Книго

Лео & Павел Гросс

Проект Зомби(c) роман

Печатается с согласия соавтора в... слишком-слишком сокращенном варианте...

Зомби - полумистическое, искусственно умерщвленное существо-человек, организм которого утратил практически все свои жизненные функции, кроме нескончаемого и постоянного чувства голода. Питаются исключительно свежими мозгами своих жертв-особей, называющихся людьми. По всей вероятности зомбирование получило свое распространение в мировой истории благодаря африканскому культу вуду. Техническое же воплощение, идея зобирования приобрела примерно к середине ХХ века... Пролог. Большие деньги. Нижний Тагил, 10 марта 200... года Всё это собрание было чистейшей воды профанацией. Это отчетливо осознавали все участники аукциона по продаже Нижнеречточа. Огромный подземный завод точных технологий, некогда гордость советской оборонки, теперь уходил за гроши, буквально за сущие копейки, но ни у кого в зале не было таких денег, чтобы выкупить его. Рассчитывали на стартовую цену в 50 миллионов, ну на 70. Сергей Петрович Мохов (известный в широких уголовных кругах по кличке Мох) со товарищи вообще питали слабую надежду на то, что удастся внести деньги виртуальные, в виде дутых акций, выкупленных за взаимозачеты, но чтобы такое... Сергей Петрович в бессильной ярости сжимал кулаки и чувствовал как слезы ненависти наворачиваются на его глаза. Когда вышли члены президиума, никто в зале даже не поднялся. Председательствующий стукнул молоточком в гонг и объявил: - Прошу садиться... - Потом слегка опешил, увидев совершенно инертный зал, и добавил: - Я имею в виду, что прошу внимания. Заседание аукционной комиссии, назначенной в соответствии с решением комиссии по банкротству Нижнереченского завода точных технологий объявляется открытым. И на тебе теперь - участвуй в торгах со всеми на общих основаниях, как залетный нувориш с тугим карманом - где же справедливость? А ведь это он, Мохов, лично обанкротил комбинат, где обманом, а где и силой скупил у работяг ваучеры, влез в соучредители, самолично сорвал поставки, старательно подвел завод под гигантские штрафы, поставил под увольнение десять тысяч человек - и все для того, чтобы урвать этот жирный кусок, а тут - вот мерзавцы! - уводят прямо из-под носа! Мохов впервые в жизни почувствовал себя на месте человека, которого собираются ограбить - обычно он выступал в прямо противоположной роли. Этот крепко сбитый коренастый мужчина с сильной проседью в некогда рыжих волосах, с длинными крепкими руками, когда-то фигурировал в милицейских оперативках и розыскных листах с грифом "разыскивается особо опасный преступник", а затем, когда отсидел последний срок, стал править на своей родине, в уральском городке Нижнереченске в качестве "смотрящего". На длительное время он попал в поле зрения РУБОП, однако, когда он с легкостью выиграл выборы и стал исполняющим обязанности главы администрации города (результаты выборов Центризбирком не утвердил, но больше никто не решился выставить свою кандидатуру, ибо все знали, что связываться с Мохом себе дороже) - Центр сделал вид, что не замечает этого маленького конфуза. Но хуже всех наездов столичных властей, хуже хлёстких репортажей заезжих журналюг, хуже даже разборок с братанами, которые, в общем-то извинений не приемлют, был удар по репутации, который сейчас грозил Мохову. - На продажу выставлен лот номер один... - Председательствующий сделал эффектную паузу так, словно ожидались еще лоты. Он обвел присутствующих скучающим взором из-под дымчатых очков и завершил: - Нижнереченский завод точных технологий! - Ему было так же скучно, как и всем им - результат был прекрасно известен. В дело вмешались слишком большие силы, слишком колоссальные взятки были проплачены столичным чиновникам, и тут уж местным магнатишкам тягаться было невозможно. Однако у него была такая работа: разыгрывать перед ними спектакль, и они, то ли зрители, то ли участники бесстыдного действа, покорно играли свои роли. - Начальная цена лота составляет... - он сделал еще одну приличествующую случаю паузу и произнес нараспев: - четыреста девяносто девять миллионов... -перевел дух и набрал воздуха, - девятьсот девяносто девять тысяч... - и бравурно закончил: - девяносто девять условных единиц. - Обведя зал очень серьезным взглядом, он пояснил: - За условную единицу решением комиссии была принята валюта Соединенных Штатов Америки - один американский доллар, а точнее его эквивалент в пересчете по курсу Центробанка на сегодняшний день. Есть ли желающие приобрести лот? - Есть, - сказал хилый юноша в первом ряду. - ЗАО "Трында консалтинг". Предлагаю к этой сумме добавить один доллар. Ублюдок! Мохов поглядел на него ненавидящим взглядом. Конечно же, едва пронесся слушок о возможном конкуренте, на эту фирмушку наведались братки со стволами под мышкой, но юноша встретил их лучезарной улыбкой. "Ребята, в моей фирме уставный капитал пять тыщ рублей, всего имущества - факс да компьютер, а я сам - студент Плешки, подрабатываю на каникулах - чисто подставное лицо и делаю то, что мне велят. И кто велит не знаю, все указания он передает по факсу и Интернету. Кстати, в вашем городе есть еще штук пять таких вот "трындов", так что даже в случае моей безвременной смерти кто-то все равно примет участие в аукционе. Убьёте ли вы меня - в живых ли оставите, аукцион все равно состоится и первоначальная цена определена правительством нашей необъятной родины. Пятьсот миллионов баксов будет первоначальной ценой завода - это каждой московской вороне известно". - Итак, пятьсот миллионов условных единиц, - подвел итог председательствующий. - Нет ли у кого желания добавить еще доллар-другой к этой сумме? Ведь завод точных технологий - прекрасное предприятие, еще недавно бывшее режимным и совершенно закрытым, обладает превосходной материально-технической базой, крепким, спаянным коллективом, грамотными специалистами. В годы холодной войны на этом заводе разрабатывались новые системы вооружений... Мохову стало душно от такого глумления и рванув на груди тугой галстук, он выбрался из зала, обливаясь потом. Его охранники и приближенные: широкоплечий Фазер и длинношеий Баклан неотступно следовали за ним. Еще два охранника ждали снаружи Дома культуры, где проходило заседание. Усевшись в свой серый джип "лендкруйсер", хозяин жестко бросил: - На десятый километр, к Бачиле. Сергей Петрович Мохов много повидал в своей жизни, это был из тех типов людей, который, как сказал бы американец "self made man", (СНОСКАбукв. "человек, создавший себя"КОНЕЦ СНОСКИ). Правда, в Америке он бы уже давно остудил свои амбиции на электрическом стуле или до конца жизни коптил бы потолок тюремной камеры, однако Россия конца 80-х и начала 90-х годов была страной поистине невиданных возможностей, и те, у кого было хоть малейшее понятие, что, как и у кого украсть, сказочно нажились на этом. Так и Мохов, человек обладающий сильным характером, крепкой хваткой, недюжинной силой и здравым умом и в силу этих качеств пользующийся немалым авторитетом во всех колониях, где ему довелось побывать, вошел в фавор у главарей уральской мафии (в просторечии именуемой "братвой") и в начале 90-х годов получил в управление целый горнодобывающий комбинат. Комбинат дышал на ладан, директор его был унылым пугливым типчиком, вечно хныкал о недостатке финансированя из центра и о том, что "Москва нас позабыла". Доходы от комбината были жиденькие, воровская казна-общак практически не пополнялась. И тогда, отстранив директора, Мохов сам стал вникать в премудрости управленческой работы. На директорском месте он вдруг обнаружил ценные качества руководителя и управлял цехами с жесткостью, какой здесь не помнили с военных лет, когда по цехам прохаживались надзиратели из НКВД, за опоздание можно было лишиться зарплаты, а за запоротую деталь пойти в тюрьму. Начальники отстающих цехов получили сутки на то чтобы исправиться или уволиться. Первый же человек, попытавшийся на него пожаловаться в прокуратуру, был начальник ОТК, но хода жалобе не дали, поскольку жалобщик был найден на дне котлована с разможженной (очевидно в результате самоубийственного падения) головой. Поставив производство на поток, Мохов получил от братвы в полное владение родной городок и солидный пакет акций поднятого им комбината. Многие его собратья по ремеслу изумлялись тому, что он предпочел перспективному комбинату свое захолустье. Однако Мохов прекрасно знал, что делал, когда шел в политику. Из мэра в депутаты, из депутатов - в губернаторы, оттуда - в президенты. При этом вовсе не самым главным был официальный титул. Он-то знал, что за спиной главного чиновника есть истинные правители страны. Деньги были и оставались главным инструментом управления людьми, деньги и страх. Деньгами их приманивали, страхом отпугивали, все было так же просто, как погонять лошадей поводьями. Лево-право, сено-солома, палка-морковка... Однако сейчас он оказался в таком положении, когда даже всех его денег, всей казны общака не хватало. Оставалось одно - прибегнуть к мудрому совету. И его мог дать только старый, умудренный жизнью вор, "смотрящий" по всему Уралу, Афанасий Бачила. Не смотря на свой феноменальный авторитет, Бачила жил в старой покосившейся хате, на хуторке с двумя псами редкой злобности и унылой замордованной бабой, которая быстро собрала на стол, поставила вареную картошку, соленые огурцы и бутыль с самогоном и серой мышкой исчезла из комнаты. Охрана теснилась в сенях, пока старшие негромко беседовали в комнате. - А хоть кто купил-то знаешь? - осведомился старик Бачила, с аппетитом принюхивась к стакану с мутной жидкостью. Сам он не пил ни капли, врачи запретили, но компанию любил. - Да ну, как не знать, - воскликнул Мохов. - Американу продали, гады. У людей ни стыда нет, ни совести, распродают Россию за гроши... эх! - Он досадливо махнул рукой, прекрасно сознавая, что за такую сумму и он сам бы лично продал хоть родную мать. - Американец из Нью-Орлеана Ричард Сазерленд, гад. Через три дня деньги должны быть на счету в Центробанке. - Ну, а нашим ребятам там можно сказать, чтобы они его... приструнили или похитили? - предложил Бачила. - Не имеет смысла, - возразил Мохов. - Он представитель группы компаний. Деньги пойдут в любом случае, стоит ему подписать чек. Он даже застраховал, подлец, сделку. - Это как это? - удивился Бачила. - А вот так! Вон, гляди, ребята из агентства мне его страховой договор скопировали. - Мохов вынул из портфеля бумажку. - Глянь, что пишут: от всего на свете застраховался, от пожара, бури, наводнения, землетрясения, революции, даже собственной гибели в любом виде транспорта или от пули, ножа, удавки... Что бы ни случилось с ним самим, деньги пойдут от страховщиков. Проглядев договор, Бачила ухмыльнулся: - Ну, от всего на свете не застрахуешься. Собственного самоубийства он-то не предусмотрел! Если он на себя руки наложит, страховка будет недействительной. Ну и... думай! Мохов некоторое время соображал. - Страховка недействительна... деньги не поступают... мои люди в Москве объявляют аукцион проведенным с нарушениями, мы тем временем готовим новый аукцион, меняем всю комиссию... Слушай старина, друже, а ведь это действительно выход! Но... - Мохов погрустнел. - но только как же мы обстряпаем самоубийство? Просто повесить его в комнате на подтяжках?.. Не поверят. - А вот по этому вопросу у меня есть такой специалист, - усмехнулся Бачила. - Золотой парень, хоть сам и нерусский. О деньгах сам с ним договоришься. Хотя удовольствие это дорогое - миллиардеров убивать. Бахтияр Ханларов принял заказ Мохова по Интернету. Однако его не интересовали деньги. Он хотел только одного, какую-то статуэтку, которая хранилась в коллекции какого-то нью-орлеанского банкира. Он, конечно, с удовольствие слетает в Америку, и даже аванса не потребует, но... лишь затем, чтобы заполучить драгоценную для него деревянную вещицу, какую-то старинную поделку. - Сколько это дерьмо может стоить? - спросил Мохов и компьютерщик быстро набил вопрос. На окошечке программы ICQ появилась ответная надпись: "Столько, сколько захочет банкир. Предупреждаю, он очень богат и влиятелен, у него дочь на выданье..." - А, ну тогда все будет решено, - усмехнулся Мохов. - Пусть сейчас же собирается и чтобы к утру был в этом самом Новом Орлеане. Глава 1. В одном уральском городке. Нижнереченск, 15 октября 200... года Стоял тоскливый, промозглый октябрь, поливающий землю бесконечными ливнями, не радующий ни солнцем, напрочь прячущимся под серой пеленой облаков, ни багряным цветом листвы, которая как-то враз опала. К вечеру 15 числа погода вконец испортилась - истошно воющий ветер с силой бросал в окна брызги холодного дождя, и напрягался, давя на стёкла. Сергей Болюхин - бывший инженер, бывший молодой специалист, "бывший интеллигентный человек", а нынче образцовый сдатчик стеклотары и вторсырья, поежился, стоя на лестничной клетке и, приподняв воротник ватника, решительным шагом двинулся на улицу родного Нижнереченска. Он вышел из загаженного и до омерзения изрисованного подъезда (который, в общем-то был хорош уж тем, что давал ему, Болюхину, приют) и, выбирая наиболее безопасный для его прохудившихся башмаков маршрут из лабиринта луж, запрыгал к видневшемуся вдалеке магазину. - Чего, не ндравятся наши погоды? - спросил его околачивающийся вокруг магазина Липан, замызганного вида мужчина с испитым лицом и лбом, после недавней драки заштопанным черными нитками. - Осень, она, блин, и в Африке осень. Добавишь на чекушку? Чекушка - это было мало, совсем ничего, так что лучше было взять хлеба. А кроме того, Липан вовсе не та компания, с которой стоило водиться интеллигентному человеку, пусть и бывшему. Да и что он может знать про Африку? Там нет осени в местном понимании слова, там есть сезон дождей, когда вода льет стеной, реки переполняются, крокодилы хозяйничают в поймах рек, а зверье обильно нагуливает жирок. - Не-а... нету денег... - буркнул Сергей Викторович и прибавил шаг. Однако Липан, проводив его взглядом, увязался следом, хоть и близко не подходил. Магазин "Продуктовый рай" был единственным ярко освещенным местом на всем микрорайоне, именуемом поселком Ильича. Он кокетливо выделялся из общей массы унылых строений и бараков поселка своей ярко-красной крышей из искусственной черепицы и полированными стеклами. Командовала им бывшая отличница советской торговли Майя Евгеньевна, торговка Божьей милостью, пользовавшаяся в поселке да и во всем городке непререкаемым авторитетом. К Болюхину она относилась с некоторой долей уважения, все же когда-то подтягивал ее сына по химии и физике. Но это было давно и далеко, в той, другой жизни, когда Нижнереченск был закрытым городом-заводом, поесть в столовой или кафе стоило копейки, а в магазинах для передовиков ежемесячно комплектовались наборы продуктов. Закончив столичный вуз, Сергей Викторович с молодой женой, тоже выпускницей того же института, получил распределение на завод, где им тут же, как молодым специалистам, дали квартиру в доме, в подъезде которого он сейчас жил. Вся эта жизнь для Болюхина окончилась тогда, когда его вызвали в партком завода и предложили поехать в молодую африканскую страну, которая собралась строить социализм, но ее руководители не знали, что делать с залежами урановой руды, занимавшими там половину почв. Возникла мысль построить там добывающий комбинат, вкупе с ним завод по производству обогащенного урана. Для этого надо было произвести разведку местности и составить техобоснование проекта. Это ответственное задание партия поручила молодому, но весьма перспективному специалисту Болюхину. Конечно, учитывая, что у него беременная жена, он может и отказаться... Хотя кто же в здравом уме и твердой памяти откажется от счастливой для любого советского человека возможности пожить с полгодика за границей, получать удесятеренную зарплату сертификатами (бесполосыми!), а потом отоварить их в "Березке"? Как можно отказаться от машины, которую ему разрешат купить за валюту? От чешских сервизов и румынской мебели, которые он сможет получить без очереди, просто по записи? И все же он отказался. Просто потому, что был безумно влюблен в Лариску и не мыслил оставить ее одну дома. Тем более беременную. Прошла неделя, и однажды его вызвали из цеха в отдел кадров, и там начальник первого отдела, отставной гэбист, отводя глаза пробурчал, что ему надо срочно надо ехать в больницу "по семейным делам". Вначале Болюхин не понял, по каким еще делам: его родители жили в совсем другом городе. Потом вдруг внезапно понял... Это был грузовик. Здоровенный самосвал, который сбил переходившую дорогу в неположенном месте женщину, его жену, и скрылся... И мало ли самосвалов мотаются ежедневно с карьера на строительство нового цеха и обратно? Спустя еще неделю, он согласился поехать в командировку. Он и не знал, что эта командировка затянется на долгих двадцать лет. Впрочем, даже если бы и знал... В свои пятьдесят Болюхин выглядел на все семьдесят лет. Кутаясь в ватник, он подошел к задней двери магазина и заглянул внутрь. Он почти сразу же услышал резкий голос Майи Евгеньевны. Она явно была не в духе. - Мы тут вкалываем как лошади, а эти уроды раскатывают на джипах и деньги из нас вымогают! Нет, ну почему я обязана им деньги раздавать? У нас что тут, нет ни милиции, ни омона?.. В это мгновение за спиной Болюхина раздался звук подъехавшего автомобиля. Он резко отшатнулся от двери и спрятался за нее. Вышедшие из машины парни с автоматами в руках, неторопливо направились внутрь магазина. Затем изнутри раздался истошный женский крик, прерванный автоматными очередями. Спустя минуту обa парня вышли наружу. - Слышь, Саш, - спросил один из них, спортивного вида подтянутый парень лет двадцати пяти в кожаной куртке, - а я перчатки надеть забыл. Как свол бросать? - А я свой и не собирался бросать, - ответил его ровесник в зеленой куртке с капюшоном. - Ствол - он денег стоит. Они неторопливо подошли к автомобилю, сели в него и отъехали от магазина. Болюхину страшно было заходить в магазин, но что-то тянуло его туда, как канатом. Он не мог противостоять этой невыразимой тяге, его ноги двигались как деревянные. Он вошел в подсобку и свернул к кабинету заведующего, откуда пробивалась полоса света. Наверное, в магазине никто не слышал выстрелов: в зале было шумно, в очереди у водочного отдела разгорался скандал. Володя - старший продавец и заместитель Майи Евгеньевны, обмякнув сидел в кресле с отверстием во лбу. Сама же "хозяйка", как часто называли Майю Евгеньевну неподъемной полуторастакилограммовой грудой лежала за своим столом и слабо хрипела. Кровь от ее тела лужей расплывалась по ковролину. В это мгновение на глаза Сергею Викторовичу на глаза попалась полуоткрытая дверца сейфа, который возвышался за поваленным креслом Майи Евгеньевны. В его замочной скважине торчали ключи. Вытянув руку, бывший молодой специалист мизинцем потянул за уголок сейфа и вытаращил глаза на стопку купюр, высившуюся внутри. В мгновение ока они перекочевали во внутренний карман его ватника. Он опрометью бросился бежать и, вылетев наружу, чуть не столкнулся с Липаном. Тот проницательно взглянул на него и спросил: - Никак жаркое дело было? Не замочил никого? - Ты... ты чего болтаешь! - закричал Сергей Викторович. - Я там хлеба просил, а они... - А в юшку ненароком вляпался? - хитро сощурился Липан. - Чего? Какую еще?.. - Сергей Викторович взглянул себе под ноги и убедился, что от следов его ботинок оставались отчетливые кровавые разводья. Видно пока он тянулся к сейфу, ненароком вляпался в кровь "хозяйки". - Ну да ладно, я тебя не сдам, - усмехнулся Липа. - Да я и сам видел, что туда до тебя моховские со стволами заходили. - Это... моховские? - Ну да, кто сейчас наш хозяин? Мохов. Видно он что-то с нашей хозяйкой не поделил. Ладно, давай двигаем отсюда, пока не замели. Дождь усиливался, так что вскоре кровавые следы смылись, и к тому моменту, как в магазине началось столпотворение, от обоих бомжей уже не осталось и следа. Липан честно отобрал себе ровно половину украденных денег (там было почти 50 тысяч), однако очевидно положил глаз и на вторую половину, почему самолично купил выпивку (4 бутылки водки), хлеб и колбасу и пригласил Болюхина отметить удачный день в Марфо-Мариинской часовне. Отвязаться от него было невозможно, к тому же у Липана был нож, да и был он лет на 20 моложе Болюхина. Наверное, стоило бы предложить ему еще денег и самому слинять подобру-поздорову. Однако Болюхин уже шел навстречу своей судьбе и свернуть с назначенного ею пути был не в силах. - Первый свой срок я начал мотать еще в восемьдесят первом, тогда пошел по-малолетке. Грошовое дело было, палатку гробанули с пацанами... - рассказывал, развалившись на топчане Липан. - А я в восемьдесят первом в Африку поехал, - пробормотал Болюхин. .................................. ...Наполовину его развалили, потом попробовали взорвать, но тут обвалился потолок в одном из строившихся под поверхностью земли цехов подземного завода - и на стройку нагрянули дяди с усталыми, но добрыми глазами. В одну ночь посадили и подрядчика, и субподрядчика, и начальника строительства, и инженера по технике безопасности, а для верности еще и архитектора с собой прихватили. И, самое интересное, все арестованные тут же дружно признались, что получили задание взорвать завод прямиком от японо-британо-германско-американской разведки. С той поры это место у городских чиновников стало считаться нечистым, и все дороги, шоссейные и железные, все здания и стадионы стали возводиться поодаль от часовни, большей частью вокруг нее. И поскольку завод все расширялся и расширялся вглубь, город строился, и к концу ХХ века он уже весь теснился вокруг часовни, чей недоломанный семигранный шатер можно было видеть почти с любой точки Нижнереченска. Сама часовня только с виду казалась незначительной. Очевидно традиции подземного строительства были в этих местах весьма давние, поэтому ниже первого этажа имелся подвал, а на самом деле целый обширный зал, в котором и развел костер предприимчивый Липан. Впрочем, в зале и без того было достаточно тепло, как смутно припоминал Болюхин географию бывшего ему некогда родным завода, где-то в этих местах проходили трубы, отводившие тепло от атомного реактора. - Ты чего, и впрямь в Африке был? - изумился Липан. - То-то мне ребята говорили, а я не верил. А что ты там делал? - В плену сидел. - Тю! И долго? - Почти двадцать лет. - Ни фига себе! - только и смог выдохнуть Липан. Центральная Африка, январь 1982 года На самом деле страна, в которую они попали, вовсе не собиралась строить социализм. И капитализм тоже. Не претендовали населявшие ее племена и на феодальное землевладение. Им всем было вполне комфортно и уютно при своем первобытно-общинном, с элементами рабовладельческого, строе. Тем более, что в нем появились такие любопытные и во всех отношениях приятные вещи, как шотландское виски, американские автомобили и автоматы Калашникова. И лукавила советская пресса, рассказывая, что в этой стране войска народно-освободительного фронта героически сражаются против наемников империализма. Как стало очевидно Болюхину уже через пару недель, там одно свирепое дикарское племя воевало против другого, не менее дикого и не менее свирепого союза племен, и вся разница между ними была в том, что дети одних вождей учились в Сорбонне и Оксфорде, а дети других - в университете имени Патриса Лумумбы. Однако англичане и французы, хоть и помогали "своим" племенам, поскольку также слышали о залежах руды, однако нисколько не обольщались на их счет, и поэтому когда "их" племена с боями подошли к столице уже на расстояние полета стрелы, все зарубежные миссии получили строжайший приказ немедленно эвакуировать сотрудников. Советским же специалистам в их посольстве про это сказать как-то забыли, поскольку были заняты эвакуацией посла и его жены, прозванной "послицей" и поэтому семнадцать русских специалистов (как военных так и гражданских, как мужчин, так и женщин) оказались поутру в руках захвативших столицу головорезов. Их увели в леса в качестве "живых консервов" и раз в несколько дней убивали по одному. Благо никому в мире и в голову не приходило их искать, а благоразумные советские газеты ни словечком не обмолвились об этом инциденте. Положение пленников осложнялось еще и тем, что в те дни установилась страшная жара. Настоящее пекло низвергалось с небе с солнечными лучами. Тучи мошкары облепляли пленников в тропических чащах. В таких условиях связанные веревкой за шеи и вереницей бредущие сквозь леса измученные, голодные люди постепенно превращались в бессловесный скот. Вскоре все они (кто не был съеден) умерли от крайнего истощения. Болюхину повезло, что в одной из деревень его купили. Произошло это так. Партизаны кочевали по дружественно настроенным деревням, не задерживаясь в каждой более суток. Однако в какой-то момент они оказались совершенно без воды. Все запасы подошли к концу. Деревня, к которой они шли полдня, оказалась вымершей, поскольку днем ранее подверглась нападению правительственных войск. К следующей деревне добрались только к вечеру, но и там отряду удалось разжиться только парой фляг затхлой воды - не помогла даже угроза оружием: это была большая деревня охотников, и в ответ на стрельбу двух десятков "калашей" последовала бы туча копий и дождь стрел. Однако вождь сказал, что на завтра они пригласили ньянгу (колдуна) - вызвать долгожданный дождь. Командир отряда, который учился вначале в христианской миссии, а затем три года в коллеже в Марселе (кстати, это же слово он избрал своим боевым прозвищем), больше привык доверять спутниковым метеопрогнозам, однако не показал своего скепсиса, чтобы не восстановить против себя вождя. Назавтра к полудню прибыл ньянга: мужчина в львиной маске с длинным шестом в руках, он был разукрашен белыми полосами, которые на его темной коже образовывали узор костей скелета. Навстречу ему высыпало все селение. Колдуна плотно покормили и отвели на возделанное поле, которому больше всего требовался дождь. На окраину поля вышли несколько человек, вынесли тамтамы. Колдун вышел на центр поля и, поглядев в небо, воздел вверх руки. Вся деревня, обступив поле, замерла. Затем колдун взмахнул копьем, и тамтамы издали глухой совместный звук. Колдун воздел копье наконечником вниз и сделал движение, словно бы он поражал какое-то наземное существо, вроде змеи или крокодила. Так начался его танец, ритму которого послушно следовали частые удары палок о тамтамы. Неожиданно Болюхину показалось, что небо над головой колдуна потемнело. Со всех сторон потянули порывы ветра. Затем с конца его копья словно сорвалась молньица и ударила вниз и в сторону. Население деревни разразилсь приветственными воплями. Со того времени, как колдун начал свой танец и до того, как на землю упали первые капли дождя прошло вряд ли более четверти часа: и вот уже стар и млад понеслись выставлять под небо сосуды. бочки, банки, плошки, половинки кокосовых орехов - все, во что можно было набрать хоть каплю воды. А дождь полил сильный - настоящий тропический ливень. Затем Болюхин видел, как колдун медленно, усталым шагом, покачиваясь, побрел с поля, не обращая внимания на ликующих людей, прыгающих и катающихся в грязи детей, славословязщих его стариков и женщин. Он снял маску, струи дождя смыли с него краску, и оказался самым заурядным чернокожим дедом с редкой бороденкой и морщинистым тощим лицом, на котором умом и силой светились большие темные, глубоко запавшие глаза. Эти глаза внимательно и цепко обшаривали проходивших мимо людей, словно впивались в них на мгновение и вновь отпускали. Во всяком случае у Болюхина сложилось такое впечатление, что старик не просто смотрел на него, он как будто внимательно изучал его - редко у кого хватало сил выдержать этот взгляд, не опустив головы. У Болюхина хватило на это сил, хватило и на то, чтобы обменяться с колдуном жестами: Болюхин указал на небо, потом одобрительным жестом выставил большой палец: мол, уважаю, хорошая работа, мастер. Колдун был сначала удивлен этим жестом, внимательно осмотрел его руку, потом сам ее сложил в том же жесте - и вопросительно посмотрел на Болюхина. - Все мы, - инженер попытался импровизированно объяснить этот жест, - это как вот эти пять пальцев - мы вокруг тебя. Ты же - один-единственный, вот как этот большой палец. Без других пальцев человек сможет пользоваться рукой, а без большого - не сможет. Компране ву? - Уи, уи, - засмеявшись, чирикнул колдун и показал Болюхину свою левую руку, у которой не хватало трех пальцев, остались только большой и мизинец. Затем колдун прошел мимо него и отправился в "мужской дом", где для него уже было приготовлено угощение. Дождь к тому времени уже прекратился, и земля тяжело дышала паром. После этой беседы Болюхин моментально почувствовал еле заметную, но уже ощутимую перемену в обращении к нему. Ему принесли плошку мерзкой бурды, которая здесь именовалась пальмовым вином и дали три банана. Подкрепившись, колдун отправился в обратный путь. В подарок ему выставили свиней - он прошел мимо, даже не взглянув. Перед ним выстроили всех незамужних девушек племени, у которых только начала намечаться грудь, он и тех игнорировал. Не позарился он также и на юношей. Вождь со стоном вынес из хижины самую ценную вещь, на которое с алчностью взирало все племя: доставшийся ему от деда граммофон с роскошно сверкающей трубой - увы, и этот дар не вызвал интереса у колдуна. Он прошел мимо гостей деревни: отряда партизан, и командир с тоской подумал о том, что если он выберет пулемет или базуку, то это будет слишком большой платой за пару цистерн воды. Однако колдун прошел мимо бойцов и подойдя к Болюхину, знаком велел ему подниматься. Командир отряда Марсель возмутился: в конце концов, эти пленники - его законная добыча. Кроме того позавчера ему удалось связаться с генералом и тот велел поберечь пленников, у них начались переговоры, так что еще неизвестно, на сколько ящиков "калашей" или патронов их удастся обменять. Колдун делал вид, что не слышит его, и жестами требовал, чтобы Сергей Викторович поднялся и следовал за ним. Однако Болюхин продолжал прилежно сидеть на земле прекрасно помня какой властный характер у командира отряда: он своему заместителю и закадычному другу всадил пулю в живот, когда тот с ним заспорил, какой дорогой вести отряд. После этого авторитет Марселя в отряде стал непререкаемым. Между тем подоспевший к месту спора вождь деревни направил свой ассегай на горло Марселя и в двух словах объяснил тому, что раз уж он решил пользоваться гостеприимством племени, пусть будет добр уважать его законы. А закон у племени несложный: Боги дали людям всё, значит всё в этом мире и принадлежит богам. Колдун говорит с богами, значит все, что он захочет, принадлежит ему. Захоти он заполучить любимую жену вождя или его сына, или любую принадлежащую ему или любому другому члену племени вещь - это он и получит. Но в единственном экземпляре. И только тогда, когда он сделает то, о чем его просили: исцелит болезнь, отведет мор, вызовет дождь... К чести его следует сказать, что лишнего он никогда не просил. И другу Марселю стоит трижды подумать, прежде чем отказывать такому могущественному колдуну. Видишь, как за него просит всё племя от мала до велика? Марсель и сам видел, как против его маленького отряда мигом вооружилось всё население деревни: луками, стрелами, копьями, там была пара английских кремневых ружей системы "браун-бесс", стреляших еще при Ватерлоо, а у сына вождя в руках уже изготовилась к стрельбе нацеленная в грудь Марселю американская винтовка М-16. С другой стороны, эти русские всё равно мрут как мухи, того и гляди, пока их доведешь до штаба, все передохнут. И он махнул рукой, разрешая Болюхину подняться и следовать за колдуном... Он вспомнил. Он всё-всё вспомнил. Казалось, после смерти колдуна Уомбо на его мозг опустилась завеса тумана (а так и было, Уомбо предупреждал его: "я уйду, и ты потеряешь все, что узнал от меня, но это тебе только покажется, на самом же деле ты должен будешь снова найти себя и восстановить свои силы") - и только сейчас, спустя три года после возвращения на родину она рассеялась. Очередной отряд военных, это были правительственные войска, но на этот раз в отряде оказались американские инструкторы, наткнулся на него аж в 1997 году. Тогда об этом много писали газеты всего мира; надо же "европеец-отшельник в сердце дикой Африки". Вскоре его по портретам опознали и свои, и он оказался на родине спустя 20 лет после того, как его там уже похоронили. И кому он там оказался нужным? Его квартира была давным-давно продана и приватизирована, завод от которого он был послан, разорился, был акционирован и пошел с молотка, работникам вот уже почти три года как не платили зарплату. Его пристанищем стал опять этот маленький мерзкий городишко с домами барачного типа. Он некоторое время пытался судиться с заводом, чтобы отвоевать хоть какую-то комнату для жилья, но любые метры сейчас стоят денег, и без длительного суда ему никто не отдаст их за просто так. "Запомни: семь пальцев у меня на руках, семь планет в небе... (да, я знаю, сейчас ты начнешь спорить, что их больше, но на самом деле настоящих только семь) и семь углов тебе вернут полученную от меня силу..." - завещал ему Уомбо перед смертью. Оказавшись внутри семиугольного зала Болюхин ощущал себя человеком, на глазах которого была совершена тяжелая операция, и он впервые после долгой тьмы снимает повязку. Боже, какая вокруг прекрасная тьма - он видит ее, он физически ощущает ее, она густа и осязаема. Вместе с тем, как аквалангист сквозь маску видит все краски дня (в то время как простому ныряльщику они видны как бы сквозь туман), так же и Болюхин прекрасно ориентировался в этой тьме, он видел рисунки на стенах; их оставили руки заключенных, которые тут из-под палки строили прекрасный храм. Они голодали, подвергались побоям и унижениям, но все они были горды и радостны, что могут перед смертью сделать хоть что-то возвышающее их, что-то утверждающее веру в Божество. Заблудший кот улегся в проеме стены, без особенного интереса наблюдая за человеком, который так странно пахнет... в нем есть что-то от кошки, он же видит в темноте! И у него глаза светятся! От этого открытия в ужасе шмыгнула глубоко вниз, в склепы, зачем-то забредшая в подвал крыса. Болюхин расправил плечи и снял очки. Теперь они ему больше не нужны - он видит этот мир, слышит его и ощущает в той же полноте и яркости, какие открылись ему тогда, когда Уомбо учил его видеть окружающее, понимать его законы, жить по ним в гармонии со всем сущим. Однако что-то в этом мире очевидно пошло не так... Подобное бывает, хоть и нечасто. И кровное дело колдуна - чуть подправить этот тонкий и сложный механизм, который без этого вмешательства будет работать неправильно и причинит еще много бедствий. - Н-да, братэлло, интересная у тебя была жизнь, - покрутил головой Липан. - А кстати, слышь ты, не отдашь ли ты мне свои деньги на сохранение? Сомневаясь, что столь очевилно наглое предложение будет принято, он уже раскрыл и приготовил к удару нож, поскольку и сам он (как и доблестные африканские партизаны) не видел в Болюхине человека, а лишь только вещь - ходячий кошелек с деньгами. А кроме того еще и болтливый кошелек. Еще начнет болтать кому ни попадя, где он был, что видел, где деньги взял... А кому охота связываться с Моховым и его "моховиками", которые крепко держат весь город в руках. Неожиданно раздался сильный треск и сиреневая молния ударила в центре семиугольного подвала. Липан мог бы поклясться, что видел своими глазами, как этот малохольный задрал вверх руки, и молния проскочила между его пальцами. В воздухе сильно запахло озоном - Мы неправильно делаем! - громко сказал Болюхин. - Что, что неправильно? - почти так же громко выкрикнул Липан. Его поразили какие-то новые, гораздо более уверенные нотки в голосе этого человека, которого он считал в общем-то неполноценным во всех отношениях. - Костер должен гореть вот здесь! - произнес Болюхин и указал на центр подвала. - Давай-ка мы его переложим. И с неожиданно энергичностью стал разыскивать старые ящики, доки, рейки и сооружать из них кострище в центре подвала. Затем он откопал откуда-то кусок мела, очертил круг вокруг кострища или чуть поодаль, а потом стал расписывать поверхность пола какими-то непонятными символами. Этот процесс на время заворожил Липана, и он стоял на месте и ждал, пока Болюхин не разъяснит ему то, смысла чего он сам не понимал. Наконец ему все это порядком надоело. Он шагнул к Болюхину и занес нож над его спиной. В это мгновение костер словно бы сам по себе загорелся ("не может быть, чтобы сам по себе, наверное, этот малохольный угольков заранее подбросил, вот они и разгорелись"), и Болюхин поднял голову от пола и уперся взглядом в лицо собеседника. Увидев Липана, стоявшего возле костра с ножом в руках, он расцвел. - Вот чего нам не хватало! - воскликнул он. - Колдовского ножа - "атхэма". Он протянул было руки за ножом, но вместо этого его указательные пальцы легонько стукнули за ушами Липана, и тот моментально застыл, не в состоянии сделать ни единого движения. Однако он все видел и слышал, и понимал все до последнего слова. Болюхин положил его в центре обширной нарисованной мелом на полу пятиконечной звезды, причем положил так, чтобы каждый луч соответствовал центру его раскинутой руки или ноги. - Прости меня, дружок, - буквально пропел Болюхин, укладывая Липана поудобнее. - Но весь процесс не имеет силы и смысла без последней вещи, которая просто необходима, чтобы его активизировать. Знаешь, что это за вещь? Это - жертва. Я принесу ее темным духам стихий, и они поймут и примут меня в свой круг. Наверное, лучше твоей черной души мне никого не найти. Как ты думаешь? Возможно, ты предложишь мне взамен кота или собаку... Конечно, честный и порядочный пёс или кот -вполне достойная жертва демонам тьмы, но куда их жалким бессловесным душам до души человеческой, которая так аппетитно хрустит на зубах у демонов. Впрочем, меня твое мнение нисколько не интересует... С этого момента Леопольд Мазурин, известный в мире местных блатных и бичей под кличкой Липан, алчный и пронырливый типчик стал тихим и зачарованным зрителем на сцене своей судьбы. Он безмолвно смотрел на то, как его визави раздевается догола, чем-то натирается, раскрашивается, начинает петь, раскачиваться в одном ему известном ритме, затем пускается в пляс, выделывая такие па, которым позавидует любой брейкер на дискотеке. И наконец он встал перед ним на колени и попросил прощения, и умиротворенный Липал, не двинув ни единым мускулом, простил его, буйная жизнёнка его воспротивилась всею силой против грядущего, но не смогла превозмочь паралича, и острый финский нож, теперь покрытый угольными узорами и названный "атхэмом", погрузился в грудь Липана, образовал прорезь между ребер, в которую адский колдун с силой запустил руку, и вырвал трепещущее сердце воришки. Только тогда тот перестал цепляться за жизнь, поняв, что теперь она принадлежит не ему, и даже не колдуну, а совсем иным силам... Он видел, как колдун пьет его кровь прямо из аорты бьющегося сердца и с тоскою сознавал, что с каждым глотком из него истекает жизнь... Но не умирал. Глава 2. Пир победителей Село Окуровка, окрестности Нижнеречeнска, в ночь на 16 октября 200... года - Ну, блин,живем! Вот как жить надо, Сашок! - загортанил Ванчура, прыгнув в высокое кожаное кресло самого Мохова. - Погоди, в люди выбьемся, тоже себе такие домины отгрохаем... Загородная резиденция Мохова, если и могла поразить воображение столичного жителя, то, в основном, размерами. Казалось, что каким-то то исполинским насосом накачали простую крестьянскую курную избу, так что она раздулась до размеров самолетного ангара, потом аккуратно обложили сверху кирпичом, покрыли крышу финской металлочерепицей и установили поодаль от остальной деревни, подавлять окрестные избушки своим величием. Внутри же дома царил тот стиль, что господствует сейчас в комиссионных ларьках и на вещевых рынках. Неистово блестели здоровенные............. ................................. неимоверно нужное и сильное лекарство. В года гражданской войны он продолжал врачевать и спас жизни многих людей. Он мечтал спасти решительно всех, но власти предержащие интересовал лишь один вопрос: а зачем ему всё это надо? Через некоторе время его арестовали и сослали. Но главное, врач с крейсера "Светлана" оказался всего в пяти шагах от величайшего открытия всех времен и народов... И вот, почитав это... дойдя до слов: "сегодня ко мне подошел старший по бараку, какой-то авторитетный вор и сказал, чтобы я готовился к смерти, он правильный мужик этот Могов, даже убивает по справедливости". А еще половину тетради занимали формулы. Очень много формулы. Очень много формул, которые буквально нанизывались одна на другую, переходжили со страны на страницу, перемежались с рисунками женской гловки и шарообразных рыбок, усеянных колючками.Дочитав до конца тетради, Андрей покрылся испариной и огляделся. Он находился посреди операционной. Ему дарована отсрочка. А остальные... остальных должны были превратить в послушных истуканов. Двери операционной открылись, вошедшие громилы млча подняли Андрея, переложили на каталку, вновь приковали наручниками и покатили в соседний зал. ......................... Глава 23. Операция "Пылесос" - Служай, друг, нас не интересуют ваши набивные куклы, - заявил Гарник Канаян, бандит, контролировавший юг страны. - Кому нравится с ними дружить - ваше дело, но лично я предпочитаю иметь дело с нормальными братками. - Вот как? - усмехнулся Мохов. - И тебе не будет страшно сознавать, что в каждую минуту твоей жизни к тебе может приблизиться вот такая кукла и и в упор расстрелять тебя? А потом с наслаждением высосать твои мозги. - Ладно! - закричали другие. - Зачем ты нас сюда соброал? И что от нас теперь требуется? Ханларов поглядел на Мохова. - Только одно, мужики! - объявил тот. - Чтобы вы мне не мешали. Я собираюсь баллотироваться в губернаторы области - не мешайте мне и всё. - А нынешнего куды денешь? - выкрикнул Афанасий Бачила. - Сам знаешь, "куды"! Афанасий, прекрати смущать народ. Ханларов вновь взял слово и указал на каталки, на которых ввезли в операционный зал Ирину, Переведенцева, майора и лейтенанта Кво. Последним везли Андрея Курского: - Вот из этих молодых и тренированных ребят получится идеальные машины для убийства. На ваших глазах я зазомбирую их и введу пограмму, которую они тут же как бы забудут и не будут о ней даже вспоминать, пока не окажутся вблизи нашего дорогого губернатора. Некоторые из присутствующих даже заерзали на своих местах, поскольку это были люди неглупые и в голове каждого пронеслась шальная мыслишка: "ай-яй-яй, это что же получается? Мох-то нас сюда вроде бы как на сходку приглашал, а получается взял он нас всех в подельники?" Губернатор области был мужчина твердый и неглупый, везде имел своих агентов, были они и среди присутствующих, правда они не знали кто этот соглядатай и оттого еще больше боялись. Сознавая, что всем им остается жить считанные минуты, Андрей Курский подергал руками. Наручники еле слышно звякнули... Левый при звяканье издал еще и слабый щелчок. Он скосил глаза. Так и есть. Охранник, вернее биоробот, не защелкнул наручник не до конца, и тот расстегнулся. - Мох, падла! - заорал, вскочив, мужчина со шрамом. - Ты всех нас подставил. Я не буду тебе мешать, но в мокруху ты меня не втягивай! Я не подписываюсь мочить Седого! - А тебя никто и не просит его мочить, вонючка! - отрезал Мохов. Возмущение, тем не менее, нарастало. Андрей тем временем, воспользовавшись всеобщим скандалом, происходившим в другом конце зала, вытянул левую руку и подтянул свою каталку к операционному столу. Рука его быстро пробежалась по столу с инструментами. Скальпели, зажимы, пилки... Его рука нащупала толстый ребристый металлический кабель. Его металлический наконечник-рукоять оканчивался серебристым зубчатым колесиком. Это был электроскальпель. Подтянувшись еще, Андрей нажал на кнопку запуска его круглого, остроотточенного лезвия. "Еще немного, - быстро размышлял он. - и у меня получится прорезать им кабель вон того рубильника, возле которого прибита к стене табличка с надписью: "Включается ровно на три минуты. Перед включением всему персоналу необходимо покинуть помещение." А-а-а, ну да, точно, раз эти уроды тут проводят операции с дорогущим тетродоксином, стало быть, они не хотят терять ни единого его грамма, врубают этот огромный пропеллер, он выкачивает все в тот верхний желоб, и... пропускает субстанцию воздуха этой ужасной комнаты через какие-нибудь суперфильтры. А тяга-то тут, какая должна быть?!.." Он кинул взгляд на своих товарищей: все пристегнуты к спасительной трубе, в отличие от этих... Колесико скальпеля вращалось быстро и бесшумно. Превозмогая боль от наручников, он крепко вцепился в ручку электроскальпеля двумя пальцами и полуразвернувшись, насколько только мог, вонзил визжащий диск скальпеля в кабель. В ту же секунду его сильно ударило током, и он выпустил из рук инструмент. В зале мгновенно мигнули все лампочки. Все лица повернулись к нему. "Вот дьявол, какая неудача!" - подумал он, видя, как к нему направились вооруженные люди. Брошенный электроскальпель не упал на пол. Он успел впиться в толстый кабель и замкнул его. Что-то треснуло, брызнули искры, и безумная машинка остановилась. "Все, это конец!" - мелькнуло в голове у Курского. В воздухе запахло гарью, люди, вооруженные автоматами, остановились, кто, где был, и посмотрели туда, где находился украденный прямо с разделочного стола электроскальпель. Из кабеля вначале потекло что-то черное, скорее всего от нарастающей температуры плавилась изоляция, а потом из нескольких разодранных жил кабеля... вырвался фейерверк блестящих под люминесцентным светом искр. - Ну, ты даёшь, - вырвалось из груди, прикованной рядом с Андреем Ирины. - Ты... ты... сделал это! Ты все-таки смог! Это - замыкание... Сейчас что-то будет... И действительно, в следующее мгновение Мохов, сидевший посреди зала услышал нарастающий откуда-то сверху гул. Он приподнял голову и посмотрел в сторону звука. - О, дьявол, - крикнул он. - Вентиляция! Отключите, ее, черти, немедленно! Несколько вооруженных людей кинулись к рубильнику, другие стали стрелять по лопастям, но было уже слишком поздно. Гигантские лопасти набирали обороты. Казалось, воздух наполняется вакуумом. Это сработали всасывающие насосы желобов прокачки воздуха... Слабый, пробежавший по лицам людей ветерок, сразу же покрепчал, набрал, силу и энергию, превратился в тайфун, в ураган, и, наконец, в торнадо, засасывая в себя простыни, халаты, скальпели, каски, автоматы, потом самого легкого из присутствующих по кличке Дискотека, сорвало с места и подняло вверх, потоком воздуха его пронесло кругом по залу, за ним оторвало от кресла человека со шрамом, Мохов с ужасом следил за тем, как над ним, растопырив руки и ноги, летает сам Ханларов, затем и его самого подняло вверх. Все люди, поднимаемые потоком воздуха к потолку пытались сохранить себе жизнь, но эти попытки с каждым их неумелым движением превращались в очередной шаг к собственной смерти. Вот, один, другой, третий и... сам Мохов, разрезанные лопастями исчезли в кровососущем воздухозаборнике. Через три минуты все остановилось. И только пыль, вперемешку с капельками человеческой крови еще некоторое время кружила в пропахшем смертью воздухе... В зале остались лишь люди, прикованные наручниками к стальным операционным столам и сам Андрей Курский, прикованный одной рукой к тяжелой медицинской каталке. Он обвел быстрым взглядом всю комнату. "Вот, черт, - подумал он. - Этих уродов унесло, но теперь мы и сами оказались в западне..." Тут он заметил всего-то в метре от себя небольшой металлический сейф. Он потянулся к нему. "Маленький, быть может он на колесиках? Было бы просто круто, если бы я оказался прав." Он дотронулся кончиком указательного пальца за маленькую ручку, приваренную к двери, и что есть силы, зацепив ее пальцем, потянул на себя. Еще небольшое усилие и вот сейф, наконец-то, тронулся с места. В этот момент под его колесиками что-то хрустнуло. Роман, услышавший этот странный звук, присел на корточки и посмотрел под сейф, пока его тянул на себя Курский. - Вау-у-у, - прошептал он. - Ты, Андрюша, сейчас проехался кому-то прямо по руке. Андрей перестал передвигать тяжелый груз и посмотрел в то место, про которое говорил его приятель. - Точно, - сказал он. - Это чья-то рука... Нет, скорее, ручища! Под сейфом лежала рука, обильно опорошенная частым волосяным покровом с редко нанесенными воровскими наколками. Она оказалась отрубленной лопастями по локоть. В районе окровавленной култышки локтя виднелись остатки крапового военного комбинезона, подвернутые еще тогда, когда хозяин ужасного обрубка еще был цел и невредим. - Царство ему небесное! - пробормотал Роман. После последних слов Андрей оставил сейф в покое и откинувшись на своей каталке, задрал голову высоко вверх. - Теперь нам остается только, - прошептал в зловещей тишине Роман, - дождаться, пока ассистенты господина Ханларова не встревожились отсутствием хозяина и не решили войти и его проведать. В следующую секунду откуда-то сверху послышался еле заметный скрежет металла о металл. Курский приложил к своим губам указательный палец и прошептал: - Т-щ-щ-щ... А это еще что там такое?!.. Все замерли, вслушиваясь в тишину. Через секунду скрежет вновь повторился, снова и снова. Казалось, что этот непонятный шум нарастает с каждым последующим мгновением и вот... Застывшие под потолком громадные лопасти едва заметно вздрогнули. Все присутствующие смотрели на происходящее словно кролики, прикованные к гипнотическому взгляду удава. В двадцати метрах от них рядом со слабо проворачивающимися лопастями вентилятора все различили висящую на стальной балке человеческую фигуру. Послышался гулкий, словно эхо стук. Он был такой силы, что все люди закрыли руками уши, чтобы не оглохнуть. Потом супер- вентилятор снова дернулся и... в грохотом падающей воды водопада, сорвался вниз. Клубы пыли, окутавшие на несколько секунд помещение, заставили всех закрыть глаза, и только Курский после падения многотонной громадины заметил, что поодаль от вентилятора спикировало какое-то тело. Прикрываясь от пылевого смрада свободной от наручников рукой, привстал и тут же согнулся оттого, что ему что-то больно ударило в область солнечного сплетения. У него даже перехватило дыхание, но не от силы удара, а скорее оттого, что он был нанесен совершенно неожиданно. Удар повторился, заставив Андрея безвольно свалиться на колени. - Ах-х-х, - раздалось в тишине. - Какие мы все тут правильные... живу-у-у-чие, сильные. В воздухе искрилась радуга от с силой бьющего в воздух фонтанчика. Оседающая на пол и мебель водяная пыль выбивались из пробитой упавшей лопастью водопроводной трубы. Слабый туман уже позволял рассмотреть говорившего - это был Мохов. Его лицо было сильно разбито в кровь, одна рука, наполовину лишенная кожи болталась плетью, а во второй он держал кусок стальной трубы, которая ранее придерживала центральную часть вентилятора, за которую он зацепился и которая ему не дала улететь со всеми остальными, а теперь позволила благополучно возвратиться на твердую почку. - Ну, что, господа спасители мира, думали, что с Мохом можно так легко справиться? Думали, что я, дурачок, так вот запросто дам себя убить? - Он улыбнулся, вытер запястьем руки, выступившие на лбу капельки пота, и продолжил: - Нет, вы мало меня знаете, приятели. Не чета вам пытались меня убить, и напрасно! Я и раньше был живуч, а теперь - вообще бессмертен! На моей стороне провидение. - Он отпустил кусок трубы, который после этого пружиной взвился вверх, и вытянул в сторону здоровую руку. - Ну-ка, гляньте!.. Я жив, здоров, даже слишком. Вот сейчас попью бактериев... они меня от болячек вылечат. Силы дадут. И буду я... "живее всех живых!" Ох и поживём, робятки! Мохов притопнул, сделав ногами ажурное танцклассное па. - Не-е-е-а-а-а, Моха вам так просто не одолеть. Никому не одолеть! Потому что жизнь - она теперь моя! Все еще ощущая болезненное состояние, Андрей Курский попытался приподняться при помощи свободной руки, но Мохов с невероятной для своего возраста и веса прытью подпрыгнул в воздух и что есть силы, ударил его мыском своего тяжелого ботинка прямо в лицо. - Ты еще брыкаешься? Я же сказал: сидеть и не пыхтеть! Он еще раз ударил Андрея ногой, но на этот раз его сокрушительный удар пришелся Курскому в ухо. Тоненькой струйкой потекла алая кровь. Молодой человек упал на каталку, с которой тщетно пытался приподняться Достигнув желаемого результата, Мохов отошел в сторону от своей жертвы и просунул здоровую руку во внутренний карман куртки. Всем, кроме сраженного его сильными ударами Андрея, оставалось лишь только бездейственно наблюдать за происходящим. Они прекрасно понимали, что никто из них противостоять бандиту не сможет, даже при самом большом желании. Мохов выудил наружу небольшую обитую бархатом коробочку, открыл ее и извлек из ее недр медицинский шприц и маленький, как от нафтизина, пузырек. Проткнув тоненькой его аллюминевую крышку иглой, он стал закачивать в стеклянный баллончик мутноватую на вид жидкость. - Ну что, первое па уже сделано, - прокричал мэр, приставляя шприц иглой к своему горлу. - Теперь второй акт... - Он на мгновение задумался, и быстро найдя нужную фразу, продолжил: К примеру, назовите второй акт - правосудие повергнутого в небытие мэра. Сказать по правде, я даже благодарен вам за то, что вы так хорошо и чисто устранили всех моих друзей. Главное уже достигнуто. Вещество уже получено, опыты проделаны, по этим бумагам простые технари будут в состоянии восстановить всю мою армию. - Для чего вам армия кукол? - неожиданно выкрикнула Ирина. - Или вы думаете. они не предадут вас в решительный момент? Мэр развернулся в сторону девушки. Он сузил глаза и медленно направился в ее сторону, крутя перед собой шприцем, наполненным какой-то отравой. - Гляньте, какие тут все умницы собрались, просто гении, самородки во плоти. Может быть, ты тоже хочешь получить эликсир бессмертия? - Он показал девушке шприц. - Я могу его впрыснуть и тебе, моя красавица, чтобы ты отучилась дерзить мужчинам. Это лекарство может из самой строптивой кобылки сделать идеальную жену. Какая великолепная шейка, как у лебедушки! Кстати, ты знаешь, что теперь один единственный мой поцелуй - для тебя смертелен. Достаточно одной капельки моей крови, спермы или слюны - и ты превратишься в холодный трупик. Так что ты выбираешь, крошка? Он почти вплотную подошел к Ирине и наклонился над ее лицом. В это время, отойдя от болевого шока, Андрей Курский приоткрыл глаза. Он приподнялся на локтях и осмотрелся. В повещении было душно и влажно. Струя водяной пыли, бьющая из трубы образовала на полу одну сплошную лужу. В следующее мгновение взгляд его поймал силуэт Мохова, который стоял теперь, почти придвинувшись вплотную к Ирине. Все остальные присутствующие в помещении, замерли в оцепенении, сознавая, что они сейчас совершенно беспомощны перед бандитом. В этот миг заискрил кабель, перерубленный колесиком электроскальпеля. Он находился на расстоянии вытянутой руки от каталки Андрея. Кинув быстрый взгляд на толстые и высокие резиновые колеса каталок, на которых лежали его друзья, Андрей схватил кабель, оторвал его от стены и ткнул оголенные провода в ближайшую лужицу. Мохов, закричал во все горло от нестерпимой боли, вздернул голову наверх и задрожал всем телом. Маленькие, резвые, словно сороконожки, голубоватые молнии шевелящейся массой пробежали по всему его телу, от ног к голове. Мохов вытаращил глаза, несколько раз дернулся и упал на руки, но и руки его попали в лужицу и напряжение в 380 вольт поразило его конечности, лицо его было озарено фиолетовыми молньицами, и он рухнул в лужу, не сгибаясь. Один лишь раз его тело содрогнулось в конвульсиях и замерло. В зале остались лишь люди, прикованные наручниками к стальным операционным столам и сам Андрей Курский, прикованный одной рукой к тяжелой медицинской каталке. - Черт побери! - воскликнул он. - Как мне теперь освободить вас? У меня свободна только одна рука и всё! Где раздобыть ключи от наручников? Их же наверно унесло вместе с охранниками! - Пошарь под столом, старина, - посоветовал Рома Переведенцев. - Там должны быть такие выдвижные ящички. В одном из них ты наверняка найдешь хирургическую пилу. - Откуда ты знаешь? - удивился майор Владимиров. - Да ведь все хирургические наборы одинаковые. Либо большой набор, либо малый, но пилка туда обязательно входит. Так всё и вышло. Первым делом Андрей перепилил наручники на Ирине (она вначале попросила его поискать в ящиках простыню, поскольку все подготовленные к зомбированию были наги, как новорожденные младенцы)а затем на Кво. Потом настала очередь майора. Андрей уже допиливал наручники на Переведенцеве, когда раздался первый удар в стальную дверь. От этого удара дверь загудела, но не поддалась. Его друзья, сидевшие на своих каталках, закутавшись в простыни, переглянулись. - Надеюсь, что ни один из этих недоумков не вспомнит, как работает тротиловая шашка,- вполголоса пробормотал майор Владимиров. - Они вообще-то недоумки только наполовину, - поправил его Переведенцев и обратился к присутствующим: - Господа, полцарства за пол-простыни! Дверь содрогнулась так, что посыпалась штукатурка. В эту минуту откуда-то сверху раздался тонкий голосок: - Дяиньки, вы там как? Все задрали головы вверх. Там. в пространстве, которое ранее занимали лопасти огромного венилятора виднелась курчавая гловка Витоса и еще несколько больших пятнистых шаров, в которых Андрей с трудом признал головы в пятнистых касках. - Товарищ майор, вы там живы-здоровы? - прокричал кто-то сверху. - Мы тут на БТРе проезжали, а нас этот постреленок перехватил, грит... - Я нормально! - рявкнул майор, и эхо его громкого голоса заметалось под потолком. - Живо спускайте сюда трос, а к концу его прицепите пару автоматов с подствольниками и двойным боекомплектом. И мне еще пару штанов... - И чашку кофе, - добавил Переведенцев. - Какого черта? - огрызнулся майор. - Я говорю, если вам так уж позарез нужны штаны, то я бы не отказался от чашечки кофе, - пояснил Роман. В этот момент стальная дверь, преграждавшая вход в зал, громыхнула и едва не соскочила с петель. Поэтому ни штаны ни автоматы не пригодились. Как только вниз спустился стальной трос, Андрей и майор оседлали привязанные к его концу автоматы, Кво, Ирина и Роман взгромоздились сверху на их плечи, и лебедка бронемашины с натугой потащила их наверх. Так что они уже не увидели тех, кто в итоге ворвался в "пылесосный" зал . И не услышали, как майор вполголоса распорядился закидать зал гранатами. Эпилог - Эх, плохо, слабо еще работаем... - бормотал генерал Бергамотов, сосредоточенно перебирая бумаги, лежавшие на его столе. - Так в тридцатые годы можно было нашему брату работать: когда вот он весь мир - сплошные враги, и только ты, тайный агент социализма, боец незримого фронта, любой ценой должен этот мир спасти. Сейчас, господа морфологи, мир переменился! Важно не просто победить, а выиграть с убедительным перевесом. Обосновать, так сказать, свой выигрыш. А так... по итогам командировки имеем сплошные пассивы. Природы феномена мы не раскрыли - раз! Беспорядки в городе допустили - два! Обоих главных фигурантов упустили - три! Грязно, грязно сработали товарищи! - Ну, товарищ, генерал, - вяло возразил Роман Переведенцев, - это еще как посмотреть. Распространения заболевания мы не допустили - раз! Предотвратили дальнейшее заражение и оболванивание народа - два! Ну и по нашему мнению, смотря кого считать главным фигурантом, мне кажется, главным-то был как раз бывший глава администрации, ныне покоящийся ... э-э-э ... в бозе. - Глупости это все, Рома, - сказала Ирина, - абсолютно прав наш Нестор Алексеевич. Надо признать, что мы допустили ошибку. И именно тогда, когда взяли в руки оружие. Нашим оружием должен был стать научный метод, анализ проблемы, а не грубое решение в помощью пушек и базук. Ввязавшись в драку на чьей бы то ни было стороне, мы спровоцировали ответные действия со стороны противника. Слушая этот спор. Андрей Курский неторопливо рисовал замысловатые фигуры на листе бумаги, тонировал их, оттенял, и закрашивал. Потом положил авторучку и сказал: - Трикальцийбиофурмицин. - Что ты такое сказал? - подозрительно спросил у него Бергамотов. - Вещество, синтезированное в лабораториях подземного завода. Входящее в состав генетического оружия. Избирательно действующее на человеческий организм. Если вот здесь мы кальций - заместим натрием, - он повернул листок бумаги и все убедились, что рисовал он ничто иное, как длинную схему млекулы, - то получим тот же наш добрый старый тетродоксин. Ханларов и его команда, орудовавшие на подземном заводе добывали этот страшный яд - и он же состав, зомбирующий организм. Но синтетическим путем его получить невозможно, и потому они выращивали бактерии, микрооорганизмы, которые его выделяют. Отходы производства вытягивались суперпылесосом и сливались в озерцо на кладбище. И тем самым было спровоцировано распространение микроорганизмов на телах покойников. Особенно свежезахороненных. Началось спонтанное воскрешение сотен людей. Умерших, возможно, также в результате действия яда, но в иных концентрациях. Счет там шел на миллиграммы - Но почему тогда и живые люди превращались в зомби? - спросила Ирина. - "О лето, красное, любил бы я тебя, когда б не зной, не комары да мухи..." Комары! Тучи комаров над городом. Ханларов говорил, что двух молекул вещества достаточно, чтобы процесс стал неотвратим - а кто считал, сколько молекул помещается на комарином жале? - Таким образом, вы все же склоняетесь к версии некоего химического вещества, которое вызвало весь этот инцидент? - подозрительно спросил Бергамотов. - Вот именно. И боюсь, что подобные случаи начнут возникать везде, где его будут производить или сбрасывать с отходами. А рецепт лечения болезни зомби в данном городке прост - не допускать появления комаров - немедленно сжечь кладбищенское озерцо, - предложил Андрей. - А люди?.. - пытливо выспрашивал генерал. - Что делать в зараженными людьми? - Иньекции хлористого натрия, - быстро сказал Роман. - В организме, пораженном бактериями, не хватает натрия. Вводить его вместе с солевым раствором. Желательно поближе к голове. И вообще есть побольше соли, мела... - А как же мистика, магия, вуду? - А это как приправа к рыбке фугу, - пояснил Роман Переведенцев. - Есть такой бешеный японский хрен "васаби". Сам по себе - отрава отравой, но с рыбкой - говорят, потрясающей вкусноты штука получается. - Ладно, - сказал генерал. - значит все же научный подход возобладал? Тогда пишем отчет о командировке и представление об оплате расходов нашего института и финансировании научных разработок... в результате которых было блестяще и убедительно предотвращено дальнейшее распространение феномена... Ну и в таком духе. Не мне тебя учить, Андрей, у тебя это хорошо получается. Кстати, что мне ответить, если меня спросят о перспективах дальнейшей научной разработки данного направления? Ну, имеет ли смысл передавать сохранившиеся материалы в наши лаборатории? Все же воскрешение, бессмертие - заманчивые темы. Ну и в народном хозяйстве, опять же польза, ежели кого из этих ... упокойников к станкам поставить.... Андрей Курский непроизвольно погладил боковой карман пиджака, который предательски оттопыривала тетрадь доктора Ляжко. "Бедняга доктор, - подумал он, - сто лет тому назад ваше открытие оказалос... voodooru@spb.cityline.ru ICQ UIN 98719492 Лео & Павел Гросс "Проект зомби"(c) (15 авт. листов/ мистика - ужасы) -------------------------------------------------------------------- Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ. -------------------------------------------------------------------- "Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 15.10.2001 15:34

Книго
[X]