над ним победу.
     Кавинант  вспоминал и переживал все это заново, чувствуя, как сжимается
его сердце. Ему показалось на миг, что он нашел чудесное заклинание, которое
могло  бы  пробудить огонь обручального кольца.  Но кольцо, надетое на палец
искалеченной  руки,  не  подало  признаков  жизни. Он  даже  не  видел его в
темноте.
     Тоска вновь заполнила рассудок, но Кавинант, подавив  отчаяние и страх,
вцепился  мертвой хваткой в свою  целеустремленность. "Мне  нужен  толчок, -
безмолвно шептал он сам себе. - Близость  какой-нибудь силы". Запечатлев эту
мысль в  своем  сознании, он  вскочил  на ноги и  повернулся  к  единственно
доступному источнику  силы. Быстро размахнувшись,  он ударил Вейна кулаком в
живот.
     Боль пронзила  руку. Из глаз  посыпались искры. Но ничего не произошло.
Вейн даже не поморщился. Если отродье демондимов и заключало в себе силу, то
хранило ее где-то в глубине, куда никто не мог дотянуться.
     -  Черт возьми! - закричал Кавинант,  прижимая отбитый  кулак к груди и
дрожа  от бессильной  ярости. -  Неужели ты ничего не понимаешь?  Они  хотят
убить меня!
     Вейн не шевелился. Его черное лицо растворилось в темноте.
     - Проклятие.
     Изо  всех сил сдерживая слезы, Кавинант подавил  в себе острое  желание
задать Вейну хорошую трепку.
     - Наверное, юр-вайлы  солгали Идущему-За-Пеной.  Похоже, ты собираешься
просто стоять и смотреть, как мне перережут горло.
     Но сарказм не мог спасти Кавинанта. Это он был  виноват  в том, что его
друзья  оказались в плену Верных; это он  оставил их без  защиты. И в смерти
Идущего-За-Пеной тоже была  его вина. В то время как Кавинант не мог принять
решение. Великан пошел на жертву и сделал для  победы больше, чем  вся дикая
магия.
     Кавинант  лег  на спину  и  стал похож  на старые  развалины,  заросшие
сорняками былой вины. Он  размышлял о  своей последней  надежде до тех  пор,
пока усталость не увела его в сон.
     Ночью он проснулся в  холодном поту:  ему приснилось, что его звала  на
помощь  Линден. Сердце бешено  стучало в груди. Не успел он  вновь  забыться
тревожным сном, как зов  повторился опять. Кавинант поднялся на ноги и решил
больше не засыпать, чувствуя,  что не переживет такого кошмара в третий раз.
Шагая вокруг Вейна, он не сомкнул глаз до самого рассвета.
     Наконец  небо на востоке  стало  медленно бледнеть. В серой  дымке  все
четче  проступали стены  каньона. Кавинант услышал, как у хижин зашевелились
люди, и постарался взять себя в руки.
     На лестнице зазвучали шаги. Чьи-то руки неловко развязывали засов.
     Когда кусок лозы  упал на пол, Кавинант бросился к двери,  одним ударом
распахнул ее настежь и, сбив охранника с ног, спрыгнул на землю.
     Попытка бегства не удалась - он не рассчитал высоты платформы на сваях.
Неловко приземлившись,  Кавинант  не удержал  равновесия, и  его по  инерции
понесло на группу людей,  которые стояли у подножия лестницы. Что-то ударило
его по затылку, и Кавинант, теряя сознание, повалился на землю.
     Ухватив  его за  руки и волосы,  несколько мужчин подняли  пленника  на
ноги.
     - Тебе повезло, что гравелинга велела привести тебя в здравой памяти, -
сказал один из них. - Иначе твоя башка узнала бы, крепка ли у меня дубина.
     Удар настолько оглушил Кавинанта, что  он никак не мог  прийти в себя и
едва переставлял ноги.  В  глазах  у  него двоилось и троилось.  Деревенские
жители дружно  подхватили его под  руки  и потащили мимо домов,  как мешок с
костями.
     Его  вели  к  северному  краю  каньона. Пройдя  от  околицы  еще  шагов
пятьдесят или шестьдесят, процессия остановилась.
     Каменистая почва под ногами Кавинанта была расколота глубокой трещиной,
в которой торчал массивный деревянный столб почти в два человеческих роста.
     Пленник мучительно застонал и попытался  вырваться. Но мужчины  держали
его крепко.
     Поставив Кавинанта спиной к столбу и лицом к деревне, ему заломили руки
назад и связали их за столбом. Когда он попытался ударить кого-нибудь ногой,
ему связали и лодыжки.
     Сделав это, мучители молча отошли в сторону.
     Когда  головокружение  стало  проходить,  а  в  мышцы  вернулась  сила,
Кавинант почувствовал тошноту. Его не вырвало только потому, что желудок был
давно уже пуст.
     Кавинант  смотрел   на  деревню  и   не  видел  ее:   дома  терялись  в
предрассветных  сумерках.  Через минуту  ему стало  ясно,  что  расположение
столба тщательно продумано.  По  восточной стене каньона  проходила глубокая
щель, в которую каждое утро проникал первый луч солнца. Сегодня этот луч был
предназначен ему, Кавинанту.
     Шли минуты. Внезапно солнечный свет обрушился на его голову, как лезвие
топора.
     Ужас пронзил Кавинанта насквозь. В висках застучала кровь.
     Луч  коснулся  его  волос,  лба  и  носа.   Пока  настволье   лежало  в
предрассветных сумерках, в ушах  Кавинанта звучал благовест. Солнце вставало
в короне из коричневой мглы. Дыхание сухого жара овеяло его лицо.
     - Проклятие, - прошептал он.
     Когда яркий свет  озарил его фигуру, ослепив на несколько мгновений, на
Кавинанта посыпался град острой гальки. Десятки людей бросали в него камни.
     Он зажмурился и мужественно терпел боль.
     Когда каменный  град иссяк, он открыл глаза и увидел, как к месту казни
приближается гравелинга.
     В  руках она держала  железный нож  с узким  и  длинным лезвием. Темный
металл  зловеще поблескивал.  Лицо  женщины  искажал  истерический  восторг,
граничивший с помешательством.
     В  двадцати  шагах  от нее  стоял Вейн. Деревенские жители  опутали его
крепкими лианами,  но он,  казалось, не осознавал,  что связан.  Юр-вайл вел
себя так, словно просто пришел посмотреть, как умрет Кавинант.
     Однако  Кавинанту  не  хотелось  думать  о  Вейне.  Его  внимание  было
приковано к гравелинге.
     - Вот наша сделка с тобой! - сказала она громко. - Я пролью твою кровь,
и она поднимет воду для настволья. - Она посмотрела на  узкую расщелину. - А
за твое кольцо мы выкупим у Верных нашу Каменную Мощь.
     Цепляясь за призрачную надежду, Кавинант спросил:
     - А где твой оркрест?
     - Оркрест? - с удивлением спросила она.
     - Твой Солнечный Камень.
     -  А-а, - вздохнула  она,  - Солнечный  Камень. В  Заповедях сказано об
этом. -  Внезапно  злоба исказила ее лицо. -  Солнечный  Камень  разрешен..,
однако у нас  забрали Каменную Мощь. Это несправедливо! -  Она посмотрела на
Кавинанта, словно предвкушая вкус крови:
     - У меня нет Солнечного Камня, Полурукий.
     Нет Солнечного  Камня?  Кавинант  остолбенел.  Он  надеялся, что камень
воспламенит его кольцо. Но у гравелинга не было предмета силы. У нее не было
Солнечного  Камня!  Лучи пустынного солнца заливали его,  как  яркий горячий
поток. Невидимые грифы  кружили  над его  головой, как предвестники безумия.
Сквозь шум в ушах Кавинант с трудом расслышал свой голос.
     - Как же  ты будешь... Я думал, что каждому гравелингу  нужен Солнечный
Камень.
     Он знал,  что это  не  правда,  но хотел  отвлечь  ее и  отсрочить свою
смерть. Недавно  его  уже  резали ножом,  и он знал, что  второй  раз ему не
спастись.
     - Как же ты будешь управлять Солнечным Ядом?
     - Это трудно, - призналась она, по-прежнему глядя на пленника голодными
глазами. - Мне придется использовать Заповеди. Заповеди Верных!
     Она со злостью плюнула в трещину под своими ногами.
     -  Уже  многие поколения  наше  настволье  не  нуждалось в  их  знании.
Каменная Мощь  переходила  от  гравелинга  к гравелингу,  и  с ее помощью мы
поддерживали  жизнь деревни! Без нее нам придется туго, но мы будем бороться
за свое выживание.
     Пот  струился  по  спине  Кавинанта  и капал  с бороды.  Связанные руки
занемели,  в плечах появилась пульсирующая боль. В горле пересохло, и, чтобы
задать  вопрос,  Кавинанту  потребовалось   сделать  несколько  глотательных
движений.
     - А что это за Каменная Мощь?
     Женщина  оживилась.  Кавинант понял, что  она  не  прочь  поговорить  о
Каменной Мощи. Нежность и печаль  отразились на ее лице. Она опустила  нож и
прикрыла глаза.
     - Каменная Мощь, - страстно сказала она. - О Каменная Мощь!
     Ее  грудь  вздымалась  под  зеленым платьем, словно  женщина вспоминала
что-то восхитительное.
     - Это сила и слава, процветание и уют! Самый красивый изумруд на свете.
Его могущество невозможно выразить словами, как и тот холод, который исходит
от камня. Трудно поверить, что в  таком маленьком амулете хранилась огромная
сила. Каменная Мощь умещалась на моей ладони. Она плоская и острая по краям,
как осколок  большого  камня.  И  еще  она  бесценна  для меня и всей  нашей
деревни.
     Не в силах сдержать переполняющие ее чувства,  она продолжала описывать
свой  амулет.  Но  Кавинант  не  слушал  ее,  пораженный  ужасной  догадкой.
Талисман, о котором она говорила, мог быть только частью Камня Иллеарт.
     Эта мысль пронзила  его, как молния.  Так  вот, значит, чем объяснялись
гибельное состояние здешней местности  и беспечность  жителей настволья. Вот
откуда брали  начало их беспричинная  жестокость и  одержимость  гравелинги.
Камень Иллеарт  был сутью  разложения -  отравой  настолько зловредной,  что
Кавинант и Идущий-За-Пеной шли на верную смерть,  лишь бы избавить Страну от
этой  напасти.  В  какой-то  момент его охватил  леденящий  ужас.  Он  начал
сомневаться, что ему удалось разрушить  Камень, который вполне мог оказаться
источником Солнечного Яда.
     Но все могло объясняться и по-другому. Когда-то Презирающий дал каждому
Опустошителю по осколку Камня. Один из них  отправился воевать против Лордов
и был  встречен  на юго-западной окраине Анделейна  - встречен и задержан на
несколько дней.  Возможно, в том столкновении осколок Камня потерялся  среди
холмов и остался  там на несколько веков, испуская свою скверну.  Затем  его
нашел какой-нибудь несчастный житель настволья и принес в свою деревню.
     Впрочем,  теперь  это  было  неважно.  Всадник  увез  Каменную  Мощь  в
Ревелстоун. У  Кавинанта  появилась  еще  одна причина  остаться в  живых  и
добраться  до  башни  на-Морэма. Он должен был  навсегда  уничтожить  Камень
Иллеарт. Чтобы его былые страдания и смерть Идущего-За-Пеной не превратились
в ничто.
     - Пусть они все сгниют! - воскликнула женщина и стиснула рукоятку ножа.
- Пусть  будут  осуждены на  вечные мучения за то,  что лишили меня  силы! Я
проклинаю их из глубины моего сердца и из бездны моей муки!
     Она  подняла  нож над головой.  Острое лезвие  злобно сверкнуло в лучах
пустынного солнца. Она потеряла интерес к Кавинанту; ее взгляд был устремлен
внутрь - на посланца из клана Верных.
     - Я всех вас убью!
     В горле Кавинанта прорезался крик.
     - Некримах! - в ужасе завопил он. - Вейн! Спаси меня!
     Гравелинга не обратила  внимания на его призыв. Изо всех своих сил  она
попыталась ударить его ножом в грудь.
     Но Вейн был  быстр, как молния. И, пока лезвие двигалось по направлению
к цели, юр-вайл расправил плечи и разорвал свои крепкие путы.
     О как он был далеко! "Слишком поздно", - подумал Кавинант.
     Вейн сжал кулаки.
     Рука женщины застыла в странном  оцепенении, не  успев завершить удара.
Кончик ножа был направлен в грудь Кавинанта.
     Он со  страхом наблюдал, как Вейн приблизился к гравелинге и  ударил ее
тыльной стороной  кисти. Она съежилась. Кровь  брызнула  изо  рта,  и, когда
красные струйки побежали  по подбородку, женщина изогнулась  пополам и упала
на землю.
     Вейн не  обращал  на нее внимания. Он протянул руку к  столбу, и дерево
рассыпалось в мелкие щепки. Кавинант пошатнулся,  но юр-вайл подхватил его и
не дал упасть.
     Времени на размышления не оставалось.  Исцарапанный  щепками, он поднял
нож  и засунул  его за  пояс. Циркуляция крови возобновилась,  и руки начали
обретать былую  силу.  Сердце неистово  билось о грудную клетку. Но Кавинант
заставил себя  двинуться  вперед.  Он  знал,  что если  не сделает этого, то
упадет  и  уже  не  встанет. Он прошел мимо парализованных  страхом  людей и
направился к деревне.
     Подойдя к ближайшему дому, Кавинант распахнул дверь и шагнул за  порог.
В доме царил  полумрак.  Осмотрев комнату,  он заметил  плетеную  корзину  с
хлебом  и  висящий  на стене кожаный мех с какой-то жидкостью.  Он взял их и
только тогда  увидел женщину,  притаившуюся  в углу.  На руках  она  держала
ребенка, который сосал ее грудь.
     Развязав  мех,  Кавинант  стал  жадно пить.  Жидкость  имела  приторный
хмелящий вкус, но прекрасно утоляла жажду.
     - Что это такое? - грубо спросил он у женщины.
     - Метеглин, - тихо ответила она.
     - Хорошо.
     Он направился было к двери, но остановился и сказал:
     - Слушай  меня. Этот мир надо изменить. Не  только здесь.., и не только
потому, что вы потеряли свою  Каменную Мощь. Вся Страна должна стать другой.
Вам надо научиться  жить по-человечески.  И  избавиться от этой  вашей мании
убийства.
     Когда он вышел из дома, ребенок заплакал.

     Погоня
     Кавинант решительно прошел сквозь толпу  ошеломленных  жителей деревни.
Вдогонку ему летел испуганный плач ребенка. Мужчины и  женщины зашевелились,
озираясь  вокруг.  Кавинант  сообразил, что скоро  они окончательно придут в
себя, и, приблизившись к Вейну, прошептал:
     - Идем. Нам надо уходить отсюда.
     Он зашагал к северному краю каньона. Вейн последовал за ним.
     Лучи  восходящего солнца освещали  тропу,  которая бежала по дну плавно
изгибающегося каньона. Постепенно проход  стал сужаться и вскоре превратился
в глубокое ущелье  с отвесными краями. Кавинант брел  не  оборачиваясь;  его
снова одолел приступ  старой  болезни -  конечности  онемели и  отказывались
повиноваться. А друзья его находились  в двух днях пути  отсюда.  И огромный
Рысак увозил их все дальше и дальше.
     За спиной  Кавинанта  послышались  крики, и эхо заметалось  по  ущелью,
отражаясь  от  стен. Но он  не  замедлил  шага. Линден,  Сандер  и  Холлиан,
привязанные к спине Рысака, могли достичь Ревелстоуна  дней на десять раньше
его. Кавинант понимал, что ему не  удастся догнать их в пути, но он не желал
поддаваться отчаянию. Точно так же он не поддавался и болезни, от которой не
было  земного лекарства. Кавинант научился терпеть ее, заставляя  себя жить,
несмотря ни на что. А для этого требовалось держать свои чувства в  кулаке и
никогда не расслабляться.
     Тем  не менее  слабая надежда все-таки теплилась в душе Кавинанта. Клан
Верных хотел  убить  его,  а не Линден, Сандера и Холлиан. Не исключено, что
его друзей  пощадят  и будут  держать в  заложниках, чтобы при необходимости
воспользоваться  ими  для  шантажа  или  в  качестве  приманки для  коварной
западни. Он вспомнил о Джоан. Размышляя о такой возможности, Кавинант упорно
шагал по сужавшемуся ущелью.
     Крики,  звучавшие в настволье, оборвались. Взбешенные тем,  что  добыча
ускользнула у  них из-под  носа, деревенские жители  бросились  в погоню. Но
Кавинант  не пожелал оборачиваться и переходить на  быстрый шаг. Каньон стал
настолько узким,  что  преследователи не могли миновать  встречи  с  Вейном,
который шел позади. А отродье демондимов внушало им дикий страх.
     Через несколько  минут за  спиной Кавинанта послышался отдаленный топот
босых ног. Он инстинктивно вобрал голову в плечи. А что, если попробовать их
обмануть?
     - Вейн! - крикнул он, не останавливаясь. - Убей всякого, кто попытается
обогнать тебя!
     Приказ прозвучал  весьма грозно, но преследователей это  не остановило.
Осколок  Камня сделал их, как и гравелингу, одержимыми.  Они жаждали  крови.
Судя по свирепым крикам, люди настволья просто помешались от бешенства.
     Внезапно  один  из  них  ужасно  завопил.  Остальные  остановились  как
вкопанные.
     Кавинант обернулся.
     Вейн стоял  лицом к пятерым мужчинам из настволья. Один из них, упав на
колени, корчился от боли. Юр-вайл поднес к  его груди сжатый кулак и, сделав
какое-то движение, вырвал у него сердце.
     - Вейн! - закричал Кавинант. - Не надо... Я говорил не об этом.
     Остальные четверо стояли шагах в пятнадцати от  Кавинанта.  Вейн сделал
хватающий жест. Череп одного из мужчин раскололся, и на камни брызнули кровь
и мозги.
     - Вейн!
     Однако  Вейн  больше  не  подчинялся приказам Кавинанта.  Слегка согнув
колени,  он  стоял  перед  тремя  оставшимися  в  живых.  Кавинант  крикнул,
приказывая им  бежать,  но те  не послушались и, как одержимые, бросились на
Вейна.
     Тот обхватил всех троих и крепко стиснул.
     Кавинант ударил Вейна кулаком по спине:
     - Остановись,  черт бы  тебя побрал! Он  попытался  запрокинуть  голову
Вейна и тем самым ослабить хватку.
     - Не делай этого!
     Но  Вейн не  повиновался. Он  сжимал  людей  в  объятиях,  пока  те  не
перестали кричать.  Их  ребра трещали,  как сухие прутья.  Кавинант  яростно
колотил Вейна  по спине,  но  юр-вайл не  отпускал несчастных,  пока они  не
испустили дух.
     И тут испуганный Кавинант увидел толпу жителей, которые бежали к ним из
настволья.
     - Нет! - закричал он. - Назад!
     Эхо прокатилось  по ущелью,  как волна  ужаса.  Но разъяренная толпа не
остановилась.
     Кавинанту ничего не оставалось делать, как бросить Вейна и побежать что
есть сил.  Только так он мог спасти этих людей,  поскольку Вейну пришлось бы
последовать за  ним. И Кавинант пустился  наутек, проклиная про себя отродье
демондимов.
     Вскоре склоны ущелья сомкнулись у него над головой,  образуя туннель, в
дальнем  конце которого брезжил  слабый свет. Кавинант,  не снижая скорости,
мчался вперед. В каменном коридоре слышался гулкий топот его ботинок.
     Обернувшись  на  бегу,  он  увидел Вейна,  который без  видимых  усилий
следовал за ним.
     Наконец  Кавинант   выскочил  из  туннеля   и  очутился  неподалеку  от
пересохшего  русла  Мифили.  Совершенно   обессиленный,  он   остановился  и
попытался  перевести  дух. Немного  отдышавшись,  он прислушался, но  звуков
погони  не  было.  Вероятно,  пяти  трупов  хватило,  чтобы  жители  деревни
отказались  от   преследования.   Взглянув  на  Вейна,  Кавинант  с  яростью
набросился на него.
     -  Послушай, чудовище!  - закричал он. -  Меня не волнует,  к  чему это
приведет, но если ты  будешь так поступать и  впредь, клянусь Богом, я верну
тебя туда, откуда взял. И пусть вся твоя кровавая миссия катится к черту!
     Однако Вейн словно окаменел. Он стоял, слегка согнув локти, и рассеянно
смотрел куда-то вдаль, будто Кавинанта вообще не было.
     - Сукин сын! - проворчал Кавинант и отвернулся.
     Он знал, что ему еще понадобится немало сил, и поэтому не хотел тратить
их  на бесплодные попытки объяснить что-то этому глупцу.  Взяв себя в  руки,
Кавинант направился к берегу Мифили.
     С  трудом волоча корзину с хлебом  и мех метеглина, он вышел на берег и
остановился  как  вкопанный. Но  не потому что устал.  Его  поразило то, что
сделало пустынное солнце с чудовищно огромной растительностью.
     Река  пересохла. Это он заметил  сразу. Но  Кавинант  задумался об этом
только  теперь.  Повсюду, насколько хватало глаз,  гигантская трава;  кусты,
огромные, как  холмы; леса  папоротника,  деревья,  пронзающие небо,  -  все
пожухло, скорчилось и  превратилось  в мертвенно-серую  грязь, которая густо
покрывала землю.
     Коричневое солнце иссушило растения, выпило всю влагу и уничтожило все,
что росло.  Растения  превратились  в  одну  огромную  лужу,  которую  жадно
слизывал  Солнечный Яд. Кавинант  вошел  в грязь и  остановился,  соображая,
сможет  ли он  продолжать  путь.  К  счастью,  уровень  вязкой  жижи  быстро
понижался. На его штанах  появилась грязная полоска, которая становилась все
шире.
     Его  затошнило.  Он  непроизвольно  замедлил  шаг.  Чтобы  взбодриться,
Кавинант  выпил  немного  метеглина и медленно  сжевал  полбуханки  пресного
хлеба, наблюдая за испарением грязи. Но особенно задерживаться было некогда.
Когда  жижа  опустилась  до середины  голени,  он сделал  последний  глоток,
завязал  кожаный мех  и  пошел  на северо-запад, к  Ревелстоуну,  лежащему в
двухстах двадцати лигах отсюда.
     Солнце   палило  немилосердно.   К   середине  утра  грязь   засохла  и
превратилась в пыль; в белом  мареве заблестела  узкая кромка горизонта. Под
лучами пустынного солнца мир  будто съежился и  притих.  Кавинанту  очень не
хотелось  идти  через пустыню. Этот безжизненный свет, этот воздух, который,
казалось,  высасывал влагу из тела, волны зноя и Солнечный Яд  совершенно не
располагали к путешествию.
     Но Кавинант шел, упорно стремясь к Ревелстоуну. Горло заполнила пыль. К
полудню он опустошил  кожаный мех наполовину. Его рубашка потемнела от пота.
Пылающий лоб  воспалился.  Мозг заволокло каким-то туманом,  и Кавинант то и
дело спотыкался, хотя ноги еще не подгибались  от усталости. Но  солнце, как
пиявка,  высасывало из него силы, которые  он пытался поддержать неумеренным
потреблением хлеба и метеглина.
     Какое-то врем? он  с упорством безумца  шел и шел  вперед,  решив,  что
единственная возможность догнать  Линден состояла  в  том, чтобы идти день и
ночь без остановки. Конечно,  он мог бы путешествовать только  по  ночам, но
Рысак  Всадника  увеличивал бы тогда расстояние  между ними  с  каждым днем.
Впрочем,  Кавинант  знал, что не  выдержит  долго  такого темпа. Под молотом
Солнечного Яда его выносливость  ослабевала и становилась все призрачнее. Он
уже чувствовал это в нередкие моменты забытья.
     А  голова кружилась  все  сильнее  и  сильнее.  Кавинант задумался:  не
попросить ли  Вейна понести  его? Он  вообразил,  как  взбирается  на  плечи
юр-вайла, устраивается там, а тот и не думает  трогаться с места, потому что
его  хозяин  сидит и не двигается. Представив себе  такую  картину, Кавинант
сердито помотал головой и повернулся на северо-восток, в сторону Анделейна.
     Он   знал,   что   путь  Всадника  будет  пролегать  параллельно  гряде
анделейнских холмов, а значит, преследовать его, двигаясь по холмам, было бы
гораздо  безопаснее. Однако Анделейн находился слишком  далеко,  к  тому  же
холмистая местность значительно замедлила бы это  преследование.  И все-таки
главным была не скорость,  а то, что, идя  по  холмам, Кавинант мог  достичь
реки Соулсиз живым и невредимым.
     И  еще, подумал  Кавинант,  пытаясь взбодрить себя,  вряд  ли  Всаднику
удастся выдержать темп под этими разными солнцами. Поразмышляв  немного  над
ситуацией, он решительно направился в сторону Анделейна.
     Вскоре после наступления сумерек он в сопровождении бесстрастного Вейна
достиг полосы нормальной  и сочной растительности. Тревога за друзей не дала
ему порадоваться  возвращению в обитель мира  и покоя.  Однако, отдохнув  на
свежей траве и закусив алиантой, он постепенно вновь обрел прежний оптимизм.
Все  его  члены налились живительной  силой, зрение прояснилось,  а в  горле
перестало саднить. Кавинант воспрянул духом и уверенно зашагал вдоль  окоема
холмов.
     Так  он шел  всю  ночь,  делая в  пути лишь краткие остановки.  В  этом
благодатном краю тело с легкостью подчинялось жестким командам  воли. В небе
слабо поблескивал узенький серпик  луны, однако  многочисленные звезды сияли
так ярко,  что  Кавинант  без  труда находил  дорогу.  Изредка  подкрепляясь
метеглином  и  хлебом,  он шел  и  шел, упрямо  стремясь вперед.  Когда  мех
опустел,  он выбросил его. И все  это время  его взор был  обращен на запад.
Кавинант  всматривался  в  ночь,  пытаясь  разглядеть  на  просторах равнины
долгожданный  огонек костра.  К утру  он удалился от настволья Каменной Мощи
уже лиг на двадцать и все шел и шел, упрямо не желая поддаваться усталости.
     Но усталость мало-помалу брала свое. И  уже не помогали  ни алианта, ни
чистая родниковая вода,  ни  целебный воздух-эли  Силы таяли. Изнурение
разъедало тело, как проказа. Кавинант пребывал уже за гранью возможного. Его
влекла вперед лишь воля,  могучая  и непреклонная. Постепенно он укрепился в
мысли, что  конец уже близок,  и теперь гадал лишь, когда он настигнет его -
на подъеме или на  спуске, на гребне холма или в лощине. Внезапно к нему как
будто пришло второе дыхание: он, Томас  Кавинант  Неверящий,  должен достичь
своей цели, и нет ему оправдания, если он сдастся. И он.., побежал.
     Шатаясь, оступаясь на каждом шагу, он неуклюже двигался на северо-запад
по краю Анделейна.  В  груди у него хрипело  и клокотало,  истерзанные мышцы
болели неимоверно,  но  он упрямо  гнал  себя вперед. Лишь в одном  Кавинант
делал себе послабление: встречая по пути кусты алианты,  он рвал драгоценные
ягоды и жевал их, выбрасывая семена на землю. Так он бежал весь день, и весь
день  за  ним  следовал неутомимый  Вейн;  усталость,  которая  валила с ног
Кавинанта, была незнакома этому существу.
     Стало смеркаться,  и  Кавинант наконец  не  выдержал.  В очередной  раз
оступившись,  он упал и уже не смог подняться. Он  лежал, жадно  хватая ртом
воздух,  и  не мог надышаться. Обезумевшее сердце  готово было выпрыгнуть из
груди. Но понемногу дыхание выровнялось, и на Кавинанта навалилось блаженное
оцепенение. Он не заметил, как уснул.
     Незадолго  до  полуночи будто  ледяная рука сжала  его сердце;  по телу
пробежал озноб. Кавинант резко поднял голову.
     Перед ним стояли три серебристые фигуры, похожие на сгустившийся лунный
свет. Кавинант с трудом стряхнул с себя остатки сна - и узнал их.
     Лена - та женщина, которую он изнасиловал.
     Этиаран и Трелл - ее родители.
     Трелл - высокий  и могучий  Трелл  - был уязвлен поступком  Кавинанта и
поведением жены, которая  осмелилась защищать  насильника.  Но  непроходящую
душевную боль, помрачившую его рассудок, смягчала любовь Елены, дочери Лены,
зачатой от Кавинанта.
     Этиаран нашла в себе силы покориться неизбежному и смирила свои чувства
ради  спасения  Кавинанта.  Она  верила,  что   он  нужен  Стране.  Но   эта
жертвенность стоила ей жизни.
     А  Лена... Ах,  Лена! Почти пятьдесят лет она прожила  в безумной вере,
что Кавинант  вернется  и  женится на  ней.  И  он  вернулся. Но  когда  это
случилось, Лена узнала, что он погубил их дочь и стал причиной жестоких  мук
ранихинов. Вот каким человеком оказался тот, кого она обожала. И все же Лена
пожертвовала собой, пытаясь спасти его жизнь.
     Она явилась  перед ним не  юной красавицей, а дряхлой старухой. Усталая
душа Кавинанта зарыдала  от жалости. Чего  бы  он сейчас ни  отдал,  чем  бы
только ни пожертвовал, чтобы исправить зло, которое когда-то причинил. Но он
знал, что никакой поступок не избавит его от тяжелых угрызений совести.
     Трелл,  Этиаран  и Лена.  На их  лицах  он  читал укор,  и  сердце  его
обливалось  кровью.  Этот  же  укор  слышался  в  голосе  Лены,   когда  она
заговорила:
     -  Томас Кавинант, ты  мучаешь  себя сверх всякой  меры.  Если ты снова
заснешь, Анделейн отведет от тебя руку смерти, но в этом случае ты потеряешь
целый день. Возможно, твоя воля безгранична. Однако, наказывая себя так,  ты
поступаешь неразумно.  Вставай! Ты должен поесть  и отправиться в путь. Иди,
пока хватит сил.
     - Это правда,  - строго  добавила Этиаран. -  Ты винишь себя в том, что
случилось с твоими  друзьями, но такое самобичевание не доведет до  добра. И
товарищам   твоим   не   поможет.  Неудачи,  преследующие   тебя,   -   тому
доказательство.  Бичуя   себя,   ты  лишь  пытаешься  избежать  заслуженного
наказания судьбы. Это гордыня. Неверящий. Вставай и ешь.
     Трелл молчал. Но его  безмолвный  взгляд  был неодобрительным. Понимая,
кто они и о чем говорят, Кавинант  безропотно  подчинился. Все его тело было
охвачено болью, но он не посмел ослушаться  Мертвых.  У всех троих при жизни
имелось множество причин  ненавидеть его  более, чем кого бы  то ни было, но
сейчас они пришли к нему на помощь. Подумав об этом,  Кавинант почувствовал,
как по его щекам заструились жаркие слезы.
     Лена   указала  рукой  на   ближайший  куст  алианты,  и  тот  озарился
серебристым сиянием.
     - Ешь каждую ягоду. Если откажешься, мы тебя заставим.
     Кавинант послушно принялся искать в  темноте спелые ягоды и глотать их.
Насытившись,   он  воспрянул   духом  и  двинулся   в  сторону  Ревелстоуна,
сопровождаемый безмолвным эскортом.
     Поначалу  каждый шаг  давался ему  с превеликим  трудом.  Но постепенно
Кавинант осознал, насколько мудры были  Мертвые в своей  настойчивости.  Его
сердце билось все ровнее, боль при дыхании уменьшилась, мышцы стали упругими
и послушными.  Мертвые безмолвствовали, а Кавинант  так оробел,  что не смел
заговорить с ними первым. Так, храня молчание, небольшая процессия двигалась
по серебристой  призрачной тропе вдоль  границы Анделейна.  Слезы  Кавинанта
давно высохли, но его душа еще долго рыдала от безутешной надсадной боли. Он
знал, что ему никогда не избавиться от чувства вины перед Треллом, Этиаран и
Леной. Никогда.
     Перед  рассветом  Мертвые  внезапно  повернули  в сторону  Анделейна  и
покинули  Кавинанта, не дав  ему  возможности  поблагодарить  их  за помощь.
Кавинант понял, почему они это сделали: наверное, ни одна обида не  была для
них  злее, чем  благодарность Неверящего.  Поэтому он  ничего  не сказал  на
прощание,  а стоял  и смотрел,  как  они  уходят,  и  сердце  его  полнилось
благодарностью.  Когда их серебристые  фигуры  растаяли  вдали, он продолжил
свой путь.
     Рассветная свежесть и  веселое бормотание ручья  придали ему сил, и он,
не  снижая взятого темпа, бодро шагал вперед.  За спиной  его,  словно тень,
маячил неутомимый Вейн.  Наступил третий  день  пустынного солнца.  Кавинант
провел его в пути, и сил у него не убавилось.
     Вечером  он  сделал  привал  на  холме  под  сенью  старой  ивы. Сжевав
несколько  ягод алианты и  доев остатки хлеба,  Кавинант  сел,  привалившись
спиной  к  стволу,  и стал  осматривать окрестности.  Перед  ним раскинулась
ночная равнина, которую  он разглядывал машинально и уже  почти без надежды.
Лишь  мысль  о том,  каково сейчас  приходится  его друзьям, не  давала  ему
расслабляться.
     Внезапно   вдали   блеснул  огонек,   и  Кавинант  вскочил,  точно  его
подбросило.
     Огонек погас так же  внезапно,  как и  вспыхнул, но через минуту  вновь
появился и уже не исчезал. Несколько раз мигнув, свет стал ровным.
     Костер горел на западе.
     В темноте Кавинант не мог определить расстояние, но логика подсказывала
ему, что он вряд ли найдет  у костра  своих друзей,  поскольку за  пять дней
Всадник  на Рысаке  уехал намного дальше. Но он не  колебался  и, подав знак
Вейну, стал спускаться с холма.
     Волнение усиливалось с каждым шагом. Спустившись в лощину, он припустил
бегом. Огонь быстро исчез за  пригорком. Однако Кавинант цепко  держал в уме
направление.  Он решительно  бежал  по  равнине, выжженной  Солнечным  Ядом,
словно спешил на встречу с собственной смертью.
     Пробежав половину  лиги, Кавинант снова заметил  отблеск  огня, который
горел  за  холмом.  Теперь  стало  ясно,  что  это  полыхал большой  ко
Взбираясь на склон, он вспомнил  об  осторожности и замедлил  шаг. Последнюю
часть  подъема  Кавинант   преодолел  ползком  и,  взобравшись  на  вершину,
осторожно глянул вниз.
     Да, это был ко
     Задержав дыхание, он осмотрел пространство, освещенное пламенем.
     От  вершины склон холма  резко  обрывался вниз,  потом  выравнивался  и
несколько  сот  футов  шел  полого.  У   подножия  поверхность  вновь  круто
поднималась вверх, образуя таким образом впадину, похожую на чашу.
     В  этой  чаше  горел  яркий костер, но расстояние  было слишком велико,
чтобы  Кавинант  мог заметить какие-нибудь  детали. Он лишь  рассмотрел, что
костер  пылал на одном конце длинной кучи хвороста, которая тянулась от края
до края углубления. Огонь  постепенно приближался к центру  чаши, и половина
хвороста уже сгорела.
     Вокруг  костра  было пусто.  Кавинант  не  заметил никого,  кто мог  бы
изготовить такое сооружение. А его сделали явно с какой-то  целью. Кавинанта
поразила тишина пустыни.  Он не слышал даже потрескивания костра, и от этого
ему становилось еще больше не по себе.
     Внезапно из темноты выплыла какая-то фигура. Резко повернувшись  к ней,
Кавинант увидел Вейна, который стоял  на вершине холма и  явно  не собирался
прятаться.
     - Идиот! - свирепо прошептал Кавинант. - Присядь, быстро!
     Но Вейн не обратил на его приказ  никакого внимания. Он тупо пялился на
огонь с  той самой двусмысленной улыбкой, которая появилась после расправы с
жителями настволья и не исчезала  с его лица  во  время всего путешествия по
равнине. Кавинант схватил его за руку и дернул вниз, но Вейн не поддался.
     - Черт бы тебя побрал, - прошептал Кавинант сквозь зубы. - Однажды меня
убьют по твоей милости.
     Когда он снова повернулся к огню, пламя заметно передвинулось к центру,
и в углублении стало светлее. Внезапно Кавинант с  ужасом  увидел, что огонь
приближается к горке хвороста, посреди которой виднелся высокий столб.
     На столбе извивалась какая-то фигура - очевидно, жертва, которую хотели
сжечь  живьем.  Кто-то,  едва  различимый   в  темноте,  ожидал  в   ложбине
мучительной смерти.
     "Ад и кровь!" Кавинант инстинктивно почувствовал ловушку. Страх накатил
на  него  парализующей волной.  Но он не  мог  уйти и оставить  в беде этого
несчастного. И в то же время он не мог заставить себя приблизиться к жертве.
Какие-то злодеи превратили отвратительное  зрелище казни в западню.  Неужели
они ожидали его?  Или кого-нибудь другого, столь  же беззащитного и слабого,
как их первая жертва? Кавинант заскрежетал зубами, мучительно  пытаясь найти
ответы на эти вопросы. Ему  вспомнились слова Морэма: "Ничто не поможет тебе
избежать его западни..."
     Кавинант быстро вскочил на ноги.
     - Оставайся здесь, - прошептал  он  Вейну. - Тебе незачем ввязываться в
это дело.
     Быстро спустившись по склону холма, он решительно направился к костру.
     Вейн, как обычно, последовал за  ним. Кавинант едва удержался, чтобы не
обругать юр-вайла.
     Когда он  приблизился  к  краю  углубления,  огонь  начал  лизать  кучу
хвороста  вокруг  столба. Кавинант заторопился. И через несколько  секунд он
уже стоял в чаше и смотрел на приманку этой ловушки.
     Существо, привязанное к столбу, оказалось вейнхимом.
     Как и юр-вайлы, вейнхимы были  порождением демондимов  и отличались  от
первых только серой кожей и небольшими размерами. Их  безволосые тела  имели
длинные туловища и короткие, одинаковые по длине руки  и ноги -  поэтому они
могли  бегать на четырех  конечностях так  же ловко,  как и ходить  на двух.
Остроконечные уши  торчали  почти  на макушках  лысых черепов,  а узкие  рты
напоминали  щели.  При полном отсутствии глаз эти существа имели потрясающее
обоняние. Посреди лица у  них находились широкие ноздри,  которые  все время
шевелились, улавливая запахи.
     Как и все создания демондимов, вайнхимы отличались умом и хитростью. Но
после  Ритуала  Осквернения  они,  в  отличие  от  своих  черных  сородичей,
разорвали  отношения  с Лордом Фоулом.  Кавинант  слышал, что вейнхимы верно
служили Стране. Но сам он встречал лишь  одного из них в Ревелстоуне,  когда
Ясли Фоула  пали и вейнхимы  направили своего  посланца рассказать  Совету о
силе Презирающего.
     Существо перед Кавинантом корчилось от ужасной боли. Его кожа покрылась
волдырями.  Темная  кровь медленно  стекала  из  десятков  ран,  оставленных
хлыстом. Одна рука  скорчилась, как в  параличе. Левое ухо было отсечено. Но
вейнхим сохранял сознание. Его  ноздри  тревожно дрожали,  как  бы следя  за
приближением Кавинанта.  Когда тот остановился,  размышляя над происходящим,
существо потянулось к нему, словно молило о спасении.
     - Держись! - крикнул Кавинант, не зная, понимает его вейнхим или нет. -
Сейчас я тебя отвяжу.
     Он  принялся яростно разбрасывать  горящие  ветки,  расчищая  дорогу  к
столбу.
     Внезапно существо почуяло новый  запах - запах кольца из белого золота.
Оно забилось на столбе, хрипло  выкрикивая  гортанные  фразы на своем языке.
Похоже, вейнхим пытался что-то втолковать своему спасителю, но тот ничего не
понимал.  А  потом  Кавинант  услышал слово,  от которого  у него  по  спине
побежали мурашки. Вновь и вновь вейнхим повторял:
     - Некримах!
     "Кровь ада!" Существо пыталось дать Вейну какую-то команду.
     Кавинант  не  останавливался.  Отчаяние  существа  передалось  и   ему.
Расчистив  путь  к столбу, он выхватил из-за пояса железный нож гравелинга и
принялся резать лианы, которыми вейнхим был привязан к столбу.
     Через  несколько секунд  существо оказалось  на свободе. Перебравшись с
помощью  Кавинанта через  кучу  хвороста,  оно  вдруг  обернулось  к Вейну и
обрушило  на него поток слов, походивших на ругань. Потом схватило Кавинанта
за руку и потянуло за собой, подальше от огня.
     На юг.
     - Нет! - Кавинант с трудом высвободил руку и, хотя вейнхим,  похоже, не
понимал его, попытался объяснить:
     - Мне нужно на с Я иду в Ревелстоун.
     Существо издало приглушенный  крик, словно узнало слово "Ревелстоун". С
неожиданным  проворством,  никак  не  вязавшимся  с  его состоянием, вейнхим
взбежал по склону холма и через миг исчез в темноте.
     Кавинант  испугался  еще  больше. О  чем ему  пытался  сказать вейнхим?
Существо  заразило его ощущением опасности. Но он не собирался  делать  даже
шаг, который отдалил бы его от Линден. Надо было  бежать,  бежать как  можно
быстрее. Он повернулся спиной к Вейну и от удивления застыл на месте.
     По другую сторону костра стоял человек.
     Всклокоченная борода и безумные глаза совершенно не соответствовали той
робкой улыбке, которая застыла на его губах.
     - Пусть уходит, - произнес мужчина, кивнув вслед убежавшему вейнхиму. -
Нам он больше не нужен.
     Незнакомец медленно двинулся в обход костра,  приближаясь к Кавинанту и
Вейну. Несмотря на  внешнее  спокойствие,  в его голосе  звучали  панические
нотки.
     Он подходил все ближе и ближе. Кавинант судорожно вдохнул воздух сквозь
зубы.
     Торс мужчины, обнаженный до пояса, был увешан саламандрами. Они торчали
из  тела, как наросты, и  покачивались в такт его шагам.  Маленькие  красные
глазки животных сияли в свете огня злыми точками. Челюсти тихо пощелкивали.
     Жертва Солнечного Яда!
     Вспомнив Марида, Кавинант замахал ножом.
     - Не подходи,  - предупредил он дрожащим голосом. - Я не хочу  наносить
тебе вред.
     - Ты просто не сможешь сделать это. - Мужчина  усмехнулся,  как доброе,
но голодное чудовище. - Я тоже не хочу вредить тебе.
     Он поднял руки к груди, словно держал в ладонях что-то драгоценное.
     -  Мне хочется сделать тебе подарок. Кавинант  искал причину для гнева,
который помог бы ему одолеть леденящий страх.
     - Зачем  ты издевался над  вейнхимом?  Зачем ты хотел сжечь его живьем?
Разве  не достаточно убийств  в  этом  мире,  чтобы  добавлять  к ним  новые
преступления?
     Человек не  слушал его. Он смотрел на свои руки с  выражением безумного
восторга.
     -  Это чудесный подарок. - Он двинулся вперед, как во сне.  -  Ни  один
человек, кроме тебя, не узнает об этом чуде.
     Кавинант попытался отступить, но его ноги будто вросли корнями в землю.
В  незнакомце  было  что-то ужасное и одновременно  притягательное. Кавинант
вдруг осознал,  что тоже смотрит  на  его руки, словно  в них  действительно
могло оказаться что-то чудесное.
     -  Держи,  -  прошептал  мужчина  ласково, но  настойчиво.  Медленно  и
осторожно  он протянул Кавинанту то, что держал в руках. На его ладони сидел
небольшой, покрытый шерстью паук.
     Не успел Кавинант отпрянуть, как паук прыгнул и опустился на его шею.
     Смахивая с себя насекомое, Кавинант почувствовал слабый укол крошечного
жала.
     В тот же миг на  него нахлынуло ни с чем не  сравнимое спокойствие.  Он
невозмутимо наблюдал,  как незнакомец приближался к нему, словно плыл сквозь
пламя.  Потрескивание  костра  стало  более  отчетливым  и звучным. Кавинант
мельком заметил,  что мужчина  взял у  него нож. А  Вейн бесстрастно стоял и
смотрел на происходящее.
     Земля  качнулась  и начала  уплывать из-под ног. Сердце сделало громкий
толчок,  похожий на удар кузнечного молота. Весь  мир  разлетелся на  куски.
Летящие осколки боли дробили мысли. В мозгу отпечатались два огненных слова:
"рецидив отравления". Затем сердце снова забилось, но Кавинант больше ничего
не ощущал, кроме одного длинного надсадного вопля.
     Какое-то время он сиротливо блуждал в лабиринте боли. Но выхода не было
- боль окружала его со всех сторон. Разум затуманился, и даже дыхание  стало
мукой.  Звенящий  пульс  приумножал  неописуемую  боль, которая рождалась  в
правом предплечье.  Руку жгло, словно  кисть отрубили  топором. Адская  боль
разрослась и вскоре охватила грудь, живот  и голову.  Кавинант кричал, но не
слышал своего крика, потому что слух пронзал тягучий зов смерти.
     Боль  стала  демоном, лавиной,  которая  с головокружительной скоростью
несла  его в  пропасть  небытия.  В ней было  все,  от чего Кавинант пытался
освободиться,  - все бесконечные муки, с которыми  он боролся, чтобы обрести
смысл  жизни.  Его несло сквозь  волны  безутешного  горя, сквозь  осознание
вечной вины  и  жестокий  гнев...  И  вдруг  в сознании  Кавинанта  возникло
небольшое чистое пространство.
     Уцепившись за тонувшие обломки разума, он открыл глаза.
     Бред затуманил  зрение. В мозгу мелькали какие-то серые призраки, грозя
уничтожить  маленький  островок  сознания.  Но Кавинант не сдавался.  Сделав
колоссальное усилие, он заставил себя проморгаться, и зрение вернулось.
     Он  находился  в  лощине, привязанный  к  столбу.  Вокруг  лежали  кучи
хвороста. Пламя лизало края погребального костра.
     Вокруг танцевали какие-то фигуры,  похожие на языки огня. Они скакали и
прыгали рядом  с Кавинантом, как кровожадные вурдалаки.  Пронзительные крики
отражались от обломков скал на склоне холма и звенели у него в ушах. Мужчины
с выпуклыми глазами, как у хамелеонов, и длинными крючковатыми носами злобно
таращились  на  свою  жертву. Женщины с  огромными когтями и  змеями  вместо
грудей  проносились  мимо него, как  фурии, и судачили,  хихикая,  о  смерти
пленника. Дети с уродливыми лицами и тигровыми полосами на животах извергали
из себя лягушек и непристойную брань.
     От ужаса  Кавинант едва не  лишился рассудка. Он  попробовал шевельнуть
правой рукой, и это движение отозвалось в груди нестерпимой болью. На миг он
почти потерял сознание.
     Но потом ему на глаза попался Вейн.
     Тот стоял  спиной к  равнине, наблюдая  за  бешеной пляской, как  будто
танцоры-чудовища  затеяли  ее  исключительно  ради  его  развлечения. Взгляд
юр-вайла медленно скользил  по участникам всей этой вакханалии, пока наконец
не встретился со взглядом Кавинанта.
     - Вейн! - прохрипел Кавинант, словно захлебывался собственной кровью. -
Помоги мне, Вейн!
     В ответ юр-вайл оскалился в язвительной усмешке.
     Увидев это, Кавинант прикусил  губу.  Крик ярости вырвался из груди,  и
вместе с  этим  криком  его  мозг  озарила  ослепительная  вспышка,  которая
разорвала ночь на куски.

     "Потому что ты можешь видеть"
     Нет. Никогда.
     После того  как Кавинант скрылся за гребнем холма, Линден Эвери уселась
посреди  каменной  россыпи  и  попыталась разобраться  в  своих  мыслях.  Ее
настроение  стало мрачным, словно небо  в  грозу Как  это часто случалось за
последние годы,  она вновь  ощутила  тщетность своей убогой жизни, в которой
все  ее  усилия простить родителей не  привели  ни  к  чему, кроме глубокого
отчаяния.  Если  бы сейчас  Сандер  или  Холлиан заговорили  с нею,  она  бы
накричала на них и убежала прочь, куда глаза глядят.
     Принятое решение пробило брешь в линии ее обороны, которой она окружила
себя, сопротивляясь странной силе Кавинанта. Она не поддалась на его уговоры
и теперь столкнулась  с горькими последствиями  этого выбора. Череда мертвых
холмов, протянувшаяся с юга  на  запад,  напоминала ей  о том,  что  вопреки
рассудку и логике она избрала смерть, когда ей предлагали жизнь.
     О, как она была одинока. Сандер и Холлиан нашли поддержку друг в друге,
поскольку  оба не  верили в  целительную  силу Анделейна. Их жизнь настолько
зависела от Солнечного Яда, что они попросту  боялись любых  перемен. Сочная
зелень Анделейна не являлась для них воплощением бодрости и здоровья.
     Впрочем, Линден понимала их  чувства. Сандер и Холлиан  не представляли
себя  без Солнечного  Яда. А  значит, ее отстраненность  от них была  вполне
объяснима.
     Но  разлука  с Кавинантом  тревожила Линден и  не давала ей  покоя. Она
отказала ему в своей  помощи,  и он  ушел,  забрав с собой ее  уверенность и
лишив  цели.  Когда  Кавинант  переплывал Мифиль,  лучи плодородного  солнца
плясали   на  поверхности  воды  и  окружали  его  мириадами  бликов,  точно
признавали в нем того,  кому предстояло избавить Страну от проклятия. Линден
могла бы скрасить его  одиночество, но он предпочел уйти Он  оставил ее ради
холмов Анделейна. И в его жилах по-прежнему струился яд.
     Теперь,  когда ее существование лишилось смысла,  она  больше не хотела
оставаться одна.
     Однако Линден  не  сомневалась  в своем  решении. Ей  пришлось пережить
болезнь Кавинанта как свою собственную. И она знала, что не  могла поступить
иначе.  Линден предпочла  эту  мертвую каменную пустошь  сочному великолепию
Анделейна, потому что понимала смерть лучше  жизни и умела ограждать себя от
ее влияния. Стараясь спасти  Кавинанта, она поклялась,  что никогда более не
поддастся чувствам и не допустит, чтобы мягкость характера, приобретенная ею
в Стране, возобладала над независимостью ее натуры. Линден еще могла хранить
верность своей  клятве, видя вокруг  пустыню и мертвые скалы. Но она боялась
расчувствоваться среди зеленых деревьев, вдохнув ароматы трав и вновь ощутив
вкус  щедрой алианты. Под гнетом смутной неуверенности она  точно знала, что
не устоит против такого соблазна.
     Погруженная в  мрачные мысли,  Линден  забыла обо всем, словно сидела в
доме  с  закрытыми  ставнями  и запертой дверью.  Вот  почему  она не  сразу
услышала предупреждающий крик Сандера, а когда услышала, то было уже поздно.
Откуда  ни  возьмись  появились  какие-то  люди  с ножами  и  дубинами.  Они
набросились на  гравелинга, когда тот попытался вытащить кинжал, и до Линден
донесся  глухой звук  удара.  Нападавшие  оглушили  Сандера и  связали  руки
Холлиан, не дав ей вытащить свой маленький нож. Линден тоже не успела ничего
предпринять, потому что ее сбили с ног и,  пока она лежала, судорожно хватая
губами воздух, ей связали руки за спиной.
     Через  минуту  или  две пленников  поволокли  от берега реки к лишенным
растительности холмам.
     Подчиняясь грубому насилию,  Линден враз позабыла о своей клятве. Ее до
глубины  души возмутила  жестокая  наглость этих людей, которые,  как видно,
находили удовольствие в том, что делали.  Она инстинктивно чувствовала,  что
ее  собирались  убить  и  сейчас  тащили  туда,  где  хотели  исполнить  это
намерение. Тот же  инстинкт подсказывал ей, что нападавшие служили  пагубной
силе, которая превратила эту местность в  пустыню. Линден торопливо упрятала
свои чувства подальше и постаралась не думать о том, что ожидало ее впереди.
     Пленников ввели  по узкому ущелью в каньон,  где  находилось  настволье
Каменной Мощи.
     Линден  еще никогда не  бывала в  настволье,  и  вид  деревни неприятно
поразил  ее.  Уродливые  дома,   неряшливые  люди  и   кровожадная   стерва,
управляющая  делами  настволья,  -   все  это   абсолютно  не  совпадало   с
представлениями Линден о жителях  Страны, таких как Сандер и Холлиан. Однако
новые впечатления разом померкли, когда она увидела зловещий зеленый камень,
приводящий местную  гравелингу  в безумный восторг. Камень источал Зло, и от
этого Зла слепило в глазах и перехватывало дыхание,  как от пахучей ядовитой
кислоты.  Мощь  камня превосходила любую  силу,  с  которой  ей  приходилось
сталкиваться,  и  только могущество  Солнечного Яда  соизмерялось с ним.  Ей
стало понятно, почему деревня выглядела  такой убогой и запущенной и  почему
так неряшливы и беспечны  ее  жители.  Маленький осколок  изумрудного  камня
разрушал красоту природы и души.
     На глаза Линден навернулись слезы.  Но она не заплакала - даже когда им
объявили,  что  их  казнь  назначена  на  следующее  утро.  Ей  не  хотелось
доставлять удовольствие садистке - гравелинге.
     После вынесения приговора  пленников  затолкали  в  хижину  на сваях  и
оставили  там ожидать своей  смерти. Линден  не сопротивлялась. Она  уже  не
могла  сопротивляться.  Близость Каменной  Мощи  лишала  ее эманации  камня,
словно голодные пиявки проникали в ее сердце и высасывали остатки решимости.
Прислонившись спиной к стене, она в помрачении убеждала себя, что еще жива и
обладает собственной независимой личностью.
     "Нет, - сказала она себе. - Никогда. Никогда и ни за что!"
     Она повторяла  эти  слова как молитву, словно они могли защитить  ее от
злобной мощи камня.
     Линден мучили вопросы о Джоан и яде, об Опустошителе и безымянной  силе
Каменной  Мощи.  Но единственный ответ,  который она  находила, заставлял ее
замыкаться в себе,  как это делали ее родители, не умевшие  жить и боявшиеся
смерти.
     На рассвете дверь хижины открыли.  Но за ними пришли не гравелинга и не
какой-нибудь  там житель настволья. Дверь открыл  Всадник  Верных:  мужчина,
облаченный в красную мантию, которая пламенела огнем под лучами плодородного
солнца.  Он имел  высокомерный  и  самоуверенный вид, в руках Всадник держал
черный рукх с треугольником на конце.
     - Выходите, - сказал он тоном, не допускающим возражений. - Я  Сантонин
на-Морэм-ин. Отныне вы мои пленники.
     В ответ на сердитый взгляд Сандера и стон Холлиан он улыбнулся, изогнув
губы наподобие лезвия кривой сабли.
     Когда Всадник вышел, на улице послышался недружный хор голосов:  жители
деревни,  окружившие  хижину,  о  чем-то  униженно  просили  его,  стеная  и
кланяясь. Гравелинга  упала  на  колени, но Сантонин оттолкнул  ее от  себя.
Тогда  она, рыдая,  протянула Всаднику свою  бесценную Каменную Мощь. Другой
человек отдал ему ножи, Солнечный Камень и лианар - все то, что принадлежало
пленникам.
     Наблюдая  за  происходящим,  Линден  думала только о том,  что Кавинант
вернется  к реке и не найдет  своих спутников там, где оставил.  На миг ей в
голову  пришла безумная идея: а не рассказать ли  Всаднику о Кавинанте - она
не могла допустить, чтобы  тот снова попал  в руки  деревенских жителей.  Но
Сандер и Холлиан молчали, и их безмолвие напомнило Линден о  том, что Верные
приговорили Кавинанта к смерти. Собрав остатки воли, она постаралась принять
бесстрастный вид.
     А  потом  воля покинула  ее вообще. Под злобными лучами  солнца  хмурый
Сантонин  раскалил  свой рукх  до алой красноты, и Линден,  взглянув  на луч
силы, превратилась в послушную живую  куклу. Всадник приказал ей залезть  на
Рысака, и  она безропотно подчинилась,  краем глаза машинально  заметив, что
Сандер и Холлиан последовали ее примеру. Когда все  пленники разместились на
спине животного. Всадник присоединился к ним и помчался прочь  от настволья,
направляясь в Ревелстоун.
     Его  принуждение  имело  магическую  силу,  которой  Линден  не   могла
противостоять.  Несколько   дней  подряд  она  обдумывала  план  побега  или
внезапного  нападения, но была  не  в  состоянии даже  поднять руку и убрать
волосы с  лица - для каждого действия ей требовался четкий приказ Сантонина.
Всякий раз, глядя в застывшие глаза Линден, Всадник улыбался, наслаждаясь ее
механическим послушанием. Иногда он бормотал названия  мест, которые для нее
ничего не означали:
     Виндскаур, Житницы Тэйны,  Анделейнсайон. Казалось,  он  насмехался над
своими  пленниками, но в остальном вел себя весьма пристойно. А может, иного
Линден и не замечала.
     Только  однажды его  величие  пало. На рассвете первого дня  пустынного
солнца,  через восемь  суток после  их  отъезда из  настволья Каменной Мощи,
безмолвный  крик неожиданно всколыхнул воздух и заставил  вздрогнуть  сердце
Линден. Сантониновы чары опали с пленников, как ветхое платье.
     Словно  пробудившись от долгой спячки, Сандер и  Холлиан схватили рукх.
Линден  вцепилась в  Сантонина и, повиснув на нем,  повалила его на землю, а
затем бросилась бежать на юго-восток, туда, откуда донесся крик.
     Но  через несколько  секунд  она вдруг обнаружила, что бредет  назад, к
стоянке  Всадника. Сандер и Холлиан собирали пожитки и готовились в путь. На
лице Сантонина  сияла  свирепая усмешка. Треугольник рукха излучал  кровавое
сияние,  и  через несколько минут  Всадник  снова уже вез своих  пленников в
Ревелстоун.
     Они не  могли ему сопротивляться. Линден ни о  чем не думала, ничего не
понимала  и  не имела  никакого выбора.  Всадник  обращался  с  ней,  как  с
незатейливой вещью. Она не ответила  бы ему отказом, даже если бы он вздумал
удовлетворить с ней свое желание. Но он не отвлекался на  такие дела. У него
была ясная цель. Только злобное предвкушение, порой мелькавшее в его глазах,
говорило о том, что эта цель недобрая.
     После нескольких дней  такого "растительного" бытия Линден обрадовалась
бы любому событию, которое  могло  бы вернуть ей собственное "я". Она больше
не тосковала  о Томасе  Кавинанте, как  будто его вообще не существовало  на
свете. Возможно, он  действительно перестал существовать. А может быть,  она
придумала его в бреду или  увидела во  сне. Все  стало таким двусмысленным и
иллюзорным, что она даже пищу клала в рот только по приказу Сантонина.
     Вид  Главной  Башни на-Морэма, которая  поднималась  из  джунглей,  как
огромный корабль  из  волн  морских, не  вызвал у  нее  никакого  оживления.
Сознание  Линден лишь равнодушно  фиксировало то,  что видели глаза.  Ворота
распахнулись, впуская Всадника, и закрылись за его Рысаком. Но это ничего не
означало.
     Сантонина  встретили трое  или четверо  Верных - таких  же, как он сам.
Однако они приветствовали его с почтением, признавая главным среди  них. Они
говорили ему слова, которых Линден  не понимала. Побеседовав с ними. Всадник
приказал пленникам спуститься на землю.
     Линден,  Сандер  и  Холлиан  подчинились.  Их ввели  в  огромный, плохо
освещенный  зал,  откуда  они, вслед  за  Сантонином, отправились в путь  по
длинным  переходам  Ревелстоуна. Комнаты, лестницы,  коридоры  -  все это не
запечатлелось в сознании Линден. Она двигалась как во сне. Цель Сантонина не
имела для нее значения, а время теряло смысл и меру.
     Наконец Всадник привел пленников в огромный зал, похожий на горшок. Его
покатые стены,  сложенные  из  грубо  обтесанного камня,  покрывали пятна  и
копоть. Посреди  зала стоял человек в черной мантии и темно-красной ризе.  В
руках  он  сжимал  длинный железный  крозир, на  конце которого  поблескивал
треугольник,  повернутый  основанием вверх.  Капюшон  был  откинут,  и  лицо
мужчины  в неверном свете факела казалось таким же грубым и испятнанным, как
стены.
     При  виде его  маленькую часть  прежней  Линден,  скрывающуюся в недрах
нынешней, безразличной  ко всему женщины, пронзило  насквозь словно  горячим
клинком. Горячие слезы потекли по ее бесстрастному лицу.
     Перед ней стоял Опустошитель.
     - Три  дурака, -  холодно  произнес  он.  - Я  надеялся,  что их  будет
четверо.
     Сантонин сказал  ему  пару  фраз  на  незнакомом  языке,  затем  достал
Каменную  Мощь  и  протянул ее  Опустошителю. В  глазах того  отразилось  по
изумруду, губы  вытянулись в довольной улыбке. Он  сжал в кулаке  осколок, и
тот  заиграл  всеми  оттенками  зеленого цвета. Слезы  Линден  иссякли,  как
иссякает источник в безжизненных песках.
     Всадник отошел в сторону, и Опустошитель осмотрел каждого на пленников.
Он приблизил к Линден  злобное лицо и взглянул ей прямо  в  глаза, выискивая
остатки ее "я", оценивая их и насмехаясь над малостью.
     - Я не могу тебя уничтожить, - сказал он с сожалением.  - Ты останешься
невредимой, но испытаешь все муки, какие я придумаю для тебя.
     Он  отвел  взгляд от Линден, как будто  она больше  не заслуживала  его
внимания.
     - Но эти предатели - другое дело. Он повернулся к Сандеру и Холлиан:
     - Никто не будет  против, если они сломаются прежде, чем  прольется  их
кровь.
     Опустошитель прижал Каменную  Мощь  к груди. Энергия осколка,  клубясь,
поднималась к его  лицу. Расширив ноздри, он жадно  вдохнул испарения  силы,
словно редкостный наркотик или адское благовоние.
     - Где Томас Кавинант?
     Сандер и Холлиан не пошевелились. Линден тоже не двигалась,  но  сердце
ее сжалось от ужаса.
     Опустошитель сделал  едва  заметный жест,  и  Сантонин  забормотал  над
рукхом заклинание.  Внезапно наваждение,  сдерживавшее  Сандера  и  Холлиан,
исчезло. Они неуклюже отступили  на шаг, словно забыли, как управлять своими
членами.  Однако  через миг  эг-бренд и  гравелинг с  дрожью  выпрямились  и
прижались  друг к  другу. Страх светился в глазах Сандера, словно он смотрел
на ужасную  купель и  владыку  своего существования.  Холлиан  закрыла  лицо
руками, как испуганный ребенок.
     - Где Томас Кавинант?
     Охваченные  безумным  страхом,  несчастные  развернулись  и  попытались
убежать.
     Не  обращая  внимания на Холлиан,  Опустошитель  вытянул  руку,  и  та,
питаясь колдовскими чарами Каменной Мощи, стала удлиняться, пока не схватила
Сандера за шею. Почувствовав, что задыхается, тот упал на колени.
     Лишившись   товарища,  Холлиан  остановилась  и  повернулась  лицом   к
Опустошителю. Ее черные волосы разметались по плечам.
     Опустошитель ткнул зеленым осколком Сандеру в горло.
     - Где Томас Кавинант?
     Сандер  уставился  на  мучителя невидящим  взором. Его  глаза  едва  не
выпадали из орбит. Но он промолчал, сжав челюсти от боли.
     Пальцы Опустошителя напряглись.
     - Говори.
     Сандер стиснул зубы изо всех сил, как будто хотел сломать их и навсегда
лишиться  голоса. На щеках  его  двигались желваки.  Вены  на шее  набрякли,
словно он испытывал удушье.
     Казалось невероятным, что  можно так сжимать зубы, не сломав  при  этом
челюстей. Однако он  молчал.  По его  лицу  струился  пот,  но рот оставался
закрытым.
     Опустошитель нахмурился, и на его лице отразилось недовольство.
     - Ты будешь говорить, - прошипел он. - Если понадобится,  я вырву слова
вместе с твоей глоткой.
     Его рука сжимала горло Сандера все сильнее и сильнее.
     - Где Томас Кавинант?
     - Он мертв! - закричала Холлиан каким-то чужим надтреснутым голосом.
     Линден почувствовала привкус лжи в ее беспомощности.
     - Он исчез.
     Опустошитель по-прежнему смотрел на Сандера и сжимал его горло.
     - Это каким же образом?
     - Он  ушел в Анделейн, - прошептала эг-бренд. -  Мы ждали его, но он не
вернулся. Она притворно застонала:
     - Прости меня, Са
     - А белое кольцо?
     -  Я не знаю.  Оно потеряно.  Полурукий не  вернулся.  Опустошитель  не
удостоил  ее и  взглядом.  Тем  не  менее  он слегка ослабил хватку  на  шее
гравелинга.
     - То, что ты отказываешься говорить, - прошептал  он, - свидетельствует
о  том,  что  Томас Кавинант не    Если Полурукий действительно пропал,
почему ты хочешь, чтобы я поверил тебе, будто он жив?
     Линден молча молила Сандера поддержать  ложь Холлиан - ради него самого
и ради Кавинанта.
     Гравелинг  с  трудом  разжал   челюсти,  и  мутный  взор   его  немного
прояснился. Сглотнув комок в горле, он прохрипел:
     - Я хотел напугать тебя.
     Зловещая улыбка коснулась  губ Опустошителя.  Но, как и Сантонина,  его
сдерживала уверенность в своей цели.
     - Отведи их в темницу, - приказал он Всаднику.
     Линден так и не поняла, поверил ли он в  ложь Холлиан. Но ей было ясно,
что Опустошитель задумал какую-то дьявольскую хитрость.
     Произнеся над рукхом несколько слов.  Сантонин вновь  вверг  Сандера  и
Холлиан   в  состояние  прострации.   Двигаясь  как   марионетки,   пленники
последовали за ним к выходу из каменного горшка.
     Они снова пересекали безликие залы и переступали через пороги, которые,
казалось,  существовали  лишь  для  того, чтобы  о  них можно  было  забыть.
Сантонин  подвел  их  к  двустворчатой   железной  двери  и,  распахнув  ее,
протолкнул  двух  женщин  и  Сандера в  темницу. Длинный  и мрачный  коридор
ощерился дверьми  с зарешеченными окнами. Однако Линден не увидела через них
ни одного заключенного. Сантонин сначала запер Сандера, потом Холлиан, после
чего, миновав несколько камер, затолкал в узкий карцер напуганную Линден.
     Беспомощная  и   растерянная,   она   остановилась   у  отвратительного
соломенного  тюфяка,  ежась под пристальным взглядом Всадника.  Внезапно  он
погасил свой рукх и протянул к ней руку. Обезумев от страха, Линден  рухнула
на тюфяк и сжалась в  дрожащий комочек.  Стало тихо.  Через несколько секунд
камеру  заполнил торжествующий смех  Сантонина.  Дверь с визгом закрылась, и
засовы встали на свои места. Линден осталась одна посреди черных и  холодных
каменных стен.
     Она неподвижно лежала на соломе, пока бесстрастное время текло над  ней
и  гранитным колоссом Ревелстоуна. Она  ощущала себя разбитой  бутылью  и не
могла наполнить  свою душу заново. Ее мучил  страх - отвратительный животный
страх.  Она боялась что-либо  предпринять, боялась даже подумать о  каком-то
усилии.  Ей  ничего  не хотелось, кроме тишины,  покоя и забвения. Но она не
находила всего  этого.  Попав  в преддверие ада,  она  блуждала в пустоте  и
ждала, чем кончится эта мука, которая разрывала ее на части.
     Охранники  приносили ей гнилую пищу и тухлую воду,  но  она не замечала
их, отрешившись от всего. Линден не слышала лязга железной двери, звучавшего
всякий раз,  когда появлялись охранники; когда приводили новых заключенных и
уводили  на казнь.  Этот  звук ничего не означал. В тюрьме никто не говорил.
Она  тосковала по голосам.  Она  искала какой-нибудь образ, чтобы  сохранить
рассудок,  - какое-нибудь имя или слово, чтобы  вернуть свое потерянное "я".
Но Линден позабыла все имена и образы. А слов ей никто не говорил.
     И все же как-то раз послышался голос - вернее, крик, как будто какой-то
заключенный  вырвался  на  свободу.  Услышав  его,   она  стряхнула  с  себя
оцепенение. Преодолевая слабость, появившуюся от неподвижности и постоянного
недоедания, Линден, словно калека, поползла к двери.
     Монотонный голос был незнакомым, однако Линден чувствовала к нему такую
благодарность,  что  поначалу с  трудом  разбирала  слова.  Она  прильнула к
прутьям решетки и прислушалась.
     -  Я  приветствую  тебя,  юр-Лорд,  -  говорил  чей-то  голос. -  Томас
Кавинант! Неверящий и Обладатель белого золота! Тебя помнят среди харучаев.
     Говоривший произносил слова твердо и отчетливо.
     - Я Бринн. Ты пришел, чтобы выпустить нас на свободу?
     Кавинант! Линден хотела прокричать это имя, но из  пересохшего горла не
вырвалось и звука.
     В  следующий миг она услышала звук удара по телу. Кавинант! Тело  упало
на  каменный  пол. Вокруг него  собрались  охранники.  Линден  поднялась  на
цыпочки и, прижавшись  лицом к прутьям,  попыталась что-нибудь увидеть, но в
поле  ее  зрения никого  не  оказалось. Через  несколько секунд  послышались
грузные шаги людей, обремененных тяжелой ношей. Дверь  тюрьмы  отворилась  и
захлопнулась. Несчастную Линден вновь объяла тишина.
     Ей  хотелось  зарыдать,  но она знала,  что слезами горю  не  поможешь.
Линден  услышала  имя,   которое  заполнило  пустоту   ее  души.   Кавинант!
Беспомощность и надежда. Кавинант жив. Он здесь.  Он  спасет ее. Вот  только
как он узнает, что ее надо спасать из застенков Верных?
     Какое-то  время, ужасно  долгое и  мучительное, она  сидела у  двери  и
беззвучно плакала. В  ее памяти  возник образ Кавинанта.  Он улыбался Джоан.
Несмотря на свою беззащитность, он казался неуязвимым и чертовски сильным. А
что, если охранники убили его?
     Наверное,  убили. Но нет! Они не  могли его убить!  Кавинант пробудил в
ней  надежду.  Она по крупицам собирала  прежнюю  Линден,  чтобы снова стать
такой,  какой  была  во время их  первой встречи. Когда  слезы  иссякли, она
подползла к чаше  с  водой,  осушила ее и съела, сколько  смогла,  зловонной
тюремной пищи. Опустившись на соломенный  тюфяк, Линден закрыла глаза  и тут
же заснула.
     Ее разбудил  лязг  железа: кто-то  отодвигал запоры  на железной двери.
Линден скатилась с тюфяка и вскочила на ноги. Ее сердце бешено  заколотилось
в груди. Кавинант...
     Дверь открылась, и в камеру вошел Опустошитель.
     Там, где мантия обнажала его тело, она  видела лишь темную  пустоту. От
него  исходило  такое  мощное  излучение Зла,  что  Линден  не  ощущала  его
физической сущности. Зло заполнило все пространство между ними  и прижало ее
спиной  к стене. От Опустошителя воняло  Маридом  и кровожадностью пчел.  От
него  несло  безумием  Джоан.  Зловонное  дыхание  пропитало воздух  запахом
гниющей плоти, рвотной массы и кучи свежего дерьма. Даже от его голоса несло
тошнотворной смрадной гнилью.
     -  Оказалось,  что  твои  спутники  лгали, -  сказал Опустошитель.  - Я
удивлен. До сих пор  я думал, что люди Страны  трусливы,  как дети. Впрочем,
это не имеет значения.  Убийство  трусов и  детей не приносит  мне  большого
удовольствия. Я предпочитаю иметь дело с безрассудной  смелостью. К счастью,
Неверящий не попытался освободить тебя.
     Опустошитель презрительно усмехнулся:
     -  Он еще не  знает о твоем  бедственном положении.  Линден  вжалась  в
стену,  будто хотела  скрыться  за  обтесанным гранитом.  Это  инстинктивное
движение не ушло от внимания злодея. Она испуганно смотрела ему в глаза. Его
взгляд впивался в нее, сжимал леденящей хваткой  сердце и опалял истерзанную
душу огнем лютой злобы.
     -  Но   и  он  не  имеет  для   меня  никакого  значения,  -  продолжал
Опустошитель, и  от его голоса веяло могильной сыростью. - Важно только  его
кольцо. У него  нет иного  выбора, как только отдать  его мне. Он уже принес
себя в жертву ради продажной сучки,  и отныне ни одна сила под Аркой Времени
не  сможет  помочь  ему.  Нет,  Линден  Эвери.  Оставь  все мысли  о  Томасе
Кавинанте, ибо основное проклятие Страны ляжет на твои плечи!
     Нет! Линден не могла защититься от таких сильных Тьма, клубившаяся
вокруг  нее,  казалась  густой  и  тяжкой,  как  боль  ребенка,  потерявшего
родителей. Нет! Ни за что на свете!
     - Ты  избрана  для  особого осквернения.  Ты  будешь  главенствовать  в
Стране, как главенствует железо, превращая землю в руины.
     Его слова марали душу Линден, словно липкая грязь.
     -  Тебя  избрали,  Линден  Эвери, потому  что  ты  можешь видеть.  Тебе
доступно то, что  не  замечает никто  другой. Ты  открыта для Зла  и поэтому
будешь первой. Твои глаза, уши и руки помогут совершать то, что потребует от
тебя Презирающий. Разрушение  станет делом  твоей жизни. Я постараюсь, чтобы
ты нашла вкус в этом веселом занятии. Но  хочу тебя предостеречь. Теперь  ты
знаешь свое предназначение, и тебе не удастся от него уклоняться. Любое твое
сопротивление обречено на провал. Лорд Фоул уже выиграл эту битву.
     "Нет. Я тебе не верю!" Линден  была врачом. Никто не мог  заставить  ее
служить  разрушению  и  смерти.  Ни одна  сила,  ни  одна хитрость,  никакое
внушение не  могли превратить разумного человека в монстра.  "Нет! Никогда!"
Поток слов захлестнул ее и вырвался наружу.
     -  Вы  больны,  -  прошептала  она. -  Это болезнь,  которая называется
манией.  Ваш  разум  гибнет  от  физиологического  сумасшествия.  Химический
дисбаланс в коре головного мозга. Вы просто не знаете, о чем говорите.  Я не
верю в Зло!
     - Не веришь в Зло? Опустошитель немного смутился.
     - Вот уж, воистину! Ну, эту-то ложь я могу опровергнуть.
     Он  приблизился к ней,  и от него повеяло дыханием смерти. - О-о! Да ты
убила человека! Разве это не Зло? Опустошитель сделал движение, словно хотел
ее  обнять. Но он не имел ни рук,  ни  лица.  Сверкающее нечто в рукавах его
мантии протянулось к Линден и погладило ее по щеке.
     Ужас  от  этого прикосновения всколыхнул сонную одурь  в ее  душе.  Зло
опалило холодом лицо и сковало чувства, как будто то, чего она так  боялась,
исполнилось.  Зло  выжгло  дотла  ее  надежды  и  стало  истиной  -  истиной
презрения.  Оно стирало  ее  черты и глодало красоту, разъедая все, чем  она
была. По коже разлился губительный Солнечный Яд, от  которого гибли животные
и  стонали  деревья. Линден захотелось  завыть  от страха,  но  яд лишил  ее
голоса.
     И она убежала. Убежала внутрь себя, поскольку не имела иной защиты. Она
стала  глухой, слепой и немой, закрыла каждую пору кожи  и захлопнула дверцу
разума. "Нет!" Ужас придал ей силы. "Никогда!"  Отрешившись от всего, Линден
погрузилась во тьму, которая отделяла смерть от жизни. Ни за что на свете!

     Судьба вейнхимов
     "Я не могу!"
     Кавинант  попытался  сесть,  сбросив с себя одеяло и вырываясь  из рук,
которые удерживали его. "Я не сдамся!"
     Он  упорно старался освободиться, но слабость  приковывала  его к ложу.
Правую руку пронзило воспоминание о прежней боли.
     "Что вы делаете со мной? Пустите!"
     Внезапно Кавинант почуял аромат травы, на которой он лежал,  - нежный и
умиротворяющий  запах.  Его  руки расслабились  сами собой.  Во  тьме возник
чей-то смутный силуэт, и над Кавинантом склонилось лицо человека.
     - Отдыхай, обладатель кольца,  - ласково  сказал  незнакомец. - В  этом
святилище никто не причинит тебе  зла.  Поправляйся, а  дела  твои никуда не
денутся.
     Голос  притупил  его отчаяние. Воздух  наполнился  благоуханием  травы.
Кавинанта  охватила дрема,  и,  пробормотав,  что  ему  необходимо  отыскать
Линден, он погрузился в забытье.
     Проснувшись, Кавинант не сразу пришел в себя и долго лежал, ощущая, как
к нему возвращались чувства. Он открыл глаза и уставился на гладкий каменный
свод.  "Это  подземелье", -  подумал Кавинант, и  даже то,  что он  лежал на
свежей траве, не поколебало его в этой мысли. Окон в просторном помещении не
было. Свет исходил от светильников, стоящих в каждом углу.
     Вошел человек, лицо которого  было Кавинанту уже  знакомо. Он улыбнулся
больному и помог принять сидячую позу.
     - Побереги себя, владелец  кольца. Ты смертельно болен. Эта слабость не
скоро пройдет.
     Человек подал  Кавинанту чашу  с темной жидкостью  и  кивнул, предлагая
выпить.  Жидкость  обладала   затхлым  незнакомым  вкусом,  но  действие  ее
оказалось успокаивающим.
     Подкрепившись,  Кавинант   принялся  осматривать  свое  обиталище.  Его
постель  стояла  в  центре комнаты  на  возвышении и походила  на  катафалк.
Природный  камень стен  и невысокого, в рост человека,  свода  был тщательно
обтесан и отшлифован.  В  одной из стен виднелось  несколько низких проемов.
Светильники, стоящие на железных треножниках, были сделаны из серого камня и
наполнены густой черной жидкостью, которая горела без дыма.
     Повернув голову, Кавинант увидел Вейна.
     Тот стоял у кровати, слегка согнув руки. На губах его застыла привычная
улыбка, а черные глаза без зрачков и белков казались глазами слепца.
     Кавинанта затрясло от отвращения.
     - Убери его... - Горло  казалось дыркой в пересохшей глине. - Убери его
отсюда!
     Хозяин подземного жилища обнял Кавинанта за плечи.
     -  Наверное, это как-то можно сделать, - сказал он, криво усмехнувшись.
-  Но мне пришлось  бы  приложить немало  сил и  смекалки. Ты  его  боишься?
Почему?
     - Он...  - Кавинант вздрогнул, вспомнив танцующие жертвы Солнечного Яда
и  усмешку Вейна. -  Этот ублюдок  не  захотел мне помочь,  - произнес  он с
трудом. - Избавься от него.
     - О владелец кольца, - нахмурившись, сказал человек. - Такую просьбу не
так-то легко выполнить. Я многое должен - и хочу - рассказать тебе.
     Он  взглянул  на  Кавинанта, и  тот впервые  внимательно оглядел своего
спасителя. Темноволосый и  коренастый, он походил на  жителя подкаменья и не
носил ничего,  кроме  широкой кожаной набедренной  повязки. В кротких  карих
глазах  светилось  доброе участие. Чувствовалось,  что этот  человек  многое
пережил, ибо лицо его покрывала густая сетка страдальческих морщин, а рот то
и  дело  подергивался,  словно  от горьких воспоминаний.  Кожа имела бледный
оттенок,  характерный  для  человека, который  прежде  был  очень загорелым.
Кавинант почувствовал к нему огромную симпатию.
     -  Я  Хэмако, - сказал  мужчина. -  Мое прежнее имя  вейнхимы  не могли
произнести,  и  мне пришлось  его  изменить.  Они  называют  тебя владельцем
кольца.., и как таковой ты им хорошо известен. Но я с радостью буду называть
тебя так, как ты того захочешь.
     Кавинант с натугой сглотнул и еще немного отпил из чаши.
     - Кавинант, - хрипло произнес он. - Меня зовут Томас Кавинант.
     Хэмако кивнул:
     - Рад встрече с тобой, Кавинант.
     Мужчина снова вернулся к разговору о Вейне:
     -  В течение  двух  дней,  пока  ты  лежал в бреду,  вейнхимы  пытались
разгадать это  существо. Они  поняли, что Вейн не является носителем Зла,  и
очень  удивились, поскольку создали его юр-вайлы, а им вейнхимы не доверяют.
И он не знает ничего такого, что не было бы известно и вейнхимам. Их смутило
только одно...
     Хэмако замолчал,  словно  не  решался напомнить  Кавинанту о  пережитом
ужасе.
     - Когда  ты спас дхрагу-вейнхима из огня и тем самым подверг  опасности
свою  жизнь, дхрага  дал  команду этому юр-вайлу. Вейн  должен был  защищать
тебя. Почему он не подчинился?
     Темная  жидкость  смягчила горло Кавинанта,  но говорил он  по-прежнему
хрипло:
     - Я уже использовал эту команду, и он убил шестерых людей.
     - О-о! - только и выговорил Хэмако.
     Он  отвернулся  от Кавинанта  и что-то  крикнул в один  из  проемов  на
странном лающем  языке.  Почти  сразу же в помещение  вошел  вейнхим.  Он  с
любопытством понюхал воздух, обратив незрячее  лицо  в сторону  Кавинанта, и
быстро заговорил о чем-то с Хэмако.  Гортанные звуки резали Кавинанту слух -
слишком много неприятных воспоминаний было у него связано с юр-вайлами, - но
он подавил раздражение, стараясь не думать о зловещем  Вейне. Вскоре вейнхим
засеменил  к  выходу,  всем  своим  видом  показывая,   что  получил  важную
информацию. А Хэмако снова обратился к Кавинанту:
     - Значит, ты не наткнулся  на Вейна случайно? -  В глазах  его светился
интерес. - Он следует за тобой по какой-то причине?
     Кавинант кивнул.
     -  Он  дан  тебе,  -  продолжал  Хэмако, -  дан  теми, кто знал  о  его
предназначении. А сам-то ты понял его?
     -  Нет.  То  есть,  я хочу сказать, да, он  дан  мне. Мне  сказали, как
командовать им. Мне сказали, что я могу доверять ему. - Кавинант нахмурился,
будто вдруг засомневался в этом. - Но больше мне не говорили ничего.
     Хэмако помялся:
     - Могу я спросить.., кто дал его тебе?
     Кавинант почувствовал смущение. Ему не хотелось давать прямой ответ. Он
не сомневался в порядочности Хэмако,  но не  желал  рассказывать ему о своей
встрече с Мертвыми.
     - Я был в Анделейне, - уклончиво ответил он.
     - О, холмы Анделейна, - прошептал Хэмако. - Ты говоришь о Мертвых.
     Он кивнул с пониманием, но по-прежнему выглядел нерешительным.
     Внезапно Кавинанта осенило:
     - Ты знаешь, какова его цель. - Он часто слышал о мудрости вейнхимов. -
Но ты не можешь сказать мне об этом.
     Губы Хэмако нервно задергались.
     - Кавинант, -  сказал он, стараясь говорить убедительно. - Мертвые были
твоими друзьями, не так ли? Они всегда заботились о тебе и предостерегали от
опасностей.  Это правда..,  вейнхимы  знают о  многом и  догадываются  о еще
большем. Без сомнения, есть множество  вопросов, на  которые  они  могли  бы
ответить тебе. Но...
     Кавинант перебил его:
     - Ты знаешь, как одолеть Солнечный Яд, однако и этого мне не скажешь?
     Хэмако вздрогнул:
     -  Конечно,   твои  Мертвые  подарили  тебе  то,  о  чем  следовало  бы
рассказать. О Томас Кавинант! Я очень хочу поделиться  с тобой тем, что знаю
от  вейнхимов. Но  они строго-настрого запретили мне  делать это. По  многим
причинам.  Они никогда ничего  не рассказывают, если не могут проверить, как
используется  полученное знание. Правда, для владельца  кольца они, может, и
сделают исключение.  Но  вейнхимы не могут  видеть Мертвых и боятся  силы их
даров. Это парадокс - знание легче хранить, чем делиться им, ведь  его могут
использовать не  по назначению. Мне  позволено  сказать только одно: если  я
открою  тебе,  в  чем  состоит  цель  Вейна,  он  не сможет  выполнить  свое
предназначение. - На лице Хэмако было написано: "Пожалуйста, пойми меня".  -
А он должен это сделать. Непременно должен!
     "Потому что этого хотят юр-вайлы, - язвительно подумал Кавинант. Он был
разочарован. - А может быть, вейнхимы такие же подлые, как и юр-вайлы?"
     Он  опустошил  чашу и  попытался встать на ноги, но Хэмако удержал его.
Глаза Кавинанта злобно сверкнули.
     - Я  обязан  вейнхимам жизнью, - сурово промолвил  Хэмако.  -  И многим
другим.  И  я  не  предам  их доверия, чтобы  ублаготворить  тебя, хоть ты и
владелец кольца.
     Кавинант  рванулся,  но  Хэмако  держал  его  крепко.  После нескольких
тщетных попыток Кавинант обессиленно рухнул на травяное ложе.
     - Ты сказал - два дня, - прошептал он. - Еще два дня! Мне нужно идти. Я
и так уже опаздываю!
     - Да  ты чуть  жив! - ответил Хэмако. - И попросту не устоишь на ногах.
Неужели дело такое срочное?
     Кавинант хотел  съязвить  в  ответ, но вовремя  спохватился. Он не  мог
осуждать Хэмако за отказ отвечать на важный вопрос. Он и сам поступил бы так
же. Немного поостыв, он сказал:
     - Всадник схватил троих моих друзей. Их сейчас везут в Ревелстоун. Если
я опоздаю, они погибнут.
     - Ах вот оно что!
     Хэмако немного подумал и вновь  окликнул вейнхима. Между ними состоялся
еще  один  краткий  разговор:  человек  пытался   в  чем-то  убедить  своего
собеседника, но тот не  соглашался.  Наконец  Хэмако, похоже,  сумел уломать
упрямца. Вейнхим кивнул и быстро исчез. Хэмако обернулся к Кавинанту:
     - Даризитар будет советоваться с Судьбой вейнхимов,  и я не сомневаюсь,
что тебе помогут. Они благодарные существа и добра не забывают. Им известно,
что ты спас дхрагу и что  тебя пытались заманить  в западню. Отдыхай  и ни о
чем не беспокойся. Риш поможет тебе догнать твоих друзей.
     - Но как?
     "Да что они могут сделать?"
     -  Вейнхимы способны на многое, -  ответил  Хэмако, заставляя Кавинанта
лечь. - Можешь мне поверить. А пока отдыхай. Тебе нужно набраться сил, а то,
когда придет время действовать, ты будешь ни на что не годен.
     Кавинант  подчинился. Одурманенный чудесным напитком, он вдыхал  аромат
травы и ощущал, как тело наливается  свинцовой тяжестью, а  тревожные  мысли
тают, тают...
     Хэмако встал.
     - Скажи  хотя  бы,  как я здесь  оказался,  -  произнес  Кавинант, едва
ворочая языком. - Последнее,  что  я  помню...  - Он старался не смотреть на
Вейна. - Я умирал на столбе посреди костра. Как вы спасли меня?
     Хэмако сел на край постели.
     - Об  этом я могу рассказать.  Но,  видишь ли...  -  Он  смущенно пожал
пленами. - На самом деле не мы тебя спасли. Кавинант рывком поднял голову:
     - Не вы?
     - Полегче. - Хэмако легонько ткнул его в  лоб. -  В этом просто не было
необходимости. Кавинант схватил Хэмако за руки:
     - Но как, черт возьми, я остался жив?
     - Послушай, друг, - с мягким укором произнес мужчина. - Как я могу тебе
что-то рассказывать, если ты так взвинчен?
     Кавинант медленно разжал пальцы:
     - Ладно.
     Темные  пятна  поплыли  у  него перед  глазами,  но  он  заставил  себя
сосредоточиться.
     - Рассказывай.
     - А было это так, -  начал Хэмако. - Когда дхрага-вейнхим освободился с
твоей помощью и понял, что Вейн не подчиняется команде,  он  хотел, чтобы ты
убежал вместе с  ним. Но ты не  понял его. И тогда он побежал один. Побежал,
несмотря на все свои раны. Он хотел поскорее рассказать в рише о том, что ты
попал в беду. Дхрага был приманкой в ловушке. И эта ловушка...
     Кавинант перебил его:
     - Что такое "риш"?
     - Ах,  извини меня. За двадцать оборотов луны я не слышал человеческого
голоса, если не считать тех людей,  кто был наказан Солнечным Ядом. Я забыл,
что  ты  не говоришь  на языке вейнхимов. В нашей речи слово "риш"  означает
нечто вроде  фермы. Это ячейка общественной  структуры  вейнхимов. В  Стране
много  тысяч  вейнхимов,  и   все  они  живут  в  ришах,  по  двадцать-сорок
обитателей. Каждый риш живет сам по себе - хотя я должен сказать,  что между
ними существует тесное общение. В  великой  войне около сорока  веков  назад
пять  ришей  сражались  вместе  против  юр-вайлов  Презирающего.   Но  такое
содружество  случается  очень  редко.  Каждый риш  держится  сам  по себе  и
по-своему толкует Судьбу. Наш риш живет здесь  очень долго, и у нас  имеются
собственные взгляды на то, что происходит в Стране.
     Кавинант   хотел  спросить,  что  такое  "Судьба",  но  он  не  решился
перебивать Хэмако.
     -  Узнав, что ты попал  в беду, мы сразу же поспешили к тебе на помощь.
Однако ты был слишком далеко. Когда схватили дхрагу  - того самого, которого
ты спас, - мы решили ничего не предпринимать, хотя для риша нет ничего хуже,
чем оставить  в  беде кого-то  из своих. Тем не менее у  нас  были основания
бояться западни:  мы  долгое время живем бок о бок с  теми, кто пострадал от
Солнечного Яда.
     На глаза Хэмако навернулись слезы.
     -  Эти   злые  существа,  поймавшие  тебя,  не  раз  хотели  уничтожить
вейнхимов. Вот почему мы боялись,  что  ловушка предназначена для нас. Мы не
хотели  убивать,  но и умирать нам тоже не  хотелось. Риш оставил дхрагу  на
волю его судьбы.
     Кавинанта   поразило,  что  Хэмако  отождествлял  себя   с  сообществом
вейнхимов и в то же время так по-человечески жалел несчастных людей, которые
стали жертвами Солнечного Яда. Однако он не смел его перебить.
     - К тому же,  - сказал  Хэмако,  справившись с чувствами, - за  три дня
пустынного  солнца до того, как ты  попал  в западню, вейнхимы вынюхали след
Опустошителя.
     "След  Опустошителя?"   Кавинант  застонал.  Теперь  он   знал,  почему
появилась ловушка и откуда взялся паук.
     -  Мы очень боялись западни. Но, узнав, что человек, попавший в беду, -
владелец кольца, вейнхимы бросились к тебе на помощь. Однако расстояние было
слишком велико, - повторил Хэмако. - Мы оказались там в тот момент, когда ты
сам освободил себя с помощью дикой магии.
     "Освободил... - У Кавинанта заныло сердце. - О нет!"
     - Твоя рука выглядело ужасно черной, а белое кольцо на пальце  излучало
серебристый огонь. Веревки сами упали с тебя, и горящие сучья разлетелись  в
стороны.  Отмеченные  Солнечным  Ядом  разбежались  в  ужасе, как  трусливые
тараканы. Края ложбины  крошились и  плавились. И  только Вейн стоял посреди
огня как ни в чем не бывало. Напор силы свалил тебя наземь. Догадавшись, что
ты отравлен ядом, мы принесли тебя сюда,  и вейнхимы заботились о тебе  -  а
умения им не занимать, - пока смерть не отступила. Теперь ты в безопасности.
     Хэмако  замолчал.  Взглянув  на  Кавинанта,  он  встал и  направился  к
дверному проему.
     - Значит, Опустошитель? - прошептал Кавинант.
     - След  его уже исчез, - тихо ответил Хэмако. - Боюсь,  что он выполнил
свою задачу.
     "Или ты  боишься за меня, - с грустью подумал Кавинант.  Он не заметил,
как Хэмако ушел. Его одолевали невеселые мысли. - Проклятие! Сначала  Марид,
потом пчелы, а теперь еще и это. Каждая атака все затейливее. И всякий раз в
деле присутствует Опустошитель. Ад и  кровь!  Почему?" Кавинант почувствовал
досаду. А  как  же иначе? Лорд Фоул не желал его  смерти  и не хотел,  чтобы
кольцо попало к Опустошителю. Презирающий хотел иного. Ему было нужно, чтобы
Кавинант  отступился, сам, добровольно,  отказался от попытки спасти Страну.
Следовательно,  цель этих атак состояла в  том, чтобы вытянуть  из него силу
или побудить  к  насилию, когда  он находился в невменяемом состоянии  и  не
соображал, что делает.
     "Не соображал, что делает!"
     Неужели Презирающий хотел запугать его, чтобы заставить отдать кольцо?
     "Гореть  ему в аду!" Кавинант всегда  боялся своей силы. В  прошлом  он
смирялся с своим странным могуществом только потому, что с его помощью сумел
нанести  поражение  Лорду Фоулу.  Однако тогда он  не воспользовался  им  до
конца,  не  прикончил Презирающего,  и тот,  окрепнув, снова  стал  угрожать
Стране. Кавинант  поступил так  намеренно, сознательно  взял на себя вину за
все будущие проделки Лорда Фоула - ибо это было меньшее из двух зол.
     "В  каждом человеке  живет  свой  Лорд Фоул,  - думал Кавинант, -  и  в
бесприютном  изгнаннике, сетующем на злосчастную  судьбу,  и в  прокаженном,
проклинающем свою  болезнь.  Единственная возможность  избавиться  от  такой
напасти  -  самоограничение.  Нельзя  давать  себе  воли,  нельзя  поступать
безрассудно". Не сдержи тогда Кавинант свою силу, отдайся он во власть дикой
магии - и результат был  бы плачевен: в душе родился бы его собственный Лорд
Фоул. Но Кавинанта образумила  та  часть его "я", которая трезво смотрела на
происходящее и  предвидела исход битвы.  Безграничная  сила и  слепая ярость
помешали  бы одержать  победу, и он  в один  миг превратился бы из  жертвы в
мучителя.  Уж  кто-кто, а  он  прекрасно  знал, как  легко  происходит такое
превращение.
     Поэтому  в  глубине  души  он  боялся  дикой  магии,  а  вернее,  своей
способности  порождать жестокую  силу.  И именно этот  его непонятный дар не
давал покоя Презирающему. Яд  заставлял его мощь вырываться наружу, усиливал
ее стократ, и Кавинант был не в состоянии сопротивляться этому. В подкаменье
Мифиль ему с трудом удалось осветить оркрест Сандера, а через два дня он уже
мог разрушить камни. Без своей на то воли.
     И  он  по-прежнему  не  знал,  почему так происходит.  Возможно, спасая
Джоан, он продал свою душу и уже не властен над собой. Но  даже если так, он
все равно не желал сдаваться. Ведь с каждым разом его сила росла, а вместе с
ней росли шансы вновь взять верх над Презирающим.
     Опасность заключалась  в  яде,  в потере  контроля  над собой. Но  если
Кавинант  постарается  избегать  дальнейших  рецидивов  и  научится  владеть
собой...
     Он был  прокаженным, и вся его жизнь подчинялась строжайшей дисциплине.
Пусть Лорд Фоул считает, что Кавинант полагается лишь на счастливый случай.
     Размышляя таким  образом,  Кавинант  понемногу успокаивался. И  так  же
медленно тело  его  наливалось  здоровьем и  бодростью. Дивный  запах  травы
приглушал физическую боль. Вскоре Кавинант уснул.

     Разбудил его  толчок  Хэмако. Кавинант  похлопал  глазами  спросонья  и
попытался сообразить,  сколько же он  спал. Похоже, долго. Вокруг ничего  не
изменилось, но  Кавинант  был  уверен,  что  времени прошло  немало.  Тяжело
вздохнув, он сел на постели.
     -  Сколько дней  я  уже потерял? Хэмако подал Кавинанту  большую чашу с
темной вязкой жидкостью.
     - Ты пробыл среди нас три дня чумного солнца, - ответил он. - Рассветет
еще  не  скоро, но  я  разбудил тебя,  потому  что  многое  хочу показать  и
рассказать перед твоим уходом. Пей.
     "Три дня! О ужас!" Кавинант с мрачным видом отхлебнул из чаши.
     И  после  первого же глотка  ощутил  прилив бодрости; пальцы,  держащие
чашу, сразу окрепли. Кавинант взглянул на Хэмако:
     - Что это такое?
     - Витрим.
     Хэмако улыбнулся: больной преобразился на глазах.
     -  По свойствам он напоминает  алианту, но  это не  сок  из  нее.  Этот
напиток вейнхимы делают по собственному рецепту.
     Кавинант единым духом осушил чашу и, отдав ее Хэмако, встал.
     - Когда я могу уйти? Мне уже нечем оправдывать свою бездеятельность.
     - Не сейчас, - ответил Хэмако. - Ты должен остаться. Ненадолго.  Уверяю
тебя, ты не даром проведешь здесь время.
     Он передал  чашу  вейнхиму,  стоящему рядом, и взял у него кожаный мех,
который протянул Кавинанту.
     - Витрим,  - сказал он. -  Если пить его понемногу,  можно обойтись без
пищи целых три дня.
     Кавинант благодарно кивнул Хэмако и привязал мех к поясу.
     -  Томас  Кавинант,  - сказал  Хэмако, -  мне  жаль, что мы  отказались
ответить на твои вопросы.  Поэтому  я  хочу, чтобы перед уходом ты  узнал  о
Судьбе  вейнхимов. Тогда,  возможно,  ты поймешь,  почему  я  сказал, что их
мудрости можно доверять. Только вот захочешь ли ты это понять?
     Кавинант глянул на Хэмако и печально улыбнулся.
     - Хэмако, ты  спас мне  жизнь. Я могу  быть полным идиотом, но все же в
состоянии оценить то, что ты для меня сделал. Я попытаюсь понять все, что ты
мне расскажешь. - Он помолчал и добавил:
     - Только не трать на объяснения слишком много времени. Если я не выручу
своих друзей, то уже не смогу жить в мире с самим собою.
     - Тогда идем, - ответил Хэмако и направился к выходу.
     Кавинант задержался немного, заправляя рубашку в брюки, и последовал за
ним.
     Шагнув за порог, он с неприязнью заметил, что Вейн снова идет за ним.
     Кавинант вышел в коридор, аккуратно вырубленный в монолитной скале, где
он  едва  мог  выпрямиться.   Проход  был  длинным  и  освещался  небольшими
лампадами, висящими на стенах  на одинаковом расстоянии друг от друга. В них
жарко горела все та же бездымная темная жидкость.
     Через некоторое время проход разветвился и превратился в сеть туннелей.
По пути Кавинанту и Хэмако начали встречаться вейнхимы. Одни молча проходили
мимо, другие обменивались с Хэмако  парой фраз на своем лающем языке, но все
без исключения учтиво кланялись владельцу кольца.
     Наконец  туннель  привел  их в пещеру,  где  было  светло как  днем  от
костров,  полыхающих  в чанах с темной жидкостью. Пещера  казалась огромной:
футов сто высотой  и примерно  триста  в поперечнике.  В этом  каменном зале
находилось около двадцати вейнхимов, которые были заняты какой-то работой.
     Осмотревшись,  Кавинант с  удивлением обнаружил, что перед ним  не  что
иное, как сад.
     Пол  пещеры  покрывала  густая  трава.  Повсюду  были  разбиты  клумбы,
окруженные  кустами.  Деревья:  золотни,  дубы,  персиковые, платаны,  вязы,
яблони, чакаранды, ели и множество других - тянули ветви к своду потолка. По
стенам змеились лоза и лианы.
     За  растениями  ухаживали вейнхимы.  Они сновали под деревьями,  что-то
напевая  и  ловко  орудуя короткими железными жезлами. Из  металла  сочилась
темная жидкость, которая орошала цветы, кусты и лозу и, как видно, питала их
корни.
     Эффект был  поразительным. На  поверхности Страны Солнечный Яд разрушал
все законы природы: ничто не росло согласно закону собственного бытия, ничто
не умирало собственной смертью. Но здесь, где отсутствовали солнечный свет и
вольный  ветер,  где не  было насекомых-опылителей  и природной  почвы,  сад
вейнхимов цвел и  благоухал,  и  казалось, что не может  быть  ничего  более
естественного, чем растения, приносящие плоды под каменным небом.
     Кавинант с изумлением взирал на все это великолепие, но когда он открыл
рот,  собираясь  о  чем-то  спросить Хэмако,  тот  поднял руку, призывая его
молчать, и повел Кавинанта дальше.
     Они медленно шли среди цветов и деревьев. Вейнхимы  по-прежнему  что-то
напевали, но никто из них  не  заговаривал друг с другом или с Хэмако  - они
были поглощены  работой. "Да,  нелегко им приходится, - подумал Кавинант.  -
Чтобы вырастить  такой  сад  под землей,  нужно быть фанатиком своего дела и
обладать недюжинными знаниями".
     Но Хэмако хотел показать ему еще кое-что.  Он повел Кавинанта и Вейна к
дальнему концу пещеры, а оттуда по новой  череде коридоров. Теперь  они вели
вверх, и, поднимаясь, Кавинант почуял  запах животных.  Он уже  догадывался,
что  ему предстояло увидеть, когда  Хэмако  вошел в  другую огромную пещеру,
хотя и не такую высокую, как та, где был сад.
     Это был  зоопарк. Здесь вейнхимы выращивали  сотни разных  животных.  В
небольших  загонах, устроенных  наподобие естественных  обиталищ,  жили пары
барсуков, лис,  собак,  обезьянок,  кротов,  енотов, выдр, кроликов, рысей и
он Многие из них были еще детенышами.
     В  отличие  от  сада  зоопарк  выглядел  менее  впечатляюще.  Животные,
лишенные  привычной среды обитания, утратили часть присущих им  повадок.  Но
это был  пустяк по сравнению  с  тем  потрясающим  фактом, что  эти существа
вообще  сохранились, тогда как на поверхности,  под  Солнечным Ядом, не  мог
выжить ни один зверь. Вейнхимы спасли эти виды от полного исчезновения.
     И  вновь  Хэмако промолчал в  ответ  на вопросы Кавинанта. Они покинули
пещеру  и продолжали подниматься  вверх. В этих туннелях вейнхимы им  уже не
встречались. Вскоре подъем стал настолько  крут, что Кавинант поразился: как
же  глубоко  в  земле  он проспал  эти  три  дня. И тут  же устыдился  своей
бесчувственности - раньше ему  не приходило в голову задуматься об этом, так
же  как  не  хотелось  расспросить   подробнее  об  удивительном  витриме  и
поговорить по душам  с теми,  кто помогал  ему. И тут он с тоской подумал  о
Линден. Линден... Она бы точно знала, можно ли доверять Вейну.
     Коридор уткнулся в  винтовую лестницу,  которая привела  их в небольшое
круглое  помещение, откуда, на первый взгляд,  не  было  выхода.  Но  Хэмако
положил руки на  один из каменных блоков стены и, пролаяв несколько слов  на
языке  вейнхимов,  нажал этот  потайной рычаг.  Стена,  не  имеющая  видимых
трещин, раскололась надвое, и блок отошел в сторону.
     Кавинант вышел в образовавшийся пролом и увидел  над головой тускнеющие
звезды.  На востоке, где небо  над горизонтом немного побледнело, занималась
заря.  От этого зрелища у Кавинанта захватило дух, и он вдруг  почувствовал,
что не хочет  покидать чудесную и безопасную обитель вейнхимов.  Но не успел
он укрепиться в своем желании, как услышал грохот каменного блока за спиной,
закрывшего вход в подземелье.
     Едва заметный в темноте, Хэмако провел Кавинанта меж черных приземистых
силуэтов с неясными очертаниями, вышел на  открытое пространство и уселся на
землю, обернувшись лицом к востоку. Кавинант последовал его примеру и только
тут обнаружил, что  сидит на плоском выступе скалы, который  являлся защитой
от первых солнечных лучей, напоенных Солнечным Ядом.
     Вейн стоял поодаль, будто не знал о необходимости подобного ритуала или
не испытывал в нем потребности.
     -  Теперь я буду  говорить, - сказал Хэмако.  Его  голос тихо звучал  в
ночи. -  Не  надо  бояться  проклятых  Солнечным Ядом,  которые хотели  тебя
погубить. Они больше не придут сюда. На то у них достанет ума и страха.
     Судя  по всему, это место было для него чем-то вроде личного святилища.
Кавинант устроился поудобнее и приготовился слушать.  После долгого молчания
Хэмако наконец снова заговорил:
     - Огромная  бездна лежит  между  существами рожденными и  сотворенными.
Рожденных,  таких как мы,  не  мучает  факт собственного  физического бытия.
Возможно, тебе хотелось бы иметь более острое зрение и больше силы в  руках,
но само наличие рук и глаз не приносит тебе страданий. Ты родился по Закону,
таким,  каким  должен  был  родиться.  Только  сумасшедшие   ненавидят  свое
естество.
     С вейнхимами дело обстоит по-другому. Они сотворены - как  и юр-вайлы -
в результате намеренного акта в питомниках демондимов. Но и сами демондимы -
порождение знания, а не плоти  и  крови  вайлов, которые  пришли прежде них.
Таким образом, вейнхимы не являются детьми Закона. Она абсолютно чужды этому
миру. И неестественно долго живут. Некоторые из нашего риша помнят Лордов  и
древнюю  славу Ревелстоуна и рассказывают  о пяти ришах,  которые  сражались
перед  воротами  Ревелстоуна  во  время великой  осады, и  о  Голубом Лорде,
который обратился к ним за помощью. Но все это осталось в прошлом.
     Число  вейнхимов  пополняется единственным  путем: юр-вайлы  продолжают
труд  своих творцов-демондимов.  Много пород  уже  сделано  в  недрах земли:
некоторые из них - юр-вайлы, некоторые - вейнхимы, а некоторые вообще новые,
чья  плоть создана  фантазией,  знанием  и силой. Один  из таких следует  за
тобой. Специально созданный для выполнения особой миссии.
     Небо на востоке медленно  светлело.  Блекли  последние  звезды.  Темные
силуэты вокруг Кавинанта и  Хэмако  приобретали  все более  ясные очертания,
обнаруживая свою принадлежность тем или иным предметам.
     -  Вот Судьба  всего  отродья  демондимов.  Каждый  вейнхим  и  юр-вайл
осознает  себя и не  видит смысла быть  тем, кем  он является. Это результат
выбора, которого  он не делал.  Но натуры вейнхимов и  юр-вайлов  совершенно
разные. Вдохновленные хронической ненавистью к собственным формам,  юр-вайлы
испытывают неукротимую страсть к совершенству, жажду творить  то, чем они не
являются. И при этом они  ни с чем не считаются.  Они оказывают Презирающему
любые  услуги,  а тот  вознаграждает их  знанием и снабжает  материалом  для
сотворения новых созданий. Таких, например, как твой спутник.
     Потому-то вейнхимы и удивились,  не  обнаружив в нем носителя Зла.  При
его  создании  юр-вайлы  как будто  отринули  свое  ожесточение  и  достигли
идеального  совершенства. Он  - Судьба добродетели юр-вайлов... Но  больше я
ничего не могу говорить о нем.
     Однако сущность вейнхимов абсолютно  иная.  Они не безрассудны в оценке
сил; благодаря Великому Осквернению, которому Кевин-Расточитель и Лорд  Фоул
подвергли Страну, они узнали, чем грозит такая страсть. Они хорошо понимали,
какую цену придется  заплатить  юр-вайлам  и  какую они  уже  платят  -  это
ненависть  к  себе. Вот почему  вейнхимы  избрали  другой  путь.  Разделив с
юр-вайлами Судьбу, они относятся к ней по-другому. Они ищут самооправдания.
     Хэмако передвинулся, чтобы смотреть прямо на восток.
     - Смысл слова  "Судьба" в  языке  вейнхимов неоднозначен.  Это  и  наша
предопределенность, и наш выбор; а еще  это слово означает совет и выработку
общих  решений.  Судьба  и  выбор  кажутся  парой  противоречивых  терминов.
Человеку  предначертано  судьбой   умереть,  но  ни  одна  судьба  не  может
определить,  умрет  ли  он трусом или  храбрецом. Вейнхимы выбрали путь,  на
котором они могут с достоинством встретить свое проклятие.
     Только они одни решили служить  Закону, к  которому не имели отношения.
Каждый риш возложил на себя свой собственный долг. Например, сад и животные.
Противодействуя Солнечному Яду и Злу Презирающего, этот риш желает сохранить
то, что рождается  по Закону из природного  семени, в той форме, в какой оно
появилось на свет.  И  если Солнечный Яд когда-нибудь сгинет, будущее Страны
должно быть обеспечено ее природной жизнью.
     Кавинант слушал, и  в горле  у  него  стоял  комок. Как велико  то, что
делали  вейнхимы,  и  как ничтожно!  Ему  вдруг отчаянно  захотелось  что-то
предпринять,  как-то  помочь  им.  На   тысячах  и  тысячах  квадратных  лиг
пространства,  подвергающегося  опустошительному  действию  Солнечного  Яда,
пещера с нормальными растениями была такой маленькой. Но результаты, которых
добились   вейнхимы,  их  истовая  вера  в  Закон  превращали  ее  в   нечто
грандиозное.  Кавинант  хотел высказаться на  сей  счет, но не  нашел  слов.
Солнечный Яд должен был исчезнуть  с  лица земли,  хотя  бы  ради вейнхимов,
доказавших, что  они  достойны  того  будущего,  которому служили.  Кавинант
закрыл лицо руками  и с ужасом подумал о том, что их самоотверженность может
оказаться напрасной.
     Когда он поднял голову, солнце уже всходило.
     Оно пришло в ореоле бледно-коричневой дымки - пустынное солнце. По мере
того как угасала ночь, из тьмы проступали черты Страны. Осмотревшись вокруг,
Кавинант вдруг обнаружил, что сидит в центре разрушенного подкаменья.
     Дома лежали в руинах. Кое-где  сиротливо стояли  уцелевшие стены. Балки
валялись,  как  трупы, а  окна в  упавших каменных  плитах  смотрели в  небо
невидящим  взором.  Поначалу  Кавинант  подумал,   что   деревню   разрушило
землетрясение, но, когда утренний свет стал ярче, он увидел новые детали.
     Развалины  были  покрыты рваными  дырами размером в ладонь,  как  будто
железный  град  пал на  деревню, изрешетил крыши, иссек  стены  и  превратил
территорию  деревни в плотно утрамбованную площадку. Почву усеивали выбоины,
будто ее разъело  кислотой. Ближние скалы раскололись, изломались и каменным
крошевом осыпались наземь.
     - Огонь ада! - чуть слышно прошептал Кавинант. - Что здесь произошло?
     Хэмако не пошевелился и лишь едва  заметно  кивнул. Судя по  всему, это
место было ему хорошо знакомо.
     -  Об  этом  я тоже  хочу  тебе рассказать, - со вздохом ответил он.  -
Поэтому и привел тебя сюда.
     Внезапно  скала  у  него  за спиной треснула и  разверзлась,  обнаружив
помещение, откуда совсем недавно вышли  они  с Кавинантом. В пролом  один за
другим  выбрались  восемь  вейнхимов,  и  проход вновь закрылся. Но  Хэмако,
казалось, не обратил на них внимания.
     - Это  подкаменье  Дюринга - деревня, где  жили те отмеченные Солнечным
Ядом, которые пытались тебя убить. Они из моего народа.
     Вейнхимы окружили  Хэмако и Кавинанта. Взглянув на них,  Кавинант вновь
устремил взгляд на Хэмако. Он хотел услышать то,  что намеревался рассказать
ему этот человек.
     - О, мой народ, - повторил бывший житель подкаменья.  - Гордый народ...
Двадцать оборотов луны тому назад  мы были здоровыми и  смелыми. Гордыми. Мы
очень гордились тем, что избрали открытое неповиновение Верным. Наверное, ты
слышал, для  чего  Верным требуется кровь.  Все послушны их  воле, как  были
послушны  и мы в  течение многих поколений. Но это слепое  подчинение  стало
ненавистно  нам, и  однажды  мы взбунтовались.  О,  гордость! Когда  Всадник
покинул нас, на подкаменье Дюринга пал Мрак на-Морэма.
     Его голос задрожал.
     - Возможно, ты  не знаешь,  что это  такое. В тот  день в  небе  стояло
плодородное солнце. Мы, как всегда, вышли в поле и занялись обычной работой,
не  имея  ни  малейшего представления  о  грозившей  нам опасности. Внезапно
зеленое  солнце заволокла  зловещая тьма, и  со стороны  Ревелстоуна  против
ветра на деревню двинулось черное облако.
     Хэмако закрыл лицо руками и  сдавил лоб,  словно воспоминания причиняли
ему боль.
     - Те, кто остались в своих домах  - дети,  матери, больные и слабые,  -
погибли,  как погибло наше  подкаменье, в страшных мучениях. Остальные стали
бездомными.
     Казалось, описываемые события стояли  у  него перед глазами,  но он  не
позволил себе отдаться чувствам и, сделав над собой усилие, продолжал:
     - И  тогда мы  впали в отчаяние. Весь день и всю ночь мы бродили  среди
развалин, ни на что не обращая внимания. У  нас отняли цель, ради которой мы
жили.  И поутру, застав моих  соплеменников вне  защиты. Солнечный Яд сделал
свое дело - они стали такими, какими ты их видел.
     Спасся я один. Перед рассветом, оплакивая смерть жены и дочери, я вышел
из деревни и случайно наткнулся на трех вейнхимов. Те, видимо, почувствовали
мое состояние и затащили меня в укрытие.
     Хэмако поднял голову, стараясь справиться с нахлынувшими слезами.
     -  С  тех  пор  я  живу  и  работаю  вместе с  ришем. Я научился  языку
вейнхимов, овладел  их  знанием и разделил с ними их  Судьбу. В душе  я стал
одним из них, насколько это возможно для человека. Но если бы я хотел просто
рассказать тебе свою историю... - он пристально посмотрел на Кавинанта,  - я
не стал бы этого делать. У меня иная цель.
     Он  быстро  встал  и  осмотрел  собравшихся  вейнхимов.  Глядя на него,
Кавинант тоже поднялся.
     - Томас  Кавинант, - сказал Хэмако, -  я говорю  тебе, что считаю  себя
вейнхимом.  Они приняли меня  в свое общество.  Более того, моя потеря стала
частью их  Судьбы. Отмеченные Солнечным Ядом живут  ужасной жизнью, совершая
всевозможные злодеяния, пока не умирают. Ради  меня мой  риш  взял  на  себя
ответственность  за них. За  этими несчастными присматривают и оберегают их,
пытаясь отвратить  от  мести за перенесенные  страдания. Ради  меня вейнхимы
держат   столько  животных,  сколько  могут.  Вот  почему  многие   из  моих
соплеменников  остались  живы  до сих   Вот  почему  риш  не  попытался
освободить дхрагу. И вот почему... - он посмотрел Кавинанту прямо в глаза, -
..риш и я виновны в том, что ты чуть не погиб.
     - Нет, - запротестовал  Кавинант.  -  Это не ваша вина.  Вы  не  должны
обвинять себя в том, чего не могли предвидеть.
     Хэмако решительным жестом отверг это возражение:
     - Вейнхимы не могли предвидеть свое сотворение. Однако Судьба осталась.
     Он вымученно улыбнулся:
     - О  Кавинант,  я не собираюсь  каяться. Но мне нужно, чтобы  ты  понял
меня.
     Он повел вокруг себя рукой:
     - Вейнхимы пришли, чтобы предложить свою помощь в поисках твоих друзей.
Я хочу, чтобы ты знал, почему  они так поступают, и принял эту помощь такой,
какой ее тебе предлагают. Прости нас за то, что мы многое утаили от тебя.
     Кавинанта переполняло  чувство благодарности.  Не  находя  от  смущения
слов, он ответил так, как учила его Этиаран:
     - Я благодарен вам за все. Принятие этого дара  -  честь  для меня.  И,
принимая его, я возвращаю эту честь дающим. - Помолчав, он тихо добавил:
     - Вы ее заслужили.
     Напряженность медленно  сходила с  лица  Хэмако. Не спуская с Кавинанта
глаз,  он что-то сказал вейнхимам, и те ответили, согласно покивав головами.
Потом  один  из них  выступил  вперед и положил  в  протянутую  руку  Хэмако
какой-то предмет. Это был каменный нож.
     Кавинант вздрогнул.  Заметив его замешательство, Хэмако доброжелательно
улыбнулся и сказал:
     - Не бойся. Я не причиню тебе зла. Дай мне руку.
     С трудом осилив дрожь, Кавинант протянул правую руку ладонью вниз.
     Хэмако крепко  обхватил запястье,  осмотрел  шрамы, оставленные ногтями
Джоан, и резко полоснул ножом по венам.
     Кавинант вздрогнул, но Хэмако цепко держал его, не позволяя сделать шаг
назад.
     Тревога Кавинанта сменилась удивлением, когда он  увидел,  что порез не
кровоточит. Края ранки раскрылись, но оттуда не показалось ни капли крови.
     К  ним  приблизился дхрага.  Его  сломанная  рука  висела в  лубке,  но
остальные раны уже зажили.
     Он протянул Хэмако здоровую руку. Тот осторожно сделал надрез на ладони
вейнхима. Через несколько  мгновений  черная  кровь, брызнувшая из раны, уже
струилась по руке и капала с локтя на землю.
     Недолго думая, вейнхим протянул руку и прижал ладонь к ранке Кавинанта.
Горячая кровь окрасила руку человека в черный цвет.
     И в тот же миг Кавинант как будто в первый раз увидел других вейнхимов,
которые  стояли  вокруг  него  в  лучах  рассветного  солнца  и  что-то тихо
напевали.
     Сила,  проникшая  в  руку,  наполнила  сердце  необъяснимым  восторгом.
Кавинант как будто  вырос и почувствовал  себя могучим. Зрение стало зорким,
словно у орла. Теперь он мог без труда высвободиться из рук Хэмако. Но он не
стал этого делать.
     Вейнхим разжал пальцы и поднял руку. Кровотечение остановилось. Остатки
черной крови быстро всосались назад, и рана заросла.
     Дхрага отошел. Хэмако передал нож даризитару  и,  пока  тот  резал свою
ладонь, сказал:
     - Скоро тебе покажется, что сила переполняет тебя,  но, прошу, потерпи.
Стой смирно, пока все вейнхимы  не исполнят  ритуал. Полученной силы  должно
хватить тебе надолго.
     Даризитар  приложил  надрезанную  ладонь к  ране Кавинанта.  Тот ощутил
новый  прилив силы. Голова  у него  закружилась,  но теперь он мог  свернуть
горы. Рана на  его кисти  жадно  поглощала кровь  даризитара. Когда  вейнхим
отошел, Кавинант  едва не  сорвался с  места, но  сдержался и подставил руку
очередному донору.
     После третьей порции  он понял, что получает нечто  большее, чем  силу.
Дхрагу он узнал по  ранам.., но  как он узнал даризитара? Ведь он никогда не
приглядывался к этому вейнхиму и знал его лишь по рангу, так же как третьего
-  дхубху  и  четвертого   -  врайта.  Новое  ощущение  наполнило  его  душу
ликованием.
     Пятым подошел драми, шестым - гохри Кавинант приплясывал на месте,
не в силах сдерживать бушевавшую в нем энергию. Пальцы  Хэмако  побелели, но
его хватка  была  для Кавинанта  не  более  чем  легким прикосновением.  Ему
хотелось вырваться и по-дикарски запрыгать среди  развалин. В ушах шумело, и
он с трудом различал слова, произнесенные Хэмако:
     - Помни о своих друзьях. Не  жалей этой  силы. Пока она остается, да не
остановит тебя ни ночь, ни рок.
     Подошел грамин.
     Кавинант почувствовал  себя огромным, как Грейвин Френдор,  и  могучим,
как  Огненные Львы. Ему казалось,  что он  мог ломать руками камни, задушить
любого Опустошителя в своих объятиях.
     Подошел дхурнг - восьмой и последний.
     Хэмако отдернул руки, словно сила Кавинанта обожгла его.
     - А теперь иди! -  крикнул он. - Иди ради  Страны  и Закона, и пусть ни
одно проклятие не одержит над тобой победы!
     Кавинант гордо вскинул  голову и издал  крик, который эхом разнесся  на
несколько лиг:
     - Линден!
     Обернувшись  на северо-запад, Кавинант  дал  выход силе, дарованной ему
кровью  вейнхимов,  и, когда  она  хлынула потоком  наружу,  он  помчался  к
Ревелстоуну - быстрый, как молния.

     Кровь и скорость
     Из-за горизонта медленно вставало подернутое коричневой дымкой  солнце.
Его  злые лучи жадно  высасывали  из Страны  влагу жизни. В  воздухе повисло
густое  знойное  марево.  Голая  земля  пропеклась  и  стала  твердой,   как
известковый  туф.  Грязь  превратилась в пыль,  а пыль  вздымалась к небу от
любого  движения. Казалось,  сама  земля  источала  ядовитые  испарения.  На
горизонте,  будто  воплощение  Солнечного Яда, трепетали  миражи.  Гибельное
светило  стирало  характерные  черты  Центральной  Равнины, превращая  ее  в
безжизненную пустыню.
     Но  в венах Кавинанта бурлила кровь вейнхимов. Он бежал быстро и легко.
Он  не  мог  остановиться, даже  если бы захотел. В его мышцах  играла сила,
сердце ритмично и весело стучало в груди. Не уставая восхищаться собственной
скоростью, он бежал, как быстроногий ранихин.
     На бегу он сверялся с картой,  которую  хранил в памяти. Через  широкую
Виндскаурскую пустошь - одиннадцать лиг. Через пологие холмы Кураш Фестиллин
- три лиги.
     К  полудню Кавинант перешел на быстрый шаг; казалось, он изголодался по
долгому пути и никак не мог насытиться. Витрим и  сила вейнхимов сделали его
неутомимым.
     Вейн, как обычно,  следовал за ним по  пятам.  Ему  была  нипочем любая
скорость.  Он легко  одолевал лигу за лигой,  будто земля сама бежала у него
под ногами.
     Вдоль Житниц Тэйны, где в древние времена  выращивали прекрасные урожаи
зерновых - десять  лиг. Вверх  по длинному каменистому Гришанскому склону на
высокогорье  -  две  лиги.  Вокруг  сухой впадины Прозрачного  озера в центр
Анделейнсайона, где прежде в Стране торговали фруктами, - пять лиг.
     Кавинант двигался, как во сне, не ощущая времени  и  расстояния,  мерой
которому  служили пот и усилия. Вейнхимы заплатили за него  эту  цену, и ему
осталось  лишь бежать и бежать. Он мчался  до  тех пор, пока не  стемнело  и
дорога  под ногами  не утонула в сгустившихся  сумерках. Кавинант испугался,
что  ему придется сбавить темп, но  тревога оказалась  напрасной. На  черном
небосводе  одна за другой загорались яркие  звезды,  а вскоре над горизонтом
взошла луна  и  залила  землю серебристым  светом.  Кавинант приободрился и,
чтобы развлечься, стал выкрикивать в темноту названия мест, которые оставлял
за спиной.
     Через Сердце  Пустоши  -  четырнадцать  лиг. Вниз  по  Полям  Изобилия,
погубленным Солнечным Ядом, - шесть лиг. Вверх, через зубчатые гребни Утробы
Эмакримма - три лиги.  Вдоль Тоскливых Камней, каменной россыпи,  похожей на
остатки землетрясения, - десять лиг.
     Ночь  распростерлась  над  землей, как  орифламма.  Она  долго  скалила
зубы-звезды  над  равниной,  но  наконец  закрыла  свою  пасть,  и  Кавинант
продолжал путь уже в серой утренней дымке. Обогнав луну и  звезды, он настиг
рассвет в пересохшем русле Соулсиз - почти в ста лигах от настволья Каменной
Мощи. Дар  вейнхимов воистину не имел  цены. Не обращая  внимания на  Вейна,
топающего за  спиной,  Кавинант  подкрепился витримом и  вскоре  оставил  за
спиной  Центральную   Равнину,   упрямо   пробираясь  на   северо-запад,   к
Ревелстоуну.
     По  открытой  низине  Речного  Луга  -  пять  лиг.  Через  болота Серых
Прокосов, которые  пустынное солнце сделало проходимыми, - девять лиг. Вверх
по скалам Приграничной Полосы - три лиги.
     Солнце уже  стояло в  зените, когда Кавинант  волей-неволей умерил свою
прыть. Нет,  его сверхъестественная сила  не исчерпалась, но он  ощутил, что
начинает слабеть. Это чувство пришло к нему  внезапно и  ошарашило, как удар
кулаком. Кавинант  ускорил  шаг,  упрямо стараясь выжать из исчезающего дара
вейнхимов все, что только можно.
     Через Холмистые Просторы - двенадцать лиг.
     А сила все таяла, и сохранять скорость становилось все трудней. В горле
саднило от пыли.
     Через пологие холмы Священного Раздела - семь лиг.
     Когда  последние лучи заката  коснулись края Западных Гор, Кавинант еще
шагал по холмам, но уже задыхаясь и спотыкаясь, - чудесная  сила иссякла. Он
снова  стал  смертным. Его  бедное  сердце опять колотилось,  как бешеное, и
легким не хватало воздуха.
     Кавинант без сил повалился на землю  и долго лежал, пытаясь отдышаться.
Он  молча смотрел на Вейна, стараясь отыскать  в нем хоть  какие-то признаки
усталости,  но черная фигура,  смутно  темнеющая  на  фоне  вечернего  неба,
по-прежнему  их  не  выказывала. Придя наконец в себя,  Кавинант сделал пару
глотков витрима из пустеющего меха и вновь отправился в путь.
     Он понятия не имел, сколько времени сэкономил в пути. Как долго ему еще
идти? Два дня? А  может, три? Но, сколько бы ни было, он очень надеялся, что
за  это время с  его  друзьями ничего  не  случится.  Если только  ему опять
что-нибудь не помешает...
     Он  вознамерился идти всю ночь.  Вообще-то неплохо было бы  поспать, но
Кавинант  устал гораздо  меньше,  чем уставал обычно, одолев лиг пять.  Даже
ноги  не  болели. Сила и витрим вейнхимов оказали ему  неоценимую помощь. И,
несмотря  на  то что  запасы напитка подошли к  концу, Кавинант  рассчитывал
покрыть какое-то расстояние, прежде чем выдохнется окончательно.
     Пройдя примерно лигу, он вдруг увидел блеснувший слева огонек костра.
     Костер горел далеко, и  поначалу Кавинант решил  пройти мимо.  Но через
несколько  мгновений  он  передумал  и,  пожав  плечами, направился к  нему:
Кавинанту вдруг  подумалось, что у огня  могли  сидеть те, кого он так долго
искал.  И  даже если впереди его ждала опасность, он  не мог оставить ее  за
спиной, не выяснив, что она собой представляла.
     Кавинант  крадучись приблизился  к костру,  лег на жесткую землю и стал
наблюдать.
     То была  большая  куча  хвороста,  объятая ярким  пламенем.  Неподалеку
лежало еще  несколько  вязанок и три больших, туго  набитых  мешка.  У  огня
сидела  одинокая  фигура в ярко-красной  мантии.  Откинутый капюшон открывал
морщинистое лицо немолодой женщины  и  крашенные в рыжий цвет волосы. Что-то
черное прикрывало ее шею.
     В  душе Кавинанта  шевельнулось смутное воспоминание.  Прежде  он видел
кого-то похожего  на нее, но никак  не мог  вспомнить,  где и когда. Женщина
сделала какое-то движение, и он увидел у нее в руке короткий железный жезл с
треугольником  на  конце. "Проклятие", - сквозь зубы прошептал  Кавинант. Он
узнал в ней Всадницу по тому описанию, которое Линден дала ему после бегства
из подкаменья Кристалла.
     Стараясь двигаться бесшумно, Кавинант стал потихоньку  отползать прочь.
Эта женщина была ему  не  нужна. Гравелинга настволья Каменной Мощи сказала,
что похитителя Линден зовут Сантонин  на-Морэм-ин. Значит, тот был мужчиной.
А коли так, то и рисковать не следовало.
     Внезапно Кавинант услышал негромкое сопение. Огромная фигура выпрыгнула
из  темноты  и  отрезала  ему  путь  к  отступлению.  Угрожающе   рыча,  она
надвигалась на Кавинанта.
     Тишину ночи прорезал голос:
     - Дин!
     Всадница. Она стояла и смотрела на Кавинанта, Вейна и рычащую тварь.
     - Дин, - скомандовала она. - Приведи их ко мне!
     Существо постепенно приближалось к Кавинанту,  заставляя его пятиться к
костру. Вступив в круг  света, он  наконец  разглядел своего преследователя.
Это было огромное животное.
     Голова твари походила на голову саблезубого тигра,  но  телом  существо
напоминало лошадь  - этакий "конь" высотой  в  полтора человеческих роста, с
длинной  лохматой  шерстью и  широченной спиной,  где  могли  бы  уместиться
пять-шесть  всадников.  На  ногах,  оканчивающихся  копытами,  росли  острые
длинные шпоры.
     Поводя  налившимися кровью глазами,  животное снова угрожающе зарычало.
Кавинант  поспешно  отступил  еще  на  шаг,  стараясь,  однако,  не  слишком
приближаться к Всаднице.
     Вейн спокойно следовал за своим хозяином,  беспечно повернувшись спиной
к животному.
     - Полурукий! - ошеломленно вскрикнула Всадница. - Мне велели дожидаться
тебя, но я не думала, что ты придешь так скоро. - Она помолчала и добавила:
     - Не бойся Дина. Верно говорят, что Рысаки - порождение Солнечного Яда.
Но именно поэтому они не едят мяса. Их с  детства воспитывают в  послушании.
Без моего приказа Дин не обратит против тебя своих клыков и 
     Кавинант разглядывал Всадницу, стоящую по другую сторону костра.  У нее
были приземистая фигура, широкий нос и упрямый подбородок. Волосы, собранные
в  небрежный  пучок, спускались на шею.  Похоже, эту женщину  совершенно  не
заботила   ее  внешность.   Концы  черной  накидки,  наброшенной  на  плечи,
спускались  почти до земли.  Единственным, что казалось  примечательным в ее
внешности, был взгляд - пронзительный и цепкий.
     Кавинант не верил ей  абсолютно. Но  он  решил,  что лучше иметь дело с
ней, чем с ее Рысаком.
     - Докажи свои слова. - Кавинант с досадой отметил, что голос его звучал
нетвердо. - Пусть животное уйдет. Она взглянула на него сквозь пламя.
     - Как пожелаешь.
     Не спуская с Кавинанта взгляда. Всадница крикнула:
     - Дин! Убирайся прочь! Но следи за ним и будь готов ко всему!
     Животное разочарованно рыкнуло, затем повернулось и потрусило в ночь.
     - Теперь ты доволен? - бесстрастно спросила она. Кавинант неопределенно
пожал плечами:
     - Зверь слушается тебя. -  Он ни на секунду не терял бдительности. -  А
ты довольна, что дождалась меня?
     Всадница испуганно взглянула на Кавинанта, словно имела причину бояться
его, но не хотела этого показывать.
     -  Ты  не  понял меня,  Полурукий.  По-моему,  я  больше, чем  ты, имею
оснований опасаться.
     - Как ты узнала обо мне? - хрипло осведомился Кавинант.
     - Из-за тебя Сивит на-Морэм-вист лишился  законной  добычи в подкаменье
Кристалла  и чуть было не погиб. Поэтому запомни... - Ее  голос дрогнул. - Я
Мемла на-Морэм-ин. Если ты попробуешь навредить мне, тебе придется плохо.
     Она судорожно сжала рукх, но поднять его не решилась.
     -  Отсюда  до  подкаменья  Кристалла   около  ста  пятидесяти  лиг,   -
недоверчиво сказал Кавинант. - Как ты могла узнать о том, что там произошло?
     Мемла ответила не сразу.
     - Когда  ты расплавил  жезл, Сивит стал беспомощным. Но  в  Ревелстоуне
известно  все, что  происходит с каждым рукхом. На помощь Сивиту немедля был
послан другой Всадник. Он-то  и  поведал  нам эту историю,  когда общался  с
Ревелстоуном посредством своего жезла. И меня послали сюда дожидаться тебя.
     - Послали? - изумленно спросил Кавинант.  "Будь осторожен, - шепнул  он
себе. - Всему свое время".
     - Но зачем? Откуда вы знали, что я приду?
     -  А  куда еще,  как  не  в  Ревелстоун,  отправится Полурукий с  белым
кольцом?  - ответила она  спокойно. -  Ты бежал из подкаменья Мифиль на юг и
вновь  объявился в  подкаменье Кристалла. Твоя  цель  ясна. Вот почему  меня
отправили сюда..,  и  не только меня.  Семь  Верных  патрулируют окрестности
Ревелстоуна, так  что тебе не  пробраться в Башню  незамеченным. Нам  велено
сопровождать  тебя,  если  ты  придешь  как  друг.  А  если  намерения  твои
враждебны, то мы должны сообщить об этом в Ревелстоун.
     Больше Кавинант не стал себя сдерживать.
     - Не лги мне! - воскликнул он. - Тебя послали убить меня. И то же самое
должны сделать  жители любой  деревни,  как только я  там  появлюсь.  Верные
думают, что я представляю для них какую-то угрозу.
     Всадница взглянула на него сквозь пляшущие языки костра:
     - А разве это не так?
     - Все зависит от того, кому вы служите. Стране или Лорду Фоулу.
     - Лорд Фоул? Это имя мне неизвестно.
     - Вы называете его а-Джеротом семи кругов ада. Мемла остолбенела:
     - Ты спрашиваешь,  служу ли я а-Джероту?! Ты так долго путешествовал по
Стране и не  понял, что Верные  призваны бороться  с Солнечным  Ядом?  Чтобы
обвинить нас...
     Кавинант не дал ей договорить:
     - Докажи это. - Он указал пальцем на ее рукх:
     -  Отложи его в  сторону.  Не сообщай им о моем  приходе. Она застыла в
нерешительности.
     - Если ты действительно служишь  Стране, - продолжал  Кавинант, - ты не
должна бояться меня. А вот  у меня  нет причин доверять тебе. Черт возьми! Я
знаю,  что  ты попытаешься  убить меня.  И  мне плевать, насколько ты  круче
Сивита. - Он кивнул на кольцо, надеясь, что она не знает о том, что сила его
исчерпана. - Я  разорву  тебя на  куски - если только ты не дашь мне  повода
отказаться от этого намерения.
     Плечи Всадницы медленно опустились.
     - Хорошо, - последовал еле слышный  ответ. Ухватив жезл за треугольник,
Мемла протянула его над костром Кавинанту.
     Тот  взял  его  левой рукой,  стараясь не прикасаться  к источнику силы
своим кольцом. Волна облегчения прокатилась по всему его телу. Он сунул жезл
за  пояс,  потом  дернул  себя  за  бороду, чтобы  не  поддаться эйфории,  и
призадумался над тем, что делать дальше.
     Но не успел он и слова произнести, как Мемла заговорила:
     - Теперь  я в твоих руках. Ты можешь сделать  со  мной что  хочешь. Но,
прежде чем ты придумаешь, какой смерти меня предать, я хочу тебе  объяснить,
что движет Верными. Несколько поколений подряд Читающие Истину предсказывали
появление Полурукого с белым кольцом. Они видели в этом кольце знак погибели
всего клана Верных, которую могла предотвратить только смерть его владельца.
     Полурукий,  мы  - последний бастион  силы  в Стране.  Все остальное уже
погублено  Солнечным  Ядом. Лишь благодаря  нашей  неусыпной  бдительности в
Стране еще существует жизнь. Если нас не станет, ей придет конец. Вот почему
мы искали твоей смерти.
     Однако  Гиббон на-Морэм узрел в случае  с  Сивитом  великий смысл. Твоя
сила впервые  открылась  Верным.  На-Морэм  созвал  совет,  который  заседал
несколько дней,  и  его  члены  решили  принять  вызов  нашей  судьбы. Совет
посчитал,  что  такая сила,  как  твоя,  -  чудесный и  редкий Ее  надо
использовать  во  благо,  а  не  для сопротивления  Верным.  Гиббон на-Морэм
сказал,   что  лучше  оказать  тебе  помощь,  рискуя   тем  самым  исполнить
предсказание Читающих  Истину, чем  смотреть, как  ты попусту  растрачиваешь
свою мощь.  Вот почему  я не  желаю  тебе зла,  как Сивит, который  за это и
поплатился.
     Кавинант внимательно слушал  и  гадал  о том, говорит  Мемла правду или
лжет.  Сандер и Холлиан научили его не доверять  Верным. Но  ему требовалось
добраться до Ревелстоуна и сделать это так, чтобы лишний  раз не подвергнуть
опасности своих друзей. Он решил поладить с Всадницей.
     - Ладно, - сказал он, стараясь говорить как  можно мягче. - На этот раз
я поверю тебе. Но мне  хочется, чтобы ты поняла меня правильно. Я бы пальцем
не тронул Сивита, если бы он не напал на меня.
     Он  не  помнил,  что  произошло в подкаменье  Кристалла,  но по  вполне
разумным  причинам  не   желал  сознаваться  в  этом.  Побуждаемый  чувством
безопасности, Кавинант продолжал:
     -  Он  заставил  меня  прибегнуть  к  насилию. Мне  нужна  была  только
эг-бренд.
     Он думал,  что Мемла спросит его, зачем  ему понадобилась эг-бренд.  Но
того, что сказала Всадница, он никак не ожидал.
     -  Сивит сообщил, что ты  выглядел очень  больным.  По  спине Кавинанта
побежали мурашки. "Осторожно, -  предупредил  он  себя.  - Будь с ней  очень
осторожен".
     - Меня  одолел  приступ лихорадки, вызванный Солнечным Ядом. -  Он  изо
всех  сил  старался говорить  убедительно. -  Но  в  тот  момент я уже почти
поправился.
     - Еще Сивит  сообщил, - продолжала она, - что тебя сопровождали мужчина
и женщина. Мужчина был жителем подкаменья, но женщина..,  женщина  выглядела
чужестранкой.
     Контролируя каждое слово, Кавинант решил рискнуть.
     -  Их взял в плен Сантонин на-Морэм-ин, - сознался  он. - Я иду за ними
уже несколько дней.
     Он  рассчитывал,  что   такая  откровенность   удивит  Мемлу,   но   та
нахмурилась, точно уличила его во лжи.
     -  Сантонин?  Его  нет  в Ревелстоуне уже много дней.., но я  не думаю,
чтобы за это время он захватил каких-то пленников.
     - Тем не менее он забрал троих моих друзей! - закричал  Кавинант. - Еще
пара дней - и я их догоню. Подумав немного, она покачала головой:
     - Нет. Если бы  он схватил твоих  спутников, то с помощью рукха сообщил
бы  об  этом остальным  Всадникам. Я - на-Морэм-ин. Такая важная новость  не
прошла бы мимо меня.
     Кавинанта  охватило  чувство безысходного  отчаяния.  Кто  же ему лгал?
Гравелинга из настволья? Мемла? Или Сантонин,  потому  что  решил оставить у
себя обломок Камня Иллеарт?
     Где  же  правда?  У  Кавинанта  закружилась голова.  Но  он  постарался
сохранить безразличное выражение лица.
     - Значит, ты считаешь, что я все это выдумал? Мемла была  либо  хитрой,
либо  очень  смелой женщиной.  Спокойно  взглянув  Кавинанту  в  глаза,  она
сказала:
     - Я считаю, что ты не захочешь рассказать мне о своем спутнике.
     Всадница кивнула в сторону Вейна. Тот стоял у костра, застыв на месте.
     - Мы с ним заключили договор, - язвительно ответил Кавинант. - Я ничего
не говорю о нем, а он ничего не говорит обо мне.
     Всадница прищурилась:
     -  Ты сплошная  загадка, Полурукий. Ты  пришел в подкаменье Кристалла с
двумя спутниками. Похитил у  Сивита эг-бренд.  Показал  свою  силу и  исчез.
Совершенно неожиданно появился  вновь  - уже без трех  спутников, но зато  с
этим черным таинственным истуканом. И потом ты хочешь, чтобы  тебе доверяли.
Неужели сила твоего кольца делает тебя таким самонадеянным?
     "Ах, самонадеянным?  - злобно  подумал Кавинант.  - То же  самое я могу
сказать  и о тебе". Он  выхватил  из-за пояса рукх и  швырнул его Мемле  под
ноги.
     -  Хорошо,  - прорычал  он.  - Говори с  Ревелстоуном!  Скажи им, что я
пришел.  Скажи, что  любой, кто  обидит  моих  друзей,  будет  иметь  дело с
Обладателем белого золота!
     Всадница  удивилась   и   испугалась   одновременно.  Она  нерешительно
посмотрела на  жезл и снова воззрилась на Кавинанта.  Похоже, она  не знала,
как  поступить. Но Мемла вскоре  приняла решение: она сунула рукх под мантию
и, поправив накидку, сказала со вздохом:
     -  Как  хочешь.  -  Ее  взгляд  стал  жестким.  -  Если   твоих  друзей
действительно доставят в Ревелстоун, я позабочусь об их безопасности.
     Кавинант  немного  смягчился.  Но  его  тревога и  подозрительность  не
улеглись.
     -  Еще одно, -  сказал  он уже  спокойнее.  -  Если ты  не  повстречала
Сантонина по дороге сюда, значит, вы разминулись.
     - Наверное, - ответила она, устало пожав плечами. - Страна велика, а  я
всего лишь  женщина. Всадники  знают только о месте  нахождения и  состоянии
каждого  рукха. И хоть окрестности Ревелстоуна патрулируют еще семеро наших.
Сантонин  мог  при  желании  прошмыгнуть мимо них  незамеченным. Да,  видно,
напрасно я доверилась Дину: любой Всадник может приказать ему молчать, и мне
об этом не будет ничего  известно. Если ты думаешь,  что намерения Сантонина
нечисты, я не сумею разубедить тебя.
     Она помолчала и добавила:
     -  Прости меня,  но  я  немолода и уже устала с тобой спорить. Мне надо
отдохнуть.
     По-старчески сгорбившись, она замерла у костра.
     - Если ты не  Глуп, то тоже  отдохни.  До  Ревелстоуна целых шестьдесят
лиг, а езда на Рысаке - занятие не из легких.
     Кавинант пристально  посмотрел на нее, обдумывая сложившуюся  ситуацию.
Меньше  всего ему сейчас хотелось  отдыхать - слова Всадницы встревожили его
не на шутку. Тем не менее  он собирался остаться  с Мемлой: лучше  ехать  на
Рысаке, чем шлепать пешком. По  крайней мере, так будет  быстрее. Правду она
говорила  или нет,  он мог узнать  об этом  только  в  Ревелстоуне.  Подумав
немного, Кавинант уселся у костра, рассеянно отвязал от пояса мех с витримом
и сделал небольшой глоток.
     - Ты, наверное, хочешь есть и пить? - спросила Всадница. - У меня  есть
и то и другое.
     Она указала на мешки. Кавинант покачал головой:
     - У меня хватит своих запасов еще на день.
     - Не доверяешь, значит.
     Она вытащила из мешка одеяло  и расстелила его на земле. Повернувшись к
Кавинанту спиной.  Всадница легла, завернулась в  одеяло, будто защищаясь от
его подозрений, и в скором времени заснула.
     Кавинант наблюдал за ней  сквозь пламя догорающего костра. Его сотрясал
озноб, не имеющий  к ночной прохладе никакого отношения.  Ну и задала же ему
загадок эта Мемла! Его не волновало недоверие Всадницы - тут они были квиты.
И  как  отнесутся  Верные к  тому, что  он узнал о Солнечном  Яде,  тоже  не
вызывало  сомнений. Но его озадачил тот  факт,  что Мемла так  яро  защищала
Сантонина. Неужели он был единственным злодеем среди Верных? А вдруг это еще
одна  попытка  Лорда Фоула наложить лапы  на  его  кольцо? Еще одна  попытка
сделать его одержимым, как Джоан? Вопросы роились в голове, а ответов на них
не возникало. Кавинант застонал от отчаяния.
     Он  понимал,  что, если Линден не окажется в  Ревелстоуне, ему поневоле
придется просить  помощи у  Верных. Без них  он  не отыщет Сантонина.  Но за
помощь  полагается  платить.  Что  же  мог  предложить  им  Кавинант? Только
ответную помощь и всяческую поддержку.
     Он дергал себя за бороду, стараясь додуматься  до  чего-нибудь путного.
Глядя на спину Мемлы, он ждал прозрения, но испытывал только страх. Кавинант
боялся, что его действительно могут заставить отказаться от кольца.
     "Нет. Только не это! -  Он стиснул зубы, стараясь унять пробирающую его
дрожь.  - Что же  ожидает меня в будущем?" Этот  вечный  вопрос прокаженного
мучил Кавинанта неотступно. Он вновь и  вновь осознавал, что ответ  крылся в
погоне за целью,  в четком понимании  своих  нужд в  настоящем  времени.  Но
Кавинант знал, что ему никогда не достичь такой целеустремленности и никогда
не избавиться от тяжести внутренних противоречий.
     Наконец   он  задремал.  Беспокойные  сны  сменяли  друг  друга.   Ночь
наполнилась кошмарами, видениями самоубийства, в которых он узнавал факты из
собственной судьбы. Во сне он с  ужасом вспомнил, что отказался от себя ради
Джоан,  -  а  ведь  это  тоже  было самоубийством. Всякий  раз,  просыпаясь,
Кавинант  пытался выбросить из  головы  увиденное во сне,  но едва сон снова
охватывал его, кошмары возвращались.
     Мемла  поднялась  перед самым  рассветом.  Кряхтя  и проклиная  боль  в
суставах, она развела костер  и повесила над огнем глиняный горшок с  водой.
Пока  вода  грелась.  Всадница  опустилась  на  колени, обратилась  лицом  к
Ревелстоуну и, ткнувшись лбом в пыль, зашептала молитвы на незнакомом языке.
     Вейн, по-прежнему невозмутимый, не обращал на нее внимания.
     Вскоре вода вскипела, и Мемла принялась за утренний туалет. Вымыв руки,
лицо и шею, она  предложила остатки чистой воды Кавинанту. Тот не отказался.
Ему  хотелось  смыть  с  себя  остатки  ночных  кошмаров.  Пока он,  фыркая,
плескался  над  водой. Всадница  достала  из  мешка  съестное  и приготовила
завтрак.
     На всякий случай Кавинант отказался от еды. Возможно, у Мемлы и не было
ничего  плохого  на  уме,  но  она  служила  на-Морэму.  Кавинант  решил  не
рисковать. К  тому  же  у  него  еще оставалось  немного витрима.  А еще ему
хотелось  напомнить  ей, что  он не доверял ни Всадникам,  ни прочим Верным.
Хотя, разумеется, он был признателен ей за вчерашнюю искренность...
     Услышав отказ, Мемла пожала плечами.
     - А ты  не  очень-то вежлив, -  сказала  она. - Отсюда  до  Ревелстоуна
четыре  дня  пути.  Может, ты  собираешься  питаться воздухом и пылью, когда
жидкость в твоем мехе закончится?
     - Я собираюсь доверять  тебе ровно  настолько, насколько придется, и не
больше, - четко и раздельно произнес Кавинант.
     Услыхав такой ответ, Мемла нахмурилась, но ничего не сказала.
     Близился  рассвет.  Всадница принялась собирать  свои  пожитки.  Увязав
мешки и вязанки хвороста, она подняла голову и крикнула:
     - Дин!
     Кавинант услышал топот копыт. Через несколько секунд у костра  появился
Рысак.
     Всадница заставила  зверя  опуститься  на  живот.  Судя  по  тому,  как
подчинялся  ей  огромный  Дин, он знал свою  хозяйку  уже  много лет.  Мемла
принялась грузить вещи, перекидывая  связанные мешки и вязанки через широкую
спину животного. Потом ухватилась за длинную шерсть и ловко вскарабкалась на
холку Рысака.
     Кавинант  не  сразу   отважился  последовать  ее  примеру.  Он   всегда
побаивался  ездить на лошадях  - отчасти из-за их  силы, отчасти из-за того,
что панически страшился  высоты.  А Рысак был выше  и  сильнее  любого коня.
Однако выбора  у  него  не  оставалось. Когда  Мемла  с  раздраженным  видом
обернулась  к  нему,  Кавинант   набрался  смелости  и,  взгромоздившись  на
животного, уселся у нее за спиной.
     Дин  поднялся  на  ноги.  Кавинант  тут  же  ощутил  привычный  приступ
головокружения  и судорожно  вцепился  в  лохматую шерсть. Мемла  развернула
Рысака мордой к восходящему  солнцу, и в этот момент мир завертелся в глазах
Кавинанта, как в калейдоскопе.
     Из-за горизонта  выкатилось  солнце  в  коричневом ореоле.  Над  землей
повисло знойное  марево, искажающее вид местности. Вспомнив о своей недавней
силе,  дарованной  вейнхимами,  Кавинант  преодолел   тошноту  и   удивленно
уставился на Мемлу: похоже, она не испытывала никаких неприятных ощущений.
     Всадница будто услышала его немой вопрос.
     -  Дин - порождение Солнечного Яда, - сказала она. -  Его тело защищает
нас, как тот же камень.
     Дернув   за   косматую  шерсть,  она  направила   животное   в  сторону
Ревелстоуна.
     Галоп Дина оказался  неожиданно плавным. Намотав на руки длинные пряди,
Кавинант понемногу расслабился. Земля по-прежнему  была далеко  внизу, но он
уже не боялся свалиться со спины Рысака.  Мемла же вообще  не чувствовала во
время  езды каких-либо  неудобств. Она сидела, скрестив ноги,  у  самых плеч
животного  и  лишь  изредка  придерживалась   за  загривок,   когда   теряла
равновесие.
     Вейну на Рысаке места не нашлось. Очевидно, Всадница решила не обращать
на него внимания -  точно так  же, как он игнорировал ее.  Однако Вейн и  не
нуждался  в подобной заботе.  Он  легко бежал за Дином, и выражение его лица
оставалось рассеянным и бесстрастным.
     Кавинант  все  утро  хранил  молчание  и  только  изредка,  когда  жара
становилась  невыносимой,  отхлебывал  глоток  витрима.  Но  после  краткого
полуденного   привала,   вновь  разместившись  на  спине  Дина,   он   вдруг
почувствовал   желание  поговорить   со  своей  спутницей.  Ему  нужна  была
информация. Он  больше не  мог  находиться в состоянии  неведения.  Кавинант
робко попросил Мемлу объяснить ему, что такое Заповеди Верных.
     - Заповеди! -  воскликнула  она через плечо. - Полурукий, время, что мы
проведем в пути, исчисляется днями, а не оборотами луны.
     - А ты в двух  словах, - пошутил  он. - Если не хочешь, чтобы  я погиб,
помоги. Мне нужно знать, с чем придется иметь дело.
     Она молчала.
     - Значит, ты попросту лгала мне! - крикнул Кавинант, желая поддеть ее.
     Мемла резко пригнулась, откашлялась и сплюнула на землю.
     -  Заповеди, -  заговорила  она  бесстрастно, -  это древнее и  великое
знание Верных  о  Стране и о  том, как  уцелеть под Солнечным Ядом. Всадники
обязаны  щедро делиться им, иначе  жителям  настволий и подкамений просто не
выжить.
     "А вместо этого вы похищаете людей и используете их кровь для обретения
силы", - подумал Кавинант.
     - Но тебе может быть интересна лишь малая часть Заповедей, - продолжала
Всадница.   -   Ведь  ты  неуязвим  для  Солнечного  Яда.   Какой  же  смысл
пересказывать тебе  каждый из священных текстов? Хотя твое желание  понятно.
Тебе, как  Обладателю белого  кольца, необходимо понять только один  вопрос.
Вопрос о треугольнике.
     Она вытащила из-под мантии рукх и помахала им.
     - Три угла Истины. То, на чем зиждется наше служение.
     В такт топоту копыт огромного Рысака, она запела:
     Три дня злодействует Солнечный Яд.
     Три Заповеди у правды.
     Три слова сказал на-Морэм:
     Три угла у Истины.
     Когда она замолчала, Кавинант спросил:
     - Что ты имеешь в виду, говоря "три дня"? Разве действие Солнечного Яда
не сокращается? Разве каждое солнце  не господствует  по четыре-пять дней, а
то и больше?
     - Да, -  раздраженно  ответила  Мемла,  - так  оно и есть. Но  Читающие
Истину говорили, что  Верные должны придерживаться  числа  три,  ибо,  когда
установится   трехдневный  цикл  Солнечного  Яда,  его  сила  и  наша   мощь
уравновесят друг друга. Затем мы постараемся нарушить  это равновесие в нашу
пользу,  что и  приведет  к ослаблению  Солнечного Яда. Вот почему  на-Морэм
нуждается в твоей помощи.
     Кавинант открыл было рот, но Мемла продолжала:
     -  Итак, я говорю о трех углах Истины, которые тебе  необходимо понять.
Это  три факта,  которыми  руководствуются Верные и исходя из  которых живет
каждая деревня.
     Первое  заключается в  том, что  Солнечный Яд - самая  могущественная и
эффективная сила в Стране, с которой ничто не может сравниться.
     Второе: ни один смертный  не может устоять перед Солнечным Ядом. Только
тот,  кто  обладает великим  знанием  или  великой хитростью,  может  питать
надежду  остаться в живых  в течение хотя бы одного солнечного цикла. Быстро
или медленно, но Солнечный Яд губит все и вся.
     Третье:  нет  силы,  которая  могла бы противостоять  проклятию Страны,
кроме той, что проистекает из самого Солнечного  Яда. Его мощь  нужно суметь
отразить и направить против него же. Иного пути не существует Поэтому Верные
проливают кровь, ибо  кровь есть ключ к Солнечному Яду. И  если мы  не будем
искать эту силу, не будет и конца нашей погибели.
     Ты слушаешь, Полурукий? Я не сомневаюсь, что  во  время  странствий  по
Стране  ты наслушался  о Верных всякой  небывальщины. Несмотря  на все  наши
усилия, жители настволий и  подкамений верят, что мы  используем их кровь  в
нечистых целях.
     В ее голосе Кавинант уловил нотки обиды.
     - Не заблуждайся! Мы платим чрезмерную цену. Но мы  несем  свой  крест,
потому что это единственное средство сохранить Страну. Если  хочешь  кого-то
обвинить, так обвиняй а-Джерота, который  навлек на  себя  справедливый гнев
Творца, и еще когорту древних предателей - проклятого Берека и его подпевал,
которые объединились с а-Джеротом.
     Кавинант  хотел   возмутиться.  Как  только  Всадница   назвала  Берека
предателем, ее доводы  потеряли для него убедительность.  Он  не знал Берека
Полурукого лично - Лорд-Основатель был уже  легендой, когда Кавинант впервые
появился  в Стране. Но он своими глазами видел то, что происходило в течение
сорока  веков после смерти Берека,  а Мемла знала об  этом понаслышке. Любая
теория,  выставлявшая Берека предателем,  основывалась  на  лжи, а потому  и
любые выводы  ее были ложными. Однако Кавинант промолчал, поскольку не знал,
как доказать  свою  правоту.  Он не знал, как ускорить победу над  Солнечным
Ядом.
     Не желая ввязываться в бессмысленный спор, он сказал:
     - Ладно, позволь мне остаться при своем мнении на сей счет. Поговорим о
другом. Я смутно представляю себе, кто такой а-Джерот. И что такое эти "семь
кругов ада"?
     Мемла   что-то   мрачно   проворчала.  Кавинант  подозревал,  что   она
возмущалась  его недоверием, хотя и сама подсознательно чувствовала смятение
в своей душе. Но Всадница ответила:
     - Это  дождь, пустыня, мор, плодородие, война, жестокость и  тьма. Но я
верю, что есть и восьмой круг ада. Слепая враждебность.
     После этого она наотрез  отказалась  продолжать беседу, несмотря на все
попытки Кавинанта втянуть ее в разг
     Когда они сделали привал на ночь, Кавинант отбросил пустой мех и принял
из  рук  Мемлы  еду.  На  следующее  утро  он  помог  ей  собрать пожитки  и
приготовиться к дальнейшему путешествию.
     Сидя на спине  Дина, Всадница смотрела на восход солнца.  Сияющий  диск
поднялся над горизонтом в зеленой дымке.
     -  Плодородное  солнце,  -  пробормотала  Мемла,  покачав   головой.  -
Пустынное солнце несет с собой погибель, дождевое создает массу препятствий.
Чумное  солнце  опасно  и  вызывает  отвращение.  Но  для  тех,  кто  должен
путешествовать, хуже всего солнце плодородное. Прошу, не разговаривай больше
со мной. Я должна внимательно следить за дорогой, иначе мы заблудимся.
     Не  успели  они  проехать и  пол-лиги, как  вся земля покрылась зеленым
ковром  свежей  травы. Там и сям по  земле вились молодые лианы, а на кустах
раскрывались бутоны с запахом мяты.
     Мемла  вытащила  рукх,  сняла крышку и  вылила  из его  полой  середины
немного  крови.  Смочив ею свои руки,  она  принялась  чуть слышно напевать.
Треугольник вспыхнул алым пламенем, едва заметным при ярком солнечном свете.
     Под  копытами Дина появилась борозда, убегающая  в сторону Ревелстоуна.
Борозда  рассекала не только  травяной покров, но и  подрастающий кустарник.
Казалось,  что  невидимая  змея  скользила  на  северо-запад  сквозь  буйную
растительность. А Дин как ни в чем не бывало скакал вдоль этой борозды.
     Мемла уже не напевала, а что-то тихо бормотала, уставившись на пылающий
треугольник. Зелень вокруг буйствовала,  наливалась соком и  разрасталась на
глазах. Все сезоны ее развития укладывались в малые доли дня. Однако борозда
оставалась нетронутой. Деревья будто сдвигались, уступая  ей  дорогу,  кусты
разделялись, точно вырубленные  топором; на  краях борозды  рост  и цветение
растений прекращались, и ни  одно  из  них не  смело пересекать эту странную
границу.
     Обернувшись, Кавинант  не обнаружил и  следа от  их  путеводной  линии.
Сразу же за спиной  Дина широкая борозда смыкалась в нить. Вейну приходилось
самому прокладывать  себе  дорогу.  Но  он  делал это  с  обычной  для  него
невозмутимостью: юр-вайл продирался сквозь заросли, на  бегу ломал деревья и
крушил  колючие кусты,  которые  не оставляли на его  черной коже ни  единой
царапины.  Казалось,  он  попросту не замечал препятствий.  Наблюдая за ним,
Кавинант  не  знал, чему  больше удивляться: поразительной способности Мемлы
создавать  этот путь или поразительной  способности  Вейна  путешествовать с
такой скоростью по бездорожью.
     Вечером Всадница объяснила свой фокус с бороздой. Ее рукх, сказала она,
черпал силу в Ревелстоуне из мастера-рукха, за которым следили Верные. Чтобы
создавать борозду, ей  приходилось  предельно концентрировать свое внимание.
Но чем ближе они находились к Ревелстоуну, тем легче становилось это делать.
Вот потому-то  Мемле  удавалось прокладывать путь и на следующий день, когда
деревья  вымахали почти до  неба, кустарник  стал похож  на лес, а вереск  и
папоротник доходили Рысаку до плеч.
     Однако и Вейн умудрялся выдерживать темп. Он без труда преодолевал лигу
за  лигой, и  ничто  его  не  могло остановить. Так  было и  на третий день.
Растительность достигла гигантских  размеров. Но юр-вайл беззаботно и  легко
бежал за Дином. Кавинант  почесывал в затылке,  не уставая  удивляться этому
созданию.
     Однако  с наступлением вечера  он забыл о Вейне и  обратился  мыслями к
предстоящим событиям.  Все  возможные  ориентиры давно  потонули в  зарослях
джунглей, но  Кавинант  каким-то  образом интуитивно  почувствовал  близость
Ревелстоуна. На него опять нахлынули тревога и страх. Он то и дело вытягивал
шею,  пытаясь  рассмотреть  сквозь листву  далекие очертания древней башни и
угадать, какие опасности ожидали его там.
     Тем  не менее  он старался  напрасно. Кавинант так  ничего и не увидел.
Поздно  вечером путешественники  приблизились  к  высокой  горе, у  подножия
которой  растительность  внезапно исчезла. Дин  стал подниматься по  крутому
склону.  И тут неожиданно  взору  Кавинанта  предстал Ревелстоун.  Он  будто
выпрыгнул из тайников его самых ярких воспоминаний.
     Перед Кавинантом возник огромный каменный город, построенный Великанами
много тысячелетий назад  на скалистом плато  шириной  в две лиги. На  западе
плато виднелись неприступные  горы;  на  востоке его  охранял  тысячефутовый
отвесный  обрыв. Само  плато постепенно  сужалось, образуя  клин,  в  острие
которого древние Великаны создали огромный подземный лабиринт Ревелстоуна.
     Поверхность  склона была  прекрасно  укреплена  и  защищена.  Начиная с
пятидесяти или ста футов от  основания скалы  и  кончая  краем плато на  ней
выступали балконы и эркеры, архитравы и бойницы. Слева Ревелстоун постепенно
переходил  в  высокий  горный хребет,  а справа  посреди каменной башни,  на
которой располагался наблюдательный пост, вход в город преграждали массивные
железные ворота.
     Кавинант  разглядывал  знакомые  очертания,  и  его  сердце  болезненно
сжималось.   Он   вспоминал   великих   и  гордых   Великанов,   погубленных
Опустошителем  во  время войны против Лорда  Фоула. Кто-то  говорил ему, что
письмена,  высеченные на стенах  Ревелстоуна,  исполнены  огромного  смысла,
непостижимого  для ума простого смертного. Но ныне уже  никому и  никогда не
удастся разгадать этот смысл.
     Вид Ревелстоуна  напомнил Кавинанту о многих  людях - друзьях и врагах;
тех,  кого  он потерял, и  тех,  кому  навредил.  Он вспомнил  Трелла,  мужа
Этиаран, и Хайла Троя, который ради спасения армии пошел в ученики к Лесному
старцу. Перед Кавинантом замелькали лица Идущего-За-Пеной,  Елены и Высокого
Лорда Морэма... Мысль  о Морэме наполнила Кавинанта гневом: ведь его  именем
пользовались Верные, проливающие кровь невинных людей.
     Внезапно Кавинант заметил, что путеводная  борозда Мемлы доходит только
до  середины  скалы.  Там,  где  она  исчезала,  возникал   золотистый  луч,
устремленный  в  центр заходящего  солнца. Он  походил  на луч  из  оркреста
Сандера, но был гораздо больше  и мощнее. Кавинант уставился на него, открыв
от изумления  рот. Он силился представить, сколько  душ  погубили ради него.
Ревелстоун  был  цитаделью  крови. "И  этому  городу  уже  никогда не  стать
прежним", - потрясенно подумал Кавинант.
     Тут  его блуждающий  взгляд ухватился  за что-то мелькнувшее на западе.
Там, между  Ревелстоуном и Западными  Горами,  словно слабый  лучик надежды,
сиял  водопад Фэл, который вытекал  из Мерцающего озера  и, сбегая по склону
утеса, давал начало Белой Реке. Странно, но вода в озере не иссякла. В свете
закатного солнца мощные струи водопада ярко блестели, низвергаясь с  высоты.
А ведь дождевое солнце не вставало над Страной уже восемнадцать дней, причем
шесть из них  властвовало пустынное солнце. Но  Мерцающее озеро  по-прежнему
оставалось живым и полноводным.
     Стиснув зубы, Кавинант вновь перевел взгляд на Ревелстоун.
     Мемла  с  облегчением вздохнула  и  опустила  рукх. Она что-то невнятно
пробормотала,  обращаясь  к  Дину,  и тот послушно  потрусил к юго-восточным
воротам города.
     Наблюдательная башня,  возвышающаяся едва ли  не  до  середины  склона,
стояла  поодаль и  сообщалась  с городом посредством деревянных переходов  и
мостков. Кавинант  припоминал, что за воротами находился внутренний двор, за
которым поднималась  еще одна  мощная стена с не менее массивными  воротами.
Таким образом, единственный вход в Ревелстоун был защищен двойной оградой.
     Подойдя  поближе,  он с изумлением увидел  разрушенные главные  ворота.
Видимо,  город  переживал некогда  трудные  времена,  когда  людям  пришлось
задействовать внутреннюю оборону.
     Двор за воротами  был пуст; укрепления и амбразуры выглядели так, будто
их давно  не  использовали  по  назначению.  Башня  казалась  заброшенной  и
совершенно  непригодной  к  обороне.  Впрочем,  возможно, Верные  больше  не
боялись чужаков.
     Или   сооружению   специально  придали   такой   вид,  чтобы   заманить
неосторожных пришельцев в ловушку.
     Мемла направилась прямо в туннель, ведущий в  центр башни. Кавинант  на
ходу  соскользнул  с  широкой спины Дина.  Всадница  обернулась  и удивленно
уставилась на своего спутника.
     - Это Ревелстоун, - сказала она. - Разве ты не хочешь войти?
     -  Всему  свое время,  -  ответил  Кавинант.  Его плечи  напряглись  от
мрачного предчувствия.  - Позови  сюда  на-Морэма.  Я  хочу,  чтобы  он  сам
гарантировал мою безопасность.
     - Но он же на-Морэм! - возмутилась  Мемла. - И не является перед каждым
встречным-поперечным по первому зову.
     - Я рад за  него. - Несмотря  на тревогу, Кавинант  нашел  в себе  силы
съязвить. - В следующий раз, когда мне вздумается позвать его, я буду  иметь
это в виду.
     Мемла открыла  рот, собираясь съехидничать в ответ, но Кавинант  не дал
ей такой возможности.
     - Меня уже дважды брали в плен,  - сказал  он. -  Хватит. Третьего раза
быть  не должно. Я не двинусь с  места, пока  не  поговорю  с  на-Морэмом. -
Воодушевленный собственной отповедью, он гордо добавил:
     - Скажи  ему,  что я понимаю необходимость свободы так же хорошо, как и
он.  И меня силой  не  заставить  подчиниться.  Ему придется согласиться  на
сотрудничество.
     Мемла   несколько  секунд   смотрела  на  него   в   изумлении,   потом
пробормотала:
     - Как скажешь.
     Она грубо ткнула  Дина  в  холку  и направила  его  в  туннель, оставив
Кавинанта наедине с Вейном.
     Кавинант  ждал,  волнуясь  все  сильнее  и сильнее.  Солнце,  окутанное
бледно-лиловой пеленой, опускалось за горные пики. Растущая тень Ревелстоуна
наползала на  землю. Глядя на  башню  и  размышляя, не таит  ли  она угрозу,
Кавинант  вдруг  заметил,   что  на  вершине  утеса   больше   не  полощутся
разноцветные флаги.
     Да,  собственно, это было уже и  не нужно  - кроваво-красный  луч  силы
отмечал обитель Верных получше любого флага.
     Чувствуя, что теряет терпение, он проворчал, обращаясь к Вейну:
     -  Будь я  проклят,  если  знаю, что тебе здесь  надо. Но у меня и  так
слишком много проблем. Поэтому позаботься о себе сам.
     Вейн  никак не отреагировал на эти  слова.  Иногда он казался не только
немым, но и глухим.
     Наконец Кавинант  заметил в  туннеле какое-то  движение. Из разрушенных
ворот вышел низкорослый человек, одетый в красную  ризу  и  черную мантию. В
руке он сжимал длинный металлический жезл, увенчанный треугольником. Капюшон
мантии был откинут, и Кавинант увидел  круглое лицо, лысую голову  и  бритые
щеки незнакомца. На лице мужчины застыла  маска  презрительного равнодушия -
казалось, ничто на свете не могло вывести этого  человека из себя. Но что-то
странное  проглядывало   в  этом  отрешенном   лице.  Кавинант   пригляделся
повнимательнее и понял, что именно. Глаза мужчины имели красный цвет.
     - Добро  пожаловать  в Ревелстоун,  Полурукий, -  бесстрастно промолвил
человек. - Я Гиббон на-Морэм.
     Спокойная вежливость,  с которой  были  сказаны  эти  слова,  заставила
Кавинанта насторожиться.
     - Мемла  обещала, что здесь меня  никто  не тронет, - произнес он. - Но
как мне верить ее словам, если, с тех пор как я появился в Стране, меня то и
дело пытались убить?
     - Ты  представляешь  для нас  огромную  опасность, Полурукий. -  Гиббон
говорил так, будто  находился  в полусне. - Однако  я понял, что ты несешь и
великую надежду. Во имя этой надежды мы  решили рискнуть. Стране нужна любая
сила.  Я  пришел  сюда  один.   Это  ли   не  лучшее  доказательство   нашей
доброжелательности? Здесь тебе  ничего  не  угрожает  -  если, конечно, твои
собственные намерения так же чисты.
     Кавинант хотел  вслух  усомниться  в правдивости  услышанного, но  пока
решил не рисковать и изменил тактику.
     - Где Сантонин?
     Гиббон и глазом не моргнул.
     - Мемла на-Морэм-ин  сказала мне, что  ты  считаешь, будто  твои друзья
попали  в руки Всадника.  Я ничего не знаю об этом. Сантонин давно  отбыл из
Ревелстоуна. Мы уже начинаем тревожиться  за него. Его рукх молчит. Если то,
что  ты говоришь,  -  правда, то  может статься,  твои друзья одолели его  и
отняли рукх. Я уже приказал Всадникам, которых послал встречать тебя, начать
поиски нашего собрата. Если твоих спутников найдут, мы  приложим  все  силы,
чтобы обеспечить их безопасность. Даю тебе честное слово.
     Кавинант ничего не ответил. Он хмуро смотрел на Гиббона и молчал.
     Нисколько не смутившись, на-Морэм кивком указал на Вейна и сказал:
     - Теперь я хотел бы спросить о твоем спутнике. Его сила очевидна, но мы
не понимаем, что он собой представляет.
     - Вот он, перед тобой, - проворчал Кавинант. -  Ты знаешь о нем столько
же, сколько и я.
     Гиббон вытаращил глаза, но вслух своего недоумения не выразил.
     - Я  ничего о нем не знаю, - сказал он. - А потому не позволю ему войти
в Ревелстоун. Кавинант пожал плечами:
     - Дело твое. Поступай как знаешь. Если сумеешь его удержать, честь тебе
и хвала.
     - Хорошо. - На-Морэм указал в сторону туннеля:
     - Ты пойдешь со мной?
     Кавинант заколебался - но только на несколько секунд.
     - Не думаю, что у меня есть в
     Гиббон  кивнул  и зашагал к  туннелю.  Кавинант  так  и не понял: то ли
на-Морэм согласился с ним, то ли не знал, что сказать.
     Следуя  за  ним, Кавинант  вошел в  туннель,  как в преисподнюю. Ему  в
голову вдруг пришла странная мысль: а что, если  потолок сейчас разверзнется
и  сверху  посыпаются  люди,  которые  прикончат  его  на   месте?  Кавинант
инстинктивно втянул  голову  в  плечи. Но  ничего  подобного  не  случилось.
Сопровождаемый лишь гулким эхом  собственных шагов, он  вышел во  внутренний
     Вторые ворота,  абсолютно целые, оказались приоткрытыми лишь настолько,
чтобы в них мог протиснуться только один человек. На верхнем балконе у входа
стояла стража из нескольких Верных.
     Гиббон кивком велел Кавинанту  следовать  за  ним и  прошмыгнул  в щель
между огромными каменными створками.
     "Огонь  ада", - подумал Кавинант, пытаясь унять дрожь. Тем не  менее он
пошел за на-Морэмом. За спиной у него топал неотступный Вейн.
     Когда Кавинант проскользнул в ворота, каменные створки, словно  челюсти
акулы, с грохотом захлопнулись перед носом у юр-вайла.
     Коридор  не  освещался.  Ревелстоун поглотил  Кавинанта, как  бездонный
каменный мешок.

     Дождь над Ревелстоуном
     - Гиббон! - В голосе Кавинанта перемешались страх и гнев.
     - О, прошу прощения, - ответил на-Морэм  из темноты. - Тебе нужен свет.
Сию минуту.
     Вокруг  Кавинанта   зашелестели  мантии.   Он  вытянул   вперед   руки,
изготовившись  отразить  нападение,   но  атаки  на  него  не   последовало.
Послышалась  какая-то команда. Темноту разорвало алое  пламя, вспыхнувшее  в
треугольнике рукха. Потом запылали еще несколько жезлов. В один миг огромный
пустой зал окрасился кроваво-красным светом.
     - Прошу прощения,  - повторил Гиббон. - В Ревелстоуне принято соблюдать
осторожность. Верным многие не доверяют - вот как ты, напр Поэтому и мы
встречаем чужаков с опаской.
     Кавинант  переступил  с  ноги  на ногу, словно  таким образом  надеялся
восстановить внутреннее равновесие. Затем со злостью сказал:
     - А ты когда-нибудь задумывался, что у людей, возможно, есть причина не
доверять всем вам?
     - Их ошибка вполне естественна, - невозмутимо ответил на-Морэм. - Жизнь
людей наполнена страхом от рассвета до заката, и они не замечают результатов
нашей работы. Как  же они могут верить нам, когда мы говорим, что без нас им
не  выжить?  Но Верные не обижаются. Хотя кое-какие меры предосторожности мы
все же предпринимаем.
     Объяснение  Гиббона  звучало  правдоподобно,  а  потому  подозрительно.
Кавинант не  верил  в  безразличие на-Морэма. Но поскольку он не придумал ни
одного подходящего ответа, то просто кивнул, когда Гиббон спросил:
     - Ты идешь или остаешься здесь?
     Он  зашагал рядом  с  на-Морэмом  по  проходу в  сопровождении  десятка
Верных, которые несли огонь.
     Они вошли в  зал,  напоминающий большую  пещеру, - недаром  этот  город
строили Великаны и, в основном, для себя. Гиббон свернул в боковой коридор и
стал подниматься по широкой лестнице, которая вела на верхние уровни города.
Переходы   Ревелстоуна  создавали  невероятно  сложный  лабиринт,  поскольку
делались  по  критериям,  известным  только  давно  погибшим  Великанам.  Но
Кавинант  хорошо ориентировался  в этой путанице,  хоть  и  не был здесь уже
очень давно. Узнав путь, которым они следовали,  он испытал какое-то мрачное
удовлетворение.
     Шаг  за шагом восстанавливая  в памяти знакомые когда-то хитросплетения
ходов,   Кавинант  следовал  за  Гиббоном  вверх   и  в  сторону  от  центра
Ревелстоуна.  Путь им озаряли дымные  факелы, висящие на  стенах. Вскоре они
вошли в  коридор, по обе стороны которого через равные расстояния находились
гранитные двери с деревянными  ручками. У одной  из дверей стояла  фигура  в
красном  одеянии  с   опущенным  капюшоном,  но  без  ризы.  Когда  на-Морэм
приблизился,  фигура с  готовностью распахнула перед ним  дверь. Кавинант на
миг задержался у порога и, убедившись, что на двери нет ни засова, ни замка,
вошел вслед за Гиббоном.
     За дверью находилось несколько комнат: нечто вроде гостиной с каменными
креслами и столом, на котором стоял поднос с едой. Здесь имелись и  спальня,
и ванная, и  даже балкон. Помещения освещались нещадно  чадившими  факелами.
Вспомнив бездымные огни Лордов, Кавинант стал  выстраивать в  уме  каверзные
вопросы, предназначавшиеся на-Морэму.
     -  Тебе  здесь будет  хорошо, -  сказал  Гиббон.  - Но,  если ты чем-то
недоволен,  мы предоставим  тебе  любое  жилище, какое  только пожелаешь.  В
Ревелстоуне достаточно места - больше, чем нам необходимо. -  Он выглянул за
дверь и жестом велел фигуре в красном войти. - Это Аккашри на-Морэм-кро. Она
ответит на все твои вопросы и выполнит любые твои приказания.
     Женщина в капюшоне поклонилась, не открывая лица,  и снова  удалилась в
кор
     - Ну что, Полурукий, ты доволен?
     Доволен? Кавинанту  захотелось зарычать: "О да,  конечно! Где,  черт бы
вас  всех побрал,  Линден?" Но он сдержался,  не  желая показывать, что  его
сильно тревожит участь друзей.
     - Все прекрасно, - ответил он как ни  в чем  не бывало.  -  До тех пор,
пока  кто-нибудь  не попытается  проткнуть меня ножом,  запереть  дверь  или
отравить мою еду.
     Все эмоции разбивались о невозмутимость Гиббона, как волны об утес. Его
взгляд   казался   даже   доброжелательным   -  если   только   может   быть
доброжелательным взгляд кроваво-красных глаз. На-Морэм укоризненно посмотрел
на Кавинанта,  подошел  к  столу и не  торопясь  сжевал по куску от  каждого
блюда, стоящего на подносе, - хлеба,  тушеного мяса и сухих фруктов. Глотнув
из бутыли,  он запил  все это  каким-то напитком,  затем вновь посмотрел  на
Кавинанта и сказал:
     - Полурукий,  твое недоверие удивляет меня. Мне хочется спросить: зачем
же ты пришел сюда, если только и ждешь от нас какой-нибудь пакости?
     На этот вопрос Кавинант ответил честно:
     - Я ищу своих друзей, и тебе это известно. А еще мне  нужна информация.
Я хочу понять, что такое Солнечный Яд. Вот почему мне нужны  Верные, так как
жители деревень, которых я встречал... - "...горели  желанием убить  меня, а
не отвечать на вопросы", - едва не сказал он, но вовремя спохватился:
     - Одним словом, они сами ничего не понимают.
     А мне необходимо узнать,  что способствует  появлению  Солнечного  Яда.
Узнать, чтобы потом сразиться с ним.
     Красные глаза Гиббона блеснули, но по их взгляду нельзя было сказать, о
чем он думал.
     -  Очень  хорошо,   -  ответил   он  таким   тоном,  будто  не  слишком
заинтересовался  услышанным. -  Что касается борьбы с  Солнечным Ядом, то  я
должен  попросить  тебя дождаться утра.  По  ночам  Верные  отдыхают. А  вот
причины его появления достаточно ясны. Это месть Творца за прошлые злодеяния
а-Джерота.
     Кавинант едва не взревел от ярости. Это объяснение было ложью, но он не
собирался спорить с Гиббоном об основах метафизики.
     - Это не то, что  я имел в виду. Мне нужно что-то.., более  практичное.
Как он возникает? Как работает? Что он такое, наконец?
     Взгляд Гиббона не изменился.
     -  Полурукий,  если  бы  я  обладал  таким  знанием,  то  сам   бы   им
воспользовался.
     Ужасно.  Кавинант не  знал, верить  ему на-Морэму  или  нет. Теперь  он
понимал, как трудно  будет  собирать необходимые сведения.  И его  решимость
дрогнула. Он  был  опустошен и  не соображал,  о  чем еще  можно спросить  у
Гиббона, а потому только кивнул, когда тот сказал:
     - Ты устал.  Поешь и ложись. Утро вечера мудренее. Гиббон  направился к
двери, но Кавинант окликнул его:
     - Скажи, почему в Мерцающем озере все еще есть вода?
     - Мы накинули узду на Солнечный Яд, - раздраженно ответил на-Морэм. - И
поэтому земля еще жива. - Он немного помолчал и добавил:
     - Как гласит  старая легенда, в глубинах озера лежит безымянный амулет,
который и защищает его воды от Солнечного Яда.
     Кавинант  еще  раз  кивнул.  Он  знал,  что в глубине  Мерцающего озера
действительно скрывалась одна вещь, но ему и в голову не  приходило, что она
насколько чудодейственна.
     Гиббон вышел из  комнаты и  затворил  за собой дверь.  Кавинант остался
один.
     Какое-то время он сидел неподвижно, чувствуя, как истома разливается по
всем его членам. Затем он встал, взял стул и понес его на  балкон, собираясь
посидеть там и поразмышлять в тишине и одиночестве.
     Балкон  находился  на  южной  стене  башни,  как  раз  посредине скалы.
Неполная  луна  поднялась над  морем  джунглей,  заливая  призрачным  светом
нагромождение гигантских  деревьев.  Чтобы не искушать  свой  страх  высоты,
Кавинант устроился на некотором расстоянии от перил,  уперся в них ногами и,
поглаживая рукой косматую бороду, попытался разрешить свою дилемму.
     Судя по  всему, убивать его пока не  собирались. Да и какой  был в этом
прок?  Его  смерть  не  принесла   бы  Верным  никакой  пользы.  Может,  они
намеревались держать его под замком?  Вот этого  Кавинант не  мог допустить,
пока его друзья находились в неволе.
     Он боялся за Линден  -  боялся мучительно,  представляя себе  различные
опасности, которым могли подвергаться  сейчас  его друзья. Страх усугублялся
беспомощностью  и вынужденным неведением. Где они? Неужели  Мемла  и  Гиббон
лгали, говоря о Сантонине? Если да, то как узнать правду? А если нет, то что
ему  делать? Без Линден он чувствовал себя калекой. Ему  было необходимо  ее
восприятие окружающего. Она сразу раскусила бы этого Гиббона.
     Проклиная свою проказу, Кавинант спрашивал ночь, почему из всех людей в
Стране он - юр-Лорд Томас Кавинант, Неверящий  и Обладатель  белого  золота,
который одолел в смертельном поединке самого Презирающего  - чувствовал себя
таким бессильным. Хотя ответ лежал на поверхности: он не был уверен в себе и
своих силах,  несмотря на то,  что был призван  совершать  великие дела. Его
жизненными ресурсами служили  противоречия -  порой совершенно необъяснимые.
Например, несмотря на все свои усилия извлечь из кольца хоть толику силы, он
никогда  не  добивался  успеха.  Но  стоило  ему  впасть  в  бессознательное
состояние, и  дикая  магия, безмерная и несокрушимая, сама выплескивалась из
него. Вот почему он не доверял себе и не знал, что делать.
     Ни  ночь,  ни Кавинант  не знали  ответа на этот  вопрос.  Оставив свои
бесплодные раздумья, он решил отправиться спать.
     Кавинант выстирал в ванной одежду, вымылся сам, а затем развесил мокрое
белье на спинках  кресел.  С утра у  него не было и маковой  росинки во рту.
Немного поколебавшись, он  съел все пищу, которую ему  дали,  и выпил до дна
бутыль метеглина. Медовый напиток подействовал расслабляюще. У Кавинанта еще
за  ужином  начали  слипаться глаза.  Добравшись до кровати,  он первым дело
осмотрел ее,  ощупал и остался весьма  доволен: постель оказалась удобной и,
судя  по запаху белья, достаточно чистой.  Кавинант  залез  под одеяло  и  с
мыслями о предстоящих ночных кошмарах провалился в глубокий сон.

     Он проснулся  от шума дождя. Капли глухо барабанили по гранитным стенам
Ревелстоуна. Воздух в  спальне стал влажным. Кавинант позабыл закрыть  дверь
на балкон. Он лежал неподвижно, слушая шепот дождя, и эти звуки медленно, но
верно возвращали его к действительности.
     Наконец он перевернулся на спину,  открыл глаза.., и  оцепенел. Рядом с
кроватью стоял Вейн. Он стоял в обычной  позе, согнув немного руки и уставив
в одну точку застывший взгляд.
     - Как ты, черт возьми...
     Кавинант вскочил  и  бросился  в соседнюю  комнату. Дождь лил  вовсю; у
распахнутой  балконной  двери образовалась довольно  большая лужа.  Не боясь
промокнуть, Кавинант  вышел на балкон.  Ему  хотелось узнать, каким  образом
Вейн оказался в его комнате.
     Сквозь  ливень Кавинант разглядел огромную  ветвь, просунутую  в ограду
балкона. Второй  ее  конец  находился  на другом  балконе, в тридцати-сорока
футах ниже.  Очевидно,  с  ее  помощью Вейн  поднимался  по  отвесной  стене
Ревелстоуна,  перебираясь  с  уступа  на  уступ, и  таким образом  преодолел
расстояние в несколько сотен  футов. Но Кавинант понятия  не имел о том, как
Вейн узнал, на какой балкон ему следует взбираться.
     Шлепая  босыми ногами по  мокрому  полу,  он вернулся в комнату, закрыл
дверь  на балкон и обернулся к Вейну. Голый и  мокрый, он  смотрел на своего
опекуна, в  который раз  поражаясь  его необъяснимым  способностям.  Мрачная
усмешка тронула его губы.
     -  Рад тебя видеть,  - прошептал  он.  -  Твое  появление  заставит  их
понервничать.
     Он знал, что люди в порыве раздражения часто делают ошибки.
     Вейн бессмысленно смотрел куда-то  мимо  него, словно ничего не слышал.
Кавинант кивнул, отвечая своим мыслям, и отправился в ванную  за полотенцем.
Проходя мимо  Вейна, он машинально  глянул  на  него и остановился.  С левой
стороны на голове и плече юр-вайла виделись синевато-багровые влажные пятна,
похожие на ожоги. Из них медленно сочилась черная жидкость.
     За прошедшие  дни Кавинант настолько убедился в неуязвимости Вейна, что
сейчас не мог  поверить своим глазам. Как? Неужели  отродью демондимов можно
нанести  какой-нибудь  вред? И  тут  Кавинанта осенило. Ну конечно!  Пытаясь
отогнать незнакомца от  ворот, Вейна атаковали Всадники. Они жгли его лучами
силы. А он, наверное, даже не знал, что ему следовало защищаться.
     Однако по лицу Вейна  не было заметно, что он ощущает боль. "Ублюдки! -
Проклиная   Всадников,  Кавинант  вошел  в  ванную   и  принялся  вытираться
полотенцем. - Готов поклясться, -  думал  он, -  что  Вейн их  и  пальцем не
тронул".  Кавинант натянул на  себя  влажную  еще одежду, подошел  к входной
двери и распахнул ее.
     В коридоре стояла  Аккашри на-Морэм-кро. У ее  ног лежал поднос с едой.
Кавинант жестом велел ей войти. Она взяла поднос и понесла его в комнату.
     На  пороге гостиной  Кавинант остановил  ее, забрал поднос,  передал ей
пустой и знаком велел  уйти. Он хотел,  чтобы  на-Морэму  стало  известно  о
присутствии здесь  Вейна. Это была ничтожная  месть, но  он  не мог  от  нее
удержаться.  Ему хотелось узнать,  как отреагирует и сама  Аккашри, увидев в
комнате   невесть  откуда  взявшегося  незнакомца.  Но   удовлетворить  свое
любопытство  ему  не  удалось:  лицо  женщины  скрывал  надвинутый  капюшон.
Впрочем, судя по тому, как резво она удалилась, Кавинант понял, что на-Морэм
узнает новость очень скоро.
     Мрачно выругавшись,  он сел за  стол  и начал  завтракать. Не  успел он
отодвинуть от себя пустой поднос, как в дверь постучали. Кавинант отворил ее
и разочарованно вздохнул, увидев, что Аккашри вернулась одна.
     - Полурукий, - сказала она негромко, - ты спрашивал, как Верным удается
справляться  с  Солнечным  Ядом.  На-Морэм  приказал  мне выполнять все твои
желания. Я отведу тебя туда, где  делается наша работа,  и объясню тебе все,
что смогу.
     Этого Кавинант не ожидал.
     - Где Гиббон?
     - У на-Морэма много обязанностей, - ответила Аккашри, делая ударение на
титуле  Гиббона. -  Но  хотя  я только на-Морэм-кро, ты можешь  задавать мне
любые  вопросы.  А  к Гиббону на-Морэму тебе следует обращаться только в том
случае, если ты будешь недоволен мною.
     "Вот дьявол", - подумал Кавинант, но не подал виду, что раздосадован.
     - Ладно, посмотрим. У меня уже возникло множество вопросов.
     Он вышел в коридор и, придерживая дверь открытой, крикнул Вейну:
     - Идем, старина.
     Не  обращая на Вейна ни малейшего внимания, Аккашри пошла  по коридору.
Такое  странное ее  поведение  озадачило Кавинанта:  юр-вайла было трудно не
заметить. А может, ей  приказали вести себя подобным  образом?  Если так, то
месть Кавинанта не такая уж и ничтожная.
     "Эге, да  тут надо  держать ухо востро". Шагая рядом  с Аккашри и желая
наладить с ней добрые отношения, Кавинант спросил:
     - Кто такой на-Морэм-кро?
     - На-Морэм-кро? - Женщина по-прежнему скрывала от него свое лицо. - Это
начинающий Верный.  Я  уже  многому  научилась,  но  еще  не  владею  рукхом
настолько, чтобы  стать  Всадницей.  Когда  я обрету это  умение,  то  стану
называться "на-Морэм-вист". А когда наберусь опыта  и знаний, то смогу стать
помощницей на-Морэма и  получу  звание  "на-Морэм-ин".  Такое,  как у Мемлы,
которая  привезла  тебя в Ревелстоун. Ее у нас  очень уважают за храбрость и
мудрость.
     - Если ты новичок среди Верных, что же ты можешь мне рассказать?
     -  Только Гиббон  на-Морэм  знает  все  на свете.  -  В  голосе Аккашри
послышались  негодующие нотки.  -  Это  правда,  опыта  у меня  маловато, но
кое-что я все-таки знаю.
     - Ладно, поживем - увидим.
     Она повела  Кавинанта вниз, туда, где находилось  самое  сердце города.
Процессию как обычно замыкал Вейн.
     - Расскажи мне, откуда взялись Верные?
     - Что?
     -  Ну не живут  же они  здесь вечно.  Раньше Ревелстоун населяли другие
люди. Что с ними случилось? Как появился клан Верных? Кто его создал?
     -  А-а!  - воскликнула  Аккашри  и кивнула.  - Эта  история давно стала
легендой.  Говорят, что  много-много поколений назад, когда в  небе  впервые
появился  Солнечный  Яд,  Страной правил Совет. Но он  был  слаб и  даже  не
пытался бороться с опасностью. Поэтому драгоценное время было упущено; Морэм
пришел слишком поздно.
     Только сейчас Кавинант сообразил,  куда она вела его, - это был путь  к
Святилищу. Правда,  его  немного удивляла  пустота залов и переходов. Но  он
знал,  что Ревелстоун - сооружение громадное; тысячи людей могли жить здесь,
даже не зная друг о друге.
     - Это его видение ведет нас теперь к спасению, - говорила на-Морэм-кро.
-  Осознав, что Совет обманут  коварным  а-Джеротом,  он восстал  с  теми не
многими, кто сохранил честность и прозорливость, и сместил предателей. Потом
началась  долгая борьба за спасение Страны  и  наших жизней. От Морэма и его
соратников пошли Верные, поколение за поколением, от на-Морэма к на-Л4орэму,
каждый из которых продолжал сопротивляться Солнечному Яду.
     Работа  продвигается   очень   медленно.   Мы   постепенно   овладеваем
мастерством, да и кровь собирается не так быстро, как хотелось бы. Но это, к
сожалению, от нас не зависит.
     Она  сказала  "кровь" с  таким безразличием,  словно речь  шла о  воде,
которая ничего не стоила.
     -  Тем  не  менее  мы приближаемся  к осуществлению  нашей  мечты. Цикл
Солнечного Яда  достиг трех дней,  и мы  удерживаем  его на этой отметке. Мы
удерживаем его, Полурукий!
     В этих словах прозвучала бы гордость, если бы не тон Аккашри - вежливый
и равнодушный. Казалось, она отвечала тщательно вызубренный урок.
     И снова Кавинант никак не выказал своих подозрений, хотя те и не давали
ему  покоя. Они шли  по одному из центральных коридоров вдоль оси  башни,  и
впереди он уже видел проход, который, поворачивая  налево и направо, окружал
Святилище,  где   некогда  древние  Лорды  совершали  обряды  литургического
самопосвящения Стране и миру.
     Огромные,  в рост  Великана, двери, прорубленные  в стене, были  плотно
закрыты. Внезапно  одна из  них  распахнулась, и на пороге появился Всадник.
Выйдя  в коридор, он быстро захлопнул  за  собой  дверь,  но Кавинант  успел
заметить   в  помещении  какие-то   огненно-красные  всполохи   и   услышать
приглушенный рев пламени.
     Перед  одной  из  дверей  на-Морэм-кро  остановилась  и  повернулась  к
Кавинанту:
     - Здесь трудно говорить.
     Кавинанту  захотелось  взглянуть  Аккашри  в  глаза.  В  этот  миг  ему
почему-то  показалось,  что они  у  нее лживо бегают. Однако капюшон надежно
скрывал ее лицо. Если  бы он не видел Мемлу  и Гиббона,  то мог бы подумать,
что под капюшонами Верные прячут какие-то уродства.
     - Это зал Ядовитого Огня, и здесь  находится мастер-рукх. Давай  войдем
ненадолго, а когда выйдем, я расскажу тебе обо всем, что с ними связано.
     Кавинант кивнул,  преодолевая  внезапную  дрожь и нежелание  видеть тот
обряд, который Верные совершали внутри Святилища. Но, когда  Аккашри открыла
дверь, он решительно переступил за порог.
     Святилище  представляло  собой огромную цилиндрическую полость  в  теле
башни  и  занимало  почти половину  ее ширины.  В основании этого  "колодца"
когда-то  размещался  помост,  откуда  Лорды  говорили  с  горожанами.  Выше
внутреннюю стену башни опоясывали семь ярусов-балконов, располагающихся друг
над  другом.  Там  в  давние  времена,  слушая  речи  Лордов,  стояли жители
Ревелстоуна.
     Но  все это  было  раньше,  а не теперь.  Аккашри вывела  Кавинанта  на
четвертый  ярус,  но  и здесь, в двухстах  футах от основания,  ощущался жар
пламени, который горел внизу.
     Огонь с ревом возносился из  глубины, бушевал  и  почти  достигал  края
балкона, на котором  стоял Кавинант. От невероятного жара у него заслезились
глаза и стали потрескивать волосы. Он зажмурился, постоял так немного, потом
снова открыл глаза и принялся осматриваться.
     Первым, что он  увидел, был мастер-рукх. Громадный железный треугольник
висел  над   огненной  бездной,  опираясь  вершинами  на  ограды  нескольких
балконов. Середина каждой его стороны раскалилась докрасна.
     У каждой вершины мастера-рукха стояли по двое Верных. Голыми руками они
сжимали горячее  железо, не испытывая при  этом никакой боли, и не отрываясь
смотрели  на  пламя,  будто  читали  в нем  неведомые  письмена.  В  красных
отблесках огня их лица выглядели фанатичными и жутковатыми.
     Очевидно, именно отсюда возносился к солнцу луч силы Солнечного Яда.
     Отверстия в основании полости и открытые на самом верхнем балконе двери
создавали тягу.  Кавинант  поднял  голову  и  впервые  рассмотрел  сводчатый
потолок.  Каким-то  образом  Великаны умудрились  украсить  его замысловатой
резьбой; каменные барельефы  изображали  сцены из  ранней истории Великанов.
Причудливая   игра  теней,  порожденная  пламенем,  искажала  лица  фигур  и
придавала им злобные выражения.
     Стиснув зубы, Кавинант  глянул вниз. Там, в основании башни,  он увидел
несколько  углублений, к  которым направлялся  человек  в  таком  же, как  у
на-Морэм-кро,  одеянии. В обеих руках он нес  два  ведра с  какой-то  темной
жидкостью. Подойдя к углублениям,  человек  вылил в  одно  из них содержимое
в  И тут же Ядовитый Огонь изменил  окраску и приобрел цвет  запекшейся
крови.
     Задыхаясь  от жары, Кавинант почувствовал, как в груди  у него вскипает
гнев. Он сорвался с места и, миновав Аккашри и Вейна, направился к ближайшей
вершине мастера-рукха.
     Верные, поглощенные  созерцанием  пламени, не заметили его приближения,
поскольку утробный рев огня заглушил шаги Кавинанта. Он подскочил к высокому
мужчине,  схватил  его  за  плечо  и, оттащив  от мастера-рукха,  крикнул  в
закрытое капюшоном лицо:
     - Где Сантонин?
     - Я Чтец,  а не  Читающий Истину!  - был ответ, едва слышный  за  гулом
Ядовитого Огня.
     Кавинант схватил человека за грудки:
     - Что с ним произошло?
     - Он потерял свой рукх! -  закричал в ответ Чтец. - Мы долго искали его
по приказу на-Морэма. Если  бы его жезл  был  уничтожен или Сантонин погиб с
ним в руках, мы бы узнали об этом. Его  рукх не  откликается  -  значит,  он
попал в невежественные руки. Сантонин ни  за что  не  бросил бы  свой  жезл.
Следовательно, его одолели и лишили  силы. А может, даже убили.  Мы не можем
этого узнать!
     - Полурукий! - Аккашри схватила Кавинанта за руку и потащила к двери.
     Он  покорно  последовал  за   ней  в  кор  От  жары   и  внезапной
беспричинной  надежды  у  него закружилась голова. А  что, если Чтец  сказал
правду? Что, если его  друзья действительно справились со своим похитителем?
Кавинант прислонился к  стене и,  пока на-Морэм-кро  закрывала  дверь, жадно
вдыхал прохладный воздух.
     Вейн стоял рядом, по обыкновению невозмутимый и безучастный ко всему.
     Аккашри внимательно посмотрела на Кавинанта:
     - Может, хочешь вернуться к себе? По-моему, тебе надо отдохнуть.
     Он покачал головой  и постарался взять себя  в  руки.  Ему не  хотелось
выдавать своих чувств.
     - Я чувствую себя прекрасно.
     Однако это было не правдой. Его бедное сердце выпрыгивало из  груди, но
Кавинант надеялся, что Аккашри не слишком наблюдательна.
     - А  теперь объясни  мне  все. Я увидел мастер-рукх.  Расскажи,  как он
действует. Как вы сражаетесь с Солнечным Ядом?
     - Мы отнимаем у него силу, - ответила она просто. - Если из озера брать
воды больше, чем  дают  источники, озеро  мелеет. Вот  так и мы  поступаем с
Солнечным Ядом. Ядовитый Огонь, созданный Морэмом,  поначалу был маленьким и
слабым. Но Верные из поколения в  поколение усиливали его, мечтая о том дне,
когда их сила остановит нарастание Солнечного Яда.
     Кавинант поразмыслил над ее ответом и спросил:
     - И что же вы делаете с этой силой? Очевидно, ее надо куда-то девать?
     -  Ты  прав.  Много   силы  требуется  для  поддержания  Верных  и  для
продолжения  нашей работы.  Кроме того, она  необходима  Всадникам,  которые
постоянно  путешествуют  по  Стране,  проповедуя  Заповеди.  Для  разведения
Рысаков тоже нужна сила, ибо это она делает их невосприимчивыми к Солнечному
Яду. Но больше всего ее потребляет Ревелстоун.  С  помощью Ядовитого Огня мы
выращиваем  на  верхних плато злаки  - ведь наших коров  и  коз  надо чем-то
кормить. Мы  приводим в действие станки и горны. В прежние  времена наш клан
был малочисленным и нищим. Но  теперь мы процветаем, Полурукий.  Если на нас
не обрушится какая-нибудь зараза, мы выстоим до конца.
     Она язвительно усмехнулась.
     - И  все  это  ваше  благополучие  оплачено  человеческими  жизнями!  -
закричал Кавинант. - Где вы берете столько крови?
     Аккашри отвернулась.
     -  Ты это и сам знаешь,  -  холодно  ответила она. -  А если тебе нужны
подробности, обратись к на-Морэму.
     - Я обязательно к нему обращусь, - пообещал Кавинант.
     То,   что  сейчас  творилось  в   Святилище,  приводило  его   в  ужас.
Представление Верных о  добре и зле никак не совпадало с его собственным. От
их так называемых "добрых" дел Кавинанта просто тошнило.
     -  Тебе  известно,  что  на-Морэм... -  желая поддеть Аккашри, Кавинант
произнес  этот титул  язвительно, -  ..намеревается  использовать меня.  Ему
нужна моя помощь. Что мне придется делать?
     Судя  по всему, этого  вопроса Аккашри ждала,  поскольку  ответила  без
промедления:
     - Он хочет сделать тебя Чтецом.
     "Чтецом, - прошептал Кавинант. - Какой ужас..."
     - Тому есть несколько  причин, - невозмутимо продолжала она. -  Разница
между Чтецами и Читающими Истину невелика, но  она существует. Быть может, с
помощью  твоего белого  кольца нам удастся перебросить мостик  из прошлого в
настоящее  и получить то знание, которого  нам так не  хватает. К тому же не
исключено, что твоя  сила может ослабить  Солнечный  Яд. Мы надеемся, что ты
сумеешь избавить от него хотя бы окрестности Ревелстоуна. А потом, возможно,
и всю Страну. Таким  образом  труд  многих поколений будет наконец завершен.
Это великое дело,  Полурукий, и по плечу не каждому. Ты можешь спасти Страну
и всех, кто ее населяет.  Вот потому  Гиббон не ищет больше твоей смерти. Ты
нужен ему живым.
     Однако  Кавинант по-прежнему  сомневался  в  искренности  на-Морэм-кро.
Впрочем,  надо  сказать,  что  слушал  он  ее  вполуха.  Внимание  его  было
привлечено к Вейну, который ни с  того ни с сего как будто ожил. Юр-вайл уже
не стоял столбом, а медленно двигал головой, точно прислушивался к какому-то
отдаленному звуку,  пытаясь определить его происхождение.  Его  черные глаза
обрели осмысленное выражение.
     - Ну, что скажешь, Полурукий? - спросила Аккашри.  Кавинант не ответил.
Он  вдруг  почувствовал,  что Вейн  задумал  какое-то дело,  и  выжидательно
уставился на своего загадочного спутника.
     Внезапно Вейн шевельнулся, сделал шаг.., и пошел по коридору.
     - Твой провожатый! - изумленно воскликнула на-Морэм-кро. - Куда это он?
     - Давай посмотрим.
     Кавинант двинулся вслед за Вейном.
     Черный истукан - да  вовсе уже и не истукан -  вел себя так, будто знал
Ревелстоун как свои пять пальцев. Не обращая внимания на  Кавинанта, Аккашри
и  тех, кто встречался  ему на  пути, он  шагал  по  коридорам и  лестницам,
проходил через залы и трапезные и при каждой возможности спускался на нижние
уровни, направляясь к недрам башни.
     Следуя за  ним, Аккашри, похоже, волновалась  все  больше и больше. Но,
как и Вейн,  Кавинант не  обращал  на  нее  внимания. Он лихорадочно пытался
сообразить,  куда  же направлялся юр-вайл.  Но  тот вел их  по  проходам,  о
существовании  которых  Кавинант даже  понятия не имел.  Факелы, висящие  на
стенах,  попадались  все реже.  Порой  в темноте Кавинант  с трудом различал
черную фигуру Вейна.
     Наконец  тот  вышел  в  тупик,  куда почти  не  проникал свет  факелов,
горевших далеко позади. Кавинант и Аккашри прибавили шагу,  но не успели они
поравняться с Вейном, как он подбежал к торцу коридора.
     - Что с тобой?
     Кавинант  не  ждал,  что  Вейн  ответит.   Но  ему  как-то  требовалось
избавиться от напряжения.
     - Ты куда?
     -  Полурукий! -  закричала  на-Морэм-кро. -  Ты за  него  в  ответе!  -
Странное  поведение  Вейна  напугало и озадачило ее.  -  Останови его!  Туда
нельзя!
     -  Почему?  - притворно удивился Кавинант, прикидываясь  простаком. Ему
хотелось, чтобы на-Морэм-кро проговорилась. - Что там такого особенного?
     - Нам запрещено туда входить! - Ее голос дрогнул.
     Вейн подбежал к  стене и остановился, словно задумался о  чем-то. Потом
шагнул вперед и начал ощупывать каменную поверхность.
     Кавинант встрепенулся. Движения Вейна показались ему очень знакомыми.
     Вот только о чем они ему напоминали?
     В следующий момент Вейн коснулся  особого места на стене, прямо у  себя
над  головой.  И  тут  же  на  камне  вспыхнула  светящаяся  точка,  которая
немедленно двинулась в  сторону, таща за  собой красный луч. Через несколько
секунд на стене появился светящийся прямоугольник, похожий на дверной проем.
     Дверь распахнулась, и за ней обнаружился ход, озаренный светом факелов.
     Да! - вспомнил Кавинант. Когда он и  Идущий-За-Пеной искали вход в Ясли
Фоула, Великан нашел и открыл  такую же дверь, действуя так  же, как  сейчас
Вейн.
     Но  откуда взялась такая дверь в Ревелстоуне?  Ни Великаны, ни Лорды не
пользовались такого рода входами.
     Кавинант  краем  глаза  заметил  какое-то  движение  Аккашри  и,  сразу
сообразив, в  чем дело,  быстро  повернулся,  но  остановить  ее  не  успел.
Выхватив  из  складок мантии рукх,  она плеснула крови себе на ладонь, и  из
треугольника вырвалось  пламя.  После  чего  на-Морэм-кро стала  выкрикивать
слова, которых Кавинант не понимал.
     Вейн  уже  исчез  в  проходе.  Кавинант бросился  за  ним,  и  едва  он
переступил порог, как дверь захлопнулась.
     Таинственный  коридор  сразу  же  сворачивал  и  шел параллельно  тому,
которым они сюда пришли.  Разглядывая его,  Кавинант понял,  что Великаны не
имели никакого отношения к его сооружению, поскольку никогда не обрабатывали
камень так небрежно. Этот туннель выдолбили уже после падения Совета. Скорее
всего его сделали Верные для каких-то своих секретных целей.
     Вейн  свернул  в  боковой  проход,   отходивший  от  туннеля.  Кавинант
последовал за ним.
     Этот проход оказался коротким: пройдя шагов десять, Вейн очутился перед
массивной железной дверью. Тяжелые засовы  были задвинуты в  пазы  до упора,
как будто Верные больше никогда не собирались открывать эту дверь.
     Внезапно  Кавинант  услышал  за  спиной  топот,  но  даже   не  подумал
обернуться, потому что в этот момент с восхищением наблюдал за Вейном.
     А  тот  тем  временем  сунул пальцы  в  щели  между  дверью и  проемом,
ухватился покрепче и, поднатужившись так, что из раны на его плече выступила
темная жидкость, сорвал дверь с петель. Зазвенев, как наковальня, она  упала
на пол, и открытый проем заполнился серебристым сиянием.
     Вейн шагнул за порог. Кавинант, как завороженный, двинулся за ним.
     Они  вошли в большое  помещение,  уставленное  столами  и высокими,  до
потолка,   стеллажами.   На   стеллажах  лежали  сотни   свитков,  шкатулок,
наполненных чем-то мешочков и амулетов. Столы были завалены жезлами,  мечами
и талисманами. Свет исходил от трех богато изукрашенных шкатулок, стоящих на
стеллаже под самым  потолком, и от некоторых предметов на  столах. Онемев от
удивления, Кавинант узнал маленький  сундук,  в  котором некогда лежал крилл
Лорика. Сейчас сундук был открыт и пуст.
     Невероятно! Кавинант озирался по сторонам, не веря своим глазам.
     Размахивая пылающими рукхами, в сокровищницу вбежали Аккашри и еще двое
в одежде Всадников.
     - Не прикасайтесь здесь ни к чему! - закричал один из них.
     Вейн не обратил на  них внимания,  будто  уже забыл, что  связываться с
ними было небезопасно. Он направился  к одному из столов, стоящих в  дальнем
конце  комнаты.  Там он  нашел  то,  что  искал,  - два  широких  кольца  из
тускло-серого металла.
     Кавинант узнал их - скорее интуитивно, чем по отличительным признакам.
     Остатки Посоха Закона.
     Посох Закона -  главный инструмент  Совета Лордов,  вырезанный  Береком
Полуруким из ветви Первого Дерева. Он  был разрушен дикой магией, когда Лорд
Фоул заставил  мертвую Елену  завладеть им и обратить во зло  Стране.  После
победы над Презирающим Баннор принес его остатки в Ревелстоун.
     Не успели присутствующие опомниться, как Вейн схватил оба кольца.
     Одно он надел на правую  руку. Кольцо выглядело  слишком маленьким,  но
Вейн без усилий просунул сквозь него кисть.
     Второе он натянул на левую ногу. Металл казался эластичным.  Вейн легко
продел сквозь кольцо стопу и пятку, а затем приладил его на лодыжке.
     Один Всадник  тяжело вздохнул. Аккашри и другой ее спутник, оказавшийся
женщиной, набросились на Кавинанта.
     -  Полурукий! - закричала незнакомка.  - Тебе придется ответить за это!
Аумрия Верных неприкосновенна. Мы не потерпим такой наглости!
     Ее вопли помогли Кавинанту опомниться. В воздухе запахло опасностью.
     -  Все  знание  Лордов... - пробормотал  он.  - Все,  что  принадлежало
Совету... Все это здесь. Все сохранилось.
     - Многое сохранилось, - уточнила Аккашри. -  Совет был  слаб. Некоторые
из вещей потеряны. Кавинант почти не слушал ее.
     - Первый Завет Кевина! Второй. - Он указал  на светящиеся шкатулки. - А
где третий? Его нашли?
     Предвидя Ритуал Осквернения, Кевин-Расточитель  спрятал все свое знание
в  семи  ларцах,  надеясь  сберечь его  для будущего  Совета.  Но во времена
владычества Высокого  Лорда Морэма  было  найдено  лишь  три Завета: первый,
второй и последний.
     - Конечно, - язвительно ответил Всадник. - Но от них мало проку.
     -  Почему?  -  с   удивлением  воскликнул  Кавинант.  -  Почему  вы  не
используете их?
     - Мы не  знаем, как  это  делать. Никто не знает. Секрет потерян. - Эти
слова в устах Всадника звучали безысходно. - Под Солнечным Ядом они утратили
свою ценность.
     "О,  черт!  -  Кавинант  не  нашел  других  слов,  чтобы  выразить свое
разочарование. - Ад и кровь!"
     - Эй,  иди  сюда! - рявкнул Всадник,  точно плетью хлестнул.  Однако он
обращался не к Кавинанту.
     Верные повернулись к Вейну. Их рукхи зловеще пылали.
     Вейн  подчинился:  вероятно,  он вспомнил,  чем  грозит  неповиновение.
Аккашри схватила его за руку и попыталась  снять  кольцо, но оно  как  будто
приросло к черному запястью.
     Помахивая рукхами. Верные потащили Вейна из Аумрии, словно Кавинанта не
существовало.
     Он последовал за ними  и с удивлением  обнаружил,  что Вейна уводили  в
противоположном от потайной двери направлении.
     Некоторое  время  они  шагали  по  грубо  вырубленному  туннелю,  потом
свернули и вскоре оказались в огромной пещере, освещенной множеством чадящих
факелов. В воздухе летала копоть.
     Кавинант огляделся, и его поразила  догадка: эта  пещера была подземной
тюрьмой.
     В  стенах виднелись  десятки металлических  дверей с мощными засовами и
маленькими  зарешеченными  окошечками.  Здесь могло находиться  с  полтысячи
узников, и никто, кроме, пожалуй, Вейна, не смог бы их найти.
     Всадники остановились  и  только сейчас  заметили  Кавинанта.  Судя  по
выражению  их лиц, они  не знали, как оправдаются перед  Гиббоном в том, что
Полурукий проник в тайну существования подземной тюрьмы.
     Сколько же еще таких тайн скрывал в себе Ревелстоун? Один из  Всадников
подошел  к  двери  и,  отодвинув  засовы,  распахнул ее. Камера  была  такой
маленькой, что едва вмещала соломенный тюфяк.
     Аккашри  рукхом указала Вейну на открытую дверь. Тот  покорно  пошел  к
камере,  но на  пороге остановился и обернулся. Всадники угрожающе наставили
на  него рукхи, однако Вейн не обращал на них внимания. Он  молча смотрел на
Кавинанта, и в черных его глазах светилась мольба.
     Кавинант смотрел на него, не зная, что делать.
     "Это  бесценный  дар,  - сказал  ему  Идущий-За-Пеной.  - Он не  служит
какой-либо цели, кроме своей собственной".
     Вейн!  Но  было слишком  поздно. Дверь  захлопнулась,  Всадник задвинул
засовы. "Что я мог поделать?" - пытался оправдаться перед собой Кавинант.
     И тут чья-то смуглая рука просунулась между  прутьями решетки ближайшей
камеры, отчаянно хватая пальцами воздух.
     Кавинант  встрепенулся. Теперь  он знал, что делать,  -  и  бросился  к
двери.
     -  Не подходить!  - рявкнул Всадник,  но Кавинант  не обратил  на  него
внимания.
     Едва он приблизился к двери, как  рука исчезла,  и  к решетке прильнуло
чье-то плоское лицо с горящими глазами.
     Увидев пленника, Кавинант чуть не оступился  от ужаса. Это был  один из
харучаев - человек из племени Баннора. Кавинант не мог не узнать характерные
черты той расы, чьи представители составляли отряд Стражей  Крови. Он не мог
ошибиться в сходстве с Баннором, который так часто спасал ему жизнь.
     "Освободи  моих соплеменников,  - просила тень Баннора в Анделейне. - С
ними обошлись отвратительно".
     - Я приветствую  тебя, юр-Лорд. Томас  Кавинант! Неверящий и Обладатель
белого  золота! - сказал  узник  со знакомым до боли акцентом. - Тебя помнят
среди харучаев, -  Все то же бесстрастное лицо. -  Я Бринн. Ты пришел, чтобы
выпустить нас на свободу?
     Что-то  очень  горячее, похожее  на раскаленное железо, ткнулось в  шею
Кавинанта, и он упал, потеряв сознание.

     На дне его  беспамятства таилась  боль, и  Кавинант ничего не мог с ней
поделать. Он  лежал,  не видя свет и  не слыша звуков. И он  терпел, терпел,
терпел  эту  бесконечную  боль.  Но  темнота  постепенно отступала. Кавинант
услышал шум дождя,  стучащего по  крышам и гранитным  стенам города. Чувства
мало-помалу возвращались. Он ощутил шершавую ткань одеяла, осознал свои руки
и ноги и ставшее привычным оцепенение поврежденных нервов.
     Потом к  нему вернулась память. Он  вспомнил  о своей болезни, вспомнил
все. Вейна. Харучая. Нападение Всадников. Кавинант зарылся лицом в подушку и
натянул на голову одеяло.
     Потайная дверь, которая вела в Аумрию и в подземную тюрьму...
     Точно такая же, как та, что вела в Ясли Фоула.  Но откуда взялась такая
дверь в Ревелстоуне?
     По телу  Кавинанта пробежала дрожь. Он перевернулся на  бок и вздрогнул
от боли. Болел затылок, болела шея, которая к тому же  задеревенела так, что
трудно было повернуть голову. Однако  кости казались целыми,  и он надеялся,
что рана когда-нибудь заживет.
     Кавинант открыл глаза и увидел Гиббона, который сидел рядом с кроватью.
Обычно равнодушное  лицо на-Морэма на сей раз выглядело озабоченным. Красные
глаза зловеще поблескивали.
     Кавинант  окинул взглядом комнату и обнаружил, что находится в спальне,
где провел прошлую  ночь. Он попытался сесть, но резкая боль резанула его по
спине и  плечам.  Тогда Кавинант быстро глянул на свою  правую руку - кольцо
по-прежнему сжимало палец. Что бы  там ни замышляли  Верные, кольца похищать
они, как видно, не собирались.
     Немного успокоенный, он  вновь взглянул на  Гиббона и, не  сумев ничего
прочитать на его застывшем лице, решил не заводить пока разговора о потайной
двери. Ему и так хватало неприятностей.
     - Я  вижу,  у  тебя болит  шея, -  вежливо заговорил  на-Морэм.  -  Это
пройдет. Сварт погорячилась. Я уже поругал ее за это.
     - Как... - От боли у Кавинанта перехватило горло. - Как долго я был без
сознания?
     - Сейчас середина второго дня дождя.
     "Проклятие, - подумал Кавинант. - Еще один день  пропал". Он  попытался
представить  себе, сколько людей Верные убили за это время, но не смог. Быть
может, они убили и Бринна... Он поспешно выкинул эти мысли из головы.
     - Аккашри... - с ненавистью прошептал он. Гиббон холодно кивнул:
     - Аккашри на-Морэм-ин.
     - Ты обманул меня.
     Казалось, ничто  не  могло изменить  бесстрастного  выражения  на  лице
на-Морэма.
     - Возможно. Но  я не  собирался  этого делать.  Ты пришел в Ревелстоун,
переполненный  враждебностью  и подозрением. Я  искал средства развеять твое
недоверие  и в то же время  желал подстраховаться на  тот  случай, если твои
намерения нечисты.  Поэтому я и сказал тебе, что Аккашри  - на-Морэм-кро.  В
этом качестве  она могла общаться с тобой, не рискуя внушить тебе страх, как
это сделала Мемла на-Морэм-ин. Мне очень жаль, что так случилось.
     "Звучит   правдоподобно,   но..."   Кавинант  тряхнул  головой,   желая
избавиться  от  наваждения, и тут  же сморщился от боли, пронзившей затылок.
Выругавшись про себя,  он помассировал  шею и решил изменить тему разговора.
Ему хотелось хоть как-то вывести на-Морэма из равновесия.
     -  А  какого черта  вы  держите  одного  из  харучаев в своей подземной
тюрьме?
     Однако на-Морэма смутить  было нелегко.  Скрестив  руки  на  груди,  он
ответил:
     -  Я хотел утаить это от тебя. Ты и так слишком подозрителен. И  мне не
хотелось давать тебе лишней причины для враждебности до тех  пор, пока ты не
поймешь, сколь важна наша работа. - Гиббон вдруг заговорил о другом:
     -  Полурукий,  не   ошибся  ли  харучай,   назвав  тебя  по  имени?  Ты
действительно юр-Лорд Кавинант, Неверящий и Обладатель белого золота?
     - А тебе-то что?
     - Это имя часто встречается в  древних легендах.  После  Первопредателя
Томас Кавинант был главным слугой а-Джерота.
     - Все это чушь.
     Его  огорчало такое  искажение  истории.  Но  он  решил  обойти ловушку
Гиббона.
     -  Как  же я  могу быть  этим  Томасом  Кавинантом? Хотя там,  откуда я
пришел, это имя вполне обычно. Как и кольца из белого золота.
     Красные глаза не мигая смотрели на Кавинанта. "Сначала ты меня обманул,
а теперь и я тебе соврал, - думал тот. - Мы квиты, старичок".
     Наконец на-Морэм нехотя признал:
     - Да, ты не  выглядишь таким древним. Но давай  вернемся к  харучаям. В
нашей тюрьме их шестьдесят семь.
     Шестьдесят семь! Кавинант не мог скрыть своего ужаса.
     - О, - воскликнул Гиббон, указывая на  него пальцем. - Я чем-то напугал
тебя?
     - Конечно! - воскликнул Кавинант. - Тем, что сказал о харучаях! Неужели
ты не понимаешь, что делаешь?
     - Я их очень уважаю. - Лицо на-Морэма по-прежнему было непроницаемым. -
Мы ценим их кровь. В ней много силы.
     "Они  мои друзья!  -  Кавинант  едва  удержался  от  крика. - Проклятый
на-Морэм, ты понимаешь, что делаешь?"
     -  Полурукий,  тебе  уже  известно,  что наша работа  требует  крови, -
рассудительно  продолжал  Гиббон.  -  Когда  Солнечный  Яд  усиливается,  мы
усиливаем и Ядовитый Огонь, чтобы сопротивляться ему. Давно канули в прошлое
те времена, когда жители Страны с пониманием относились к нашим нуждам. Пять
поколений назад, когда Верными  правил  Оффин  на-Морэм, возникла  серьезная
проблема,  которая  могла помешать  осуществлению нашей мечты.  Нам не стало
хватать крови. Я  не буду говорить о  том,  как Оффин  мучился и  переживал.
Достаточно будет сказать, что в тот момент, по счастливой случайности, к нам
на помощь пришли харучаи. Пятеро харучаев с Западных
     Он пожал плечами.
     - Конечно, они явились не за тем,  чтобы предложить нам свою кровь. Они
хотели встретиться с Советом. Но  Оффин  не упустил возможность и взял их  в
плен.  Через некоторое время пришли еще  пятеро,  которые  искали  пропавших
сородичей.  Этих  тоже схватили.  Они были суровыми  и непокорными,  но сила
Ядовитого Огня обуздала их. Потом пожаловали еще пятеро, потом десять, потом
двадцать - и всех их  постигла та же  судьба. Они - упрямые люди и поколение
за  поколением  поставляют  нам  новые  жертвы.  Мы благодарны  им  за  этот
дополнительный источник крови.
     Кавинанту  показалось, что  в красных глазах  Гиббона мелькнула веселая
искорка.
     - По мере того  как их становилось  все больше  и больше, усиливалась и
мощь Ядовитого Огня.  Ни  одному  из них не  удалось бежать  или нанести нам
какой-нибудь вред. Последний отряд состоял из ста воинов - целая армия по их
меркам.
     Гиббон  рассказывал  об этом так,  будто его  совесть  была  совершенно
чиста.
     -  Сейчас  у нас  осталось  шестьдесят  семь  харучаев.  "Какой  ужас!"
Кавинант содрогнулся, но постарался держать себя в руках.
     - И ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты мой друг?
     -  Что касается харучаев,  то  тут твое  мнение меня  не  интересует, -
ответил  Гиббон.  - Я  хотел  лишь  объяснить,  почему  мы  скрыли  от  тебя
существование подземной тюрьмы и  почему Сварт ударила тебя, когда ты увидел
харучая. Ты должен понять, насколько все мы преданы своему делу. Мы считаем,
что  одна,  десять  и даже тысяча  жизней  - ничто в сравнении  со  Страной,
которую нужно спасти. Солнечный Яд - это огромное Зло, и, чтобы одолеть его,
мы не  должны  считаться ни  с чем. Еще я хочу сказать, что мы возлагаем  на
твое  белое кольцо огромные надежды.  С его  помощью можно спасти Страну и в
тысячи раз больше жизней, чем уже пожертвовано.  Тебя огорчает тот факт, что
мы  проливаем кровь? Так  помоги нам, чтобы потребность в ней сократилась до
минимума. Ты не можешь служить Стране по-другому.
     Кавинант пронзил Гиббона взглядом и прошептал сквозь зубы:
     - Я знал  Морэма. В последний раз, когда мне  довелось  здесь бывать, я
поставил его перед выбором между спасением  Страны  и жизнью одной маленькой
девочки. Он выбрал девочку. - Кавинанта переполняла ненависть к Верным. - Вы
хуже, чем Солнечный Яд!
     Он ожидал, что  на-Морэм ответит  колкостью, но  тот только  моргнул  и
сказал:
     - Значит, ты действительно тот самый Неверящий?
     -  Да! - воскликнул  Кавинант,  пренебрегая  осторожностью.  - И  я  не
позволю вам уничтожить целый народ.
     -  0-хо-хо! -  вздохнул Гиббон,  поднимаясь  на ноги. - Боюсь,  что нам
придется  это  сделать. -  Он  прижал руку к  груди.  -  Прости, я  не хотел
причинить  тебе  боль.  Остается  только  один  способ  доказать  тебе  нашу
лояльность.  Я  прикажу  Верным  приготовиться  к ритуалу  предсказания.  Ты
узнаешь все и убедишься, что мы не держим камня за пазухой.
     На-Морэм направился к двери и остановился на пороге.
     - Отдыхай, Полурукий. Ешь, набирайся  сил. Ходи, где тебе вздумается. Я
прошу только об одном: не приближаться  к Аумрии и  подземной тюрьме до  тех
пор, пока разногласия между нами не будут устранены... Когда мы подготовимся
к ритуалу, я пришлю за тобой.
     Не дожидаясь ответа, он покинул комнату.
     "Предсказание... - со стоном подумал Кавинант. Но его  внутренний голос
кричал:
     - А что, черт возьми! Я не прочь узнать всю истину".
     Стараясь не обращать внимания на боль в затылке, он решительно отбросил
одеяло, встал и пошел в гостиную в поисках чего-нибудь съедобного.
     На столе стоял поднос с едой. Кавинант набросился на нее и стал глотать
все без разбора, словно хотел насытить свою безотчетную ярость. Почему-то на
сей раз он не опасался, что Верные подсыпали  в тарелки яда или снотворного.
На  подносе  стояла  большая бутыль метеглина,  но  он  не  тронул ее, боясь
захмелеть. Сейчас  ему,  как никогда прежде, требовались здравый рассудок  и
мгновенная реакция. Похоже,  ритуал  на-Морэма должен  был стать  переломным
моментом, и ему хотелось выйти из этого испытания живым.
     Насытившись, Кавинант  вдруг ощутил  неудержимое  желание  побродить по
Ревелстоуну и  еще раз  хорошенько  подумать над словами Гиббона. Но  он  не
сделал   этого.  Годы  неизлечимой   болезни  научили  его  не   подчиняться
сиюминутным  желаниям.  Он сел в кресло,  положил ногу на ногу, откинулся на
спинку и заставил себя успокоиться. Привычно расслабляя  мышцу за мышцей, он
попытался достичь необходимой душевной концентрации.
     Перед  его  внутренним  взором поплыли  лица: Линден, Сандер,  Трелл  и
Бринн,  как две капли  воды похожий на Баннора.  Черты  Линден были искажены
страхом.  Испугавшись,  что  поддастся   чувствам,  Кавинант  мысленно  стер
знакомые образы  и постарался подумать о  другом - о потайной двери, которую
обнаружил Вейн.
     "Вот он, ответ, совсем  рядом, близко  -  и  не  ухватить". Всякий раз,
пытаясь  приблизиться  к  нему,  Кавинант  натыкался на  неодолимую преграду
собственных  предубеждений.  От  предощущения близости  решения  на его лице
выступили капельки  пота. Он  не был готов к той лжи,  которую подразумевала
эта смутная догадка.
     Ложь.  Его окружала  ложь.  Кавинант  попробовал  сообразить, в чем  же
именно  она  заключалась. Но рука  его разума с  ампутированными пальцами не
могла добраться до истины.
     Стук  в дверь заставил его резко выпрямиться.  Боль мгновенно вонзилась
клыками в шею. На пол брызнули капельки пота.
     Не  успел Кавинант подняться  с  кресла,  как  дверь  распахнулась и  в
комнату вбежала Мемла.
     Волосы ее, тронутые сединой, растрепались по плечам. В руке она сжимала
рукх. Кавинант  инстинктивно  отшатнулся.  Но  жезл  не светился  магическим
огнем. Огонь горел в безумном и яростном взгляде Всадницы.
     - Ложь! - простонала она. - Они  лгали мне! Кавинант подался  вперед  и
молча воззрился на неожиданную гостью.
     Мемла  какое-то  время  искала  слова,  которые  могли бы выразить  всю
глубину переполняющего ее отчаяния. Наконец она выпалила:
     - Они здесь! Сантонин и  твои друзья! Они все здесь! Кавинант ухватился
за стол, чтобы не упасть.
     - Двое из подкаменья и незнакомка. Они в тюрьме! Всадница задыхалась от
волнения.
     - Я  не  ожидала встретить здесь Сантонина. Он прячется. На-Морэм нагло
обманул меня. Сантонин рассказал мне, почему меня и еще семерых послали тебе
навстречу.  Не для того, чтобы сопровождать тебя.  Нет! Чтобы помешать  тебе
догнать его. Он прибыл в Ревелстоун на второй  день плодородного солнца.  За
день   до  нас!  Рассказывая  об  этом,  он   смеялся!   Слышишь,  Кавинант?
Самодовольно смеялся!
     За день?! У Кавинанта внутри что-то оборвалось. За один день?!
     - Если бы я не остановила тебя.., если бы ты шел всю ту ночь, ты мог бы
догнать его на рассвете. Он проехал совсем рядом со мной.
     Кавинант  взревел  и  одним  махом сбросил  со  стола  поднос.  Осколки
глиняной  посуды  разлетелись  по  всей  комнате. На  полу  растеклась  лужа
метеглина. Испытав этот краткий приступ безумия, Кавинант пришел в себя.
     -  Мемла! - "Я был  к  ней несправедлив". Он уже  овладел собой. - Веди
меня к Гиббону!
     Она изумленно уставилась на него. Чего-чего, но этого она не ожидала.
     - Ты должен бежать. Тебе грозит опасность.
     - Немедленно!
     Ему требовалось  действие,  любое  действие,  чтобы  дрожь  в  груди не
распространилась по всему телу.
     - Отведи меня к нему сейчас же!
     Мемла мгновение поколебалась, потом решительно кивнула:
     - Да. Ты прав. - И, повернувшись на каблуках, вышла из комнаты.
     Снедаемый  отчаянием и яростью, Кавинант последовал за  ней. Мемла вела
его вниз,  в недра  Ревелстоуна, по хорошо  знакомым ему коридорам. Путь был
неблизким, но Кавинант не заметил, как  одолел его. Когда Всадница  вошла  в
коридор, освещенный факелами, он узнал это место: здесь когда-то жили  Лорды
Совета.
     Кавинант  узнавал  и  не  узнавал это  просторное  круглое  помещение с
высоким  потолком.  Гранитный  пол  был таким гладким, словно  его  прилежно
полировали не один век. На стенах  виднелись выступы, за которыми находились
лестницы,  ведущие с верхних этажей в бывшие жилища Лордов. Все это Кавинант
уже однажды  видел. Но  освещение...  Освещение было  совершенно другим.  Во
времена Лордов пол сам светился  от Земной Силы.  Рассказывали, что когда-то
Кевин-Расточитель  сложил  его  из раскаленных  докрасна камней.  Но  теперь
мягкий  мерцающий свет исчез,  и  пламя  факелов, заменившее  его,  казалось
слишком ярким.
     Но у Кавинанта  не осталось времени на сожаление о потерянном чуде. Его
взгляд был прикован к двадцати Верным, стоящим вокруг каменного возвышения в
центре этого зала. В  руках они держали свои рукхи,  среди которых выделялся
крозир  на-Морэма. Когда Кавинант вошел. Верные обернулись, но он  не увидел
их лиц под низко надвинутыми капюшонами.
     На   возвышении,  похожем  на  подставку  для  гроба,   лежал  человек,
прикованный тяжелыми цепями.
     Это был один из харучаев.
     Подойдя поближе, Кавинант с ужасом узнал в нем Бринна.
     -  Полурукий,  -  промолвил на-Морэм, и  Кавинант  впервые уловил нотки
возбуждения в его обычно бесстрастном голосе. - Предсказание готово.  Сейчас
ты получишь ответы на все свои вопросы.

     Предсказание
     Дрожь  злобного предвкушения,  исказившая  голос  на-Морэма,  заставила
Кавинанта остановиться. Свет  факелов  не достигал высокого свода потолка, и
тот  казался темным  бесконечным  пространством.  Всадники  стояли на  голом
каменном полу, словно на дне чудовищной бездны. На миг Кавинанту показалось,
что за капюшонами и мантиями скрывались юр-вайлы, но, когда они направили на
него свои жезлы, широкие рукава приоткрыли бледную кожу, которая  доказывала
их человеческое  происхождение.  Скорее  всего  среди  них  присутствовал  и
Сантонин. И осколок  Камня Иллеарт, похищенный им в настволье Каменной Мощи,
наверное, тоже был  внутри  их магического круга силы. Тон Гиббона подсказал
ему, что Верные собрались здесь отнюдь не для совершения благих поступков.
     Кавинант замер  на  месте.  Эхо  ярости  отразилось в его уме  чужим  и
незнакомым   голосом,  который  насмешливо   повторял  слова  и   мысли.  Он
инстинктивно  сжал в  кулак искалеченную  ладонь,  защищая  свое обручальное
кольцо. Однако не отступил. Свирепо зарычав, он спросил на-Морэма:
     - Что, черт возьми, ты сделал с моими друзьями?
     -  Предсказание ответит. - Гиббон дрожал  от алчности  и  нетерпения. -
Рискнешь ли ты узнать правду?
     Бринн пристально смотрел на  Кавинанта. Его лицо сохраняло бесстрастное
выражение, но по вискам и скулам струился пот. Он резко дернулся в оковах, с
упрямой тщетностью пытаясь разорвать цепи.
     Мемла переступила через порог и тихо предупредила:
     - Осторожно, Полурукий! Здесь затевается Зло! В ее голосе чувствовалась
убежденность.  Бринн  тоже беззвучно  шептал  ему предостережения.  Кавинант
заколебался.  Но недаром же  харучай  узнал его.  Каким-то  образом отважные
соплеменники Бринна сохранили  рассказы о Совете и о  старых  войнах  против
Осквернения.  Они  сберегли воспоминания об истинных  событиях, а  не ложную
историю,  придуманную  Верными.  К  тому же  там,  на  холмах  Анделейна, он
встретил среди Мертвых Баннора.
     Собравшись  с духом, Кавинант вошел  в магический круг и приблизился  к
возвышению.  Он положил  ладонь на руку  Бринна  и, обернувшись к на-Морэму,
произнес:
     - Отпусти его. Немедленно!
     Вместо ответа на-Морэм обратился к Мемле:
     - Мемла на-Морэм-ин, тебе не положено участвовать  в этом предсказании.
Я хочу, чтобы ты ушла.
     - Нет.  - Ее голос  дрожал от ярости. -  Ты лгал ему! И он не знает, на
что идет!
     - Тем не менее, - спокойно начал Гиббон и вдруг, утратив свое смирение,
перешел на резкий крик, - ты уйдешь!
     На какой-то миг она смутилась.  Атмосфера  в  зале  стала  гнетущей  от
борьбы  двух противоположных намерений. Гиббон поднял  крозир, словно  хотел
ударить  ее. В  конце  концов  мощное  и  молчаливое  отречение круга  стало
невыносимым для Мемлы. Сверкнув глазами, она сердито сказала:
     -  Я  гарантировала  Полурукому безопасность его друзей. Печально,  что
на-Морэм превращает честь и слово своих помощников в пустую и коварную ложь.
- И, повернувшись на каблуках, она вышла из зала.
     Гиббон  смотрел  ей вслед,  словно  вычеркивал из списка  живых. Потом,
пожав плечами, с усмешкой сказал Кавинанту:
     - Нет силы без  крови.  - Казалось, на-Морэм не мог  совладать со своим
возбуждением.   -  Предсказание  требует  огромной  силы.   Вот  почему  нам
понадобился этот  харучай.  Мы прольем его кровь,  и она поможет ответить на
твои вопросы.
     - Нет! - вскричал Кавинант. - Вы и так убили их достаточно!
     - Но нам нужна кровь, - возразил на-Морэм.
     - Тогда убей одного из своих Всадников! - Кавинант побледнел от ярости.
-  Я не  стану противиться  тому,  что ты задумал  сделать! Но только оставь
харучая в покое!
     - Как скажешь, - торжествующе ответил Гиббон.
     Бринн изогнулся всем телом и закричал:
     - Юр-Лорд!
     Кавинант  не  понял  его  предупреждения. Отпрыгнув  от возвышения,  он
налетел на Всадников, которые стояли за спиной. Они схватили его и выкрутили
ему руки. Кавинант попытался вырваться,  но в этот миг над ним сверкнули два
ножа, и острые лезвия скользнули по его запястьям.
     Красные порезы  рассекли  не только руки, но  и  зрение  и  душу. Кровь
потекла на каменные  плиты  пола.  Глубокие раны  обрекали его на  медленную
смерть. Он изумленно посмотрел  на них и, издав крик  ужаса, упал на колени.
Пульсирующие ручейки струились  от запястий к  локтям. Кровь  разливалась на
полу, превращая страсть его сердца в красные лужицы.
     Обступив свою жертву. Всадники начали петь. Из их  рукхов вырвался алый
огонь,  и  воздух  наполнился  ярко-красной  силой.  Внезапная  боль  в  шее
пригвоздила Кавинанта  к центру  магического  круга. Парализовав мышцы тела,
она  заставила его  склонить  непокорную  голову.  Шип  вибрирующего пламени
пронзил позвоночник. Кровь беззвучно стекала с локтей на каменные плиты.
     И  тогда  к нему подошел Гиббон,  дрожащий  от возбуждения  и восторга.
Обмакнув конец крозира в луже крови, он начал рисовать вокруг жертвы толстые
красные линии. Едва  дыша от  отчаяния и боли, Кавинант следил, как на-Морэм
заключал его в треугольник крови.  Песнопение Всадников обрело слова,  смысл
которых имел сотни различных оттенков.
     Сила и кровь, кровь и пламя -
     Вот предсказание без имени.
     Истина, незыблемая, как Ревелстоун,
     Сделает время и страсти известными.
     Годы и пространство сожмутся в мгновение,
     Но ничто не остановит видений.
     Кровь раскроет каждую ложь.
     Мы узнаем правду или умрем.
     Нарисовав треугольник. Гиббон отступил назад  и  поднял железный посох.
Пламя расцвело на острых концах перевернутого треугольника.
     Мозг Кавинанта наполнился чередой видений.
     Он  находился в  полном сознании,  однако  руки  казались тяжелыми, как
жернова, а  песня Всадников звучала,  словно  стук  его  сердца. Огни вокруг
стали грозными и  неумолимыми.  На каменных  стенах  и плитах пола кружились
образы и незнакомые ландшафты, которые терзали его ум невысказанным знанием.
     Сначала видения казались непонятными и  хаотичными. Они рвались  о цепи
подставки для гроба, скользили  по  фигурам Всадников и лихорадочно мелькали
перед глазами. Но потом, устав от борьбы, он сдался им, и образы втянули его
в центр мощного вихря.  Они прояснились, обретая  степенность и силу. В трех
вспышках,  похожих  на пощечины, Кавинант увидел Линден, Сандера и  Холлиан.
Его друзья томились в тюремных камерах. Линден неподвижно лежала  на тюфяке,
и ее лицо заливала смертельная бледность.
     В тот же миг образы исчезли. Хаос содрогнулся, собираясь в фокус, и его
рывок потряс Кавинанта до мозга  костей. Он увидел перед собой Посох Закона.
Он  увидел его куски  и  Ревелстоун, осажденный  армиями  Презирающего. Ясли
Фоула  рухнули  в море.  Мерцающее озеро  раскрыло воды  и  поглотило  крилл
Лорика. Пронеслась череда знакомых лиц: мертвая Елена, застывшая в экстазе и
ужасе.  Высокий  Лорд  Морэм,  замахнувшийся  криллом   на  Опустошителя,  и
Идущий-За-Пеной,  который  смеялся, глядя в  глаза своей смерти. А  за  ними
по-прежнему сияли куски, оставшиеся от Посоха Закона, ибо в основе всего был
он -  этот  волшебный Посох.  Кавинант разрушил его непроизвольной  вспышкой
дикой  магии,  когда Фоул заставил  мертвую Елену использовать Посох  против
Страны.
     Стоя на коленях в треугольнике крови, скованный болью  и чарами Верных,
Кавинант  смотрел на сломанный Посох, который стал причиной всех  дальнейших
бед.  Жизнь  вытекала вместе  с  кровью  из его  запястий,  но,  потрясенный
страшным откровением, он не замечал потери сил.
     С  давних  времен Посох служил опорой Закона. Берек Полурукий изготовил
его  из  ветви Первого Дерева,  чтобы  овладеть  Земной Силой  и сохранить в
Стране естественный порядок жизни. Посох  вобрал в  себя тайны и дух Закона,
став  тем самым  его  воплощением. Инструмент  и сила  срослись  в неделимое
целое.
     И вот однажды Посох был разрушен. Его потеря ослабила ткань Закона. Без
твердой опоры естественный порядок дрогнул, и из семени Зла возникли Верные.
Напугав людей Солнечным Ядом,  они объединились, захватили  власть  и начали
собирать по всей Стране предметы силы.
     После того как Ясли Фоула  пали.  Совет Лордов веками благоденствовал в
Ревелстоуне. Под руководством Высокого Лорда Морэма - а  позже его преданных
и  идеалистичных последователей - Совет изменил  отношение к силе и наполнил
церемонии  Лордов  новым содержанием.  Морэм  утверждал, что  Семь  Заветов,
оставленных  Кевином-Расточителем, содержали в  себе порочное  знание. Боясь
повторного Осквернения, он  повернулся спиной к традициям предков и выбросил
крилл  в  Мерцающее озеро.  Его  сторонники начали искать  новые  подходы  к
служению и применению Земной Силы.
     Руководствуясь  этим  решением. Совет на  протяжении  многих  поколений
совершал  настоящие  чудеса.  Люди воскресили Тротгард. Все  древние леса  -
Гриммердхор, Мшистый Лес, Лес Великанов и Дремучий Удушитель - разрослись до
таких размеров, что старец Сирол  Вейлвуд поверил в окончательное исполнение
своей  миссии  и  умер со счастливой улыбкой на  губах. Даже  самые  мрачные
деревья   и  ядовитые  кусты  потеряли  свою  враждебность  к  людям.  Вдоль
Землепровала  от Горы  Грома  до  Колосса  одна  за одной  исчезали пустоши,
порожденные  безжалостными  войнами.  Козни  Сарангрейвской Зыби ослабли;  и
многое было сделано для того, чтобы возродить к жизни Испорченные Равнины.
     Двадцать веков Совет дарил Стране мир и изобилие. Люди начали  забывать
о Лорде  Фоуле,  поверив тому, что Кавинант  навсегда изгнал Презирающего  с
Земли.  Казалось, до рая можно было дотянуться рукой. В знак признательности
Морэму все Лорды внесли имя героя в свои духовные ранги  и провозгласили его
рождение началом новой эры. Своих Высоких Лордов они называли на-Морэмами, а
членов Совета -  Верными. Люди не  видели  пределов той красоте, которую они
могли достичь. И  никто не  говорил им  о том,  что  их  достижения давались
подозрительно легко.
     Тем  не  менее Посох  был  разрушен. Верные процветали  за счет  старых
накоплений силы, оплаченных дорогой ценой. Строгость  Закона  ослабевала, но
люди не замечали надвигающейся беды.
     Отыскав  Третий  Завет  Кевина, они  больше не  стремились к знанию. Их
духовное ослепление росло, и с каждым  новым поколением Верные все  дальше и
дальше уклонялись от горькой истины. Они не знали, что человек, превративший
Совет  в  клан Верных, на самом деле являлся игрушкой в  руках Опустошителя.
Они не знали, что Лорд Фоул жив.
     Одержав  победу  над Презирающим, Кавинант  настолько ослабил его дикой
магией и насмешками, что  Лорд  Фоул  какое-то  время  не  мог  оставаться в
телесной форме. Но презрение среди людей сохранилось. Бежав из распадавшихся
Яслей,  Фоул скрылся в  бахроме огромной силы. Он на время примкнул к Земной
Силе, мощь которой могла исцелить даже его - врага Закона.
     А случилось это  потому,  что Посох был разрушен. Пользуясь ослаблением
Закона, Лорд  Фоул черпал Земную Силу до тех пор, пока вновь не просочился в
материальный Когда он обрел телесную форму,  Закон начал рассыпаться на
части.
     В результате этого распада  люди получили контроль над  природой. Любые
планы  Совета  воплощались  как  бы  сами собой.  Однако каждое приобретение
Лордов становилось добычей Фоула. Его возраставшая мощь увеличивала скорость
и степень разрушения. Он медленно и постепенно исказил Закон  и заменил  его
Солнечным Ядом.
     Опустошители делили с ним изгнание, поэтому Лорд Фоул какое-то время не
выступал открыто против Страны. Но потом самадхи Шеолу удалось прокрасться в
Совет. Он  в  течение нескольких веков подчинял  себе на-Морэмов  и в  конце
концов сделал Верных слугами коварного Фоула.
     С тех пор заповеди и догмы клана  стали во всем  отличаться от идеалов,
провозглашенных  Лордами.  Клятву Мира  предали  забвению. Верные  соорудили
Аумрию и подземную тюрьму, а потайную  дверь Опустошитель  сделал по образцу
того  прохода,  который  он  видел  в  Яслях  Фоула.  Легенды  о Презирающем
трансформировались в сказки об а-Джероте. Объясняя появление Солнечного Яда,
они скрывали имя его истинного создателя.
     Работа велась  втайне,  ибо  во  все  времена  Верные  имели  множество
обманутых,  но честных членов  клана.  Такие люди,  как  Мемла,  верили  лжи
Опустошителя и искренне посвящали себя спасению Страны. Самадхи Шеол оформил
волю  Фоула в  дьявольское  и возвышенное  учение  - достаточно злое,  чтобы
оправдать пролитие крови,  и достаточно  чистое, чтобы оно  могло показаться
убедительным.
     А затем Лорд Фоул вышел из подполья. Гибель Посоха Закона позволила ему
взять бразды правления над природой.
     Постепенно и не спеша он подточил Земную Силу  и  с помощью  Солнечного
Яда навязал Стране свою ненависть.  Это  оказалось несложным  делом, так как
Верные уже  не могли  создать эффективную защиту. Ядовитый Огонь  - еще одно
детище самадхи - служил другой, не менее разрушительной цели. Пролитие крови
для вызова Ядовитого Огня лишь  усиливало Солнечный Яд. Тем самым  Лорд Фоул
разрушал Страну почти без всяких затрат своей силы.
     Все это Кавинант увидел за несколько секунд,  пока его кровь собиралась
вокруг колен. Он  поразился  терпению и безжалостности Презирающего, который
разрушил Страну  лишь  для того, чтобы овладеть таинственным  белым золотом.
Лорд Фоул  мечтал о  дикой магии;  он хотел  повторить свой  трюк  с Джоан и
заманить  Кавинанта в ловушку. Однако  теперь в качестве  приманки выступала
Страна, и Кавинанта  вновь  принуждали сдаться.  Лорд  Фоул знал, как лишать
человека возможности выбора.
     Потеря  Посоха  объясняла и  тщательность,  с которой  выполнялся вызов
Кавинанта.  В  прошлом  перемещения  между  мирами   подчинялись   Закону  и
проводились теми, кто владел  заветным  Посохом.  Хотя однажды,  после укуса
гремучей змеи, Кавинант попал в  Страну без помощи этого талисмана. Впрочем,
тот  переход  объяснялся  скорее  случаем и  временным бездействием великого
Закона Смерти.  Вот почему  Лорд  Фоул пошел на огромный  риск и потрясающие
усилия, чтобы завлечь Кавинанта в Страну. Ему пришлось найти особое место на
холмах  и  создать  культ  крови с  жертвенным  треугольником. А  потом  еще
потребовались крики Джоан  и  детей,  особая  боль,  свобода выбора и угроза
смерти. Любое из этих  условий  могло нарушить процедуру вызова, и Лорд Фоул
навсегда  остался бы  незадачливым злодеем без всякой надежды  на  финальный
удар - крушение Арки Времени.  Только разрушив ее, он мог бы бежать с Земли.
Только  обладая  дикой  магией,  он  получил  бы  возможность  проникнуть  в
запредельные небеса и излить свою ненависть на Творца вселенной.
     Как бы там ни  было,  вызов удался.  Кавинант, умирая,  понимал, почему
Гиббон прогнал из зала Мемлу.  Если  бы  она увидела образы предсказания, ее
ярость и  праведный гнев могли бы привести к восстанию честных Всадников - к
восстанию против Гиббона-Опустошителя.
     Теперь  он  знал,  что  случилось  с  Колоссом, воздвигнутым на  обрыве
Землепровала,  - с тем стражем древних лесов, который защищал Страну от трех
Опустошителей. Когда Солнечный Яд погубил деревья, их сила, веками державшая
этот каменный монолит,  прошла ураганом по  всей Стране  и сбросила Колосс с
обрыва.
     Из череды  промелькнувших  образов  Кавинант узнал,  что  после  гибели
Мшистого Леса Каер-Каверол перебрался на холмы Анделейна. Однако  последнего
Лесного старца ожидало горькое  поражение. Как и холмы Анделейна, его питала
сила Закона. Каер-Каверол мог  годами сопротивляться Солнечному  Яду, но для
победы ему просто не хватало сил.
     Затем  Кавинант   увидел  ранихинов  и   их  преданных  слуг  рейменов.
Почувствовав злобу в ранних и умеренных проявлениях Солнечного  Яда,  мудрые
лошади  и  реймены бежали  из  Страны. Они поселились у  моря  и  в  поисках
безопасных пастбищ все дальше и дальше уходили на юг.
     Эти проблески знания  приходили к нему  на фоне фактической реальности.
Но  в  них  имелись  и  неразличимые  места:  то  темное  пространство,  где
Каер-Каверол коснулся его ума, и пятна  затемнения, скрывавшие цель Вейна, и
причину, по которой Линден оказалась Избранной. Содрогаясь от потери крови и
тоски, он  смотрел на руины Страны и неизмеримое  Зло, порожденное Солнечным
Ядом и Верными.
     Кавинант  не находил оправдания для  своей вины. Это он  разрушил Посох
Закона. Дикая магия, ужасная  сила за гранью выбора и контроля, вырвалась из
кольца и  расколола древний талисман на мелкие  щепки. За  такой поступок он
заслуживал смерти. Вина  была  выше любого искупления,  и он не смел просить
судьбу о продолжении жизни. А слабость и дремота от потери крови несли покой
его разочарованной душе. Пульс слабел все больше и больше.
     Где-то в дальней части его ума вибрировал крик:
     Юр-Лорд!
     Безмолвный голос перескакивал от мысли  к мысли - голос Бринна, который
он  узнал  по  силе,  пылавшей в  глазах харучая.  Кавинант впервые  услышал
телепатическую   речь.  Сила  предвидения  делала   возможным   то,  что  не
воспринималось прежде.
     Неверящий! Томас Кавинант!
     "Неверящий, - подумал он  с усмешкой.  -  Да,  я в огромном долгу перед
ним. Это моя вина, что харучай находится здесь".
     Ты должен бороться.
     Образы вновь превратились в клубящийся хаос.
     "Долг. Ответственность.  Вина  и кровь  на моих  руках". Но  дальнейшая
борьба не  имела  смысла.  Разве мог один  человек противостоять осквернению
целого мира?
     Однако вина смеялась  над ним голосами Верных  и  Опустошителя, который
совершал немыслимые зверства.  Бринн  рвался из оков  - он скорее  порвал бы
себе все мышцы,  чем принял поражение. Линден лежала на тюремном тюфяке  без
сознания  и  едва  живая.  А  Страна...  Страна! Ее  обрекли на медленную  и
мучительную смерть!
     Сражайся!
     Где-то в глубине себя Кавинант нашел силу для укора. "Неужели ты только
жалкий прокаженный? Неужели болезнь не научила тебя бороться до конца?"
     Обрывки видений  еще кружились  в  воздухе,  но  алый свет  тускнел,  и
на-Морэм вел предсказание к концу.
     "Стоп!"
     Он  еще  нуждался в  ответах.  Как  сражаться  с  Солнечным  Ядом?  Как
восстановить Закон? Каким  образом избавиться от яда, который  скапливался в
его теле? Кавинант метался среди  образов,  выискивая то, что могло  вернуть
ему былую ясность. Но он ничего не находил.
     В глаза бросались лишь порванные вены  на запястьях  и медленные вязкие
струи вытекающей крови. Всадники закончили  ритуал  предсказания, не дав ему
подобраться к самому важному и ценному  знанию. Они ослабили силу  рукхов...
Нет, они не ослабили ее! Всадники внесли туда что-то еще...
     Они внесли принуждение.
     Внезапно  он  почувствовал, как двадцать потоков  воли вонзились  в его
шею,  принуждая смириться  и  отдать  кольцо. Он знал,  что  вот-вот  умрет.
Красный мрак разрастался перед ним  со всех сторон. Двадцать рукхов изливали
огонь принуждения.
     Сними кольцо. Положи его на пол. Прежде чем ты умрешь.
     Он  знал,  что это  не  входило  в  намерение Лорда  Фоула. Его  смерть
диктовалась  жадностью  Гиббона. Самадхи  Шеол  хотел  завладеть  кольцом из
белого золота.
     Кольцо!
     Голос Бринна удалялся в красный мрак.
     Неверящий! Они убьют нас всех!
     "Всех, - с отчаянием подумал Кавинант. - Тридцать семь  харучаев. Вейна
- если только смогут. Сандера, Холлиан и Линден. И Страну!"
     Сними кольцо!
     "Нет!"
     Его тихий отказ походил на слабую рябь, которая предвещала цунами.
     "Я не позволю им этого!"
     Безмерная ярость рванулась вверх из глубин сознания, бушуя, как могучее
море. В уме остались только два непримиримых полюса - беспомощность  и лютая
страсть.  Он знал,  что  не может вызвать дикую магию,  поскольку для  этого
требовалась сила другого магического  предмета. А жезлы Всадников находились
за  пределами  его  досягаемости.  Однако  он  должен  был  что-то  сделать!
Перерезав  ему  запястья,  Верные  вели  его  к  медленной смерти.  Кавинант
понимал, что умрет,  если не остановит кровотечение и не защитит себя  силой
дикой магии.
     Он не хотел умирать. Бринн вернул ему ясность  мыслей. Раненая гордость
прокаженного вспыхнула огнем протеста, и ни одно унижение не могло заставить
его принять  проклятие Верных.  Нет! Он  знал, что на  их  обвинения имелись
другие ответы - ответы, которые  следовало найти  или создать из собственной
плоти и материи бытия. Он должен был сражаться! Прямо сейчас!
     Цунами  обрушилось на скалы Зла.  Гнев извергался из него, как огненная
лава.
     Ярость  поглотила боль. Чары  треугольника разбились  в  куски,  и воля
Верных  спала  с него, словно  пелена тумана. А  затем, как  бы в  ответ  на
разгорающуюся страсть, из  кольца вдруг вырвалось серебристое  сияние. Языки
белого пламени оплетали правую руку, и его плоть служила им источником силы.
     Дикая магия, разметав огни  рукхов, заполнила пространство зала. Верные
закричали от ужаса и разбежались. Гиббон выкрикивал какие-то приказы.
     Кавинант оставался  неподвижным. Его кольцо пламенело, как белый факел,
среди багрового и  тусклого сияния рукхов.  Он осторожно втянул  серебристую
силу  в правое запястье  и, подчиняя огонь своей воле, закрыл ножевую  рану.
Струи  белого  огня  иссушили кровь  и  зализали глубокий порез. После этого
Кавинант приступил к исцелению левого запястья.
     Воспользовавшись отсрочкой.  Гиббон  придумал  план  обороны.  Всадники
снова  начали выстраиваться вокруг Неверящего, собирая Ядовитый Огонь в свои
рукхи.  Но  Кавинант уже обрел  былую силу. Яд  в его теле  не считался ни с
ценой, ни с противостоянием Верных.  Заживив порезы на запястьях,  он грозно
поднялся на ноги, как человек, который не терял ни капли крови; как воин, не
знающий страха и поражений. От его силы по залу  пронесся в Дикая магия
вырывалась из тела Кавинанта, словно даже кости источали  пламя серебристого
цвета.
     Гиббон встал  перед ним и поднял  свой посох. Железо визжало от  жара и
мощи  Ядовитого Огня. Луч красной злобы вонзился в сердце Кавинанта. Но  тот
погасил его, пожав плечами.
     Один из Всадников швырнул  свой рукх ему  в спину. Дикая магия испарила
металл на лету. Гнев  Кавинанта превратился в экстаз - свирепый, огненный  и
неудержимый.   В   апофеозе  ярости   его  сила  потрясла  гигантское  чрево
Ревелстоуна.  Белое  сияние  взорвалось, срывая с  петель  массивные  двери.
Всадники пали на каменные плиты. Воздух зашипел, словно горящая плоть.
     Прокричав  проклятие. Гиббон  побежал через зал  к дверному проему. Его
мантия  промелькнула  перед глазами  Неверящего, как дуга изумрудного цвета.
Под вихрями  силы  пол  начал сиять,  напоминая серебряную магму. В  бледных
обрывках  предсказания  Кавинант уловил  бесформенную  тень хохочущего Лорда
Фоула.
     Однако звуки его смеха лишь туже натянули тетиву дикой магии.
     Кавинант  осмотрелся.  Вокруг лежали  распростертые  тела.  Но один  из
Всадников продолжал стоять на ногах, нацеливая на него свой жезл. Порыв силы
сдул капюшон  назад,  и Кавинант  увидел  искаженное лицо и безумные  глаза.
Интуиция подсказала ему, что он встретил Сантонина.
     Всадник  держал  в руках осколок  зеленого  камня,  который  сиял,  как
кусочек льда.  Камень Иллеарт! Сантонин прижимал его к  рукху,  и изумрудная
злоба изливалась из жезла в
     Кавинант   потерял  контроль  над   силой.  Неистовое  пламя  отбросило
Сантонина  к дальней стене, превратило его  одежду в пепел и зачернило белые
кости. Камень Иллеарт упал на пол, пульсируя, как вырванное сердце.
     Выбросив  сноп пламени, Кавинант подтянул осколок к  себе и  сжал его в
искалеченной ладони.  Идущий-За-Пеной  умер ради того,  чтобы разрушить этот
камень.
     Разрушить!
     Безмолвный  взрыв  потряс   Ревелстоун,  и  зеленое  сияние  исчезло  в
серебристой волне. Осколок камня испарился в  плазме ярости.  В тот же миг с
оглушительным грохотом пол треснул от стены до стены.
     - Неверящий! - Он едва услышал голос Бринна. - Юр-Лорд!
     Обернувшись, Кавинант посмотрел сквозь огонь на харучая.
     - Пленники!  - прокричал ему  Бринн.  - Верные  держат  твоих  друзей в
тюрьме! Поспеши, иначе их кровь будет пролита для усиления Ядовитого Огня!
     Смысл  его слов наконец дошел  до Кавинанта. Он кивнул и легким взмахом
воли  разорвал оковы харучая. Тот вскочил с  возвышения и побежал к дверному
проему.
     Кавинант, объятый серебристым пламенем, последовал за ним.
     В конце  коридора они наткнулись на трех  Верных. Их  рукхи горели алым
огнем. Послав белый луч, Кавинант сбил Всадников  с ног и превратил их жезлы
в куски оплавленного железа.
     Бринн повел его по темным проходам Ревелстоуна. Он знал путь к потайной
двери в подземелье. Когда  они оказались у магического  портала,  созданного
Опустошителем, харучай попросил  Кавинанта приберечь свои  силы. Он нажал на
нужное место, и раздался тихий щелчок. Красные полосы очертили прямоугольник
двери.  Распахнув  ее,  Бринн  бросился  в  туннель,  где  их  ожидали  пять
Всадников. Они заранее подготовились к битве,  но харучай налетел  на них  с
такой внезапностью, что багровые лучи рукхов пролетели мимо. Серией  жестких
ударов  Бринн  повалил  двух Верных  на  каменный  пол.  Кавинант  разбросал
остальных по сторонам и вбежал вслед за Бринном в подземелье.
     Другой охраны  в тюрьме  не  оказалось. Верные не  успели  собрать сюда
дополнительные силы. Хотя,  возможно. Гиббон  намеренно отозвал своих людей,
не желая  ослаблять  клан Верных  большими потерями. Едва Кавинант  и  Бринн
ворвались в подземелье, харучай подбежал к ближайшей двери и начал открывать
засовы.
     Кавинант  изнемогал от обилия силы. Дикая  магия  требовала  выражения.
Оттолкнув Бринна в сторону, он выпустил серебристое сияние на волю, и мощный
взрыв  заставил  задрожать  гранитные  недра  Ревелстоуна.  С  пронзительным
скрежетом  двери  всех камер вылетели  из  пазов и упали  на  пол,  заполнив
подземелье оглушительным звоном.
     В  тот  же миг  к  ним  присоединилось  несколько  харучаев, готовых  к
отчаянной  битве.  С десяток  из  них  побежали  охранять вход  в туннель, а
остальные  начали обходить камеры, выискивая других пленников.  В круг света
выходили напуганные жители настволий  и подкамений.  Ошеломленные  внезапным
освобождением, они еще не верили в чудесную отсрочку приговора.
     В одном  из пустых  дверных проемов появился Вейн. Увидев  Неверящего в
зареве серебристого огня, он едва заметно кивнул, как будто одобрял поступок
Кавинанта. На его черных губах появилась улыбка - улыбка демона.
     Двое  харучаев  вывели  Сандера.  На  шее гравелинга  виднелся кровавый
рубец, словно  его только  что  освободили от проволочной петли. Несмотря на
боль и слабость, он что-то восторженно шептал и протягивал руки к Кавинанту.
     Из  камеры выглянула изнуренная голодом  Холлиан. Испугавшись  грозного
вида Кавинанта, она торопливо отвернулась. Потом эг-бренд заметила Сандера и
с радостным криком бросилась в его объятия.
     -  Кавинант  оставался  неподвижным, ожидая  появления Линден.  Усмешка
Вейна напомнила ему о смехе Фоула.
     Через  минуту Бринн и его соплеменник вынесли Линден в кор Ее руки
безвольно свисали. Она  находилась в обмороке или,  вернее, в  летаргическом
сне, который ей навязал Опустошитель. Посчитав  ее  мертвой,  Кавинант издал
ужасный  вопль.  Вспышка  силы вырвала  из потолка  огромный  кусок плиты  и
превратила каменные осколки в мелкую пыль.
     Он кромсал потолок лучами  неистовой силы,  пока Бринн не крикнул  ему,
что она жива.
     Часть третья


     Отряд
     Линден корчилась  в когтях неведомых кошмаров.  Не в  силах выносить ее
страданий, Кавинант ушел из подземелья и покинул своих друзей.
     Эта женщина  не боялась  проказы.  Она оставалась  с ним даже  в  самые
критические  моменты.  И  вот  теперь  за  свою  верность  Линден испытывала
мучения.
     Никто не мог пробудить ее. Она  лежала в ступоре,  как ката-тоник, и ей
снилась боль.
     В  надежде найти хоть какое-нибудь  успокоение он отправился  на горное
плато.  Безумие  силы  постепенно  отступало  от  него.  Перед  глазами, как
отражение ужаса и презрения, стояла улыбка Вейна. После бегства из настволья
Каменной Мощи Кавинант упрекал его в насилии. А скольких людей он сам теперь
убил? Его сила вышла из-под контроля. Ею управляли ненависть и яд.
     И все  же  он  не  отпускал  серебристое сияние силы. Чрево Ревелстоуна
гудело  от криков. Он  видел  перебежки  Всадников на  пересечениях  длинных
коридоров и понимал, что Верные готовились к атаке или обороне.  Кроме того,
Кавинант  потерял  слишком много  крови,  чтобы обходиться  без огня  своего
кольца: если бы он отпустил сияние дикой магии, у него просто не осталось бы
сил. Именно поэтому  ему и  пришлось доверить своих друзей отряду истощенных
харучаев, хотя, будь  у  Кавинанта выбор,  он ни за  что  не позволил  бы им
служить ему вновь. Разве он мог забыть, какую страшную цену  заплатили из-за
него люди Баннора?
     А скольких людей он убил теперь?
     Проливая капли огня, как горькие слезы, он шел по переходам Ревелстоуна
к выходу на горное плато. Бринн шагал рядом, словно уже связал  себя клятвой
верности.  Отыскав  где-то теплый плащ, он  заботливо набросил его  на плечи
Кавинанта.  Неверящий не обратил на это внимания, но одежда помогла защитить
его от озноба после большой потери крови.
     Кавинант молил  небеса о  надежде. В  ритуале предсказания  он  получил
огромное знание. Но все эти  откровения бледнели на фоне страданий, выпавших
на  долю Линден,  и  той жестокости, с какой он использовал свою силу. Дикая
магия превратила  его в  убийцу. Чтобы выдержать  это новое бремя вины,  ему
требовалась надежда на искупление.
     Не зная,  куда еще пойти, он направился к  Мерцающему озеру - одному из
последних островков Земной  Силы. Даже в дни  пустынного  солнца,  когда вся
Страна  превращалась в царство  сухой  пыли,  озеро сохраняло один и тот  же
уровень  воды. Там,  в  его глубинах,  лежал крилл "Лорика - таинственный  и
волшебный кинжал.
     Кавинант боялся думать  о нем, потому что тот представлял собой оружие.
И в то же время он мечтал о крилле, так как этот талисман мог уберечь его от
дальнейшего использования дельца.
     Усмешка  Вейна  продолжала  преследовать  Кавинанта.  Он  вспомнил  его
создателей -  коварных и злобных  существ, которые,  скорее  всего, обманули
Идущего-За-Пеной.  Какой  бы  ни  была  цель  Вейна,  она  внушала Кавинанту
недоверие. Он видел, как этот демон убивал людей. Он сам  убивал людей и мог
судить об истине по собственному опыту.
     Между тем отец Кевина -  Лорик-Усмиряющий Зло - создал крилл для борьбы
с далекими предками Вейна.
     Возможно, волшебный кинжал мог раскрыть  загадку этого черного человека
или помешать каким-то дьявольским замыслам.
     Мысль о крилле  подарила ему  надежду, в которой он нуждался. Когда они
вышли  из освещенного прохода на просторы горного  плато, сияние дикой магии
превратило  ночь в непроницаемую  и холодную тьму, похожую  на  обсидиановую
плоть Вейна.
     А Линден спала.  Попав  в сеть  мерзких  кошмаров,  она не  знала,  как
выбраться оттуда. И никто  не мог  пробудить ее.  Какое же Зло сотворили над
ней?
     Кавинант застонал, вспоминая  людей на каменных плитах. Он, поклявшийся
не убивать, вновь нарушил данное им слово. Сколько жизней оборвала его сила?
Сколько жизней она еще оборвет?
     Сияние дикой магии  ослепляло  его. Он не видел ни одной звезды. Пустые
небеса зияли над ним,  как проклятие прокаженного. Разве мог больной человек
с искалеченной  чувствительностью контролировать дикую магию?  Дикую  магию,
которая разрушит  Он стал рабом проказы  и  яда. Он не мог  помочь даже
самому себе.
     Окутанный  серебристым   сиянием,  словно  воплощение  Солнечного  Яда,
Кавинант шагал по каменистому плато. Мерцающее  озеро скрывалось за холмами,
но  он помнил  дорогу  к нему. Бринн  молча шел  рядом и не  задавал никаких
вопросов. Он был готов  участвовать во всем, что бы ни затеял Кавинант.  Вот
так  же Стражи  Крови служили и Лордам. Две  тысячи лет они защищали их,  не
зная  ни сна, ни отдыха. Но клятва  верности  не привела ни к чему хорошему.
Харучаи стали тем,  что прежде  внушало  им ненависть и  отвращение.  Баннор
походил в этом смысле на  Идущего-За-Пеной  - они оба пережили гибель  своих
соплеменников.  Кавинант не хотел принимать безмолвную  клятву  Бринна.  Его
пугало повторение  того,  что однажды случилось с древними  Стражами  Крови.
Однако в данный момент он чувствовал себя слишком слабым, чтобы отказываться
от чьей-либо помощи.
     А  потом они увидели его - Мерцающее озеро, которое мирно дремало среди
холмов.  Водная  гладь  отражала  сияние Кавинанта и  светилась  серебристой
полосой,  в то время как тьма  вокруг напоминала  сарказм юр-вайлов. Полоска
кривилась, словно усмешка Вейна.
     Сила  Кавинанта убывала.  Он потерял слишком много крови,  чтобы питать
собою  свет  дикой  магии.  С трудом передвигая  отяжелевшие ноги,  Кавинант
подошел  к  воде  и  вытянул  руки,  как  будто молил  об  отсрочке  полного
изнеможения.
     Огонь и темнота заструились к нему навстречу.  Когда-то давно он плавал
в Мерцающем озере. Однако теперь  Кавинант казался себе порочным и грязным и
не смел  касаться остатков Земной Силы. Высокий Лорд Морэм бросил крилл сюда
в надежде  и  вере на  безоблачное будущее  Страны. Конечно,  он  постарался
сделать так, чтобы волшебный кинжал покоился в недосягаемом месте.  Кавинант
понимал, что ему не достать заветного оружия. И он не мог попросить Бринна о
подобной  услуге. На  миг  его  даже  разобрала злость: отчаянно нуждаясь  в
помощи, он не мог принять ее от харучая.
     Крилл оказался таким же далеким, как запах асфальта в его  родном мире.
А может быть, волшебного кинжала никогда  и не  существовало?  Что, если  он
просто  сошел с ума? Что,  если он  принял  косой  взгляд своего  безумия за
усмешку Вейна? Возможно, погибнув от  той ножевой раны, он  переживал теперь
мучения, которые ему уготовил ад прокаженных.
     Прищурив глаза, он всмотрелся сквозь серебристое сияние в ночную тьму и
заметил  слабый  отсвет,  который  шел  из  черных  глубин.  Крилл! Кавинант
почувствовал  его  силу - как  в прошлый раз, когда он пробудил этот древний
талисман. Но то  пробуждение кинжала привело к большому  несчастью  - гибели
Елены и разрушению Закона Смерти.
     На миг Кавинант испугался. Бремя вины превратилось в огромную  глыбу на
его плечах. О, как он любил Елену... Но теперь ко всему этому прибавился яд.
И неуправляемость дикой магии.
     Его хриплый шепот разорвал ночную тишину:
     - Скольких людей я уже убил?
     - Двадцать одного Всадника, юр-Лорд - бесстрастно ответил Бринн.
     "Двадцать одного? О Боже!"
     Он  думал, что сердце разорвется  от боли, а суставы  развалятся.  Крик
силы вырвался из  его  груди, и белое  пламя изверглось к небесам. Мерцающее
озеро всколыхнулось. В одно мгновение  его поверхность запылала огнем. Пламя
взлетело  вверх  в огромном  вихре;  и из центра этого огненного водоворота,
словно отвечая на призыв Кавинанта, вырвался ослепительно белый луч.
     Крилл   поднялся  из  чрева  озера  -  сияющий  обоюдоострый  кинжал  с
полупрозрачным  самоцветом  в крестовине рукоятки. Луч  исходил из  него,  и
казалось, что  драгоценный  камень  и  кольцо  Кавинанта состояли в  кровном
родстве. Их сияние отбросило ночь к далекому  небу. Мерцающее озеро вскипало
языками огня.
     Крилл  по-прежнему  находился  вне  пределов  досягаемости,  но  теперь
Кавинант  не  колебался. Вихрь  пламени напомнил  ему  о понятных  вещах:  о
вращении и  парадоксе,  о  центре  покоя  в ядре противоречий  и судьбе,  от
которой не убежишь. Раскрыв объятия огню, он зашагал по горящей воде.
     Земная  Сила  держала его.  Серебристое  пламя,  отвечавшее  на  сияние
Кавинанта, закружилось и понесло его к заветной цели. Паря, как  искра тени,
в хаосе света и огней, он направился к центру Мерцающего озера.
     Слабея с каждой минутой, Кавинант представлял себя маленьким  перышком.
Огонь не давал ему  касаться воды и возносил в пустое ночное небо. В отличие
от него крилл выглядел  вещественным и прочным.  Железо имело больший смысл,
чем все его кости. Он поднял кинжал и рассек им  воздух над головой, оставив
в небесной черноте сияющий разрез. Прижав волшебный клинок к груди, Кавинант
повернулся к берегу.
     И тут волна  усталости сомкнулась над ним.  Он больше не  мог сохранять
огонь своей силы. Пальцы воли разжали хватку, и дикая магия улетела прочь. В
тот же миг пламя Мерцающего озера начало убывать и гаснуть.
     Однако  озеро по-прежнему держало его.  Земная Сила дала ему  этот дар,
как однажды уже помогла на склонах Горы Грома. Она принимала на себя его вес
и не давала тонуть, пока Кавинант не вышел на темный берег.
     Ночь  воцарилась вокруг, наполнив сердце холодом и мраком. Глаза ничего
не  видели, как  будто  сгорели  от пламени силы. Даже самоцвет  на рукоятке
кинжала  потускнел  и  больше  не  испускал  сияния. Но  Кавинант  с  трудом
удерживал его в руках.  Железный клинок стал горячим, словно оголенный нерв.
Положив крилл на землю,  он смиренно опустился рядом с ним на колени. Кинжал
белел  во  тьме,  как последний  осколок  света  в  этом  угасающем  мире. А
Мерцающее озеро за его спиной превратилось в густую черноту. Он почувствовал
себя  одиноким  и  ни к чему  не пригодным калекой, попавшим в  чужие  края.
Однако он не был одинок.
     Бринн оторвал от своей одежды лоскут  и  обернул им крилл. Желтая ткань
напоминала  на ощупь  вощеную  бумагу. Коснувшись  плеча Кавинанта,  он тихо
сказал:
     -  Идем,  юр-Лорд. Скоро  Верные попытаются напасть. Нам надо  уходить,
если мы хотим остаться в живых.
     Блеск крилла угас, и тьма стала полной. Она, как бальзам, утишила раны,
нанесенные силой. Кавинанту хотелось погрузиться в ее покой, но слова Бринна
заставили его собраться с духом.
     "Да, - со вздохом подумал он. - Мы должны уходить. О Господи! Помоги!"
     Приподняв  подбородок, он  увидел звезды. Они грустно  мерцали в  небе,
словно  их  красота  была  единственным утешением за вечное одиночество.  На
горизонте  появилась луна  - почти  полная,  холодная  и  далекая.  Кавинант
безмолвно поднялся на ноги и устало пошел назад, в Ревелстоун.
     Пройдя  несколько шагов, он  принял от харучая завернутый крилл и сунул
его  за  пояс.  Теплота  клинка расслабила мышцы живота, сжавшиеся от горя и
угрызений  совести. Оступаясь  и шатаясь,  Кавинант шагал  по тропе, а Бринн
помогал ему и едва не  нес на  своих плечах. Бред  усталости  сжал  время до
нескольких  мгновений.  Неожиданно они оказались  перед открытым  порталом в
Башню на-Морэма.  У входа  в туннель их встретил один из харучаев,  и, когда
Кавинант остановился, Бринн сказал ему:
     - Юр-Лорд, это
     -  Юр-Лорд, -  с  поклоном  отозвался  мощный  харучай. Кавинант  мигая
смотрел на  него, но не отвечал. Усталость лишила его слов. Кир протянул ему
кожаный  мех, который источал  приятный  запах метеглина. Кавинант припал  к
нему губами  и судорожно  сделал с  десяток глотков. Иссохшее тело  отчаянно
нуждалось во влаге.  Он всасывал в себя пьянящую жидкость, пока не опустошил
весь мех.
     - Юр-Лорд, -  сказал - Верные собираются около Ядовитого  Огня. Мы
нанесли им кое-какие потери, и  они  не осмелились нападать на нас. Но в  их
руках огромная сила.  Уже погибло четверо харучаев. Мы вывели всех пленников
из  Ревелстоуна  и  позаботились об  их ранах. Однако  опасность по-прежнему
велика.  Используя  силу  рукхов.  Верные могут подчинить себе наши умы.  Мы
знаем об этом принуждении по своему опыту. Нам надо уходить, юр-Лорд!
     "Да, -  подумал Кавинант.  -  Нам надо уходить.  Я  знаю,  что мы  пока
бессильны".  Но, когда  он открыл рот,  ему  удалось  произнести  только два
слова:
     - Как Линден?
     - Она проснулась, - ровным и тихим голосом ответил
     Кавинант даже не понял, как упал. Он пришел в себя и какое-то время  не
мог обрести  контроль над свои  ногами,  тяжело обвиснув на руках Бринна. Но
метеглин помог.  Кавинант  постепенно освоился  с  весом  и  победил  земное
притяжение.
     - Как...
     - Юр-Лорд, твой  спутник  заставил ее пробудиться. - Сдерживая присущую
харучаям  быструю речь, Кир говорил нарочито медленно и бесстрастно.  -  Она
лежала, как мертвая,  и  не было надежды вырвать ее из  сна. Не зная, чем ей
помочь, мы  вынесли Избранную из Замка. А потом этот  черный человек... - Он
замолчал, словно спрашивал имя.
     - Вейн, - произнес Кавинант, с дрожью  вспомнив его  усмешку. - Один из
рода юр-вайлов.
     Кир  слегка нахмурился  от  удивления, но не  стал выражать свои  мысли
вслух.
     - Сначала Вейн стоял рядом с нами и рассеянно смотрел куда-то вдаль,  -
продолжал харучай. - Но потом внезапно направился к Линден Эвери.
     Кавинант  отметил,  что  сородичи  Бринна  уже успели  поговорить  и  с
Сандером, и с Холлиан.
     - Ничего не зная о нем, мы  хотели  помешать ему, но он разбросал нас в
стороны, как  горсть песка.  Встав на колени рядом с  Избранной, он  положил
ладонь на ее руку, и Линден Эвери очнулась.
     Недоумение и страх сжали горло Кавинанта, однако Кир продолжал:
     - Она бросилась в объятия твоих спутников, которые тоже ничего не знали
об этом Вейне. Мужчина из подкаменья  схватил камень и приготовился защищать
ее от черного юр-вайла. Но тот поднялся на ноги и снова застыл на месте, как
человек, охваченный принуждением Верных. Он больше не обращал внимание ни на
Избранную, ни на нас.
     Взглянув в глаза харучаю, Кавинант прочитал там предостережение: "Мы не
доверяем Вейну".
     Однако он не пожелал касаться этой темы. Теперь, когда он уловил  смысл
предсказания, ему был ясен дальнейший путь. Линден  очнулась. И  значит, она
снова будет  рядом.  Им придется  немало сделать, чтобы добиться  намеченной
цели.
     Тем не менее он не удержался и задал еще один вопрос:
     - А как она себя чувствует?
     - Линден  Эвери взглянула в лицо ужасного Лорда  Порчи, -  ответил Кир,
пожимая плечами. - Однако, судя  по ее речи,  она сохранила  свой  разум.  -
Помолчав, харучай добавил:
     - Юр-Лорд,  ты освободил  нас из плена. Клянусь,  пока  мы  живы, твоих
друзей никто не обидит.
     Он взглянул на Бринна, и тот едва заметно кивнул.
     - Избранная  предупредила  нас  об  Опустошителе.  Юр-Лорд,  мы  должны
уходить.
     "Да, - подумал Кавинант. - Гиббон-Опустошитель попытается отомстить. Но
что он сделал с Линден?"
     Вспомнив,  как кривилось  ее лицо в когтях кошмара,  Кавинант прошептал
проклятие. Он вошел в портал Ревелстоуна и решительно зашагал по туннелю.
     Долгий путь казался невыносимым, однако темнота и метеглин поддерживали
силы.  Усмешка Вейна заставляла его идти вперед. Почему юр-вайл вывел Линден
из кошмара?  Зачем  он  встал рядом  с ней на  колени? О нет!  Злобные твари
обманом навязали  Вейна доверчивому Великану.  И риш Хэмако просто ошибался,
говоря о возвышенной цели этого  непонятного  существа. Но если ему  удалось
вывести Линден  из сна,  значит, он мог преодолевать воздействие Гиббона! Не
слишком ли много для одного юр-вайла?
     "Интересно, что Опустошитель намеревался с ней сделать?"
     Если  прежде  Кавинант  сомневался в  себе, то  теперь обрел абсолютную
уверенность. Ни  Верные,  ни  расстояние, ни собственная слабость  не  могли
сбить его с намеченного пути.
     Он шагал по коридорам Ревелстоуна как  воплощенное мрачное проклятие. К
их  маленькому отряду присоединялись все новые  и новые харучай, наблюдавшие
за  перемещениями  Всадников. Кавинант направлялся к  воротам  и проходу под
дозорной башней. Убив двадцать одного человека, он больше ничего не  боялся.
Страх за друзей сменился гневом  на Презирающего. Теперь он четко видел свою
цель.
     Когда Кавинант свернул  в туннель,  его  сопровождал эскорт из двадцати
харучаев. Они несли продукты, которыми запаслись в Ревелстоуне. Пройдя через
сломанные внешние ворота, их отряд вышел в темную ночь.
     Внизу  на  скалистом склоне горел  большой  ко  На фоне  притихших
джунглей он выглядел веселым зверем, который, аппетитно потрескивая, пожирал
с  рук  харучаев мокрую  зелень сучьев.  Его  желтый свет  защищал  бежавших
пленников от наседающей грозной темноты.
     Кавинант увидел  группу деревенских  жителей, которые  жались к костру.
Сандер, Холлиан и Линден  сидели рядом, подбадривая друг друга. В нескольких
шагах от них стоял непоколебимый Вейн. Харучай двигались  вокруг, упаковывая
припасы, ломая  в  джунглях  ветви  и  сучья  и  бдительно  присматривая  за
окрестностями.
     Однако Кавинанта интересовала только Линден. Она сидела спиной к нему и
не желала  оборачиваться,  хотя  все  люди  Бринна  при виде  его преклонили
колена,  как будто трубили в  безмолвные фанфары.  Забыв о черной  цитадели,
которая возвышалась  за его  спиной, Кавинант  из  последних сил метнулся  к
Линден, словно мечтал упасть у ее ног и обрести покой.
     Увидев  его,  Сандер  прошептал  какие-то слова, и  деревенские  жители
испуганно  вскочили  на ноги. Они смотрели на Кавинанта как на  исчадие Зла,
рука которого сжимала их жизни и смерти. Линден тоже поднялась и повернулась
к  нему. Он  видел, как  она  провела  рукой по испачканному  сажей  лицу  и
прикусила губу от  боли. Но ее глаза  узнали его. Она вздрогнула, как  будто
внезапно проснулась. Не в силах  сдерживать себя, он обнял Линден и  спрятал
лицо в ее волосах.
     Харучай вернулись к своим делам.
     Какое-то  мгновение она  с благодарностью  отвечала на  его объятия. Но
потом  ее  истощенное тело  напряглось,  и  Линден стало тошнить.  Он  хотел
успокоить  ее,  однако слова  не шли из  горла.  Когда  она оттолкнула  его,
Кавинант  обреченно отпустил руки  и  отступил  в сторону. Блуждающий взгляд
Линден  уперся  в старую дыру,  оставшуюся  на  тенниске  после злополучного
ножевого удара.
     - Ты болен.
     Болен? Он не понимал ее.
     - Линден! Что ты хочешь сказать?
     - Ты болен!
     Ее голос  струился изо рта, как кровь. Оглушенная ненавистью или горем,
она отвернулась от  него и  села  на землю. Ладони Линден прильнули к  лицу.
Тело  начало  раскачиваться  взад  и  вперед,  а  приглушенный шепот казался
бесконечным проклятием.
     - Болен, болен, болен.
     Он  вновь  почувствовал себя прокаженным.  Страдания Линден  лишили его
последних сил. Если  бы  Кавинант мог владеть голосом, он  бы закричал: "Что
этот ублюдок сделал с тобой?" Но он пришел за ней слишком поздно, с огромным
грузом ответственности на плечах.  Слабость подогнула непослушные колени, но
крилл поддержал  его  своим теплом.  Стиснув  зубы,  Кавинант  повернулся  к
Сандеру и Холлиан.
     Их, безусловно, смутила реакция Линден.
     -  Юр-Лорд...  -  прошептал  гравелинг  и  замолчал,  печально  покачав
головой.
     Рана на  шее причиняла ему боль, но Сандер  не обращал на нее внимания.
Он  наморщил лоб,  словно попал в глубокую  щель  между  яростью и  страхом,
дружбой и благоговением,  знанием истины  и полным непониманием. Его челюсти
жевали слова, которые он не смел произнести.
     - Юр-Лорд,  - поспешив  ему на помощь,  сказала Холлиан. - Линден Эвери
причинили  жестокую боль. Я  не знаю, как это могло произойти, поскольку при
нашей первой встрече Гиббон на-Морэм сказал  ей, что ему запретили причинять
ей вред. Тем не менее она пережила ужасные муки. -  Эг-бренд развела руками,
как будто просила прощения за Линден.
     Кавинант молча  спрашивал себя,  где Холлиан научилась такому мужеству.
Ей с  детства внушали страх перед Верными и Солнечным Ядом. Но она сохранила
и смелость и силу... Эг-бренд воплощала  в  себе парадокс испуга и доблести.
Она говорила тогда, когда Сандер смел только молчать.
     - Ты вернул нам жизни и спас от кары на-Морэма, - продолжала Холлиан. -
Я даже не представляю, чего тебе это стоило и как можно хранить в себе такую
силу.  Но,  испытав  принуждение  Верных  и их тюремное "гостеприимство",  я
благодарю тебя от чистого сердца и молю  дать мне возможность служить тебе и
твоей цели.
     "Служить? - Кавинант издал безмолвный стон. - Как я могу позволить тебе
это?  Да  если бы  ты только знала, что ожидает меня впереди!" Однако  он не
стал огорчать ее отказом.  Где-то в унылом поединке между целью и убеждением
Кавинант уже принял служение харучаев, хотя их предки клялись ему в верности
на сорок  веков раньше, чем Холлиан.  Слабость сгибала его тело; ночь давила
на плечи всей тяжестью неба.  Но заставив  себя  выпрямиться, Кавинант задал
единственный вопрос, который мог произнести в сиюминутной скудости отваги:
     - Ну а вы-то как?
     Она быстро посмотрела на Сандера, задержав взгляд на его шее. Гравелинг
кивнул, и эг-бренд ответила:
     - Ничего страшного,  юр-Лорд.  Немного голода  и страха.  Мы  знакомы с
такими  вещами. Кроме того, харучаи вернули нам нечто большее,  чем жизни. -
Она жестом указала на троих соплеменников Бринна, которые стояли неподалеку:
     - Знакомься, юр-Лорд. Это Кайл, Стилл и Герн.
     Харучаи поклонились Кавинанту.
     - Когда нас вывели из тюрьмы, я была рада и обретенной свободе.  Но они
обыскали весь  Ревелстоун и вернули мне это... - Она вытащила  из-под одежды
нож и ли - Харучаи нашли и отдали Сандеру его нож и Солнечный Камень.
     Гравелинг кивнул. Кавинанта поразила та новая нежность, с какой Холлиан
говорила  о Сандере.  Через сколько бед им пришлось пройти, поддерживая друг
друга?
     -  Как же  так  случилось, что  Страна  забыла  о харучаях?  - спросила
эг-бренд.
     - Вы  ничего не  знали о нас, а  мы о вас, -  ответил тот, кого назвали
Герном. - Об отнятых талисманах нам рассказала Мемла на-Морэм-ин.
     "Мемла!"   -  В   памяти   Кавинанта   прояснился  еще  один   фрагмент
предсказания.
     - Бринн!
     Ночь пробиралась  в  усталый мозг.  Сандер  и  Холлиан  превратились  в
размытые фигуры.
     - Бринн, найди эту Всадницу. Скажи ей, что нам нужна ее помощь.
     -  Ее?  - откуда-то издалека донесся голос  харучая. - Чья  помощь  нам
нужна, юр-Лорд?
     Какое-то  время Кавинант  не понимал  вопроса.  Внезапно  он понял, что
теряет сознание.  Тьма наползала на него  со всех сторон, вызывая  тошноту и
головокружение. Ему хотелось рухнуть на землю, но  он с проклятием отмел это
желание и открыл слипающиеся глаза.
     - Найди Мемлу, - хрипло прошептал Кавинант. - Скажи  ей, что  нам нужны
Рысаки.
     - Да, юр-Лорд.
     Бринн  остался рядом с  ним,  а двое или трое харучаев тут же отошли от
огня и побежали к дозорной башне. Кто-то вложил в руки Кавинанта полную чашу
метеглина. Он выпил ее, пытаясь  удержать в уме остатки  ясности. Его взгляд
перешел на Вейна.
     Юр-вайл стоял, слегка  согнув руки, в любую  секунду  готовый совершить
действие,  которое никто не  мог  предвидеть.  Его  черные глаза смотрели  в
никуда;  улыбка исчезла с черных губ. На правом запястье и на  левой лодыжке
виднелись два  обода от Посоха Закона.  Ожоги, полученные им две ночи назад,
почти уже зажили.
     Как человек, охваченный принуждением... Но чьим принуждением? Что, если
Вейном управляли  Верные? Кавинант не знал, как далеко распространилась ложь
на-Морэма. Возможно, юр-вайлы тоже состояли теперь на службе у Верных. Каким
образом  он  пробудил Линден  Эвери?  Зачем? Кавинанту  хотелось  с  яростью
наброситься на него.  Но  он и  сам  убивал -  без  сожаления и контроля над
силой. Потеряв  свою  праведность,  он  не  мог  разгадать намерений  Вейна.
Слишком  много крови было на его руках, и слишком мало ее осталось в  венах.
Он  слабел. Свет  костра сжимался вокруг  него. Кавинант боялся,  что ему не
хватит времени...
     Ему  хотелось  сказать: "Послушайте!  Вот  что мы будем  делать!.."  Но
пересохшее горло не издавало  ни звука. Его  рука уцепилась за плечо Бринна.
"Помоги мне. Я должен сохранить сознание. Хотя бы ненадолго".
     - Кавинант...
     Голос  Линден вернул ему частичку ясности. Каким-то  образом ей удалось
отстраниться  от внутреннего  надлома. Склонившись над  ним, она  пристально
осматривала его.
     - Мне кажется, я увидела...
     Линден  сердито  покосилась на  заросший  подбородок  Кавинанта, словно
борода мешала ей  вспомнить в нем того человека, которого она  знала раньше.
Потом ее  взгляд перешел на  его  запястья  с припухшими красными шрамами от
порезов. Сделав резкий выдох сквозь  зубы, она схватила его руки и повернула
запястья к свету.
     - Я так и думала! Ты потерял много крови. Очень много крови.
     В тот же миг в ней пробудилась  доктор Эвери. Линден проверила рефлексы
зрачков, осмотрела белки его глаз и пощупала пульс.
     - Черт! Тебе не помешало бы переливание крови! - Внезапно она заметила,
что  шрамы  были  абсолютно  свежими. - Что они с тобой делали?  - с  ужасом
спросила она, посмотрев ему в лицо.
     Однако ее вопрос оказался  несвоевременным. Предсказание рвалось из его
груди. Кавинант боялся, что ему не хватит сил на два ответа.
     Очевидно,  Линден  не  правильно  истолковала  его  молчание.  Ее  лицо
исказила гримаса отвращения.
     - Неужели ты...
     Ее подозрение вывело Кавинанта из паралича усталости.
     - Нет.  Все было не  так. Они  порезали мне  вены. Но  не  волнуйся.  Я
выживу.., хотя бы им назло.
     Линден  облегченно  вздохнула. Однако она не  сводила глаз с его лица и
искала нужные слова, в то время как всплеск эмоций зажимал ей горло. Наконец
она хрипло сказала:
     -  Я слышала твой крик - в тот раз, когда мы едва не  обрели свободу. -
Ее взгляд помутился, и по щеке  побежала слеза. - Знал  бы ты, как  я ждала,
что ты снова подашь голос.
     Жуткий образ на-Морэма заставил ее выбежать из коридоров памяти.
     - Скажи... - прошептала она, стараясь казаться строгой. - Расскажи мне,
что с тобой случилось. Он покачал головой.
     - Со мной все нормально. - А что он ей еще мог  сказать? - Гиббон хотел
взять мою кровь. Он не оставил мне выбора, и я не мог ему отказать.
     Кавинанту не терпелось поведать друзьям о том, что  он узнал из ритуала
предсказания. Ему не хотелось тратить силы на лишние слова.
     Бринн тут же пришел на помощь, лаконично объяснив состояние Кавинанта:
     - Жизнь юр-Лорда стала платой за предсказание. Но он исцелил себя дикой
магией.
     Глаза Линден  потемнели. Ее  губы  несколько  раз  прошептали  зловещий
вопрос:
     - Он исцелил себя?
     Взглянув  на  старый  шрам,  который  просматривался  через дыру в  его
тенниске, она лишилась отваги, поднявшей ее над бедами и болью.
     - Значит, я тебе больше не нужна?
     Линден  съежилась  и, стыдясь  своих  слез, зашагала к  стене дремавших
джунглей. Ночь превратила эту гордую и сильную  женщину в беспомощное жалкое
существо.  Холлиан  бросилась  к  ней, и  Линден, как  ребенок, прижалась  к
эг-бренд, обвив  руками ее шею. Но Кавинант  по-прежнему молчал. Между ним и
бездной тьмы  осталась  только ярость.  Он не мог шевельнуть  даже  пальцем,
иначе просто бы упал. "Что же он сделал с тобой, этот ублюдок?"
     - Юр-Лорд,  - тихо шепнул ему Бринн,  - мы  не  можем медлить. На-Морэм
жив, и Верные вскоре нападут на нас.
     - Я знаю. -  Сердце  Кавинанта безмолвно выкрикивало имя Линден. Теплые
струйки упрека потекли из глаз,  однако голос не выдал и тени сомнений. - Мы
скоро уйдем. Вот только дождемся Мемлу и уйдем.
     Он  знал, что Мемла придет. Встав на его защиту, она тем самым навлекла
на себя гнев  на-Морэма.  Кавинант застонал. Все, кто помогали ему, попадали
потом в большую беду. Лорд Фоул сделал его средоточием неприятностей.
     - Не мог бы ты сказать, куда лежит наш путь? - спросил его Бринн.
     Кавинант не колебался. Мертвые друзья дали  ему не только надежду, но и
конкретную цель.
     - Мы пойдем искать Первое Дерево. Я должен сделать новый Посох Закона!
     Те, кто услышал его, внезапно замолчали. Холлиан  от удивления  открыла
рот. Скорее всего,  она ничего не знала о  Посохе Закона. Сандер нахмурился,
словно  хотел  что-то  сказать, но  не  посмел  вступить в разг  Группа
деревенских жителей  притихла,  испуганно посматривая  на Обладателя  белого
золота. Вейн стоял, не проявляя никакого интереса к происходящим вокруг него
событиям. Однако глаза харучаев засияли.
     -  Старые барды  рассказывали, что  во  времена Кевина у древних Лордов
была легенда о Первом Дереве, - торжественно и значимо произнес Бринн.  - Из
его ветви Берек Полурукий сделал  Посох Закона. Юр-Лорд  Кавинант, ты взялся
за  смелое дело. Мы поможем тебе исполнить его. Но как ты найдешь это Первое
Дерево? Мы ничего не знаем о нем.
     "Ничего не  знаем,  - повторил про  себя  Кавинант.  - Но зато о многом
догадываемся".  На  юге Страны  лежала безжизненная Серая Пустыня. На севере
долгая  зима превращала  горы в непроходимую  преграду. На западе,  где жили
харучаи,  люди ничего  не знали  о Первом Дереве.  А если бы Берек в поисках
Дерева шел  на  запад,  то наверняка повстречался  бы  с народом  Бринна.  С
усилием Кавинант ответил:
     - У меня  тоже нет конкретного  знания о Первом Дереве. Но мы пойдем на
восток - к далекому морю. "Туда, откуда пришли Великаны".
     - Прежде всего нам надо скрыться от Верных. Что будет потом, я не знаю.
Бринн кивнул:
     - Это  хороший план. Харучаи тоже пойдут на восток. Стилл,  Кир,  Герн,
Хигром и я будем защищать тебя и твоих спутников. Двадцать харучаев вернутся
к нашему  народу  и расскажут о  том, что происходит в Стране.  - Его  голос
зазвенел  от  гнева.  -  Пусть  наши  братья  услышат о  подлости  Верных  и
подготовят  достойный ответ! Остальные харучаи отведут деревенских жителей к
их домам - если только такая помощь им необходима.
     Девять  освобожденных пленников  тут же выразили  свое  желание принять
предложение Бринна.
     - Старые барды сохранили истории о Великанах - об их верности и задоре,
об их печальной гибели, - продолжал харучаи. - Мы готовы отправиться с тобой
на их родину - к огромному морю, на берегу которого они жили.
     "Давай  же! - подбадривал  себя Кавинант. - Из-за  тебя их племя  сорок
веков находилось  в плену  зависимости и  долга.  Если ты  намерен  отказать
харучаям, то сделай это сейчас. Время пришло!"
     Однако он не мог. Он даже не мог стоять без помощи Бринна.
     "Разве мало того, что я разрушил Посох? - со стоном подумал Кавинант. -
Разве не достаточно того, что из-за меня над Страной властвует Солнечный Яд?
Неужели мне придется сделать  еще и это?"  Но он нуждался в харучаях.  Он не
мог им отказать.
     Ночь закружилась кувырком, и Кавинант устало закрыл глаза. Почувствовав
легкое  прикосновение к груди,  он  поднял голову и  увидел Сандера, который
стоял перед ним. Гравелинг отбросил прядь волос и приоткрыл израненную  шею,
словно клялся своим  кровавым рубцом. Свет костра  отражался  в его зрачках,
делая их похожими на раскаленные угольки.
     -  Кавинант!  - сурово произнес  Сандер,  используя имя,  а  не  титул.
Возможно,  он  хотел  продраться  через  благоговение  и  авторитет  к  тому
человеку, который  однажды  поразил его  своей  любовью  к Стране. - Я долго
путешествовал с тобой и  намерен идти  дальше. Но меня тревожит один вопрос.
Эг-бренд  предсказала  чумное солнце  - и это  лишь  после двух дней  дождя.
Освобождая  нас,  ты  повредил силу  Верных.  И теперь цикл  Солнечного  Яда
ускоряется! Возможно, ты  нанес им такой вред, что Верным больше  никогда не
удастся усмирить злое солнце!  Что, если твои действия  поставили  Страну на
грань гибели?
     В  вопросе  Сандера звучали  боль  и  настоятельность.  Но  Кавинант на
какое-то время потерял  силу  духа  и не мог  ему ничего ответить.  Сомнения
гравелинга  задевали его самолюбие, однако вены были пустыми, и мышцы больше
не хотели поддерживать торс. Даже теплота крилла перестала согревать живот.
     Тем не менее Сандер заслуживал  ответа. Он пожертвовал всем ради Страны
и человека,  который  заявил,  что  собирается спасти ее. Нащупывая  в  куче
бренности первый ответ, Кавинант прошептал:
     - На-Морэм находится под властью Опустошителя. Он стал чудовищем, как и
Марид.
     Однако его слова не успокоили Сандера.
     - То же самое сказала нам и Линден Эвери.  Но Верные усмиряли Солнечный
Яд. Они старались на благо Страны! А теперь их контроль ослаб!
     - Нет! -  Где-то внутри себя Кавинант обнаружил зернышко силы. - Верные
не усмиряли Солнечный Яд. Они  использовали  его во вред Стране и питали это
Зло вашей кровью. Вот уже века, как они служат Лорду Фоулу.
     Сандер смотрел на него,  открыв  рот. Недоверие  превратило  его лицо в
кривую, некрасивую маску. Слова Кавинанта ниспровергали с пьедестала все, во
что он верил.
     - Кавинант! Это уж слишком!  - Отчаяние исказило его  голос до хриплого
шипения. Ладони сами собой  сложились  в  молитвенном  жесте.  - Откуда  мне
знать, что ты не обманываешь меня?
     -  Потому  что  я  всегда говорил тебе только  правду! -  Сила иссякла,
оставив Кавинанта  задыхаться  от смертельной  усталости.  - Я  заплатил  за
предсказание собственной кровью. И я  здесь  для того, чтобы спасти  Страну.
Мои  глаза видели,  какой  прекрасной и чистой  она была  четыре тысячи  лет
назад! А  то,  чему  вас  учат Верные,  - ложь,  придуманная для того, чтобы
оправдать пролитие крови.
     Кавинант   поморщился,    недовольный   произнесенными    словами.   Он
отождествлял себя с истиной и тем самым  принимал ответственность за нее. Ни
один человек  не мог сдержать такого обещания. Хайл Трои попытался и в конце
концов отдал душу Лесному старцу.
     -  Тогда... - Сандер все  еще пытался  собрать осколки  разбитой  веры.
Гримаса ужаса  на его лице постепенно превращалась в яростный оскал. - Тогда
почему ты  не сражался  до конца? Почему не уничтожил Верных и не покончил с
их Злом?
     Ноги Кавинант подкосились, и он упал в объятия Бринна.
     - Потому что я  слишком слаб.  - Он едва расслышал свой голос. - Потому
что я уже убил...
     Спазм горя сжал его горло. "Двадцать одного человека!"
     - Хотя  клялся,  что  никого не  буду  больше  убивать.  - Взглянув  на
Сандера, он еще раз попытался выразить основу своей веры:
     - Я не хочу сражаться с ними, пока не перестану их ненавидеть.
     Гравелинг кивнул и отступил назад. Треск костра заполнил всю вселенную.
Выходя  из  пике головокружения,  Кавинант на  мгновение  увидел  в  Сандере
Нассиса - старика с рассудительными молодыми глазами.
     Вокруг них суетились люди. Отряд харучаев готовился к долгому  переходу
через  Западные Горы. Отважные  воины прощались с ним;  но  он  лишь кивал в
ответ, не в силах вымолвить ни слова. Они  ушли к подножию холмов, а он даже
не посмотрел им вслед. Его сознание повисло над черной бездной беспамятства.
В какой-то миг взгляд скользнул по языкам огня, и Кавинант почувствовал, что
Бринн помогает  ему  повернуться. Царапая  веки о песок усталости, он широко
открыл глаза и увидел Мемлу.
     Она  стояла перед ним, как  грозное изваяние из камня. Ее риза исчезла.
На  мантии  виднелись  опаленные  места,  а  на  щеке -  волдыри  от ожогов.
Поседевшие волосы в беспорядке разметались по плечам.  Она сердито взглянула
на Кавинанта и приподняла рукх.
     За ее спиной скалили пасти пять огромных Рысаков.
     - Мемла  на-Морэм-ин, -  с поклоном  приветствовал ее  Бринн. - Юр-Лорд
ожидал тебя.
     Она  холодно кивнула харучаю и вновь  посмотрела  в глаза Кавинанта. Ее
резкий голос дрожал от нескрываемого гнева:
     - Я не могу жить во лжи, Полурукий. И я пойду с тобой.
     У  Кавинанта не осталось  слов. Он молча  коснулся  правой рукой  своей
груди, а затем протянул ей ладонь.
     - Я привела Рысаков, - продолжала  она. - Их не охраняли. Но, когда  мы
выходили  из Замка,  нам  попытались помешать.  Мне  удалось вывести  только
пятерых животных. Видел бы ты, сколько на меня набросилось на-Морэмов-кро!
     Животные были нагружены провиантом.
     - Это Дин, Клэнг, Клэнгор, Аной и Клэш.  Кавинант  кивнул.  Его  голова
упала  на  грудь, как у дряхлого  старика.  Поймав  его  взгляд,  Мемла тихо
сказала:
     - Однако  нам надо  прояснить один вопрос. Мой рукх окажет нам помощь в
путешествии по Стране. Верные  не могут  помешать мне  использовать Ядовитый
Огонь.  Но и я в свою очередь не могу помешать им следить за нами через  мой
железный рукх. Вот так-то, Полурукий. - Ее тон напоминал мольбу. - Что бы ты
ни решил по этому  поводу, я не расстанусь с той единственной силой, которой
обладаю. Подумай, прежде чем брать меня с собой.
     Честность и отвага Мемлы требовали ответа.  От усилия у Кавинанта вновь
закружилась голова, но он произнес:
     - Оставь его себе. Я иду на риск.
     На ее лице появилась благодарная улыбка.
     - Когда мы  впервые встретились, -  сказала она, - твое  недоверие было
оправданным, хотя  тогда  я не знала  этого.  По теперь ты можешь во  мне не
сомневаться. - Внезапно в ее голосе снова появились грубые нотки. - Нам надо
убираться   отсюда.  Гиббон  собирает  Верных  к  Ядовитому  Огню.  Если  мы
промедлим, они нашлют на нас Мрак.
     "Мрак!" Кавинант почувствовал порыв отчаяния. Страх оборвал тонкую нить
сознания, и он, как камень, полетел в темноту.
     Падая  в  бездну беспамятства, он  услышал  вопль,  который исходил  из
Ревелстоуна. Этот  крик,  похожий на  плач  великого  Замка, сулил потерю  и
смерть. А может быть, он шел из сердца Кавинанта?

     Мрак
     Где-то  посреди  ночи Кавинант пришел в  себя. Он  покачивался на спине
Рысака, и чьи-то руки обвивали его грудь, поддерживая в сидячем положении, -
смуглые руки харучая.
     - Разве ты не целительница? - послышался чей-то напряженный шепот. - Ты
должна помочь ему.
     - Нет.
     Ответ Линден прозвучал тихо и исчерпывающе. Она тяжело застонала.
     Луч  рукха слепил  глаза.  Отвернувшись,  Кавинант  снова погрузился во
мрак.
     Когда он очнулся  во  второй раз, его  взору предстал  серый рассвет  в
прорехах зеленого  свода  джунглей. Над  головой мелькали осколки  неба.  Он
сидел на спине Дина между Мемлой и Бринном, который поддерживал его. Следом,
по борозде, проложенной рукхом Мемлы, бежали остальные животные.
     Кавинант постепенно  приходил  в  себя.  Их  путь  пролегал  под  сенью
огромных рододендронов, и растительность не буйствовала здесь так яро, как в
других местах. Мемла решила немного передохнуть.
     - Не сходите с Рысаков! - крикнула она, обернувшись. -  Они защитят вас
от Солнечного Яда.
     Где-то за спиной Кавинанта послышалось бормотание Линден:
     - Значит, это правда...
     Однако  Хигром, вопреки приказу Всадницы, спрыгнул на землю  и принялся
сгружать с Рысака припасы, которые подавал ему
     - Харучаям не нужна защита - сказал Бринн.
     "Неужели они невосприимчивы к Солнечному Яду? - подумал Кавинант. - Да,
похоже, что так. Иначе как бы столько харучаев добралось до Ревелстоуна?"
     Солнце  вставало  над  землей,  пронзая  зеленый  полог   листвы  злыми
малиновыми  лучами.  И  вновь эг-бренд верно предсказала очередную  ипостась
Солнечного Яда.
     Когда первые лучи  солнца  осветили  седоков, Мемла  приказала  Рысакам
опуститься на колени. Отряд спешился.
     С помощью Бринна Кавинант сполз на землю и попробовал встать прямо. Ему
это удалось. Он был бледен и слаб, как ребенок, но его ноги уверенно держали
вес тела.
     Утвердившись в вертикальном положении, Кавинант  в тревоге посмотрел на
запад вслед  уходящей ночи,  ища  глазами хоть  какие-нибудь признаки  Мрака
на-Морэма.
     Но горизонт выглядел чистым.
     Рядом  спускались  на  землю  Сандер,  Стилл,  Холлиан  и  Герн.  Кайл,
приставленный к  Линден, помогал своей  подопечной сползти  с  Рысака.  Едва
держась на ногах, Кавинант обернулся к ней, но она отвела взгляд, закрывшись
в своем одиночестве, как устрица в раковине. Она будто стыдилась того, что с
ней произошло.
     Кавинант  оставил  Линден наедине с  самой  собой.  Он чувствовал  себя
слишком слабым и не знал, что делать в такой ситуации.
     Пока  харучаи раскладывали еду - сушеное мясо, хлеб, фрукты и метеглин,
-  Мемла  достала  из дорожного мешка  большой  кожаный  мех  с соком вауры,
которым  Кавинант  с  друзьями однажды  спасались от  насекомых  под  чумным
солнцем. Она тщательно намазала едким  снадобьем каждого члена их маленького
отряда, лишив  своей заботы только Вейна. Заметив это, Кавинант кивнул. Быть
может, пламя рукха и могло повредить юр-вайлу, но только не Солнечный Яд.
     Он ел медленно и  с охотой, понемногу насыщая ослабевшее  тело. Все это
время его  терзало мрачное предчувствие беды, и  он то и  дело поглядывал на
запад. Кавинант  своими  глазами видел  подкаменье Дюринга и  знал,  на  что
способен  Мрак. Сделав над собой усилие, он поинтересовался у Мемлы, сколько
времени  необходимо,  чтобы  Мрак  успел собраться и подготовиться  к  своей
зловещей "работе".
     Всаднице тоже было не по себе.
     - Всегда по-разному, - пробормотала она. - Все зависит от его  размеров
и  расстояния,  которое  ему  придется  преодолеть.  -  Ее  взгляд  хлестнул
Кавинанта  по лицу, оставив на  щеке почти осязаемый след тревоги.  - Я знаю
обо всем, что они делают. Вот, - сказала она и потрясла своим рукхом. - Этот
Мрак будет огромным.
     "Огромным...  -  подумал  Кавинант.  - А я еще  так  слаб".  Он стиснул
покрепче крилл и попытался успокоиться.
     Подкрепившись  и отдохнув, путешественники вновь сели на Рысаков. Мемла
опять  призвала  на  помощь  Ядовитый Огонь,  и тот  пропахал  им путеводную
борозду.  Отряд  двигался цепочкой: впереди  Всадница, Кавинант  и  Бринн на
Дине, за ними Хигром и Кир на Аное, Кайл и Линден на Клэнге,  Сандер и Стилл
на  Клэше, Герн  и  Холлиан на  Клэнгоре. Кавалькаду по  своему  обыкновению
замыкал пеший Вейн.
     Кавинанта то и дело одолевала дремота. Он так измучился, что не мог все
время пребывать  в  бодрствующем  состоянии. Всякий раз, когда  отряд  делал
привал, он покорно съедал и выпивал то, что ему предлагали, понимая, как это
необходимо  для  восстановления  сил.  Однако, оказываясь на  широкой  спине
Рысака,  он опять впадал  в забытье, чему  немало способствовала неспешная и
слегка тряская трусца огромного животного.
     Первым, что  он видел, время от времени пробуждаясь, была  прямая спина
Мемлы. Похоже, Всадницей  владело единственное желание: двигаться, двигаться
и  двигаться вперед, не  тратя  времени на всякие там привалы. Она прекрасно
знала, что  такое Мрак.  Но к вечеру  и Мемла  выбилась  из  сил. Под кроной
огромного золотая отряд расположился на ночлег.
     Здесь было настоящее  царство насекомых.  Пока Мемла  разводила костер,
они жужжали, звенели, носились в воздухе  и  грызли  сочную  листву.  Однако
путников  надежно защищала ваура. Постепенно, по мере того  как  под зеленые
своды  просачивались  сумерки и  сила  Солнечного  Яда  иссякала,  насекомые
куда-то исчезали. Наконец их басовитое жужжание затихло. Мемла устало сидела
у костра, отпустив Рысаков пастись и предоставив харучаям заботы об отряде.
     Сандер и Холлиан  тоже  казались усталыми, словно  не  спали  несколько
дней.  Но они  были физически крепкими людьми, и  запас их выносливости, как
видно,  еще не подошел  к  концу. Кроме того,  они  все еще  находились  под
впечатлением своего чудесного  спасения,  и никакие  мрачные предчувствия не
омрачали  их оживления. Совместные испытания сблизили гравелинга и эг-бренд.
Сандер тянулся  к Холлиан, словно  та наполняла  спокойствием его измученную
душу   и  утоляла   боль   внутренних   конфликтов.  Ее   чистая  юность   и
непосредственность,   как   чудодейственный  бальзам,  исцеляли  гравелинга,
который  во имя долга убил  жену и сына,  а затем ради Кавинанта предал свой
народ. Холлиан,  в свою  очередь, брала от Сандера  мужество, находчивость и
неукротимую  настойчивость   в  достижении  цели.  Глядя  на  них,  Кавинант
облегченно  вздыхал. Эти люди  так много потеряли  и, как все  обездоленные,
искали - и находили - друг у друга понимание и поддержку. К сожалению, он не
мог дать им чего-то большего.
     На  фоне  их   единения   Линден  выглядела   одинокой  и   потерянной.
Опустошитель  что-то  сделал  с  ней,  и  Кавинант,  раздираемый  привычными
противоречиями,  боялся спросить ее об этом. Хотя он  боялся  еще и того,  к
чему могло привести подобное незнание.
     Покончив  с  едой,  он  вдруг  понял, что больше  не может пребывать  в
неведении. Тяжело вздохнув, Кавинант  посмотрел на своих товарищей.  Рядом с
ним сидела дремлющая Мемла. С другой стороны расположились Сандер и Холлиан.
Четверо харучаев  несли  д  Бринн  и  Кайл  время  от времени  обходили
маленький лагерь, бдительно всматриваясь в темноту. Неподалеку,  на  границе
света и  тьмы,  неподвижно стоял  Вейн, словно воплощение  всех злобных тайн
мира. Линден сидела  напротив,  съежившись, обхватив руками  колени и вперив
застывший взгляд в пламя костра.
     При виде ее маленькой жалкой фигурки у Кавинанта дрогнуло сердце. Он не
знал, что с ней  происходило, и хотел выяснить, чем она так ужасно напугана.
Это требовалось узнать во что бы то ни стало, но Кавинант не находил повода,
чтобы  вызвать  ее на  разг  Он боялся  ненароком задеть  рану, которая
скрывалась  в ее душе. Наконец, собравшись с духом, Кавинант откашлялся и..,
принялся рассказывать свою историю.
     Он  ничего не утаил.  Он рассказал ей все: как встретился в Анделейне с
Мертвыми,  как  попал  в  настволье Каменной  Мощи, а  потом оказался  среди
вейнхимов и бросился вдогонку за ней через Центральную Равнину. Он поведал о
жестокости Вейна и  о  том, как  Мемле  удалось разоблачить Верных. Кавинант
описал ритуал предсказания и то, что он извлек из него. Рассказывая о  своих
видениях, Кавинант  жестикулировал, дергал себя за  бороду, сжимал  кулаки и
нервно  потирал пальцем  обручальное кольцо. А спутники слушали его,  открыв
рты от изумления.
     Теперь он  понимал,  почему Опустошитель  позволил  ему постичь историю
Страны.  Лорд  Фоул хотел,  чтобы  Кавинант  ужаснулся своим поступкам и  их
последствиям, чтобы  он не  смог  выбраться  из  уз своей  вины. Презирающий
пытался  взвалить  на   его  плечи  непосильное  бремя  ответственности   за
разрушенный Посох Закона, за Солнечный Яд и гибель каждого, кто был принесен
в  жертву  Верными.  Ему хотелось,  чтобы  Кавинант,  проклиная  собственную
беспомощность и изнывая от презрения к  себе,  по доброй воле отдал заветное
кольцо. У тебя  не осталось  выбора. И подтверждением этих  слов служил  яд,
струящийся  в  жилах  Кавинанта.  Он давал  ему  силу,  которую тот  не  мог
контролировать, - силу убивать людей.
     Он усугублял ощущение вины и тем самым становился не только проклятием,
но и карой.
     Исповедуясь,  Кавинант  все  ждал,  что   Линден  взглянет  на  него  и
попытается   понять.  Напрасно.  Линден   сидела,  строго  поджав  губы,   и
по-прежнему смотрела  на  огонь. Тогда Кавинант  сказал, что после  беседы с
Мертвыми  решил найти Первое  Дерево  и  сделать  новый Посох Закона,  чтобы
противостоять Лорду Фоулу  и  бороться с Солнечным Ядом. Но и это откровение
не возымело действия. Линден молчала. Красноречие Кавинанта  иссякло,  и  он
тоже умолк.
     Молчали все.  Вопросов никто не  задавал.  Казалось, что  каждый боялся
усугубить боль, которую испытывал Кавинант. Наконец  тишину  нарушил Са
Он стал рассказывать  о  том, что случилось с  ним, Холлиан  и  Линден после
того, как Кавинант ушел в Анделейн.
     Он говорил о  Сантонине  и  Каменной Мощи,  о  том,  как их  с  Холлиан
старались принудить  совершить предательство по отношению к Кавинанту, а они
пытались убедить  Гиббона в том, что их спутник  пропал без вести или погиб.
Больше рассказывать было не о чем.  Он не  находил ничего особенного в  том,
что  сидел  в своей камере без еды и надежды. Сандер взглянул на Холлиан, но
та покачала головой - она ничего не могла добавить к  его рассказу. Оба  они
услышали  голос Кавинанта, когда тот случайно очутился в подземной тюрьме, -
вот, пожалуй, и все.
     Кавинант ожидал, что теперь заговорит и Линден. Только ее часть истории
осталась  нерассказанной.  Но  он  опять  ошибся.  Она  все так  же  сидела,
уткнувшись лицом  в колени и  съежившись, будто пряталась от хлестких ударов
памяти.
     - Линден!
     Как он мог оставить ее в таком состоянии? Кроме  того,  ему нужна  была
правда.
     - Теперь  ты знаешь, как чувствовал  себя Кевин.  Кевин-Расточитель был
последним из  рода Берека. Линден  говорила: "Я  не верю в Зло!" Кевин  тоже
пытался  не верить в него. Но, не  распознав истинной сущности Презирающего,
он  предал  Страну и  тем самым поставил Лорда Фоула  на путь победы. В ходе
Ритуала Осквернения он  вызвал  Презирающего, надеясь погубить  его,  однако
потерпел поражение, опустошил любимую Страну и, потеряв Посох Закона, впал в
отчаяние. Кавинант с волнением и тревогой рассказал об этом Линден.
     - Неужели  ты  не  понимаешь? - умоляюще воскликнул он. -  Нельзя  жить
отчаянием. Презирающему только этого и  нужно. Что бы с тобой  ни случилось,
нельзя терять надежды!
     "Слушай меня, Линден! Слушай!"
     А она смотрел на огонь  и даже виду не  подавала, что слышала его. Если
бы  не печаль, таящаяся в глубине ее глаз, Кавинант мог бы подумать, что она
по-прежнему находится под чарами Гиббона.
     Сандер  сердито переводил взгляд с Линден на  Кавинанта,  словно не мог
выбрать, чью сторону  ему принять.  В темных  глазах Холлиан блестели слезы.
Бринн и Кайл  стояли  неподвижно  рядом  с Вейном и  казались его подобиями.
Никто из них не мог помочь Кавинанту.
     Тогда он решил действовать по-иному:
     - Посмотри на Вейна! "Линден! Очнись!"
     - Скажи мне, что ты видишь. Она не отвечала.
     -  Я не знаю, можно  ли ему доверять. У  меня нет твоего  зрения. Скажи
мне, что он собой представляет.
     Линден  не  двигалась. Однако ее  плечи  напряглись  в апогее  жестокой
внутренней битвы.
     - А  тот  старик...  - Голос  Кавинанта дрожал  от нетерпения. -  Около
"Небесной  фермы", помнишь?  Ты  спасла ему  жизнь, и он сказал тебе:  "Будь
честной!"
     Линден вздрогнула и,  резко  подняв  голову,  взглянула  на него. В  ее
горящих  глазах отражалась  невысказанная мука  души. Она  вскочила на ноги,
будто подброшенная пружиной.
     - Ты! - гневно закричала  она. - Ты все толкуешь об осквернении. А ведь
это твоя работа. Почему ты продал себя  за Джоан? Зачем ты втянул нас в свои
сражения? Разве это не осквернение?
     - Линден!
     Кавинант  отшатнулся.  Он хотел,  но  не мог подойти к ней.  Между ними
полыхал костер ее ярости.
     - Конечно, ты не понимаешь. Ты не можешь видеть. Не можешь знать!
     Она схватила себя за горло, точно ей не хватало воздуха.
     -  Ты  думаешь,  что  сделаешь  благое  дело,  если отправишься  на эти
дурацкие поиски Первого Дерева? Гнев помутил ее рассудок.
     - Но ты же ничего не знаешь! Куда ты пойдешь? Кавинант  еще  раз назвал
ее по имени.  Сандер и Холлиан поднялись на ноги. Мемла  приподняла  рукх, а
Кайл   подошел  поближе.  Казалось,  Всадница  и  харучай  ощутили  какую-то
опасность, носившуюся в воздухе.
     - Что он с тобой сделал?
     "Что этот ублюдок сделал с тобой?"
     - Он сказал, что тебя можно не брать в расчет! Она швыряла  слова ему в
лицо, словно он был причиной всех постигших ее бед.
     - Им нужно только твое кольцо. Остальное они  решили получить  от меня.
Он сказал: "Ты избрана  для особого осквернения. Ты  будешь главенствовать в
Стране, как главенствует железо, превращая Землю в руины".
     Ее голос стал тоньше.
     - Потому что я могу  видеть.  Вот какое они придумали для меня будущее.
Потому что я  вижу, чувствую и слышу. А  ты  заставляешь меня делать то, что
они хотят!
     Линден внезапно  сникла и закрыла лицо руками,  будто  хотела  прогнать
страшное  видение.  Ее тело напряглось,  как в конвульсии; из груди вырвался
стон. Потом она пошатнулась и отрешенно прошептала:
     - Он прикоснулся ко мне. "Прикоснулся?!"
     - Кавинант...  - Она опустила руки. Ее лицо  исказила гримаса страха. -
Ты должен забрать меня отсюда. Вернуть туда, где я жила. Где моя жизнь имела
хоть какой-то смысл. Поспеши, пока они не заставили меня убить тебя.
     - Хорошо,  -  сказал он, потому  что она ждала ответа.  - Это еще  одна
причина, по которой я хочу найти Первое Дерево.
     Кавинант почувствовал  себя  калекой. Тебя  можно не брать в расчет. Он
так надеялся, что грязные помыслы Фоула не коснутся Линден. И вот теперь эти
надежды рассыпались, как карточный домик.
     - С помощью Посоха древние Лорды вызвали меня сюда. "Одним махом у меня
отняли все".
     - Посох - единственный предмет силы, которая может вернуть нас домой.
     "Они  отняли  все,  кроме  крилла  и  упорства".  Избрана  для  особого
осквернения...  Ад  и  кровь!  Кавинанту  хотелось  закрыть  лицо  руками  и
заплакать. Но Линден  с  отчаянной надеждой смотрела  ему в  глаза,  пытаясь
поверить его словам. Сандер и  Холлиан инстинктивно прижались друг к  другу,
охваченные необъятным  страхом. Суровое лицо Мемлы выражало  сочувствие:  уж
она-то знала, каково это,  когда тебя не  берут  в расчет.  И только харучай
оставались спокойными и бесстрастными - харучай и Вейн.
     - Твое кольцо.. - промолвила Линден и замолчала.
     - Оно мне неподвластно, - тихо ответил Кавинант.
     Мемла  вздрогнула,  словно он  сказал  что-то ужасное.  Но  Кавинант не
обратил на это внимания. В  глазах  у  него стояли слезы. Он  вытянул вперед
руки и,  не  смущаясь присутствием  своих  спутников, привычно и внимательно
осмотрел себя с ног до головы.
     О, ты все еще упрям.
     "Да. По воле Бога я упрям".
     Бринн  услужливо  подал  Кавинанту мех  с  метеглином.  Тот взял его и,
запрокинув голову,  опустошил  до  дна.  Потом  он  ушел  за  ствол золотая,
закутался в ночь, как в одеяло, и закрыл глаза.

     Бринн  поднял  его  на  рассвете и велел  обуться. Харучай уже  знал  о
чудесных  свойствах  обуви из  мира  Кавинанта. Остальные члены отряда  тоже
проснулись. Мемла,  Сандер  и  Холлиан  стояли  на  обломке  скалы, готовясь
встретить  восход  чумного  солнца.  Харучаи готовили  пищу.  Линден  стояла
неподалеку и смотрела на небо, откуда вот-вот должны  были сверкнуть  первые
алые  лучи.  Ее  лицо  омрачала  печаль.  Заметив  Кавинанта,  она  поначалу
оживилась, но тут же нахмурилась, вспомнив их давешний конфликт.
     Впрочем,  Кавинанта это  не  смутило.  Он  чувствовал  себя значительно
бодрее. Но вместе с  ощущением  бодрости пришел и  страх, когда он подумал о
Мраке на-Морэма.
     Мемла,  похоже,  всю ночь не забывала об  этой  опасности. Ее усталое и
враз  постаревшее  лицо  покрывали  морщины  недоброго  предчувствия.  Руки,
сжимающие  рукх,  дрожали.  Отвечая на вопросительный взгляд Кавинанта,  она
прошептала:
     - Уже скоро. Он поднимает Мрак, но тот еще не готов. Он поднимает Мрак,
который погубит наши души.
     Она посмотрела на Кавинанта,  будто  искала поддержки, но, не найдя ее,
отвела взгляд и принялась покрикивать на спутников и торопить их.
     Вскоре  отряд  тронулся  в  путь,  придерживаясь  борозды,  пропаханной
Ядовитым Огнем. Страх Мемлы передался ее попутчикам, и всем было не по себе.
Люди  ехали  молча. Им казалось, что Мрак уже  навис над ними,  как карающий
меч.
     Глядя на непроходимую чащу, Кавинант все более укреплялся в  мысли, что
беда  неминуема.  В  воздухе, как предвестники  несчастья,  носились мириады
насекомых. В кустах и в ветвях деревьев копошились уродливые жуки. Некоторые
стволы,  изъеденные термитами, походили на  тела прокаженных.  Запах гниения
становился  тошнотворным и все более отвратительным. На  миг ему показалось,
что если какая-нибудь ветвь сломается, то его обдаст фонтаном гноя.
     А время шло. Слабость медленно, но  настойчиво распространялась по  его
телу. Стало смеркаться. Кавинант едва ворочал одеревеневшей  шеей: весь день
он то и дело оглядывался назад, ища признаки надвигающегося Мрака.
     Мемла решила остановиться на ночлег в роще громадных эвкалиптов.  Дрожа
всем телом,  Кавинант сполз с Рысака в надежде, что ощущение  твердой  земли
подкрепит его силы. Однако конечности занемели настолько, что просто уже  не
могли ничего ощущать.
     Вокруг него друг за другом спешивались остальные. Спустившись со своего
Рысака, Линден подошла к Холлиан. Ее лицо выглядело бледным и осунувшимся.
     -  Насекомые... -  бессвязно зашептала она. - Запах...  Он  хуже всего.
Хуже, чем при любом другом солнце... Я больше не могу его выносить.
     Линден замолчала, глядя на свои судорожно сцепленные руки. Наверное, ей
казалось, что, разожми она пальцы, и тело ее развалится на куски.
     - Я не могу...  Какое солнце будет завтра? Сандер подошел и встал рядом
с Холлиан. Когда Линден замолчала, он мрачно кивнул:
     -  Никогда в жизни я не путешествовал так  долго под чумным солнцем, от
которого было бы так мало вреда. - Его голос его звучал уверенно и спокойно.
- Вся Страна боится и ненавидит это солнце, а Верным оно совершенно нипочем.
Я  не  знал, что они настолько подготовлены к нему.  Значит, юр-Лорд говорил
правду:  мощь Верных  растет  вместе  с  усилением  Солнечного Яда, а  не  с
ослаблением его. - Сандер помрачнел, словно вспомнил тех,  кого когда-то сам
принес  в жертву. - Я уже не  верю  своим глазам.  Но  мне тоже хотелось  бы
знать, какое солнце будет завтра.
     Мемла  пожала  плечами:  дескать, каким  бы  оно  ни  было,  опасность,
грозящая  им, все равно не  уменьшится. Но Кавинант мысленно присоединился к
Сандеру и Линден.  Его вдруг  как громом поразило:  а что, если предсказание
было  розыгрышем,  придуманным  Гиббоном  ради  того,  чтобы  ввести  его  в
заблуждение? Если за двумя днями чумного солнца  следуют  два дня  дождевого
солнца... Он с трепетом ждал ответа Холлиан.
     Та не заставила себя упрашивать. Ее светлая улыбка напомнила Кавинанту,
что  между даром  эг-бренд и даром  гравелинга - огромная разница. С помощью
лианара  она  управляла Солнечным Ядом и обращала его на  пользу  людей  без
человеческих  жертв.  В отличие  от Сандера, у нее не было причин проклинать
свои способности.
     Холлиан  отошла в  сторону, вытащила лианар и нож,  а затем  уселась на
устланную листьями землю.  Ее тело замерло в предельной концентрации чувств.
Кавинант, Линден и Сандер завороженно следили за ней. Она положила лианар на
колени, сжала нож в левой руке и направила его острие на правую ладонь. С ее
губ сорвались слова  заклинания. Зрители застыли  в тревожном ожидании. Даже
харучаи бросили  свои дела  и  уставились  на Холлиан. Мысль о том,  что она
сейчас порежет свою руку,  заставила Кавинанта нахмуриться, но, к сожалению,
ничего другого он ей предложить не мог.
     Холлиан медленно  надрезала  свою  ладонь  и,  когда из  ранки закапала
кровь,  крепко сжала рукоятку лианара. Ее  стройная фигура едва  виднелась в
сумерках позднего вечера. Однако даже Кавинант с его ослабленным восприятием
уловил сгущающуюся вокруг нее силу. Несколько секунд  ничего не происходило.
Но потом Холлиан запела, и лианар озарился сиянием.
     Красное пламя  расцвело, как орхидея. Языки огня  взвивались в воздух и
стекали  по ее рукам на  землю. Темно-красные  усики обвивались вокруг тела,
словно росли из  него. Они  казались  яркими,  но не  озаряли  ночь, которая
по-прежнему оставалась темной.
     Кавинант  интуитивно догадывался,  каким  будет  ее ответ.  Песнопение,
кровь и лианар помогали Холлиан дотянуться до  завтрашнего солнца,  и  огонь
принимал его оттенок. На сей раз пламя вспыхнуло цветом чумного солнца.
     Чумное солнце. Кавинант  облегченно вздохнул. По  крайней мере сейчас у
него не было причин сомневаться в предсказании.
     Но не  успела  эг-бренд расслабиться и выйти из состояния  транса,  как
огонь резко изменился.
     Из лианара вылетел  еще  один язык,  цветом напоминающий кожу Вейна. На
ярком   пламени   появился   эбонитовый   рубец.   Чернота   начала   быстро
распространяться в разные  стороны,  пожирая  огонь,  как гигантская  амеба.
Трепещущие пламенные языки стали гаснуть один за другим.
     Внезапно черная пелена ночи накрыла  место действия. Кавинант ничего не
видел и чувствовал лишь слабый запах дыма, как если бы это тлел ли
     Он хрипло  выругался и, вытянув руки, коснулся Бринна с одной стороны и
Линден с другой. Они услышали шорох листвы под ногами Сандера и его крик:
     - Холлиан!
     В следующий миг раздался дикий вопль Мемлы:
     -  Они послали  его! -  Из ее рукха вырвался огонь, который ярко озарил
все вокруг. - Они послали Мрак!
     Кавинант увидел Кира, который стоял позади Всадницы, словно защищая ее.
Остальные харучаи создали кольцо вокруг лагеря.
     - Гиббон!  - кричала  Мемла. - Мерзавец!  -  Пламя  ее  рукха  хлестало
воздух, словно она пыталась поразить Ревелстоун на расстоянии сорока миль. -
Клянусь всеми кругами ада...
     Скорее  инстинктивно, чем сознательно, Кавинант шагнул  к ней и схватил
Всадницу за руки.
     -  Мемла! -  закричал он ей в лицо.  -  Мемла!  Сколько времени  у  нас
осталось?
     Неизвестно, что первым достигло ее сознания - встряска или крик. Однако
Всадница опомнилась. Она  устремила на Кавинанта вполне осмысленный взгляд и
опустила  рукх.  Огонь  медленно  иссяк. На лагерь вновь навалилась ночь. Из
непроницаемой темноты  послышался  голос  Мемлы,  похожий на шелест  крыльев
старого кондора:
     -  Время  есть. Мрак не  может  мгновенно  преодолеть такое расстояние.
Надеюсь, в  нашем распоряжении остался  день. Этот Мрак на-Морэма могуч. Его
поднимали  двое  суток.  Силы  облака  хватило  бы,   чтобы  сокрушить  весь
Ревелстоун. - Она судорожно  вздохнула. - Юр-Лорд, нам не скрыться от  этого
Мрака.  Он  будет  следовать  за моим  рукхом и рано  или поздно  все  равно
настигнет нас. - Ее голос дрожал. - Я надеялась на  дикую магию. Но если она
тебе неподвластна...
     За  спиной Кавинанта  вспыхнул настоящий  живой  огонек  и выхватил  из
темноты  ствол  дерева.  Сандер  подложил хворосту  и  раздул  костер, сразу
осветивший всех присутствующих.
     Холлиан тяжело  дышала сквозь  зубы, стараясь  подавить подступающие  к
горлу рыдания. Происшедшее потрясло ее.
     - Неподвластна, -  удрученно  пробормотал Кавинант.  -  Я  не  могу  ее
контролировать.  - Он  железной хваткой сжимал запястья Мемлы, боясь, что та
забьется в истерике. - Подумай. Подумай  хорошенько. Мы должны с этим что-то
сделать. - Он пытался заглянуть ей в глаза. - Мы можем бросить твой рукх?
     - Кавинант!  - закричала она в тоске. - Это все, что у меня  есть!  Без
него я не смогу быть вам полезна.
     Он крепче  сжал  ее запястья. Мемла поспешно отвела  взгляд.  Слова еле
слышно шелестели у нее в горле:
     -  Без рукха я  не  смогу  раздвигать  деревья.  Я  не  смогу управлять
Рысаками. Это сила, к которой они привыкли. Потеряв ее, я потеряю и контроль
над ними.
     Ее лицо казалось искаженным в неровном свете костра.
     -  Чтоб мне пусто было, - вздохнула она. -  Я сделала большую глупость,
приведя тебя в Ревелстоун.
     - Проклятие! -  прохрипел  Кавинант,  адресуясь больше  к себе,  чем  к
Мемле.
     Он чувствовал себя пойманным в ловушку и  все  же не хотел, чтобы Мемла
винила в этом себя. Ведь он сам попросил ее о помощи.
     - Ладно, -  сказал он наконец.  -  Зови  Рысаков. Попробуем убежать  от
него.
     Всадница с удивлением посмотрела на него:
     - Это Мрак! От него невозможно убежать.
     -  Черт  возьми, это  всего-навсего Опустошитель!  -  Видя,  как  Мемла
трепещет,  Кавинант разозлился.  -  Чем  дальше он посылает  свой  Мрак, тем
слабее тот будет. Давай попытаемся!
     Несколько секунд  Мемла не могла  собраться с  духом. Но потом лицо  ее
стало жестким, и глаза загорелись решимостью.
     - Да, юр-Лорд, - ответила она. - Он должен ослабеть. Давай попытаемся!
     И она закричала, призывая Рысаков.
     Те  немедленно  появились из  темноты.  Харучаи  принялись  грузить  на
животных  мешки  с  продуктами и  вязанки хвороста.  Кавинант  повернулся  и
посмотрел на своих спутников.
     Сандер и Холлиан стояли около Линден,  которая сидела  на земле, закрыв
руками  лицо,  и  как будто не собиралась двигаться  с места. Они озадаченно
смотрели на нее и не знали, что предпринять.
     - Я не могу... - с усилием выдавила из себя Линден.
     - Поднимайся! - закричал Кавинант.
     Она вздрогнула  и  вскочила  на  ноги. Сандер и  Холлиан тоже пришли  в
движение,  словно вырвались из тисков  транса.  Кайл легко поднял  Линден  и
усадил на Рысака. Вскарабкавшись на  спину  Дина, Кавинант  устроился позади
Мемлы и обернулся. Сандер, Холлиан и  харучаи уже сидели на спинах животных,
готовые к путешествию. Под  носом у  Дина, как шрам на  лице ночи, появилась
борозда, созданная рукхом Всадницы.
     Рысаки тронулись с места и резво помчались на восток.
     Луч  рукха,  словно молния,  рассекал ночную  тьму.  Из-за спины  Мемлы
Кавинант не видел,  что делается впереди, да это  его сейчас и не  занимало.
Вцепившись в длинную шерсть Рысака, он думал  только об одном: как бы Дин не
наскочил на камень или не свалился в овраг. А еще  он боялся своего кольца и
его силы, которую мог задействовать Мрак.
     Но  Мемла  знала  свое  дело.  Всякий  раз,  когда  впереди  неожиданно
возникали препятствия, она ловко изменяла направление тропы и выводила отряд
в безопасное место. Ею руководило страстное желание спасти своих спутников и
особенно Кавинанта, который воплощал собою надежду для Страны. Ее путеводная
борозда пронзала джунгли, словно пущенная из арбалета стрела.
     Рысаки  бежали, пока  не  взошла луна, - бежали,  пока она не завершила
свой путь по  небосводу,  - бежали и бежали после того,  как она закатилась.
Эти животные были порождением Солнечного Яда и не знали усталости.
     На рассвете Мемла приказала им остановиться. Кавинант медленно сполз на
землю. Его ноги дрожали. Линден двигалась так, словно ее поколотили дубиной.
Даже  Сандер  и  Холлиан, похоже,  исчерпали  запасы  своей  выносливости  и
вымотались  донельзя. Только Мемла выглядела собранной и подвижной, будто  и
не тряслась  всю ночь на спине Рысака. Она крепко сжимала  свой  рукх, точно
черпала в нем силу и стойкость.
     Не успели путешественники позавтракать, как один из харучаев  вскочил и
молча указал на небо. Остальные машинально проследили направление его жеста,
и все как один воззрились на восток.
     Над горизонтом показалось солнце, окруженное красным ореолом, придающим
светилу вид воспаленного нарыва. Но корона его уже не была идеальной, будучи
взломана с краю черной трещиной.
     Они знали, что  этот черный  клин был вбит  в  солнце молотом  залитого
кровью Ревелстоуна.
     Линден  застонала,  и звук  этот потряс  путешественников сильнее,  чем
самый громкий вопль.
     Выругавшись,  Мемла  велела  всем усаживаться на Рысаков.  За несколько
секунд отряд  взобрался на спины  животных, и те  стремглав помчались прочь,
спасаясь от черного Зла.
     Но  силы оказались слишком неравными. Несмотря  на  то что борозда была
прямой и четкой, а Рысаки бежали во весь  опор, - чернота двигалась быстрее.
К середине утра она пожрала добрую половину солнечного диска.
     Какая-то сила пригибала Кавинанта к спине Дина.  В голове со  скоростью
Рысака  неслись мысли:  "Я  не  должен... Не  должен..."  На него  нахлынули
видения  убийств. Он вспомнил, как десять лет - а точнее, около сорока веков
-  назад в  битве у Парящего настволья ему пришлось сражаться с пещерниками.
Он вспомнил, как позже всадил нож в сердце мужчины, который убил Лену. Думая
о силе, Кавинант связывал ее только с насилием и смертью.
     Его кольцо не желало повиноваться ему!
     Наконец  джунгли  кончились,  и  путешественники очутились  на равнине,
поросшей  огромной,  в два  роста  Рысака, травой. С севера,  юга и  востока
равнину окружали холмы, похожие  на громадные  пирамиды и стоящие на большом
расстоянии  друг  от  друга.  Спускаясь  по  откосу  холма,  Кавинант  успел
оглядеться по сторонам и  подивиться,  как при  таком  солнце  небеса  могли
сохранить свою лазурь. Потом борозда нырнула  в траву, и путники последовали
за ней.
     Маленький  отряд   одолел  еще  лигу,  и  тут  раздался  крик  Холлиан,
заглушаемый стуком копыт:
     - Он приближается!
     Кавинант бросил взгляд через плечо.
     Их  догоняла  огромная и черная  клубящаяся  туча,  похожая на грозящий
кулак.  Она двигалась  с  такой скоростью, что  Кавинанту показалось,  будто
Рысаки не бегут, а стоят на месте.
     -  Скорее! - закричал он  Мемле в спину.  -  Вперед!  Но та  неожиданно
приказала Дину остановиться. Рысак встал  на  дыбы и едва не упал.  Кавинант
еле  удержался, вцепившись в  его  шерсть.  Другие  животные  разбежались  в
стороны, неистово продираясь сквозь траву.
     - Небо и земля! - ахнул Са
     Мемла стала звать Рысаков. Те вернулись и, подчиняясь приказу Всадницы,
сбились вокруг Дина.
     Кавинант взглянул на восток, туда, где Рысаки  примяли  траву, и понял,
почему Мемла остановила их.
     Поперек борозды двигалось огромное стадо каких-то тварей.
     Поначалу Кавинанту  показалось, что это пещерники,  бегущие на  четырех
лапах. Существа двигались с юга сплошной лавиной шириной в шестьдесят футов.
У них были коренастые тела, кривые конечности и приплюснутые головы. Но если
они и являлись пещерниками, то ужасно изменились под воздействием Солнечного
Яда.  Хитиновые  пластины  закрывали  их  спины  и  половые  органы.  Пальцы
превратились в  когти. Подбородки  раздвоились  и  стали  похожими на жвалы.
Существа не имели ни глаз, ни лиц. На передней стороне черепов у них не было
ничего,  кроме зубастых  пастей  и  усиков-антенн,  которыми  они  ощупывали
дорогу.
     Эти твари  неслись с  такой скоростью,  словно преследовали добычу.  На
бегу они производили звуки, похожие на  щелканье челюстей.  У  Кавинанта  по
спине побежали мурашки.
     - Огонь ада! - выдохнул он.
     Чернота почти поглотила солнце. Мрак находился всего в нескольких лигах
и быстро приближался. А люди не  могли придумать, как  преодолеть этот поток
гадких  тварей.  Существа действительно  во  многом  напоминали  пещерников.
Кавинант  вздрогнул  при  мысли  о  встрече  с  ними.  Пещерники   славились
невероятной силой. По своим размерам они могли сравниться с лошадьми. И если
кто-нибудь - будь это хоть Рысак - посмел бы встать у них на пути, его  вмиг
разорвали бы в клочья.
     Линден  что-то прошептала  и прикусила  губу. Сандер, вытаращив  глаза,
смотрел на  бегущих тварей. Черные  волосы Холлиан  еще сильнее подчеркивали
смертельную  бледность испуганного лица. Мемла,  сидящая  впереди Кавинанта,
согнулась, точно у нее переломилась спина.
     Кавинант обернулся к Бринну:
     - Это когда-нибудь кончится?
     Тот, ни слова не говоря, подал знак  Хигрому и Киру. Кир встал на спине
Рысака  во  весь  рост,  Хигром вскарабкался ему  на  плечи  и,  балансируя,
осмотрелся. Через секунду Бринн доложил:
     - Это стадо растянулось до самого горизонта, и конца ему не видно.
     Кровавый ад! Кавинант боялся  дикой магии, ее бешеной, неконтролируемой
силы. "Я не должен...". Но он знал, что ему  придется воспользоваться ею. Он
не мог позволить своим спутникам погибнуть просто так.
     Грозная  туча  приближалась.  Чернота  заволокла  солнечный диск. Стало
темно.
     Кавинанта захлестнула волна возмущения. Он должен преодолеть свой страх
и что-то предпринять. Времени на ожидания не оставалось.
     - Все будет хорошо. - Он спрыгнул со спины Дина - на сей раз высота его
не смутила. - Примем бой здесь.
     Бринн присоединился к нему. Сандер и  Стилл слезли с Клэша, а Холлиан и
Герн - с  Клэнгора. Кайл помог Линден спуститься  с Клэнга. Она  то  и  дело
сжимала кулачки, словно пыталась собраться с духом, но, похоже, это ей плохо
удавалось. Кавинант отвел от нее взгляд. При виде ее испуганного лица  он не
мог сохранять рассудительность.
     - Сандер! - крикнул  он. - Доставай оркрест!  Мемла,  готовь  рукх!  Вы
сможете действовать вместе? Сможете нанести удар по  этой штуке,  прежде чем
она набросится на нас? - Он указал на Мрак.
     Облако висело почти над головой. И среди бела дня равнина погрузилась в
сумерки.
     - Нет, - ответила Всадница.
     Мемла сидела  на Рысаке и говорила так, будто рот ее был  полон горячих
углей.
     - Мы не  успеем.  К тому же он слишком велик. Кавинант  похолодел:  эти
слова  следовало понимать как  просьбу прибегнуть к  дикой  магии.  Он хотел
крикнуть, что не может контролировать ее!  Неужели они этого не понимали? Он
мог убить их всех! Однако Мемла продолжала говорить с таким видом, будто уже
смирилась с его бессилием.
     -  Вам  надо  выжить.  Вам надо  продолжать бороться! -  Ее спокойствие
казалось ужасным. - Когда путь  ясен,  страдания мимолетны. -  Она выпрямила
плечи и подняла лицо  к небу. - Мрак нашел  нас из-за меня.  Так пусть же он
падет на мою голову.
     Прежде чем кто-либо успел пошевелиться,  она повернула Дина и направила
его  к бегущим тварям.  Потом привела в действие рукх и выставила жезл перед
собой, как саблю.
     Кавинант и Сандер бросились  за  ней,  но Бринн и Стилл  преградили  им
путь. Выругавшись, гравелинг попытался вырваться, и  тогда Стилл повалил его
на землю.
     - Пусти меня! -  яростно крикнул Са - Неужели ты не понял, что она
решила умереть?
     Не обращая внимания на Сандера, Кавинант  посмотрел  в спокойные  глаза
Бринна и тихо сказал:
     - Не делай этого.
     В его голосе звучала угроза.
     Бринн пожал плечами:
     - Я поклялся беречь твою жизнь.
     - Баннор дал такой же обет.
     Кавинант смотрел прямо на харучая. "Из-за меня погибло множество людей,
-  казалось,  говорил его взгляд. - Неужели ты думаешь,  что я  приму  новые
жертвы?"
     - Вот так же погибла Елена. А я мог бы спасти ее. Мрак уже клубился над
отрядом. Тем не менее  похожие на пещерников существа не осознавали грозящей
опасности и продолжали бежать, гонимые слепым инстинктом.
     -  Баннор  исполнил  свой  обет,  -  бесстрастно  сказал  Бринн.  - Так
рассказывали старые  барды,  а их  рассказ  шел от него самого. Но  был  еще
Первый марк  Морин,  который поклялся  служить  Высокому Лорду  и  не  сумел
сохранить ему жизнь.
     Он кивнул Киру.  Тот бросился  вослед  Мемле и  легко запрыгнул на круп
Дина.
     - Мы тоже исполняем обещания, которые даем, - добавил Бринн. - И делаем
все, что в наших силах.
     -  Ради семи кругов ада!  -  бушевала Мемла, обнаружившая  Кира. - Я не
принимаю жертв. Ты мне ни в чем не клялся.  - Она наставила на харучая рукх.
- Если ты не слезешь, я сожгу тебя, и весь отряд погибнет ни за что!
     Кавинанту  захотелось  крикнуть и  как-то  образумить  Всадницу, но  он
промолчал.  Ему  нечего было  предложить  взамен. Страх  перед дикой  магией
связал  его по рукам и ногам. Он беспомощно  наблюдал, как Кир заколебался и
вопросительно  посмотрел  на Бринна. Харучаи переглянулись,  молча взвешивая
все "за" и "против". Затем Кир спрыгнул на землю и уступил Дину дорогу.
     "Нет! - застонал Кавинант. - Она же погибнет!"
     Но  времени  на проявления чувств  не осталось. Сумерки  сгустились,  и
прожорливый Мрак  навис  над Мемлой,  словно притянутый пламенем  ее  рукха.
Небеса вокруг него оставались безмятежно голубыми,  но само облако выглядело
черным как ночь. Клубясь, оно опускалось все ниже  и ниже, и воздух  под ним
потрескивал, словно выгорал от жары.
     Рысаки  забеспокоились и  начали  вставать на дыбы. Сандер вытащил свой
оркрест, схватил Холлиан за руку и потащил подальше от Мемлы. Харучаи заняли
оборонительные позиции.
     Только Вейн не обращал  внимания на всю эту сумятицу и стоял на  месте,
как ни в чем  не бывало. Черный под черным облаком, он казался порождением и
неотъемлемой частью этой тьмы.
     Рядом с Вейном, словно на страже, стоял Хигром. Мемла мчалась навстречу
смерти.  Линден корчилась на земле  от  страха и тошноты, а Кавинант все еще
решал  дилемму своего  кольца,  выбирая правильный  ответ: "должен" или  "не
должен".
     -  Оставь его! - крикнул Хигрому Кавинант.  - Пусть позаботится  о себе
сам!
     В  следующий миг он  рухнул на колени, чувствуя,  как  в груди  зашлось
сердце. Послышался треск, будто лопнуло  что-то огромное. Мрак разлетелся на
куски, превратившись в черные хлопья, которые запорхали в воздухе, как снег.
     Они  медленно опускались на землю - гигантские снежинки солнечной тьмы,
сама ночь, которой не могли противостоять даже камни.
     Мемла издала боевой клич и направила в небо рукх, изрыгающий пламя.
     Дин весь подобрался и  вдруг  ринулся к  стаду  бегущих  существ,  неся
Всадницу в самую его гущу.
     Хлопья  Мрака  устремились  за  пылающим  рукхом,  и  большая  их часть
пронеслась над головами людей, не коснувшись их.
     Чудовища набросились на Рысака  и стали рвать его когтями и  челюстями.
Дин пронзительно закричал, отбиваясь копытами.  Только ловкость  да косматая
шкура спасали его какое-то время от смерти.
     Мрак  со  свистом  обрушился  на  Мемлу.  Та,  как  мельница  крыльями,
размахивала   пылающим   рукхом,   стараясь  уберечь   себя   и   Рысака  от
соприкосновения  с  черной  летучей   смертью.  Натыкаясь  на  рукх,  хлопья
вспыхивали и исчезали. Но их мгновенно сменяли сотни новых.
     Кавинант  задыхался от бессильной  ярости.  Если бы  он  воспользовался
сейчас  помощью кольца, дикая магия убила бы Всадницу. Мрак сгустился вокруг
нее, но края облака накрыли и отряд. Пещерники забыли, куда и зачем  бежали.
Они метались в суматохе, пытаясь укрыться от смертоносных хлопьев.
     Внезапно  из  оркреста Сандера  вырвался бронзовый луч  и устремился  к
потемневшему солнцу.  Увидев это, Кавинант  торжествующе  завопил. Гравелинг
неистово  замахал Солнечным Камнем, рассекая лучом парящие в воздухе хлопья.
Он не давал им упасть на себя и Холлиан.
     Харучаи,  лишенные  магической  защиты,   спасались  по-своему   -  они
стремительно  носились  по  вытоптанному  в  высокой  траве  пространству  и
отмахивались от хлопьев  пучками  все той же травы. В  отличие от оркреста и
рукха их оружие от соприкосновения с черным "снегом" вспыхивало, как свечка.
Но харучаев это не смущало: они быстро выдергивали новые стебли и продолжали
носиться по поляне.
     Внезапно Бринн изо всех  сил толкнул Кавинанта в сторону,  да так,  что
тот не удержался на  ногах. Падая, он успел заметить, как в опасной близости
от его лица пролетел здоровенный сгусток Мрака. Бринн подскочил  к Кавинанту
и одним махом поставил  его на ноги.  Потом крепко схватил за руку и потащил
за собой, ловко уворачиваясь от  черных хлопьев.  Несколько "снежинок" Мрака
упало туда, где они миг назад стояли, и трава вокруг моментально вспыхнула.
     И не только там - трава загорелась в десятках мест.
     Только  Вейн  стоял неподвижно, сосредоточенно глядя прямо перед собой.
Хлопья падали на него,  с шипением плавились и стекали черными  каплями, как
вода с горячего металла.
     Увидев  эту  картину, Кавинант ошеломленно застыл на  месте,  но  Бринн
дернул его за руку и потащил дальше.
     Пробираясь сквозь дым,  заволокший поляну, он мельком увидел Мемлу.  Та
по-прежнему кружилась на месте, размахивая рукхом, но, несмотря на это. Мрак
все ближе и ближе спускался к ней. А Дина атаковали взбесившиеся твари.
     Внезапно черная "снежинка"  упала Рысаку  на голову. Тот  покачнулся  и
рухнул на землю, швырнув своего седока в самую гущу кровожадных чудовищ.
     Мемла!   Тут   уж   выбирать   не   приходилось.   Кавинант   попытался
сосредоточиться на кольце, но, двигаясь  за Бринном в замысловатом танце, не
смог этого сделать. Точнее, не успел - поскольку на помощь Всаднице поспешил
  Он  с  разбегу нырнул в  толпу серых тел,  окруживших  ее,  и принялся
расталкивать их в разные стороны.
     Всадница тоже не  теряла времени  даром. Вскочив на ноги,  она  с новой
силой замахала своим огненным мечом, рассекая безликих тварей. Кир уже почти
добрался до нее...
     На мгновение Кавинант потерял  ее из виду - Бринн одним рывком выдернул
его за пределы  досягаемости черного "снегопада".  В  глазах  Кавинанта  все
смешалось: пламя, харучаи, черные хлопья... Наконец он снова увидел Мемлу, и
в этот самый момент, издав отчаянный вопль, она рухнула на землю.
     Когда  рукх выпал из  ее ослабевших пальцев, четверо оставшихся Рысаков
обезумели от ужаса.
     Они  сорвались  с  места, словно только воля Всадницы удерживала их  от
бегства. Заметавшись среди  горящей  травы, двое животных  понеслись в глубь
равнины. Третий устремился  в брешь, которую Мрак  проделал в  скопище серых
существ.  Едва он  погрузился  в серое  беснующееся море, как на  спину  ему
прыгнул невесть откуда взявшийся Он крепко вцепился в косматую шерсть и
через несколько мгновений вместе Рысаком пропал из виду.
     Четвертое  животное  набросилось  на людей. Этого  харучаи  не ожидали.
Воспользовавшись  их замешательством.  Рысак  помчался к  Линден,  Хигрому и
Кайлу, которые стояли вместе, и первым делом сбил с ног Хигрома.
     Кайл и Линден едва успели отскочить.
     Рысак  остановился,  поводя  налившимися  кровью  глазами,  и  внезапно
поскакал прямо на Линден.
     Кайл оттолкнул  ее. Она  споткнулась  и  по  инерции  побежала  не в ту
сторону. Но  не успела  Линден сделать и  нескольких шагов, как Рысак настиг
ее, и она упала прямо ему под копыта.
     Животное встало на дыбы.
     В мгновение ока Кайл  оказался рядом с Линден и прикрыл ее своим телом.
Кавинант  не мог нанести свой магический удар, не повредив харучаю. Но он не
успел ничего предпринять.
     Рысак  обрушился  передними  ногами  на  спину Кайла. Тот согнулся  под
непомерной тяжестью.
     "О, черт!"
     Кайл поднатужился и,  собрав все силы, сбросил  с себя Рысака. Страшные
копыта ударились о землю в нескольких сантиметрах от Линден.
     В  черной пыли расплывалась  лужица  крови. Кавинант взглянул на Кайла:
рука харучая от плеча до локтя была распорота острой шпорой.
     Рысак вновь поднялся на дыбы.
     В  глазах  у Кавинанта  помутилось  от  подступающей силы.  Но  едва он
собрался  воспользоваться ею, как  Бринн  снова сбил  его с  ног, спасая  от
дюжины  смертоносных  хлопьев.   Трава  вспыхнула   и  загорелась,   дымя  и
потрескивая. Кавинант вскочил и с остановившимся сердцем стал искать глазами
Линден.
     Внезапно дымную пелену пронзил светящийся  луч, выпущенный  из оркреста
Сандера. Луч  ударил Рысака  в грудь, и тот грузно упал на колени.  Животное
тут же поднялось и, шатаясь, поскакало прочь.
     Кавинант взглянул на Линден. Она неподвижно лежала на земле, окруженная
горящей травой.

     Равнина в огне
     Пламя вспыхнуло и заслонило  от него  Линден.  Черный  "снегопад"  стал
гуще.  Где-то рядом злобно  рычали  серые чудовища.  "Господи, жива ли она?"
Бринн не давал  Кавинанту стоять на месте,  размахивая пучком травы  над его
головой.
     Луч из оркреста Сандера то и дело вспарывал воздух, как красная молния.
Смертоносные сгустки Мрака стали собираться вокруг гравелинга.
     Кавинант оттолкнул Бринна и бросился туда, где лежала Линден.
     Но Хигром уже поднял ее и теперь нес, танцуя тот же замысловатый танец,
что и Бринн с Кавинантом. Волосы на ее затылке были мокрыми от крови.
     Из  груди  Кавинанта  вырвался   крик.  Но,   приподняв  голову,  чтобы
выплеснуть  из  себя вихрь  дикой  магии,  он  увидел дыры  в черной пелене,
закрывающей  солнце.  В прорехах виднелся багровый лик светила. Над  головой
Сандера кружились последние хлопья Мрака, и с ними гравелинг мог  справиться
без посторонней помощи.
     Сжав зубы, Кавинант подавил растущую в нем силу и кинулся к Хигрому.
     Кайл, стоящий  неподалеку, морщился от боли, пока Герн  перевязывал ему
руку и пытался остановить кровь.
     Остальные  харучаи  были  здесь  же  - чумазые, уставшие,  но  целые  и
невредимые. Холлиан вела  под  руку Сандера.  От усталости  и напряжения тот
спотыкался на каждом шагу. Но к счастью, они тоже не пострадали.
     Вейн стоял там, где  его  застал  черный  "снегопад",  - с таким видом,
будто  ничего не  случилось.  Под  ногами  у  него,  как  раздавленные змеи,
извивались  языки  умирающего огня, но  это  его,  как  видно, совершенно не
волновало.
     Кавинант ни на кого не  обращал внимания. Он смотрел только на  Линден,
на ее  белое, как мел, лицо.  Волосы цвета пшеницы  окрасились кровью.  Губы
страдальчески изогнулись  в гримасе  боли. Кавинант  попытался  взять  ее  у
Хигрома, но тот не отдавал.
     - Юр-Лорд...
     Кавинант не сразу узнал строгий голос Бринна.
     -  Мы  должны  идти. Скоро  эти  твари  очухаются, и  проход, сделанный
Мемлой, исчезнет.
     Кавинант  машинально теребил  Хигрома. "Нет, она  не может  умереть! Не
может! Иначе зачем ее сделали Избранной?"
     Он звал ее, но она не слышала.
     -  Кавинант!  -  тяжело  дыша,  произнес   гравелинг.  -   Бринн  прав.
На-Морэм-ин пожертвовала собой, чтобы мы могли спастись. Надо идти.
     Мемла... Кавинанта  как громом  поразило. Она пожертвовала  собой.  Как
Лена.  Как многие другие.  Он  вздрогнул  и  отвернулся от  Хигрома,  сжимая
кулаки.
     - Да, надо идти.
     Харучаи тут  же  пришли в  движение.  Герн  и Стилл  двинулись первыми,
прокладывая путь, Хигром и Бринн следовали за Кавинантом, а Кайл сопровождал
Сандера  и Холлиан.  Не обращая внимания  на  Вейна, маленький  отряд быстро
направился  к спасительной бреши, все  еще  зияющей  в  столпотворении серых
существ.
     Те, как шалые,  кружили около выжженного и изрытого  ямами пятачка, где
упала Мемла.  Бежавшие первыми давно скрылись  из виду, так и  не узнав, что
произошло позади.  Однако с юга катили все  новые и новые серые волны, грозя
захлестнуть  кучку  испуганных людей.  И захлестнули  бы, если  бы  не  горы
трупов,  встречающиеся   им  на  пути.  Существа,  похожие  на   пещерников,
набрасывались  на  своих мертвых  и  раненых сородичей,  раздирали  их  тела
когтями  и  чудовищными  челюстями,  а затем  жадно пожирали кровавую плоть.
Огонь, пылающий вокруг, будто усиливал их безумный голод.
     Пользуясь  неразберихой,  прервавшей стремительный  бег животных,  люди
осторожно пробирались вперед.
     Рядом с большими  незрячими существами, вооруженными острыми челюстями,
они чувствовали себя маленькими и беззащитными. Но харучаи Бринна как  будто
не знали  страха.  Стилл и Герн отгоняли тех  тварей, которые приближались к
отряду.  Они ловко  уворачивались  от  когтей  и  так  же  ловко  отламывали
усики-антенны. Потеряв  способность  ориентироваться  в  пространстве, серые
чудища злобно набрасывались друг на друга. И пока они  сражались, вставая на
дыбы и щелкая челюстями, люди быстро пробегали мимо.
     Там, где погибла  Мемла, валялось лишь несколько клочков красной ткани.
Но  у  ее спутников не было возможности  как-то отметить  это  место. Они не
могли  даже  остановиться и  постоять  в  скорбном  молчании,  отдавая  дань
уважения смелой женщине.
     Отряд торопился изо всех сил, отчаянно продираясь сквозь высокую траву.
Причина  такой спешки  была очевидна: часть  тварей  изменила направление  и
бросилась в погоню за ними. Лишь  Вейн шел спокойно и  неторопливо. Впрочем,
ему, похоже, ничего и не  угрожало, так как каждое существо, коснувшись его,
тут же падало замертво.
     Внезапно из зарослей  травы навстречу беглецам вынырнул Где он был
и  что делал, объяснять ему не  пришлось  -  при виде  предмета,  который он
сжимал в руке, у его спутников исчезли все вопросы.
     Это был рукх Мемлы.
     Кавинант  встал как  вкопанный. В его голове завертелся  хоровод идей о
тех возможностях, которые дарила им находка Кира.
     Но  время поджимало.  Позади, с каждой  секундой  приближаясь, слышался
звук погони. Бринн дернул Кавинанта за руку, и отряд продолжил бегство.
     Теперь впереди шел Кайл. Не обращая внимания на боль в раненой руке, он
всем  телом  ломился  сквозь  траву,  прокладывая  путь  остальным.  За  ним
двигались Хигром с Линден на руках, потом Кавинант, Холлиан и Са А Кир,
Стилл, Бринн и Герн составляли маленький, но отважный арьергард.
     Серые чудовища  не отставали  ни на шаг, мало того - они  приближались.
Казалось,  ими овладело неодолимое желание  во что  бы то  ни  стало вкусить
человеческой плоти.
     Кайл  сражался с толстыми стеблями, как с ненавистным  врагом,  но  его
силы были  небеспредельны.  Кавинанту стало  ясно, что им не уйти от погони.
Тело сотрясала крупная дрожь  - " он все еще не мог оправиться после ритуала
предсказания. Сандер и Холлиан едва дышали от усталости, а Линден лежала без
чувств на руках у Хигрома. Вид капель крови, которые Кайл оставлял на траве,
еще больше лишал Кавинанта уверенности.
     Где-то в глубине его сознания билась отчаянная мысль:
     "Воспользуйся  кольцом!" Но  он не  мог, не мог.  От  слабости к  горлу
поднималась тошнота. Кавинант  начал спотыкаться  все  чаще и  чаще. Силуэты
Кайла и Хигрома, шедших впереди, расплылись и странно поблекли. Тем не менее
Кавинант  понимал,  что,  дав  волю  яду,  струящемуся  в  жилах,  он  вновь
превратится  в убийцу  и будет сеять смерть, бездумно и неосознанно, даже не
ведая о том, кого убивает. В груди его колом засела боль, но он не знал, как
от нее избавиться.
     Внезапно рядом оказался Бринн.
     - Кайл нашел место, где можно обороняться! - громко крикнул он.
     У Кавинанта закружилась голова. Он зашатался и стал медленно оседать на
землю, задыхаясь от ее гнилостных испарений.  Бринн подхватил его и поставил
на  ноги. У  Кавинанта  потемнело  в глазах.  Он вцепился в плечо  харучая и
побрел, направляемый его сильной рукой.
     Тропа  Кайла привела к  огромной куче камней, которая  поднималась  над
густым лесом травы и походила  на  пирамиду, сооруженную Великанами.  Хигром
уже  вскарабкался  на вершину, осторожно уложил там Линден и вернулся, чтобы
помочь подняться  Сандеру  и  Холлиан.  К  нему  присоединился  Кайл, упорно
старающийся не обращать внимания на раненую руку. Когда Бринн  подвел своего
подопечного к  подножию пирамиды,  сзади подскочили  Стилл и  Герн  и общими
усилиями втащили Кавинанта наверх.
     Преодолевая слабость, он подполз к Линден, бережно приподнял  ее голову
и,  раздвинув окровавленные волосы,  стал  осматривать рану. Череп  оказался
цел,  и  кровь  почти  остановилась, но Линден  по-прежнему  оставалась  без
сознания. Бледная, в лице ни  кровинки, она лежала  без чувств и не  знала о
том, что творилось вокруг. А Кавинант, как ни старался, не мог понять, что с
ней происходит. И он ничем не мог ей помочь.
     К  нему  подошли  Сандер и  Холлиан.  Встав на  колени  рядом с Линден,
гравелинг внимательно осмотрел рану и тяжело вздохнул.
     - О Линден Эвери, - с горечью прошептал он. - Как тебе не повезло.
     Сдержав стон, подступивший к горлу, Кавинант несмело возразил:
     - Рана не выглядит серьезной. Сандер опустил глаза:
     - Да,  не выглядит...  Рана  Кайла тоже на вид  неопасна., хотя,  может
быть, так оно и есть. Но чумное солнце... Он замолчал.
     - Юр-Лорд, - решительно вмешалась Холлиан. - Дело в том, что под чумным
солнцем любая рана смертельна. Болезнь Солнечного Яда неизлечима.
     - И нет никакого спасения? - вырвалось у Кавинанта.
     - Никакого, - мрачно процедил Са
     Холлиан взглянула на Кавинанта. В ее глазах плескалась боль.
     - В Стране не знают такого лекарства. А если Верные и знали, то...
     Она  не договорила, но  Кавинант  и так  все  понял: Мемла  умерла. Она
восстала против  на-Морэма,  потому  что была  честной. Она вызвала на  себя
Мрак, потому что была храброй, и погибла, потому  что Кавинант  не осмелился
прибегнуть к дикой магии. Его нерешительность стоила Всаднице жизни.
     И  не исключено, что не ей одной,  -  ведь  Мемла  наверняка знала, как
исцелить Линден и Кайла.
     "Любая рана смертельна".
     Но  беда  не приходит одна. Рысаки убежали. Отряд лишился запасов еды и
питья.
     И  в  этом  тоже была  его  вина. Он  струсил. Испугался силы,  которая
заставила бы  его  убивать.  Так  ведь  и без  нее он стал  причиной  гибели
людей...
     Мемла погибла из-за него...
     У  Кавинанта  защипало в глазах, и он вскочил на  ноги.  Глянув вниз  с
вершины пирамиды,  он не  ощутил  привычного  головокружения.  Страха высоты
куда-то пропал.
     - Бринн!
     Харучаи стояли на куче камней, выступавшей из травы. Бринн обернулся:
     - Да, юр-Лорд?
     - Почему ты дал Мемле умереть? Бринн пожал плечами.
     - Она сама выбрала свою судьбу, - ответил  он таким тоном, словно ни на
минуту  не  сомневался  в  своей  правоте.  -  Кир  хотел ей  помочь. Но она
отказалась.
     Кавинант нехотя  кивнул.  Мемла  действительно отказалась. Она  узнала,
насколько слаб и ничтожен оказался человек, позвавший ее за собой, и поэтому
пошла на верную гибель.
     Ответ Бринна  ему  не понравился. Он вспомнил, как Стражи Крови приняли
такое же решение в отношении Кевина - и  они никогда потом не могли простить
себе  этого.  Впрочем,  прошлого не  вернешь. Мемла погибла. Линден и  Кайла
ожидала  мучительная смерть. На лбу Кавинанта выступила испарина. Он смахнул
с ресниц капли соленого пота и осмотрелся по сторонам.
     Все   его  спутники  -  кто  у  вершины,   кто  ниже  -  находились  на
пирамидальной  куче  камней.  Все,  кроме  Вейна,   который  остался  внизу.
Возможно, густая трава и тошнотворное зловоние нравились ему больше. Вокруг,
насколько хватало глаз, тянулось бескрайнее море серо-зеленой травы, которая
лениво колыхалась под легким ветерком. Джунгли исчезли за горизонтом.
     С севера на юг равнину пересекал огромный и уродливый шевелящийся шрам.
В одном месте эта отметина раздваивалась, и отросток направлялся к каменному
холму, на котором расположились  беглецы. Теперь, когда  пламя, бушевавшее в
степи,  угасло, ничто не  мешало чудовищам  пойти  по их следу. Серая лавина
накатывала  все ближе и  ближе. И  вскоре  пирамида превратилась в  одинокий
утес, стоящий посреди бушующего моря.
     Кавинант  посмотрел  вниз.  Вейн   по-прежнему  находился  у   подножия
пирамиды, как всегда  невозмутимый и  безразличный  ко всему.  Хотя он  имел
полное  право на подобное  самообладание: всякое существо, коснувшееся  его,
тут же падало замертво на землю.
     Харучаи изготовились к  бою.  Когда твари  стали карабкаться на  камни,
Бринн  с  друзьями  принялись  за дело: они обламывали у них усики-антенны и
сталкивали  серых  тварей  в  беснующуюся  внизу  толпу,  которая немедленно
пожирала своих сородичей.
     Поначалу  тактика харучаев имела успех. Их ловкие и быстрые действия на
какое-то время  ослабили  натиск. Но пирамида была  слишком  большой,  и  ее
малочисленные  защитники  не могли долго  сдерживать атаку.  Пятеро харучаев
начали медленно отступать к вершине.
     Кавинант тоже бросился в бой. Холодная ярость не  позволяла  ему сидеть
на  месте.  Вытащив из-за пояса волшебный крилл Лорика, он освободил  его от
ткани.
     Сияние геммы  на  миг  остановило Кавинанта.  Увидев этот  белый чистый
свет, изящные  очертания  и  отточенное лезвие, он  испугался.  В  его  душе
возродился страх прокаженного, и он опасливо прикоснулся к жаркому металлу.
     Но тут до него донеслись крики и звуки сражения. Сообразив, что  пальцы
его давно  онемели  и  вряд  ли смогут ощутить боль ожога, Кавинант отбросил
ткань, схватил крилл искалеченной рукой и поспешил на помощь харучаям.
     Существа,  похожие  на  пещерников, карабкались вверх, ловко  перебирая
кривыми  длинными ногами. Их когти оставляли на камнях глубокие царапины,  а
чудовищные  челюсти,  которые  вмиг  могли  отхватить человеку  руку, грозно
скрипели и щелкали.  Усики, заменяющие им зрение, шевелились на приплюснутых
головах и приближались к Кавинанту, приближались...
     Взмахнув криллом, он с остервенением нанес первый 
     Кинжал  рассекал  хитиновые пластины,  как обнаженную плоть. Он  срезал
усики-антенны и крошил жвалы с такой силой, будто им орудовал Великан. Крилл
был орудием Закона, а  серые существа  -  отродьем  Беззакония,  порождением
Солнечного Яда. Неясная, едва ощутимая боль появилась  в  кисти Кавинанта  и
поползла к запястью.  Но он  не обращал  на  нее внимания и по-прежнему, как
заведенный, размахивал криллом, поражая каждым ударом нового врага.
     Немного  погодя в  схватку вступил Са Правда, его нож не шел  ни в
какое сравнение с криллом, но гравелинг обладал недюжинной физической силой,
а потому умудрялся калечить изрядное количество тварей, срезая  усики на  их
головах. Рядом сражались Стилл и  Кир,  готовые в любую минуту прийти ему на
помощь.  Сандер  не  сталкивал  серые  тела  вниз,   как  харучаи,  да  это,
собственно,   было  и  не   нужно.  Потеряв  способность  ориентироваться  в
пространстве, существа бросались  во все стороны, нападали  друг  на друга и
катились к подножию пирамиды.
     Однако атака не  прекращалась. На  месте  десятков  погибших появлялись
сотни живых. Отряд упорно держал оборону. К тому  времени вокруг пирамиды не
осталось и стебля травы.
     Море  серых  существ  безмолвно  бурлило,  клокотало  и  бесновалось  у
подножия каменного  холма, раз за разом  выплескивая на  его склоны яростные
волны нападающих. По счастью,  подняться удавалось  не  многим.  И защитники
сдерживали их натиск. Казалось,  этой муке  не  будет конца. Плечи Кавинанта
налились свинцом, и ему приходилось держать крилл обеими руками. Сандер тоже
выбился из сил. Но  он продолжал сражаться. Время  от  времени  его  сменяла
Холлиан.  Она выхватывала  нож из ослабевших пальцев гравелинга, вставала на
его место и разила  врагов.  Даже Вейн принимал  участие в схватке - правда,
весьма странным образом,  но его  помощь приносила ощутимый результат. Отряд
держал оборону.
     Время тянулось черепашьим шагом.  Кавинант обессилел вконец  и орудовал
криллом  скорее машинально,  чем сознательно. Все его суставы  горели огнем.
Раз за разом, все чаще и чаще Бринн помогал ему отражать атаки.
     Он даже  не заметил,  как стало  смеркаться. Солнечный свет  померк,  а
вместе с ним иссякло и неистовство чудовищ. Казалось, в сумерках  они  вдруг
позабыли,  куда и зачем стремились. Сначала  по  одному,  потом группками  и
наконец  целыми  десятками они стали  удирать  прочь,  торопливо скрываясь в
зарослях травы. Солнечный  Яд, придававший им силу, потерял свою  власть над
землей. Вскоре у пирамиды не осталось ни одной серой твари.
     Кавинант  попытался  отдышаться.  Сердце  бухало  у  него в  груди, как
паровой  молот. Крилл выпал  из ослабевших  пальцев  и со звоном  ударился о
камни. Кавинанту  почудилось,  что пирамида  качается у  него под ногами. Он
рухнул наземь и на четвереньках  пополз к Линден. Но добраться до нее ему не
удалось. Жестокий приступ головокружения одолел его и швырнул в непроглядную
ночь.

     Когда  луна  прошла  большую  часть  своего  пути,  Кавинант  очнулся и
почувствовал,  что с  Линден  творится неладное. Он  поднялся и,  шатаясь от
усталости, голода и  жажды, на ощупь побрел в темноте,  пытаясь  понять, что
происходит.
     Вершину пирамиды озарял свет крилла, который был вставлен между камнями
наподобие свечи. Тело Линден, сотрясающееся в мучительных  судорогах, крепко
держали Кир и  Хигром.  Сандер  и  Холлиан, склонившиеся над  несчастной,  с
тревогой наблюдали за происходящим.
     Немного  ниже  Кавинант заметил остальных харучаев,  которые  суетились
вокруг кого-то лежащего на камнях. Поначалу он не понял, чем они заняты, но,
приглядевшись, обнаружил, что Бринн, Стилл и Герн удерживали Кайла, который,
как и Линден, бился в конвульсиях.
     Увидев Кавинанта, Сандер мрачно сказал:
     - Чумное солнце заразило ее рану. От этой болезни нет лекарств.
     "О Боже!"
     По спине у Кавинанта  побежали мурашки. Внезапно он  понял,  что Линден
давится  собственным  языком.  Он схватил  ее  голову  и  попытался  разжать
челюсти. Бесполезно. Тело  Линден,  сведенное  судорогой, было твердым,  как
камень.
     - Она проглотила язык! Нужно открыть ей рот!
     На  помощь  Кавинанту пришел  Левой рукой он ухватил Линден за оба
запястья,  а правой попробовал разжать  крепко  стиснутые зубы. Не сразу, но
это ему удалось. Тело больной выгнулось, словно от боли. Не давая ей закрыть
рот, харучай ловко сунул пальцы ей в горло и вытащил язык.
     Линден  судорожно  втянула  в себя  воздух, словно хотела закричать, но
конвульсии сломали крик в груди.
     В тот же миг мощное  тело Кайла  скрутила  очередная  судорога, и  он с
нечеловеческой силой  отшвырнул  от  себя  Бринна.  Тот  взлетел  в  воздух,
скатился с пирамиды, но тут же легко вскочил на ноги  и  снова полез наверх.
Стилл и Герн тем временем крепко держали Кайла за руки и за ноги.
     В  свете  крилла  исхудавшее лицо  Линден  казалось  мертвенно-бледным.
Хриплое дыхание терзало измученную грудь.
     Рядом,  задыхаясь,  стонал Кайл.  "Как  же  так? -  машинально  подумал
Кавинант. - Ведь  харучай невосприимчивы к Солнечному  Яду.  Должно быть, на
шпоре Рысака оказалась какая-то другая отрава".
     Кавинант не отрываясь смотрел на Линден, как будто живая сила  его воли
могла избавить  ее от страданий. Бессознательно, не понимая, что делает,  он
вытер пот со лба дрожащей рукой.
     - Юр-Лорд, - громким шепотом произнесла Холлиан. - Я должна сказать кое
о чем. Об этом все должны знать.
     Кавинант не видел ее лица, так как она сидела спиной к свету крилла.
     - Я  говорила  с лианаром, - послышался из темноты ее  голос. -  Завтра
будет пустынное солнце.
     Кавинанту   так   хотелось  облегчить  мучения  Линден,  что  до  всего
остального ему не было никакого дела.
     - Ну и черт с ним.
     - Есть кое-что еще.
     В голосе Холлиан появились жесткие нотки. Эг-бренд привыкла к уважению.
     -  Мне  явился  огонь, который свидетельствовал  о  том, что завтрашнее
солнце будет особенно жгучим. Равнина станет местом Зла. Мы должны бежать.
     - Прямо сейчас?
     - Немедленно.  Нам  следует  вернуться  на  запад -  туда,  где  растут
деревья. На этой равнине, покрытой травой, нас ожидает смерть.
     - Линден  не  выдержит путешествия! -  с внезапным раздражением ответил
Кавинант.
     Члены  отряда  притихли.  В  наступившей  тишине слышалось лишь хриплое
дыхание раненых. Кавинант  передернул плечами, словно не хотел даже думать о
предостережении Холлиан.
     - Я  не  собираюсь  ее  никуда  тащить!  Холлиан  открыла  рот, пытаясь
возразить ему, но Сандер опередил ее:
     - Он - юр-Лорд!
     - Но он не прав.  Надо смотреть правде в лицо.  Эти люди обречены. Если
мы останемся здесь, то тоже умрем.
     -  Он - юр-Лорд, - повторил Сандер более мягким тоном. - Любое дело, за
которое берется Томас  Кавинант,  по  сути невозможно, но он  выполняет его.
Наберись храбрости, эг-бренд.
     Линден  вновь  забилась   в  конвульсиях.  Кавинант  смотрел,  как  она
корчилась,  и  все  время  боялся,  что  каждый  ее  вздох  может  оказаться
последним.  Внезапно приступ  кончился;  тело  больной  стало  вялым, как  у
марионетки, у которой отрезали веревочки. Дыхание выровнялось, стало глубже,
и Линден впала в забытье.
     Состояние Кайла было гораздо тяжелее.  Судороги ломали  его до тех пор,
пока луна не скрылась за горизонтом.  Харучаи не отходили от него ни на шаг,
бдительно следя, чтобы он не нанес себе увечий.
     - Скоро рассветет, - тихо прошептал Сандер, словно боялся, что звук его
голоса ввергнет больных товарищей в бездну неистовства.
     - Теперь уже слишком поздно. - Холлиан не могла сдержать злости.  - Раз
уж мы не захотели уйти в безопасное место вовремя, придется остаться здесь.
     Кавинант не  обращал на них внимания. Он сидел, обняв Линден,  и верил,
что она будет жива.
     Никто не  шевелился.  Все  молча смотрели на  сияющий крилл,  а  восток
постепенно бледнел,  предвещая восход солнца.  Над поверхностью  земли стало
вырисовываться пыльное марево. Звезды поблекли. В воздухе повеяло сухостью -
день обещал быть жарким.
     Наконец из-за горизонта  показалось знойное и жестокое светило.  Увидев
его первые  лучи, Кавинант вдруг  вспомнил, что не ел и не пил со вчерашнего
утра. Он подумал  о себе нехотя и бесстрастно, как о другом человеке. На миг
ему показалось, что Линден, объятая странным сном, уже никогда не проснется.
     Когда  Солнечный  Яд  вступил  в   свои  права,  заросли  травы  начали
плавиться.  Стебли  превращались в  мертвенно-серую  тину  и  липкой  массой
оседали на  землю.  "То же самое  случилось и  с Мшистым  Лесом,  -  подумал
Кавинант, глядя вокруг как бы со стороны.  - И с Гриммердхором, и с Дремучим
У  душителем.  Пустынное  солнце вставало  над ними, и  древние леса  таяли,
превращались  в  ничто".  И  слава мира  стала  меньше, чем  была.  Кавинант
отмахнулся от воспоминаний и горько прошептал:
     - Будь ты проклят. Презирающий. Уж лучше бы ты убил меня!
     - Эг-бренд, - послышался  спокойный голос Бринна, - ты что-то  говорила
об огне.
     -  Это  лианар  говорил, -  проворчала  Холлиан  с видом  оскорбленного
достоинства.  -  Мне не  впервой  проводить  ритуал предсказания, но  такого
пламени я еще не видывала. Так что не спрашивай меня. Я не могу ответить.
     "Только огня нам  не хватало, - подумал Кавинант. - Мы и так сидим  тут
под палящим солнцем без воды. Чего уж больше!"
     Пророчество  Холлиан стало понятным, когда солнце поднялось  достаточно
высоко, а  гниль  от травы осела  достаточно  низко.  Лучи коснулись почвы у
подножия  пирамиды. Над землей вспыхнуло слабое свечение, и она стала быстро
нагреваться.
     Кавинант не верил своим глазам.
     Неожиданно Вейн шевельнулся и  стал подыматься по  склону пирамиды. Все
уставились  на  него. Но  он ни  на  кого не обращал  внимания. Казалось, он
вообще не понимал, что делал.
     Бринн и Хигром  придвинулись к Кавинанту и Линден. Но  Вейн остановился
перед ними и устремил пустой взгляд в небо.
     Постепенно почва приобрела красноватый оттенок. Цвет медленно темнел, и
на  поверхности  земли  появились  желтые полосы.  Тина,  лежащая  по  краям
прогалины, начала тлеть. В воздух  поднимался едкий дым, который, все больше
сгущаясь, постепенно заволок небосвод.
     Наконец подсохшая жижа  вспыхнула и занялась жарким пламенем. То здесь,
то там ввысь  вздымались  столбы дыма.  И  вскоре  равнина запылала огромным
костром.
     А обнаженная почва продолжала темнеть.
     Люди напряженно  наблюдали. Даже бесстрастные харучаи затаили дыхание и
открыли  рты. Линден  и  Кайл неподвижно  лежали на камнях. И тут Вейн  ожил
снова. Какое-то  время  он внимательно разглядывал  Линден, и выражение  его
лица становилось все более и более осмысленным.
     Кавинант  в  оцепенении  наблюдал  за  изменением   почвы.  Это  сочное
оранжевое  зарево  и  иссушающий жар  навевали  смутные воспоминания.  Перед
мысленным взором  Кавинанта непонятно  по  какой  причине  появилась  фигура
Трелла,  который  вошел  в  дом Лены.  Пламя очага  отбрасывало на  его лицо
оранжево-красные блики. Красной казалась и борода.
     И тут Кавинант вспомнил.
     "Огненные камни. Костровики!"
     От прикосновения  пустынного солнца вся равнина превратилась в каменную
пустыню,  покрытую  костровиками. Огонь  пожирал  засохшую слизь, а под  ней
находились костровики, которые исходили жаром.
     Гигантская пирамида походила на корабль, плывущий в потоке лавы.
     Кавинант  сидел  и невидяще смотрел прямо перед собой, словно его глаза
лопнули от неимоверного зноя. Он чувствовал, что смерть близка, близка,  как
эта женщина, недвижно лежащая у него на руках.
     Мемла пожертвовала  собой.  Линден и  Кайл  умирали.  А  потом  умрут и
остальные.
     Внезапно  Вейн  пришел в движение. От неожиданности харучаи застыли  на
месте и не успели  ничего  предпринять. Оттолкнув  Бринна и Хигрома, юр-вайл
шагнул к Кавинанту и Линден.
     Хигром едва  удержался на  склоне пирамиды. Бринна спас Кир, который  в
последнюю секунду подхватил вожака и  не  дал  ему  свалиться на раскаленные
камни.
     А Вейн  тем временем  наклонился  и  взял  Линден  из  рук  изумленного
Кавинанта.
     Стилл бросился к  Вейну и что было сил треснул  его между  глаз.  Тот и
бровью не повел.  Он исполнял  свою  миссию, и  ничто не могло ему помешать.
Стилл повалился под ноги Герну.
     Бережно неся  Линден, Вейн  подошел к краю  пирамиды и спрыгнул вниз  -
прямо на огненные камни.
     - Вейн!
     Кавинант вскочил на ноги. В его ушах шумело, словно жар солнца сменился
бурей.  В венах пульсировал яд.  Он хотел вызвать дикую магию, хотел нанести
..
     Но.., если бы он поразил Вейна силой дикой магии, тот выронил бы Линден
на огненные камни.
     "Линден!"
     Ни на что не обращая внимания, Вейн решительно двинулся прочь.
     В одну  секунду Хигром, как  пантера, спрыгнул  с  пирамиды и повис  на
плечах Вейна. Тот даже не качнулся. С Линден на руках и  харучаем за плечами
юр-вайл шагал по огненным камням и, похоже, не ощущал никаких неудобств.
     Кавинант хотел  крикнуть,  но не смог. Он  едва осознавал, что Бринн  и
Сандер держали его за руки, не давая ему броситься вслед за Вейном.
     - Он не чувствует огня, - откуда-то издалека послышался голос Бринна. -
Возможно, он решил спасти ее. Возможно, он хочет вытащить ее из пламени.
     "Спасти? - Кавинант обвис на руках харучаев. -  Зачем?  -  Он  состроил
гримасу. - Чтобы она служила Лорду Фоулу?"
     -  А почему он  не  помог ей раньше? -  спросил он дрожащим голосом.  -
Тогда, когда мы бились с Мраком. Бринн пожал плечами:
     -  Наверное,  Вейн считал,  что  его помощь не  требуется. А теперь  он
спасает ее, потому что мы беспомощны.
     "Вейн спасает ее? - Кавинант тяжело вздохнул. - Нет, не может быть". Он
постарался унять внутреннюю дрожь - и не смог.
     - Мы не беспомощны.
     Это было невыносимо. Даже для прокаженного. "Мы не беспомощны!"
     Он  снова  взглянул  вслед  Вейну.  Тот  уходил  все  дальше и  дальше,
постепенно растворяясь в мерцании костровиков.
     Кавинант сердито вырвался из рук Бринна и повернулся к своим спутникам.
Он  изо  всех  сил  старался  сдержать дрожь и ярость, но свирепость рвалась
наружу.
     - Кир! Дай мне рукх.
     Сандер  нахмурился. Глаза Холлиан расширились, словно она почувствовала
надежду  - или страх. Харучай не выказал удивления и, вытащив из-под  рубахи
железный жезл, отдал его Кавинанту.
     Тот рывком протянул рукх Сандеру:
     - Вот. Ты гравелинг. Сделай  что-нибудь. "Что?" -  беззвучно  прошептал
Са
     -  Позови Рысаков.  Они питомцы Солнечного  Яда  и  могут  вынести  нас
отсюда.
     Сандер сделал протестующий жест:
     - Юр-Лорд!
     Кавинант сунул жезл ему в руки:
     - Сделай это. Я  не могу. Я не знаю Солнечного Яда так, как  ты. К тому
же мне мешает проказа.
     - Но и я не Всадник!
     -  Это не имеет значения! -  Гнев помогал Кавинанту сдерживать страх. -
Мы   погибнем,  если   останемся  здесь.  Я  совершил   большую  ошибку,  не
послушавшись  Холлиан, но ты можешь ее исправить. Эг-бренд поможет  тебе. Ты
многое узнал о Верных. Сделай же это!
     По  лицу  Сандера  струился  пот,  и  казалось,  что  черты  гравелинга
плавились,  как  трава под  солнцем. Он повернулся  и  умоляюще посмотрел на
Холлиан. Та  коснулась  его руки,  покрытой шрамами. На  ее  лице  появилась
решимость, достойная звания эг-бренд.
     -  Сандер,  -  сказала   она  тихо.  -  Ты   гравелинг.  Наверное,  это
действительно надо сделать. Солнечный Камень поможет тебе. И я буду рядом  с
тобой. Лианар расскажет мне о состоянии Солнечного Яда, и, возможно, я сумею
помочь тебе настроиться на рукх.
     Секунду   они  смотрели  друг  на  друга.  Потом  Сандер  повернулся  к
Кавинанту.  Лицо   гравелинга  выражало  страх,  усталость  и  инстинктивное
отвращение  ко  всему, что принадлежало Верным. Но он взял рукх  и с мрачным
видом взобрался на вершину каменной пирамиды - туда, где мерцал крилл.
     Холлиан  устремила взгляд на  гравелинга и  встала  ниже,  так, что  ее
голова находилась вровень  с  ногами  Сандера. Тот сел,  положил оркрест  на
колени и вытащил пробку из полой рукоятки рукха.
     Ноги Кавинанта  дрожали, с трудом удерживая вес  тела. Он  принял более
устойчивое положение  и  выпрямился,  всем своим видом олицетворяя  важность
момента.
     Сандер вылил  остатки крови на  ладонь.  Холлиан положила руку  на  его
локоть и замерла на миг, как бы желая этим жестом поддержать гравелинга. Она
вынула свой  лианар, обмакнула  пальцы в  красную  жидкость  и  тихо запела.
Сандер потер  ладони друг о  друга, затем измазал  кровью лоб и  щеки.  Взяв
Солнечный Камень, он забормотал заклинание, и его  глуховатый голос слился с
тихим  напевом  Холлиан. Совместными  усилиями они сплетали  пряжу  силы  из
Солнечного Яда, олицетворяя собой мистическую связь огня и крови.
     Вскоре  знакомый  бронзовый  луч вырвался из оркреста  и,  как  стрела,
устремился к солнцу. В  воздухе послышалось сухое потрескивание, похожее  на
разряд молнии.
     Сандер сжал рукх с такой силой,  что  костяшки на его пальцах побелели.
Он прижал к жезлу Солнечный Камень, и на металле заиграли светлые блики.
     На кончике лианара распустился огненный  цветок  с  тонкими лепестками.
Холлиан закрыла глаза.  Пламя медленно  подстраивалось  под  цвет коричневой
ауры  солнца и наконец  стало выпускать  усики.  Один  из  них  коснулся рук
Сандера  и, обвившись вокруг пальцев,  начал подниматься к рукху и  лучу  из
Солнечного Камня.
     Пот набегал гравелингу  на  глаза,  но  Сандер лишь свирепо моргал  и с
омерзением смотрел на рукх, точно на гадюку, которую ему приходилось держать
в руках.
     Кавинант  перестал  дышать,  и  только  боль  в   груди  заставила  его
опомниться. Сделав судорожный вдох, он вновь  ощутил головокружение и, чтобы
удержаться на ногах, оперся спиной о камни.
     Однако харучаи уже не обращали внимания  ни на Сандера, ни  на Холлиан.
Кайла вновь трясло в конвульсиях. Им снова приходилось держать его за руки и
за ноги.
     "Как-то  там  Линден?"  -  горестно  подумал Кавинант и  закрыл  глаза,
пытаясь справиться с приступом слабости.
     Заунывная песнь прекратилась.  Кавинант  поднял голову:  луч Солнечного
Камня и пламя  лианара исчезли.  Сандер  и Холлиан,  поддерживая друг друга,
стояли на вершине пирамиды. Плечи гравелинга тряслись.
     Не понимая, что делает, Кавинант рухнул на колени.
     -  Оказывается, не  так  уж  и трудно  стать  Всадником Верных, - глухо
сказал  Са - Я постарался настроиться на рукх.  Рысаки ускакали далеко,
но они услышали меня. Сейчас они мчатся к нам.

     Мало-помалу судороги Кайла ослабели, и припадок кончился. Придя в себя,
раненый о чем-то быстро заговорил, но Кавинант не понял ни слова: он не знал
языка харучаев.
     Первый  Рысак прискакал сразу после обеда. К тому времени голод и жажда
так измучили Кавинанта,  что он уже ничего  не соображал  и даже поначалу не
узнал животное, несущее на спине припасы.
     -  Это  Клэнг,  - доложил  Бринн. -  Тот, что напал на Линден Эвери. Он
хромает. Его грудь обожжена. Но он, похоже, не чувствует жара костровиков. -
Взглянув на Кавинанта, он торопливо добавил:
     - Его груз в целости и сохранности.
     "В целости и сохранности". Кавинант с трудом взял себя в руки и увидел,
как Кир  и  Стилл, стоящие на спине  Рысака,  перебрасывали  своим товарищам
мешки с провиантом. "О Господи, спасибо!"
     Когда путешественники, утолив безумную жажду,  приступили к еде,  с юга
галопом прискакал Аной. Огненные камни  не причиняли ему никакого  вреда, но
он  все-таки старался не стоять  подолгу на  одном  месте и галопом  носился
вокруг пирамиды.
     Вскоре вернулись  Клэш  и  Клэ  Сандер  смотрел  на  них  хмуро  и
недовольно, однако в глазах Холлиан светились радость и надежда.
     Подкрепившись, харучаи начали готовиться к отъезду.
     Кавинант бережно завернул крилл  в обрывок рубахи  и сунул его  себе за
пояс. После этого он спустился вниз - туда, где ожидал Рысак.
     Здесь,  у  подножия  пирамиды,  жар камней  обжигал  кожу  и  затруднял
дыхание.  Внезапно Кавинанту  вспомнилась лава Горячего Убийцы, и  перед его
глазами  возник  образ  Идущего-За-Пеной,  который  пожертвовал  собой  ради
спасения Страны.
     Взглянув на спину Рысака, Кавинант заколебался.  Он не мог найти в себе
силы преодолеть  то  небольшое  расстояние,  что разделяло его  и  животное.
"Больше не хочу,  - бормотал он.  - Не  хочу,  чтобы мои  друзья гибли из-за
меня". Увидев, как он беспомощно топчется на месте  и озирается по сторонам,
харучаи быстро смекнули, в чем дело, и помогли ему взобраться на Рысака.
     Неподалеку  по  каменному  склону осторожно  спускались Кир  и Бринн  с
Кайлом на руках. Сандер нерешительно воздел к небу рукх - он не  был уверен,
что  Рысаки ему  подчинятся. Но те вели себя послушно и сразу же подбежали к
пирамиде.  Харучаи  опустили раненого на камни,  и  Кир перебрался  на спину
Аноя.  Поймав  мешки,  брошенные ему  Герном,  он устелил ими широкую  холку
животного и с помощью Бринна уложил на них раненого Кайла.
     Взглянув на синевато-багровую гноящуюся рану,  Кавинант застонал. Кайлу
требовался врач.  Ему требовалась  помощь Линден. Но ее состояние было ничем
не лучше.
     Пробуя свои силы в обращении с рукхом,  Сандер попытался приказать Аною
отойти  подальше от пирамиды.  Животное  послушно отбежало  в  сторону.  Тем
временем Герн и Холлиан  взобрались на Клэнга, а сам гравелинг присоединился
к Стиллу, уже восседавшему на Клэше.
     Кавинант устроился на широкой спине Клэнгора, крепко цепляясь за густую
шерсть.  Жар,  исходящий  от камней,  пропекал  его  тело насквозь. В  горле
пересохло. Однако отдать приказ Кавинант все-таки сумел:
     - Найдите Вейна! Быстрее.
     Сандер кивнул. Животные сорвались с места и поскакали  сквозь оранжевое
марево, держа курс на восток.
     Первым, как вихрь, летел Клэш, несущий Сандера с рукхом. За ним скакали
остальные Рысаки. Даже раненый Клэнг не отставал ни на шаг, и его налившиеся
кровью глаза пылали яростью. Он  был порождением Солнечного Яда и подчинялся
любому, кто владел рукхом. И Сандер вел их вперед.
     Кавинант  вряд  ли  мог  сказать,  с  какой  именно  скоростью  мчалась
кавалькада, - он  знал только одно:  они скакали очень быстро. Но как быстро
двигался Вейн? Юр-вайл имел преимущество в несколько часов.
     Горячий  ветер  обжигал  лицо.  Кавинант  едва  сдерживался,  чтобы  не
зажмуриться, и с трудом переводил дух. Одежда местами дымилась и  тлела. Пот
струился по  телу; от  жары  и ослепительного блеска  костровиков  слезились
глаза. Но  Рысаки мчались так,  будто черпали  силу  в этом сиянии.  Холлиан
отчаянно цеплялась за Герна. Сандер припал к холке Клэша. В отличие  от  них
харучаи  сохраняли спокойный  и невозмутимый  вид.  А Рысаки  все  мчались и
мчались.
     Казалось, что огненной  равнине не будет конца. На горизонте,  там, где
пустыня смыкалась с небом, горели огненные сполохи. Корона солнца в дрожащем
воздухе походила на  ореол какого-то  раскаленного  добела  предмета.  Земля
превратилась в жаровню с раскаленными углями, в геенну  огненную, по которой
скакали Рысаки.  К  счастью, Сандер прекрасно справлялся с рукхом, и пока он
был жив, отряду ничего не грозило.
     Животные  не  останавливались  ни  на  минуту.  Они  бежали, словно  от
рождения жили  в этом пламени. Рысаки одолевали расстояние так же неутомимо,
как огонь пожирает сухую мертвую листву.
     Дыхание Кавинанта то и дело  пресекалось, но  не от нехватки воздуха, а
скорее  потому, что не выдерживали легкие. Ему вдруг примерещилось Мерцающее
озеро - прохладная вода, которая  отдавала привкусом  Земной  Силы.  Он весь
напрягся,  словно  собирался  броситься  в бодрящие  струи...  А  Рысаки все
мчались и мчались.
     Наконец они выскочили на твердый грунт.  Это произошло  так неожиданно,
что  сухой  воздух показался  седокам  божественно  свежим. Кавинант  поднял
голову  и глубоко вздохнул всей грудью. Копыта Рысаков застучали по плотной,
пропеченной солнцем  почве, вздымая  тучи пыли. Зыбкое марево исчезло, и все
окружающее внезапно приобрело цвета и контуры, а главное - смысл.
     Кавинант огляделся и вдруг увидел впереди Вейна.
     Черный и загадочный, тот стоял на  краю длинного оврага,  который лежал
на пути отряда. На антрацитовой коже поблескивали металлические ободы Посоха
Закона.  Он смотрел на приближающихся Рысаков с таким видом, будто давно уже
дожидался их.
     Он был один.
     "Один?"
     Клэнгор  остановился.  Кавинант прыгнул на землю  и, не удержавшись  на
ногах, покатился в пыли. Вскочив, он подбежал к Вейну.
     - Что ты с ней сделал?
     Юр-вайл не шевельнулся. Кавинант бросился на него с кулаками, но тут же
отскочил, словно натолкнулся на стену.
     В тот  же миг из оврага  вылез Хигром.  Он выглядел целым и невредимым,
хотя его одежда обгорела кое-где до
     - Она  там,  -  сказал он  так, будто совершенно  не удивился появлению
Кавинанта. - Я отнес ее в тень.
     Кавинант промчался мимо него и спрыгнул в овраг.
     Пересохшее русло небольшого ручья оказалось сравнительно неглубоким. Он
упал на песок и увидел ее.
     Линден  лежала  на  спине  в  тени  отвесного  склона.  Ее  кожа  имела
красноватый  оттенок.  И немудрено - ведь  Вейн  полдня  нес ее  под палящим
солнцем над костровиками. В остальном она выглядела по-прежнему: то же лицо,
те же пшеничные волосы,  влажные  от  пота,  те  же  хмурые  морщинки  между
бровями, будто свидетели опасной и странной жизни, которую она вела.
     Ее  тело  подергивали  судороги.  Пятки  барабанили  по  земле,  пальцы
сжимались и разжимались, а  спина  то и дело выгибалась дугой. Лицо искажала
болезненная гримаса. Сквозь плотно сжатые зубы вырывались еле слышные стоны.
     Кавинант  погладил ее по  щеке  и крепко  обхватил  за  плечи,  пытаясь
сдержать  беспорядочные  движения  рук. В волнении он не мог  произнести  ни
слова  и не  сразу заметил Сандера и Холлиан, которые тихо подошли к нему  в
сопровождении Герна и  Хигрома. Немного позже появились Бринн, Кир и  Стилл,
несшие Кайла. Тот тоже корчился в муках нового припадка.
     Сандер положил руку на плечо Кавинанта.
     -  Это болезнь Солнечного  Яда, - тихо сказал он. - Прости меня. Но она
не выживет.
     Клокотание в горле Линден превратилось в хрип, похожий на предсмертный.
И Кавинанту вдруг почудилось, что она прошептала его имя:
     - Кавинант!
     "Линден, - стонала вся его душа. - Я ничем не могу тебе помочь!"
     Внезапно   глаза  больной  раскрылись   и   недоуменно  осмотрели  лица
окружающих ее людей.
     -  Кове...  - просипела  она. Казалось, судорога, терзавшая  ее  горло,
неожиданно  отступила.  Линден  сжала  челюсти  и  с  мольбой  взглянула  на
Кавинанта:
     - Помоги...
     От жалости у Кавинанта зашлось сердце.
     - Я не могу, - простонал он. - Я не знаю, как это сделать.
     Линден оскалилась, будто хотела  вцепиться зубами в  его  щеку.  На шее
проступили жилы, похожие  на веревки. Через  несколько мучительных мгновений
она выплюнула одно-единственное слово:
     - Ваура...
     - Что? - прошептал Кавинант и встряхнул ее. - Ты сказала - ваура?
     -  Дай  мне... -  Вид ее страданий  был для него невыносим.  - Дай  мне
вауру!
     "Сок,  который отгоняет насекомых?!"  Его глаза вспыхнули  лихорадочным
огнем.
     - Ты бредишь.
     - Нет!  - Ее стон, как  клинок,  пронзил  воздух. - Я... - Дикий взгляд
требовал и умолял. Из последних сил она вытолкнула из горла слова:
     - Я не брежу.
     Нечеловеческое  напряжение  вновь  спровоцировало конвульсии.  Кавинант
навалился на нее всем телом.
     - Я... - Голос Линден на миг пресекся. - Я это чувствую.
     "Чувствует? - подумал Кавинант. - О чем она говорит?"
     - Я чувствую вауру.
     Один ужасный миг он балансировал на тонкой грани понимания. И вдруг все
понял!
     Она видела, что ваура ей поможет!
     - Бринн! - крикнул он через плечо. - Дай скорей вауру!
     Линден по-прежнему чувствовала мир, который окружал ее. Она не утратила
приобретенный  в Стране  дар  и  увидела природу своей боли. Линден  просила
вауру, и она знала, что делала.
     Краем  глаза  Кавинант  заметил   неладное.  Он  обернулся  и  осмотрел
неподвижные  фигуры  своих помощников. Бринн и пальцем  не  шевельнул, чтобы
выполнить приказ.
     -  Кавинант, - печально  прошептал  Са -  Юр-Лорд,  она... Умоляю,
выслушай меня. У нее болезнь Солнечного Яда. Линден не знает, о чем говорит.
Она...
     - Бринн! - Кавинант заговорил тихо, но тоном, не терпящим возражений:
     - Ее  сознание  прояснилось. Она  понимает, что  говорит.  Принеси  мне
вауру.
     Харучай упорствовал:
     -  Юр-Лорд, гравелинг знает эту  болезнь. На миг  Кавинанту  захотелось
отпустить руки Линден и схватиться за горло, чтобы удержать рвущийся крик.
     - Единственная причина... - его голос дрожал, как лист на ветру, - ..по
которой  Кевин-Расточитель  выполнил Ритуал  Осквернения и погубил  жизнь  в
Стране на  сотню  лет, состояла в том, что  Стражи Крови  позволили  ему это
сделать.  Он  приказал  им  ничего  не  предпринимать,  ибо  знал,  что  они
подчинятся. Весь остаток жизни  они исполняли ложный долг и даже не знали об
этом. Они даже не  знали, что опозорены, пока Лорд  Фоул не ткнул их носом в
этот позор и не доказал, что заставил их служить себе.
     Презирающий  отнял разум у  троих  из них, чтобы сделать их похожими на
Кавинанта.
     -  Ну что,  вы  все  еще  хотите  настоять на своем  и дать  этим людям
умереть? - Внезапно Кавинант потерял контроль над собой и замолотил по песку
кулаками. - Принеси вауру!
     Бринн нерешительно посмотрел  на  Сандера, потом  на  Кайла  - и  через
несколько секунд уже карабкался на край оврага, собираясь бежать к Рысакам.
     Вскоре  он вернулся, таща  под  мышкой  кожаный  мех Мемлы. С  деланным
равнодушием и стараясь не смотреть Кавинанту в глаза, он подал ему мех.
     Дрожащими руками Кавинант распутал завязки и, призвав на помощь остатки
своей силы воли, осторожно влил несколько капель сока сквозь стиснутые  зубы
Линден.  Сев  рядом  с  ней  на  землю,  охваченный  страхом  и надеждой, он
наблюдал, как она с трудом глотает снадобье.
     Прошло несколько  мучительных мгновений. Внезапно тело Линден судорожно
выгнулось и сразу обмякло, словно у нее сломался позвоночник.
     У Кавинанта потемнело в глазах. Рассудок бунтовал и стремился вырваться
из клетки мозга.  Какое-то время он ничего не  видел и не  понимал,  пока не
услышал тихий шепот Линден:
     - А теперь Кайлу...
     Харучай  тут  же  засуетились Она вспомнила о  Кайле -  значит,  к  ней
действительно  вернулось  сознание! Бринн схватил мех и  опустился на колени
рядом с  Кайлом. С  помощью  Стилла он разжал стиснутые зубы соплеменника  и
влил ему в рот немного вауры.
     Мышцы  Линден  расслаблялись  одна  за   другой.  Дыхание  выровнялось,
набухшие жилы на  шее ушли под кожу. Кавинант взял  ее руку и тихонько пожал
пальцы с  обломанными  ногтями, еще недавно скрюченные судорогой  боли. Ноги
Линден  перестали подергиваться. Кавинант прижимал ее  руку к своей  груди и
растерянно  молчал.  Он не  понимал,  что  заставило  расслабиться  Линден -
приближение смерти или возвращение к жизни.
     Его сомнения развеял подошедший Бринн.
     - Ваура помогла, - бесстрастно сообщил харучай. - Кайлу лучше.
     Линден с облегчением вздохнула.

     Сарангрейвская Зыбь
     Она  спала,  как  смертельно  уставший  человек.  Закат  растворился  в
сумерках, и только тогда, при свете костра, разведенного харучаями, Кавинант
осторожно разбудил ее  и предложил немного подкрепиться. Линден была слишком
слаба для твердой пищи, поэтому он напоил ее метеглином, разбавленным водой.
     Она снова заснула. Отметив улучшение в ее состоянии, Кавинант вытянулся
на песке рядом с ней и  почти  мгновенно  провалился в сон. Но там его снова
поджидала дикая магия. Ничто не могло остановить эту свирепую разрушительную
силу.  Каждый  ее  всплеск вызывал ликование Презирающего. Кавинант оказался
новым Кевином-Расточителем. Однако его злодеяния превосходили все мыслимые и
немыслимые Осквернения. Белый огонь  магии  превратил  его в раба,  и он  не
мог...
     Кавинант проснулся на рассвете от шума голосов. Вытерев с лица холодный
пот,  он поднялся на ноги  и  осмотрелся.  Угасающее пламя костра превратило
утренний мрак  в  алый  туман,  и сквозь его пелену Кавинант  увидел Линден,
которая  сидела,  прислонившись г; стене оврага. Хигром кормил ее с рук, как
ребенка Она тоже смотрела на  него. Сумеречный свет не давал  разглядеть  ее
лицо. Казалось, что зрение Кавинанта помутилось от мрачных кошмаров ночи. Он
подошел  к  Линден  и,  сев  на корточки,  заглянул в  ее  глаза.  Его  губы
зашептали, словно сами собой:
     - Я думал, ты не выкарабкаешься.
     - Мне тоже так казалось, - сдержанно ответила она. - Я уже и не верила,
что ты меня поймешь.
     - Да, представляю.
     А что он мог еще сказать?
     И все же несоответствие ответа смутило его. Он почувствовал, что теряет
с ней контакт. Уловив замешательство  Кавинанта, Линден погладила его бороду
и тихо сказала:
     - Она делает тебя очень старым.
     Один из  харучаев  подбросил  в  костер  сухих  ветвей.  Красное  пламя
отразилось  в  ее  влажных  глазах,  и  они  засияли,  как  угольки.  Линден
продолжала говорить, сражаясь с дрожью в голосе:
     - Ты хотел, чтобы я увидела Вейна. - Она кивнула на отродье демондимов,
который стоял  у противоположной стены  оврага. - Я попыталась, но ничего не
поняла.  Он не живой. В нем  так много  силы,  и  она такая  мощная...  Вейн
напоминает твое кольцо. Он может быть всем, чем угодно.
     На миг ее тревога вырвалась из-под контроля. Она закрыла глаза рукой:
     - Кавинант! Мне больно!  Мне  больно смотреть на  него. Я устала видеть
подобные вещи.
     Свет  костра  отбрасывал оранжевые пятна на ее подбородок. Ему хотелось
прижать Линден к своей груди. Но он понимал, что это не тот покой, в котором
она  нуждалась. Порча Опустошителя  проникла ей  в душу.  Гиббон сказал, что
обостренные чувства погубят Линден или сведут ее с ума.
     - И все же видение спасло твою жизнь, - грубовато произнес Кавинант.
     Ее плечи напряглись.
     - Оно спасло жизнь Кайла.
     Линден  вздрогнула и,  опустив  руку,  позволила  ему заглянуть в  свои
глаза. По ее щекам катились слезы, сияющие в свете костра.
     -  Да,  Кавинант!  И  твою жизнь  тоже! Он  молча  смотрел  ей в глаза,
терпеливо ожидая продолжения.
     - Когда  ты  умирал у подкаменья Кристалла, я  не  знала, что делать, -
зашептала она  сквозь зубы, и  ее рот  скривился в гримасе раздражения.  - У
меня  не  было  даже  моей  сумки...  Тебе бы  не помогли ни  госпиталь,  ни
лаборатория, ни хороший врач. Я не знала, что еще предпринять.
     Она со всхлипом проглотила свою беспомощность.
     - Поэтому я вошла в тебя. Мне пришлось почувствовать твое тело и кровь,
твои нервы и легкие... Задыхаясь в миазмах проказы, я удерживала тебя живым,
пока Холлиан не излечила рану.
     Ее взгляд  блуждал  по  стене  оврага,  не  смея встретиться  с глазами
Кавинанта.
     -  Ужасное  чувство.  Твоя  болезнь.  Ее  вкус.  Словно  я  сама  стала
прокаженной. Как будто меня заставили дышать запахом гангрены.
     Она  наморщила  лоб  от отвращения  и  печали, а затем  заставила  себя
посмотреть ему в лицо.
     -  Клянусь, я  никогда  больше  не сделаю ничего  подобного.  От  обиды
Кавинант пригнул  голову и  взглянул  на тени  между ними. Ему потребовалось
около минуты, прежде чем он смог заговорить без гнева:
     - Теперь я понимаю, как противна тебе моя болезнь.
     - Нет! Дело не в проказе! Он удивленно поднял голову.
     - Я говорю про яд!
     Прежде чем он успел задать вопрос, Линден заговорила снова:
     - Яд все еще в тебе. И он собирается с силой. Вот почему мне так трудно
смотреть  на тебя. - Она едва не плакала. - Я не вынесу этого. Я  просто  не
выдержу. Солнечный  Яд проникает в меня все  больше и больше. Ты говорил  об
осквернении. Так знай! Оно теперь и во мне!
     "Я ничем не могу тебе помочь, - со вздохом подумал он. - Зачем ты пошла
за  мной? Зачем ты пыталась спасти мою жизнь? И почему тебя не напугала  моя
проказа?" Однако он не стал произносить вслух свои вопросы.
     -  Да,  я  узнаю  стиль Презирающего.  Он  любит превращать  надежды  в
отчаяние, а силу - в  слабость. Лорд Фоул набрасывается на все, что ценно, и
делает из этого Зло.
     Презирающий использовал  много прекрасных качеств  -  любовь  Кевина  к
Стране,  беззаветное служение  Стражей Крови,  верность Великанов  и страсть
Елены. А потом он уничтожил их.
     Кавинант пожалел о том, что попросил Линден увидеть Вейна.
     - Однако есть и вторая сторона монеты.  Каждый раз,  когда он  пытается
причинить нам вред, у нас появляется возможность сразиться  с ним. Мы должны
поступать наоборот -  находить силу в своей слабости. Возрождать  надежду из
отчаяния. - Он протянул  к ней искалеченную ладонь и нежно погладил ее руку.
- Линден! От него невозможно спрятаться.
     "Тебе не избежать его западни".
     - Если ты будешь на все закрывать глаза, это лишь ослабит твои силы. Мы
должны принять самих себя. И ни в чем ему не повиноваться.
     Даже  если  она  и  ответила  на   его  пожатие,   Кавинант  ничего  не
почувствовал.  Онемевшие пальцы оборвали контакт. Линден опустила  голову, и
волосы закрыли ее лицо.
     - Твое видение спасло тебе жизнь.
     - Нет! Это ты спас меня!
     Ее голос тонул в бархатной тени предрассветных сумерек.
     - У меня нет никакой силы. Я могу  только видеть. - Оттолкнув его руку,
она тихо добавила:
     - Оставь меня в покое. Я устала от этих мук и бед.
     Он хотел возразить ей, но тон мольбы заставил его подчиниться. Застонав
от боли в суставах,  Кавинант поднялся и  отошел  к костру  в поисках тепла.
Внезапно он заметил Сандера и Холлиан, которые сидели неподалеку.
     Гравелинг  сжимал в  руках магический  жезл.  Красноватое пламя  лизало
железный треугольник. Холлиан помогала ему своим лианаром -  как  в тот раз,
когда  он  впервые настраивался  на рукх. Кавинант  не мог  понять, что  они
задумали.
     Вскоре Сандер и Холлиан отпустили свои огни. Какое-то время они  сидели
держась за руки  и  глядя  друг другу в глаза, словно нуждались  в  обоюдной
поддержке.
     -  Об  этом  нельзя  сожалеть,  -  тихо сказала  эг-бренд,  и ее  шепот
прозвучал  как  голос  звезд.  - Мы  должны  бороться  до конца, что  бы  ни
случилось.
     - Да, - так же  тихо ответил гравелинг. - Мы будем бороться до конца. -
Потом его тон смягчился. - Я многое могу  пережить.., если только ты  будешь
рядом.
     Они поднялись на ноги, и Сандер, прижав к  себе Холлиан, поцеловал ее в
лоб. Кавинант отвернулся, почувствовав себя лишним, но они направились прямо
к нему.
     - Юр-Лорд, это должно быть  сказано,  - мрачно произнес  гравелинг. - С
тех  пор  как ты велел мне  овладеть  жезлом Верных, я  все  время  терзался
смутным  страхом.  Пока  рукх был  у  Мемлы,  на-Морэм  знал все,  что с ней
происходило. Вот почему нас  настиг  его Огненный  Мрак. Я  боялся,  что моя
власть над жезлом тоже поставит меня под око Верных. И мой страх оправдался,
Кавинант.  - Он  сделал  небольшую  паузу. - Мы только что убедились в  моих
подозрениях.  Из-за  недостатка  опыта  мне не  удалось  прочитать намерение
Верных, но  я почувствовал их присутствие  и узнал, что полностью открыт для
них.
     - Что нам делать, юр-Лорд? - спросила Холлиан.
     -  То  же самое,  что мы  и делали, - ответил  Кавинант.  В круговороте
размышлений  он почти не  слышал  свой ответ. - Бежать. А потом сражаться до
последней капли крови.
     Он вспомнил лицо Линден, искаженное конвульсиями кошмарных видений - ее
напряженный рот и полоски пота на висках. Он вспомнил сияние дикой магии.
     - Мы должны выжить. Это первая задача.
     Кавинант отвернулся, испугавшись на  миг потерять контроль  над  своими
эмоциями.
     Имел ли он право  говорить с  другими о  жизни  и борьбе, когда не  мог
справиться даже с  собственной  силой?  С ядом, который стал частью его! Чем
сильнее пробуждалась  в  нем  дикая магия, тем  меньше смысла  было у  всего
остального. Он превращался в живое воплощение скверны и разрушения. Он терял
в себе человека - гордого и неподвластного Злу.
     Кавинант  поднял  мех  метеглина  и начал  пить,  чтобы  заглушить стон
израненной души.  Он  знал,  что  сила  разрушает. Он  знал,  насколько  она
ненадежна.  Но этого знания  не хватало. Или, наоборот, хватало с  избытком.
Сила научила его сомневаться. А сомнения порождали насилие.
     Он чувствовал, как в нем росло  давление  силы. Какая-то  часть его уже
полюбила ярость и неудержимую мощь дикой магии.  Кавинант так  боялся себя и
последствий  своей  горячности,  что даже не мог есть. Он пил густой медовый
напиток  и  смотрел  на  языки  огня,  пытаясь  поверить в  то,  что поможет
сохранить себя и верность прежним принципам.
     Ему  вспоминались  трупы  на  каменных плитах - более двадцати человек,
которых он убил. Они оживали в призрачных сумерках рассвета  и тянули к нему
скрюченные  пальцы.  Мужчины  и  женщины,   обманутые  Опустошителем.  Люди,
единственным преступлением которых была иная вера.
     Приподняв голову, он  увидел  Линден,  которая  стояла  перед ним.  Она
немного пошатывалась от слабости, но в ее взгляде уже сияли искорки заботы и
рассудительности.  Когда  Кавинант  виновато  опустил  взор,  она сказала  с
оттенком прежней строгости:
     - Тебе надо что-нибудь поесть.
     Не смея  ослушаться ее, он потянулся за  куском сушеного  мяса.  Линден
кивнула,  шатаясь  отошла  в  сторону  и  склонилась  над  Кайлом.  Кавинант
рассеянно жевал, посматривая ей вслед.
     Кайл  выглядел  и  хорошо  и плохо. Он  быстро поправлялся от  болезни,
обретая врожденную  силу и  здоровье. Но его  рана  по-прежнему гноилась,  и
ваура не помогала против яда, внесенного шпорой Рысака.
     Линден  разглядывала  рану с  таким  выражением, словно та  терзала  ее
нервы. Она потребовала  вскипятить  воду, и два харучая без слов подчинились
ее приказу.  Пока  вода  грелась  и  закипала,  Линден взяла у  Холлиан нож,
накалила  его  над  пламенем, а  затем  вскрыла  нарыв  на  руке  Кайла.  Он
мужественно терпел боль, и только  нахмуренные брови выдавали его страдания.
Кровь и желтый гной брызнули на  песок. Руки Линден, несмотря на слабость  и
истощение, сохраняли профессиональную точность. Она знала, где и как глубоко
надо сделать надрез.
     Когда  ей принесли вскипевшую воду,  Линден взяла  из рук Бринна тонкое
одеяло, разорвала его на полосы и, промыв рану Кайла,  наложила повязку.  На
лбу  раненого харучая появился  бисер  пота,  но он  ни  разу  не вздрогнул.
Усилием воли успокоив дыхание. Кайл прошептал:
     - Не  тревожься обо  мне, Линден  Эвери. Со  мной все в порядке.  Готов
служить тебе, чем могу.
     -  Послужи пока себе, - с печальной улыбкой ответила она. - Береги свою
руку.
     Уверившись,  что повязка наложена как надо, она вылила на ткань горячую
воду. Кайл не издал  ни звука. Линден  отошла от него и села у стены оврага,
не в силах выносить безмолвной муки харучая.
     Кавинант перевел внимание на Вейна. Первые лучи солнца коснулись головы
юр-вайла,  превратив  ее в  сияющее  пятно таинственной  черноты.  Сандер  и
Холлиан быстро подбежали  к обломку  скалы  и встали на него. Кавинант помог
подняться Линден. Лица людей повернулись на восток - к восходящему солнцу.
     Оно поднялось над краем оврага в коричневой дымке,  похожей на саван. В
его сиянии таились жуткие дары: галлюцинации и жажда, волдыри, белые кости и
лихорадка. Но Линден воскликнула:
     -  Яд  слабеет! - Прежде чем Кавинант уловил  смысл сказанных слов, она
разочарованно вздохнула. - Нет. Наверное, я просто схожу с ума. Солнечный Яд
не изменился.
     Что значит - не изменился? Неужели из-за страха она больше  не доверяла
своим  глазам? Слова Линден обеспокоили Кавинанта. Он думал о них все время,
пока отряд собирался в путь.
     Наконец путешественники уселись на Рысаков и направились на восток. Они
скакали по выжженной равнине Северных Пустошей, словно по раскаленной добела
наковальне.
     Пот  пробивался  на висках  Линден тонкими полосками. Но  ее  рана была
сравнительно  небольшой, и она быстро  поправлялась.  Кавинант в который уже
раз со вздохом подумал о том, что почти ничего о ней не знал.

     На  следующее  утро  Линден  выглядела  более  уверенной,  хотя   порой
морщилась,  словно  у  нее  болела  голова.  Посмотрев  на  восход  третьего
пустынного солнца, она затрепетала от волнения и тихо сказала:
     - Значит, я была  права! Яд  действительно  слабеет!  - Указав рукой на
горизонт, она радостно закричала:
     - Смотрите!  Вон там!  Неужели  не видите? Дымка  становится тоньше,  а
потом сгущается до обычной плотности. Как будто она пересекает границу.
     Никто не  сказал  ни слова.  Сандер и Холлиан  с  тревогой  смотрели на
Линден,  словно боялись, что болезнь Солнечного Яда повредила  ее  рассудок.
Лица харучаев оставались бесстрастными и спокойными.
     - Я видела это, - настаивала она. - Не беспокойтесь! Я не схожу с ума!
     Кавинант поморщился:
     - Пойми, мы не можем видеть, как ты!
     Бросив на него обиженный взгляд, Линден повернулась и пошла к ожидавшим
их Рысакам.
     Долгое время она ехала молча, будто сердилась на него Несмотря на сухой
жар солнца и постоянную качку на спине Клэша, Линден восстанавливала силы, а
вместе с  ними и ярость. За свое видение она платила огромную цену и теперь,
когда  спутники  сомневались в  ее словах, просто не  находила себе места от
негодования.  Даже Кавинант  верил ей  только наполовину.  Любое  ослабление
Солнечного Яда означало  надежду. Может, они боялись  новых разочарований? И
это после всего того, через что она прошла?
     Когда  отряд   остановился  на  ночь,   Линден  торопливо  съела  мясо,
перевязала руку Кайла и отправилась спать.  Проснувшись задолго до рассвета,
она нетерпеливо шагала взад и вперед по высохшей глине, ожидая подтверждения
своей  догадке.  Ее  напряженность  давала  понять,  как  сильно она  хотела
доказать свою правоту и избавить чуткую ранимую душу от недоверия друзей.
     Тем  утром  солнце  поднялось  в красной дымке  чумного предвестия. Оно
окрасило пустошь в малиновый цвет, превратив пустыню в странный и прекрасный
ландшафт, который навевал печальные мысли о пышных похоронах земли. Кавинант
старательно таращился на солнце, пока перед его глазами не затанцевали пятна
огня, но он так и не увидел какого-либо  ослабления Солнечного  Яда.  Тем не
менее  Линден  продолжала  отстаивать   свое  мнение.  А  через  миг  к  ней
присоединился и Бринн, который сказал бесстрастным тоном:
     - Зоркость Избранной достойна восхищения. - Он использовал ее титул как
признание силы. - Порча вокруг солнца действительно уменьшается.
     -  Я сдаюсь,  -  смущенно  произнес  гравелинг.  - Мои глаза  не  видят
никакого ослабления.
     - Скоро увидишь, - ответила Линден. - Мы приближаемся.
     Внезапная надежда заставила Кавинанта воскликнуть:
     - Приближаемся? К чему?
     "Неужели Солнечный Яд имеет предел?"
     -  Спрашивай Избранную, а  не меня,  - сказал Бринн, пожимая плечами. -
Мне об этом ничего не известно.
     Кавинант повернулся к Линден, но она быстро отвела взгляд.
     - Я расскажу  тебе все,  когда буду  уверена. Он едва  успел проглотить
ругательство,  готовое сорваться с  губ. "Мне больно смотреть на этот мир, -
как  бы  говорила она. -  Но я попытаюсь". Он знал, что Линден старалась изо
всех сил.  Ей требовалось  доверие, и в данный момент она боялась ошибиться.
Сочувственно кивнув, Кавинант отступил в сторону.
     Харучаи  готовили еду,  подогревали  воду и  смазывали  себя ваурой,  а
Линден по-прежнему смотрела на восток.  Она рассеянно  поела  и покрыла свое
тело  едким пахучим  соком. Помощники  Бринна  приготовили Рысаков.  Но  как
только Сандер пустил животных в галоп, Линден вытянула руку и закричала:
     - Там! Бринн посмотрел на солнце.
     - Да. Порча восстановила свою силу.
     Кавинант печально вздохнул. Немудрено, что она отказывалась говорить об
этой порче. Какой же ад представал перед ее глазами!
     Он  мрачно сидел на Клэше позади Линден и Бринна. Отряд  двигался через
неровную,   покрытую   трещинами  пустыню,   под   властью   чумного  солнца
превратившуюся в безмолвное царство скорпионов.  Лишь дробь копыт будоражила
неподвижный  воздух. Насекомые  покрывали  скалы и ползали  по песку. Пустое
небо  казалось  сводом  склепа.  Чувство  обреченности  охватило  Кавинанта.
Феерически-багровая  поверхность пустыни напоминала о той крови,  которую он
пролил.  Кавинант непроизвольно прикрыл  ладонью  кольцо,  словно  испугался
нового  выброса  неконтролируемой  силы.  Ему претили  убийства,  и  он  был
противен самому себе. И еще он боялся мощи дикой магии.
     "Мы должны принимать себя такими, какие мы  есть". Где он научился этой
самонадеянности?  Каким же  бесчувственным  надо быть,  чтобы говорить такие
слова?
     Той ночью от воспоминаний  и кошмаров его кожа горела огнем, как будто,
жертвуя  собой,  он  сжигал  в  неистовом  пламени  свою  старую  вину.  Сны
наполнились образами Лены, словно  она  отпечаталась на  сетчатке  его глаз.
Юная дева со зрелым притягательным телом... Он ударил  ее и, связав рубашкой
руки, совершил насилие,  о котором  жалел потом всю жизнь. Память о ее крике
сочилась в сердце как яд. Она сжирала его как проказа души.
     Ты - мой!
     Он состоял  из  дикой магии и  сомнений; и долгая ночь, как вся Страна,
беспомощно  простирающаяся под Солнечным  Ядом,  тоже казалась  безжизненной
пустыней.
     На  следующее утро, когда солнце поднялось  в багровом жаре, он заметил
то, о чем говорила Линден. Пелена вокруг светила выглядела немного  бледной.
Сандер и Холлиан, увидев это, раскрыли рты от удивления и страха.
     На  этот раз аура  Солнечного  Яда окрепла лишь  к  середине утра.  Как
только  солнце  одолело первую  четверть неба, пелена покрыла  его, как алое
веко. Догадки сменяли друг друга в бесконечном хороводе,  подступая к истине
настолько, что еще немного, и Кавинант мог бы прийти к желанному откровению.
Однако этого  не случилось. Он смотрел, но не видел. Он не понимал того, что
происходило перед его глазами. Странная и нелепая слепота...
     Вечером отряд добрался до Землепровала.
     Кавинант сразу  узнал его. Землепровал представлял собой обрыв, который
отделял  западную Верхнюю Страну от восточной Нижней. Провал тянулся от моря
у  Южной Гряды к неисследованным  Северным  Высотам. На многие лиги южнее от
них к обрыву припала Грейвин Френдор,  или, иначе. Гора Грома, которая, стоя
на Нижней  Стране, опиралась локтями  о краешек Верхней. Глубоко в ее темных
недрах  находилось место, где  некогда  хранился  Камень  Иллеарт. А в самом
сердце  горы  располагалась тайная пещера Кирил  Френдор, которую  облюбовал
Лорд Фоул и сделал своей обителью.
     Как  только солнце  коснулось  горизонта, отряд  остановился на  отдых.
Высота склона в этом месте достигала трех или четырех тысяч футов, и мрачная
тень Землепровала простиралась далеко на восток. Но Кавинанту было известно,
что ожидало их впереди. Там,  внизу, чернели смертельные топи Сарангрейвской
Зыби.
     Веками орошаемая  Теснистым Протоком, Сарангрейвская низина  постепенно
превратилась в регион ручьев и болот, в мир экзотических форм жизни и жутких
опасностей. Река вытекала между колен таинственной Горы Грома - из катакомб,
где  обитали  пещерники  и  юр-вайлы. Ее истоки  брали  начало  из склепов и
помойных  ям,  из  сточных  вод  биологических  лабораторий  и  генетических
мастерских,  которые  извергали из  себя  грязь и  яд,  семена  несчастья  и
сгнившие трупы. Эти нечистоты распространились по всей низине, и со временем
царство белых цапель с полями орхидей стало прибежищем уродливых созданий. В
эпоху войн с Советом Лордов  гнусный Лорд Фоул набирал в свои армии чудовищ,
порожденных Сарангрейвской Зыбью.
     Кавинант имел представление об этих местах, так  как однажды осматривал
их  с Землепровала к  югу  от  Горы Грома.  В ту  пору он обладал  видением,
которое  подарила ему Страна. Кроме того, он многое  узнал  о Сарангрейвской
Зыби из рассказов Лордов и харучая Ранника. В свое время Ранник участвовал в
походе  к  Прибрежью и  вместе с Кориком  сопровождал двух Лордов,  Гирима и
Шетру, которые отправились  за  помощью к  Великанам.  Лорд Шетра  погибла в
дебрях Сарангрейвской  Зыби, и  едва уцелевший в том походе Ранник рассказал
Кавинанту о подробностях ее смерти.
     Представив  себе Сарангрейвскую  Зыбь в лучах  чумного солнца, Кавинант
почувствовал резь  в животе. Он  решил поведать своим  спутникам ту страшную
историю, которую ему рассказал когда-то отважный Страж Крови.
     Под впечатлением воспоминаний он отказался спускаться в  тень обрыва, и
харучаи  устроили лагерь  на  выступе огромной  скалы.  Укрепив  себя едой и
метеглином,  Кавинант придвинулся к костру и попросил своих друзей выслушать
его рассказ.
     Линден села напротив. Ему  хотелось почувствовать ее близость, но огонь
отделил  их оранжево-красной прозрачной стеной.  Сандер и Холлиан устроились
на границе света и тьмы. Кавинант смущенно перевел взгляд на пылающие сучья,
и память унесла его к далеким временам.
     "Клянусь  кулаком и  верой,  -  говорил  Страж  Крови.  -  Мы не  знали
поражений. Но нам пришлось пережить настоящий разгром".
     О, каким смыслом наполнились теперь слова Ранника! Они проиграли битву.
Они поддались Порче и умерли,  нарушив  великий обет. И все Великаны погибли
ужасной смертью.
     Однако  не  об этом хотел рассказать Кавинант.  Чтобы преодолеть старую
боль и грусть, он представил  лицо Ранника в  тот  миг,  когда тот смотрел с
укором на него, Елену, Морэма и Хайла Троя. Костер  оживил воспоминания, и в
уме  зазвучали слова опечаленного  Стража Крови. Атаки  дюкера. Гибель Лорда
Шатры. Безысходность и кровавый ад.
     Кавинант прочистил горло и начал свой рассказ.
     Когда  он  впервые  увидел  Сарангрейвскую  низину,  она показалась ему
местом пылкого изобилия и быстрой смерти. Кругом резвились  пугливые водяные
зверьки; у лужиц  чистого яда росли колючие деревья. Болота и  зыбучие пески
манили людей невиданной красотой и губили их с неистовым безумством. Природа
была здесь алчной, предательской и оскверненной - но  не злой. Она хранила в
себе непорочность бури и безвинную жестокость хищника. Великаны, знавшие эти
места  как  свои  пять  пальцев, путешествовали по Сарангрейвской  Зыби  без
страха и риска.
     Однако через сорок лет, когда  отряд  Корика начал спускаться по склону
Землепровала, их взглядам предстала другая  Сарангрейвская Зыбь. Спавшее Зло
пробудилось. И это Зло, которое  Ранник назвал люкером, погубило Лорда Шетру
- несмотря на то, что она находилась  под  защитой пятнадцати Стражей Крови.
Пятнадцати! Люкер чувствовал силу,  и  она  влекла его к себе.  Ранихины,  а
затем и сами Стражи Крови невольно  накликали опасность на отряд Корика.  Из
всех гонцов, отправленных к Высокому Лорду, в живых остался лишь Ранник.
     Когда  Кавинант  замолчал,   его  спутники  какое-то  время  оставались
безмолвными. Первой заговорила Холлиан:
     - Не могли бы мы как-нибудь обойти это жуткое и опасное место!
     -  Кружный путь занимает около сотни лиг, - не поднимая головы, ответил
Кавинант. - И я не знаю, какие там сейчас земли.
     "А тебе известно, во что превратилась Зыбь под Солнечным Ядом?"
     - У нас нет  в  запасе такого количества времени, - нетерпеливо добавил
Са - Неужели вы хотите  попасть под второе  облако Мрака? Верные слышат
каждое наше слово, и, стоит  мне  прикоснуться к жезлу, я вижу  глаза Чтеца,
который смотрит через Ядовитый Огонь в мое  сердце. Слуги на-Морэма не знают
пощады.
     - И все же Верные не могут... - Линден замолчала на полуслове.
     - Они извлекают свою силу из крови и  убивают людей каждый день, - тихо
напомнил Кавинант. - Сколько жизней угаснет, пока мы пройдем сто лиг?
     Холлиан смутилась.
     - Будем надеяться, что люкер погиб. Солнечный Яд  опустошил всю Страну.
Разве Сарангрейвская Зыбь не могла измениться?
     - Нет, она не изменилась, - ответила Линден. Заметив удивленные взгляды
Сандера и Кавинанта, она быстро добавила:
     - Я расскажу вам об этом утром.
     Линден  завернулась в  одеяло и  демонстративно отвернулась,  не  желая
отвечать ни на какие вопросы.
     Когда  Сандер и  Холлиан ушли спать, Кавинант остался сидеть  у костра,
ободряя себя и сопротивляясь страху,  который  скопился  на  дне его ума. Он
верил  словам  Линден  о  Солнечном  Яде.  Сколько  же  мужества  и   отваги
понадобится им на пути через кручи Землепровала и топи Сарангрейвской Зыби.
     Ты - мой!

     Он  проснулся  перед  самым  рассветом  -  измученный  и   обессиленный
кошмарами. Его  спутники уже стояли  на краю обрыва. Прохладный ветер овевал
лицо Кавинанта,  и  грязный подбородок чесался  и болел,  словно пальцы снов
по-прежнему  дергали за его  густую бороду. Он  встал,  потер ладони,  чтобы
согреться, и с благодарностью принял у Бринна полный мех метеглина.
     Когда Кавинант вытер губы, харучай с поклоном обратился к нему:
     -  Юр-Лорд...  - В сумеречном свете  Бринн выглядел  непроницаемым, как
камень, однако его  поза говорила о важности вопроса.  - Мы не доверяем этим
Рысакам.
     Кавинант нахмурился. Бринн застал его врасплох.
     - Старые барды сохранили историю, которую Ранник принес  Высокому Лорду
Елене,  -  объяснил  харучай.  -   Поход   к  Великанам  Прибрежья  оказался
трагическим из-за того, что люкер почувствовал Земную Силу, которая исходила
от ранихинов.  Да и обет  Стражей Крови тоже был проявлением этой силы.  Нам
повезло - мы не давали  тебе обет  верности. Если ты не будешь  пользоваться
дикой магией, а гравелинг и эг-бренд на время  забудут о своем знании, люкер
не заметит нас.
     Кавинант кивнул и прошептал в ответ:
     - Рысаки несут в себе силу Солнечного Яда. Ты  боишься, что они выдадут
нас люкеру?
     - Да, юр-Лорд.
     Кавинант нахмурился, а потом пожал плечами:
     -  Но  у нас нет выбора.  Представь, сколько мы потеряем времени,  если
будем идти пешком.
     Бринн с легким поклоном отошел в сторону. На какой-то миг он так сильно
напомнил  своим  поведением  Баннора,  что  Кавинант едва  не застонал.  Оба
харучая  высказывали свои мнения, но  без  вопросов принимали  любое решение
Кавинанта. Ему вдруг  подумалось, что  Мертвые вернулись к жизни, - верный и
преданный Баннор возродился в  бесстрастном Бринне; прекрасная Елена приняла
облик отважной Линден. От этой мысли у него заболело сердце.
     Крик Холлиан привлек его взгляд к Землепровалу. Над горизонтом появился
горб  светила.  Сражаясь  с  симптомами  зарождающегося  головокружения,  он
присоединился к своим спутникам, которые стояли на выступе скалы.
     Рассвет окрашивал восток в  багровые тона,  как  будто  солнце истекало
кровью.  Свет  без  помех  достигал  вершины  обрыва,  однако  Нижняя Страна
по-прежнему  тонула  во мраке ночи. Казалось,  что тьма всасывалась в землю,
словно черная  вода.  Но  сияние  солнца  взбодрило Кавинанта,  несмотря  на
мрачные мысли и смутные опасения.
     Аура Солнечного Яда стала слабее - слабее, чем в прошлое утро.
     Взглянув на нее, Линден  кивнула  и  гордо осмотрела  туманный полумрак
Сарангрейвской Зыби. Кавинант услышал  за спиной жужжание насекомых, которые
воскресали из мертвой земли.
     - О Боже! Я была права!
     В ее голосе звучали ликующие нотки.
     Кавинант молчал, боясь вспугнуть  момент откровения.  Но  Линден уже не
могла остановиться. Ее руки взлетали в воздух от возбуждения и восторга.
     - Этот обрыв! Землепровал! Он как  граница, понимаете? Когда в  полдень
солнце пройдет над его склоном. Солнечный Яд обретет свою былую силу.
     - А почему? - спросил ее Кавинант.
     - Потому что над  Нижней Страной другая  атмосфера. Яд  не имеет ничего
общего  с солнцем.  Аура или дымка - это только иллюзия. Мы видим ее, потому
что  смотрим на  светило через слой воздуха. Солнечный Яд в атмосфере.  Само
солнце не изменилось, но вот воздух...
     Кавинант  внимательно слушал ее, анализируя  то,  о  чем  она говорила.
Догадка Линден имела смысл: он не мог представить себе силу, необходимую для
трансформации солнца.
     -  Яд действует как фи Он  искажает  естественную энергию солнца и
придает ей разрушительные качества.
     Она   произносила  слова  с  такой  выразительностью,  словно  пыталась
пробиться сквозь слепоту его разума.
     - Солнечный Яд действует только к западу от нас - в Верхней Стране. То,
что  мы  видим отсюда... - она кивнула на восток,  - ..это  его остатки. Вот
почему он выглядит таким слабым. Отныне мы можем  не опасаться мести Верных.
И  скорее  всего, Сарангрейвская  Зыбь  окажется той  же самой, какой ты  ее
помнишь.
     "Так  ли  это?  -  думал  Кавинант.  -  А  как  же перемещение  ветров?
Воздействие бурь и ураганов?"
     Угадав его вопросы, Линден уверенно сказала:
     - Яд  находится в  воздухе, но он больше похож на излучение.  Излучение
идет  от  земли и  имеет  какое-то  отношение  к Земной Силе,  о которой  ты
говорил. Солнечный Яд - это порча Земной Силы.
     Порча Земной Силы! При этих словах у него закружилась голова, и смутные
предположения  сложились в единое целое. Линден была права. Он понял, почему
умирала Страна. После того как дикая магия разрушила Посох Закона...
     Лорд   Фоул  не  зря   обосновался  в  Горе  Грома,   которая  оседлала
Землепровал. Большая часть восточных территорий находилась под его властью -
вот почему он концентрировал Солнечный Яд  только на Верхней Стране. Все это
подтверждало догадку  Линден. И лишь  слепец не мог  понять  таких очевидных
вещей.
     Его  внимание  поглощали  все новые и  новые грани  открытия. Лорд Фоул
повернул против Страны Земную Силу. Солнечный Яд ограничен в своих размерах,
но если он станет достаточно интенсивным и продвинется дальше...
     И  тут  до него  дошли слова Линден: "Скорее всего, Сарангрейвская Зыбь
окажется той же самой..."
     "Кровавый  ад!" Прикусив губу, он подавил  в себе  тошноту и  подошел к
краю обрыва.
     Линия света и тени спустилась уже до  половины склона. Воды Сарангрейвы
проступали  во  мраке  розовыми пятнами  -  блеклые самоцветы  озер  и  едва
заметные полоски ручьев,  похожие  на  карту  исчезавшей  ночи. Или  на сеть
западни.  Когда  солнце  поднялось,   лужицы  озер  стали  желтыми  и  более
контрастными. Между ними струилась венозная жизнь низины - развернутый  план
или,  скорее,  анатомический  разрез  Сарангрейвской  Зыби.  Чуть позже  эти
водоемы раскалились добела, отражая солнечный свет на огромном пространстве.
     После пятидневной скачки  по  пустынной равнине буйная зелень и  вода у
подножия  обрыва казались  изысканными  и очаровательными.  Однако  это была
красота гадюки или белладонны.
     Линден, схватив  Кавинанта за плечо, испуганно смотрела вниз, и ее губы
беззвучно повторяли снова и снова: "О Боже! О Боже! О Боже!"
     Сердце Кавинанта тревожно застучало.
     - Что ты видишь?
     - Неужели  ты  хочешь спуститься  туда?  -  От  ужаса  ее голос  звучал
прерывисто и хрипло. - Ты что, сошел с ума?
     - Линден, - тихо ответил он, огорченный обвинениями ее напуганной души.
     Ему захотелось вцепиться  в плечи Линден и  как следует  встряхнуть  ее
оцепеневшее тело. Но он лишь сжал ладони  в кулаки. Неужели она не  понимала
причин, которые заставляли его спешить? Неужели она забыла о жертвах Верных?
     - Линден, я не вижу того, что видишь ты.
     -  Пойми, я  -  врач, - взмолилась она,  как будто  ее  душа обливалась
кровью. - Мне не вынести этого Зла.
     "Нет! Не говори так! - Гнев Кавинанта исчез при виде  ее  печали. -  Ты
осуждаешь нас обоих".
     -  Расскажи мне,  что нас там ждет. Я все пойму -  лучше,  чем кто-либо
другой.
     Линден опустила голову, словно не желала смотреть на него.
     - Она живая. - Ее голос дрожал от муки. - Сарангрейвская Зыбь живая!
     Гиббон обещал ей, что она разрушит Страну.
     - И ее топи воют от голода. Кавинант о ней ничего не знал.
     - Она похожа на Опустошителя!
     "Опустошителя? - Ему хотелось закричать:
     - Что же ты за человек? Почему Лорд Фоул избрал тебя для своих  мерзких
целей?" Однако он задал ей другой вопрос:
     - А может, это и есть Опустошитель?
     Она покачала головой. Линден продолжала качать головой, словно не могла
охватить разумом то, что ей хотелось бы отвергнуть.
     - Опустошитель более... - Она искала подходящее слово. - Он другой. Это
место  почти  не  осознает  себя.  Но  от  него  исходит  все  та  же  жажда
насильственного обладания.
     Линден произнесла эту фразу с таким выражением,  словно ее тошнило. Она
прижала ладони ко рту:
     - Помоги мне, Кавинант.
     - Не сдавайся, Линден!
     Он  и  не посмел бы отказать. Его  руки  потянулись, чтобы обнять ее  и
окружить защитой. Но ей требовалось сейчас совсем иное.
     - Ты вынесешь  это испытание. Старик  избрал  тебя по  какой-то  особой
причине.
     Он знал, что должен укрепить ее дух.
     - Подумай  об этом, Линден. Используй свое видение,  чтобы помочь себе.
Уясни, с кем  ты  борешься,  и  может  ли эта тварь  нас  видеть? В  чем  ее
особенность? Заметит  ли  она наше  присутствие, если мы попытаемся пересечь
Сарангрейву?
     Она закрыла глаза, защищая свой разум от злобных  видений. Собравшись с
силами,  Линден  сделала  еще  одну  попытку, взглянула,  вниз,  но  тут  же
отвернулась с гримасой отвращения.
     - Я не знаю... Она так велика. Если мы не будем привлекать ее внимание,
то, возможно, она и не заметит нас.
     "Если мы  не покажем той силы, которая питает Сарангрейвскую  Зыбь",  -
мысленно закончил за нее  Кавинант. Но внезапное воспоминание о  дикой магии
ошеломило  его. Он  знал,  что не выдержит  ее давления.  Нахмурив  брови  и
отбросив прочь одолевающие его эмоции, Кавинант повернулся к Бринну:
     - Приготовьте  Рысаков. Где-то  неподалеку должна  быть тропа,  ведущая
вниз. Найдите ее. Мы отправимся в путь после того, как подкрепим себя едой.
     Отвернувшись  от харучая, он  едва не столкнулся с Сандером  и Холлиан.
Они  прижимались  друг  к  другу,  словно  нуждались  в поддержке. На скулах
Сандера  играли  желваки; мрачные предчувствия и  отчаяние  покрыли  его лоб
глубокими  морщинами.  Лицо эг-бренд побледнело  от тревоги.  Их вид  ужалил
сердце  Кавинанта, как  змея. Почему он был обречен причинять людям  боль  и
страдания?
     - Вы можете не ходить туда, - сказал он с излишней резкостью.
     Сандер  вздрогнул.  Холлиан  отшатнулась,   словно  Кавинант  нанес  ей
пощечину.  Но  прежде чем  он  овладел  собой  и  извинился  перед ними, она
схватила его за локоть:
     - Юр-Лорд,  ты не  понял нас. -  Ее искренность  и прямота  походили на
дружеское рукопожатие.  -  Мы давно  уже  отбросили все мысли  о  том, чтобы
покинуть тебя.
     Сандер с трудом разжал стиснутые зубы:
     - Это правда. Ты не понял нас, юр-Лорд.  Мы с Холлиан не  боимся риска,
потому что наши жизни  подошли к такому пределу, где  любая опасность больше
не имеет значения. Кроме того, Линден  Эвери сказала, что мы освободились от
возможной мести Верных.
     Кавинант печально смотрел на гравелинга и эг-бренд.
     -  И все же нас гложет тревога, - добавил  Са -  Мы направляемся в
места, где  Солнечный Яд  теряет  силу. Мы тоже  не любим  его, но ни я,  ни
Холлиан не представляем,  как можно  жить без этой заразы.  - Он помолчал, а
затем нерешительно произнес:
     -  Зачем  мы теперь нужны тебе? Что мы  будем делать?  Меня до сих  пор
бросает в пот, когда я вспоминаю холмы Анделейна. При  Солнечном Яде мы были
полезными для тебя. Но будет ли так при солнце, которого мы не знаем?
     Их  откровенность  произвела  на  Кавинанта огромное  впечатление.  Он,
прокаженный,  понимал, о чем  они говорили. Но он знал,  что Солнечный Яд не
являлся единственной  истиной  в  жизни. Какие же слова  могли  их  убедить?
Тяжело сглотнув, Кавинант ответил:
     - Вы мои  друзья.  А друзьям не надо доказывать свою полезность.  Я  не
знаю, как там будет впереди. Но давайте отправимся в путь и посмотрим.
     Ему вдруг страшно захотелось есть. Отряд собрался у догорающего костра.
Его  спутники  ели  с такой  мрачностью,  словно  пережевывали  хрящи  своих
опасений.
     Чуть позже  вернулся Кир и рассказал о том,  что нашел тропу.  Хигром и
Кайл  начали нагружать  Рысаков  провиантом и хворостом. Кавинант  с помощью
Бринна забрался на спину Клэша, и отряд торопливо двинулся в путь.
     Кир на Аное показывал дорогу. Вместе с ним на холке огромного животного
восседали Хигром  и  Кайл, который  почти полностью  оправился  от  ранения.
Бринн, Кавинант и Линден скакали на Клэше. За  ними на Клэнгоре ехали Герн и
Холлиан. Стилл и Сандер сидели на Клэнге, а Вейн замыкал колонну.
     Проскакав  на  север с  пол-лиги,  они  увидели  широкую тропу, которая
петляла по  склону  Землепровала. Это была одна из древних дорог, по которым
Великаны путешествовали от  Прибрежья  к  Ревелстоуну.  Когда Рысаки  начали
спускаться по  склону,  Кавинант ухватился руками за шерсть Клэша и застонал
от накатившего головокружения.
     Крутой  спуск  выворачивал  его  наизнанку.  Однако тропа,  проторенная
Великанами,  была  достаточно  широка, чтобы Рысаки чувствовали  себя на ней
спокойно  и уверенно. Тем  не менее  от постоянной качки Кавинанту казалось,
что он вот-вот сорвется со спины  Клэша и полетит в зияющую бездну.  Даже во
время  короткого  отдыха, когда  харучаи пополняли  запасы воды из  родника,
низина кружилась перед ним, как зеленый смерч. На последнем  этапе спуска он
потел и задыхался,  словно  влажный воздух  предгорья  не мог  насытить  его
обожженные страхом легкие.
     Перед  тем как  окунуться в  опасное море Сарангрейвы,  отряд  какое-то
время скакал по каменистому пологому склону. Бринн остановил Рысака у самого
края густой травы,  которая подступала к холмам.  Осмотрев  отряд, он бросил
быстрый взгляд  на Вейна, словно  ожидал от юр-вайла подвоха.  Через  минуту
харучаи повернулся к Линден и обратился к ней официальным тоном:
     -  О Избранная!  Старые  барды говорили, что в  давние времена отважные
Стражи Крови имели такое же зрение, каким обладаешь ты.  К  несчастью, у нас
его  нет.  Харучаи могут  читать  предвестия опасностей, но мы признаем, что
твои глаза превосходят  наши. Вот почему я прошу тебя  стать  проводником  и
следить, чтобы мы не попадали в ловушки Сарангрейвской Зыби.
     Линден издала тихий стон. Ее тело напряглось, и страх похитил голос. Но
она выразила свое согласие нервным кивком.
     Теперь впереди шел  Клэш.  Сидя  позади  Линден и  Бринна,  Кавинант  с
тревогой осматривал надвигающиеся топи. Склон холма врезался  в озеро травы,
по которому ветер гонял зеленые волны. Дальше тянулись темные заросли кустов
и небольшие группы низкорослых деревьев.  В  лучах  красноватого  солнца  их
листва  казалась ядовито-яркой или, скорее, просто ядовитой.  Где-то вдалеке
истошно закричала болотная птица. Ее крик оборвался на высокой ноте. А потом
Зыбь замерла в гнетущем безмолвии, как беспощадный хищник перед броском.
     Бринн окриком подбодрил испуганного  Рысака. Собравшись в единый кулак,
отряд поскакал навстречу Сарангрейвской Зыби. Дрожащий Клэш шагнул в траву и
тут же погрузился по колено в трясину.
     - Избранная! Мы надеемся на тебя, -  с  укором прошептал харучаи,  пока
Рысак неуклюже пятился назад. Линден поморщилась.
     -  Прости  меня.  Я  немного  отвлеклась.  -  Она глубоко  вздохнула  и
выпрямила спину. - Твердый грунт слева от нас.
     Клэш  осторожно повернул  налево.  На  этот  раз  почва держала. Рысаки
продирались через густую траву, которая доходила им до груди.
     Внезапно  из-под копыт  Клэша  выскочила тварь  размером  с  крокодила.
Очевидно,  хищник побоялся  нападать на такую  крупную  добычу  и  предпочел
удрать.  Рысак рванулся в  сторону,  но Сандер  успокоил его  магией  рукха.
Кавинант, вцепившись  в шерсть, смотрел вперед и  старался  не думать о том,
что вокруг них раскинулась непроходимая трясина.
     Следуя указаниям  Линден, Бринн вел отряд  к далеким деревьям. Несмотря
на прошлые стадии Солнечного Яда, растения здесь имели нормальные размеры. И
все  же атмосфера  казалась тягостной и смрадной, как дыхание болезни.  Даже
Кавинант, с  его слеповатым восприятием,  чувствовал вокруг почти  осязаемую
проказу осквернения.
     Когда они достигли деревьев, Рысаки побежали  под  тенью нависших крон.
Между стволами виднелась чистая земля. На прогалинах ветер раскачивал мягкую
траву, которая могла скрывать все то, о чем Кавинант не хотел и думать. Роща
постепенно  сменилась  густым  лесом. Трава  уступила  место  мелким лужам и
островкам  грязи,  которая засасывала копыта  Рысаков, как  голодный  зверь.
Ветви  и лианы скрыли небосвод.  Откуда-то издалека, на  пределе слышимости,
доносились  странные  звуки, будто стадо осторожных бегемотов  пило воду  из
маленького озерца. Воздух  Зыби сжимал грудь Кавинанта,  как миазмы ядовитых
испарений.
     Внезапно из кустов вспорхнула  птица с радужным оперением. Она взлетела
в небо, и ее пронзительный крик заставил Кавинанта вздрогнуть. По его вискам
потекли капельки пота. Он настороженно осмотрелся  вокруг. Джунгли выглядели
непроницаемой  стеной.  Обзор  ограничивался пятьюдесятью  футами  в  каждом
направлении.  Рысаки бежали  среди приземистых  серых деревьев с  обломанной
корой  и дуплистыми стволами. Взглянув назад, Кавинант не увидел и намека на
следы их продвижения. Зыбь глотала тонкую полоску проложенной тропы сразу же
за последним животным. Повсюду  слышалась  капель, вызывавшая воспоминания о
струях крови из горла Марида.
     Его  спутники тоже чувствовали тревогу. Взгляд Сандера метался  с места
на место.  Лицо  Холлиан  исказилось от  испуга, как  у ребенка,  увидевшего
ко Линден пригнулась и вцепилась рукой в плечо Бринна. Время от времени
она подсказывала ему направление, и, судя по ее тонкому напряженному голосу,
Зло окружало их со всех сторон.  Лишь Вейн выглядел беспечным  и  спокойным,
как будто ему не грозила никакая беда.
     Легкие  Кавинанта  начали наполняться  густой  мокротой. Казалось,  что
Рысаки испытывали те же неприятности. Он слышал, как они  хрипло фыркали и с
присвистом  втягивали  воздух.  Их беспокойство  возросло.  Животные  мотали
головами, делали резкие рывки, дрожали и  жалобно вскрикивали. "Чего они так
боятся?" - подумал Кавинант. Но этот вопрос еще больше усилил его тревогу, и
он постарался о нем забыть.
     В полдень Бринн остановил отряд на бугре, поросшем полевыми  цветами. С
двух сторон их защищало  озеро липкой тины, которая пахла как свежий деготь.
В  этой  жидкости плавали  какие-то  бледные  существа.  Они  выныривали  на
поверхность,  распространяя  вокруг себя вялую  рябь,  а  затем  исчезали  в
глубине. На фоне черной тины их белые тела походили на раздувшиеся маленькие
трупики.
     Линден  указала рукой  на  солнце,  которое  проглядывало  через  ветви
деревьев. Взглянув на дымку вокруг светила,  Кавинант увидел резкую перемену
в ее плотности. Солнечный Яд обрел свою полную силу, усугубляя зачумленность
Сарангрейвы.
     По его  спине пробежал  холодный озноб. Сарангрейвская Зыбь под  чумным
солнцем...
     Крик  Холлиан  заставил  путников  повернуться  в ее  сторону. Прикусив
кулаки зубами, эг-бренд с ужасом смотрела на озеро.
     В каждом месте, где солнечные лучи касались  черной жидкости, всплывали
бледные существа. Они тянули слепые головы к свету, словно мечтали подняться
к небу.  Легкий  ветерок раскачивал деревья,  и солнечные пятна перемещались
взад и вперед. Преследуя их, тысячи существ метались по липкой жиже.
     Когда какая-нибудь  тварь оставалась в пятне света некоторое время, она
начинала раздуваться, увеличивалась в размерах, как  зреющие плоды,  а затем
звонко лопалась, разбрасывая вокруг себя зеленые брызги. Если капли падали в
тень,  они быстро темнели и исчезали.  А попавшие на освещенный участок жижи
превращались в яркие огоньки.
     Кавинант зажмурился, однако увиденное зрелище отпечаталось  на сетчатке
глаз, и  зеленые огни закружились в красном омуте век. Он прищурился и вновь
взглянул  на  черную  тину. Тысячи  капель сияли,  как  жидкие изумруды. Они
быстро увеличивались в размерах, питаясь жижей и зачумленным светом солнца.
     - Великий Боже! - Ужас сдавил голос Линден до шепота.  - Еще немного, и
нам не выбраться отсюда!
     Ее обреченный тон привел харучаев в движение.  Сандер подозвал Рысаков.
Чтобы не  опускать животных на колени, Кайл  подсадил  Линден и Кавинанта на
спину Клэша, а Стилл и Герн помогли гравелингу и эг-бренд.
     Обогнув озеро,  Бринн повел отряд  на восток. Они все  дальше и  дальше
углублялись в тенета Сарангрейвской Зыби.
     К  счастью.  Солнечный  Яд успокоил  Рысаков  и укрепил  власть  рукха,
которым  пользовался Са Пугливость животных ослабла. Когда бесформенные
твари  выскакивали  из-под  их копыт  и  над  головами  с  визгом  и криками
проносились чудовищные птицы. Рысаки уже не бросались в стороны и оставались
послушными  гравелингу.  Примерно через пол-лиги всадники сделали  небольшую
остановку и наскоро пообедали, не спускаясь на землю.
     Во время  этого  краткого отдыха  Кавинант  хотел заговорить с  Линден,
однако она опередила его:
     -  Ни  о чем меня не спрашивай. - В ее усталых глазах затаился страх. -
Кругом Зло и смерть. Я знаю, что мы в опасности, но  не хочу даже  думать, в
какой именно.
     Кавинант   кивнул.   Ситуация   заставляла   ее   видеть   мерзости   и
отвратительную жестокость. Она изнемогала от собственного ужаса и той злобы,
с которой Зыбь встречала людей. А он ничем не мог ей помочь.
     Харучаи  передали  им мех с  ваурой.  Смазав лицо  и руки  едким соком,
Кавинант вдруг осознал, что воздух кишел стрекозами и бабочками.
     Махая  красными,  голубыми  и желтыми  крыльями,  мерцая  пурпурными  и
синевато-зелеными  оттенками,  они  носились   между  деревьями,  как  вихри
радужного  снега  -  живого, прекрасного и чуткого к любым порывам  ветерка.
Сарангрейвская   Зыбь  танцевала  под  аккомпанемент  чумного   солнца.  Вид
насекомых вызывал в нем странное и зудящее раздражение.
     Несмотря на свою красоту, бабочки были порождением Солнечного  Яда.  Их
появление  пробудило  в  его  венах  дремавший  яд  Марида,  и ему  внезапно
захотелось сжечь каждое порхающее крыло. Он даже не заметил, что отряд вновь
увяз в когтях  болот.  Перед  его глазами проносились ужасные картины  былых
времен.  Он  беспомощно  наблюдал,  как  гибли  Духи.  Каждое   воспоминание
усиливало в нем вскипающее раздражение и побуждало к применению силы - силы,
которая в этом месте привела бы к неотвратимой гибели.
     Ведомые  осторожным  Бринном  и  зоркой  Линден,  путники двигались  на
восток.  Какое-то время они скакали по  краю  канала, водную  гладь которого
покрывали  лилии. Чуть позже канал свернул  на  север, и  отряд остановился,
чтобы обсудить ситуацию. Линден  сказала,  что в  воде им будет  безопаснее.
Однако Бринн боялся, что стебли лилий опутают ноги Рысаков.
     Тем  не  менее выбирать им не  пришлось. Хигром прокричал об опасности,
приближающейся  с  северо-запада.  Секунду   или  две  Кавинант   напряженно
всматривался  в  заросли  джунглей,  пока  не  уловил  зеленое  мерцание.  В
изумрудных пятнах проступала  едва заметная мертвенная  бледность.  Такую же
зелень он видел и в озере дегтя.
     Отряд торопливо двинулся вперед. Линден требовательно кричала:
     - Быстрее! Быстрее! - Она снова схватила  Бринна за плечо. -  Нам нужно
оторваться от этих тварей!
     Бринн без колебаний направил Клэша в воду.
     Ноги  Рысака тут  же  запутались в стеблях.  К счастью,  канал оказался
довольно  мелким,  и копыта  животного  нашли на  дне  надежную опору.  Клэш
рванулся  вперед  и,  поднимая  фонтаны  брызг,  сделал  несколько  яростных
прыжков.
     Другие Рысаки  последовали за  ним,  направляясь  к  восточному берегу.
Вспенивая воду лохматыми ногами, они двигались с той быстротой, какую только
позволяла им Сарангрейва.
     Их путь  пролегал  через  дебри джунглей,  где ветви  деревьев,  словно
когти,  цеплялись  за шкуры  Рысаков, а  лианы  свисали петлями виселиц. Они
пробирались по зыбкому дерну с дырами  трясин; по  топким берегам прозрачных
озер и кромкам черных болот, которые воняли падалью. Копыта взбивали грязь и
песок,  скакали  по  камням,  покрытым  слизью,  и  от них  во  все  стороны
разбегалось жуткое зверье. Птицы  вылетали из кустов и  травы, оглушая людей
криками страха  и  ярости.  Тучи  насекомых  клубились  над  ними  жужжащими
смерчами, и только запах вауры отгонял их прочь.
     А  сзади виднелись  едва  заметные  зеленые  огоньки, которые упорно  и
целеустремленно преследовали отряд.
     Рысаки боролись с Зыбью до самого вечера. Но это ни к чему не привело и
лишь усилило панику людей. Они не могли оторваться от  изумрудного мерцания.
Кавинант  затылком  чувствовал  опасность,  дышавшую  им  в спину. Время  от
времени  в  предвкушении битвы  его руки судорожно сжимались  в  кулаки, как
будто он не знал другого ответа на страх, кроме насилия и жестокости.
     Когда  небо  окрасилось  заревом  заката,  Бринн  остановил  отряд  для
краткого  отдыха.  Никто   и  не  думал  устраивать  привал.  Полоса  погони
приближалась и становилась все более заметной.
     Зеленые фигуры,  похожие  на маленьких  детей, светились  изнутри,  как
призрачные болотные  огни.  Они  бесшумно  и медленно двигались через топи и
кусты, словно неотвратимое проклятие, которому незачем спешить.
     С неба посыпался мелкий дождь. Казалось, что Сарангрейвская Зыбь потела
от алчного нетерпения.
     Рысаки  испуганно закричали.  Аной  рванулся  вперед  и нервно  замотал
головой.  Кавинант тяжело вздохнул. Шетра считалась в  Совете Лордов великим
мастером Силы. Но  Лорд Гирим и пятнадцать Стражей Крови  не уберегли ее  от
ужасной смерти.
     Покачиваясь на спине Клэша, он дрожал от страха и мрачных предчувствий,
в то время как Бринн и Линден вели отряд сквозь сумерки и дождь.
     Вода  сочилась по волосам и затекала  в  глаза. Шелест дождя звучал как
долгий вздох  проснувшейся ночи. Сзади надвигалась  полоса зеленых  существ.
Сарангрейвская Зыбь затихла. Сквозь  чавкание копыт доносился шепот Сандера,
который изо всех сил призывал Рысаков к подчинению.
     - Справа от нас зыбучие пески! - вскричала Линден.
     Прильнув  к дрожащей  спине Клэша, Кавинант  попытался расслабить мышцы
живота, которые свело от  страха и напряжения. Где-то рядом раздался громкий
всасывающий звук.  Дождь  усилился.  Его порывы несли в себе алчность лютого
зверя, и ночная тьма казалась пастью Сарангрейвы.
     Зеленые существа неотвратимо приближались. До них можно было  добросить
камнем. Вздрогнув от  крика  Линден, Кавинант посмотрел вперед и  увидел еще
одну линию изумрудных огней. Она отсекала им путь на восток.
     Цепь погони изгибалась к  северу,  намереваясь сомкнуться с существами,
которые преследовали их сзади.
     "Кромешный ад!"
     Отряд попал  в  западню. Мерцая сквозь заросли кустов и  пелену  дождя,
огни сжимались вокруг беглецов, как мертвая петля.
     Бринн повел их  на юг. Клэнгор  по брюхо провалился  в  трясину и чудом
вырвался на твердую почву.
     Линден шептала  ругательства  и  проклятия. Ее отчаяние в  любой момент
могло перейти в истерику. Открыв свои чувства этому гиблому месту, она стала
жертвой Зла, сравнимого лишь с принуждением насильника.
     К  шуму  дождя  прибавились  звуки  стремительного  потока. Но  Рысаки,
свернув в сторону, зашлепали  по мелководью к  роще старых кипарисов, и река
осталась в темноте. Дождь лился на них, словно елей на овец, предназначенных
в жертву.  Однако Кавинанту не хотелось умирать  без  отпущения грехов,  без
борьбы и смысла. Сжав кулак, он посмотрел  на  свое кольцо, как на  источник
всех бед.
     Линден выкрикивала Бринну указания,  и ее страстная  вовлеченность была
единственной  защитой против безумства  ночи.  Кавинант  оглянулся,  пытаясь
оценить расстояние  до  зеленых тварей.  Дождь злобно шипел, соприкасаясь  с
болотными "младенцами". Если бы он упал со спины Клэша, существа набросились
бы на него через несколько секунд.
     - О небо и земля! - прозвучал из темноты возглас Сандера.
     Холлиан что-то испуганно забормотала в ответ.
     Кавинант увидел  новую  цепь изумрудных огней,  которая приближалась  с
юга. Злобные карлики окружили отряд со всех сторон.
     Ландшафт выровнялся, и больше ничто не могло помешать завершению охоты.
Полоска зеленых огней отразилась в воде небольшого пруда, превратив водоем в
огромный глаз, который искоса смотрел на беглецов. Существа надвигались, как
проказа. Ночь притихла в ожидании событий. И только дождь печально оплакивал
осужденных на гибель.
     Клэнг запрыгал, как напуганный жеребенок. Аной  тревожно ржал и метался
из стороны в сторону. Однако Сандер держал Рысаков под контролем. Круг огней
прижал их к берегу пруда, и в конце концов им пришлось остановиться.
     -  Сдерживайте свою силу, - мрачно  напомнил Бринн.  -  Не открывайтесь
люкеру, иначе нам конец!
     Линден задыхалась, словно ей не хватало воздуха.
     Существа бесшумно стекались к ним через  тьму. Огни за прудом замерли у
края   воды.  Другие  продолжали  приближаться.  Тела  безликих  "младенцев"
покрывали язвы. Сходство с детьми вызывало ужас и отвращение.
     Хигром  спрыгнул с Рысака  и  верткой  тенью двинулся к строю  существ.
Сияние огней обрисовало его силуэт на фоне дождя и ночи.
     - Нет! - внезапно закричала Линден. - Не касайся их!
     - Успокойся, Избранная, - сурово произнес Бринн. -  Мы должны вырваться
из этого кольца. Хигром пытается выяснить преимущества и слабости врага.
     - Нет! -  задыхаясь  от  спешки,  ответила  Линден. -  Они  состоят  из
кислоты! Любое прикосновение будет смертельным!
     Хигром  остановился.  К  нему  полетели  какие-то  предметы,  брошенные
Кайлом. Харучай без труда поймал две толстые ветки из вязанки хвороста. Взяв
их наперевес, он быстро побежал к зеленым существам.
     Фигура Хигрома отчетливо  вырисовывалась на фоне изумрудного сияния. Он
замахнулся одной  из веток и ударил ею ближайшего болотного  "младенца". Тот
порвался, как мех  с вином,  разлив на  землю  едкий  купорос.  Ветка тут же
загорелась.
     Однако маленьких существ не заботила судьбы их сородича. Они продолжали
приближаться к людям.
     Хигром нанес еще  один удар, разорвав  на части вторую тварь. Обе ветви
пылали в его руках, как факелы.
     В свете огня Кавинант увидел, что отряд стоял на узкой полосе травы. За
рядами  зеленых  "младенцев"  виднелись  черные  деревья,  которые  медленно
покачивали  кронами, словно  свора трусливых вурдалаков.  Пруд  слева от них
оказался намного  шире, чем  это  казалось вначале. В нескольких дюймах  под
поверхностью воды темнел густой ил, скрывающий бездонную трясину.
     Зеленые твари загнали отряд в смертельную западню.
     Угадав его мысли, Бринн напомнил:
     - Не показывай свою силу, юр-Лорд.
     Кавинант  хотел  ответить ему, но голос  исчез. Его  легкие наполнились
горькой влагой. Он рывком всосал в себя воздух и едва  не свалился с  Клэша.
Казалось, что дождь душил его влажными лапами. Вода стекала по лицу, как пот
или даже кровь.
     Нет, это был не дождь. Его душил визжащий воздух. Шум ливня превратился
в злобный вой, который рвался из черной пасти ночи.
     Вибрирующий  звук  вонзился  в  легкие Кавинанта.  Волна едкого  страха
помутила его рассудок. Воздух  выл,  как голодный волк, и ему вторил хриплый
крик  гравелинга.  Линден открыла рот, конвульсивно подергиваясь при  каждом
дыхании.
     Люкер!
     "О проклятие!"
     Вой дошел до безумного визга и вцепился в нутро людей, высасывая из них
мужество и силы. Кавинант тонул в нем, как в зыбучем песке.
     Он запаниковал.
     Отряд  стоял  в  сияющем  круге  кислотных  существ,  словно  отупевшая
жертвенная корова.
     Нервная  дрожь  Клэша перешла в конвульсии страха.  Взвившись  на дыбы,
Рысак  сбросил Линден и Кавинанта в траву,  а затем яростно напал на Клэнга.
Тот  повалился  на  бок. Сандер и  Стилл покатились по  земле. Уцепившись за
шерсть,  Бринн  болтался  на  шее  Клэша,  пока  взбесившийся  Рысак  топтал
передними копытами упавшее животное.
     Кавинант поднялся на ноги и  чудом увернулся от обезумевшего  Клэнгора.
Не обращая  внимание  на  крики Холлиан  и команды  Герна, озлобленный Рысак
вонзился в Клэша и сбил его на колени.
     Животными  овладело  сумасшедшее   неистовство.   Все  четверо  Рысаков
помчались на Сандера и Стилла. Аной упал, задержав разъяренных зверей. Кир и
Кайл быстро спрыгнули на землю. Герн выхватил Холлиан из-под копыт Клэнгора.
И  только Вейн  неподвижно стоял  на  краю  пруда, наблюдая  за  смятением с
дьявольской усмешкой, словно это зрелище доставляло ему удовольствие.
     Кавинант не понимал, почему кислотные  существа топтались на месте.  Их
становилось все больше и больше. Но они не воспользовались буйством  Рысаков
для завершающей атаки.
     Бринн по-прежнему цеплялся  за шею  Клэша, отбиваясь  ногами от  других
Рысаков. Среди огромных обезумевших животных харучаи выглядели  беспомощными
и жалкими.
     Тьма сгущалась  в сердце Кавинанта, как яд. Она рвалась к его кольцу. К
белому золоту  и  силе! Он  хотел закричать, но ему  не хватило воздуха. Вой
люкера сливался с дождем и давил на грудь, покрывая кожу колючими мурашками.
     Он  поднял правую  руку, но  Линден  схватила его  ладонь  и  истерично
закричала:
     - Нет! Не делай этого!
     Ее отчаяние отрезвило Кавинанта. Хриплый голос страха завывал в  ушах и
молил воспользоваться кольцом. Давление  силы грозило разорвать его изнутри.
"Воспользуйся кольцом. Иначе л.."
     А люкер уже все знал. Вот почему вибрирующий вопль... Но как он узнал о
них? Что пробудило его от долгой спячки?
     Кир метнулся к Рысакам, запрыгнул на спину  Клэнгора и вместе с Бринном
начал сбрасывать мешки с продовольствием и вязанки хвороста.
     Прежде чем они успели закончить  это дело, животные, обезумевшие от воя
люкера, напали на Сандера.
     Гравелинг увернулся от Клэнгора  и ловко  поднырнул под Аноя,  заставив
Рысаков  столкнуться  друг  с  другом.  Но  мокрая  трава  подвела  его.  Он
поскользнулся и упал. Вокруг него замелькали копыта.
     Линден сжала руку  Кавинанта, словно боялась, что  он вырвется.  Однако
страх  парализовал его мышцы.  Он не мог бы  даже сдвинуться с  места, чтобы
спасти  свою  жизнь. Кислотные  "младенцы"... Вопль... Взбесившиеся  Рысаки.
Дождь, который кусал его кожу.
     Что же пробудило люкера?
     Стилл  пробрался  в  гущу животных  и  встал рядом с  Сандером, защищая
своего  подопечного.  Он  отбивал  ноги  Рысаков  и  отталкивал  их  головы,
натравливая обезумевших зверей друг на друга.
     Бринн и  Кир попытались отвлечь  животных,  но  те яростно нападали  на
гравелинга.  Сандер  перекатывался из  стороны  в сторону,  избегая  ударов.
Однако ярость животных была слишком велика.., и абсолютно необъяснима.
     "Рысаки!" - внезапно подумал Кавинант.
     Его глаза выползали из орбит от удушья и головокружения.
     "Существа Солнечного Яда. Дети оскверненной Земной Силы".
     Да, именно они и пробудили  люкера. Сарангрейвская Зыбь жаждала  смерти
Рысаков, и животные знали это. Они сходили с ума от страха.
     Почему же они не убегали?
     Потому что их что-то держало!
     "Ад и огонь!"
     Кавинант рванулся к Сандеру, сбив Линден на землю. Он не мог дышать, но
ему требовался  хотя  бы один вдох. Вопль люкера заполнял его легкие и душил
слова, а в это время гравелингу грозила смерть. Собрав свою волю в кулак, он
закричал:
     - Брось рукх! Брось его в сторону!
     Сандер не слышал его - вой люкера заглушал остальные звуки.
     Гравелинг схватился руками за грудь, словно его ударило копытом. Подняв
жезл над  головой, он попытался  подняться  на  ноги. Стилл выхватил  рукх и
швырнул  его  в  темноту.  Пролетев по дуге над Рысаками,  тот  упал посреди
трясины.
     Животные развернулись  и поскакали за железным жезлом, как будто он был
приманкой для их  судеб. Обезумев от ужаса, они  хотели разрушить магический
предмет, мешающий их бегству.
     Один из  Рысаков помчался на Вейна. Тот даже не пытался  уклониться  от
удара. Он стоял  в своей излюбленной позе, словно ни  одна сила  на свете не
могла  коснуться его.  Однако на этот раз ему пришлось  иметь дело с детищем
Солнечного Яда  -  диким  и напуганным  существом, доведенным до  бешенства.
Налетев на Вейна, Рысак сбросил его в воду.
     Юр-вайл упал в пруд.
     Рысаки прыгнули  следом за  ним, втоптав его в  ил  своими копытами.  А
потом трясина поймала их в свои сети.
     Внезапно  вода  забурлила,  как  в  кипящем котле.  Волны  побежали  по
поверхности, выжимая  из Рысаков хриплые крики. Воронки водоворотов,  словно
черные пасти трясины, закружились вокруг животных, затягивая их  вниз одного
за  другим. Пруд издал несколько всасывающих звуков, отрыгнул темной  пеной,
похожей на кровь, и хаос волн сменила зеркальная гладь.
     В центре водоема стояла неподвижная черная фигура.
     Вейн медленно погружался в  топь. В свете факелов его расфокусированные
глаза  казались абсолютно пустыми.  Вода  доходила ему до  груди, но  он  не
боролся и не издавал ни звука.
     - Бринн! - прохрипел Кавинант.
     Однако харучаи уже действовали. Герн вытащил из мешка свернутую веревку
и передал ее Бринну. Тот быстро, но без спешки, раскрутил конец и бросил его
Вейну.
     Веревка опустилась на плечо юр-вайла.
     Тем не менее Вейн  даже виду не подал, что заметил ее. Его полусогнутые
руки  свисали по  бокам.  Рассеянный взгляд  был таким же  невозмутимым, как
трясина.
     - Вейн! - закричала Линден, и ее призыв закончился горькими рыданиями.
     Однако юр-вайл никак не реагировал.
     Бринн быстро  подтянул  веревку  к себе  и сделал  на  конце скользящую
петлю. Когда он приготовился к броску, вода уже доходила Вейну до шеи.
     Хлестким  взмахом  харучаи метнул аркан,  и  петля опустилась на  плечи
Вейна. Бринн осторожно потянул  веревку  на себя и  сделал шаг  назад, чтобы
затянуть петлю. Кир и Герн подбежали к нему на помощь.
     Внезапно Вейн исчез из виду.
     Когда харучаи  дернули  веревку,  пустая  петля  выскользнула  из воды.
Кавинант разразился  проклятиями.  Еще  через  миг  он  осознал,  что  может
свободно дышать.
     Вой люкера  прекратился. Кислотные "младенцы" ушли. Они исчезли, словно
ночь задула их зеленые огни.
     И только дождь по-прежнему накрапывал с неба.

     Поисковая группа
     Кавинант прижал ладони к  груди, стараясь  успокоить  дрожащее  сердце.
Легкие жадно втягивали воздух, упиваясь свежестью дождя.
     В  наступившей тишине  он  услышал, как Холлиан жалобно произнесла  имя
Сандера. Гравелинг застонал, и она заплакала:
     - Тебя ранило, милый.
     Смахнув капли дождя с ресниц, Кавинант поспешил к Сандеру.
     Лицо гравелинга  исказилось от боли.  Холлиан  и  Линден снимали с него
куртку. Обнажив ребра Сандера,  они увидели большой кровоподтек в том месте,
куда ударило его копыто Рысака.
     - Не шевелись, - велела Линден.
     Ее голос надрывно дрожал, но  руки  работали спокойно. Сандер  невольно
вздрогнул  и  поморщился от ее  прикосновения,  но затем  расслабился, когда
пальцы Линден, не причиняя боли, ощупали кожу.
     - Два ребра сломано, - прошептала она.  - Еще  одно  треснуло. - Линден
положила  ладонь на его грудь.  - Вдохни.  Делай вдох, пока не  почувствуешь
боль.
     Он повиновался. Спазм  боли заставил его нахмуриться и прикусить  губу.
Линден кивнула, как бы подтвердив свою догадку:
     - Тебе повезло. Кости не прокололи  легкое. Она повернулась к одному из
харучаев, потребовала одеяло и снова обратилась к Сандеру:
     - Я  собираюсь  наложить  тебе повязку,  чтобы  сделать  твои ребра  по
возможности  неподвижными. Это будет  больно. Но тогда ты сможешь двигаться,
не нанося себе вреда.
     Стилл передал ей одеяло, которое она разрезала на широкие ленты. Забота
о Сандере успокоила ее. Голос Линден  стал ровным  и властным, потеряв былую
неуверенность.
     Кавинант  направился к костру, который развели  Хигром  и Внезапно
его затопила волна эмоций - обычная реакция после сильного стресса.  Он  сел
на мокрую траву и обхватил руками живот, стараясь удержаться от рыданий.
     Линден начала перевязывать грудь гравелинга. Сандер зашипел сквозь зубы
от боли.  Этот звук походил на шум дождя, которым пропитался разум Кавинант.
Великий герой Страны  сидел на траве и, вздрагивая при каждом ударе  сердца,
сражался с подступающими рыданиями. Пережив момент слабости, он стиснул зубы
и пошел на поиски метеглина.
     Бринну и Киру удалось  спасти только половину припасов, однако Кавинант
без колебаний выпил единственный мех с медовым напитком. В данный миг его не
интересовали  потребности завтрашнего  дня.  Он  опасно балансировал на краю
здравого рассудка и боялся упасть в безумную пропасть дикой магии.
     О, как он был близок к тому, чтобы  открыться люкеру. Если бы Линден не
остановила  его, вместе с Рысаками и Вейном  погиб бы весь отряд. Он  провел
ладонью по лицу. Кожа под пальцами казалась омертвевшей от дождя.
     Если бы Линден не остановила его, их постигла бы зловещая  судьба Лорда
Шетры.  Спутники  Кавинанта знали, какую опасность он представлял, и поэтому
присматривали за ним, как  сиделки  за капризным умирающим больным. Скольким
из них придется умереть, прежде чем планы Лорда Фоула принесут плоды?
     Он пил метеглин, пытаясь затушить ненавистный огонь внутри себя. Он был
прокаженным, которого обрекли  на осквернение. Кавинант  изнемогал  от  этих
пыток силой и сомнением. Яд алчно подтачивал края его рассудка.
     Харучаи торопливо  сооружали шалаш из ветвей и  оставшихся одеял, чтобы
люди, которых  они  охраняли,  не мокли под дождем. Когда  Линден,  Сандер и
Холлиан отправились спать, Кавинант присоединился к ним.

     Он проснулся  на рассвете  с тяжелой  болью  в голове. Обе женщины  еще
спали.  Влажные  волосы Линден прилипли  к лицу. Холлиан прижималась к  ней,
дрожа во сне  то  ли от холода,  то  ли  от  страха. Дождь  кончился. Сандер
осторожно  прогуливался по берегу пруда,  осваиваясь с повязкой и сломанными
ребрами. Время от времени он морщился от боли и шептал проклятия.
     Кавинант  поднялся с мокрого  ложа и поплелся к припасам,  чтобы попить
воды. Утолив жажду, он подошел к гравелингу. Сандер кивнул, приветствуя его,
и еще  больше  нахмурил лоб.  Кавинант ожидал,  что тот заговорит о  рукхе и
Рысаках, но Сандер мрачно прошептал:
     - Кавинант, мне не нравится Сарангрейвская Зыбь. Неужели это и есть  та
жизнь без Солнечного Яда, о которой ты говорил?
     Кавинант  недовольно поморщился  и подумал  о холмах  Анделейна. Страна
походила на Мертвых. Она жила  только  там, где  семя  Солнечного Яда еще не
осквернило лоно природы. Ему вспомнилась песня Каера-Каверола:
     Но на исходе сил я служу деревьям и зелени
     И мечом Закона защищаю раненую Страну.
     Грустный напев  вернул ему былую ярость  и злость.  Разве не он,  Томас
Кавинант, победил Презирающего и сбросил Ясли Фоула в море?
     - Настоящая жизнь другая, -  ответил он скорбно. - И чтобы она не стала
похожей на Зыбь, я должен вырвать сердце у Лорда Фоула.
     -  Откуда же берется такая ненависть  к  красоте?  -  задумчиво спросил
гравелинг. - Почему мы не остались в Ревелстоуне и не дали битву Верным?
     Кавинант знал  ответ  на этот  вопрос, но слова  застревали в лабиринте
воспоминаний. Перед его  глазами промелькнул образ  торайи,  который овладел
телом Триока. Он вспомнил,  как Опустошитель сказал ему тогда: "Бессмертными
становятся только те, кто ненавидит". Его гнев утих. Он не желал бессмертия,
порожденного ненавистью.
     - На моих руках  кровь невинных  людей. Что бы ни  случилось, я не хочу
становиться причиной новых бед.
     - О, как я понимаю тебя, - шепотом ответил Са
     В  его памяти  возникли лица жены и сына. Да, он действительно  понимал
слова Кавинанта.
     Сквозь кроны деревьев начали пробиваться  солнечные лучи, вырисовывая в
сыром воздухе светлые полосы. Какое-то время Кавинант наблюдал за рассветом.
Но он так и не увидел дымки Солнечного Яда.
     Линден и  Холлиан проснулись. Отряд начал  собираться  в путь. Никто не
говорил  о Вейне,  однако  его потеря омрачала  настроение  каждого из  них.
Кавинант  попытался  отбросить  жалость.  Юр-вайл  вел  себя  бессовестно  и
нечестно.  Он  радовался отпущенной  на волю силе. Но его подарил  Кавинанту
друг - Мореход Идущий-За-Пеной. Кавинант стыдился мысли, что позволил своему
товарищу  -  да,  товарищу  -  погибнуть  в  трясине.  Путь  даже  Линден  и
утверждала, что Вейн неживой.
     Чуть позже харучаи  взвалили припасы на плечи, и отряд двинулся вперед.
Они  шли  по  Сарангрейвской  Зыби  под бдительным  оком  люкера.  Опасность
подстерегала  их  на каждом шагу. Коварство  пряталось в ручьях и рощах. Все
это отбивало охоту говорить. Они шли медленно и молча.
     Бринн, Линден и Кайл шагали впереди. Свернув  слегка на  северо-восток,
отряд углубился в джунгли.
     Какое-то время  утренний  воздух сиял от позолоченного  тумана, который
окутывал  подлесок  густым покрывалом. Люди  казались  единственными  живыми
существами на всем  огромном пространстве низины. Но, когда ветер  растрепал
туман  на жалкие  клочья. Зыбь начала пробуждаться. Птицы  взлетали  в  небо
коричневыми стаями или мелькали среди деревьев  цветастыми пятнами. В густой
траве  сновали неведомые твари.  Однажды им встретилась  стая серых обезьян,
которые объедали  с  кустов  алые  ягоды.  Крупные  приматы  скалили клыки и
угрожающе рычали. Но  Бринн спокойно прошел между ними, и  ни один мускул не
дрогнул на его бесстрастном лице. Обезьяны разбежались по деревьям, облаивая
путников, как трусливые гиены.
     Почти  все  утро  отряд продвигался по  твердому  грунту. Однако  после
полудня им пришлось пробираться через  широкое болото, где скользкие бугры с
колючей  и грязной  травой  сменялись  мрачными  лужами  и  черными  пятнами
трясины.  Они шли мимо  чистых ручьев и зловонных мерзких водоемов. Время от
времени небольшие пруды вскипали бешеными водоворотами, словно в них обитали
какие-то злобные  существа.  Линден  и  харучаи с трудом находили безопасные
места, чтобы провести отряд через этот район.
     Когда солнце прошло границу Землепровала, вокруг него появилась голубая
ауру  дождя.  Однако  небо  над Сарангрейвской  Зыбью оставалось  безоблачно
лазурным.
     За весь день они прошли не больше пяти лиг.
     Пережевывая за ужином скудную пищу, Кавинант устало подумал о том, что,
возможно, им действительно стоило направиться в  обход  Сарангрейвской Зыби.
Он понимал, насколько бессмысленны  такие сожаления. Вот если бы он не терял
Джоан и не трогал Лену... Если бы он вообще не болел проказой... Кавинант со
вздохом покачал головой. Прошлое необратимо, как ампутация пальцев. И все же
он  чувствовал бы себя гораздо спокойнее, если бы  под  ударом не стояло так
много жизней.
     Той ночью тоже  шел  дождь.  Он наполнил  темноту, промочил  рассвет  и
испортил  половину  утра,  превратив  последние  остатки  твердой  земли   в
непролазную грязь.
     После полудня  они переходили  вброд затопленный луг, поросший травой и
камышами.  Вода  доходила Кавинанту до  бедер;  камыши поднимались выше  его
головы. Нервы дрожали  в ожидании  бездонных ям и зубастых хищников. Но,  по
словам  Линден,  этот луг с обеих сторон  поджимали огромные болота, которые
преграждали путь на многие лиги.
     Плотный тростник  заставлял  их двигаться  гуськом. Впереди  шел Бринн,
следом за ним - Линден и  Кайл; потом - Герн, Холлиан и Стилл,  а  дальше  -
Сандер, Кавинант и Колонну замыкал Хигром. Темная вода выглядела густой
и  маслянистой. Ноги  Кавинанта  исчезали  в  ней, словно  обрезанные водной
гладью. Воздух кишел  москитами,  а соседнее болото источало такую вонь, как
будто дно трясины было устлано гниющими трупами.  Мешок, привязанный к спине
Стилла, закрывал Кавинанту о Он даже не знал, как далеко им еще идти по
этому лугу. Предчувствие опасности  торопило и  подгоняло его, но липкий  ил
цеплялся за ботинки, и вода казалась тяжелой, как кровь.
     Грязь  липла к  подошвам и пятнала  одежду.  Молоточки пульса стучали в
висках по  наковальням нервов.  Кавинант  непроизвольно хватался за  камыши,
хотя они  вряд ли  спасли  бы его,  провались  он  в пасть  ненасытной топи.
Вспомнив  Вейна, Кавинант прошептал  проклятие. Юр-вайл  даже  не смотрел на
людей, которые пытались спасти его.
     Внезапно тростник рядом с ним с треском раздвинулся в стороны, и темная
вода  закипела. Перед  глазами  мелькнула дуга  змеиного  тела  -  такого же
толстого, как бедро человека.
     В тот же миг Сандер упал и исчез под водой.
     Через  несколько секунд  он вновь поднялся на ноги в двадцати  футах от
них,  срывая  с себя  массивное  змееподобное существо, которое сжимало  его
бедро и шею. Блестящая чешуя на гибком теле змеи трещала, как сухая палка.
     Несмотря на  удивительную быстроту,  харучаи казались Кавинанту слишком
медлительными. Он видел, как  Стилл сбросил свой мешок, пригнулся и  прыгнул
далеко  вперед,  но  его полет  выглядел  затянувшимся,  как  в  замедленных
кинокадрах.  Кир  тоже  метнулся  на помощь Сандеру. Холлиан открыла  рот  и
набрала воздух в  легкие, собираясь крикнуть.  Каждый  стебель камышей  стал
отдельным фрагментом одной общей  картины. Вода походила на  грязную шерсть.
Все  смешалось  в вихре движений и образов:  мокрая  чешуя,  змеиные кольца,
готовые  убить,  Кир  и  Стилл на разных  стадиях  прыжков  и  открытый  рот
Холлиан...
     Марид!  Человек  без  носа  и  рта,  со  змеями вместо  рук. В  воздухе
мелькнули  клыки,  нацеленные в горло  Линден. Сандер!  Марид! Ядовитые зубы
впились в правое предплечье Кавинанта, как длинные гвозди распятия.
     Яд!
     Внезапно его охватило пламя ярости.
     Прежде  чем Кир  и Стилл оказались рядом с чудовищем,  Кавинант  рассек
лучом толстые кольца,  обвивающие тело  Сандера. Дикая магия  прожгла  чешую
змеи, оголив ее внутренности и ребра.
     Линден закричала от отчаяния.
     Умирающая гидра затащила Сандера под воду.
     Кир и  Стилл нырнули следом в водоворот.  Через  краткое мгновение  они
поднялись на ноги,  поддерживая гравелинга, который  судорожно втягивал ртом
воздух. За их спинами вздымались и опадали кольца мертвой змеи.
     Сила покинула Кавинанта. Пронзительный крик Линден пробрал его до мозга
костей. Перед глазами заплясали  фигуры зеленых  "младенцев". Он  вздрогнул,
вспомнив удушливую хватку люкера. "Кровавый ад!"
     Спутники с ужасом  смотрели на него. Сдерживая страх,  Линден вцепилась
руками в волосы. Кавинант  ожидал, что она начнет кричать и обвинять его. Но
Линден покачала головой и хрипло сказала:
     - Это моя вина. Я проглядела эту тварь.
     - Нет, Избранная,  - бесстрастно возразил ей  Стилл. -  Змея появилась,
когда ты прошла мимо. Это я виноват. Гравелинг на моем попечении.
     "Ад и огонь! - безмолвно ругался Кавинант. - Проклятие!"
     Линден  подбежала  к  Сандеру и осмотрела  его  бок.  Он делал короткие
вдохи, морщась  от боли в груди. Результаты осмотра  встревожили Линден,  но
она подбодрила гравелинга:
     - Будешь жить.
     От ярости и беспомощности ее голос звучал раздраженно и ворчливо.
     Харучаи  изменили  расстановку  колонны.  Стилл  поднял  свой  мешок  и
закрепил его  на спине. Линден, закусив губу, заняла место впереди отряда. А
затем они вновь побрели через камыши.
     Бринн  торопил своих спутников, но им мешала вода, которая поднялась до
груди.  Из-за  глубоких ям отряду часто приходилось возвращаться  назад.  От
холода  по спине Кавинанта пробегала колючая волна озноба. Холлиан больше не
могла держаться  на ногах. Она  уцепилась за мешок  Герна, и тот тащил ее за
собой.  Легкие  Сандера издавали при  дыхании  громкий присвист,  словно  он
умирал на ходу.
     Наконец камыши  уступили  место  открытому каналу, за которым  виднелся
пологий берег, поросший осокой. Дно резко ушло вниз. Путники поплыли.
     Ступив  на  твердую  почву,  они увидели, что  вся  их  одежда  покрыта
скользкой коричневой  слизью.  В ноздри Кавинанта  ударил мерзкий запах.  На
лице  Линден  появилась   гримаса  отвращения.   Харучаи  отнеслись  к  этой
неприятности с характерной для них бесстрастностью.
     Бринн  стоял на берегу,  глядя на запад. Хигром  направился к  высокому
дереву, на  которое  он  хотел  залезть.  Вернувшись назад, харучай спокойно
доложил, что не видел ни одного зеленого существа.
     Тем  не  менее отряд  торопился. Пройдя цепь холмов,  они  углубились в
лабиринт  густых  низкорослых  рощ и узких  ядовитых проток.  Линден  строго
предупредила своих спутников, что любая  капля из этих водоемов, попавшая на
кожу,  будет  смертельной.  Они выбрались  из этого гиблого  место  только к
вечеру, да и то лишь благодаря видению Линден.
     С  наступлением  сумерек отряд заметил первые  признаки погони.  Далеко
позади, среди  рощ и проток, мелькали изумрудные огни. Через некоторое время
они  исчезли, однако  никто из путников не сомневался  в том,  что  болотные
"младенцы" появятся вновь.
     - О Боже! - застонала Линден. - Я этого не вынесу.
     Кавинант встревоженно  взглянул  ей в  лицо, но  сумерки сгустились,  и
серая  мгла скрыла от него  ее черты. Быстро и  молча  поужинав, отряд снова
отправился в путь.
     Когда солнце скрылось за Землепровалом  и  ночь  вступила в свои права,
над  протоками  засияло  перламутровое  зарево.  Призрачный  мерцающий  свет
поднимался от  воды, и  ветви деревьев казались  тонкой гравировкой  на этом
жемчужном сиянии. Зарево охватило  весь регион. Его щупальца и нити, похожие
на   паутину   из  лунного   света,  медленно  тянулись  и   перетекали   на
северо-восток.
     Сарангрейвская Зыбь сияла в этом направлении, как ярко освещенный город
в ночи. Жуткий и сверхъестественный свет отмечал источник какого-то сильного
излучения.
     Кавинант  коснулся плеча Бринн и указал ему на огонь. Харучай  кивнул и
повел отряд вперед.
     Темнота мешала определять расстояние. Источник  света оказался  намного
дальше, чем  они  думали. Прежде  чем отряд  прошел  половину пути до яркого
сияния, позади них начали собираться изумрудные огни, которые то появлялись,
то исчезали среди деревьев. Кислотные существа продолжали погоню.
     Кавинант с надеждой смотрел на серебристый свет. Ему не хотелось думать
о предстоящем нападении люкера - нападении, которое он сделал неизбежным.
     Они  шагали вдоль  сияющих проток,  словно  по линиям  карты.  Соблюдая
предельную осторожность, Бринн и Линден  вели спутников с той быстротой,  на
какую они только были способны.
     Внезапно  харучай остановился и  указал вперед, на перламутровый  свет.
Какое-то мгновение Кавинант ничего не видел. Затаив дыхание и сжав  зубы, он
приказал себе  успокоиться. И вот  тогда  его глаза  уловили темные  фигуры,
которые  перемещались между отрядом и  светом.  По крайней мере,  две из них
выглядели невероятно большими.
     Хигром заставил  Кавинанта присесть. Все члены  отряда припали к земле.
Кавинант  увидел,  как  Бринн,  юркой  тенью  на  фоне  призрачного  сияния,
скользнул вперед и растворился в темноте между деревьями.
     Темные  фигуры пропали из виду.  Кавинант напряженно всматривался туда,
где  видел их последний раз. По его расчетам, Бринн уже должен был  провести
разведку  и вернуться обратно. Внезапно он  услышал звук,  похожий на мощный
вздох.
     Кавинант инстинктивно попытался вскочить на ноги,  но Хигром прижал его
к  земле.  Через  кусты пробиралось  какое-то  огромное  существо.  Время от
времени раздавались звуки ударов, приглушенные  расстоянием. Однако Кавинант
чувствовал их силу.
     Он  снова  попытался вырваться  от  Хигрома.  Харучай  отпустил  его  и
присоединился к Кайлу и Киру, которые выдвинулись вперед. Кавинант сжал руку
Линден и потянул ее  по направлению к Сандеру и Холлиан. Рядом с ними шагали
Стилл и Герн.
     Повернув на северо-запад, они быстро пошли по берегу  ручья.  Мерцающие
протоки остались справа от них. Серебристое зарево собиралось в трех широких
каналах и устремлялось по диагонали к основному источнику  света.  Отряд шел
по твердой  почве через заросли кустов, однако харучай двигались  совершенно
бесшумно.
     Вскоре они увидели  Бринна.  Он стоял  на  берегу ручья, уперев  руки в
бока. В перламутровом свете его глаза лучились искрами радости. Рядом с  ним
возвышалась фигура,  которая  могла  быть  либо детищем  сверхъестественного
зарева, либо сном, воплотившимся  в  жизнь. Если только  это не был  один из
Мертвых.
     Великан!
     - Старые  барды  говорили правду, -  воскликнул  Бринн. -  Я  рад нашей
встрече.
     Великан  сложил  свои  толстые  руки  на  груди,  которая  по  размерам
напоминала ствол дуба. Он  был одет в  плотные кожаные  штаны и кольчугу  из
сцепленных  гранитных  дисков.  На  его  спине  виднелся  огромный  мешок  с
припасами. Борода походила формой на  кулак. Глаза настороженно поблескивали
из-под лохматых бровей, а воинственная поза свидетельствовала  о том, что он
и Бринн  успели  обменяться ударами.  Судя по  всему,  он  пока не  разделял
восторга Бринна.
     - Похоже, ты знаешь о чем-то таком, что мне не известно.
     Его голос гремел, как грохот камней, обвалившихся в подземном склепе.
     - Я вижу, ты не один. Он осмотрел отряд.
     -  Да  и твоя  радость...  - Великан  потрогал  рукой  свою  челюсть, -
..какая-то странная.
     По щекам Кавинанта побежали слезы. Они ослепили его. Он не мог отогнать
видения,  стоящего перед  глазами.  Ему  казалось,  что  он  снова  встретил
Идущего-За-Пеной - Великана, чей смех и  добросердечие обеспечили победу над
Лордом Фоулом. Этот герой сделал  для исцеления Страны больше,  чем кто-либо
другой, несмотря  на  то что Великан-Опустошитель,  владевший осколком Камня
Иллеарт, убил  всех его  сородичей - всех  до последнего  ребенка. Да, мокша
исполнил пророчество древних  мудрецов,  из-за которого  Великаны  Прибрежья
назвали свой город Коеркри - Печалью.
     С тех пор Бездомные, потомки  заморской  расы мореплавателей, исчезли с
лика Страны.  Их предки в долгих  странствиях потеряли дорогу назад  к своей
родине  и  народу. Они создали в Прибрежье новое  поселение. И они  жили там
несколько   веков,  пока   трое  их   гордых   сыновей  не  превратились   в
Великанов-Опустошителей.  Вот  почему Великаны пошли  на  верную  смерть, не
пожелав служить тому, что они ненавидели.
     Кавинант  оплакивал   их  -  жертв   огромной  ошибки.   Он   оплакивал
Идущего-За-Пеной, чья  смерть стала символом недосягаемой доблести. Кавинант
плакал, потому  что  гигант, стоящий перед  ним,  не мог быть  одним из  тех
великодушных существ, которых он когда-то знал и считал своими друзьями.
     Он не замечал, что плачет навзрыд, пока Холлиан не коснулась его руки:
     - Юр-Лорд, у тебя что-то болит?
     -  Великан! -  вскричал Кавинант.  -  Ты узнаешь меня?  -  Спотыкаясь о
болотные кочки, он пошел к огромной фигуре. - Я - Томас Кавинант.
     - Томас Кавинант, - отозвался  гигант, и его голос прозвучал как горное
эхо.
     Заметив слезы на щеках Кавинанта, он учтиво поклонился:
     - Назвав  свое имя, ты оказал мне честь.  Я  принимаю тебя как  друга -
хотя  и  странно встречать друзей в таком кошмарном месте. Мое имя  Гримманд
Хоннинскрю.
     Он пригнулся и внимательно осмотрел Кавинанта.
     - Однако  я смущен  твоим знанием. Похоже, ты знал Великанов - тех, кто
не  вернулся  на  родину  и  не  порадовал свой народ  рассказами  о дальних
походах.
     -  Да,  -  со  стоном   произнес  Кавинант,  сражаясь  с  подступающими
рыданиями.
     "О тех,  кто не  вернулся? Они не  смогли!  Сначала они потеряли дорогу
домой, а потом их зверски убили".
     - Я мог бы долго говорить о них.
     -  В  другой  раз, мой друг, - сказал  Хоннинскрю. -  Я с удовольствием
послушаю твою историю,  будь она даже песней печали. Наш Поиск соскучился по
свежим рассказам.  Но над  нами сгущается опасность. Наверное,  ты и сам уже
заметил  скестов?  К  несчастью,  мы  сунули шею  в петлю. Сейчас  время для
хитростей и битвы, а не для разговоров о былом.
     - О каких скестах ты говоришь? - спросил его  Сандер, морщась от боли в
ребрах. -  О  тех  кислотных  существах, которые похожи  на  детей  и  сияют
изумрудными огнями?
     -  Гримманд Хоннинскрю,  -  заговорил  Бринн, перебивая  гравелинга.  -
История, о которой говорил юр-Лорд, известна и среди моего народа. Я - Бринн
из  племени харучаев,  как  и эти воины:  Кайл, Стилл, Герн, Кир и Хигром. Я
называю  тебе наши имена в знак доброй  памяти о твоих  сородичах.  - Поймав
быстрый взгляд Хоннинскрю, Бринн мягко добавил:
     - О Великан, я вижу, ты не один.
     Не  обращая  внимание на Сандера и Бринна  и почти не  осознавая  своих
действий,  Кавинант подошел к  гиганту и  коснулся  его руки,  словно  хотел
увериться,  что Хоннинскрю не являлся  частью серебристого сияния и иллюзией
тоски. Но онемевшие пальцы ничего не чувствовали. Он  заставил себя забыть о
прошлом.
     Великан с симпатией посмотрел на него:
     - Да,  твоя история будет песней великой печали. Я выслушаю ее... Когда
придет время. Он резко повернулся:
     - Бринн  из харучаев, ты открыл мне свое имя и имена твоих друзей.  Это
честь  для меня.  Я  рад обменяться  с вами  именами  и  рассказами.  Такого
удовольствия  мы  не  имели  долгое время.  Ты прав,  я не один. Выходите! -
крикнул он через плечо.
     Из темноты к ним зашагали три огромные фигуры. Первой подошла женщина -
удивительно  красивая и  строгая.  Она немного уступала  в росте Гримманду и
имела  полное вооружение  воина.  Ее  облачение  состояло  из  лат,  кожаных
легтинсов  и кольчуги  с  налокотниками;  на  поясе  висели  шлем  и  меч  в
незатейливых ножнах, на плече виднелся круглый щит.
     Хоннинскрю  почтительно  поклонился  ей,  повторил имена, услышанные от
Бринна и Кавинанта, а затем сказал:
     - Это Первая в Поиске. Она - та, кому я служу. Следующим был безбородый
Великан. Старый шрам,  похожий на рубец от меча,  пролегал  под  его глазами
через искалеченный нос. По виду и одежде он напоминал  Хоннинскрю. Его звали
Тросом-Морским Мечтателем.  Как и Гримманд, он не имел оружия и нес  большой
мешок с припасами.
     Четвертый Великан был  калекой. При желании Кавинант  мог бы дотянуться
до  его  головы  рукой.  Согнутый  торс  казался   надломленным  посередине.
Мускулистые  руки напоминали толстые ветви, увитые  лианами вен. Прищуренные
глаза,  бесформенный нос  и  кривой рот  придавали  его лицу уродливый  вид.
Короткий ежик волос на голове  стоял  прямо, словно остолбенев от  шока. Но,
когда гигант усмехался, его взгляд становился веселым и мягким; и,  несмотря
на некрасивую внешность, этот Великан вызывал глубокую симпатию.
     Хоннинскрю назвал имя искалеченного гиганта:
     - Это Красавчик.
     Красавчик? Неужели ему даже не дали второго имени?
     - Да-да, Красавчик, - добавил коротышка-Великан, как  будто читая мысли
Кавинанта. - Его смех прозвучал как журчание чистого ручья. - Мне предлагали
множество других  имен,  но ни  одно из них  не подходило для  моего первого
имени. - Его глаза сверкнули  затаенным весельем. - Подумай об этом, друг, и
ты поймешь мои чувства.
     - Нам лучше отложить на время беседу, - сказала Первая в Поиске, и в ее
голосе  зазвенели  металлические нотки.  - Сейчас мы должны либо  отступать,
либо защищаться.
     Кавинанта  переполняли  вопросы.  Ему  хотелось  узнать,  откуда пришли
Великаны и  почему они оказались здесь. Но тон  женщины-воина  вернул  его к
реальным событиям и напомнил о грозящей опасности. Осмотревшись по сторонам,
он увидел мерцание зеленых огней, которые стягивалась  вокруг них, как петля
аркана.
     - Вряд ли нам удастся убежать, - бесстрастно сказал Бринн. - Их слишком
много.
     -  Да, - проворчал Хоннинскрю.  -  Эти скесты согнали нас  в кучу,  как
стадо коров.
     - Значит, мы должны приготовиться к обороне, - подвела итог Первая.
     -  Подождите  минуту, - произнес  Кавинант, прорываясь  сквозь путаницу
мыслей. - Вы называете их скестами, то есть что-то знаете о них. Может быть,
расскажете нам об этих существах перед боем?
     Взглянув на Первую, Хоннинскрю пожал плечами:
     - Знание - это тонкая штука. Нам ничего не  известно об обитателях этих
мест. Но  мы слышали  рассказы о болотных существах, которые  сияют зелеными
огнями.  Они  называют  себя  скестами.  Цель  их  существования  состоит  в
поклонении  ужасному  чудищу, для  которого  они  собирают  жертвы.  Нам  не
известно имя этого существа.
     - Мы называем его люкером, - с оттенком отвращения сказал Бринн.
     - А это  место зовется Сарангрейвской Зыбью, - хриплым голосом добавила
Линден. - Его тоже можно считать живым и злобным чудищем.
     Дни  непрерывного  контакта  со Злом и  ужасами болот  измотали  ее  до
предела.
     - Откуда же вам известно о  скестах? - спросил Кавинант у Хоннинскрю. -
И как вы понимаете их язык?
     -  Все очень просто, - ответил Великан. - Мы  обладаем способностями  к
языкам и  знаем речь  народов, с  которыми торгуем. О скестах нам рассказали
элохимы, но их сведения не принесли нашей группе особой пользы.
     Элохимы?  Кавинант  вспомнил  это  слово.  Впервые он  услышал  его  от
Идущего-За-Пеной.  Чувство  опасности  усилилось.  Он надеялся, что сведения
Великанов помогут им уклониться от битвы, однако это надежда не оправдалась.
     -  Совместная  оборона  не принесет вам  ничего хорошего,  - сказал он,
взглянув Великану в глаза. - Вы должны держаться подальше от нас.
     "Хватит того, что из-за меня погиб Идущий-За-Пеной".
     -  Если  вам  удастся  прорваться   сквозь  их  кольцо,  они  не  будут
преследовать вас.  Я - единственный, кто  им нужен. - Его  руки конвульсивно
подрагивали.  - Но у меня есть к вам одна  просьба.  Возьмите  моих друзей с
собой.
     - Кавинант!  - закричала Линден, и в ее голосе прозвучала такая ярость,
словно он только что выразил желание покончить с собой.
     - О Томас Кавинант,  - со  смехом ответил Красавчик. - Оказывается,  ты
плохо знаешь Великанов.
     - Юр-Лорду известно, что  его  жизнь находится под защитой  харучаев, -
бесстрастно произнес Бринн. - Мы не оставим его. Древние Великаны  Прибрежья
тоже не бросили бы людей в беде, но вы никак не связаны с нами. Мы не  хотим
становиться причиной ваших  страданий и гибели.  Поэтому  вам  действительно
лучше уйти.
     - Да! Мы просим вас! Уходите! - настаивал Кавинант.
     Нахмурив лоб, Хоннинскрю спросил харучая:
     - Почему юр-Лорд так уверен, что скестам нужен только он?
     Бринн  вкратце  рассказал   Великанам  о  люкере  Сарангрейвской  Зыби.
Выслушав объяснение. Первая отвязала шлем с пояса и надела его на голову.
     -  Решено. Наш  Поиск должен  засвидетельствовать это.  Давайте  найдем
место, пригодное для обороны.
     Бринн кивнул на северо-восток, откуда исходило яркое сияние. Взглянув в
этом направлении. Первая выразила свое согласие:
     - Хорошо.
     Она повернулась и зашагала  по берегу ручья. Харучаи  потянули за собой
Кавинанта,  Линден,  Сандера  и  Холлиан.  Пока  отряд  следовал за  Первой,
Хоннинскрю и  Морской  Мечтатель  прикрывали их отход с флангов, а Красавчик
замыкал шеренгу.