Книго

Андрей Дай

Сторона Неба

 

     Огромна ночь...

     Пока ребенок спит

     Рождаются галактики и люди

     И звезды умирают в страшных муках.

     И только черный ветер во Вселенной,

     Застывший ветер,

     Смерч из звездной пыли.

     Стоит на страже на краю воронки.

     М. Катыс

 

 

     1

 

         РАСКОЛОТОЕ НЕБО

 

 

     Министрам толковать законы надо...

     Бой - жребий мой, а хлеб моя награда.

     Ландскнехт одно лишь знает на войне-

     Кто платит вдвое, тот и прав в двойне!

     Донн

       

     Рогнар Эль Вепов

 

      Тишина.

      Ночь.

      Темно.

      Низкие тучи.   Не видно ни единой звезды на небе. Черное матовое покрытие

доспехов солдат не  отражает свет.  Если  бы  не  бесшумные всполохи взрывов на

горизонте,  можно было бы представить, что летишь в полной тишине над землей  и

вот  вот  вымахнешь  на свет. И тогда будет видно ярко-белые стены нашего дома,

зеленую лужайку, газон с цветами и маму на крыльце...

     Почти как полузабытый сон.  Как светлое пятно на самой границе памяти. Как

мечты.

     После  бесконечных дней  грохота  орудийных  взрывов,  воя  ракет  и  рева

низколетящих истребителей даже звук шагов несшего меня человека - это тишина.

     Шаги  зазвучали  по   другому  и   я    оказался   в   освещенном  подвале

полуразрушенного здания.   Яркий,  после тьмы ночи, свет резанул по глазам так,

что секунду я ничего не видел.   Потом глаза привыкли,   но в это мгновение мир

покачнулся и  значительно вырос.   Перехватило дыхание.  Это  тот  человек,  на

плече которого я только что путешествовал сквозь ночь, схватил меня за шиворот,

 поставил на пол,  но отпустить воротник забыл.   Я попробовал  руками  разжать

его пальцы.  Попытка оказалась героической,  но безуспешной.  Я  добился только

того, что он разозлился.

     - Стой,  выродок,  - раздалось у меня над головой.

     Одновременно он приподнял меня и  встряхнул.   От неожиданности я  даже не

смог заплакать.

     - Я его нашел,   экселленц!  Разрешите идти? - Уже совершенно другим тоном

воскликнул  мой носитель и  я  сразу забыл об обиде,  пытаясь разглядеть того к

кому он обращался.

     Ни страха, ни удивления, ни ярости.

     Он оказался не высок ростом.   Больше я сразу ничего рассмотреть не смог -

экселленц стоял против света.

     - Имя?  -  Нетерпеливо воскликнул он  тонким срывающимся голосом,  тыча  в

меня длинным жилистым пальцем с обкусанным ногтем.

     Пока я открывал рот он успел еще раз взвизгнуть:

     - Как его имя, солдат?

     - Рогнар Эль Вепов, экселленц.

     То,   что  я   раньше  считал сваленным в  углу тряпьем,  вдруг застонало,

село  и  оказалось человеком.  Экселленц подошел и  с  размаху пнул сидящего на

полу.  Тот захрипел, пуская красные пузыри носом и ртом, но остался сидеть.

     -  Слышишь,   тварь?!   Слышишь?  - торжествующе заверещал он, так, что я,

не особо понимая суть  происходящего,  хихикнул.

     Он стремительно повернулся и ударил меня ладонью по щеке,   да так,  что в

ушах зазвенело,  а  голова чудом не  оторвалась.  Я  понял,  что это совсем  не

подходящее  место для веселья и  уже хотел разреветься,  но  меня отвлек другой

голос.

     - Как полномочный представитель Института наблюдения за исполнением Закона

о   Локальных  Военных   Конфликтах,    вынужден  констатировать  восемнадцатое

нарушение  в  ходе  Ежердо-денийского конфликта Закона ЛВК,  пункта 294С0077 "о

недопустимости   физического    угнетения,    либо    умышленного   уничтожение

несовершеннолетнего гражданского населения  одной  стороны   противоборствующей

стороной".  Факт  нарушения отмечен и  в  случае повторения подобного инцедента

будет  доведен  до  сведения  командующего наблюдательного конвоя  адмирала Абу

эль Салаха.

     -  Хорошо.   Благодарен за вмешательство, - иронично проговорил экселленц,

обращаясь  к выступившему из угла роботу.   Потом снова повернулся ко мне, чуть

нагнулся и прошептал сквозь сжатые зубы:

     - Иди,  вонючка,  попроси свою маму назвать мне  четыре цифры.  Иначе твоя

мать умрет.

     -  Мама?!  - вырвалось у меня. 

     Последний раз я видел  своих родителей, когда  меня вместе со всеми детьми

поселка отправляли в убежище под Соломенными горами.   Это было так давно, да и

потрясение от  захвата  ежердами неприступных подземелий было столь велико, что

я уже стал забывать лица своих отца с матерью.

     Я оглянулся, пытаясь обнаружить маму, но предводитель ежердов быстро решил

эту  проблему.  Сильно сдавив мне плечо,  он  толкнул меня  через всю комнату к

человеку сидящему на полу.  Только тогда до меня наконец дошло,  что это и есть

моя веселая, добрая и красивая мама.

     Я  упал ей на грудь.  Она прижала меня к  себе так,   что я не мог поднять

голову и посмотреть на ее лицо. Она чего-то говорила, но я не смог разобрать ни

слова в этом хрипе  и воскликнул на гране плача:

     -  Что? Что ты сказала?

     Она  отпустила  мою   голову.   Я   смог  посмотреть на  ее  лицо,  сильно

отличавшееся от того,  что было запечатлено у меня в памяти, и на этот раз смог

разобрать среди хрипов слова.

      -  Постарайся... выжить.., сынок...

     -  Мама,   мама, - пропищал я, слезы брызнули у меня из глаз. -  Пойдем от

сюда, мне страшно.

      -  Цифры! - заорал экселленц.

      -  Молчи... - шепнула разбитыми губами мама.

     Экселленц нервно топнул ногой,   его  губы скривились,  как  от  боли.  Он

положил руку на  лежащий на столе бластер,  прокатил его,  царапая краску,   до

края,   потом сделал два шага в  нашу сторону,  спокойно прицелился и  нажал на

курок.   Что-то горячее  и  мокрое брызнуло мне на лицо,   уши заложило.   Мама

дернулась и свалилась вдоль стены на бок.

     -  Мама  ?   -   тихонечко  позвал  я,   размазывая слезы и  еще что-то по

лицу.

     -  Как   полномочный  представитель  Института  наблюдения за  соблюдением

Закона  о  локальных военных  конфликтах вынужден  констатировать девятнадцатое

нарушение  в  ходе  Ежердо-денийского конфликта,  Закона о ЛВК пункта 17 В 1926

"о статусе  военнопленных,  а  также недопустимости умышленного уничтожения лиц

признанных военнопленными"... Факт нарушения отмечен и ...

     -  Солдат !

     -  Да, экселленц!

     -  Уничтожь эту железяку.

     Солдат  поднял  свой  бластер  и   послал   заряд   в   покрытого   броней

наблюдателя. Робот запнулся,  потом громкость его голоса повысилась на столько,

что не услышать его было просто невозможно.

     - Как полномочный представитель Института наблюдения за исполнением Закона

о  локальных  военных  конфликтах  отмечаю  факт  двадцатого нарушения  в  ходе

Ежердо-денийского военного конфликта, Закона о ЛВК пункта 03 А 3000 "о  статусе

 наблюдателя  ИНС-ЗоЛВК",  пункта  03  А  3001  "об  попытке,  либо  совершении

умышленного  уничтожения   наблюдателя".   Вынужден   сообщить   об   инциденте

командующему наблюдательного конвоя сил поддержания порядка,  адмиралу Абу  эль

Салаху.   До   получения  других   распоряжений,   военный   конфликт  объявляю

приостановленным.

     С этими словами робот двинулся к выходу,  пока не столкнулся нос к носу со

стоящим у выхода солдатом.

     -  Для связи с конвоем мне необходимо покинуть  помещение, - снова завелся

 механизм.    -   В  случае  воспрепятствования  этому  я  обладаю  правом  Вас

уничтожить.  Вам дается пять секунд на принятие решения.

     Солдат взглянул на своего командира,  но тот  повернулся спиной и с кем-то

разговаривал по рации.

     -  Ваше  время истекло,   -  голосом,   в  котором полностью отсутствовали

интонации, сообщил наблюдатель. В его броне открылись бойницы.

     На уничтожение солдата у  робота не ушло и  половины секунды и вот уже его

шаги стихли в  грохоте артиллерийской канонады,  которая снова вытеснила тишину

из ночи.

     Началась  гроза.   Между   багровыми зарницами ракетных ударов  вспыхивали

ослепительно-белые трещины  молний.   Словно  люди,   в своей животной  ярости,

пытались  расколоть небо.   Тяжелые капли  влаги,  грязные от  сажи  измаравшей

небо,  громко застучали по камням разрушенного города.  Ручей этой грязной воды

стек  по  ступеням в  подвал штаба  командующего ежердов,  смешался с  начавшей

запекаться  кровью   убитого   солдата  и,   словно  испугавшись горящих  огнем

безумца глаз экселленца, поспешил скрыться под мебелью.

     В  этот момент в  подвал,   почти бесшумно,   вошли два бойца с незнакомым

черно-зеленым  пятнистым  активным  покрытием  брони.    На   шлемах  полностью

скрывающих лицо  была  прикреплена маленькая красная эмблема с  тремя буквами -

И.А.Б.   В  руках  они  несли  оружие  незнакомого  вида  размером  с   обычную

импульсную винтовку.

     - Какого...  - проговорил экселленц, отрывая руку с полевым коммуникатором

ото рта и поворачиваясь к выходу.

     Между тем бойцы неизвестной мне армии молча осмотрели помещение  и  встали

по  обе  стороны дверного проема.  Через пару  секунд из  дождя вышел человек в

обычном гражданском плаще.   Взмахом руки он велел бойцам выйти,   они ударили,

почти одновременно,  левыми кулаками по грудной броне и тихо, а от этого жутко,

скрылись за пеленой дождя. И все таки я был уверен, что далеко они не ушли.

     - Доигрался,  Густав? - очень тихо проговорил вошедший.

     Это был плотный мужчина среднего роста,  чуть лысоватый и седоватый. Он не

кричал,   не размахивал руками,  не грозил и наверняка не был вооружен,  но  от

него исходила такая аура силы и власти,  что я прекрасно расслышал его слова не

смотря на звон в ушах и уличный грохот.

     -  Антон ?! - жалобно пропищал грозный командующий ежердов.

     Человек,   которого  экселленц  назвал   Антоном  не   торопясь  прошел  к

коммуникатору,  взял его из рук  экселленца  и  сказал  три слова :

     -  Браун...Прекратить огонь.

     Через секунду  на  планете День  грохотала только ночная гроза,  да  и  та

заметно пошла на убыль.

      -  Антон,   все  так  глупо получилось...   -  уже  более спокойно сказал

ежерд.

      -  Это  была твоя последняя ошибка,   Густав,   -  ни  сколько не  громче

первого раза проговорил Антон.   -  Тебя  объявят  военным преступником. Ежерды

на   некоторое время  потеряют право на  войну.  Войска вернут на  Ежерд.  День

получит независимость. Новым экселленцем будет Ицхак Роллер.

     Антон подошел к столу,   выдвинул стул и уселся,   тщательно подобрав полы

плаща так, чтоб они не касались пола.

     -  А я... - попытался что-то сказать ежерд.

     - Только   одна  планета  примет  тебя  не  задавая  вопросов... Конвикт.

     -  Каторга ?! - вскричал побледневший завоеватель.

     -  Это ее щенок ?  - сменил тему Антон. -  Я возьму его себе. Его не будут

искать...

     -  Да,   да  забирай...  Послушай,  Браун,  но  если  ты  поможешь... твое

влияние...

     -  Я все сказал, Густав. Хочешь сохранить жизнь -  беги.

     Антон Браун  встал  и  медленно пошел к выходу.   Видимо его спина была на

столько заманчивой мишенью,   что   Густав  не   смог  удержаться.  Он  схватил

брошенный на стол бластер и...

     Из  темноты  ночи  вылетела небольшая слепящая  глаза   молния,  ударила в

оружие  экселленца  и  потухла,   выбив  бластер  из  руки.   Антон  обернулся,

укоризненно посмотрел на Густава и  на грани шепота пробормотал в ночь слова на

всегда врезавшиеся мне в память:

      -  Заберите детеныша...  Могли бы  и  убить эту  крысу.  Он  с  нами  уже

рассчитался.

     Антон  Браун  не  торопясь поднялся по  ступенькам и   вспыхнувшая трещина

молнии высветила его силуэт на фоне ночи, значительно увеличив его размеры.

     Из тьмы  вынырнул  молчаливый воин в глухом шлеме,   как тень проскользнул

по подвалу,  легко меня поднял и я второй раз за ночь выехал под низкие тучи на

плече солдата.

 

 

     Рогнар Эль Вепов

 

     Сигнал перегрева спинового сегмента  брони  продолжал  отвлекать внимание,

хотя  за  одиннадцать  часов можно было бы и привыкнуть.  Можно было бы конечно

одним прикосновением к  клавишам  на   поясе отключить эту ненавистную мигалку.

Можно было почесать зудящий от  пота живот и  похлопать по онемевшей от долгого

лежания  в   одной позе ноге.   Можно было просто встать и  уйти в  тень.  Я на

секунду представил,  как я  все это проделываю и  улыбнулся.  К счастью хотя бы

лицом шевелить было можно.

     Я представил:  вот я переворачиваюсь на спину, почесываю живот, хлопаю  по

ноге,   встаю,   потягиваюсь и  медленно иду  в  тень соломенного навеса жреца.

Представил  удивленные лица  городского колдуна,  молодых  бронзоволицих воинов

пришедших за "волшебной змеей",  женщин в  самотканых платьях и остальных людей

сидящих и лежащих под кустами вокруг площади.

     Да, смешно.

     Жрец скрылся под навесом и вскоре вернулся с небольшой глиняной бутылочкой

и  шприцем.   Четверо  молодых  воинов  тот   час  улеглись на   пыльные  плиты

площади ногами к солнцу.   Остальные:  старики,  женщины и дети отошли шагов на

сто, где и расселись повернувшись спиной к навесу.

     Я  понял,   что какой-то из тех богов,  про которых я  вспомнил,  медленно

запекаясь в своей броне,  вспомнил обо мне и наконец-то начинается долгожданное

представление.

     - Клэб,  выпускай муху.  Начинаем.  - прошептал я в микрофон и почти сразу

маленький черный микрофончик вылетел из-за  навеса и  прилепился к спине жреца.

Немедленно вспыхнули сигналы в  шлемах всех  пятерых бойцов личной армии Антона

Брауна,    извещающие   об  устойчивом  приеме  и  переводе  на  всеобщий  язык

получаемого сигнала.

     -  И поднялся змей,   и обогнали  жала  его  лучи  священного солнца..,  -

тем  временем  тянул свою молитву жрец,   не  забывая вкалывать одним и  тем же

шприцем кубика  по   два   всем  четверым юношам.  Закончив это  действие,   от

которого у  любого  нормального врача  волосы  встали  бы  дыбом,  жрец  умолк.

Аккуратно слив остатки эликсира из шприца в бутылочку,   он взял веер, уселся в

пыль перед молодыми самоубийцами и принялся их обмахивать,   отгоняя насекомых.

Настало время.

     -  Готовность -  два,  -  твердо сказал я сначала себе,  потом в микрофон.

Мышцы подтянулись,  все проблемы забыты, цель определена.

     -  Готовность один.  Клэб,  от меня по солнцу первый,  Яго - второй, Дин -

третий,  я - четвертый, Сэнди - жрец. Сэнди, живой жрец!

     Ничуть не скрываясь,   мы возникли из своих  укрытий  вокруг площади.  Все

туземцы открыли рты от изумления,   но мысль о  том,  что это довольно забавно,

даже не пришла мне в голову.

      -  Начали! - крикнул я.

      -  ТКА ! - крикнул жрец.

     Все пятеро нападавших выстрелили одновременно.  Все пять зарядов запеклись

стекловидной корочкой на  каменных плитах  на тех самых местах,  где только что

отдыхали жрец со своими пациентами.

     Жрец в  мгновение ока оказался под навесом,  четверо молодых воинов вообще

исчезли.   Страх,   своей жуткой холодной и влажной ладонью сдавил мне пах.   Я

понятия не имею,   почему  я  поступил именно так,   а  не иначе,  глядя как из

ниоткуда появляется тень воина и  как отделяются головы моих солдат в  защитных

шлемах. Как хорошо, что нас было на одного больше. Это дало мне время.

     Я  бросил  свое  ружье,  одновременно сорвав локальную химическую мину   с

пояса.   Следующий миг  -   включение активной химзащиты костюма и  активизация

мины.   С  легким хлопком мина  взорвалась  и  на  месте  ее  взрыва немедленно

образовался вихрь ядовитых газов.   Я  конечно же  забыл о  правилах применения

подобных устройств,  так  что  дальнейшее развитие событии  наблюдать не  смог.

Сколько бы  не  была  крепка броня  субзащиты,   от  прямого попадания каменной

мостовой по затылку она спасти не смогла.

     Забытье не было долгим. Вода, в которую разложился запрещенный в Федерации

газ,   еще не успела высохнуть.   Но все же жаркие лучи местного светило делали

свое дело и  спустя пол  часа ни  одна комиссия не   определит,   что здесь был

применено химическое оружие.

     Мигали уже  несколько предупреждений о перегреве брони,  так что определив

отсутствие  человеческих  существ  в   радиусе  полукилометра  я   с   огромным

удовольствием снял  шлем.   Этого нельзя было  делать вне  базы Института,   но

после пережитого на правила мне было  наплевать.

     Сначала я  вынул  из  скрюченных смертью и   паром   со   сложной формулой

пальцев  жреца бутылочку с  эликсиром и перелил содержание в герметичный термос

на  поясе.   Потом  ножом вырубил  образцы мяса  у  четверых принявших снадобье

индейцев и разсовал трофеи по четырем герметичным контейнерам.   Своих погибших

товарищей я  сложил  в   тени навеса,  пристроив их  головы рядом,  а  индейцев

свалил в кучу на середине площади.  Смерть,  невзирая на лица, забрала всех и в

одной куче оказались и жрец,  и воины,  и старики,  и дети. Следовало выполнить

основную заповедь Института:  ни каких следов, поэтому я обсыпал индейскую кучу

термитным порошком,   взятым из снаряжения моей команды и поджег.  Одев шлем, я

нажал кнопку вызова, сел в тени и принялся ждать.

     Фрегат можно было обнаружит только радаром, поэтому я его и не увидел. А в

общем и не ожидал увидеть.

     -  Пароль - контроль? - спокойный голос вывел меня из состояния близкого к

истерики.  Еще бы.  Мое подразделение уничтожено на  60  процентов,   словно мы

пережили  ядерное  нападение,    да   еще   в  придачу  единственное   средство

возвращения  на базу,  в безопасность, где-то задерживалось.

     - Фрегат -  лидер Рог,   9-2-0,  - бодро, настолько, что голос сорвался до

петухов, сообщил я. -  Контроль лидеру.

     - Фрегат - пилот Касс,  9-2-1, - несколько удивленно сообщил пилот, но все

же выучка сделала свое:

     -  Лидер Рог, ищу координаты контакта.

     Я  быстро,   так  что даже побоялся ошибиться,  перечислил цифры координат

площади   и   через   несколько  опровергающих  законы  физики  длинных  минут,

закамуфлированное  до   полной   неузнаваемости  средство  передвижения   мягко

опустилось на уже совершенно сухие плиты.

     Панель десантного  выхода  мягко  откатилась в верх и пилот вышел.  Вышел,

секунду оглядывался,   замер,  увидев четыре обезглавленных трупа бойцов ИАБ  и

выпалил:

     -  Какого черта, командир...

     Почувствовав   себя    в   полной   безопасности   я   расслабился.    Шок

фантастического боя  прошел и  теперь уже все  свершившееся  казалось не  более

чем страшным сном. Чудом расценил я и то, что после боя сумел найти в себе силы

выполнить инструкции  по  скрытию улик.  Я осознал,   что не более десяти минут

назад был  на  полволоска от  гибели и  что  у  четверых моих подчиненных  этот

волосок оказался тоньше моего.

     Я хотел заплакать.   Я потянулся руками к глазам, но мне мешали перчатки и

шлем.  Тогда  я снял и то и другое.  Слез не было.  И застонать я тоже не смог,

только  не  понятное у-у-у  вырвалось из  моих  обкусанных до  крови  за  время

ожидания фрегата губ.  Касс мне не мешал. Он собрал и сложил в холодильное ложе

трупы вместе с  головами,  уничтожил  остатки тепла сгоревших индейцев и только

потом подошел ко мне.

     Я  не   видел и  не  слышал как  он  подошел,   поэтому когда почувствовал

прикосновение  мягкой  человеческой  руки    к    голове вздрогнул всем телом и

поднял лицо.  И немедленно получил зазвеневшую в мозгу пощечину.

     -  Ну,  ну, - мягко сказал пилот. -  Вот ты и успокоился. Пойдем...

     Касс помог  мне  встать,  собрал мои вещи и проводил меня до люка фрегата.

     Я пришел в себя,  когда Касс выводил кораблик с орбиты планеты. Это не так

то  и  просто было  делать,  принимая во  внимание характер нашей экспедиции по

отношению к  Закону Федерации.   Приходилось все время держатся в тенях планеты

или лун,  так  что  Касс был весьма занят.

     Я  поискал глазами свою амуницию,   но найдя одевать  передумал.  Храмовый

город  Ткатипек,   да  и  вся планета Майя таяли за кормой,  а  постепенно и  в

памяти.

     - Можешь снять шлем,  - спокойно сказал я пилоту.

     Мне  вдруг  пришли  на  ум  возможные  последствия моей  не  простительной

истерики там на поле боя.   Брауну это не понравилось бы.  Ему не нужны солдаты

с неустойчивой психикой.  Однако задание было,  по большому счету,  выполнено и

это  давало  повод  надеяться  на   более  снисходительное  ко  мне  отношение.

Оставалось только примазать к моему поступку пилота.

     Касс видимо что-то сказал,  но звуки вне  предела  шлема  не проникали и я

ни  чего не услышал.   Пилот мельком взглянул на меня,  выяснил,  что я  его не

слышу и  просто мотнул головой в   знак  отрицания.  Мне стало как-то не ловко,

что вообще предложил партнеру это и я поспешно одел шлем.

     -  Я  бы  не хотел,   Касс,  чтобы о  деталях нашего отхода с  Майя узнало

командование.

     -  В моем рапорте этого не будет... Я понимаю...

     Фрегат наконец покинул систему,  мы  выходили на вектор ускорения и  пилот

мог  отвлечься. Все остальное сделает компьютер.

     -  Что там произошло, командир?

     Я  почувствовал,   как  холодные  насекомые страха побежали по моей спине,

стоило  мне  на  секунду вспомнить...  Однако вопрос был  задан  и  нужно  было

отвечать.

      -  Это какое-то дьявольское зелье, Касс...

      Я принялся рассказывать,   стараясь не опустить малейшие детали.  Рассказ

занял гораздо больше времени чем  сам  бой,   но   теперь,  со   стороны,   все

выглядело еще ужаснее чем там на месте.

     Мне стало стыдно.  Мы  вернемся на  базу и  мне придется отвечать за  свою

истерику.   Мне хотелось как то искупить свою вину.   И  перед Брауном и  перед

погибшим подразделением.   Особенно перед ними  -   моими погибшими,  безликими

солдатами. В голову пришла неожиданная мысль.

     -  ...И  теперь,  Касс,  я  хочу попробовать эту болотную жижу на себе!  -

твердо закончил я свой рассказ.

     Пилот взглянул на меня,   щелкнул переключателем автопилота, повернулся ко

мне вместе с креслом и проговорил:

      -  Тогда я тоже, лидер!

      -  Но ...

     -  Я  мог прикрыть вас с верху.  Возможно кто то еще остался бы жить...

     Мне и  в  голову не  пришло отговаривать пилота.   Каждый может нести свою

часть вины и не мне было решать кому сколько. Тем более в двоем не так страшно.

     Час прошедший до  выхода на вектор ускорения  пролетел,   как одна минута.

Может  быть  это  потому,   что  не  очень то  мы  горели желанием вколоть себе

шаманье варево. Но отступить я уже не мог.

     Касс провел последние корректировки вектора,  фрегат встал на  направление

ускорения и,   погасив большинство экранов на  пульте,  корабль начал   разбег.

Примерно через  пять  часов  скорости будет достаточно для  выхода в  гипермир.

Точку перехода мы даже не заметим, все сделает компьютер.

     Пилот  покинул свое  кресло и  перешагнув символический  порожек прошел ко

мне в отсек десантирования.

     - Если что то будет с нами не так,   фрегат выскочит из  гиперполя, начнет

торможение и  подаст сигнал на базу.   Надеюсь они нас перехватят и разберутся,

что за дерьмо мы себе пустили в вены.

     Касс уселся рядом со мной.   Только тогда я заметил,  что  он гораздо ниже

меня ростом и  вообще какой-то  щуплый.   Но  кто  знает,  как Институт готовит

пилотов.   Я командир штурм-команды,   у меня одна цель,  он пилот фрегата -  у

него другая.

     -  Вещество не ядовито,  биологически и  химически не активно.  Формула не

известна,  -  вслух  прочитал я  показания бортового тестера куда  незадолго до

этого поместил каплю  мутной неоднородной жидкости.

     -  Ну  во  всяком случае нашим  жизням тут  ни  чего  не  угрожает,  -  по

возможности бодро добавил я.

     -  Это мы  сейчас проверим,   -  на  первый  взгляд  беззаботно воскликнул

Касс и начал расстегивать швы броневых плит предплечья.

     Я  приготовил два  шприца-пистолета  и  поспешил  освободиться от   брони,

догоняя пилота.

     -  Ну  с  Богом,   пилот!  -  проговорил я  и  взглянул на закрытое черным

матовым щитком лицо партнера.

     -  С Богом,   командир,  -  вздохнул Касс и надавил на толкатель шприца. Я

тоже.

     Едва последняя капля бурой жидкости стекла по  игле  в   мою вену,  как  я

перестал чувствовать уколотую руку.   Спустя  секунду волна  боли  пробежала от

локтя до пальцев и обратно,  до  плеча  и дальше по телу.

     -  Да что это пи-пи-пи-пи-пи,  - услышал я голос Касса,  но тут волна боли

добралась до глаз и ушей,  я ослеп и оглох.

     Но не надолго.  Боль прошла,   зрение и слух вернулись, однако мои ли были

эти органы?

     Здесь не  было жреца,   который бы  объяснил нам,  что мы чувствуем и  нам

пришлось разбираться во всем самим.   Я видел чудесные вещи. Я видел фиолетовые

или  красные лимбы  вокруг  лампочек,   я  видел как крылья вентиляторов лениво

перегоняли потоки  воздуха и  как  космическое излучение подсвечивает висящие в

воздухе пылинки.  Я  видел пилота,  который зачем-то  разглядывал свои  руки  и

посмотрел на свои.

     -  Что  ты  там  увидел?   - спросил я и тут же сам обнаружил взявшиеся не

откуда разноцветные волосы на своих пальцах.

     - Пи-пи-пи-пи-пи,  - раздалось у меня в ушах.

     Я взглянул на Касса.  У него на пальцах тоже росли волосы.  Я усмехнулся и

попробовал поймать пальцами одной руки  волосы на  другой.  И  схватил пустоту.

Волосы были ни чем иным, как силовыми линиями каких то полей.

     Постепенно яркие краски излучений стали меркнуть. Волосы на руках пропали,

 пыль не светилась золотыми искорками,  волшебные лимбы потухли.

     -  Пи-пиу-уиу-иоу-иоудир,   -  услышал я  слова пилота и  понял,  что звук

который я слышал раньше,   это слова,  только сказанные с такой скоростью,  что

они превратились в писк.

     -  Если  бы  это  не  случилось со  мной,  я  могла бы  сказать,  что  это

голюцинация, - сказал Касс и снял шлем. -  Здорово, правда?

 

 

     Кири Берт

 

     Ну вот и все.   Завтра домой.   Команда  закрепила  последние контейнеры с

горношахтным  и  металлообрабатывающим  оборудованием,  а  потом  все  желающие

получили  разрешение  спуститься   на   поверхность   планеты  и   полюбоваться

причудливыми городами людяморя.  А мне так уже до тошноты надоели их коралловые

пещеры и  скользкие  морды.  Хотя  после близкого знакомства с горками людяморя

воспринимались уже легче.  Чтож,  если кто хочет полазать по не то улицам не то

каналам городов нелюдей,   да еще где по колено, где по щиколотки в воде, так я

им  препятствовать не  собирался.  Завтра   первая   торговая   экспедиция   на

родину  людяморя -  планету Кламплл возвращается домой.   На  Конвикт.   Свитит

выгодно продан,  закуплено все  необходимое оборудование,  открыт  колоссальный

кредит в местном банке. Задача выполнена.

     Людяморя,   покупая  свитит,    не  торговались.    Они  вообще  не  умеют

торговаться,   но  не  в  этом  дело.  Искусственно произведенный минерал стоит

гораздо дороже.  Гораздо!  За  те  пять  тонн  сверхлегкого минерала,   что  мы

привезли на Кламплл можно было купить всю их планету.

     Признает Федерация Свободный Конвикт  или  нет,   неважно.  Людяморя нужен

минерал  и   на   Федерацию людей  им  было  наплевать.  Именно  поэтому первая

торговая экспедиция прилетела сюда,   к людяморя,  и  именно  поэтому без труда

удалось  подписать  договор  о  всестороннем  сотрудничестве  и   взаимопомощи.

Вторая  экспедиция привезет к   ним  нашего посла  -  торгового представителя и

заберет  ихнего.  Так  быстрее.   Их  самый  быстрый корабль  добрался  бы   до

Конвикта лет через десять -  пятнадцать.  Мы за двадцать два земных дня. За 530

часов.   Видел бы Уве рожи послов Федерации, когда их об этом известили шпионы.

Да  мы особо и  не скрывали.  Во первых небольшая демонстрация силы,  по мнению

президента Свободного Конвикта Инки Рендолла,   нам не повредит,   а  во вторых

эта информация не достигнет Земли лет за пять. За это время...

     - Все,   ни слова о делах,   -  пробормотал я сам себе, лениво потянулся и

налил в опустевший стакан немного какого-то  спиртного.

      Это был день отдыха.   Мог я позволить себе,   за целый земной год хотябы

один день.   Двадцать два дня полета назад пройдут  за сортировкой закупленного

оборудования   и    расчетами  для  будущих  торговых  экспедиций.    А   после

приземления на  Конвикте и  того  подавно.  Много   дел  у  министра торговли и

промышленности признанного только флегматичными людяморя Свободного Конвикта...

     Я, Кири Берт, негр, негретос, черная обезьяна, мелкий жулик и плохой шулер

- министр торговли и  промышленности.  Удивительно!  Но  на   фоне  того,   что

произошло всего за  десять или  двенадцать конвиктских суток на  Конвикте,  это

просто мелочи.

     Все  началось   с   Рендолла.   После  революции,   когда  сбросили земных

чиновников и их вдохновляющую силу -  ДНК,   Рендолл с  Джо Чеймером улетели на

Стальную планету.  Что они там делали сокрыто мраком,  но в результате Стальная

планета переехала на  близкую к  Конвикту орбиту  солнца Марусина и большинство

сталепланетян  переселилось  на   Конвикт.    Это  были  здоровые,    красивые,

образованные люди  и  сначала мы  не слишком обрадовались их появлению,  так от

нас  отличающихся.  Но  они  оказались беспомощными щенками  вне  брони  своего

корабля-переростка,  и   весь  народ  дружно принялся за  их  обучение жизни на

поверхности.   Большинство сталепланетян оказались хорошими ребятами  и  вскоре

превратились  в  настоящих  конвиктян.   Остальным  разрешили  взять  несколько

грузовых сталепланетных кораблей и   отправится в  другую галактику.   Они  уже

никогда  не   найдут  дорогу  назад,   Тото   Лучано  взломал  пароли  бортовых

компьютеров, а Уве в них немного покопался.

     И тут такое началось.   В Шекхаузе пропали все нищие и проститутки.  Слово

"безработится" на Конвикте воспринимается теперь не иначе как шутка.  За десять

суток было построено больше,  чем на планете было со дня основания колонии. Как

по  мановению волшебной палочки  южнее  космодрома выросли  огромные  ангары  и

корпуса   Конвиктского   Университета   Мира.   Крейсер   землян,   при   самом

непосредственном участии   Джо   Чеймера  -   нового    министра звездоплавания

и  капитана  Танго,   затащили  в один из ангаров. Правда для этого здоровенный

грузо-пассажирский звездолет  пришлось почти  полностью разобрать.  Уве  обещал

собрать его снова...

     В  Хоккайдо шустрые монголоиды во  главе  с  новым  мэром  ДжиДо построили

несколько   зданий   биомедицинского института,   где  министр  здравоохранения

Ларри  Рендолл  и   ученые  со   Стальной  планеты  начали  лечить  бесконечное

количество болезней и изучать природу планеты.

     Спайк  Макфлай   -   неугомонный  предводитель  министерства  исследований

получил  в  свое  распоряжение сто  пятьдесят сталепланетных звездных лодок,  у

которых ампутировали хронодвигатели во  избежание недоразумений  с   Федерацией

и    теперь   вечно   где-то  пропадал.  То  за  хребтом Лассо,  то  за Дверцей

Клетки...

     Уве  безуспешно пытался  отделаться  от   навязчивых  курьеров  посылаемых

главнокомандующим сил  обороны Конвикта -  Хокки.   Извиняюсь.  Адмиралом Хокки

Мацу Машуда.

     Столяровы, отец и сын, мафиози в прошлом,  распахивали бескрайние просторы

Дикой степи,  а  Антоша Русов тот  вообще перелетел со  Спайком Дверцу Клетки и

ковырял землю где-то там.

     Деб Тикарам упрашивал Хокки взорвать несколько утесов  вокруг Шекхауза для

нужд градостроительства.  Новый мэр столицы был не менее навязчив,  чем курьеры

адмирала. Так что в скоре наверное рванет.

     К  одноногому Яну Грозному страшно подойти.   Он  отвечает  за  разведку и

безопасность.

     Уве  Лингредсон  -   маленький,   беленький,  сухонький,  сморщенный,  как

обезьянка  -   альбинос,   гений и  гибкий,   как ореховый прут,  черноволосый,

смуглый,  суровый,  горячий италийский угонщик Тото Лучано -  компьютерный бог,

быстро  спелись.   А  от  последнего главный  мозг  земного  крейсера настолько

обалдел,  что  однажды  написал ему любовные стихи.

     Энтони Ранги  наводил порядок в  мафиозном беспределе  планеты.  Он   стал

министром внутренних дел  и  именно к  нему ушла половина бывших воинов Тэнно и

вся крос-команда.   Я  думаю,  что с такой мощью он скоро останется без работы,

однако пока без дела не сидит.

     Вторая половина воинов ушла к Хокки,  я хотел бы видеть лицо капитана того

корабля,   что  захочет без разрешения вторгнуться в  систему солнца Марусина -

нашего солнца. Хотя боевых крейсеров у Хокки еще нет, но и сотни звездных лодок

вполне  хватит.   Грозный  Ян   переманил   к   себе  почти  всех  инструкторов

сталепланетян,  так что еще неизвестно, кто в итоге выиграл.

     А мне выпала пожалуй самая тяжелая работа -  промышленность.  Все эти люди

давили на меня.   Всем что-то было нужно.  На мне оказались и рудники  свитита,

и  строительство звездолетов,  а  их уже заложили больше трех сотен,  и нефть в

диких  степях,   и  денежная  система,   и  десятки  тысяч  вдруг  объявившихся

предпринимателей, и ... ох много еще чего. Единственными людьми, кто никогда не

чего не просил у  меня были Роджер Сантос -  бывший охотник,  а  теперь министр

иностранных дел, и Рендолл.

     Рендолл,  человек заваривший всю  эту  кашу,  теперь  ее  расхлебывал.  Он

казалось  успевает  всюду.  Помирить  разъяренную  предводительнецу учителей  и

ученых  Мичи  Чеймер с  благочестивым Дебом  Тикарамом,  одновременно придумать

денежную  единицу  государства, решить вопрос с горками и в течении всего этого

выдавать законы.  Свободный Конвикт должен иметь Закон и он его получит.  Никто

не сомневался в Рендолле и только Ларри знала чего это ему стоило.

     Однако все были счастливы.   Люди пели на работе и   к  концу одиннадцатых

суток  первый  звездолет с  двигателем Уве-3000 вернулся из серии испытательных

полетов.   Его назвали  "Импорта"  в честь реки,  в которую упала большая часть

того, что осталось от взрыва "Уве-1".

     Сейчас "Импорта" до самого верха забита ящиками, коробками, контейнерами и

прочими емкостями.  Мы даже  хотели  оставить  на планете людяморя наши системы

вооружений,   чтоб забрать побольше техники,  но командир взвода сопровождения,

лейтенант Али  Абдул,  запретил.  Слишком  много вооруженных кораблей болталось

вокруг и слишком мало стоили наши жизни по сравнению  с  ценой  двигателя Уве.

     Выход  конечно  же  нашли.   Поле  антимассы увеличили  и   особо  тяжелое

оборудование прикрепили к внешнему корпусу.

     Все  это  жизненно  необходимо.   Автоматические  линии  по   производству

пластмасс и биовеществ. Горношахтные комбайны, металлоборабатывающие комплексы,

 оборудование высокой очистки металлов  и прочее,  прочее,  прочее. Это конечно

капля в море,  и все-таки уже что-то.  А того,   что нам было необходимо больше

всего,  не  купишь не  за   какие  деньги.   Больше всего нам не хватало людей.

Может   быть  заказанное  ко  времени  второго   торгового   раута   линия   по

производству роботов поможет в этом вопросе,  но ведь кто-то все-  равно должен

собирать умные машины.

     Да, впереди еще много работы...

     С этой мыслью и со стаканом в руке я уснул.

 

 

     Кассандра Ли Радж

 

     Мы  верно   сошли  с  ума  раз  решили сделать такое с  собой.   Мы  верно

совершенно безумны раз сделали...  то,  что сделали.  Как подействовала на  нас

шаманская бурда?   Что изменилось в нас?  Какую роль в этом сыграло космическое

излучение  свободно  проникающее сквозь легкую  броню  фрегата?   Что  добавило

к этому гиперполе? Вопросы, вопросы, вопросы. И нет ответов.

     Я беременна,   но никто кроме меня еще не знает об этом. Как повлияют наши

с Рогом опыты на ребенка?  Кем он  родится?  Монстром? Богом?

     И  как повлияет на  этот комочек новой жизни во  мне,   да и  на меня саму

новая доза неизвестного эликсира, которую мне толькочто вкололи?

 

 

     Кровавое небо Астории

 

     Черные,  на  фоне  вечно  красного горизонта,   зонтики  одиноких деревьев

давали  приют  многочисленным птицам  и  животным.  Постоянно  рассветное  небо

подсвечивало   перистые  облака  розовым,    а  там,  за  спиной  глядящего  из

единственного окна на  базе человека сквозь бледно  бордовое  небо  пробивались

 искорки  самых ярких звезд.

     С  холодных вершин южных гор,  как из  приоткрытой в  зиму двери,  стекали

холодные потоки воздуха.   Холодный ветер  по  заведенному миллиарды лет  назад

порядку    заставлял    неторопливо    колебаться    высокую    бурую     траву

экваториально-терминаторного  мира.  Когда-  нибудь,  может  быть  только через

миллион лет холод пробьет себе дорогу в заснеженных кручах и тогда узкой полосе

жизни,   притулившейся между  космическим  холодом на юге и  солнечной жарой на

севере придет конец.  Однако пока в мире без дня и ночи, без восходов и закатов

каждый делал свое дело и не думал о смерти.

     - Как это символично,   -  пробормотал,   обращаясь  к  немому стеклу окна

человек.  - Вечно  кровавый горизонт для института войны.

     Это  не   было   шуткой.   Человек и  не  думал шутить.   Он,   всю  жизнь

занимающийся  разработкой  вооружений  и   способов  убийства  ни   чего  кроме

символизма в этом не находил.   С его точки зрения так и должно было быть. Само

расположение базы  института должно  было  показать немногочисленным гостям всю

серьезность намерений хозяина.  Антон Браун всегда открывал это окно,   когда в

его кабинете были клиенты. Настоящие или потенциальные.

     В  этот раз он  не  знал куда причислить сидящего за  его  спиной мужчину.

Это был представитель старого клиента.  Двадцать с лишним лет назад Браун почти

 удвоил   свое   состояние  поставляя этому  заказчику оружие  со   специальным

сбоем  наводящих на цель программ.  Желания клиента - закон. Если клиент желает

уничтожить большую часть гражданского населения планеты,  то  не  его,  Брауна,

дело читать ему мораль.   Было только три вещи,   которые действительно трогали

Антона Брауна:   до состояния близкого к  паранойи -  собственная безопасность;

деньги -  любыми путями и долгая жизнь.  Антон Браун хотел жить вечно.   И ради

этого он был готов пожертвовать первыми двумя страстями.

     Кое чего он добился! Ни одно произведенное в Федерации оружие использующее

блоки и системы разработанные ИАБ,   т.е.   почти все, не выстрелит в директора

института.  Эта установка надежно зашита во всех устройствах.

     Браун имел  свой институт и планету,   на которой находилась база.  У него

была  своя  небольшая  армия  прекрасно  обученных выращенных  в   стенах   ИАБ

хладнокровных исполнителей его воли.  Он  имел крупный запас свитита и  поэтому

строил свои  звездолеты.  Ему  было плевать на безопасность своих подчиненных -

на  его фрегатах отсутствовало большинство систем безопасности полетов,  за  то

они  были значительно легче федеральных,  а  значит развивали большую скорость.

Кроме этого у него были средства оплачивать огромную армию шпионов и политиков.

     Его   услуги  стоили   очень   дорого,    но    при   соблюдении   условий

гарантировали победу.  Сам  же  Браун,  благодаря своим связям,  всегда выходил

сухим из воды.

     Двадцать лет  назад,  не смотря на старания Брауна,  клиент проиграл. Вины

Брауна в этом не было,  виноват был правитель государства -  клиента. Правитель

возомнил себя человеком над Законом и  сразу поплатился.   Военный конфликт был

прекращен,   правитель бежал. Государство  получило  нового главу - ставленника

Брауна.  Самому хозяину института с большим трудом удалось  избежать  судебного

рассмотрения  инцидента  и Антон усвоил урок.  Впредь он стал выбирать клиентов

гораздо тщательнее...

     И  вот  теперь посол беглого царька сидел за  спиной Брауна.      Торговец

оружием  не  слишком  хотел  возобновления отношений с  полусумасшедшим беглым.

Голову  седеющей сволочи занимало другое,  слишком важное для  него,   для  его

Большой мечты.  Однако кое чем посол все таки сумел его заинтересовать. Крупицы

информации,  обмолвки в  ангаре  для  приема  гостей,   умелые  вопросы  службы

безопасности института...   Еще до  разговора у  Антона было достаточно причин,

чтобы отодвинуть на пару часов мысли о Большой  мечте  и выслушать гонца.

     Элкар-3, третья луна Конвикта.

     Конвикт -  принадлежащая Земле каторга,   единственный в   известной части

Галактики   источник  природного  свитита.   Обладание  неограниченным  запасом

минерала -  обладание миром!  И  если опыты с "волшебным  змеем " не увенчаются

успехом,  единственный путь к вечной жизни, к Большой мечте.

     - Чтож, молодой человек, я готов выслушать Вас, - как всегда тихим голосом

проговорил Браун, оборачиваясь к послу.

     - Меня  зовут  Соломон  Гоуст,   мистер  Браун.  Я  являюсь представителем

экселленца Густава...  Восемнадцать месяцев назад я  покинул базу  на  Элкаре и

направился сюда...

     Посол сделал паузу,   как бы  давая  осознать  сказанное.  Соломон не хуже

других  знал  значение слов  Конвикт и  Элкар,  и  теперь хотел  увидеть  искру

понимания  на   лице   таинственного  и  страшного хозяина  войны.   Ничего  не

увидев, он тяжело вздохнул и продолжал.

     - Экселленц   просил   передать   свои   извинения  за   несколько  резкий

разговор при вашей последней встрече и надеется,  что это не будет причиной для

вражды в будущем. Вы должны его понять...

     -  Ближе к делу,   господин Гоуст,   - еле  слышно  проговорил Браун и сел

на  против  гостя.  -   Мы  расстались с  Густавом  довольно мирно  и  меня  не

интересуют эти сантименты.

     - Хорошо,  перейдем прямо к делу...  Двадцать лет назад экселленц и группа

преданных ему людей...

     "  Этому мальчику лет девятнадцать-двадцать,   он  родился уже на  Элкаре.

Значит  база  этого  маньяка  Густава  достаточно   хорошо  оборудованна..."  -

пронеслось в голове Брауна.

     - ...Покинула  обитаемый  мир,   -  продолжал посол.  -   Согласно  Вашему

предложению,   экселленц  принялся  отискивать  наиболее  быстрый  путь  сквозь

гиперполе к  Конвикту.  Это  оказалось  довольно просто.

     Экселленц обследовал систему  солнца  Марусина и  принял  решение основать

базу на необитаемой,  но имеющей кислородную атмосферу третьей луне Конвикта. С

тех  пор  сэр  Густав непрерывно проводил наблюдения  за   зоной   обитания  на

планете,   а  с  момента налаживания связей  с  некоторыми существами он  начал

изучение  и всей остальной системы звезды...

     - Если можно,  по короче,  молодой человек.  Я знаю, что на остальных двух

 планетах системы солнца Марусина свитита нет.  Так сколько накопил за эти годы

ваш предводитель? - по удивленному лицу начинающего интригана Браун понял,  что

попал точно в  цель.   Причина появления здесь посла тоже  стала проявляться из

тумана намеков.

     - Около семидесяти килограммов..,   -  уже  и  не  надеясь  удивить Брауна

воскликнул Гоуст.  Однако удивить Брайна ему  удалось,  хотя  гость этого и  не

разглядел.   Семьдесят килограммов  это   основа огромного военного флота,  это

основание на котором можно добиться всего чего угодно!

     - Экселленц  просил  меня передать только это,  - обреченно добавил Гоуст.

 -  Остальное было внушено мне  гипноспособом и  без  знания ключевого слова до

основного сообщения не  добраться.  Ключевое слово  это  название гостиницы,  в

которой  Вы,  мистер  Браун,  останавливались во   время   последнего посещения

экселленца.   Сэр Густав надеется,  что Вы понимаете о  чем идет речь...  Кроме

этого базы данных  моего бортового компьютера заполнены информацией о Конвикте,

зоне обитания и системе Марусина.  Вы можете  получить все это.

     Хозяин  института  кивнул  с   самым  серьезным   видом   хотя   уже  знал

наверняка,  что служба безопасности основательно выпотрошила компьютеры гостя и

теперь занималась обработкой трофеев.

     -  Густав стал осторожен.  Это хорошо,  - сказал он и добавил, обращаясь к

скрытым в мебели микрофонам:

     -  Пригласите сюда доктора Антрэ.

     -  Что Вы сказали?  - удивился гонец, но Антон даже и не подумал отвечать.

 То  что через несколько минут в  кабинет вкатился на  своей инвалидной тележке

парализованный до пояса  доктор было хорошим ответом.  В  глазах оторванного от

цивилизации юноши это появление выглядело почти чудом.

     -  Доброе утро,   Клод,   -  неожиданно мягко произнес Браун, -  мне нужна

твоя помощь.

     -  Здравствуй,  Антон, - человек на инвалидном кресле примерно одних лет с

владельцем фабрики смерти и на вид не  менее сильный духовно, тоже искренне, по

всей видимости, был рад встрече.

     - Здравствуйте,   молодой  человек.   Надеюсь Ваше   здоровье  и  здоровье

старины Густава достаточно хорошее?

     -  О да, спасибо, мистер...

     -  Доктор Антрэ, а Вы...

     -  Лейтенант Гоуст, - посол смутился. -  Соломон Гоуст, сэр.

     -  Рад встрече,   мистер Гоуст,  -  доктор чуть наклонил голову в какое-то

подобие приветствия и повернулся к Брауну.

     - Наш   старый  друг  Густав передал послание через  этого молодого воина,

однако без твоей помощи, Клод, я не могу его получить.

     Доктор удивленно приподнял брови, но ничего не спросил.

     - Густав  стал  значительно осторожнее и передал письмо гипноспособом.

     Инвалид слегка улыбнулся и кивнул.

     -  Ну,  дорогой мистер Гоуст,  сядьте по удобнее,  расслабьтесь и слушайте

меня  внимательно...   На   счет  пять Вы  уснете и  будите спать самым обычным

способом...

     Голос доктора журчал и  обволакивал сознание,   два  вытянутых сухих белых

пальца заслонили от  юноши весь остальной мир и  одним махом,  словно он  устал

бороться с этим, гонец уснул.

     -  Наверняка есть  какой-то  пароль?   -  тихо  как  всегда говорил Браун,

сказал Антрэ.

     -  Да.  "  Родос ".  Так  назывался боевой крейсер,  на  котором я  жил на

планете День. Густав заметно изменился...

     -  Если это не умелая ловушка.

     -  Я не думал об этом,  -  удивился Браун.  -  Впрочем, давай же послушаем

сообщение Густава... или кого бы там нибыло.

     Как    Браун     и     предполагал    сообщение    содержало   предложение

сотрудничества.  Отставной  экселленц  предлагал свитит  за  помощь  в  захвате

обитаемой  зоны  Конвикта.   Густав  не  хотел постоянного контроля над родиной

звездного минерала.   За  двадцать лет  изгнания он   значительно  изменился  и

теперь ему  было  достаточно пиратского налета на  рудник,  захват добытого или

принуждение к  добыче минерала  и   организованный  отход.   Он  понимал,   что

долгое удержание рудника повлечет за собой немедленное  реагирование со стороны

военного флота Земли.  Даже  если  возмездие не  может придти раньше чем  через

пятьдесят лет,   его  все равно это не  устраивало.  И  у  всего военного флота

ежердов в  пору  наивысшего расцвета не  было  шансов против Земли...  Густав с

помощью свитита всего лишь хотел вернуть себе империю Ежерд.

     -  ...Когда  скаут  Гоуста отбывал на  Асторию,  на  Конвикте уже  седьмой

стандартный месяц сидел грузовой крейсер землян, - говорил Густав устами юноши.

 -  К  тому времени,   как  Гоуст доберется до  вас,  крейсер уже  отправится в

обратный путь и больше ничто не может помешать исполнению моего плана...

     -  Если это ловушка,  то приманка выбрана великолепно,  -  почти прошептал

Браун.

     Доктор  быстро   взглянул на  хозяина института,   но  ничего  не  сказал.

Щелчком пальцев он  вывел   молодого  воина   из   состояния гипноза и  тут  же

появившиеся служители унесли спящего гонца в  приготовленные для  него комнаты.

Доктор и Браун остались одни.     

     Некоторое время они  молчали.   Антон снова открыл окно и  сел в  кресло к

нему лицом.  Антрэ подъехал к самому стеклу,  но внимание его  было направленно

не  на природу за прозрачной преградой.  Доктора не интересовала природа.   Его

интересовали люди, а среди всех людей один -  Антон Браун.

     Их связывала жизнь.   Только эти двое знали все секреты института.  Только

эти  два человека знали о Большой мечте и вместе шли к ней. И если у Антона мог

быть друг,  то это был Клод Антрэ.  И если  у  Клода  Антрэ  мог быть друг,  то

это  был  Антон Браун.  Только они  не  были друзьями.  Они  были перекладинами

лестницы друг для друга на пути к Большой мечте. И если бы это было необходимо,

каждый из них наступил бы на труп другого,   чтоб стать  ближе  к ней.  Оба это

знали. Знали и то, что нужны друг другу.

     Они сидели в непрослушиваемой зоне кабинета  и  могли говорить спокойно.

      -  Заманчивое предложение, - почти равнодушно заметил Браун.

      -  Настолько, что вполне может быть ловушкой. Пара десантных кораблей под

прикрытием крейсера и Институт Антона Брауна пойман с поличным.

      -  Да, этот вариант тоже нужно иметь в виду.

     Они снова помолчали, обдумывая почти решенный вопрос.

     - Как влияет свитит на человека? - несколько живее обычного спросил Антон.

      - За ответ на этот вопрос я готов отдать левую ногу,  -  спокойно ответил

Клод. Две престарелых галактических паразита улыбнулись шутке.

     -  В   некоторых   опытах  небольшое  воздействие  гиперизлучения минерала

вызывало ускоренную регенерацию тканей вплоть  до  возрождения отмерших волокон

мозга,  но  эффект  чрезвычайно неустойчив.  При  любом  малейшем  сбое  свитит

инициировал неуправляемую  мутацию.  Потребовался бы  вероятно  огромный  запас

свитита и людского материала, чтобы найти искомые условия стабилизации эффекта.

     Они понимающе посмотрели друг на друга. Решение было принято. Им был нужен

свитит, им были нужны рабы.

     Браун встал и налил два бокала напитка.  Он превосходно знал вкусы доктора

и  конечно же  не спросил его согласия.   Клод  молча взял бокал и  сразу отпил

большой глоток.

     -  Что там с " волшебной змеей "?

     -  Мальчик  с девочкой лежат без сознания уже четвертые сутки. И это очень

странно.

     -  Странно?

     -  Вещество  не   ядовито,   химически  не  активно.   Формула  проста  до

безобразия,   -   развел руками доктор.  -  Компьютеры уже сутки перебирают все

известные миру вещества, отыскивая  аналоги.  Пока ничего.

      -  Легенды краснорожих засранцев врут? Еще подождем?

      -  Подождем еще пару суток. Если они умрут...

      -  Попробуем на других!  - твердо сказал хозяин ИАБ. -  Людей достаточно.

      -  Операция проведена чисто? - озабочено спросил Клод.

      -  Вполне. Только вот потери...

      -  Потери?

      -  Убито четверо из шести.  Судя по рапортам оставшихся в живых,  там был

кошмар... У тех четверых ампутированы головы.

     Брауну было плевать на  жизнь людей.   Ему  было досадно потерять довольно

большие  средства потраченные на  выращивание и  обучение этих  людей.  Хорошие

солдаты стоили дорого.

     -  Я   могу   поговорить  с   участниками   акции?    -    спросил доктор.

Рассказ  о   гибели  солдат его  вообще не  тронул -  это не  его средства были

истрачены в пустую.

     - Нужно было спрашивать об этом раньше. Теперь оба выживших лежат у тебя в

лабораториях полумертвые.

     - Если  они  останутся в  живых и при отсутствии искомых результатов...  я

советую уничтожить их.

     Браун поморщился.   Ему не хотелось терять еще двоих. Что-то говорило ему,

что результат будет.  Интуиция редко подводила его и он  решил  оставить  жизнь

двум своим солдатам.  Даже если это риск. Однако ему не хотелось сейчас спорить

с соратником.

     - Ладно,  там посмотрим, - проговорил хозяин войны и повернулся к окну.

     Маленький человек у  большого окна,  на  огромной базе,  у  края  огромной

полосы жизни,  на крупной планете, под лучами неизмеримо большого солнца, среди

бездны звезд.

     В центре необъятной Вселенной.

 

 

 

 

      2

 

     ЖЕСТОКИЕ ЗАБАВЫ

 

     У волка ночь

     У героя меч...

 

        Монитор

 

       Директор  Службы   Информации  кабинета  Президента  Земной   республики

Сингрид  Улафсон  сидела в  любимом мягком удобном кресле в  своем великолепном

кабинете.   Тихо  шуршали  считывающие  и  печатающие  устройства,  попискивали

многочисленные компьютеры,  кондиционеры в  окнах тоже издавали какие-то звуки.

Тихая музыка времен  ее  молодости  лилась  с   потолка.   Все  было спокойно и

все же глухое раздражение наполняло душу директора.

       Ей  можно было не  следить за  экраном главного  монитора,   на  который

выводились все новости поступавшие из  бесчисленного множества мест и  местечек

по  всей Земной автономии.   До   вывода  на главный экран  сведения  несколько

раз   просеивались по  степени важности умными машинами,  а  после  прохождения

монитора записывались для  донесения их,   в  конце дня,  президенту.  Директор

должна  была  просмотреть всю  собранную  информацию,   разделить  по  темам  и

отметить особоважную.   Однако   пожилая  женщина уже  который год  с  утра  до

вечера,  не отрываясь,  следила за ползущими  строчками.

     Изо дня в день,   из года в год,  она держала руку на пульсе Империи и то,

что  она  наблюдала ей  не  нравилось.  Снижение урожаев   на   давно   обжитых

аграрных колониях,   за  последние семьдесят лет не  открыто ни одной пригодной

для   заселения  планеты,   явные   признаки   недовольства населения  колоний,

свертывание  или   приостановление   почти   всех   научных   программ,   гонка

вооружений.   Ни  чем вроде бы не связанные факты,  но только не для директора.

Сорок лет  назад,   когда она  заступила на  этот  не  слишком престижный пост,

Империя считала себя стоящей на  вершине взлета и  уже  присматривала следующие

пики,   но уже тогда Сингрид -  женщина средних лет почувствовала начало конца.

За эти прошедшие годы она только убедилась в своей правоте.

     Земли,   экоцепочки,    природа   и   атмосфера   заселяемых  со   спешкой

быстрорастущего ребенка планет изучались спустя рукава. Исследования планет  не

 финансировались государством.   Спустя века  это  принесло свои плоды:   миры,

ставшие кормушкой Земли,   получали все меньшие  и  меньшие урожаи.   Население

росло,   пища  дорожала,  плохо  изученная  атмосфера  накапливала загрязнения,

росла   преступность,  росли  как  на  дрожжах  всяческие партии  и  религии...

Коренные земляне  воспринимались,  как  захватчики.   Чрезмерное повышение роли

корпораций и прочее, прочее, прочее...

     С тихим колокольным переливом включилась внутренняя связь.

     -  Извините,  мэм.  Это капитан Карриот, первый пост. Здесь, у нас молодой

человек, он утверждает, что Вы его бабушка и хочет к Вам пройти.

     -  А что, он на меня не похож? - улыбнулась директор.

     -  Что Вы,  мэм. Вам еще рано быть матерью, не то что бабушкой.

     Сорок лет  назад она и  молоденький сержант Карриот одновременно пришли на

службу  в  кабинет  Президента.  Капитан  отлично  знал  в  лицо  всех  близких

родственников директора, так что весь разговор состоялся только ради разговора.

 Он знал,  что ей это будет приятно.

     -  В таком случае,   я жених госпожи директора,   - послышался голос внука

из переговорного устройства.

     - Какой находчивый молодой человек,   -  засмеялся капитан.  -  Ладно иди,

жених. Дорогу знаешь. Матери привет передай...

     "Еще один признак упадка,   - подумала Сингрид, - за подобные разговоры по

внутренней связи,  лет тридцать назад,  их бы с капитаном..."

      Однако в  ожидании внука директор не хотела думать о  плохом.  Она любила

своего внука и  была рада его  снова увидеть.  Она  любила всю  свою семью.  Ее

любовь растягивалась, как резина охватывая все новых и новых членов семьи, но в

отличие от резины ее любовь не становилась тоньше.  В случае же с младшим сыном

своей  младшей дочери  Найджелом Заном  она  сделала исключение.   Мальчик рано

лишился  отца   погибшего   при  невыясненных обстоятельствах выполняя  задание

правительства и внук врядли уже помнил  своего родителя.

     Вся семья бросилась помогать убитой горем женщине -  матери Найджа, однако

вскоре выяснилось,   что  ей  это  не  требуется.  Она  была  достаточно хорошо

обеспечена и образованна,   чтоб самостоятельно воспитать сына и дать ему любое

образование какое бы он не  выбрал. И он выбрал.

      Школа  звездных  десантников -   не   смотря   на   все   протесты семьи.

Институт ксенолингвистики -   под  смех  двоюродных братьев и  сестер.  Училище

астропилотов  -    известие   встретили   восхищенным  молчанием.   И   наконец

стажерство в БВР -   бюро внешней разведки.  Семья замерла.  В их среде родился

интересный  человек.  Мать  и бабка были наполнены гордостью за свое детище.

     Найджел обожал свою мать и  настолько уважал  директора,   на  сколько это

только возможно.   Незаметно для  всех  он  вырос  и  стал  симпатичным молодым

мужчиной с  таинственной профессией.  Он  обладал такими   способностями,   что

вполне   мог    бы    проникнуть   в   штаб-квартиру  президента  без    ведома

президентской  охраны.   Во всяком случае,   так  думала  о нем Сингрид.   Он и

капитан думали иначе и их мнение было подкреплено знанием.  Но если бы зашел об

этом разговор Найдж не стал бы спорить с  бабушкой.   Он умел хранить секреты и

не стал бы расстраивать свое мудрое божество.

     Замок  к   которому   молодой   лейтенант БВР  приложил   ладонь,  опознал

человека и   послал   запрос   хозяйке   кабинета,   но  Сингрид  уже  услышала

знакомые шаги и набирала код.

     Слегка задержавшись на  пороге,  Найджел  быстро  прошел  в центр комнаты,

 нагнулся  к  щеке директора поцеловать и  уселся в  знакомое с  детства кресло

напротив хозяйки.

     - Давно тебя не видела,  -  широко улыбаясь проговорила Сингрид.  -  Забыл

бабку ?

       Это был  вопрос на который можно было не отвечать,  но внук ответил.

     -  Мое стажерство закончилось, я получил звание... Был сильно занят...

     - На   службе  умирающей  Империи,   -  закончила за  него  директор.  Она

невольно поделилась своими пессимистическими  идеями  с внуком,  однако он пока

не был готов воспринять ее взгляды.

       -  Умирающей? - воскликнул он.  -  Я бы этого не сказал.

      -  Ладно,   ладно,  - поморщилась Сингрид. -  Не будем сейчас о грустном.

Если хочешь,  приходи сегодня к восьми к капитану.  У него соберутся интересные

люди.   Услышишь  мнение  об   этом других людей...  Кстати будут действительно

интересные личности...

     Внук правильно  воспринял  эту  информацию.   Они с бабушкой всегда хорошо

понимали друг друга.

     - Ну,  ладно,  - озорно взглянув на молодого Зана, воскликнула директор. -

Расскажи лучше про свою новую девушку!

     Найджел  окинул  взглядом  все  оборудование  кабинета,  притворно  тяжело

вздохнул и сказал:

     -  Все  время забываю,  что  моя бабуля -  самый информированный человек в

Империи!

     -  Да  уж,  внучек,  -  засмеялась пожилая леди.  -   От этих экранов тебе

никуда не скрыться.

     Она,  так  же как до нее внук только с другим выражением лица,  оглянулась

на многочисленные экраны  компьютеров  и  тут  ее внимание привлекло  сообщение

выделенное распределяющим компьютером красным цветом. Цветом катастроф и войны.

     - Дьявол!   -  воскликнула она,  глянула  на  невольно заинтересовавшегося

внука и подумала о том,  как замечательно, что мониторы  поляризованы только на

ее  рисунок глаза  и  молодой человек ничего  не  видит.  Потому что  сообщение

гласило:

     """4312 г." Служба информации,  Земная база, представительство ФМП,  Новая

Океания.  ""Текст:  На орбите планеты появились несколько десятков  звездолетов

неизвестной          конструкции.            Принадлежность:          Свободный

Конвикт.//Примечание/государство неизвестно// В  Совет  ФМП  подана официальная

заявка на  вступление Свободного Конвикта на правах автономии в  ФМП.  В  числе

неизвестных звездолетов опознан крейсер ЗА  "Нова",   капитан Танг и  почти вся

команда цела.  // Примечание / крейсер "Нова",  дата постройки 4011,  с 4279 г.

капитан Танг.  В 4279 г.  покинул Землю.  Направление полета:  колония Конвикт.

Груз:  осужденные каторжане.  Груз  обратный:  СВИТИТ.  Дата  возвращения  4339

г./Обоснование известного месторасположения: НЕТ//""

     Это  означало потерю Конвикта,  то  есть свитита.  Это означало катастрофу

экономики Земли!

     -  А нам за этими экранами не спрятаться,  - мрачно проговорила директор и

печально посмотрела на внука.

 

 

     Найджел Зан

 

     Не  смотря на  то,  что в  моем присутствии у  бабушки на работе случилось

что-то  из  ряда  вот  выходящее,   вечернюю  встречу  в  коттедже  капитана не

отменили.  С трудом дождавшись вечера, я отправился туда.

      Дом  капитана расположился на  высоком  крутом  берегу  лазурного летнего

океана,   в   ряду  других  домиков  людей  со  средним достатком.  Автомобили,

занявшие все свободные места у  тротуара,  тоже не  слишком выделялись на  этом

фоне.  Я  даже  стал  слегка  беспокоиться в   верной оценке собравшихся людей,

однако у меня никогда не было причин не доверять Сингрид.

     Все  места  для  парковки вблизи дома  были заняты и  мне  пришлось пройти

квартал пешком.  Может быть так оно было и лучше.  Мой дорогой спортивный  авто

выделялся  бы  в стаде средних машин и привлекал ненужное внимание.

     Наконец я  перешагнул низкую  изгородь,  прошелся по  безупречному газону,

поднялся по ступенькам,   открыл дверь и  вошел.  При моем появлении разговор в

небольшой,  как и весь дом капитана, гостиной немедленно умолк. Все смотрели на

меня. Глупо же я выглядел, без стука ворвавшись в их компанию,  где я не увидел

ни одного знакомого лица.   Хозяина домика и бабушки не было, гостиную занимали

неброско одетые средние люди,  так  что мне даже пришла в  голову мысль,  а  не

ошибся ли я домом.

     Положение спасла  появившаяся за  спиной  Сингрид с  блюдом  бутербродов в

руках. Следом шествовал капитан, неся бокалы для напитков.

     -  А  вот  и  последний  приглашенный,    -  воскликнула  она.  Тепло  мне

улыбнувшись,  она  прошла между расслабившихся гостей и продолжила:

     -  Знакомьтесь,   господа.   Это  мой  самый  любимый  внук  Найджел  Зан,

лейтенант БВР...  Он из твоей, Миша, службы.

     Одних лет с  бабушкой,   мужчина в  самом затененном углу,  кивнул и слабо

улыбнулся.   В  тени кроме лысины и улыбки трудно было еще что-то  рассмотреть.

Тем временем бабушка продолжала знакомить меня с друзьями.

     -  Михаил Родников,  начальник отдела тактической информации БВР.

     Ужас.  Я   просто не  знал куда себя деть.   Это  был  на  столько большой

человек в бюро, что я для него был просто...

     -  Даниил   Голдблюм,   -  указала  Сингрид  на  седого  кучерявого худого

мужчину уже откусившего бутерброд.  -  Он заместитель  министра иностранных дел

по информации.

     - Индира Абу Сингх,  адъютант командующего Генеральным Штабом Флота...

     В  неприметном домике собрались люди   близкие  к   верховному руководству

Империи.   Люди  отвечающие  за  информацию,  люди  держащие  руку  на  пульсе.

Разведка, политика, флот, торговля, наука и прочее, прочее, прочее.

     Постепенно  я   освоился,    тем   более   что   меня   приняли   довольно

благожелательно.  Найдя  свободное кресло,  я уселся изо всех сил стараясь быть

менее заметным.

      - Коти,  включай,  - тихо сказала Сингрид старому другу -  капитану и он,

серьезно кивнув, вытащил самодельное устройство из холодильника. Дикое собрание

схем венчала сетчатая антенна и  поэтому не  трудно было догадаться,   что  это

противоподслушивающее устройство.  Капитан   вставил  в  соответствующее гнездо

блок питания и прибор, с гудением, заработал.

     -  Господа,  -  привлекла внимание гостей Сингрид.  - Собрались все, двери

заперты,   прибор включен...   Теперь я  хочу вам   сообщить,  что  сегодняшнее

наше собрание несколько выходит за рамки обычных разговоров.  Сегодня мы должны

будем принять решение  от которого, возможно, будет зависеть судьба Империи...

     " Заговор информатиков," - в душе улыбнулся я.

     -  ...Все конечно понимают,   что речь идет об отделении колонии Конвикт и

потере для Земли свтитовых рудников.

     Вот это да!  Я не мог поверить своим ушам.  Здесь, в неприметном домике, я

услышал первую в  своей жизни действительно серьезную государственную тайну.  Я

навострил уши.

     -  Давайте выслушаем мнение  наших   руководителей  по   этому  поводу,  -

тихо произнес из своего темного угла Михаил.  -  Какие идеи возникли у них?

     - И  чем  это  может  грозить  миру,   -  добавил  человек распоряжающийся

информацией о промышленности и торговле.

     -  Начнем с политики? - предложила бабушка.

     Голдблюм   отложил   пятый   бутерброд,   cтряхнул   с   тщедушной   груди

несуществующие крошки, встал и начал:

     - У  нас  нет  оснований  не  допустить  вступления  Свободного Конвикта в

Федерацию.   Если  это произойдет,  они получат те же права, что и любая другая

автономия.   Министр  считает,  что  единственный  выход  -   это  любой  ценой

сохранить хорошие отношения с  бывшей колонией.  Возможно тогда река свитита не

иссякнет...

     Кучерявый  сел.   Что-то  пишущий  в  своем  блокноте  промышленник  после

непродолжительного молчания проговорил:

     - В  случае сохранения отношений.  Промежутки между  поставками увеличатся

вдвое,   цена минерала,   а  значит и  стоимость  всех перелетов увеличится  на

десять процентов.   Дефицит на окраинах вырастет, что грозит голодными бунтами.

Лет  через  сто   окраины захотят самостоятельности  и   получат ее.   В  итоге

через пятьсот лет Земли сохранит только самые ближние провинции.   В  противном

случае,  либо в случае вооруженного нападения на Конвикт... -  через тридцать -

сорок лет Земля останется одна.

     Перспектива однозначная.  Я стал вспоминать почти интуитивные высказывания

бабушки о  упадке Империи.   Сейчас в   это   легко верилось.  Внешне  цветущую

Империю растащат на куски...  Единственный выход...

     - Единственный  выход   из  кризиса -  это  увеличение скорости перелетов.

Увеличение более чем вдвое! - закончил оратор.

     - У  руководства флота есть  свое  мнение,   -  несколько растягивая слова

проговорила адъютант. Она, как и все присутствующие, была одета  в  гражданскую

одежду,  но свою манеру держаться переодеть не могла.  Не нужно было иметь семи

пядей во лбу,  чтоб различить в  ее движениях грацию пантеры на охоте.  Даже ее

тихий голос говорил о  стоящей за спиной силой.  Я  понадеялся,  что постоянное

присутствие  силы  не   испортило ее  отношения к  миру,   как  это имело место

почти у  всего высшего военного  руководства.  Впрочем,  я  решил,  что  уже ее

присутствие говорило само за себя.

     -  Флот считает, что эту проблему можно легко решить силами пары эскадр  и

 дивизией десантников.   От  ближайшей военной базы располагающей такими силами

до  нарушителя примерно двадцать  месяцев полетного времени.   Генеральный штаб

уже рекомендовал этот вариант решения проблемы президенту.

     -  Бюро вполне согласно с этим вариантом,  - гундосо произнес из тенистого

угла Михаил.

     -  Кретины, - воскликнул горяче и как всегда необдуманно человек от науки.

 Бабушка  укоризненно посмотрела на  него,  но  присутствующие наверняка  давно

знали друг друга так что ни кто на чудака не обиделся.

     -  С  ближайшей  базы до Конвикта почти два года полета!  За это время...

     -  Это время,   по мнению моего руководства,  может быть легко найдено,  -

спокойно прогундосил Михаил.

     -  Бюро может это обеспечить,  - добавил он и все примолкли.

     Не  трудно было догадаться какие мысли появились в  головах  заговорщиков.

Все были достаточно наслышаны о методах,  которыми широко пользовалось бюро.

     -  Боюсь,   что нам прийдется помешать исполнению этого плана,  -  гораздо

спокойнее  и  с  долей  изрядного пессимизма в  голосе  произнес  ученый.   Ему

удалось снова приковать к  себе внимание присутствующих.  На  этот раз это были

удивленные взгляды.

     -  Все поняли и  оценили первую часть сообщения с  Новой Океании,  но ведь

была и вторая!

     Все кроме  меня  и  Михаила  потянулись  к  карманам,  чтоб достать полный

текст сообщения.  Я  ни  куда не полез потому что не видел сообщения вообще,  а

второй человек в иерархии бюро наверняка помнил его наизусть.

     - Речь идет о "Нова",  -  продолжил поникший окончательно научник.  -  Это

земной сверхтяжелый крейсер транспортник. То что он сейчас находится  на орбите

Океании -  нонсенс.  Крейсер опередил полетное время более чем на двадцать лет.

Это  при его  то   массе!..  На  Конвикт корабль прибыл около 4309 года,   плюс

некоторое время на реконструкцию силового блока и  вот три года  спустя  он уже

на Океании.

     -  Неизвестная   складка    гиперполя?     -    высказала    предположение

представитель флота.

     -  Бросьте,  -  отмахнулся от нее ученый.  -   Пространство вокруг Океании

известно  всем.   Там,  в  отличие  от  других  планет,  проводились  детальные

исследования.  Любая складка давно появилась бы на картах... Тем более короткий

путь  к  свититу.   Только относительная удаленность Конвикта сдерживала акульи

инстинкты других  автономий Федерации...   Нет, господа! Мы имеем в этом случае

новый тип движителя!

     -  На сколько это вероятно? - недоверчиво спросила Сингрид.

     - Двигатель?   Вполне...   При  использовании известного   типа  двигателя

такая  скорость  перелета  возможна  только  при массе стремящейся к нулю. Даже

один грамм вещества летел бы с Конвикта около полумесяца...

     -  Флот Свободного Конвикта может появиться  в  любой  точке пространства,

нанести   удар  и   скрыться.    Время  нападения  рассчитать  невозможно!    -

констатировала военный.   -  Атака на  Конвикт это самоубийство!.. При условии,

что у них есть флот.

     -  Чтож,  давайте  услышим,  какое  решение принято Президентом,  а  потом

примем  свое  решение,    -   встряхнул  замерших  от  предчувствия  катастрофы

заговорщиков Михаил. 

     Бабушка все  еще   оставалась не  только самым информированным человеком в

Империи,   но и  быстрее всех сумела взять себя в руки.  Она тяжело вздохнула и

начала разглашать государственную  тайну  высочайшей категории секретности.  Ее

хладнокровию я мог только позавидовать.

     - Сегодня  Кабинетом  было   принято  решение.    Завтра   соответствующие

распоряжения  получат  все   заинтересованные   ведомства...  Представительству

Земли   в  Совете  Федерации будет  предложено любыми  путями отложить принятие

Конвикта в Федерацию до  поступления других распоряжений...

     Голдблюм согласно кивнул головой, этот приказ не трудно было предвидеть.

     -  На Новую Океанию будут посланы три группы агентов бюро...

     Михаил и я напрягли слух.

     -  Первая - самая большая:  для того  чтобы  подготовить  и спровоцировать

беспорядки  среди гражданского населения Океании.  Вторая,  для оказания помощи

дипломатам...  Будет оказано давление на членов Совета Федерации...

     Мы  с   Михаилом  переглянулись,   человек  из  форин-офиса  -    Голдблюм

поморщился.

     - Третья,  для оказания давления и  устранения представителей Конвикта.  В

случае   провала   выполнения  этих  двух  задач  третья  группа  должна  будет

сфабриковать обвинения против Конвикта в организации беспорядков на Океании.

     -  Но мировое общественное мнение..,  - встрял промышленник.

     Бабушка сурово на него посмотрела и продолжала:

     -  Распоряжения для флота!

     Пантера изящно   изменила  положение тела  в  кресле и  слегка улыбнулась.

Сингрид тоже чуть приподняла уголки губ. У нее улыбка получилась грустноватая.

     -  Девятому флоту, эскадрам шесть и восемнадцать, перейти на низкую орбиту

Новой  Океании и  принять меры  для  обеспечения безопасности Совета Федерации.

Эскадре  четыре  препятствовать  любым  судам  покинуть систему Океании.  Сорок

второму ударному флоту, в полном составе, осуществить переход в  систему солнца

Марусина для устранения источника беспорядков. По окончании операции в  системе

 Конвикта,  известить девятый флот. Обоим флотам ждать дальнейших распоряжений.

Все!

     -  Но.., - воскликнул ученый.

     -  Здесь много "но",  - перебил его капитан Карриот и ученый умолк.

     -  Нас  будут считать жандармами Галактики,   -  взвился Голд-блюм.  -  Мы

испортим отношения со всей Федерацией.

     -  Никто нам этого не скажет,  - тихо мурлыкнула пантера. -  У нас в руках

самая большая дубина в Галактике.

     -  Это не  надолго,   -  подал голос Михаил.  -   Никакая армия не  сможет

подавить бунты внутри Империи...

     - Подавляя  бесконечные  бунты,   мы  оголим  границы,  -  поддакнула  ему

пантера.

     - Империя обречена,   любой  бунт  это  крах  экономики,   -  промышленник

побелел лицом.

     -  Давайте не  будем хоронить Империю раньше времени,   -  сухо промолвила

Сингрид.  -   Мы можем найти верное решение.  Давайте работать, господа. Пришло

наше время!

     Это  взбодрило заговорщиков.   Они  принялись за  работу,  а  работать они

умели.

 

 

     Рогнар Эль Вепов

 

     Снег   слегка  похрустывал  под   ногами,   когда   кто-нибудь  из   моего

подразделения переступал с  ноги на ногу.   Мы укрылись в  тени низкой бетонной

стены южного блока рудника.  Сзади нас потрескивал от мороза угрюмый,  чужой, а

от  этого  страшный лес.  Слева  на  бетонных опорах висела нитка  монорельса и

высоковольтная силовая линия.  Рудник   был  не  только  местом  добычи  самого

ценного в мире минерала, но и единственным источником энергии на планете.

     Мы поджидали сигнала.  Ждали, когда третья луна взойдет достаточно высоко,

чтоб с базы могли предупредить нас о контрмерах конвиктян. Луна не торопилась и

я в который уже раз порадовался, что мой боевой костюм предохраняет  от мороза.

     В   шлеме три  раза  пискнуло.  Два  длинных и  один короткий -  это  трех

минутная готовность.  Я  поднял левую  руку  и  сжал  пальцы в   кулак.   Мышцы

затрепетали в ожидании боя.

     Из-за моей спины выскользнул черно-белый силуэт бойца с  тяжелым ранцем за

спиной.  Я  отпустил два пальца из  кулака;  он  навел ствол  своего  орудия на

ближайшую опору  энергопровода.   Остальные бойцы  переместились вдоль  стены и

замерли по обе стороны темно-зеленых ворот для монорельсового поезда.

     Два писка в  наушниках -  я показал большой  палец  владельцу энергопушки.

Секунду  спустя  слепящий  глаза  луч  вырвался из  толстого жерла его орудия и

уперся в намеченную опору.

     Один писк.   Я  забыл про трепет мышц.   Я был в своей стихии.  Рыбу войны

пустили в знакомое море.

     С  пронзительным  скрежетом опора рухнула.   Оборвав  стальной монорельс и

энергопровод,   она повисла на краю обрыва в Ущелье  Раскаявшихся.  Чуть  позже

она упала вниз,  но я этого уже не видел. Я упал плашмя на снег перед воротами.

Ноздреватый снег вплотную приник к  бронестеклу шлема.

     Энерго-пушка рявкнула еще  раз и  в  воротах образовалась дыра достаточная

для прохода боевого слона.

     Я  вскочил   и   следом   за  бойцом  прыгнул в  черное  отверстие.  Найдя

ближайшее  укрытие,   немедленно за   ним   спрятался.   Мимо  пробежала вторая

группа  солдат.   Когда  со  мной  поравнялся носитель  энергопушки я  рванулся

вперед.

     Мы попали в зал погрузки поезда.   Вдоль стен стояли новенькие пластиковые

контейнеры со  свититом.   Во всем зале никого  не было.  Задание выполнено.  Я

отослал двоих бойцов присматривать за воротами, включил переговорное устройство

шлема и доложил:

     -  Капитан, Рог, зал наш, все чисто.

     -  Справа энергоисточник,  прямо лифт. Проверить! - раздалось в наушниках.

 

     Отдыхать было рано.  Я указал энергоорудию на дверь справа, а сам присел у

люка к  лифту.   Вскоре раздался приглушенный рев  выстрелов орудия,  а  спустя

минуту у меня в наушниках:

     -  Это Ханк. Капитан здесь одни роботы. Один уничтожен.

     -  Оцени тип.

     - Тип "Рэлс-2000".  Они сбились в кучу у стены и прикрываются руками. Прям

как люди, - хохотнул носитель орудия. - Что делать, капитан. Уничтожить?

     -  Отставить. Сделаем это при отходе.

     - Капитану Рогу.   Ждите гостей.  Лифт!  -  произнес голос диспетчера.  Мы

снова присели и  направили ружья на  створки люка  лифта.  Прямо напротив лифта

установили вспышку. На душе было тихо и спокойно.

     Я  был  рад,  что  операция проходила так бескровно.  При разработке плана

предполагалось,   что  рудник будут  усиленно  охранять,  однако  пока   никого

кроме роботов мы не видели.  В лифте скорее всего тоже будут только электронные

болваны.

     Лифт медленно поднялся,   остановился и  створки двери разошлись в  разные

стороны.   В  лифте  кто-то  был.   Вспышка  с   хлопком пробки от  шампанского

блеснула  в  сумерках большого зала,  существо в  кабинке  так  же  как  роботы

закрылось руками, грохнул залп.

     -  Фу, дьявол... Капитан, что это было?

     Я подошел к измазанному какой-то слизью,   кровью  и  кусками плоти кабине

и взглянул на то,  что нашел там боец.  На полу,  в луже чернеющей крови лежала

еще  дергающаяся  конечность   неизвестного  существа.   Четырехпалая когтистая

лапа  тщетно скребла пол в попытке что-то там найти, но только оставляла полосы

в черных лужах.

     -  Фу,   гадость какая,   -  вырвалось у меня.  -  Не хотел бы я, чтоб эта

тварь...

     -  Капитан, доложите ситуацию ! - перебил меня диспетчер.

      - Гость принят. Все чисто.

     Не считая перепачканной кабины лифта все было просто чудно.

     -  Оцените запасы цели, - строго сказал диспетчер.

     -  Около десяти Кб.

     -  Подготовьте цель к спуску в ущелье,  - весело сказал другой голос. -  И

оставьте подарки.

     Контейнеры со свититом мог поднять и ребенок,  но мы  заставили их таскать

роботов.  Сами занялись минированием.  Роботы погрузили добычу в грузовой лифт,

загрузились туда  же  сами и  кабина уехала вниз.  Прошло еще  несколько минут.

Минерал уже должны были загрузить в транспорт и я ждал только сигнала отхода.

     -  Здорово да,  капитан, - привлек мое внимание один из бойцов. -  Я, черт

возьми,  первый раз на  планете.  Всю жизнь просидел на базе...   Ну теперь-то,

когда Институт с нами, мы тут развернемся.

     Я  улыбнулся  бойцу,   хотя он  моей улыбки и  не  увидел:   лица скрывали

шлемы. Тогда я похлопал его по плечу.

     Нас  было  только  шестеро.   Четыре  капитана ударных групп,  диспетчер в

транспортнике,    да   еще  один  никчемный  в   общем-то   человек,   какой-то

профессор-психолог.  Браун послал его с нами чтоб выяснить настроения на лунной

базе.  Пять боевых офицеров Института. Мы в пятером подняли боевой дух почти не

обученного войска до невероятных высот. 

     Все они родились  уже  здесь  на  Элкаре.  Большинство ни  разу  в   жизни

не  спускались на  планету и  уж тем более не видели других.  Мы,  явившиеся из

невероятно  далекого   мира,   пользуясь   ходящими  среди   них   легендами  о

фантастическом могуществе и  силе Института,  стали для молодых элкарцев кем-то

вроде богов.

     Богов Войны.

     Мне  было  немного жаль их.   Когда мы  начинали эту   операцию,  им  было

однозначно  приказано  сохранить нам  жизнь любой ценой.  Даже  ценой своих.  И

если бы довелось, они сделали бы это.

     Истекали последние минуты отведенные на операцию.   Я собрал свою группу у

дыры в воротах и ждал.  Должен был поступить  сигнал, десантный  шлюп  медленно

пролетел бы  рядом с  воротами,   мы  бегом догнали бы его,  он подобрал бы нас

силовым лучом... И все.

     Час  спустя шампанское на  базе.   Без  единой потери.   На  нас  стали бы

молиться в буквальном смысле этого слова...

     Я  ждал  сигнал,  слушая треск атмосферных помех и  все  же  едва  его  не

прослушал.

      -  Все. Отход.

     Десантник показался над самыми верхушками  деревьев, сделал красивый крен,

 нырнул  вниз  и  оказался возле  самых  ворот.   Шлюп  выпустил струю огня  из

тормозных сопл, скорость его резко упала.

     Моя команда напряглась, готовясь к рывку.

     -  Ну, вперед ребята, - крикнул я.

     Что-то  задержало  меня.   Что-то  спасшее мне  жизнь заставило пропустить

бойцов вперед.

     - Отставить посадку, - заорал диспетчер. - Противник у мест посадки.

     Впрочем, оценить  предупреждение  у нас времени уже не было. Ярко-голубой,

трещавший от  напряжения сгусток   энергии  выскочил из-за  чужого  леса  и  на

полном ходу врезался в  десантный кораблик.  Даже секунды не прошло,   как наше

средство возвращения превратилось в  огненный,  плюющийся кусками  оплавленного

металла шар.

      Бойцов сбило с  ног.  Меня подхватил огненный смерч и с размаху ударил  о

неповрежденную часть ворот.  Словно в замедленном кино смотрел я,  стекая комом

грязи вдоль железа,  как  разносит в  клочья  мою  команду.   Чья-то  дымящаяся

голова пролетела мимо и скрылась в проделанной нами дыре.

     Именно в  этот момент я  понял,  что Это включилось.  То  зелье,  что мы с

Кассандрой,  а  потом  медики  института  повторно,  вкололи  в  вену  начинало

работать.

     Время  остановилось.   На  то  чтобы  очухаться после  удара ушло  бы  час

времени,   у меня заняло миг.   Огненный шар взрыва еще не угас, а я уже был за

спасительными воротами. Мысли смешались, не в силах объяснить происходящее,  но

потом мой разум сдался.  Все помыслы направились на спасение  бренной оболочки.

     Необычного вида  истребители,  два  или  три,  появились  над  лесом.  Они

светились зеленоватым светом,   но  вряд ли  в  этом был повинен свет трех лун,

скорее  их  окружало  какое-то  поле.  Они  выползали из-за   черных   верхушек

искореженных  ветром   и    взрывом деревьев,  как  весенние мухи,  так  что не

составило никакого труда прицелиться в  блок  двигателя и  спокойно выстрелить.

Заряд энергии растворился в сияющем поле не причинив лодке никакого вреда.

     Я тяжело вздохнул и решил  подождать  высадку  десанта,  резонно рассудив,

что  не  будут же  они  разрушать свой собственный рудник.       Так как я  уже

находился внутри,  то  счел  необходимым отойти глубже,   к  аварийной лестнице

вниз.  Один из наших десантных шлюпов сел прямо в  каньен во дворе рудника и  я

дал ему  шансов,  на  то чтобы уцелеть, больше всех.  Но прежде чем попробовать

разыскать спасительный шатл я хотел поквитаться за глупо  погибших лунян.   Мое

желание подкрепила оставленная нами энерго пушка...

     Оттащив орудие к лестнице, я активизировал мины и затаился.

     Их  было  десятка два.   Два  десятка высоких крепких людей  без  шлемов и

оружия в оголенных до плеч руках.   Это показалось мне несколько странным, но я

рассудил, что у каждого свои привычки и криво усмехнулся.

     Мины сработали.   Столбы взрывов закрыли от меня  атакующих.  Решив, что с

этими  покончено,    я   стал   ждать  вторую  волну.    Время  тянулось  почти

нестерпимо...

     Наконец,  спустя час,  остатки бетонной коробки вернулись на планету. Пыль

осела на  снег и  я  ясно рассмотрел сидящие  у   леса корабли туземцев.  Их не

прибавилось. Я удивился наивности хозяев планеты и тут увидел чудо.

     Они все  спокойно встали с тех мест куда их раскидало взрывом, отряхнулись

и  как ни  в  чем не  бывало  продолжали  двигаться ко мне.  Это было за гранью

реальности.  Бетон  превратился в  обгоревшую пыль,  стальные  прутья  арматуры

скрутило в узлы, а им хоть бы что.

     Что-то  шевельнулось за  развалинами.  Во  мне вспыхнула надежда,  что еще

кто-то кроме меня из моей команды вышел живым из огненного смерча и  я рванулся

туда.  Атакующие не  обратили никакого внимания на мое перемещение и  я  сделал

вывод,   что пока двигаюсь они меня не видят.   Постепенно стали вырисовываться

мои   возможности.  В  памяти возникли исчезающие индейцы на  родине волшебного

зелья...

     Однако такие способности на Конвикте имелись только у  меня.  Другое живое

существо шевелящееся за  обломками  стен  было  для фантастических  воинов, как

на ладони. Об этом я не подумал.

     Он  встал.   Шлема на  нем не  было и  я  явственно увидел перекошенное от

страха  лицо  молоденького мальчика в  форме института.  Светлые волосы на  лбу

слиплись от  крови вытекающей из  раны в  голове.  Ему  требовалась немедленная

медицинская помощь.   Он  слегка  пошатывался и  когда  я  подбежал ближе,   то

увидел,   что  из   ушей юноши тоже  текут  тоненькие  струйки  крови.   Парень

был почти мертв,  однако его глаза горели вовсе не  страхом,   а  яростью и   в

руках он продолжал сжимать свое плазменное ружье.

     -  Дурак! - заорал я, подбегая к нему. -  Брось пушку, подними руки!

     Он должен был жить.   Я не смог бы эвакуировать его на луну,  но здесь ему

могли бы помочь.  Сердце защемило от жалости, я боялся прикоснуться к нему. Мне

вдруг пришло в  голову,  что  будет с  ним  если  я   подхвачу его недостаточно

медленно.  Контролировать свою проклятую скорость я еще тогда не умел.

     -  Стойте!   -  крикнул я направлявшимся к мальчику воинам.   -  Он ранен,

помогите ему. Он должен жить! Это всего лишь пацан!

     Они не услышали меня.  Слишком быстро слова вылетали из моего рта. Лунянин

поднял свое оружие,  нацелился в приближавшихся туземцев и  нажал спуск.   Я не

думал,  что это возможно и  поэтому не  был готов помешать ему.  Мне оставалось

только надеяться,  что раз неприятель не   вооружен,   то   они не станут сразу

уничтожать паренька.

     Я  ошибся.   Пучок энергии пролетел мимо чужих воинов,  но  они  не  стали

давать раненому вторую попытку.  Один  из  бессмертных воинов вытянул  руку   в

нашем   направлении,   с  его  пальцев  стекло  бледно-голубое полотно энергии,

медленно пересекло пространство и  уткнулось в  грудь парня.   Я убедился,  что

боец  мертв,  сел  и  обхватил голову руками.  Взорвавшаяся плоть посыпалась на

меня.

     Все.  Это была последняя капля.  Во мне накопилось достаточно ярости, чтоб

разорвать этих чудовоинов голыми  руками.  Я  пошел прямо на них.

     Они так и стояли довольно компактной группой,   с  тех  пор, как мальчишка

навсегда  покинул  этот  злой мир.   Для  них  прошла всего секунда,  для  меня

десяток минут.

     Тому кто   убил парня,   я  обхватил запястье злосчастной руки и  потянул.

Рука по  локоть осталась у  меня,   кровь черным медленным фонтаном хлынула  на

припорошенные бетонной пылью плиты пола.   У  меня было достаточно времени чтоб

сбегать на луну за  какой- нибудь посудиной  и собрать всю эту жидкость до того

момента,   как первые капли упали.  Это развеселило меня и я засмеялся.  Ничего

хорошего в  этом  смехе не было.   Я был в состоянии близком к безумству.  Ни о

каком страхе не могло быть и речи.  Я ходил  между волшебными воинами и касался

их руками.  Словно тростинки в урагане они разлетались в разные стороны. Одному

я коснулся лба и его голова слетела с плеч. Я смеялся...

     Однако упав они снова поднимались невредимые.  Не меняя каменных выражений

лица,  они  отходили в  сторону и  вставали спинами друг к  другу.  Один из  их

необычных истребителей повис над развалинами и вниз стало спускаться клубящаяся

дымка смерти.  Это было поле Омена,   с  ним спорить бесполезно и  мне пришлось

отступить.

     Разбираться откуда   в  легких  наступательных корабликах  такой  источник

энергии, какой требуется для создания этого  поля,  желания не было. Я вспомнил

про оставленную возле лестницы энергопушку.

     Поле Омена уничтожало все  живое,   оставляя пятачки для  туземных воинов,

но  луч моего орудия и  не был живым.   Я  успел разрезать еще двоих прежде чем

медлительные сгустки  плазмы  полетели из брюха  кораблика  ко  мне.   Я бросил

пушку  и  отступил  вниз  по  лестнице.  На  оставленной мною  вверху  площадке

загремели  взрывы.

     Пушка  и   то   место,   где  я  должен  был  находиться два  мига  назад,

превратилось в груду оплавленных обломков.

     Потухли даже  тусклые аварийные лампы.   Мне  пришлось замедлить бег чтобы

не  врезаться в  темноте во что-нибудь.   Последствия  такого столкновения меня

заранее  ужасали.   Наконец,   пройдя несколько пролетов вниз,   я  добрался до

горящих этажей.   Дрожащий свет  огненных языков позволил мне  снова  прибавить

шаг.

      Я заметил их еще находясь на площадке между этажами.  Слегка притормозив,

я  достал  единственное  оставшееся у меня оружие - нож и спустился.

     Мне  следовало  лучше   рассмотреть  их  сверху  прежде чем  так  бездумно

кидаться в атаку.  Слава Всевышнему, я сумел вовремя остановиться. На свободной

от  огня  площадке лежал  человеческий ребенок в  слегка оплавившемся оранжевом

костюме биозащиты,  явно с чужого плеча,  а рядом,  прислонившись к закопченной

стене сидело чудовище.

     На неизвестном существе тлели обрывки какой-то грубой одежды и  в  прорехи

было хорошо видно тело монстра. Две коротенькие ножки, одна явно сломанная, так

что  белый уголок кости торчал из  под  бурой скользкой на  вид кожи,   длинные

четырехпалые руки  тонкие,  но жилистые и  венчала все это произведение природы

крупная голова,  на  которой вместо носа были просто две   пузырящиеся кровавой

пеной  щели.  Существо было  ранено  значительно серьезнее чем  простой перелом

конечности.  Ребенок, на вид, был совершенно цел, но без сознания.

     Вид незнакомого существа меня так ошарашил,   что я замер.  С его же точки

зрения я  просто появился прямо из  воздуха.  На  его  месте я  поступил бы  по

другому,   однако он увидев  меня,   в   черной форме,  в  шлеме,   то есть без

лица,   с ног до головы замазанного пылью,  кровью и мозгами и,   в  довершении

всего,   размахивающего кинжалом,  оскалил редкие зубы,  оторвался от  стены  и

заслонил собой  ребенка.   В  его  маленьких черных обезьяньих  глазках  горела

решимость защитить человечка даже ценой собственной жизни.  Я не мог убить его.

Нож вернулся в ножны.

     Стараясь делать  это  медленно,   я   потянулся к  карабинам и  снял шлем.

Потом только понял,   что медлительность уже ни к чему.   Мой дар покинул меня.

Время вернулось в свое нормальное русло.

     - Что с ним ?  - спросил я существа, надеясь, что оно умеет разговаривать.

     -  Контузия, - прохрипел монстр. -  Сохрани ему жизнь.

     Я кивнул. Чужак облегченно откинулся к стене. Он быстро слабел.

     -  Что с тобой? - глупо поинтересовался я.

     - Больно,   -  хрюкнул тот.   Он распахнул остатки одежды и  я увидел, что

большой участок его  тела  был  обожжен до  костей.  Ему  уже  было не  выжить.

Оставалось загадкой,   как  он  сумел вытянуть бесчувственное тело человечка из

огненного ада.

     -  Чем мне тебе помочь?  -  я  знал,  что помогать ему уже поздно,  но мне

хотелось, что-то сделать для него.

     - Вынеси его,  - лапа монстра слабо дернулась в направлении малыша.

     -  Конечно, - серьезно пообещал я. -  А ты ?

     - Нож,  -  едва понятно произнес он. 

     Кровь черной струйкой вытекла из уголка рта.  Я кивнул,  понимая его.  Нож

покинул ножны, я взял его за лезвие и вложил в лапу монстра.  Клинок выпал. Мне

пришлось присесть на корточки и  вложить оружие в  лапу  чужака,  а потом сжать

ему кулак.

     Пока я  поднимал ребенка,   он смотрел на  меня  наполненными болью умными

глазами. Нож он крепко сжимал, лезвие кроваво блестело отражая огонь...

      -  Держись, приятель. Я пошлю кого нибудь за тобой.

     Он  слабо  улыбнулся,  попытался вздохнуть,   но  не  смог.   Гримаса боли

перекосила его  ужасное лицо,  он  уперся свободной лапой в  стену и  снова мне

улыбнулся.

      -  Иди, - каркнул он.

      Я подхватил свой шлем и осторожно стал спускаться.

      Крик раздался лишь только я  достиг следующего этажа.  Я  чуть не  уронил

человечка,  крик заставил кровь замерзнуть в моих  жилах. Это кричал монстр.

     Я аккуратно положил свою  драгоценную  ношу  и  побежал  на верх. Существо

 избавилось  от мучений.  У раненного хватило сил одеть себя на оставленный ему

клинок.  Я  почувствовал,  как  волосы встают дыбом на голове. Один шаг отделял

 от кинжала,  который мог забрать и мою никчемную сволочную жизнь.  Однако я не

мог  сделать  это.   Умирая,   герой  передал  свою  ответственность  за  жизнь

человечка мне и я эту ответственность должен был нести дальше.

     Транспортник стоял почти вплотную к грузовым воротам,  но от него осталось

столько проку,  что и от всей моей команды. Десантный шлюп  как  не странно был

цел.   Его  окружало несколько точно таких же  волшебных бойцов,   каких я  уже

видел наверху.   Только у  этих в руках были устрашающего вида ружья и нацелены

они были на мою последнюю надежду.

     Хорошо,  что  шлем я  потерял и  когда я крикнул,   они обернулись.  Ружья

переместили свои  стволы  на  меня.  Форма  пирата  горела на  моих  плечах под

взглядами их дул. Я оскалил зубы, повернулся, закрывая телом свою ношу и закрыл

глаза.   Я надеялся, что заряды ружей будут  не  достаточно мощны чтобы пробить

меня насквозь и повредить невинного младенца.

     Когда я  почувствовал прикосновение к  своему плечу,  я вздрогнул и открыл

глаза. Один из туземных бойцов стоял возле меня.

     - Он   жив   ?   -  проговорил  он  и  протянул  руки  чтобы  принять  мою

ответственность себе.

     - Контузия,  -  догадался сказать  я  и  осторожно передал врагу  ребенка.

Только тут я обратил внимание,  что все ружья теперь смотрят в небо. Однако для

меня  это  ничего не  значило.  Я  расслабился,  посмотрел на  звездное небо  и

улыбнулся. Я был готов умереть.

     - Иди,  -  раздалось у меня в голове. 

     Я взглянул на врагов отходящих от шлюпа, но никто из них не раскрывал рта.

     -  Иди,  -  уже более настойчиво произнес чей-то голос прямо мне в мозг. -

 Ты можешь уйти.

     Я вздрогнул  и,  все еще не веря в нежданную доброту врага, медленно пошел

к  челноку.  На каждом шаге я  ждал разряда в  спину.  Впрочем,  мне  было  все

равно.  Сохранение своей жизни больше не казалось мне таким уж важным делом...

     У  десантного люка я  медленно повернулся к туземцам.  Я подумал,  что они

хотят  уничтожить меня  вместе с   остальными,   но   на  маленькой площади уже

никого кроме меня не  было.  Я  смотрел на  дымящиеся развалины рудника,  когда

крепкие руки  пиратов подхватили меня и  внесли в  шлюп.  Полета на  луну я  не

помню.

 

     Найджел Зан

 

     Центропен занял  у  Новой  Океании много  земли.   Город   стянул  мостами

бесчисленное множество островов,  островков и  просто торчащих из воды каменных

утесов.   Город слепил глаза  великолепием белокаменных дворцов  и  снежных гор

- круизных кораблей.   Город подметал безупречно голубое небо метелками пальм и

удивлял  кишащими  в    каналах  живыми  организмами.    Город  нравился  всем.

Большинство влюблялось в  него  с  первого взгляда и   оставалась верным  этому

чувству  всю  жизнь.  Это  касалось всех  рас  и  народов  населяющих известный

землянам обитаемый мир,  поэтому ни у  кого не возникало и   тени  обиды,   что

Совет Федерации располагался именно здесь и нигде больше.

     Любая  раса  гордилась бы  иметь  такую  планету  в  своих  владениях.  За

обладание Новой  Океанией готова  была  пролиться  разноцветная кровь,   но   в

итоге  получили ее  все.   Планета подчинялась только Совету и  флот  Федерации

гарантировал право этой собственности.

     В  городе  было  больше  гостинец  чем  жилых  домов,  космопорт  за  день

переваривал больше кораблей чем строилось на земных верфях. В казино Океании за

ночь через руки менял проходило столько кредитов,  что  это могло бы  составить

бюджет  средне  обжитой планеты.  В  ресторанах  было  столько пищи,   а  самих

ресторанов было столько...

     Одним словом это была столица.   И  как во всякой столице я  в  Центропене

сразу почувствовал себя в своей стихии.

     Очередной челнок  с  таможенной орбитальной платформы доставил в космопорт

около трех  тысяч пассажиров.  Три  тысячи разумных существ с  многих обитаемых

миров высыпали на  площадь перед вокзалом и  все  как один принялись глазеть на

самый  красивый,   самый приветливый и  гостеприимный город.   Меня город особо

не впечатлял,  может быть из-за того,   что я  довольно прилично изучил  его во

время  перелета. Поэтому я принялся рассматривать вновь прибывших.

     Почти сразу я  заметил их.  Маленький,  худенький,  живо жестикулирующий и

быстро  говорящий рядом  с   высоким   крепким  мужиком,  понимающе улыбающимся

приятелю.  Чуть  поодаль парочки спокойно стоял, сложив руки на груди,  человек

в  просторной одежде  плохо  скрывающей боевую броню.   У  каждого свои  вкусы,

любой  может  разгуливать по  Центропену,   среди  абсолютно мирной публики,  в

скорлупе танка,   однако  этот  человек  был  третьим в  компании и  не скрывал

этого.   Да и как бы он смог это сделать,  если он,  не считая черт лица,   был

точной копией спутника коротышки.  Та же фигура,  цвет волос,  прическа.  Та же

манера держаться и   походка.   Я  рассудил,  что  это телохранитель тех двоих.

Смущало только поразительное сходство...

     - Братья по конвейеру,  -  усмехнулся я и почувствовал на себе взгляд всех

троих. 

     Холодок пробежал по  спине,  но  причин  внезапного страха я  не  нашел  и

успокоился.  Большой и маленький, рассекая толпу плечами большого,  направились

прямо ко мне.  Брат-телохранитель не двинулся с места.

     -  Здравствуйте, - насмешливо и торопливо поздоровался малыш.

     Большой укоризненно  на него взглянул и протянул мне руку.   Зубы большого

блеснули в широкой доброй улыбке.

     -  Добрый   день,   молодой   человек,   -  как  старому  знакомому сказал

большой.

     -  День  добрый,   -   нерешительно ответил я  и неожиданно для себя пожал

протянутую руку.  Это была не рука, а стальная плита, во всяком  случае  пожать

 по  настоящему ее мог наверное только гидравлический пресс.

     - Простите, что мы нарушили Ваше одиночество..,  - начал любезный большой.

     -  Но мы прибыли сюда из отдаленного и дикого мира,  а Вы,  судя по всему,

землянин.., - встрял коротышка.

     -  И   мы надеялись,   что Вы не откажитесь быть нашим гидов в этом чудном

городе.  Уверяю Вас,  мы вполне способны  отблагодарить.., - продолжил великан.

     - А  если деньги Вас не интересуют,   я  Вас уверяю,  будет что рассказать

друзьям, - закончил малыш.

     Громадина снова укоризненно посмотрел на спутника  и представился:

     -  Инки. А это Роджер. Если хотите - Род.

     Коротышка Род неожиданно ласково улыбнулся и добавил:

      -  Конечно. Если хотите.

      Я  понял,   что Род -  это человек за  которым всегда  остается последнее

слово. Прямо как политик...

      И  тут  меня  пронзила мысль.   Роджер Сантос!   Представитель Свободного

Конвикта в Совете Федерации. Вот это удача.

     - Найджел Зан,   -  бодро представился я и,  довольный собой, улыбнулся. -

Я  здесь чтобы получить кое-какую информацию в Совете...  Я,  в некотором роде,

ученый.

     А   в  голове  само  собой  промелькнули  Бюро,   заседания  заговорщиков,

подготовка к миссии...

     Инки  и   род   быстро переглянулись и  как  добрые дядюшки снова мило мне

улыбнулись. Это были веселые ребята.

     - До  полуденного дождя осталось три минуты,   -  сообщил приятный женский

голос  из  развешенных  всюду  громкоговорителей.

     Вновь прибывшая толпа стала торопливо рассаживаться по гравитакси.  К  нам

тоже подъехала одна из машин.

     -  Давайте перекусим, - предложил Род. -  Пока идет дождь.

     -  Если Вы не против, - добавил любезный Инки.

     Конечно же  я  не был против.   Я  решил,  что им не удастся легко от меня

отделаться и  конечно же  не  заметил  легкую  ухмылку на  губах  Инки,  словно

прочитавшего  мои  мысли.    Мы  уселись  в  машину.  Телохранитель,  растолкав

суетливую очередь, в следующую.

     -  Отвезите  нас   в  какой-нибудь хороший ресторан с  видом  на  море,  -

попросил Инки робоводителя и  такси сразу мягко тронулось с  места.   В  это же

время дождь крупными каплями застучал в прозрачную крышу.

     Улицы  за  тонкой  стенкой  такси  скрылась  в  пелене  полуденного дождя.

Смотреть там  стало  не  на  что  и  я,   вспомнив о  своей   профессии,  решил

внимательно осмотреться.

     Этим я и занимался,   когда такси выскочило на окружную  автостраду идущую

по  берегу моря.   Гравибиль значительно увеличил скорость.  Я  понятия не имел

какая там была  разрешенная скорость движения, но  врядли больше ста пятидесяти

километров в час,  в то время, как мы летели километров под двести.  Я тревожно

глянул на конвиктцев,   но они сидели совершенно спокойно уткнув глаза в  окна.

Однако Инки, видно почувствовавший мой взгляд, проговорил:

     -  Что-то не так ?

      Я пожал плечами. Откуда я знал.

     Машина слегка  не   вписалась в  поворот,   чиркнула бортом об  ограждение

шоссе, быстро выправилась, но скорости не сбавила.

     -  Сумасшедшая машина,  - буркнул Род.  -  Здесь,  что все так ездят ?

     Я снова только пожал плечами.

     -  Остановите пожалуйста,  - с тревогой в  голосе  обратился Род к роботу.

А  в  ответ ноль эмоций,  два презрения.  Это уже было чересчур.  Я  попробовал

открыть дверь и  выяснил,  что  она  заблокирована.  Все указывало на  проделки

ополоумевшего робота.

     -  Похоже мы здесь всем надоели,   -  весело,  что  не  совсем подходило к

ситуации,  воскликнул Инки.  Потом  он  достал из  внутренностей своего костюма

черную пластиковую  карточку  и   что-то проговорил обращаясь  к  ней.   Роджер

удивленно  блеснул своими  обезьяньими глазками,  но  потом  понимающе кивнул и

засмеялся.  Мне же  было совсем не  до  веселья.   Мне все меньше нравилась эта

компания.

     Следующее  за  нами  такси  с   телохранителем  обогнало  несколько  более

осторожных машин и поравнялось  с  нашим  экипажем.  Дверь пассажирского отсека

 сорвалась  с   петель и  осталась на  бетоне.  Две  машины стукнулись бортами,

отскочили в  разные  стороны,   но  потом  снова приблизились и  слиплись.   Из

отверстия  в   изуродованной  машине  высунулись  толстенные  мускулистые  лапы

телохранителя.

     Он  взялся   за  рукоятку и  спустя секунду намертво заблокированная дверь

нашей машины ускакала по бетону вслед за первой.

      Инки  легко  перескочил в  другое  такси,  обернулся  и  помог  перелезть

Роджеру.    Вытянутые  руки  телохранителя   приглашали   меня  последовать  их

примеру.   Чтож,   у  меня  не  было  желания доверять свою судьбу свихнувшейся

машине.   Я  судорожно вцепился в   мокрые от хлеставшего с прежней силой дождя

руки, оттолкнулся от порожка и одним махом перелетел в спасительный салон.

     Бешено  верещавший   робот    нашего  нового  экипажа  немедленно  сбросил

скорость,   а потом и вовсе остановился.  Впереди  шоссе делало резкий поворот,

но сдуревшая машина,  только что нами брошенная, видимо этого не знала.  Пробив

цепи ограждения,  она нырнула в мелкое море.  Через секунду сквозь пелену дождя

до нас докатился рокот взрыва.

     Появление на  этой мокрой сцене полиции мы  наблюдали уже из-за стеклянных

ветрин небольшого ресторанчика.

     -  Ну вот,  - воскликнул Род, проглотив огромный глоток какого-то напитка.

-  Теперь давайте разберемся.  Что это было, Найджел?

     Инки тоже взглянул на меня и даже  таинственный  молчаливый телохранитель,

сидя  в  своем углу на расстоянии от нас, казалось, сверлил меня взглядом.

     -  Я знаю столько же сколько и вы, - стараясь предать своему голосу нужную

интонации почти крикнул я.

     -  Это точно, - тихо сказал Инки. -  Вы даже не представляете на сколько.

     На этот раз улыбки я  от него не дождался.   Это значило,  что время шуток

прошло.

     -  Ну хорошо, ребята, - решился я. -  Я знаю кто вы ...

     -  А мы знаем кто Вы, - торжествующее выдал Роджер.

     -  В  настоящий момент вы выполняете неофициальное задание..,  скажем так,

некоторой  прогрессивно настроенной  группы  близкой  к  руководству  Земли,  -

совершенно спокойно помог мне Инки.

      -  Но откуда .., - удивился я.

      -  Не надо нас недооценивать. У нас есть свои источники.

     На этот раз губы Инки изобразили слабое подобие улыбки.

      -  Итак.   Скорее всего это были проделки вашего Бюро. Но как это могло у

них получиться.

     И только тут до меня дошло,  что все это происшествие совсем не несчастный

случай.  Мозги закипели от напряжения. Пауза затягивалась.

     -  Спутниковое наблюдение,   -  нерешительно  предложил   я.   -   Система

управления  такси легко поддается контролю военных спутников.

     -  Не это главное,  - досадливо отмахнулся от меня Род. -  Почему нам дали

так легко избежать катастрофы?

     Мне осталось только пожать плечами.  По моему мнению для нас спасение было

отнюдь не легким.

     - Мы  знаем  теперь,   что  Земля хочет нас  уничтожить,  -  констатировал

Роджер. -  Кому мы еще мешаем?

     -  Дженерал Нуклеа Компани, - сразу ответил я.

     -  И все? - удивился Инки.

     -  Этого мало?

     -  Ладно, ладно. А кто наши союзники?

     - Нелюди. Малые автономии... Транспортные компании...

     -  ...   И кое-кто на Земле,  -  добавил Род. -  чтож, можете им передать,

что мы конечно же рады с ними договориться.

     Телохранитель резко встал и передвинул  свое  танкоподобное тело к двери.

     -  Извините,  - буркнул Роджер вставая. -  Нам необходимо Вас покинуть.

     -  Мы купили для нашего посольства  островок...   Пуэрто-Аполос. Вы всегда

сможете найти нас там. - Инки тоже встал, но чтоб сказать это нагнулся к самому

моему уху.

     Он успел  сделать  только один шаг к  уже свободной от дождя улицы,  когда

красивый и  очень  дорогой  гравимобиль  вылетел  из-за  поворота и  протаранил

витрину  ресторана.  Звонкие молнии  бластерных выстрелов полетели из  открытых

окон лимузина.  Бюро  взялось за дело серьезно.

     Я нырнул под стол,  хотя точно знал, что мне ни что не грозит. Береженного

Бог бережет.  Также решил Роджер и нырнул за широкую спину Инки, который уже, в

свою очередь, находился за спиной телохранителя.

     Не  один  самый-раз-самый  боевой  ударный костюм не  выдержал бы  десятка

прямых ударов плазмы с  расстояния нескольких  метров,   но телохранитель и его

броня этого ни когда не узнают.  Они то думают, что все это пустяки и они, черт

подери всех террористов недоделанных, в  чем  то правы.  Во всяком случае броня

скрывающаяся под мешковатой одеждой громилы лишь слегка задымилась.

     Больше  шансов  испытать броню  террористам не  представилось.  Сидевшая в

своем  сыром углу  семья людяморя резво заработала  лапами и  в  раскрытые окна

машины полетели гранаты.  С  хрупкой машины взрывом сорвало крышу и   головы  с

пассажиров.   Людяморя дружно плюхнулись в лужи на полу и не видели,  как крыша

лимузина перелетела через шоссе и  была  сбита с  воющего истребителя странного

вида,  который как раз в  этот момент нагло заходил на посадку прямо в середину

уличного движения.

     Людяморя не видели также и того, как со стороны кухни выбежал неприметного

вида человечек с  почти незаметным  иглометом  в  руке.  Ему  тоже не  повезло.

Инки только начал поворачиваться на звук его шагов,  как откуда не возьмись моя

нога выскочила из-под стола и  врезалась чуть ниже колена иглометчика.  Мужечек

спикировал под низенькую столешницу и сидевший за ней  обезьянка-дас,   в своем

неизменном  балахоне,  выудил в  бесчисленных карманах что-то  похожее на шило,

которое торопливо всадил чуть выше уха упавшего.

     Человека в  шертах и  с  зонтом от  солнца это зрелище  тоже не привлекло.

Глядя  на  перекрывший движение  усевшийся  истребитель и  на  бегущих  к  нему

конвиктян,   он  не  мог спокойно продолжать свой отдых на   этой  великолепной

планете.   Да  и  что за отдых,  когда здесь такое,  а  граната в руке так жжет

пальцы. Выпучив глаза турист размахнулся  и бросил свой заряд себе же под ноги.

 А   как  же  иначе?   Трудно  бросать  тяжелые  мины  с  торчащей   из   спины

обоюдоострой железкой.  Это его подруга, с которой он только что шел обнявшись,

решила видно  взять  себе  его  сердце.  Потом  она  видно передумала.  Наверно

вспомнила,  что  забыла  дома  молоко на  плите.  То-то  так  рванула в  быстро

собирающуюся толпу.

     Инки и   Роджер уже скрылись под броней корабля,   телохранитель не  успел

только спрятать ноги и  мужик уже не  чего не  мог им сделать.  Разве что ногой

ударить. Пусть далеко, а на что же бомба? Истребитель оказался крепче чем можно

было подумать  и   удар оторванной взрывом  ступни ни какого вреда не причинил.

Посадочные лапы оторвались от бетона и  боевая лодка с  воем ушла в  измазанное

сажей небо.

     Источник беспорядков уехал  в  небеса,   пора  было   появляться полиции и

убираться мне.

     Я опоздал.

 

 

     Кассандра Ли Радж

 

     Зачем они меня мучают?

     Моя  самодельная колыбельная прервалась на   полуслове,  когда  в  комнату

вошел охранник.

     -  Бросай своего ублюдка. Время истекло!

     Бросить? Мою кровинку? Мою деточку? Моего ребеночка?

     Я знала,  что просить бесполезно. Я уже пробовала. Я умаляла, пролила море

слез и чуть не сломала себе руки.   Я предлагала им свое тело в обмен на лишний

час свидания. Все бес толку.

     Эх где-то  был  мой муж -  не муж.   Человек,  которого я знала всего пару

месяцев и который подарил мне эту мою радость и величайшее горе. Я не знала жив

ли  он  или они его до  смерти замучили своими опытами,  как делали это со мной

пока не  узнали,  что я  беременна.  Если  он  мертв,   то только я  оставалась

хранительницей этого пухленького тельца имени которого  муж  даже  не  знал.  И

только у меня оставалась великая тайна шаманской бурды.  Я хотела надеятся, что

он еще жив...

     -  Мистер солдат, а может...

     - У  меня в  руке детонатор,  -  сообщил он  свою новость.  -   Под  твоим

ублюдком маленькая мина.

     Они меня боялись.  А  я  боялась их.  Но  только пока была одна.  Со своей

деточкой в руках я не боялась даже черта. Однако мина...

     Мир изменился.   Это было знакомое чувство,  я  знала это и  научилась его

подавлять.  Раньше,  но не теперь, когда моему ребенку угрожала опасность.  Тут

они просчитались. Нельзя же вечно играть на моих чувствах!

     - Брось мне детонатор,  - стараясь  сдерживать  себя,  чтоб раньше времени

не обнаружить свои способности проговорила я.

     -  Ты чего, сука, сдурела?!

     Я не  видела лица этого подонка,  но могла себе представить его удивленное

лицо в  тот момент,  как он  закончил  свою  фразу,  увидел мое вместе с  сыном

исчезновение и лишился руки.  Для него прошла всего секунда.

     Он  все   еще   таращился на  свое  лишившееся конечности плечо,  когда  я

вытащила из еще дрожащих пальцев рукоятку  детонатора  и  решила,  что делать с

ним дальше.   Мне не хотелось убивать.  В  нормальном состоянии я и не могла бы

этого сделать голыми  руками,  но   теперь он мог поднять тревогу и  это решило

его участь.  Я  изо всех сил рубанула ребром ладони ему по  шее и  голова бойца

повисла, не поддерживаемая больше позвоночником.

     Сотня  видеокамер  следила  за  мной.   Я   это  отлично  осознавала,   но

рассчитывала,   что  на определение всей грозящей базе опасности им понадобится

время.   Как  раз  столько,  чтобы дать мне добраться до   доков с  фрегатами и

покинуть планету.  Я надеялась, что время за меня.

     Я  не  видела,   как труп бузголового безрукого упал на  пол.  Я  была уже

далеко.

     Но  не так,   как хотела бы.  Рабочая зона базы была разделена на отсеки с

герметичными дверьми.  Чтобы попасть в  доки мне  нужно было перешагнуть  через

добрый десяток порогов и  это была бы  небольшая проблема,  если бы мой дар мог

включаться и  выключаться,  как  лампочка.  Но  я  еще  не  научилась настолько

контролировать себя и  при всем желании не   могла  набрать  нужную  комбинацию

на пультах каждого отсека.

     Возле  первой  же   двери  ко    мне   вернулся  страх.   Я    не    могла

самостоятельно  покинуть лабораторный блок,  сзади уже слышался медленный топот

бегущих по  тревоге  охранников,  у  меня на руках спал ничего не подозревающий

ребенок.  Я заметалась в панике,  а когда вспомнила, что в случае общей тревоги

все отсеки наполняет поле Омена,  то и завыла. Для людей в форме появившихся из

вдруг открывшейся двери  мой   вой   казался  всего лишь помехами в  наушниках.

Сердце  билось  превышая все  допустимые пределы скорости,   когда  я  все  еще

подвывая проскользнула в  ремонтный отсек.

     Не  помню,  как  пролетела  повороты  ремонтного лабиринта.  Впереди  была

медленно закрывающаяся дверь в  доки.   Слезы брызнули в разные стороны из моих

глаз.  Я зарычала,  как волчица и нырнула под стальную плиту.

     Ткань моего костюма задымилась на животе.  Я не хотела и думать что  стало

с   моим сыном,   но  он всего лишь перекатился на бок,  проснулся и  захныкал.

Надо  было  видеть  лица  тех  людей,  что  увидели  появившегося  из  ниоткуда

плачущего младенца.  Правда он был виден всего пару секунд.  Некоторые сразу же

протерли глаза,  остальные просто  отвернулись.   На базе быстро учились ничему

не удивляться.

     Ворота к докам закрылись,  но не на долго.  Словно мячик, тяжелая стальная

плита  подпрыгнула и  снова  ушла  в  потолок.  Солдаты из  службы безопасности

маячили в  коридоре,   но не входили.  Тяжелые предчувствия наполняли мою душу.

Кое как справившись со своим страхом,  я  побежала к стартовым платформам.  Все

еще оставалась надежда, что там будет какой нибудь корабль готовый к отлету.

     Три фрегата,   клипер и  пара грузовиков сидели на  своих местах полностью

готовые.   Это была удача и  я  торжествующее  засмеялась.  И  почти сразу смех

застрял у меня в горле.  Потому что над стартовой дорожкой горела надпись:  "Ли

Радж.   У  тебя  последний шанс вернуться.   Через  2.51  минуты  в  доке будет

включено поле Омена".  На  подготовку корабля к  полету ушло бы  не  менее пяти

минут.

     Я закричала.

 

     3

 

     С БОГОМ В ДУШЕ

 

     У собаки есть хозяин,

     У волка есть Бог.

 

 

     Рогнар Эль Вепов

 

     Мне не  очень-то  хотелось кого-нибудь видеть,   так что я   не  торопился

разблокировать дверь  услышав  сигнал.  За  дверью  в  свете  мерцающих,  давно

устаревшего образца, ламп  стояла  капитан  Норма Леччи.

     -  Какой-нибудь  отчет  ?  -  не  очень  доброжелательно и  уж  совсем  не

гостеприимно буркнул я.

     Капитан улыбнулась,   что меня и вовсе  удивило, убрала мою руку,  корой я

опирался о дверной косяк и вошла в неприбранную комнату.

     -  Скучаешь ?  -  осведомилась она и поправила что-то на голове. Ее пышная

грудь явственно  обрисовалась  под   тонкой  тканью тренировочного костюма.   Я

может быть и не заметил бы этого,  но очень уж  она выпячивала свои прелести.

     Я  пожал плечами,   что-то произнес и нагнулся к кровати чтоб хоть немного

ее прибрать.  Норма обошла спальную платформу и  тоже нагнулась мне помочь.  Ей

следовало застегнуть большее количество застежек на  костюме.  Тогда может быть

груди не выскакивали бы так хаотично.

     Норму,  однако,   это  ничуть не  смутило.  Стала  вырисовываться цель  ее

появления в моем жилище.  Но я все еще не решался сделать первый шаг навстречу.

Она это поняла.

     -  Может не будем поправлять то,   что все равно сомнется ? - тихо сказали

ее губы,   а пальцы в то же время блуждали между обнаженных грудей.   Да,   она

умела  избавлять  от  тяжелых мыслей.  Очень быстро,  но  без  спешки,  капитан

освободила меня от одежды и тогда уже всерьез принялась за дело.

     У  нее  было хорошее тело и  она   этого не   скрывала.   Двигаясь томно и

лениво,  с грацией сытой кошки,  Норма исследовала меня от затылка до пяток и в

итоге остановилась  посередине.   Когда  она наконец оседлала  меня,  я уже был

готов выть от желания.  Капитан,  словно своим подразделением,   управляла моим

телом,  однако в отличие от солдат,  давала мне оставаться в живых.  Видимо она

была не очень хороший командир,  так что раза три или четыре я все таки чуть не

умер.

     Потом мы дали просохнуть поту.

     Сил дотащиться  до душа уже не было,  но у Нормы было другое мнение.

     - Э,   нет, солдатик, - оптимистично промолвила она. -  Я уже рассчиталась

за то, что ты спас нам всем жизнь. Теперь я займусь тобой просто для себя.

     Я  громко застонал,   но покорно встал и ушел тратить запасы воды.  Честно

говоря  я  сомневался,   что  у  меня  получиться второй заход и  пока  капитан

энергично  хлюпала   водой,    это   всесторонне  обсудил  сам  с  собой.   Она

подозрительно долго оставалась в душе и я бы не сказал,  что с нетерпением ждал

ее возвращения. 

     Как  не  странно она  вышла  из  душа  одетая.   Брауну  бы  ее  одежда не

понравилась -   не  по форме,  но  я   был гораздо моложе хозяина и  меня такие

пустяки не волновали.

     -  А сейчас,   капитан,   -  таинственно проговорила Норма. -  Я буду тебе

танцевать. Выключи свет.

     Верхнее освещение замигало и  потухло.  Из  дверей душа  лилось достаточно

света,   чтобы  можно  было  хорошо рассмотреть ее  танец.  Без  музыки,  но  с

раздеванием.  Низ живота заломило. Я с удивлением обнаружил,  что Норма гораздо

лучше меня  самого  знает  тело мужчины.

     -  Пока нет  других приказов,   мы  можем отдыхать,  -  рассудила капитан,

когда  пульс наконец пришел в норму.   -   Я загляну к тебе попозже...  Пожалуй

еще сегодня.

     -  Плевал  я   на их приказы,   -  равнодушно выдал я  и нашел в себе силы

сесть.  Она тоже села и сделав круглые глаза покрутила пальцем у виска.

     -  Надеюсь ты шутишь,  -  шепнула она. -  Во всяком случае сделай вид, что

это так. Для тех кто нас сейчас слушает...

     В глазах потемнело от гнева.

     -  Микрофоны !? - вскричал я.

     Ярость и веселье забурлили в моей крови.   Я точно знал,  что мне делать и

от этого мне до неприличия было хорошо.

     Чистая одежда,  словно сама прыгнула мне на плечи. Я за минуту облазил всю

комнату в  поисках скрытых жуков будто и  не  было  для  меня  часа напряженной

работы.

     Это  были  плохие  жуки.  Они  имели  нитевидные  провода,  которые  затем

собирались в  один кабель.   Он такой шел  вдоль  стены  коридора,  утолщаясь у

каждой двери.  В конце концов проводов стало так много, что я побоялся потерять

нужный и оторвал его от  стены.   Теперь  можно было перестать бояться потерять

свою нить,   но вот Норма,  которая, как оказалось,  следовала за мной, чего-то

испугалась.Я конечно же обернулся к ней,  подмигнул, улыбнулся и пошел дальше.

     База   на   Элкаре была не  большая.   Не  то,   что  ИАБ.  Комната службы

безопасности была  буквально  за  углом. 

     Потеря звука видимо их обеспокоило.  Так или иначе, дверь открылась у меня

прямо  перед  носом  и  от  туда  вышли  несколько вооруженных  легким  оружием

туземцев.  Я не стал им не чего объяснять.  Они не в чем не были виноваты.  Это

все  чертова  техника.   Уж   коли  есть средство для  прослушивания,   надо их

использовать. Я решил освободить их от этой тяжелой работы.

     -  Вы что-то хотели,  капитан?  -  любезно осведомился какой-то обвешанный

побрякушками офицер местного ополчения. Глупый, он не знал, что я пришел помочь

им.

     Я  ему по доброму улыбнулся,   мягко его отстранил и прошел в операционный

зал.  Моя ниточка-поводырь не давала мне ошибиться. Она однозначно указывала на

вредоносную машину.

     -  А  вот ты где,  -  деловито проговорил я  и прекратил мучения оператора

одним ударом железного кресла по панели врага.

     -  Никого  искры  не  задели?  - странно,  но меня это тогда действительно

волновало.  Я не хотел,  что бы кто-нибудь пострадал.

      Обалдевшие   сотрудники  отрицательно  покачали  головами,   я  кивнул  с

самым   довольным   видом,    поставил    немного    покореженное   кресло   на

причитающееся  ему   место и  направился к  дверям.   Мне срочно нужно было еще

чего-нибудь сокрушить.

     Все настолько  обалдели,   что дали мне уйти.   А я нашел еще один провод.

И  что самое странное,  новая нить не  шла от куда-то,  а  уходила куда-то.  Во

всяком случае, я так рассудил, когда увидел, что к ней не присоединялось больше

ни каких шнурков.

     Я  неторопливо шествовал по  плохо освещенным лабиринтам базы.  Настроение

было  -   хоть  пой  и  меня  ни  чуть  не   смущали идущие  следом сотрудники,

оставшиеся без работы.  Я  почти не  замечал куда иду.   И  тем больше было мое

удивление,   когда одинокий кабель привел меня   к  двери доктора Антрэ.   Того

самого дока,  которого Браун прислал вместе с нами на Элкар.

     -  Ах   вот  что  такое "профессор",   -  усмехнулся я  и  пнул  наверняка

запертую дверь. Она не была заперта.

     Доктор сидел   спиной к  двери и  просматривал видеозапись наших с  Нормой

кувырканий.

     -  Ах ты старый извращенец, - весело крикнул я и силой потянул за  провод.

 Антрэ  обернулся  вместе  со   своим  инвалидным креслом,  виновато  посмотрел

на меня,  вздохнул разводя руками и проговорил:

     - Входи, Рогнар Эль Вепов с планеты День.

     Я  хотел оторвать ему  голову,   но   вместо  этого  захлопнул дверь перед

носом у  все еще не пришедших в себя служак,  прошел в келью дока и сел.  И это

все по  тому,  что психологу базы не  полагалось знать мое полное имя и  уж тем

более с  какой планеты я родом.  Тогда мне очень захотелось,  чтобы он объяснил

эту  свою  информированность.   Док  поспешно  выключил  изображение  у  своего

проектора, слабо улыбнулся и начал:

     -  Ты   родился летом 4281 года в  городке Санград,   что возле Соломенных

гор...

     Этого не знал даже я. Любопытство настолько захватило меня, что я и думать

забыл о своих кровожадных замыслах  в  отношении доктора.

     -  ...  Мы  с  твоим  отцом  Хаггардом работали в  институте физики мозга,

когда Ежерды напали на День. Я конечно был тогда значительно моложе и еще ходил

сам...

     Его  иссушенное  старостью  лицо  исказила гримаса,   словно ему  было  не

приятно вспоминать то время.

     -  ...   Мы с  Хаггардом сразу записались в ополчение,  а семьи укрылись в

горах...   Твой отец был   ранен  при   защите  убежищ.  Смертельно!  Меня тоже

ранило, но я остался жить, только вот...

     Антрэ указал не кресло в котором сидел.

     -  Твой  отец попросил меня пообещать,  что  буду присматривать за  тобой,

если твоя мать тоже погибнет.  Он умер с миром в душе. Я никогда бы не подумал,

что  мне прийдется выполнять свое обещание,  но  вот экселленц Густав взял твою

мать  и   тебя  в   плен...   Мне рассказывали,  что  он убил ее прямо на твоих

глазах.  Ты помнишь это?

     Я хотел, чтоб у меня брызнули слезы, но Бог не дал мне влаги на щеки.  Мое

сердце словно сжали холодной рукой и  я,   уперев взгляд в стену,  сидел, боясь

шевельнуться. Да, черт возьми, я помнил это. Теперь помнил.

     -  ...  Я  узнал,  что тебя забрал Браун и  постарался устроиться к нему в

институт.   Тогда это было не сложно...   С  тех пор  я присматривал за  тобой.

Все   было нормально пока ты  не  попал на  Элкар -   базу опального экселленца

Густава.   Я  испугался,   что  ты,  попав сюда,  наломаешь дров  и  попросился

сопровождать отряд...

     Чтож он  не  зря  боялся.  Экселленц был мертв уже в  тот момент,  когда я

вспомнил о своем долге к нему. Мертв даже если еще и дышал.

     -  Я бы не хотел, чтобы ты делал это, - воскликнул док словно прочитав мои

мысли.   -   Убив его, ты отрежешь себе путь в институт. Подумай о своей жене и

сыне...

     Сыне!?  И жене!?  Вечер сюрпризов.  У меня потемнело в глазах,  мысли, все

разом,  побежали в разные стороны.  Внутри меня словно взорвалось что-то теплое

и до боли родное.  Что-то такое, что хотелось прижать к сердцу и держать так, и

слушать,  ощущать биение родного сердца и тепло тельца...  И хотелось,  страшно

хотелось схватить дока  за  его  тоненькие  парализованные ножки и подняв вверх

трясти до тех пор пока он не расскажет все,   что  знает  о самых дорогих моему

сердцу существах...

     А этот чертов Антрэ читал мои мысли как газету:

     -  Как!?  Ты  не знал?  Они живы и насколько я знаю -  здоровы... Я правда

сам их не видел.  Они заперты в специальной лаборатории...

     Это протрезвило.  Мир перестал быть  таким  простым  и  ласковым.  Я сразу

осознал,  что и не мог ожидать другого от Брауна.  Особенно после экспедиции на

индейскую планету.   После того,  как у  меня и наверное и у Кассандры...   и у

сына  появился Дар!   Я  должен  был  немедленно лететь на  Асторию и  вытащить

дорогих  мне людей из лап Института...  Но долг перед своими родителями я  тоже

не мог забыть!

     Цель для меня была ясна. И я даже знал, как ее достичь.

     -  Институт не куда от меня не уйдет,  -  сквозь зубы проговорил я.  -   А

пока у меня есть дела здесь!

     Я был солдатом.  И свои проблемы мог решить только так, как умел.

     -  Надеюсь,   еще увидимся,   - обронил я,  встал и подошел  к дверям. Мне

нужно  было  вернуть  свой  дар,  а  я  не  подозревал как  это  сделать.   Это

раздражало.  Придурки собравшиеся у двери тоже раздражали.

     -  А ну марш отсюда!  - рявкнул я аж у самого уши  заложило.

     Видно что-то  этакое было написано у  меня на лице,   потому что туземцы с

редкими вкраплениями офицеров ИАБ  покорно расступились давая мне дорогу.  И  я

пошел.

     На  маленькой базе  слухи  о  сумасшедшем капитане  ИАБ,  который на  днях

спасся из огненного пекла свититовых рудников,  разлетелись быстрее света и мне

уступали дорогу.  Может быть это из-за  слез,  которые все-таки потекли по моим

щекам.

     Арсенал был заперт,   но это не могло остановить меня.  Силы во мне играли

невиданные.  Я наверное мог прошибить стальные переборки базы одним ударом.

     Мне  нужна  была   моя  броня и  оружие.   Я  собирался в  дальнюю дорогу,

намеревался забрать с собой жизнь врага и хотел быть готовым к этому.

     На  базе  была  система связи  позволяющая в  любой   момент  узнать,  где

находиться екселленц.  Она  мне очень помогла.  У  меня не  было ни  времени ни

желания искать его по всем катакомбам.

     - Капитан Рог,  ИАБ,  вызывает Густава,  - нагло сообщил я монитору связи.

Екселленц сразу откликнулся. Он тоже был наслышан о моих хулиганствах.

     -  В чем дело капитан..,  - его крысиное личико потемнело от гнева. -  Что

Вы себе позволяете!

     -  Я сейчас прийду и все объясню, - спокойно сказал я мертвецу и  отключил

связь.   Я  не  мог уничтожить врага только глядя на его изображение.  Это дело

требовало моего личного присутствия.

     У  дверей  кабинета  екселленца  дорогу  мне  преградили два  здоровяка  с

серьезными винтовками в руках.

     -  Ваше оружие, капитан, - сказал нахальный амбал.

     -  С дороги!  - рявкнул я,  но они были тупыми, как бревна и сразу меня не

поняли.   Я  уже хотел покарать их за это,   но потом передумал.  Для того чтоб

убить крысу не  нужно пушки.   Я  спокойно отдал им  винтовку.  Это открыло мне

ворота в склеп екселленца.

     Он стоял точно на середине роскошного ковра устилающего пол  кабинета.  На

груди  у  него  было  столько всяких  блестящих угрушек,  сколько их  бывает на

рождественских елках.

     -  Капитан!   -  грозно пискнула дохлая крыса.  -  О Ваших действиях будет

сообщено мистеру  Брауну.   Потрудитесь объяснить свои  поступки для  вынесения

должного наказания.

     В  ответ на эту тираду я  запер дверь на замок,   молча прошел мимо него и

уселся за его стол.

     -  Встать, щенок! - завизжал он.

     -  Ты, крыса, - устало сказал я. -  Помнишь День?

     Рот екселленца открылся и  закрылся,  как у рыбы.  Слова застряли у него в

глотке,  но я не был уверен,  что он правильно меня понял. Я решил уточнить.

     -  Мое имя Рогнар Эль Вепов.  Ты, крыса, убил мою мать у меня на глазах...

Я пришел напомнить тебе об этом.

     -  Но я.., - пискнул Густав бледнея.

     -  Прежде чем я отсюда уйду, ты умрешь, - сообщил я ему.

     -  Но я.., но Браун... Да, верно! Он же забрал тебя тогда...

     Екселленц медленно сел  прямо на  ковер.   Его крысиную  мордочку исказила

гримаса.

     -  Еслиб ты знал...   сколько я страдал.   Она снилась  мне... Она и ты...

Избавь меня от этого... Убей меня.

     Такой оборот ставил меня в  тупик.  Этот старикашка совсем не  шел на роль

злодея.   Я встал и медленно подошел к нему.  Желание его смерти оставило меня.

Зачем убивать если страдания уже убили его. Я просто пихнул его ногой и пошел к

двери.

     Дойти я  не  успел.   Он передумал,  хотя еще не знал  чего  это будет ему

стоить.

     -  Стоять, - истерично заверещал он.

     Я резко обернулся и что же я увидел!   Крыса стояла направив на меня ствол

минибластера. Он делал ошибку за ошибкой. Странно, что он вообще дожил до таких

лет.

     -  Прежде чем  убить твою  мать я  отдавал ее  солдатам!  -  испытывал мое

терпение  Густав.   -   Я  убил ее и еще тысячи таких как она.  Я хотел убить и

тебя, да этот... Браун, забрал тебя. Сейчас я тебя все-таки... Я могу это...

     Я медленно приближался к маньяку.

     -  ...Я  могу  убить  всех!   Я  могу  идти  по  трупам!  Весь  мир  будет

принадлежать мне!   Все эти спесивые людишки будут валяться у меня в  ногах!  -

брызгал слюной Густав.   Мне оставалось только сделать шаг и  выхватить бластер

из  его  рученки.   Что  я  и  сделал.  Он  прервал свою  замечательную речь на

полуслове.

     -  Начни  сначала.   Я  не  запомнил,  -  попросил я  его.  -   Кстати про

страдания   мне  понравилось  больше.   Расскажешь  мне  это,  когда  мы  снова

встретимся. В Аду!

     Так рассеивается дым. Так же рассеялась спесь екселленца.

     -  А  что ты  говорил тем мальчикам,   что шли умирать за  тебя на рудник?

Расскажи, мне интересно.

     " Повелитель " опустился на колени.

     -  Пощади,   -  выдал он.   Сюрпризам небыло конца.   -   Ты же не сможешь

убить человека глядя ему в глаза...

     -  Пожалуй,  -  согласился я  опрокидывая его на спину и наступая ботинком

ему на голову. -  Человека, пожалуй, не смогу. Но ты же не человек, Ты крыса. Я

тебе это уже говорил...

     Его  череп хрустнул и  кровавое дерьмо,   которым он  был  набит по  самый

затылок, брызнуло на ковер и мне на ботинок.

     Когда  в  упавшую дверь  ворвались двое  амбалов,  я  уже   направлялся на

выход.   Они  были настолько тупы,  что сразу не поняли случившегося и дали мне

уйти.

     По дороге  к посадочному доку я встретил Антрэ.  Его чемодан был закреплен

позади  тележки.

     -  В доке нет ни одного серьезного корабля,  -  по-деловому доложил он.  -

Нам прийдется добыть себе судно на планете.

     -  Нам? - не очень-то мне хотелось тащить за собой инвалида.

     - Не говори ерунды,   юноша.  Я обещал твоему отцу приглядывать за тобой и

намерен выполнять обещание...  Да  и  не бросишь же ты меня здесь.  На съедение

этим акулам!

     Чтож, он был прав.  Я не мог его так бросить.  Он покатился впереди меня к

подготовленному к отлету челноку.

     -  Ну,   где ты хочешь чтоб мы сели,   капитан, - бодро сказал он уверенно

усаживаясь за пульт управления.

     -  Полетели,   там  посмотрим,  -  угрюмо  буркнул  я  и  позавидовал  его

оптимизму.  Мне  же  будущее виделось темным и  страшным.  И  кровавым.  Я  уже

чувствовал впереди много-много крови на своих руках.

     И ногах.

 

 

     Найджел Зан

 

     Я спал и конечно не услышал,   как у меня появился сосед. Он и вернул меня

из яркого мира снов.  Еще не открыв глаза я почувствовал,  как чьи-то маленькие

проворные пальчики пробежали по  карманам и  тут же  освободили их   от   всего

содержимого.   Ничего особо ценного у  меня  не  было и  воришке это  видимо не

понравилось. Я услышал какой-то тихий шепот и попискивание.  По звуку определил

 положение соседа и  решил преподать ему урок.  Нельзя же начинать знакомство с

воровства. Не по людски это.

     Я резко сел,   открыл глаза и схватил соседа за то место где у него должна

была быть шея.

     - Чир-чи-сюичир-сир-чюи...  плехая  находка...  Сюи-грру-си...  Находка  -

вред.

     И смех и грех.  Моим соседом оказался дас.  Существо разумное, чрезвычайно

таинственное и  вороватое.  Дасы тащили все,  что плохо лежит.   От  булавок до

планет и  обижаться на них было бессмысленно.  Ни один ксенолог так и  не сумел

определить  природу их  клептомании или   хотябы их  общественный строй,   хотя

сильно-то и не пытались. Люди, по известной причине,  не любят посещать Дас.

     -  Ну здравствуй,  сосед, - улыбнувшись и отпустив даса сказал я. Да и как

было не улыбнуться.  Испуганное чириканье инопланетника с фигурой ребенка могло

рассмешить даже статую.

     -  Давай знакомиться.

     Дас успокоился,  когда  понял,  что я не собираюсь отбирать его трофеи.

     -  Меня зовут Найджел Зан. Я здесь уже дней двадцать.

     -  ...Идущий впереди искателей отряда Натараджи,   - закончил свое имя  на

человеческом  языке  сосед.   Первую часть  его  имени  смог  бы  воспроизвести

пожалуй только скворец.

     -  Можно  я  буду  звать тебя Нат?  - поинтересовался я. 

     Не очень-то мне хотелось выдавать в  последствии вирши  типа  "эй,  идущий

впереди искателей отряда Натараджи, подай салфетку". Дас задумался на секунду и

пропищал:

     -  Что такое "Нат" ?

     -  Ну, имя такое. Я бы хотел называть тебя так.

     -  Я найду еще одно имя?

     -  Да, у тебя будет еще одно имя, - я все еще не понимал сути проблемы.

     -  Я нашел имя,   -  дас был удовлетворен.  Правда не на долго.  -  Я рад,

что попал в  тюрьму.  Я сделал много полезных находок...  Только вот люди очень

волнуются,   когда я что-нибудь  нахожу.   Я хочу найти  причину...   Я  ищу ее

уже двадцать циклов в двадцати разных комнатах...

     Нат развел  рученками  и  что-то  пискнул на  своем чирикающем языке.  Его

лицо выражало такую трагедию,  что мне немедленно захотелось ему помочь.

     -  Все просто,  Нат.  Мы,  люди, не любим, когда у нас воруют наше добро.

     -  Воруют?  - Ната это слово искренне  озадачило.  -  Помоги найти смысл.

     -  Я  спал и  ты без моего ведома забрал все из моих карманов.  Это значит

своровал.

     - Я нашел! - обиделся Нат.

     Он  очень походил на  человеческого ребенка и  выражение его  личика легко

было понять.

     -  Когда я  буду без внимания,  ты можешь найти что-то у меня,  -  все еще

обиженно пояснил он.  -  Как же иначе? Как же вы, люди, нашли так много знаний,

если не обменивались ими.

     И  я  понял,  что только что совершил самое большое открытие в  психологии

дасов с момента Контакта.

     -  Ясно, - только и смог сказать я.

     Я задумался.   Следовало переварить информацию.  Пока я этим занимался мои

постельные  принадлежности незаметно перекочевали на  спальную  платформу Ната.

Когда я  это  обнаружил,   то  поступил так,  что   узнай  об  этом моя  мама в

бытность мою ребенком - я на неделю лишился бы прогулок.  Я воспользовался тем,

 что дас был  увлечен  откручиванием  дверной  рукоятки и  обобрал его койку до

нитки.

     Нат спрятал свою новую находку в  один из бесчисленных внутренних карманов

просторной одежды и вдруг обнаружил голые нары.

     -  Я  тебя не видел,   человек  Зан,   -  обрадованно проверещал он. -  Ты

нашел истинную жизнь.

     - И твою постель, - добавил я.

     -  Да. Я тебя не видел, - засмеялся воришка.

     Он даже лучился от восторга.

     -  Но у людей так не принято.  Теперь  если  хочешь  вернуть свою постель,

тебе нужно будет поступить, как делают люди.

     -  Как делают люди? - поник дас.

     - Мы меняемся. Предложи мне что-то, что мне нужно и я отдам тебе твое.

     -  Я знаю,   что тебе нужно, - обреченно пробормотал Нат. - Я видел тебя с

конвиктянами.  Тебе нужен свитит.  У меня его  нет. Мне он тоже нужен.

     -  Значит это ты был там в кафе,   когда на конвиктян напали?  Ну зачем ты

помог этим людям?  Дасы же не строят своих кораблей. Зачем тебе минерал?

     -  Я же говорил,  -  терпеливо пояснил искатель. -  Я из отряда Натараджи.

Мой отряд начал строить.

     -  Только один отряд? А что же остальные?

     -  Другие отряды еще  не  нашли идею,  что  для  того что  бы  найти нужно

построить средство поиска.

     -  Но один отряд... Что вы можете сделать одни?

     -  Мы   нашли   для   отряда  всего  120  миллиардов искателей,   -  уныло

подтвердил мои опасения Нат.

     -  Ого! - удивился я. -  А ты? Чем занимаешься ты?

     -  Я ищу, - тоже удивился он. -  Мы все искатели.

     -  Что ищешь? - не унимался я.

     -  Ищу всякое,   -  сдался дас. -  То, что поможет нашему отряду... Я буду

отдыхать так.

     Он улегся на голые нары.

     -  У меня нечего предложить тебе.

     У меня же появилась идея. Конечно она была не такая уж и блестящая, но кто

знал, что может оказаться в обширных запасах даса.

     -  Мне нужно средство связи, - сжалился я.

     -  Что? - оживился он и быстро-быстро зачирикал по своему.

     -  Приборчик с антенной и кнопками,  - перебил я его трели.

     Нат  задумчиво   посмотрел   на    меня   своими    большими светящимися в

тусклом свете тюремной камеры глазами и начал поиски. Из закромов появилось три

микрокомпьютера,   аудиоплейер,  горсть  автономных  подслушивающих устройств и

спутниковый коммуникатор.

     - Вот это то,   что нужно,   -  обрадовался я.  -   Но,  черт тебя подери,

почему все это у тебя не отобрали при досмотре?

     -  Я их видел, - укоризненно напомнил Нат.

     -  А,  ну да,  - рассеяно согласился я, уже набирая комбинацию на клавишах

приборчика для выхода на сверхсекретный спутник.

     Мне надоело отсиживаться в тюрьме.   Я хотел снова заняться своей работой.

У  меня было еще  много дел  на  свободе и  плевать я  хотел на  все  обвинения

туземной полиции.

     -  Я хотел бы поговорить с лордом Де Вегой,  - сказал я прибору и когда на

связи  появился нужный  человек,  передал  ему  привет  от  бабушки  и  пояснил

проблему.

     -  Посмотрим,   что можно сделать,  -  уныло проговорил лорд.  -  Возможно

тебе придеться посидеть там еще пару часов.

     Я отключил связь и от души рассмеялся.

     Два с  половиной часа мы провели за разговорами с Натом.   Я не думал, что

еще  когда-нибудь увидимся с  малышом и  постарался получить от  него как можно

больше информации.   В  конце концов Дасы  были  нашими соседями по  Галактике.

Пора было познакомиться получше.

     Дасы оказались забавными ребятами.

 

     Рогнар Эль Вепов

 

     Они нас видели на экранах радаров настолько хорошо, как таракана на стене.

 Мы  абсолютно не подозревали,  как устроена противовоздушная оборона вокруг их

космодрома со  странным названием,  приготовленным словно специально для  нас -

Смерть тараканам.  Мы пересекли орбиты двух легких военных крейсеров,   которые

наверняка способны были рассеять нас  в  пыль одним ударом.   Над обжитой зоной

планеты светило солнце и  мы  падали прямо с   полуденного неба так,  что любая

собака могла нас увидеть.

     И все-таки мы летели вниз.  Это не потому, что наш бот не был предназначен

для межзвездных перелетов,  хотя так оно конечно и было, а потому, что горючего

у нас было только на дорогу вниз.  И то  на  такую  дорогу,   от  которой любой

уважающий себя пилот просто поседел бы.  Одно меня утешало:  мой  пилот уже был

сед, как вершина горы.

     Мы были над вершинами каких то гор,   далеко к западу от космодрома, когда

характер полета вдруг  существенно изменился.   Конечно могло  только радовать,

что теперь мы  двигались  плавно  и  желудок мог наконец померится с  соседними

органами,   но мне казалось, что прежде было более безопасно. Теперь нас мог бы

преждевременно приземлить  даже пацан с  рогаткой.   Я  не  замедлил поделиться

этой мыслью с  доком.   Он не ответил,  но я не придал этому большого значения.

Пилотирование грубо построенного бота, да еще когда горючее на исходе, а вокруг

враги затаились, не располагало к беседам.

     Припоминая ежердские войсковые символы я   вызвал  на  экран схему бегущей

навстречу местности и  принялся вслух размышлять о наилучшем месте приземления.

Ответа я  конечно и  не  ждал и  тем  не  менее удивился отсутствию интереса со

стороны Антрэ.

     -  Эй, док, с Вами все в порядке? - я протянул руку и дотронулся до  плеча

престарелого чудака.  Проскользнула мысль,  а не тронулся ли умом мой пилот.

     Все еще не  подозревая ничего плохого я  неторопливо вывел на экран своего

компьютера  программу  посадки  помеченную  доком  к  исполнению.  И   едва   я

разобрался в  плохо понятных символах и цифрах,  как настало время действовать.

Док хотел посадить кораблик прямо у  ворот  военного  ангара туземцев.   Старик

либо  тронулся рассудком либо замыслил меня сдать конвиктянам.   Оба   варианта

мне были не по душе.

     Я  попробовал переключить управление шатлом на  себя,   но видимо док  это

предусмотрел  и  компьютер отказался выполнять мои приказы.  Уговаривать пилота

времени не было,   мы уже неслись  над краем космодрома и мне оставалось только

применить силу.

     Я  схватил рукоять на спинке инвалидного кресла Антрэ и   откатил пилота в

соседний отсек.   Не  успев даже сесть за  пилотский пульт,  я  отлетел в  угол

связи.   Док живо вернулся назад из своей ссылки и  отшвырнул меня.   Сил в его

руках оказалось предостаточно, а по виду и сказать было нельзя...

     Мне  пришлось  с   минуту  трясти головой лежа  на  спине,   пока  хоровод

звездочек не закончил свой танец в глазах и рубка управления  не перестала быть

черным пятном.

     - Ах ты обезьяна безногая,  - проговорил я  сквозь  зубы  и стал вставать.

Док обернулся ко мне,  нахмурился и переключил что-то на пульте.  Бот перешел в

режим ухода от неуправляемых ракет,  а это значило,   что все не закрепленное в

утробе летающего гроба принялось биться о  стены при  каждом следующем  вираже.

Обо   мне  док  естественно  позаботиться  забыл.    Так  я   вошел  в   партию

незакрепленного барахла.

     За  пять   минут  болтаний из  меня  чуть не  сделали отбивную в  соусе из

разбитых мной же приборов.  Все это время старик спокойно наблюдал за мной.   Я

решил,  что с меня довольно и закрыл глаза. Легче не стало, но во всяком случае

я не видел больше равнодушной рожи дока.

     А  потом я попробовал представить себе,   что ко мне вернулся мой дар.   Я

молился всем богам Вселенной,  чтоб он  вернулся и  еще не  открыв глаза понял,

что молитвы не остались без ответа.  Мир изменился...

     Лицо старика нет.

     Болтания шатла  меня больше не беспокоили.   Я спокойно поднялся на ноги и

подошел к  пульту.  До  посадки оставалось минуты  и  единственная пришедшая  в

голову идея отдавала сумасшествием,  но мне пришлось принять именно ее.

     Я  позволил боту продолжать посадку,   а сам неторопливо,  боясь разломать

хрупкий сталепластик, одел шлем огневой поддержки.

     Компьютер считал импульсы моего  мозга и  соответственно увеличил скорость

обмена информацией.  Для этого ему пришлось отключить вспомогательные  системы,

в том числе жизнеобеспечения.  Я этого не ожидал,  но менять ничего не стал.  А

при мысли, что от недостатка кислорода док уснет, даже улыбнулся.

     Они нас ждали. Спокойно, не ожидая подвоха, почти скучая.

     - Старая змея,   - процедил я и навел перекрестье прицела на стоящий возле

делегации  какой-то  транспортный  механизм.   Я  решил  пока  воздержаться  от

убийств.   Мне хотелось прожить долго-долго не имея погони на хвосте.  А  может

была и другая причина...

     От  взрыва  даже  бот   покачнулся.   Встречающие  нас  туземцы скрылись в

черном  облаке  дыма,  но  боевой  компьютер  легко  распознавал цели  за  этим

препятствием.  Стараясь не в кого не попасть я расстрелял все заряды бластерных

пушек.

     Мой план был прост настолько,   что вовсе не  был планом.   Его можно было

выразить одним словом -  удача.   И  не мудрено,   что он провалился почти и не

начавшись.

     На  радаре появилось пятно туземного крейсера.   И  я  уже  приготовился к

смерти,   не в  силах больше бороться с неуправляемым ботом,  но вместо хорошей

ракеты,  от крейсера  вытянулся  буксировочный силовой луч.  Шатл резко дернуло

вверх.

     И тут удача вернулась.  Все получилось быстро даже для меня и уж тем более

для несчастной команды злосчастного крейсера.  В тот момент,  когда силовой луч

коснулся нас, бот стоял на столбах пламени из тормозных дюз.  Не будучи опытным

астронавтом пилот крейсера этого явно не учел.   Сила буксира и сила двигателей

бота сложились,  бот подпрыгнул и ударил крейсер в брюхо.  Бронированная махина

все-таки   не   выдержала  удара   массивного шатла и   проломив  обе   обшивки

нарушитель спокойствия оказался внутри.

     Подача энергии на  боевой пульт  сразу  прекратилась.  Ужас  охватил меня,

когда перед глазами в боевом шлеме осталась  только непроглядная тьма.   Как бы

не  готовился я  к  смерти,  потеря внешнего мира  оказалась много страшнее чем

ожидал.  Я  решил,  что это уже смерть и потерял сознание.

     Теперь только компьютер шатла стоял между нами и  небытием.  О  себе он не

думал.  Из  последних своих дымящих и  искрящих сил он  все-  таки смог принять

верное решение. Последнее в своей жизни.

     Очнулся я  от  того,   что  неизвестная,   но  явно  очень гадостная птица

выразила свое отношение ко мне, и ко всем  двуногим нахалам вообще, и  шлепнула

 мне  на лоб лепешку своего дерьма.   Я открыл глаза и увидел прямо перед собой

немигающие глаза  поганого   пернатого,  сидящего  на  согнутом невиданной силы

ударом  люке  спасательной  капсулы.    Шатл  все  таки  сумел  сохранить  наши

никчемные хрупкие  жизнешки,   отстрелив  рубку  управления подальше  от  места

катастрофы.

     Я посмотрел  на  птицу размером с кулак и засмеялся.  Я был жив, вокруг не

было врагов и я был на Конвикте.  Чем не повод для хорошего настроения?

     Высокого неба  для  душ  тех  несчастных,   что  погибли  в  ядерном пекле

взорвавшегося крейсера!

     Птица обиделась и  улетела по  своим птичьим делам.   Мало  ли на кого она

еще  хотела нагадить до  наступления ночи.  Я  вспомнил,  что у  меня тоже были

дела...

     Первым делом  я  вытер птичье презрение и  осмотрел свое драгоценное тело.

Сразу  бросилось в  глаза,  что  большая часть  одежды  исчезла превратившись в

пепел,  но  ожогов я  на  себе не  обнаружил.  Не было даже синяков или ссадин.

Только вот на правой части груди белел свежезатянувшийся кривой шрам,  которого

раньше у  меня не было.  Это поставило меня в  тупик.   Я мог поклясться,   что

прошло  не  слишком много  времени,   чтобы  открытая рана  успела затянуться и

все-таки доказательство обратного белело у меня на груди.

     Подобные пустяки  не могли отвлечь меня на долго и вскоре я отбросил мысли

об этом чуде. Я обнаружил, что виновник торжества - доктор Антрэ тоже жив и, на

сколько я мог судить, даже невредим. Он все еще был без сознания и я не решился

сразу приводить его в  чувство.  Я  не мог поручиться,  что,  очнувшись,  он не

выкинет еще какой-нибудь фокус.   Я вынес дока вместе с его чудом сохранившейся

тележкой из обломков бота и тщательно обыскал сначала старика потом обломки.

     У дока обнаружилась хорошая аптечка,  а в челноке три сигнальные ракеты со

станками для их запуска,  несколько  ядерных  мин, мощный коммуникатор  и груда

другого бесполезного для потерпевших кораблекрушения барахла.

     На этот  раз план дальнейших действий рождался у  меня долго и  продумал я

его  тщательно.   Я  не  хотел  больше полагаться только на  удачу   и  не  мог

использовать отключившийся в процессе катастрофы дар.  Он тогда был еще слишком

капризным подарком, чтоб можно было на него смело расчитывать.

     Определить свое  местоположение оказалось самым  простым   делом:  остатки

бота  приземлились  почти  на самом краю леса и на горизонте,  на юге,   хорошо

было видно столб дыма горевшего крейсера. Туда у послал первую ракету.  Вторую,

после некоторых раздумий,  нацелил на восток,  третью на запад. Все три снаряда

благополучно скрылись  из  глаз  и  я мог надеяться,  что ПВО из не обнаружило.

     Потом пришло время дока.  Меньше всего мне  хотелось тащить с  собой через

равнину не живого не мертвого человека.   Я рассудил,  что если он захочет идти

со мной,  то пусть катится сам.  А нет, Бог в помощь; мир большой, дорог много.

Я очень надеялся, что он выберет второй вариант...

     Он открыл глаза после первой же ампулы стимулятора.

     - Что произошло?  - проговорил он, недоумевающе оглядываясь.

     Черт меня подери, это походило на издевательство.

     -  Догадайся с пяти раз,  - посоветовал я ему с какой только мог иронией в

голосе.

     -  Последнее,   что  я  помню,  это  как  боролся с  верховыми ветрами над

хребтом..,  - не слушая меня и энергично растирая виски, пробормотал Антрэ.

     -  А  потом ты решил посадить нас прямо в лапы  туземцев,   но мы сбили их

крейсер и конце концов оказались здесь, - объяснил я ему пряча за спиной ручной

бластер и панель  коммуникатора.

     Хотя док  и   выглядел  безмерно  удивленным доверять я  ему не  мог и  не

хотел.

     -  И послушай еще, док. Сейчас я пойду к звездным докам. Мне нужен корабль

и я его получу!   Куда ты покатишь свои колеса  мне не интересно,   но запомни!

Я послал несколько атомных зарядов в самые населенные зоны планеты,   в руках у

меня  детонатор и  стоит мне  нажать на  кнопочку,   как  пара  тысяч улыбчивых

туземцев отправиться на  небо вслед за  крейсером.   Так что не советую со мной

больше шутить!

     Больше  разговаривать  со  стариком  я   не  хотел.   Я   боялся  потерять

самообладание и оторвать ему голову.

     Мне предстояло пройти километров сорок и я торопился. На луне рассказывали

неприятные  сказки про утро и вечер на планете,   но проверять,  где правда,  а

где вымысел не  входило в  мои  планы.   Я  надеялся еще  до   дождей  получить

корабль и  покинуть проклятую систему солнца Марусина.   И  мне было все равно,

следует  док  за мной или нет.

     Он  все-таки  катился за  мной.  Правда держал хорошую дистанцию,  но  его

силуэт постоянно маячил в отдалении.

     Через пару часов я пересек хорошо накатанную  дорогу.   Возникло искушение

дождаться какую-нибудь машину и  продолжить путь на ней,   но  быстро подавил в

себе это желание.   Могло так случиться,  что  по   этой дороге проезжали раз в

сутки.   Я  продолжал путь пешком.  Ориентир был четко виден,  заблудиться я не

боялся.

     Когда я  почувствовал,  что уже достаточно устал,  уселся прямо на землю и

ввел себе в  вену стимулятор  из  аптечки  дока.   Силы вернулись и я продолжил

переставлять ноги.

     Пока не  уперся в  низенький заборчик с  надписями через  каждые несколько

десятков метров:   " ОПАСНО.  КОСМОДРОМ ".  До цели оставалось два шага.  Белые

корпуса доков уже  настолько  хорошо были видны,  что  легко читались номера на

шлюзах.  Я решительно перешагнул оградку.

     Не  пройдя и  километра,  увидел несущийся навстречу механизм на резиновых

колесах.  Я  наверное даже  рот  открыл  разглядывая эту  антикварную редкость.

Впрочем антикварная редкость довольно резво  подкатила и  остановилась метрах в

ста впереди.  Мне  пришлось их пройти самому, чтоб поздороваться с водителем.

     Им  оказалась женщина средних лет,   полная,   с  живыми  добрыми глазами.

Хорошенько  ее  рассмотрев,   я  отбросил мысль о  нападении.  Такой же как она

могла бы быть моя мать в эти годы...

     -  Привет,  сынок,  -  словно  прочитав мои мысли произнесла она.

     Я почувствовал, как в горле разворачивается ежик.

     -  Здравствуйте, мэм, - проглотив слюну сказал я.

     -  Здесь опасно ходить. Там написано. Ты не умеешь читать?

     -  Умею, мэм, но мне нужно туда.

     Я указал рукой на доки.

     -  Зачем? - удивилась женщина.

     -  Мне нужен корабль, - честно признался я.

     Она улыбнулась.

     Я чуть не расплакался, как ребенок.

     -  Э,   так  тебе нужно в  школу,   -  догадалась она.   -    Хочешь стать

пилотом?  Так  школа в городе.  Тебе нужно туда.  Ты из Ла Косты? Фермер?

     -  Нет, мэм.

     Мне  очень не  хотелось огорчать добрую женщину.   Язык просто отказывался

выговаривать слова, чтобы объяснить то, что я хочу.

     - Так, что же ты хочешь? - снова прочитала мои мысли незнакомка.

     -  Мне нужен корабль, - снова тупо пояснил я.

     - Ну садись, подвезу, - еще шире улыбнулась она.

     Туземка не без оснований приняла меня за идиота.   И мне вдруг стало очень

важно разуверить ее в этом,  но слова правды застряли в горле, а сердце сдавило

так, что стало трудно дышать.

     Я угрюмо влез в ее экипаж.  Женщина ободряюще, добиваясь видимо чтоб слезы

все-таки хлынули из моих  глаз,  мне  кивнула  и дернула какие-то рычаги.

     Машина двинулась было с места, но потом снова остановилась.

     -  Смотри ка,  еще один,  -  весело воскликнула туземка вглядываясь в  том

направлении от куда я пришел. -  Это твой приятель?

     Я вспомнил о докторе и честно ответил:

     -  Не знаю. Я еще не разобрался.

     Получилось опять не  то.   Настроение,  и  до  этого лежащее на самом дне,

закрыло голову плащом. Подъехал док.

     -  Я  с  ним,   -  сразу заявил он,  цепляя трос к корме машины. Выражение

его лица тоже не блистало весельем,   но на фоне  моего все- таки было получше.

Туземка улыбнулась и ему.

     - Кстати,   зачем тебе это?  - спросила она прикасаясь кончиками пальцев к

рукоятке бластера торчавшего из-за моего пояса.

     -  Это оружие,  мэм.  Зачем по Вашему оно нужно? - попытался ответить я.

     -  Кому как,   -  проговорила добрая женщина  и  машина  мягко тронулась с

места.

     Ангары доков  быстро росли  в  глазах и   уже   вскоре  механизм выехал на

бетонную площадку перед ними.

     -  Сейчас я покажу вас охране,  а потом поедем смотреть  корабли, -  мягко

 сказала  женщина  и подъехала к шлюзу с номером один.

     Мы просидели несколько минут в ожидании охраны.

     -  Они уже выходят, - вдруг воскликнула водитель. - Они меня услышали.

     Я мог поклясться,  что она не подавала никаких сигналов.  Поэтому ее слова

меня,   мягко говоря,   удивили.   По моему лицу она это поняла  и   неожиданно

для   меня,  сама удивилась.   Но  секунду спустя понимающе кивнула и   ласково

улыбнулась.   Видно  она  вспомнила о   том,   что  я  идиот.   Она  даже и  не

догадывалась насколько я был с ней согласен в ту минуту.

     Док что-то проговорил со своего кресла,   но я не обратил на это внимания.

Шлюз  с  характерным шипением  открылся  и  за  массивными воротами  показались

люди.   И я понял,   что день сюрпризов только в самом разгаре.   Из дока вышли

воины,  как две капли  воды похожие на тех,  с кем я уже встречался на руднике.

Время эмоций прошло.

     Вполне  профессионально они  на  приличном  расстоянии окружили  машину  и

только после этого один из них  медленно  направился  к нам.  Вне  своего  дара

я  чувствовал себя беспомощным ребенком в таком окружении.  Уж я то знал на что

они способны...

     Док  казался  спокойным  пока  делегат  волшебных  воинов не  встретился с

ним  взглядом.   Интересно было  наблюдать,  как  старые,  блеклые  глаза Антрэ

вылезают от удивления. Интересно и страшно!

     После доктора воин подошел ко мне.   Я почувствовал,  как у меня мгновенно

вспотели  руки  державшие детонатор.   И  тем не менее  смело заглянул в  глаза

воина. И сразу увидел, как дрогнули брови на его  лишенном эмоций лице.  Кто бы

знал, какой цены стоило мне сохранить неизменным выражение лица.

     Настала очередь женщины.  Всего секунду они с воином смотрели в глаза друг

друга.  Потом ее  глаза наполнились влагой,  она молча вылезла из-за штурвала и

встала рядом.

     -  За руль сядет другой, - глухо пояснил воин. -  Ты получишь судно.

     Я кивнул и взглянул на добрую женщину. Она беззвучно плакала.

     -  Зачем ты это делаешь? - услышал я сквозь слезы.

     Мне  стало почему-то  так  больно от  этого простого вопроса,   что даже в

глазах потемнело.

     -  У  меня нет другого выхода,мэм,  -  с  дрожью в  голосе проговорил я  и

поспешно отвел глаза.

     За руль сел один из воинов и мы тут же тронулись с места.

     - Мы дадим вам скаут,   -  бесцветным голосом  сообщил  водитель.  -   Для

двоих этого достаточно.

     Мне было все равно.  Перед глазами все еще стояло лицо  той доброй туземки

 и я лишь кивнул.  Я желал только по быстрее покинуть эту планету.

     Мне некогда было рассматривать корабль.  Мы  с  доком,  которого я  как-то

ненавязчиво простил,  быстро загрузились в  него.  Я  сел за пульт,   подключил

детонатор к системе связи судна,  разобрался в относительно постом управлении и

взлетел.

     Голова была  занята расчетами и  образ плачущей женщины постепенно поблек.

Доктор же  вообще откровенно веселился.   Его   не  смогли расстроить  даже два

крейсера-близнеца,   которые  прилепились к  нам  едва  мы  покинули атмосферу.

Впрочем меня они тоже не  долго занимали -  они следовали за нами на безопасном

расстоянии.

     Настроение  заметно  поднялось.  Я  уже  начал  представлять себе  будущую

встречу с  Кассандрой и  с...  сыном.  Мы  быстро удалялись от  Конвикта.   Все

системы скаута   работали  просто  превосходно.  Максимальная скорость движения

выданная мне компьютером поражала воображение.

     Примерно  на  середине пути  от  Конвикта до  второй  и  последней планеты

системы,  планете Д`Арт мы едва не столкнулись с каким-то планетоидом,  но мозг

корабля сам изменил программу и столкновения не произошло. Все сомнения на счет

корабли отпали.

     Величественный Д'Арт  проплыл  в виде бледно-розового серпа,   мы выходили

на вектор входа в  гиперполе.   Поводов для  беспокойства не было.  И  вдруг на

экранах побежали сообщения о  ракетной атаке.  Два крейсера так и  следовали за

нами и теперь  вот  напомнили о себе. Я обомлел.

     - Ну,   Рог,  -  заорал вдруг почему-то хриплым голосом доктор.  -  Взорви

этих ублюдков и уходим. Иначе...

     Ракеты  взорвались чуть  в  стороне.  Запищали  сигналы  превышения уровня

радиации.

     -  Мы не успеем уйти! Взрывай! - не унимался Антрэ.

     Я  почувствовал  влагу  на щеках.   Пальцы дрожали на кнопке и не было сил

нажать на нее.  Лицо женщины снова появилось передомной.

     -  Зачем!?   Зачем они сделали это !?   -  истерично заорал я и всем телом

навалился на непокорную руку. Сигнал ушел к планете.

     Какое счастье, что я не видел,  как там умирали люди.

     -  А - а - а - а,  - словно сам умирая, завыл я.

     Рассудок мой боролся из последних сил с  подступающим  сумасшествием.  Еще

миг и  я  стал  бы либо психом либо трупом. 

     Но я просто потерял сознание.

 

 

     Джозеф Чеймер

 

     Они даже и не пытались связаться с нами.   Представляю,  как они смеялись,

когда мы выйдя из гиперполя встретили их эскадру и  завиляли хвостом вызывая их

на связь. Нам ответили ракеты.

     Они не  стали уничтожать нас сразу.   Ракеты поразили  энергоблок,  но  не

взорвались.  Компьютер расценил это,  как  предабордажное состояние и  оказался

прав.   Фрегаты без опознавательных знаков стали медленно приближаться. Если бы

нас  набралось хотя  бы  с  десяток или  если бы  в  команде был  хотя бы  один

сталепланетянский воин,  мы  могли бы  только посмеяться над ними.   Но это был

мирный рейс  по  разведке маршрутов в  гиперпространстве и   мирный экипаж.  Мы

могли  бы  бороться и  погибнуть в  коридорчиках нашего кораблика.  И  тогда бы

двигатель -  чудесный  двигатель  Уве   достался   бы  победителю.  Существовал

другой вариант и конечно же мы выбрали его.

     Спасательные одноместные капсулы отстрелились едва побежали первые секунды

отсчета к  самоуничтожению корабля.   Кем бы  не были таинственные пираты,   но

дураками они  не  были  точно.   Увидев  наши  отлетающие от  обреченного судна

скорлупки, их фрегаты тоже поспешили удалиться на безопасное расстояние.

     Чудо человеческого гения -  двигатель Уве-3029 превратился в ослепительный

белый шар из раскаленных газов и  в  одно мгновение поглотил весь корпус судна.

Антимасс-блок  продержался  дольше,  но  не  на  много.   Я  почувствовал,  как

содрогнулся космос при разворачивании микрокусочка пространства в  уничтоженном

приборе.

     Я  остался один на один с равнодушным космосом и злыми пиратами.  Компания

не ахти какая и мне было грустно.

     Убедившись, что им больше ничего не угрожает, пираты приблизились к  месту

 взрыва,   но  ничего кроме меня не  нашли и  решили видно забрать хоть что-то.

Меня быстро и  умело втянули в  утробу одного из фрегатов.  Надеюсь мою команду

тоже  кто-нибудь  подобрал  и  им  не  пришлось болтаться в  космосе  в  полном

одиночестве до самой смерти.

     Никто не  спешил вынимать пленника из  капсулы и  допрашивать.  Все больше

нервничая,  я сидел в своей скорлупе и занимался гаданием в чистом виде о своей

дальнейшей судьбе.   За  шесть часов  это  мне настолько надоело,  что начал по

настоящему злиться и  уже  готов  был  разорвать в  клочки  любого гада  первым

вскрывшего мой кокон.

     А потом  я почувствовал слабый толчок искусного приземления и понял,   что

теперь обо мне наверняка вспомнят. Сердце забилось чаще.

     Замок щелкнул и створка капсулы упала на  пол.   Ни  кто  не предложил мне

выйти и пришлось проявить инициативу.

     Два десятка людей прячущих лица за  темными  стеклами глухих шлемов стояли

по  периметру причального дока,  держа  оружие  наготове.  Они  совсем меня  не

боялись и любопытство не съедало их души.  Они  были совершенно спокойны, мысли

их были нейтральны и никакой информации не несли.

     Отворились двери,  два  пирата вышли в нее и остановились в ожидании. Один

из  остающихся жестом предложил мне   следовать  за  ними.  Мне  стало  немного

жутковато.  Четкие  согласованные  действия  безликих  людей  могли  внушить  и

настоящий ужас. Пока же я сдерживал свои эмоции.

     Мы  неторопливо прошагали несколько сот метров по коридору и  остановились

перед  одной из  многих ничем не  примечательных дверей.  Охрана повернула свои

гладкие морды шлемов на  меня и  я   понял чего от меня ждут.  Я  смело толкнул

незапертую дверь и вошел.

     Это оказался всего-навсего лифт.  Не силовой, а самый обычный, с  кабиной.

 Дверь   закрылась за  моей  спиной и  я  остался наедине со  всеми  датчиками,

сенсорами  и  детекторами,  которые  скрывались за  гладкими  стенами  кабинки.

Наконец  я  почувствовал,   что  лифт  достиг  своей  наивысшей точки  подъема,

сенсорные лучи скрылись в своих норах,  я дернул дверцу и обнаружил, что она не

поддается.

     Мне открыл ее  тот чьим пленником я  оказался.   Это был пожилой невысокий

мужчина с тонкими волевыми губами  и  очень  тихим голосом.

     - Вы  нетерпеливы,  молодой человек,  -  сообщил мне  хозяин положения.  -

Проходите,  садитесь. Я отвечу на некоторые Ваши вопросы.

     Я  решил,   что  глупо  в  моем  положении  отказываться  от  приглашения,

решительно вошел в большой скромно  обставленный кабинет,  выбрал кресло и сел.

Страх  прошел,  его  место  заняло  раздражение.  Меня  раздражал этот  старик.

Хотелось поставить его на место. Он видно не предполагал, кто я такой...

     Я  постарался успокоиться,   делая вид,  что  осматриваюсь.  Мне  пришло в

голову,   что  могу  принести вред  Конвикту,  если  этот  старый  хрыч  станет

использовать меня, как заложника. В моих интересах было уверить старого пирата,

что я только мелкая сошка.

     -  Где я? - спросил я.

     -  Планета Астория.   База  моего института.  Меня  видите-ли  зовут Антон

Браун.

     -  Ого!  - искренне воскликнул я и подумал: "Попал, как кур в ощип!"

     -  Чеймер. Джон... Почему вы напали на наш корабль? Насколько мне известно

ИАБ не занималась раньше космическим пиратством.

     - Ну  почему,   -  слабо улыбнулся Браун.   -   Только об этом не известно

широкой  публике...  Так  значит  об  моей  скромной организации известно и  на

Конвикте?

     -  Мы больше не отрезаны от мира...   Да и  разве не Ваши люди нас недавно

навестили? Только вот почему?

     -  Вы знаете ответ!

     Мне оставалось только кивнуть.

     -  Вы наверняка пилот? - поинтересовался пират.

     -  Да, - угрюмо согласился я.

     -  А что вы делали в системе Доминуса?

     -  Составляли карты гиперполя.

     -  Похвально,   -  совершенно серьезно заявил Браун.   -   Давно пора было

этим заняться и  другим государствам...  Чтож больше Вас не  задерживаю...  Вам

покажут помещение приготовленное для Вас.

     Я встал с ощущением, что меня, как мальчишку обманули.

     Возле самых дверей в лифт Браун снова обратился ко мне.

     -  Это правда, что Конвикт наводнен свититовыми мутантами?

     Я остановился удивленный.  Сфера интересов Брауна оказалась шире чем я мог

представить.

     -  Да. Мы зовем их горками.

     - Это  действительно  правда,  как о них рассказывают...  наши друзья. Они

действительно такие странные существа...  Я  имею  в виду телепатию, повышенную

регенерацию тканей и тому подобное?

     Точный  портрет  сталепланетных  воинов.    Я   очень   старался  ответить

убедительно.

     -  Это всего лишь уроды. Монстры и ничего больше.

     Я  вошел в  лифт,  лилея надежду,   что убедил старика -   на  Конвикте не

существует ничего подобного.   И смог облегченно  вздохнуть только, когда снова

увидел черные глянцевые морды моих конвоиров.

     Я торопился остаться один.   Мне нужно было срочно связаться с Рендоллом и

сообщить  ему  обо  всем.   В  одиночку я  не  в  силах  был  правильно оценить

обстановку и уж тем более сбежать отсюда.

     Я торопился и все же старался запомнить расположение  коридоров по которым

меня вели. Следил за стенами, дверьми и поворотами и перестал обращать внимание

на  охрану.    И   все  же   сразу  заметил,   что  на  базе  происходит  нечто

экстраординарное.  Мы  стали  часто  останавливаться и  пропускать  пробегающие

отряды,  каждый из  шести бойцов,  спешащие словно по  тревоге.  Меня  это  так

заинтересовало, что я попробовал добиться ответов на свои вопросы у  начальника

конвоя. Но единственное чего добился - это понял, что он меня слышит.

     Наконец мы подошли к  еще одному лифту.   Я заключил,  что мои апартаменты

расположены на другом уровне и  уже приготовился к  недолгой поездке,  но вдруг

уловил мысль одного из вновь пробегавших мимо воинов.

     Что-то необычное и  крайне интересное для меня находилось за поворотом и я

ощутил необычайное желание оказаться там и  узнать,  что это.   Я не мог с этим

бороться.   У моей болезни снова случилось обострение.  О, это страшная болезнь

по имени любопытство!

     Двери лифта открылись. Настало время.

     -  Вы  отвели меня  и  уже  возвращаетесь,  -  мысленно приказал я  своему

конвою. -  Я остался в камере. Вы меня сейчас не видите.

     Со  времени  моей первой встречи с  Рендоллом мои  способности значительно

улучшились,  но  все  же,  в  ту  минуту я  страшно волновался за  успех своего

внушения.   Однако все прошло успешно.  Солдаты повернулись спиной к лифту и ко

мне,  задержались на секунду,  видимо получая новый приказ,   а затем торопливо

скрылись за углом. Тем самым, куда стремился попасть и я.

     Мне ни чего не оставалось, как последовать за ними.

     Осторожно выйдя из-за  угла я  сразу узнал помещение.  Это  был  тот самый

посадочный модуль базы,  где я  покинул свою спаскапсулу.  Мне пришлось внушить

свою  невидимость наверное  целому батальону безликих воинов для  того,   чтобы

беспрепятственно войти в док.

     Причал был пуст.   Странно было осознавать, что сотня вооруженных до зубов

громил трясутся от  страха у  двери в  безлюдный зал.  Я  конечно сразу заметил

горящую над  шлюзом надпись,  но  по  началу не  понял ее  смысла и  уж  ничего

страшного в ней и  вовсе  не было. Что такое Ли Радж?

     И  тут  Великая Вселенная вздрогнула,  как при взрыве антимасс-блока и  из

пустоты возник человек.

     Это  была женщина с  ребенком на  руках.   Появись она четыре с  половиной

тысячи лет назад на Земле где-нибудь в районе Мертвого моря подобным же образом

и пожалуйста вам -   получите новую религию.  Тем более появись она с таким вот

лицом...

     Она была бледна словно годами не  видела  солнце,   ее  глаза горели почти

безумным  огнем,    одежда  ее  развевалась  на  неведомо  откуда  взявшемся  в

кондиционированной базе ветре.   Волос  на  ее голове почти  не было видно.  Их

так неуловимо быстро теребил тот же волшебный ветер,  что они почти сливались в

сияющую под лучами прожекторов корону.

     И  она  держала  окровавленными руками   в   испачканных  кровью  пеленках

ребенка. Богиня!

     - Аллилуйя, - проговорил я потрясенный до глубины души.

     Если бы она сделала хоть один шаг в  мою сторону,   я  пожалуй испачкал бы

штаны и убежал трястись от ужаса вместе с армией пиратов.

     -  Что?  - совершенно человеческим голосом произнесла она. -  Ты кто?

     Ветер во  Вселенной откуда она  только что  прибыла постепенно утих  и  ее

божественная корона стала просто волосами.

     -  Я с Конвикта. Пленный.

     -  Что ты делаешь в  доке?   -  тревожно  спросила  богиня  и взглянула на

двери за которыми ее поджидали.

     -  Пришел посмотреть на тебя, - честно признался я.

     -  А где твоя охрана, если ты пленный?

     -  Я  сказал  им,    что  меня  нет...   Не  видно...   Ну  не  знаю   как

объяснить... А ты? Кто ты?

     Богиня видимо была так  занята своими мыслями,  что пропустила мимо ушей и

мое объяснение и мой вопрос.  Мне пришлось повторить его.

     -  Кассандра Ли Радж.  Они хотят убить меня и  моего ребенка...  Мне нужно

срочно покинуть базу.

     -  После того,  как  я  видел твое появление,  нет сомнений,  что тебе это

удастся.

     -  Это единственный док.  Через минуту поле Омена убьет нас. Как твое имя,

приятель?

     -  Джо Чеймер.

     -  Думай о хорошем, Джо Чеймер. Сейчас мы умрем.

     Конечно мне  не   понравились  ее мрачные мысли и  я  привычно скользнул к

ней  в  мозг,   чтоб поправить отношение к  жизни.  И  немедленно получил самый

яростный отпор.  Я  взглянул на нее еще раз и  по выражению лица молодой матери

понял, что она даже не заметила моей агрессии.

     Между  тем  цифры  обозначающие время   на   угрожающей  надписи неумолимо

уменьшались.    Нужно  было  срочно  спасать  свое  ненаглядное  тельце  и   по

возможности тела богини с ребенком.

     -  Разве мы не можем спрятаться на планете? - поинтересовался я.

     -  Когда   кончится   кислород в  баллонах мы  умрем  мучительной смертью.

Здесь это будет мгновенно, - спокойно пояснила мне Кассандра.

     -  Но  там  же  кислородная атмосфера!  -  удивился я.  Во  всяком случае,

приборы моей капсулы показали именно это.

     -  Азотно-метановая, - терпеливо поправила меня она.

     -  Так пойдем и вдохнем этого метана.

     Я  разозлился.  Я  явственно видел поверхность планеты из окна в  кабинете

Брауна  и  это  был  кислородный  мир.  Или  в  кабинете  старика  не  окно,  а

видео-проектор. Хотелось надеяться на лучшее.

     -  Это хорошая идея,  -  отрешенно заметила Кассандра.  -  Смерть наступит

быстро... И не по их воле. Идем.

     -  Тьфу,   дура,   -  вырвалось у  меня,   но женщина уже  шла  к створкам

шлюза.

     Еще раз ругнувшись я заторопился за ней.

     -  Внутри  давление больше,  -  пояснила Кассандра набирая цифры  кода  на

аварийном пульте. -  Приготовься, сейчас нас вынесет наружу.

     С  траурной медлительностью позади нас  закрылись створки ворот ведущих из

дока в  базу.   На  табло над шлюзом убегали последние секунды.   Я   улыбнулся

глядя на нежно шепчущую что-то своему малышу богиню и ворота шлюза открылись.

     Теплый ветер ударил мне в лицо.

 

 

 

                                4

 

     ЧЕРНЫЕ  ПТИЦЫ

 

     Он все презрел - и нравы и законы, -

     Сей наглый ум, для черных дел рожденный,

     Неутомимый, злой, благопристойный,

     У власти - зверь, в опале - беспокойный.

     Дж. Драйден

 

 

 

     Сингрид Улафсон

 

      С  самого  утра  на  душе  было  тревожно.   Прийдя в  свой офис я,  пока

компьютеры выдавали  накопившуюся за  ночь  информацию,   проанализировала свои

чувства.   В итоге решила, что просто очень беспокоюсь за внука,  от которого с

момента его прибытия  на  Новую Океанию не было известий.   И  даже сообщение о

том, что Миша отправлен в служебную командировку не насторожило меня.

     Не нашла я  поводов для беспокойства и  тогда,   когда попытка связаться с

леди-информация  штаба  Флота  провалилась  и  когда  коммуникаторы  еще  двоих

властелинов информации не ответили.   Будь я  настоящим,  заговорщиком симптомы

провала  сразу  бы   бросились  в  глаза,  но  ведь я  была просто старая карга

сильно беспокоившаяся за любимого внучка.

     Примерно во   время обеда со  мной связался капитан и  набился на чай.  Не

сказать,  чтобы я не хотела видеть своего старого верного друга,  но в общем не

до него. Он видно понял это по моему голосу, на то он и старый друг, и все таки

на встрече настоял.

     И это тоже не насторожило меня.

     Система  безопасности легко  пропустила  руководителя охраны   Президента.

Капитан   вошел   в    мой    кабинет   походкой  старого космического пирата и

впервые за  бог  весть сколько  лет  на   его лице не  было нахальной улыбочки.

Это  уже само по  себе было выдающееся событие,  чтоб у  старого чудака,  уже с

десяток лет   добивающегося моей  руки  и  сердца,  на  лице  не  играла кривая

усмешка,  но я словно ослепла и оставила еще один симптом тоже без внимания.

     Кроме этого я еще и оглохла.

     - Объясни мне, что твориться с этим миром! - начал прямо от дверей пышущий

 яростью вояка.  -  У шишек,  что вообще мозгов не осталось?

     - Садись,  динозавр,  - иронично произнесла я.  - Что опять стряслось?

     Карриот громко  хмыкнул,  посмотрел себе  за  плечо,  словно виновники его

несчастий стояли за дверью и поджидали,   махнул на них рукой, но все же сел на

свое любимое место -  слева от меня.

     -  Да ну их,   -  буркнул жених  и  вдруг  удивленно  на  меня взглянул. -

А ты словно не знаешь..!

     Я улыбнулась,  что с его стороны наверняка выглядело по меньшей мере глупо

и покачала головой.

     - С  самого утра моих ребят снимают с  постов и   отправляют в отпуска.  И

знаешь кем их заменяют?

     Я могла не отвечать, а он и не ждал ответа.

     - На  места профессионалов встают эти дуболомы из гвардейской штурмовой! -

с трагическим пафосом вскричал он.

     -  А  в чем проблема?  - удивилась я.  -  Твоим мальчикам не нужен отдых?

     -  Да,   черт побери этих идиотов!   Какой отдых в это время?!  ...Я,  как

дурак,  болтаюсь целый день по дворцу и  спрашиваю всех,  какой кретин придумал

такой дебилизм...

     - Будешь  задавать  много  вопросов -  отправят  на   пенсию,   -  шутливо

предостерегла я его. -  Будешь розы выращивать...

     -  Да какие там розы,   -  отмахнулся от меня капитан.  -  Знаешь, что мне

сказал полковник..,   забыл  имя,  который привел сюда  этих  дебилов с  рожами

орангутангов?   ...Он   заявил   мне,   что   в  стране  введено   чрезвычайное

положение!  ...И  я узнаю об этом только от него! А ты говоришь розы...

     -  За   двадцать с  лишним лет  службы пора бы  привыкнуть..,   -  думая о

другом,  начала  говорить я  и   запнулась  о   выпученные  от  удивления глаза

друга.

     И  тут,  только тут,  все незначительные на первый взгляд мелочи встали на

свои  места  и  составили целую картину событии.  И  то,  что  сменилась машина

охраны,  обычно провожавшая меня на работу и  с работы,   и то что я не  смогла

связаться практически ни с кем из друзей,   и вот это чрезвычайное положение, о

котором меня, меня леди-информация, тоже ни кто не известил.

     Я  рванулась к   большому   экрану   монитора,   чтоб   проверить страшную

догадку.   И старый капитан тоже придвинулся ближе, хотя и не мог ничего видеть

на поляризованном только  под  мои  глаза экране. Мы так давно знали друг друга

и нас так много связывало, что он понял меня без слов.

     Я нагло влезла в файлы военной разведки,  что до этого позволяла себе лишь

однажды.  Правда была  перед  глазами.  Все  участники заговора,  кроме меня  и

капитана были заключены под  домашний арест без связи с  внешним миром.  Охрану

осуществляла Первая гвардейская штурмовая дивизия.   Все  военные подразделения

Империи приведены в состояние полной боевой готовности и получили свои цели для

удара. В крупнейшие административные центры страны  введены штурмовые отряды...

     -  Хунта, - произнесла я страшное слово. Почти забытое с момента окончания

тридцатилетней войны с Ома.

     -  Хунта,  -  повторил за  мной капитан,  а  потом произнес это же  снова,

словно пробуя  кровавое слово на вкус. Пахнуло мертвечиной.

     -  Все арестованы... Только мы с тобой...

     -  И нет новостей от Найджела?

     Я покачала головой. Да, от него в тот момент зависело все.

     - Скоро прийдут за нами,  - совсем просто сказал старина капитан. -  Дай я

тебя поцелую на прощание...

     -  Ты что, сдурел старый хрычь?! Мы еще выпутаемся...

     -  Ну если выпутаемся...  ты станешь моей женой!  - утвердил Карриот. Я не

успела даже возразить, как он добавил:

     -  И не вздумай снова мне отказать! Я слишком долго ждал!

     К двери кто-то подошел.  Мы одновременно посмотрели туда,  но это занимало

нас не больше секунды.

     -  Ладно,  жених,  - выдохнула я. -  Обними меня по крепче... На прощание!

 

     Найджел Зан

 

     Лорд Де  Вега позвонил кому-то.  Тот,  другой встретился еще  с  кем-то  и

попросил об  услуге  для  своего  хорошего и  нужного знакомого...  Часа  через

полтора -  два цепочка конфидециальных встреч или звонков докатилась до  дверей

нашей  с  Натом   камеры.   Тяжелые створки распахнулись  и   угрюмый  охранник

предложил  мне   быстро  убираться  к   чертям  собачьим  пока   начальство  не

передумало.   Мне не  нужно  было  говорить  дважды и  я  пожалуй сумел удивить

своей скоростью сборов даже видавшего виды полицейского.  Как бы то ни было, но

спустя   минуту  я  уже,   насвистывая  какую-то  глупую  простенькую  мелодию,

рассовывал по карманам изъятое у меня при аресте барахло.

     Даса я увидел только,  когда в  сопровождении  молоденького часового бежал

вприпрыжку к внешним воротам тюрьмы.   Ната выдала его тень. Ведь, согласитесь,

очень странно,  когда вот идет человек,  а  тени у него две.  Причем обе в одну

сторону - от солнца, только рост разный. Конечно же меньшая принадлежала дасу.

     От  подобной ловкости и  от страха,   что малыша могут увидеть я  испортил

насвистываемый мотивчик, но слава спортивным состязаниям, которые так торопился

досмотреть часовой -  Нат  благополучно перенес себя  вместе со  своей тенью за

ворота.

     Меня ждала машина.   Лорд предусмотрел эту мелочь. Что и говорить, мелочь,

а  приятно.  Я  быстро  нырнул в  украшенный гербами Совета Федерации лимузин и

приглашающе махнул рукой Нату. Раз уж он вслед за мной побежал из тюрьмы, то не

было смысла бросать его у  ворот.   Забавно переваливаясь на коротеньких кривых

ножках,  дас торопливо засеменил к машине.  Наконец маленький воришка взобрался

на высокое для него кресло и гравимобиль тронулся с места.

     -  Куда мы едем?   - наученный горьким опытом, сразу спросил я у красивого

смуглого шофера.

     - Через два часа лорд стартует по  делам  Совета  из  порта Тринидад.  Мне

было поручено доставить вас туда, сэр.

     -  Хорошо, - проговорил я, расслабился и подмигнул дасу.

     -  Почему  ты  пустил меня в этот механизм,   человек Зан?  - пропищал Нат

в ответ на мою улыбку.

     -  В   некотором  роде,   я  обязан  освобождением  тебе..,   -  попытался

объяснить,   прежде всего самому себе, я. -  ...А ты? Почему ты бежал из тюрьмы

следом за мной?

     -  Я нашел много нового от тебя...   Сту-и-сту-чьрью.   Это не все, что от

тебя можно найти. Кроме этого...

     -  Что?

     -  Я нахожу приятное в разговорах с тобой,  - признался смущенный дас.

     -  Ты тоже мне нравишься, приятель, - растроганно буркнул я и отвернулся к

окну.

     Водитель,  очень стараясь сохранить серьезное лицо,  взглянул на  нас,  но

ничего не сказал.

     Пилот  гравикаров  у  лорда  был  блестящий.   За   разговорами  незаметно

пролетели жилые   и   административные районы обширного свободного города и  мы

вышли на широкую автостраду ведущую к  удаленному острову Тринидад,  на котором

располагался космодром Совета Федерации и военная база сил Поддержания Порядка.

     Едва скрылись за горизонтом слепящие глаза белые здания города, как машину

тряхнуло.

     -  Что-то с машиной? - осведомился я у водителя.

     -  Что-то с головой у сеньоров едущих сразу за нами,  -  зло сказал тот. -

 Эти мамалоне обстреливают нас ракетами.

     Плохой же я был шпион,  если не потрудился  разглядеть хвост. Нас наверное

вели от самой тюрьмы,  а я, как дебил, был занял романтическими фантазиями.

     -  Есть оружие?

     Смуглый водитель печально покачал головой.

     -  Не стоит вам,  сэр,  высовываться из под колпака. Я собираюсь увеличить

скорость.

     Что-что,  а   это   у   него  получилось эффектно.   Гравимобиль опустился

ближе к  бетонной полосе шоссе и  об его внешнюю обшивку загудел воздух.  Хвост

приотстал.

     Полдюжины выпущенных преследователями ракет взорвались далеко  позади.  Но

это не слишком прибавило мне оптимизма.  Если у них были бластеры,  то скорость

нам бы  не помогла.  Тяжело было хранить эту мрачную мысль в  себе и  я  тут же

поделился ею с шофером.

     -  Ничего,  -  хладнокровно и  немного злорадно воскликнул тот.  -   Скоро

будет пост СПП.  Посмотрим какие они стрелки на глазах у солдат.

     И действительно  я разглядел на горизонте традиционно белое здание поста.

     -  С постом можно связаться?

     -  Уже,   сэр.  Они ждут повторения инцидента.  Они не верят, что в машину

Совета могли стрелять.

     Преследователи были  либо  кретинами  плохо   знающими  законы  Федерации,

либо отважными камикадзе.  Они так ничего и не поняли,  когда спустя полсекунды

после запуска следующей  пачки  ракет,   с  поста сорвался  пучок  плазмы  и  с

размаха ткнулся в  их машину.  Мгновенная легкая смерть в огненном шаре.   Я бы

желал им другого наказания, но с судьбой не поспоришь.

     Наш  гравимобиль тряхнуло взрывом,   двигатель болезненно для ушей взвыл и

заглох.   Поле поддерживающее нас над шоссе исчезло. Машина сразу плюхнулась на

брюхо и,  высекая снопы искр,  со страшным визгом,  практически не управляемая,

понеслась  к  быстро  приближающемуся посту.  Как  зачарованные мы  глазели  на

летящую на встречу кирпичную стену и  не знаю как другие,   а  я  в  тот момент

абсолютно не способен был думать. Вся моя жизнь не прокручивалась передомной, я

забыл имена богов и  уж тем более ни каких мыслей о спасении.  Я просто смотрел

на стену.

     Гравикар остановился на  расстоянии ширины ладони от стены.  Сразу запахло

раскаленным металлом и паленой изоляцией.

     -  Кто-то   из   нас,   -   сквозь  зубы  проговорил бледный,  даже сквозь

смуглую кожу, водитель.  -  Еще не закончил  свои  дела  на этом свете. Бог еще

не нуждается в ком-то из нас...

     И каждый подумал, что это он и есть -  этот счастливчик.

     - А  куда  девается дас  после смерти?   -  спросил я  у  Ната неторопливо

шествуя по плитам космодрома,  так чтобы дас не отставал.

     -  Всех искателей сжигают, - печально чирикнул малыш.

     -  А душа?

     -  Дух  искателя?  Дух получает самое большое поле для поисков -   одну из

звезд... А люди?

     -  Душа человека отправляется на небо.

     -  Просто в атмосферу?

     -  Нет...  на небо... Во все то, что не планета. Весь космос!

     На этот раз Нат понял.   Он что-то чирикнул и  замолк.  Несколько минут мы

шагали молча.

     -  Ваша раса вдвое моложе искателей и в десять  раз  моложе людяморя.., но

вам всегда достается самое лучшее!  - наконец угрюмо пропищал дас.

     Мне не хотелось с ним спорить. Мысли в голове бегали возвышенные: о жизни,

о смерти, о душе... И все же я ответил.

     -  Нам всегда нужно больше других.

     Нат не успел ничего больше сказать,  мы уже подошли к звездолету лорда.

     Вход в корабль охранял отряд солдат СПП.  И именно охранял,  а  не  просто

болтался  вокруг.    Бойцы  заняли  ключевые  позиции,  из  бронированных  плит

составили огневые ячейки  и   пропускной пункт.   С   первого  же  взгляда было

видно,   что солдаты настроены решительно и обладают силой для отражения любого

нападения.  Все вроде было правильно,  за исключением одного.  Зачем в  столице

Федерации,  на базе войск Федерации, в космопорту Федерации, солдаты  Федерации

так серьезно охраняли звездолет Федерации.  Не говоря уже о  том,   что ни одна

Автономия конечно  же  не получит лицензию на войну с Новой Океанией,   ни одно

государство никогда не  рискнуло бы  напасть на   столицу  Федерации...   Такая

серьезная  охрана   одного  отдельно  взятого  корабля  заставляла задуматься и

появляющиеся мысли были отнюдь не светлые  и  радостные.

     Нас  солдаты пропустили без  всяких вопросов.   Лорд  Де   Вега уже ждал и

охрана  была  предупреждена.   Мы  прошли  извилистым  путем  между  бронеплит,

поднялись по грузовому пандусу в  корабль,  были десяток раз  просканированны и

наконец  оказались  в  обьятиях  хозяина.   Лорд  был  высокий  полный  мужчина

неопределенного возраста,  от сорока до восьмидесяти лет,   с  редкими светлыми

волосами и  простым  открытым лицом.   По  одежде,  лицу  и  осанке  определить

принадлежность этого человека к аристократии было просто невозможно.

     Когда  он   вдоволь  нахрустелся  моими  костями,    обьятия-то  его  были

медвежьими,  он нагнулся к дасу,  что-то ему чирикнул,  чем вызвал восторженный

птичий гомон в ответ и после этого пригласил нас пройти в кабинет.

     - Луис-Альберто,   передай капитану и охране,  что мы немедленно взлетаем,

- попросил -  приказал он  нашему водителю.  И  добавил,  когда тот  скрылся за

поворотом коридора:

     -  Это моя правая рука,  Луис-Альберто Парьедо. За него я могу поручиться.

Он...   да  и   вся  команда  "Санто-Доминго"   не работает ни на одну разведку

мира. Это самые надежные люди в Федерации!

     Тем временем  мы   дошли до  его каюты -  кабинета.   Лорд тщательно запер

дверь,  усадил нас в кресла,  причем у него нашлось седалище даже для даса, что

вызвало  новый  приступ  воробьиной болезни,  и  включил  противоподслушивающее

устройство.

     -  Так,  на всякий случай, - пояснил грустно улыбнувшись лорд - медведь. -

 Мало ли чего еще придумали технические колдуны Брауна.

     У  меня было так много вопросов к  лорду,  что выяснение какой такой Браун

имеется в виду я отложил на потом.

     -  Потом будешь благодарить,   -  быстро проговорил лорд стоило мне только

открыть рот. 

     Мне  даже  стало  немного  стыдно  за  себя.   Ведь  поблагодарить  своего

освободителя я  совсем забыл и  открывал рот вовсе не для этого.   Я  собирался

начать задавать вопросы, но у меня, как выяснилось не было ни единого шанса.

     - Твоя   бабушка достаточно много сделала для  меня,   чтобы я  чувствовал

себя перед ней в долгу,  - пояснил Де Вега. - Маленькая услуга тебе не искупает

всего моего долга...

     -  Я должен связаться с Сингрид!   -  наконец-то сумел я  пробиться сквозь

словоизвержение  профессионального политика.   -   У  меня для  нее есть важное

сообщение.

     - Боюсь,   мой друг,  тебе не удастся это сделать, - трагически воскликнул

лорд и  без предупреждения свалился в несчастное,  тоскливо застонавшее кресло.

- Мадам Улафсон арестована и  заключена под домашний арест без связи с  внешним

миром...

     -  Тогда с капитаном Карриотом...

     -  Он  находиться  сейчас  на  гауптвахте   Первой  гвардейской  штурмовой

дивизии.

     -  Тогда...

     -  Тебе не удастся связаться ни с кем... И я думаю, не нужно и пытаться!

     -  Да, черт возьми, что же происходит?

     -  Это и я хотел бы знать!  Я могу сообщить, други мои, только симптомы, а

диагноз поставить не  могу.  Однако,  мне кажется,  что весь мир сходит с  ума,

причем прямо на глазах...  Не  самое лучшее время для моего отлета, но возможно

это  последний шанс  уличить этого  скользкого гада  -  Брауна  и  его  поганый

институт  в  нарушении Закона Федерации!

     Я,  наконец,   понял какого Брауна он имел в виду.  Федерация знала только

одного   достаточно  скользкого  и  достаточно  гадкого  Брауна  имеющего  свой

собственный институт.   Но  в  тот  момент меня больше интересовало  мое личное

положение чем все Брауны и институты сколько бы их не было.

     -  Так,   что  случилось  с  этим миром?   -  нахально прервал я политика,

громко,  возмущенно,   пыша праведным гневом кричащего о  каких-то террористах,

индейцах,  их легендах,  химическом оружии и о прочей бредятине.  Лорд умолк на

полуслове,   секунду другую недоумевающе разглядывал меня - посмевшего прервать

столь  возвышенную речь.  Потом  смущенно прокашлялся,   видно  сообразив,   на

сколько   мне    все   равно   до    проделок  нехорошего  хозяина  противного,

существующего,  как бельмо на глазу у  здорового,  но немного сумасшедшего тела

Федерации,  института.   Не трудно было догадаться,   что больше всего занимало

лорда.  Видимо он считал свою борьбу с ненавистным Брауном основной целью своей

жизни.  Интересно,  что он будет делать победив?

     - В   Центропене  начинаются  волнения  народа,   -  деловито и  несколько

покорно сообщил политик,  сменив тему разговора в интересующую меня сторону.  -

Во всем винят конвиктян и некоторых их приверженцев, предателей - землян...

     Лорд мельком взглянул на меня.

     -  ...Предводителем бунтовщиков  называют   некоего   Найджела  Зана...  У

тебя нет однофамильца?

     Я  покачал головой.  Просто покачал,  хотя  было  огромное желание уйти  в

город,   найти автора этого бреда и  сначала спросить каким это  образом я  мог

что-то там учинять сидя в тюрьме,   а потом вырвать ему пакостливый язык. Стало

понятно почему некто так  стремился лишить меня жизни,   как только я  вышел за

ворота тюрьмы. Живой, я был угрозой для них, мертвый, стал бы просто символом.

     -  Заседания  Совета  Федерации  отложены  на неопределенный срок. Военный

флот  Земли приведен в  полную боевую  готовность.  В  Земной Империи объявлено

чрезвычайное положение...  Ты что-нибудь понимаешь, сынок?

     Наконец-то  проявилась растерянность политика.   Мир,  в  котором он  жил,

летел под откос.  Совет Федерации не прерывавший своих заседаний без малого две

тысячи лет, буквально со времени своего создания, теперь был закрыт.  Лорд явно

не  был уверен,   что найди он доказательства вины Брауна,  виновника будет где

судить. Смысл его жизни и работы ускользал...

     - Свитит нужен всем,  - чирикнул со своего седалища Нат.  -  Все хотят его

найти. Все знают где он есть. Толкаются плечами...

     -  Дай-то Бог, чтоб уцелели головы, - печально сказал Де Вега.

     Звездолет слегка  вздрогнул отрываясь от поверхности планеты.

 

     Кири Берт

 

     Все было неправильно.  Только безумному могла прийти в  голову такая  идея

и   только  такой  идиот,   как  я  мог согласиться воплотить эту идею в жизнь.

Конечно,  сделать это  было  нужно.   Конечно,  этого  требовала  высшая цель -

свобода многострадальному Конвикту.  Конечно,   Ян  Грозный гарантировал мне  и

всей моей  команде полную безопасность, но... Но, но, но!

     Но  это  было  чистой  воды  авантюризмом.   Слишком  многое  зависело  от

правильной оценки психологии противника и от случая.  Джо Чеймер передал,   что

бойцы института обычные люди и легко поддаются внушению. Но весь Конвикт до сих

пор  лихорадило  после  дубля  неизвестного до  некоторых  пор,  неподдающегося

внушению,  бойца ИАБ, который сначала  привел в ужас и внушил почти религиозное

почтение непобедимым воинам сталепланетянам,   а  потом  спокойно  увел скаут с

космодрома   университета  и  в  ответ  на  глупое  нападение  крейсеров  Хокки

хладнокровно уничтожил половину  Хоккай-до.  Джо передал нам  имя этого монстра

- Рогнар Эль Вепов.   Чеймер передал, что Браун - самодовольный нахальный трус,

но   ведь   именно этот  человек создал Эль  Вепова и  послал его  на  Конвикт.

Слишком много НО.

     Гораздо проще  было просто уничтожить базу ИАБ и  не  выдумывать всяческие

комбинации.   Сил вполне достаточно.   Рендолл  вон одной лодкой чего натворил,

а тут у нас тридцать!

     -  Лорд Берт,   через три минуты выходим из гиперполя. До начала  операции

пять - семь минут,  - перебили мои мысли по внутренней связи. 

     Лучше бы  не  сообщали.   Три  минуты растянулись  на  три часа.   Столько

глупостей всяких пробежало в  голове,  что жить не  хотелось.  Ну какой из меня

боец? Не следовало мне соглашаться на это безумие. Пусть бы послали кого-нибудь

другого,  по моложе,  по бойчее...  Да и работу бросать..,  даже если на время.

Мне на Конвикте и без института дел хватало,  а после выходок Эль Вепова и того

подавно!   Одно Хоккай-до чего стоило!  Три тысячи жизней и  полгорода в руинах

из-за  дрогнувших нервов стрелка с  крейсера.  Два  ангара разворочены  взрывом

после  столкновения  челнока  и  крейсера "Ла  Легран" -  семь  трупов и  сотня

роботов  на  запчасти.  А  рудник!   Все  наземные  сооружения  превратились  в

дымящиеся развалины,  в  Шекхаусе часов  пять  не  было  энергии.  Только  Духи

Конвикта  знают,   чего  стоило  Энтони  Ранги  удержать  обезумевших  убийц  и

насильников  в  зоне,   когда потухли поля Омена...   Но  и  это  еще не  самое

главное!  Два  самых важных стратегических секрета Свободного Конвикта попали в

чужие руки.  Способность конвиктян проникать в мозг и двигатель Уве!   Институт

Антона Брауна  встал  на  пути Конвикта! Какое нахальство!

     -  Лорд Берт,  пройдите в рубку управления. 

     Я, кряхтя, поднялся со своего любимого кресла и отправился в рубку.  А так

хотелось...

     Пока  я   занимался своими мыслями,  "Импорта" и  две  лодки сопровождения

покинули  гиперполе  и   теперь  стремительно  сближались  с   затаившимися   в

пространстве вокруг Астории фрегатами института.

     На главном компьютере вся картина ситуации представлялась в полном объеме.

 Там было даже то,  чего не видели с фрегатов и с самой базы ИАБ -  два десятка

лодок  у  самой  звезды  и  еще  одна  группа    боевых   кораблей  входила   в

атмосферу  планеты.  На  душе полегчало. Мы сильнее!

     -  Пошлите   опознавательный сигнал  на  корабли противника,   -  приказал

"боцман" -  лейтенант военного флота   Конвикта  командовавший операцией.   Мое

положение конечно было значительно выше, но тогда мое время еще не пришло.

     На экранах фрегаты врага пришли в движение.  Рыба заглотила приманку.

     -  Попросите их представиться.

     Джо сообщал, что ему они не ответили. Завидное постоянство, нам тоже.

     -  Начинаем разворот для бегства.

     Схема  пиратов  не   изменилась.   Несколько  залпов  способных уничтожить

любое  судно  размером со  звездную лодку,   но  только не  эти  лодки.  Пилоты

"убитых"  кораблей  выбросили  в   пространство  имитаторы  взрыва  и  ушли  на

соединение с основными силами  к звезде. Теперь их  задачей  стало приглядывать

за институтом и поджидать Эль Вепова. У нас к нему был долг.

     По  сценарию Джо,   теперь  браунцы  должны  были  выбить  силовой блок  и

попробовать взять судно на абордаж.  Но он летел на разведывательном скауте,  а

мы на грузовике.  Неужели они не поймались бы?

     Как бы  мы  не  ожидали этого,   включившаяся связь с  фрегатами все равно

заставила всех в рубке вздрогнуть.

     -  Заглушите  двигатели  и  приготовьтесь к  прибытию десантной группы,  -

повелительно, не допуская ни каких пререканий, без каких либо  угроз или эмоций

заявил человек в шлеме скрывающем лицо. Лейтенант улыбнулся,  с довольным видом

посмотрел на меня  и рукой предложил мне начинать.

     -  Это торговый корабль,   -  истошно,  аж  самому противно,  заверещал я,

делая, за одно, испуганную рожу. -  Вы будете отвечать! Это пиратство!

     Изображение пирата пропало.

     -  Уничтожьте программу управления операцией,  -  устало сказал я,  ощущая

какой-то мерзкий привкус во рту. 

     Откинувшись на спинку капитанского кресла я  почувствовал,   что куртка на

спине  совсем промокла от пота.

     Вдруг я понял,   что в рубке висит почти ощутимая руками тишина. Я  окинул

взглядом свой многочисленный экипаж и  обнаружил,  что  все с  почти одинаковым

выражением лица смотрят на   меня.  Это была смесь  восхищения и  жалости.   Во

всяком случае мне хотелось думать, что это так.

     -  Что-то не так?

     -  Нет,   нет.  Что  Вы,  сэр!  -  поспешил разуверить меня  лейтенант.  -

Просто...

     -  Просто, что?

     Голос лейтенанта  неожиданно  стал хриплым,   словно что-то в горле мешало

ему говорить. Он опустил глаза и быстро выпалил:

     -  Просто Вы,  сэр,  очень плохой актер... И все равно идете на это!

     Ах  как  мне  стало  себя  жаль.   Кто  бы  только  знал!   Я  конечно мог

предположить,  что как актер я  ни  кто,  но  не  до  такой же степени.  Однако

уважение ко мне так и  излучаемое экипажем невольно заставило зауважать и  себя

самого.

     - Ладно,  все будет хорошо, - с наигранным оптимизмом воскликнул я.

     Со  стороны  внешнего  шлюза   послышался требовательный стук  штурмовиков

Брауна.

     -  Откройте же им шлюз,   - сказал я, пытаясь отогнать мрачные мысли. -  А

то они сейчас весь корабль раздолбают...

     Кто-то  щелкнул  нужной  кнопкой.  Индикаторы  показали  заполнение  шлюза

воздухом и уже скоро пираты затопали по коридорам трудяги звездолета.

     -  И знаете что,  сэр, - осторожно проговорил лейтенант, когда аббордажную

команду от нас стала отделять лишь легкая дверь в рубку.

     -  Ну,  -  угрюмо поинтересовался я,  пытаясь настроить себя  для  должной

встречи агрессора.

     -  Удачи Вам!

     Дверь  откатилась в  сторону  и  трое  облаченных в  черную  броню  бойцов

проворно взяли  нас  на  прицел своего оружия.   А   сопротивляться никто и  не

думал.

 

     Рогнар Эль Вепов

 

     За  бронированной стеклоплитой клубилось и  переливалось всеми   оттенками

серого   безжизненное  марево   гиперполя.   Но   я   на   него   не   смотрел.

Бледно-золотистое сияние  вокруг  скаута  подсвечивало  размытые холмы и овраги

Великого Ничто,  но и этого я не видел. Мое слабое отражение смотрело на меня с

поверхности иллюминатора, а я смотрел на него.  Тяжелые мрачные думы  теснились

 в  голове.   Настолько тяжелые,  что клонило голову к  полу...  Но я продолжил

смотреть на свое отражение. Оно на меня.

     Я  смотрел на себя и  видел отлично подготовленную,  воспитанную настоящим

подонком и выращенную гнусным убийцей  сволочь.   Я видел человека  без Родины,

без семьи,  без друзей и без цели в жизни.

     Я  мог поступить в  любую армию мира.   У  меня появился бы дом и возможно

когда-нибудь друзья.   И  я продолжал бы то,   ради чего меня вырастил  Браун -

убивать!   Разве этой доли хотела для меня мать?  Разве защищая это мое будущее

погиб мой  отец?  Разве  для этого они родили меня?

     А  мой  сын?   Чему я  мог  его  научить?  Как  одной рукой,  нажав кнопку

детонатора,  лишить жизни тысячи людей? Как раздавить сапогом голову старику?

     Зачем я жил?   Кому я был нужен?  Кто будет рад мне? Кто с чистой совестью

пожмет мне руку?

     Кассандра! Кассандра и наш сын! Они у Брауна и он сделает моего сына таким

же как я!

     Сколько бы я  не размышлял,  выходило одно:  следовало забрать Кассандру и

ребенка у Брауна,   устроить их на хорошей мирной планете,  а потом...  А потом

вернуться на  Конвикт и  получить по заслугам.  Попросить только,   чтоб смерть

была  быстрой..,  как  мой Дар.

     На  окне  рядом  с  моим  отражением  появилось   тень   дока.   Его  губы

шевелились и  я  догадался,   что он  о  чем-то  мне рассказывал.  Я  слабо ему

улыбнулся,  но слушать не стал. Мне не было интересно, мои черные мысли снова и

снова процеживались сквозь разум.

     Бледный силуэт доктора на  фоне гиперполя быстро  растворился,  пропав  из

моего внимания.  Видимо Антрэ это понял и ему не понравилось. Он подъехал ближе

к окну и всунул свое лицо между мной и моим отражением. Внезапно не месте моего

лица  появилось изборозжденное морщинами лицо   седого   старика.   Словно  сам

Гонец  Смерти  взглянул  на  меня...   Я  вздрогнул  всем  телом,  отпрянул  от

иллюминатора, судорожно вздохнул и очнулся от задумчивой неподвижности.

     - Тебе не интересно то, что я говорю? - озабоченно воскликнул старик.

     -  А, это ты, - я облегченно вздохнул.

     -  Нет,   злой  дух  гиперполя,  -  с мрачной иронией буркнул Антрэ. -  Ты

не слышал, что я говорил?

     -  Нет, - честно признался я. -  Я задумался.

     -  Я тоже,  молодой человек...  Ты был на Конвикте два раза. Ты не заметил

ничего странного в туземцах?

     -  Странного? Что ты имеешь в виду?

     -  Ну там, голоса в голове...

     -  Старик!  Я тебя давно простил,  хотя из-за тебя я чуть не попал к ним в

лапы... Если ты это имеешь в виду, то...

     Доктор недовольно поморщился и заглянул мне в глаза.

     - Мне   кажется..,   конвиктяне   обладают   телепатией,   -  без  большой

уверенности проговорил док.

     Я улыбнулся было,  но потом вспомнил инцидент с ребенком на руднике. Тогда

ведь волшебные воины говорили со мной не открывая рта!

     -  Пожалуй,   -  почти равнодушно согласился я.  В тот  момент это великое

открытие доктора волновало меня меньше всего.

     -  Ты знаешь,   -  продолжал гнуть свое док.   -   Мне стыдно, но когда мы

чуть не сели прямо в их логово,  мне кажется.., мной тогда управляли!

     -  Ну и что?  - вырвалось у меня.

     Мне хотелось, чтоб он ушел и оставил меня наедине со своими мыслями.

     -  Ты    знаешь    больше  и   не   хочешь  говорить?    -   подозрительно

поинтересовался док.

     - Вовсе  нет,  -  резко сказал я,  чем  только подстегнул подозрительность

старика.

     -  Почему  же  тогда  управляли  именно мной?  Причем только мной! Ты ведь

не чувствовал присутствия чужого в своей голове?

     Я  мола  покачал головой.  Мне  срочно нужны  были  слова способные быстро

избавить  от  присутствия  назойливого,   подозрительного Антрэ.  Разум занятый

другим отказывался  помогать и кончилось это тем, что я только разозлился.

     -  Послушай меня,   старик,  -  выпалил  я.  -   Меня  не  интересуют твои

фантазии,   мне плевать на Конвикт и его жителей и  я  давно уже забыл  про  те

фокусы,   которые ты там вытворял.  Ты понял? Больше того!  Мне плевать на тебя

и  если бы  ты  не  был бы  другом моего отца,   я  бы давно отвернул тебе твою

плешивую головенку. А сейчас я хочу остаться один и продолжать размышлять о...

     Я остановился  на  полуслове.  Меня  пронзила мысль,  что я упустил что-то

очень важное в  ходе  своих  размышлений.   Что-то,  что  давало бы  смысл моей

никчемной жизни.  Я  не мог решить,  могу ли я рассказать о себе этому старику,

мог ли я  доверить ему свои мысли...  и  свой  Дар.   Я  уставился на дока.   Я

смотрел на него словно другими глазами и понял, вдруг, что совсем его не знаю.

     Может быть  я  и  был  неплохим солдатом,  мог пилотировать звездолеты, но

вот психологом и  актером я был никаким.   Так  что все мои мысли отразились на

лице.   После слов о  готовности с  легкостью убить старика вряд ли  можно было

верно   понять  выражение  моей  физиономии.  Антрэ  воспринял однозначно,  как

угрозу.

     Док  вдруг  резко  вытянул  ко мне руку и  снизу вверх слегка щелкнул меня

по подбородку так,   что зубы клацнули. От неожиданности я  отпрянул  и  в этот

же  момент услышал старика,   который сказал лишь  одно слово,   но  так,   как

никогда  прежде  со   мной   не  говорил.   Предельно  повелительным  тоном  он

воскликнул:

     -  Спать!

     И  не  успев даже удивиться я  провалился в забытье.   На этот раз это был

просто сон. Ну или почти сон...

 

 

 

     Черные птицы кровавой планеты

 

     Маленький  кораблик  осторожно  прокрался  из  хаоса  гиперполя в  обычный

беспорядок обычного  космоса  и,   выключив чудесные двигатели,  лег  в  дрейф.

Рогнар  надеялся,  что  свободно парящий  на  окраине солнечной системы Астории

скаут  не  привлечет внимания  систем  оповещения  базы   ИАБ   и   им  удастся

незамеченным юркнуть в вечно теневую южную часть терминаторного мира.

     Так уж хотелось Госпоже Судьбе,   но именно в этот  момент почти на другом

краю  солнечной системы  покинули   безопасный  гипермир  и  несколько десятков

конвиктских лодок.  В  отличие  от  сенсоров  базы,   их  маневры  не  остались

невидимыми  для   компьютера скаута  и   Рогнар   мог  наблюдать  все  малейшие

подробности захвата торгового судна и  конечно же  притаившиеся у  самой звезды

охотники на него самого так же не остались без  внимания.

     Занятые прочесыванием пространства на  месте  выхода   "Импорты" операторы

института  не  обратили  внимания  на  спокойно  нырнувший  в    тень   Астории

маленький  кораблик  Рогнара.   Наблюдатели конвиктян,  тем не менее,  опознали

цель своей засады, но сделать ничего не могли.  Жизни экипажа  "Импорты"  могли

 подвергнуться риску и  конечно  тщательно спланированный лордами Конвикта план

не  предполагал  столь  раннего  обнаружения   противником  засады   у  звезды.

Эскадра   боевых   лодок   перестроилась   в   пространстве  с   учетом  нового

тактического положения и замерла.

     Тот, Кто Дергает За Ниточки хихикнул.

     Тем самым опасения Рогнара оказались напрасными,  хотя он и не догадывался

 почему.   Когда  посадочные лапы  корабля  впились  в  оледеневшую поверхность

мертвой половины планеты,   воин  расслабленно откинулся на  спинку  пилотского

кресла и мог,  наконец, перевести дух и обдумать свое положение.

     Согласно первоначальному плану,  он,  если бы ему удалось без существенных

повреждений посадить  свое  судно  на  Асторию,  намеревался оставить  дока  на

корабле,   с  тем что бы при спешном отходе тот мог перелететь горы и подобрать

его с  Кассандрой и  ребенком у базы.  Однако,   опознав в затаившихся у солнца

судах боевые лодки конвиктян, ему пришлось изменить свои планы.  Он боялся, что

док  оставшись в  одиночестве может снова попасть под  управление чудо-воинов и

тогда они лишились бы корабля.  С другой стороны,  Рогнар понимал, что  инвалид

Антрэ  ни   при  каких  обстоятельствах  не   сможет  самостоятельно  перелезть

потасканные ветрами южные горы. Оставался только один выход: перелететь горы на

скауте,  хорошенько его спрятать в  кровавой долине и  идти в  базу по  равнине

пешком вместе с доком.

     Это  решение показалось воину разумным.  Так он  и  решил действовать,  но

сначала хотел немного передохнуть,  подождав за одно пока уляжется суета вокруг

захваченного грузовика.

     Некоторые называют  это  стечением обстоятельств,   другие -  судьбой.   А

может быть где-то,   в  необъятной Вселенной или у нас за спиной..,   неведомый

Бог,  тот, кто дергает за ниточки, довольный содеянным, улыбнулся и потер руки.

Игра ему нравилась...

     Если бы Рогнар принялся бы действовать немедленно после того,  как решение

им было принято,  он мог бы увидеть, что не только он   прятал   свое  судно  в

замороженных  сумерках.  Другой кораблик, размером не больше скаута,  осторожно

переполз отполированные до   блеска скалы  и  стелясь вдоль склонов,   юркнул в

животворную долину.

     Пилот второго суденышка отлично знал чего хотел.  Даже не  вспугнув черных

птиц  рассевшихся на  корявых  ветвях   повернутых к  солнцу  деревьев,   юркий

маленький кораблик протиснулся между  рощей  и  утесом.  Наконец,  пилот похоже

решил,  что уже достиг цели и его лодка, не выпуская посадочные лапы, припала к

земле.  В  любой момент звездолет был готов взмыть в  багряное небо,  но тем не

менее, люк  в  борту  открылся и из него показался восточного типа человек.

     -  Если ты и дальше будешь прятаться,  я улечу. А за одно, скажу всем, что

тебе здесь лучше и  ты  тешил остаться,   -  весело закричал  он всматриваясь в

розовые тени деревьев.

     - О,  Танг! - раздалось из ближайших кустов радостное восклицание и оттуда

показался Джо Чеймер, а следом за ним и Кассандра с ребенком на руках.

     -  Капитан, какими судьбами !

     -  Да, эти охотники и фермеры так и не научились как следует пилотировать,

-  беззлобно рассмеялся тот.   -  Пришлось мне...  И неужели ты думаешь,  я мог

бы оставить какому-то  Брауну  своего лучшего пилота!

     Перебрасываясь подобными шутками,   Джо помог Кассандре  забраться в лодку

и залез сам.

     -  Ее муж здесь,  -  быстро шепнул на ухо Чеймеру старый капитан. -  Лучше

не говори ей. Его поджидают там наши...

     Они поняли друг друга. План начал выполняться и чувство мести или любви не

должно было помешать ему.

     Джо  продолжал шутливо  перебрасываться фразами  с   капитаном Тангом,  но

былой веселости уже не было в его голосе.  Он чувствовал, что они что-то делают

не  то,   но поймать ускользающую мысль не мог.   Кроме  этого он боялся,   что

Кассандра заметит смену его настроения,  но ей похоже было все равно. Счастливо

улыбаясь, она убаюкивала ребенка.

     Чеймер  тряхнул головой,   словно стяхивая  грустные  мысли   и  уселся за

пульт.    Кораблик  поднялся  над  деревьями.   Бледно-золотистое  сияние  поля

антимассы  сползло  с   хвоста  на  нос   и   хрупкая  металлическая  оболочка,

скрывающая  под   собой еще  более хрупкие оболочки для  мозгов,  свечей ушла в

небо. И еще не покинув до конца атмосферу,  скаут вспыхнул главным двигателем и

ушел в тишину гиперполя.

     Только эту   вспышку и  видели  наблюдатели института и  Рогнар Эль Вепов,

почти в точности повторяющий маршрут Танга.  Сотрудники безопасности не придали

ей большого значения,  решив что это очередной сгоревший в атмосфере метеор,  а

Рогнар вообще не  стал о  ней  задумываться и  мгновенно забыл.   Воин вел свой

кораблик и не мог отвлекаться на пустяки.

     Он  приземлился на  расстоянии не  более полукилометра от того места,  где

прятались Кассандра  с  Чеймером.   Корпус  конвиктского звездолета не  обладал

такими  способностями к маскировке,   как фрегаты ИАБ так, что Рогнару пришлось

около получаса провозиться со строительством укрытия.  Док, который тихо злился

в своем скафандре, конечно же ему не помогал.

     Доктор Антрэ  готов был кричать и  брызгаться ядовитыми слюнями от ярости.

Еще бы ему не злиться!  Ему было неудобно в громоздком  скафандре,  кислородная

смесь пахла чем-то тухлым,    очень хотелось в  туалет,   но больше всего злило

то,   что  на экваторе Астории была нормальная кислородная атмосфера,   а он не

смел сказать этого Рогнару.   Он люто ненавидел и боялся Рогнара. И за то,  что

ему приходилось подчиняться этому мальчишке,   и за то, что воин не оставил его

охранять драгоценный конвиктский корабль, как они планировали  раньше. А больше

всего за то,  что Рогнар был молод!   Доктора злило то,  что молодой солдат был

его подопытной крысой,  но  док не  мог контролировать течение эксперимента так

близко продвинувшего его к Большой Мечте,   что он  уже подумывал,   а нужен ли

ему  теперь Браун.  Антрэ  видел  явные признаки регенерации тканей у  молодого

человека,   но  не  мог  взять пробы для анализа.  И  даже опыт с  гипнозом ему

почти не удался.

     -  Пойдем,   док.  Посмотрим  на  крепость,  которую  нам  прийдется брать

приступом.

     Старик едва  сдержался от  того,  чтобы посоветовать воину куда тот  может

идти.   И  все же покорно поехал вслед за Рогом.   Док его боялся и  боялся его

потерять.

     Вскоре за   выступом скалы  появились выступающие из  северных склонов гор

блоки базы института.   Ни  кто,   не  враг не   друг  не смог бы найти в  этих

нагромождениях бронированных сегментов шлюзы  для  взлета  и  посадки  звездных

кораблей,   а   насколько   Рогнар  знал,  это  было  единственное отверстие во

внешний мир.  И  поэтому,  когда  в  блоках второго  уровня  вдруг   откатилась

бронированная плита и показалось окно,   он даже вскрикнул от радости. Док тоже

засмеялся,  но это был злорадный смех.  Он был рад,  что спустя некоторое время

Брауну будет настолько же неудобно, насколько сейчас ему.

     -  Куда  ведет  это  окно?  -  поинтересовался молодой подопытный кролик у

доктора.

     - Насколько я знаю, это кабинет Брауна,- ехидно проговорил тот.

     Рогнар усмехнулся.  Его позабавил тон, которым произнес эту фразу старик и

конечно же  тот  факт,   что второе известное ему теперь отверстие ведет именно

туда, куда он так стремился.

     Тот,  кто затеял всю эту игру тоже усмехнулся.   Он был  рад,  что вовремя

успел свести Кири  Берта и  Брауна.  Результатом оказалось открытое окно.  Игра

продолжалась...

     -  Тебе  лучше остаться здесь,   -  ровным голосом сказал Рогнар.  -  Если

через час  меня  не  будет...  Вернись к  кораблю...  Конвиктяне заберут тебя и

корабль.

     Рогнар не  ждал ответа от  доктора.   Ему было все равно.   Конечно он  не

желал  ему смерти,   но  думать об  этом теперь он  не хотел.  Воин внимательно

осмотрел скалу и   полез  вверх,   спугнув при  этом  большую стаю  черных птиц

сидящих на уступах. На дока он больше ни разу не обернулся.

     Лезть  ему   было   трудно.   Истертые  вековыми ветрами  горы  не  любили

чужаков.   Несколько раз  воин срывался и  перевернувшись на  живот,  чтобы  не

повредить контейнер с дыхательной смесью скользил вниз. Но каждый раз добротная

институтская броня спасала его кости и он снова и снова карабкался вверх.

     И все таки гора сдалась.  Рогнар забрался  таки  на  высоту второго уровня

 и   вдоль   уступа  прошел к  окну.   Сквозь толстое стекло он  увидел кабинет

хозяина института,   какого-то  человека,  негра,  и  самого Брауна.  Тот сидел

спиной к воину и разговаривал с гостем.

     Рогнар не   чувствовал ненависти к  Брауну.   Мысль о  том,   что возможно

прийдется причинить вред этому человеку вызывала  в  нем дрожь неуверенности  в

 себе.   Убить   человека бывшего  последние двадцать лет  полубогом для  воина

вообще не могло  прийти  ему  в голову.  И тогда, стоя за стеклом, он решал для

себя сможет ли  он  ради Кассандры и  сына сделать то,  для чего прилетел сюда.

Однако раздумья не были долгими.

     Воин  поднял плазменную винтовку и  решительно нажал на  спусковой крючок.

Прозрачная преграда разлетелась в дребезги и поток воздуха, о котором он даже и

не  подозревал,   внес его    внутрь.  Позади него  упала бронеплита,   отделив

внешний мир от кабинета. Пронзительно взвыли системы очистки и боевая тревога.

     Когда Рогнар  поднялся на  ноги  после падения внутрь кабинета,  Браун уже

стоял лицом к  нему.   Заметив,   что  хозяин ИАБ  без скафандра,  воин  быстро

отстегнул  ранец с дыхательной смесью и снял шлем.   Браун не шевелился.  Он не

пошевелился и тогда, когда Рогнар направил на него дуло своей винтовки.

     -  Мне нужна Кассандра Ли Радж и мой сын, - устало проговорил воин.

     -  Значит ты знаешь..,  - тихо,  как всегда, сказал Браун. -  Антрэ сказал

тебе?

     Рог кивнул и повторил.

     -  Кассандра и сын. Где они?

     - Почему я  должен тебе это говорить?   И ты,   и эта  женщина принадлежат

ИАБ. Только я волен распоряжаться вами.

     -  У меня в руках оружие, - пояснил воин свои права.

     -  У  тебя нет ни какого оружия против меня,  -  парировал старик.  -   Ты

можешь убить моего гостя,  но не меня... Можешь попробовать.

     Рогнар тщательно прицелился и  выстрелил,  но  вместо гудящего шара плазмы

из  дула выскочил маленький язычок огня и сразу потух.  Воин поспешил отбросить

быстро нагревающееся оружие в угол.

     Кири Берт,   выпучив глаза,   наблюдающий всю  эту сцену,   проводил ружье

глазами.  Он был настолько потрясен, что все слова застряли у него в горле и он

мог только тихонечко постанывать.

     -  Я  сверну тебе  шею  голыми руками,   -  не  особо  веря   самому себе,

воскликнул воин.

     -  Ладно,   -  согласился Браун.   -  Я скажу тебе где Ли Радж и ее сын...

Если это все,  что ты хочешь знать.  Это единственный  твой вопрос?

     Рогнар угрюмо кивнул.

     -  Ты осознаешь, что после того, как я отвечу, ты умрешь?

     Молодой человек  криво усмехнулся и жестом показал,  что не уверен.

     -  Твоя  Кассандра  и  сын вышли через шлюз на  поверхность,   -  спокойно

сообщил Браун. -  Скафандров у них конечно не было...

     Все.  Для  Рогнара это  известие означало,   что все.  Его жизнь больше не

имела смысла и он не  видел  причин  оттягивать  более свою смерть.  Он устало,

словно простая куча мяса, уселся на пол. Он был готов к смерти.

     В кабинет вошло несколько воинов в тонированных шлемах.

     -  К  сожалению,   мистер Берт,   нам прийдется продолжить  наш разговор в

другой раз... Уведите его.

     Потрясенному негру  двое  солдат  помогли  подняться   и   вывели  его  из

комнаты.

     -  Доктора Антрэ уже нашли?

     -  Да, сэр. Его провожают сюда.

     -  Хорошо,   -  еле  слышно  произнес хозяин  и  внимательно  посмотрел на

Рогнара.  -  Тебя нужно было уничтожить сразу. Клод был прав...

     И добавил уже значительно громче:

     -  Убейте его.

     Гудящий  от  напряжения сгусток  энергии  радостно покинул сковывающее его

дуло винтовки одного из  воинов и,  не успев как следует насладиться  свободой,

вонзился в  грудь  Рогнара.   Броня не  смогла бороться с  такой мощью и  сразу

уступила. Рогнар, не удобно подогнув ногу, упал на спину, дернулся и затих.

     -  Но вот и все, - пробормотал Браун.

     -  Ну вот и все, - как эхо повторил, въезжая в кабинет Антрэ.

     -  Оставьте нас, - скомандовал остававшимся воинам хозяин.

     -  Тело в мою лабораторию, - уточнил доктор.

     Когда за солдатами закрылись двери,  Браун и  Антрэ  сидели молча.

     -  Жаль..,  -  первым  нарушил молчание Антон.  -   ...  Мы  потеряли всех

подопытных.

     -  Угу, - мрачно согласился Клод.

     -  Я захватил конвиктский корабль...

     -  Да? - без особого интереса спросил доктор.

     -  Я   улетаю на Новую Океанию...   Дела...   Попробую вытянуть что-нибудь

полезное из этого... тела.

     -  Хорошо,  - безцветно сказал док.

     Он думал о том,  что если его догадка верна,  то он получит то,  о чем так

давно мечтал  -  Бессмертие. И тогда Браун ему больше не нужен.  Да и эта затея

с  Конвиктом ему уже совсем не нравилась.  Браун становился опасным.  Браун для

него перестал существовать.  Конечно, если его догадка верна...

 

 

 

 

     5

 

     НОВАЯ ЖИЗНЬ

 

     Он был свободен, как дитя природы

     Не зная рабства черные невзгоды...

     Дж. Драйден

 

     Матиуш Карриот

 

     Редкие обрывки  облачков  догоняли вчерашнюю грозовую тучу. Было настолько

неприлично голубое небо,   что  это  вызывало недоумение.  И  как  это  природа

осмелилась такое вытворять после недавнего ливне-грозового сумасшествия.

     Природа не  хотела отвечать на  мои вопросы.   Было необычайно тихо,  даже

ветра не было. И если бы не грубые сталенитовые решетки на окнах...

     - Эй,  Карриот,  -  послышался позади меня наглый голос ублюдка уже  почти

месяц мозолившего мне глаза.  - Слезь с подоконника. В окно смотреть запрещено!

     - Прямо  как  в  сказках,   -   как бы сам себе проговорил я, стараясь что

бы  тот кто стоял в  дверях моей камеры отчетливо услышал каждое мое слово.  Он

мне надоел и  я решил,  что с меня хватит и от припадка неудержимого  бешенства

меня  может  удержать только немедленная смена обстановки.  -  Жабы со мной уже

разговаривают...  Да  ладно бы  была царевна-легушка,   так  нет.  Просто жаба!

Обидно!

     - Что ты сказал?  - взвился  придурковатый  надзиратель - десантник.

     -  Я  говорю,   что если ты не хочешь чтобы я  смотрел в  окно,  так иди и

сними меня отсюда!

     Я  думал он не рискнет и  в  это утро.   Уже целую неделю я  испытывал его

терпение и  гордость.  Однако эта  сволочь только яростно пыхтела,   ругалась и

дальше порога не двигалась.   Приятно конечно, когда  мое  спецподразделение  и

меня лично так уважают, но... У меня не было ни малейшего шанса выйти из камеры

если он  и  дальше вел  бы  себя  подобным образом.   Хоть плюй в  глаза -  все

Божья роса.

     Слава Богу,  на этот раз его все-таки проняло.  Конечно заходить одному ко

мне в камеру он не  рискнул.   Слава  специального отряда охраны Президента тут

сослужила мне  плохую службу.   Впрочем,  я  был готов к  этому,   меня  только

немного  беспокоило  на сколько же долго он будет бегать за подмогой.  Все таки

я  был  уже далеко не  мальчик и  перспектива провисеть над  дверью  на   стене

держась только  кончиками  пальцев  рук  и ног целый час меня не привлекала.

     Мою охрану подвела не  плохая выучка и  не привитая в  гвардии несусветная

тупость.  Всему  виной была  военная психология.  Каждое военное подразделение,

тем  более  такое,   как  гвардия,  стремится привить  своим  солдатам сознание

исключительности,    элитности.   За   годы  службы   эта  глупая  идея  плотно

укореняется в  маленьких мозгах дуболомов-суперменов.   А тут такой замухрышка,

как я открыто чихает на их гонор. Нет. Этого они долго выдержать не могли. Чего

я и добивался.

     Их оказалось всего трое.   Все-таки они так и не смогли поверить в то, что

на  каждого льва  найдется свой укротитель.  Заранее предвкушая расправу,   они

быстро отключили сигнализацию и  потрясая дубинками вбежали в  камеру.   Они бы

еще пушки с  собой  взяли...

     На  их месте я  бы дико закричал.   Во всяком случае поднял бы тревогу!  А

так, я падаю сверху и сразу вырубаю одного, а другие с открытыми ртами смотрят.

И  хоть бы пискнули.  Правда,  когда второй улегся рядом с  первым,  последний,

кажется это оказался мой злосчастный надзиратель,   все же  попытался крикнуть.

Это делает ему честь, армия выбила еще не все мозги из его головешки.

     -  Только попробуй,  - шепнул я ему и он поверил,  что я  не шучу.

     Он   с   испуганной  рожей  кивнул и  в  этот самый момент его  свалил мой

самый быстрый удар. Скукотища...

     Я аккуратно уложил их вдоль стены,  связал портупеей, заткнул рты, вышел и

включил сигнализацию.  Сенсоры почувствовали,  что в  камере находиться,  как и

раньше,  живой  человек  и  обрадованно  замигали  зелененькими огоньками.  Мне

оставалось только  натянуть поверх  своего  костюма  позаимствованный у  охраны

мундир и спокойно выйти за ворота базы Первой гвардейской штурмовой дивизии.

     До  города я  мог добраться лишь двумя путями:   на  машине дивизии или на

обычном рейсовом гравитобусе.  У  меня  было достаточно времени чтобы полностью

продумать план побега так,  что на военный транспорт  я   даже  не  взглянул  и

сразу  направился   к  общественной остановке.  По пути подарил каким-то чахлым

кустикам мундир гвардейца.  По  моему  глубокому  убеждению,  они   были вполне

достойны его  носить -  уровень интеллекта тот  же.  В  гравитобус я  вошел уже

вполне гражданским человеком.

     В  столице я  несколько раз  пересел с  буса  на  метро и  обратно пока не

убедился в отсутствии слежки.  Хотя  и был уверен,  что до обеда мое отсутствие

замечено не будет,  но все же подстраховаться не мешало.

     Следующим этапом была  смена одежды.  В  столице было по  меньшей мере сто

тысяч магазинов готового платья,   мне  подходил любой из   них,   но   вот   с

деньгами  было плоховато.   Мой  банковский счет было слишком легко проследить,

а  в  карманах наличности не  хватило  бы  даже  на  носовой  платок.  Пришлось

воспользоваться счетом Сингрид.

     -  Муж и жена -  одна сатана,   -  пояснил я удивленным продавцам и  вышел

на  улицу  уже  элегантно   одетым   преуспевающим бизнесменом.  Войдя  во вкус

растранжиривания будущего приданого, я купил себе еще и гравимобиль.

     Вдыхая аромат новенького салона машины,  я  вспомнил о совести.  Не хорошо

все  таки  без  спроса брать чужие деньги.   Мне  захотелось немедленно увидеть

директора и попросить у нее прощения.

     - Представляю,   как  она удивится,  -  хмыкнул я  и  поехал знакомиться с

ближайшим окружением арестованной дамы.

     Ее дом был большим.   По сравнению с моей хижиной, даже очень большим. Его

строили в  расчете на  всю семью.  У  Сингрид и  была большая семья,   но  дети

выросли и  разлетелись,   а  внуки  не слишком донимали  строгую бабушку.   Так

что большой дом был почти пуст.  Лишь Найджел иногда,   через туннель к  пирсу,

приводил свою очередную девушку,  и то только в то время, когда хозяйка была на

службе.  Мальчик считал это большим секретом и  мы с Сингрид между собой слегка

над ним подсмеивались.

     Если бы Президента охраняли так,   как сторожили  директора, этого поганца

давно  бы укакошили.  А меня отдали бы под трибунал...

     Дом  охраняло  четыре  человека.   Один  изображал  из  себя  садовника  и

целенаправленно уничтожал газон перед фасадом,  поливая его в миллионный раз из

шланга.  Лужи даже не успевали высыхать,  но его это не заботило. Второй, тенью

бродил по прихожей.  Как у него самого-то голова выдерживала скрип рассохшегося

паркета!  Третий  ругался на  чердаке с  гадящими ему  на  голову  голубями,  а

четвертый   тупо    разглядывал   сияющий,    как    новогодняя   елка    пульт

сигнализации.  Сенсоры  были   замаскированы  под   осветительные прожекторы по

земле  вдоль всего дома.   Ну и конечно,  еще двое лентяев загорали в машине за

углом в переулке.

     Все  это   нагромождение  бестолковости  было настолько явно,  что я  даже

растерялся.   Потом  последовательно  обрадовался,  насторожился,  чертыхнулся,

улыбнулся и  подмигнул самому себе в  зеркало заднего вида.   Это  я  обнаружил

единое сенсорное поле окружающее дом   по   периметру.   Все  таки Сингрид была

достаточно важной персоной,  чтобы за ее жилищем наблюдали еще и со  спутников.

От  напряженности поля   даже  листва  на  декоративных кустах не  трепетала на

ветру.

     -  Прийдется  потерпеть  до ночи,   - пояснил я ситуацию своей хохотушке -

совести. -  Одному мне в дом не пробраться.

     На  это  совесть любезно напомнила мне,  что я  все еще являюсь командиром

единственного в  своем роде   подразделения  и   в   моей  власти было отменить

отпуска своих людей.

     Приближалось время обеда.  Желудок уже напомнил об  этом.  Не  было смысла

спорить с  собственным органом и я отправился в один хорошо известный всей моей

команде бар.

     Оставался еще один вопрос,  ответ на который весьма меня занимал с  самого

момента ареста.  Провал!  Разгром заговорщиков был  молниеносен и  всеобъемлющ.

Избежать ареста никому не удалось.  В  течении одного дня каждый член закрытого

"клуба" был арестован,   отделен от  других  и  от работы.  Домашнее заключения

без связи с внешним миром, какое еще более жестокое наказание кроме физического

можно  было  придумать  для  повелителей  информации!  Информационное голодание

сродни клаустрофобии.   Как  будет чувствовать себя человек в   течении  многих

лет переваривающий бездну сведений и  вдруг оказавшийся на едине со своим домом

и самим  собой.  Можно просто сойти с ума...

     Ни один член клуба предать остальных никогда не решился бы.  Во первых  об

этом немедленно узнали бы остальные,   а во вторых клуб действовал долго и мы с

Сингрид проверяли всех часто и тщательно. Так, что с этой стороны предательства

быть не могло.  Возможность прослушивания я тоже отмел сразу.   Собрания всегда

проходили у меня дома, а за свой дом я ручаюсь.

     Что оставалось?   Найджел  Зан  и   лейтенант  Чулы  из  моей команды.  Не

хотелось  и   думать о  судьбе молодого Зана если его  арестовали и  допросили.

Сам  он  предать не  мог...  А  вот  щупленькая чернокожая Чулы..!   Именно она

присматривала снаружи за  моим  домом  во  время последнего собрания уже  после

отлета  Найджа. Как глупо! Мы почувствовали излишнее внимание к нашим сходкам и

решили подстраховаться. Подстраховались!

     И  все  таки  это следовало проверить.   Не очень-то хотелось верить,  что

кто-то из моей команды способен на такое.

     Бар назывался "Холодный свет".  Чудное название,  но  раньше я  никогда не

обращал на это внимания.  В  этом баре стояли самые необычные игровые  автоматы

во всей столице.   Настолько необычные, что я ввел в программу подготовки своей

команды  посещение бара.  Хозяином там  был  отставной вояка,   довольно ловкий

малый,  правда без обеих ног.  Кто бы еще сумел раздобыть имитаторы положений -

приборы используемые во  время последней большой войны для  подготовки десанта.

Одеваешь перчатки,  чехлы на обувь и  шлем и  вот ты уже где-нибудь,  а по тебе

всякие монстры огнем поливают...

     Бар знала вся команда,   но не вся команда знала, что я убежал. Оставалось

пятнадцать минут  до  обеда  на  гауптвахте гвардии.  Через  восемнадцать минут

робот-разносщик въедет в  камеру,  оценит ситуацию и   доложит.   Минут   через

двадцать  -  тридцать  поднимется  тревога,  через  сорок  -  допросят  охрану.

Примерно через час предатель,  в поисках беглеца,  появится в баре. У меня было

еще время поесть и поговорить с хозяином.

     В  "Холодный  свет" можно было  войти через освещенный неземным ярко-белым

светом  коридорчик  с   улицы.   Либо   протиснуться между  помойных  баков   и

пустых коробок из  под  всяческой снеди,  через черный выход и  кухню.  Был еще

третий  выход.  Через  магазинчик "Интим"  на  параллельной улице.  Этой  дырой

пользовались лишь хозяин,  я  и  поставщики вулканита -  запрещенного в  земной

армии и флоте акселератора физической силы. Слишком многие офицеры в Империи не

могли  положиться на  свои  худосочные рученки   в   сложных  ситуациях,  чтобы

хозяин бара отказался от  торговли этой дрянью.  Хотя небольшой запас вулканита

был у каждого человека в моей команде. На всякий случай...

     Я  сразу выехал на соседнюю улицу.   В "Интиме" немного по-  шатался между

стеллажами  с пластиковыми членами,   нижним бельем и прочей ерундой,  а потом,

выбрав момент,  когда на меня не смотрели,  надавил на замаскированную кнопку и

нырнул в темную щель открывшегося прохода.   Через пару минут в чулане,   где я

оказался показался владелец бара.

     -  А,   капитан,  - угрюмо,  не подходящим для его массивного тела высоким

голосом произнес он.

     -  Привет, Сторм.

     "Сторм" -  это прозвище,  не имя. Его так все звали, на другие имена он не

отзывался.   Наверное эта кличка напоминала ему о  тех временах,  когда он  был

молод и здоров.  И был солдатом,  черт бы побрал эту армию.

     -  Я слышал,  ты.., - недоверчиво продолжал он, но я его перебил.

     -  Мне показалось,  это не самое подходящее место для офицера.

     Мы оба хорошо поняли о  чем идет речь.   Криво усмехнувшись и  кивнув,  он

впустил меня в свой кабинет.

     -  Из моей банды сейчас никого нет?   - вяло спросил я усаживаясь в весьма

удобное кресло перед его  столом.   Он   неторопливо объехал на  коляске вокруг

стола,   остановился перед  батареей  бутылок  на  маленьком столике,   покачал

головой  и,  составляя  какой-то коктейль, проговорил:

     -  Сейчас  -  нет!   С  неделю  назад  ошивались   тут   каждый   вечер...

Поговаривали,  что у тебя не хватит терпения просиживать ... там штаны.

     -  Значит я их плохо учил. Они совсем не умеют терпеть...

     - Зато кое  что  другое хорошо умеют!  Ко  мне  тут бритые наведывались...

Много их тут развелось,  бардак в стране... В охрану набивались.

     -  От кого? - удивился я.

     -  От них самих. Они тут побить все предлагали...

     -  Вот чудаки!

     -  Ага! А тут твои ребята...

     -  Значит ты на нас не в обиде?

     Инвалид обиженно стрельнул глазами.

     -  Покормишь?

     Сторм  молча  передал мне  бокал с  золотистым напитком и  уехал за  едой.

Кухня  была  рядом,  так  что отсутствовал он не долго. Привез еду и вернулся в

зал,  от куда  уехал  чтобы  встретить меня.

     Я торопливо наелся,   выпил еще бокал золотистого и  обнаружил,  что  пора

появляться предателю.   Словно подслушав мои мысли Сторм сообщил по  внутренней

связи:

     -  Капитан,  тут заявился один из твоих. Отправить его к тебе?

     -  Кто из моих?

     -  Клоун-Нижек.

     Вот это номер.   О  нем я  и  не подумал сразу.  Ролли Нижек,  по прозвищу

"клоун" был штатным ухажером Чулы,  а  это значило,  что либо малышка-Шоколадка

попросила его зайти в бар,  либо просто она не умеет держать язык за зубами.

     - Я сам выйду. Есть еще какие-нибудь незнакомые подозрительные личности?

     -  На улице прогуливаются...

     Я тяжело вздохнул и пошел в зал.

     Клоун сидел  в темном углу,   который великолепно присматривался с улицы и

мог  просушиваться из   стоящей  у   бара   машины.  Приманка и   ловушка  была

настолько  явной,   что мне даже стало горько и обидно.   Обидно, что член моей

команды  оказался банальным стукачам и  горько,   что  мои  уроки  осторожности

похоже пролетели мимо ушей этого комика.

     -  Привет, Ролли, - тихо проговорил я присаживаясь за соседний столик.

     - Капитан!?  -  искусственно удивился тот.  Все подозрения в предательстве

с Чулы немедленно были сняты. -  Но ведь...

     - Мне  нужна  твоя помощь,  - перебил я его. - Ты поможешь мне?

     -  Конечно, - сразу согласился стукач. -  Все, что угодно.

     -  У  меня есть должок к командующему одной гвардейской дивизии...  Я хочу

его сегодня вечерком навестить!   Только я и ты. Остальные не такие надежные...

Я рад, что именно ты зашел сейчас в бар!

     -  Конечно, капитан. Я готов!

     -  В десять вечера на площади Победы. У тебя какая машина?

     -  Сиреневый ФИАТ.

     -  Я тебя там найду.

     С  этими   словами я  встал  и  ушел  в  подсобные помещения бара.  Наспех

простившись со  Стормом выбежал через  "Интим"  к   своей машине и   уехал.  По

дороге на  встречу мне пронеслись несколько броневиков с десантниками спешащими

к  бару.   Я пожелал им  хорошенько побегать  вокруг  квартала и уехал в другой

район города.  Времени оставалось не  так  уж  и  много,   мне  еще  предстояло

связаться со  своей  командой,  обрисовать  им ситуацию и подобрать снаряжение.

И все это до наступления ночи.

     Ночью  я  хотел навестить свою  невесту и  нужно было  еще  позаботиться о

подарке...

 

     Кассандра Ли Радж

 

     Мне было хорошо на корабле и  я  вовсе не  торопилась увидеть загадочный и

пугающий  Конвикт.   Ко мне и к моему сыну ни кто не лез со всякими анализами и

тестами.  Вся  не  большая  команда стремительного судна,   за  исключением Джо

Чеймера,  держалась даже со  мной несколько отчужденно.   Это скорее всего было

вызвано  "геройствами" Рогнара на их планете, о которых мне немного рассказывал

Джо.   Не  смотря на  то,  что я  сожалела о  смертях тысяч людей,  все же была

благодарна мужу за это ко мне отношение конвиктян.

     Я  не  осуждала Рогнара,  как  не  осуждали его  и  сами  конвиктяне.  Они

признавали,   что  подрыв ядерных зарядов в  обитаемой зоне планеты был  вызван

бессмысленной выходкой одного  из  их  людей.  Честно говоря,   мне вообще было

все равно...  Они знали о наших с Рогнаром способностях,  а мы знали об их.  На

этом  основывалось взаимное уважение.

     Конвикт уже был виден на обзорных экранах  и  я  наблюдала,  как рады были

туземцы быстрому приближению к  своей родине.  Во  мне же известие о  том,  что

спустя пару часов мы уже будем на планете вызвало лишь  чувство  тревоги.   Джо

рассказывал о  биологическом институте и  я  не  сомневалась,  что  сразу после

посадки меня сразу перевезут туда и снова начнутся анализы... Я не могла больше

допустить этого. Я не хотела этого.

     В  тоже  время  я  не  обладала достаточной силой  духа,  чтобы  повторить

действия Рогнара и  захватить  корабль.   После  долгих раздумий я решила,  что

наилучшим выходом будет бегство в  необитаемые районы планеты.  С этой мыслью я

успокоилась и даже смогла заставить себя  улыбнуться одному из сияющих счастьем

членов экипажа.

     Между тем  судно конвиктян творило чудеса.  Я  уже  не  говорю о  скорости

перелета в  гиперполе,   но то,  с  какой  легкостью  Чеймер управлял маневрами

корабля,   потрясло.   Даже  в  обычном  пространстве лодка  развивала огромную

скорость.  Планета  росла,  как дрожжевой грибок и вскоре уже занимала все поле

экрана.

     А такой посадки я вообще ни когда не видела.  Даже не смотря на то,  что с

космодрома нас  вел  навигационный луч,  а  за  пультом судна сидел Джо,  скаут

мотало и бросало в разные стороны. Приборы показывали  такие  скорости ветров и

направления их  так  часто менялись,  что,  по  моему мнению,  посадка в  таких

условиях была  чистым безумием.  Но  кроме ветров были  еще  молнии ежесекундно

бьющие в кораблик.   И что самое интересное не только в наш.  Посадку совершали

еще пара -  тройка кораблей.   Не  трудно понять,  что я  думала об  обитателях

планеты.  Заметив выражение моего лица, капитан Танг подтвердил мои опасения.

     -  Они сумасшедшие,   -  совершенно спокойно проговорил  он.  И уточнил. -

Все на этой планете психи!

     Он засмеялся,  но я не могла понять причину веселья. Мы опускались прямо в

ад  населенный идиотами,  монстрами и  богами,  а  его  это,  похоже,  искренне

забавляло.

     Но  все   кончилось  благополучно.   Скаут  был  втянут в  ангар,  тяжелые

створки  отрубили внешнее безумие  природы  и   мы   смогли  спокойно выйти  на

планету.

     Нас встречали.   Я решила было, что столь внушительная делегация поджидала

меня  и уже стала подискивать щели для бегства,  но не обращая на меня внимания

все бросились здороваться  с Джо.  Возле меня остался лишь высокий угрюмый воин

в  броне и  с  оголенными по плечо руками.  Он не был даже вооружен.  И тогда я

поняла,  что ни   кто не собирается силой тащить меня на анализы или запирать в

клетку с  сенсорами.  Что моему малышу и  мне ни  чего не угрожает,  и,   что я

вообще нахожусь здесь на Конвикте,  а не на Астории,  это всего лишь любезность

Чеймера. И тогда я разрыдалась.

     - Почему   вы  плачете?   -  вежливо поинтересовалась незаметно подошедшая

девушка. -  Кто-то вас обидел?

     Я не могла ей ответить и просто отрицательно покачала головой.  Мне мешали

слезы.

     -  Это ваш сын?

     Я кивнула и слезы перестали литься из глаз.

     -  Симпатичный мальчик...  А на кого он больше похож? На вас или на папу?

     Слезы мгновенно высохли. Я забыла обо всем на свете и стала рассказывать о

своем сынке этой  совершенно незнакомой  девушке.  Ох,   как   приятно было это

делать,  учитывая,  что я никогда раньше ни с кем об этом не говорила.

     В разгар нашего разговора,  перездоровавшись с сотней людей, к нам подошел

Чеймер.

     -  Я смотрю,  вы уже познакомились,  - воскликнул он сверкая улыбкой.

     -  Да нет,   Джо, - смутилась девушка. -  У нас был более важный разговор.

Мы говорили об этом симпатичном мальчугане...

     -  Ну тогда я вас представлю,   - еще больше обрадовался тот. -  Касс, это

Ларри Рендолл. Ларри, это Кассандра Ли Радж.

     И все. И не слова больше, и не звука о Рогнаре.

     -  Вы с сыном хотите жить на Конвикте? - спросила Ларри, чем вызвала целую

бурю в моей душе.

     -  Я не знаю..,   -  промямлила я нерешительно.   -  Мы  никогда раньше ни

где просто не жили... Я не представляю себе...

     Я замолчала.  Замолчала потому,  что увидела искреннее  сочувствие на лице

Ларри. У меня не было слов.

     -  Я  постараюсь  сделать  так,   чтобы  вам  понравилось у  нас,  -  тихо

произнесла девушка и  я ей сразу поверила.  После пары секунд уныния лицо Ларри

снова осветилось доброй улыбкой и она уверенно воскликнула:

     -  Я прослежу,  чтобы вас устроили в хорошей комнате.  Пока! А после того,

как стихнет рассветная буря,  мы подберем вам место, где вы захотели бы жить.

     И  я   вдруг   почувствовала  себя  так,   словно после  долгого-  долгого

отсутствия вернулась домой...

     Спустя  десять  часов  я  проснулась в  небольшой,   скромно  обставленной

чистенькой комнатке.  Освещение было  выключено,  но  торчащее над   горизонтом

огромное красное тело звезды Марусина уже достаточно хорошо светило.

     Стараясь не   потревожить  спящего  у  стены сына,   я  встала.  Одевшись,

поискала скрытые приборы наблюдения, но ничего не нашла. Перестав уже чему-либо

удивляться на  этой необычной планете,  я  не  удивилась и  этому.   Отсутствие

замков на двери и охраны  за ними и вовсе было встречено мной равнодушно.

     Я  сделала  небольшой комплекс  гимнастических  упражнений  и  умылась,  а

потом  повторила  весь процесс с  ребенком.   Настало время завтрака.  Я уже не

кормила сына грудью,   ему уже  исполнилось два стандартных года,   а последний

раз мы  ели еще на корабле.   Я  взяла его на руки и   отправилась  исследовать

комплекс  зданий космопорта в поисках пищи.

     Коридоры были пусты.   Мне  пришлось  расспрашивать  дорогу  к  столовой у

изредка пробегавших мимо андроидов.  Людей я вообще не встретила. В итоге после

после   получасового  бродяжничества  я  вышла  в  довольно большой по  местным

меркам  зал,   где  несколько  человек,   оживленно  переговариваясь,   кушали.

Пульт-меню и  окошко выдачи найти труда не составило.

     В большинстве своем, названия кушаний были знакомы. Заказ не занял у  меня

 и  трех минут,   однако в ответ на табло появилась надпись: "Вставьте карточку

служащего,   либо опустите в  приемник 1.5 трасса,   пожалуйста". Я оказалась в

тупике. Мало того, что у меня не было ни карточки ни денег, так я еще и понятия

не имела о существовании валюты под названием "трасс".

     -  У меня этого нет! - вырвалось у меня.

     С  десяток удивленных лиц  были  мне  ответом.  Через минуту откуда-то  из

глубин кухни  вышел низкорослый толстячек  с   ласковой улыбкой на  озадаченной

потной физиономии.

     -  Извините, мэм. Какие-то проблемы?

     -  У меня нет карточки и трассов,  - зло сказала я ему громким шепотом.

     -  Вы их потеряли? - тоже понизив голос догадался он.

     - У меня их никогда не было, - пожала плечами я.

     Во  мне  тихо просыпался воин института.   Еще  немного и  я  принялась бы

уничтожать их всех.   В тот момент я отлично понимала,  что же  толкало Рогнара

на его выходки.

     Между тем степень озадаченности толстячка  достиг  предела.

     Заинтересовавшиеся поедатели стали пересаживаться ближе.   Ах,  как  я  их

ненавидела.

     -  А у кого из лордов вы,  мэм,  работаете?  Или это частная фирма?

     -  Я  сейчас ни где не работаю!   -  прорычала я.   - И в твоих интересах,

чтобы я и дальше бездельничала!

     Сын, тоже заинтересовавшись, посмотрел на меня, что-то невнятно проговорил

и растворился в воздухе,  перейдя в другой поток времени. Лишь держа его  руку,

я чувствовала, что он еще здесь.

     Люди еще больше заволновались,   атмосфера  заметно  натянулась... Вот-вот

должна  была пролететь искра..,   но  в  зал вошел капитан Танг,  быстро оценил

ситуацию и подошел меня спасать.

     - Здравствуй Кассандра,  -  еще с расстояния шагов в пять воскликнул он. -

Я уже с полчаса тебя ищу...

     Капитан вставил  в   щель   свою  карточку и  принялся выбирать заказ  для

себя.  В столовой стояла мертвая тишина.  Открыв  рты, все смотрели на нас.

     -  А  Ларри не прийдет?   -  громко спросила я капитана,  забирая разнос с

головокружительно пахнущей пищей.

     -  Леди Рендолл не смогла,   -  извиняющимся  тоном  произнес Танг. -  Она

на совещании.

     Десятку любопытствующих туземцев словно  со  всей  силы  врезали под  дых.

Одновременно они выдохнули и вернулись к своей еде.

     -  А где твой сынок? - безмятежно произнес Танг.