Александр Задорожный, Дмитрий Близнецов

                                Дни оружия

 

 

     Анонс

     Породивший чудовище,  как  правило,  сам  погибает от  руки  созданного им

монстра.  Наверное,  в  этом и заключается величайшая мудрость бытия.  Но самое

страшное,  что  на  этот  раз  безостановочно размножающиеся синтетойды грозили

гибелью не только своему создателю,  но и всему человечеству. Нелегкая миссия —

остановить их  нашествие —  выпала на  долю  бывшего космического пирата Скайта

Уорнера.

 

 

 

     Часть 1

     «ТРИУМФ»

 

     Глава 1

 

     В  начале  полета  ничто  не  предвещало неприятностей.  Проблемы начались

гораздо позже...

     Дело,  за которое взялись Скайт Уорнер и  Дерк Улиткинс,  на первый взгляд

казалось очень легким.  Ведь  что  может быть  проще,  чем  слетать на  планету

Доминанта —  торговый центр независимой республики Данделион (1),  продать свой

звездолет и  вернуться обратно на  Плобой?(2)  Именно так думали Скайт Уорнер с

Дерком  Улиткинсом в  дождливый осенний  вечер,  коротая время  в  уютном  баре

«Падающая звезда».

     Заведение принадлежало старому  приятелю  Дерка  и  Скайта,  Могучему Джо,

гиганту двухметрового роста,  уже немолодому человеку. Когда-то в молодости Джо

был космическим десантником и  в команде отчаянных парней участвовал не в одной

лихой переделке.  Его  лицо  до  сих  пор  обезображивал глубокий шрам.  Старый

космический вояка старательно прятал уродливый рубец под густой черной бородой.

     1  Республика Данделион —  бывший  вассал Империи Синтетойдов.  Республика

откололась от своего сюзерена еще задолго до последней межзвездной войны. После

победы  Межгалактического Союза  подписала всеобщую  конвенцию о  «коммерческих

связях,      политическом      суверенитете      и      взаимопомощи»     между

планетами-победительницами,  объединившимися в  единое Содружество.  Республика

Данделион  расположена  на  пересечении  пространственных  путей,   соединяющих

звездные системы Содружества и планеты, оставшиеся под властью Империи.

     2 Плобой — главная планета Межгалактического Союза.

 

 

     Выйдя на  покой,  Джо  приобрел небольшой бар на  пересечении Одиннадцатой

улицы и бульвара Независимости.

     Лучшего места для  бара  нельзя было  и  придумать.  Бульвар Независимости

берет свое начало от Первого национального банка,  построенного в  самом сердце

Дистрикта.  В центре средоточия деловой жизни Плобитауна (1),  рядом с овальным

небоскребом Первого  национального,  высится  башня  торговой  фармацевтической

корпорации «Панацея». Покрытая сверхпрочным стеклом, башня словно облита жидкой

ртутью.  Издали  она  напоминает блестящую металлическую стрелу,  вонзившуюся в

небо.  Поговаривают,  что  глава  корпорации тесно связан с  мафией и  снабжает

Галактику не таблетками,  как пишет он в  налоговых декларациях,  а наркотиками

(как пишут газетчики).  Но причастность сотрудников фирмы к наркоторговле так и

не удалось доказать,  несмотря на все старания комиссара полиции.  В  Дистрикте

можно  купить  и  продать все:  партию  зубных щеток,  контрольный пакет  акций

изумрудного рудника,  завод  по  производству роботов или  целую  планету.  Это

царство элиты дельцов и предпринимателей со всех уголков Галактики.  Бизнесмен,

снимающий офис в деловом центре города,  не нуждается в рекламе.  Ведь сам факт

наличия здесь офиса —  лучшая реклама.  о Контора в Дистрикте означает,  что ты

уже  прошел в  к  ферзи  и  занимаешь твердую позицию в  мире  капитала.  Здесь

поклоняются только одному богу —  Его Величеству Чистогану и подчиняются только

одному закону — постоянно изменяющейся кривой взлета и падения биржевых ставок.

     1 Плобитаун — столица планеты Плобой.

 

     Из  широких окон  «Падающей звезды»,  выходящих на  бульвар Независимости,

открывается красивый вид на высокие башни небоскребов и  цилиндрические корпуса

торговых комплексов.  Иногда их  зеркальные стены  затмевает дымка  облаков,  а

когда небо проясняется,  они вновь ослепительно сверкают в ярких лучах солнца —

в  зависимости от того,  какую погоду принесут ветра и  течения Океана Королевы

Грез.

     Со  стороны  фасада,  смотрящего на  Одиннадцатую улицу,  наблюдается иная

картина:  давно не  мытые стены домов,  пыльные витрины маленьких магазинчиков,

редкие уличные фонари,  тускло освещающие разбитые тротуары,  и ржавые мусорные

баки в черных арках подворотен.

     Одиннадцатая  улица  проходит  неподалеку  от  «Биржи  труда»,   профсоюза

свободных докеров Боба Даркмана.

     Контора Даркмана расположена на  одной  из  многочисленных кривых  улочек,

извилистой паутиной прорезавших районы складов и доков Диртслума.

     Кварталы  Диртслума,  примыкающие к  Западному космодрому многомиллионного

мегаполиса,  лучше обходить стороной,  если,  конечно, вы не наемный убийца или

наркоторговец.   В   грязных   притонах  и   дешевых   забегаловках  процветают

всевозможные пороки.  Убийства,  грабежи,  наркомания,  проституция — далеко не

полный перечень преступлений,  совершаемых в этом районе.  Ежедневно в выпусках

новостей телевидения можно увидеть леденящие кровь кадры очередного репортажа с

места происшествия.

     Но что делать, если ты оказался на мели? У тебя нет денег, чтобы заплатить

инспектору   в   муниципальной  службе   «по   предоставлению  вакантных   мест

безработным»?   Остается  как  следует  почистить  «пушку»  и  отправляться  на

полутемные улочки  грабить прохожих.  Но  подобный способ  заработка сопряжен с

немалым риском самому получить пулю.  Тогда единственный выход —  обратиться на

«Биржу труда». У стальных дверей конторы Боба Даркмана всегда толпится трудовой

люд.

     Ну,  а  если  не  повезло и  тут,  глядишь,  что-нибудь  да  подвернется в

ближайшем баре  «Адмирал Армор».  Правда,  это  «что-нибудь» может оказаться не

совсем законным. Но разве думаешь о таких вещах, когда в кармане осталось монет

всего на несколько порций выпивки? Главное — не унывать. Толковый парень всегда

сумеет найти дело по душе в таком городе, как Плобитаун...

     В  Плобитауне есть много мест,  где добропорядочные обыватели могут весело

провести свободное время.

     Если  некуда девать лишние деньги,  лучше  всего  пойти  в  казино «Улыбка

фортуны»,  расположенное у  самого побережья Океана Королевы Грез.  За  колесом

рулетки или  карточным столом для  игры  в  покер опытные крупье быстро помогут

облегчить содержимое вашего  портмоне.  При  этом  клиентам казино предоставлен

самый широкий спектр развлечений,  начиная от  стриптиза и  заканчивая ужином в

подводном ресторане, где за толстым стеклом гигантского аквариума можно вдоволь

полюбоваться самыми причудливыми морскими чудовищами.

     Для  более консервативных граждан имеется замечательный ресторан «Гурман».

Правда, за обед вам предъявят счет, равный годовой зарплате среднего клерка. Но

зато  здесь горят свечи из  самого настоящего воска,  стены облицованы панелями

красного дерева и еду готовят на огне, а не в микроволновых печах.

     Хотя,  приятель,  я  думаю,  тебе было бы очень обидно проиграть несколько

миллионов кредитов  за  одну  ночь  или  выложить  кругленькую сумму  за  живых

каракатиц только потому,  что  их  везли через всю Галактику с  водяной планеты

Гидратор (1).  В  этом случае без колебаний направляй свой флаер к стоянке бара

«Падающая звезда». В отличие от ресторана «Гурман» в баре Джо вам смогут подать

только мороженых устриц, но пиво или виски «Черный Саймон» тут отменные.

     1  Гидратор    планета,  целиком  покрытая  водой.  Печальную известность

приобрела после  того,  как  Джон  Мэрсон,  риэлтер  из  агентства по  торговле

недвижимостью  «Твой  Дом»,  продал  на  Гидраторе  несколько  миллионов  акров

земельных  участков  под  выращивание кукурузы.  После  оформления документов и

получения денег Мэрсон бесследно исчез.  До сих пор находится в  картотеке МСПП

(Межгалактической Службы по Поимке Преступников).

 

     У  Могучего Джо  каждый  найдет все,  что  требуется честному человеку для

хорошего  отдыха:   уютная,  спокойная  обстановка;  атмосфера,  выдержанная  в

неброском  стиле  доброго  старого  авангарда;   классная  выпивка  и  занятные

собеседники,  с  которыми эту выпивку можно разделить.  В  общем,  смело толкай

вращающуюся на подвижных шарнирах входную дверь. Поверь мне, ты не пожалеешь об

этом...

     Над  Плобитауном стояла  ночь.  Улицы  города  расцвели  бликами  неоновых

реклам, отражающихся яркими пятнами в мокрых от дождя тротуарах. В этот поздний

час в «Падающей звезде» не было отбоя от посетителей.

     Скайт Уорнер не  спеша отхлебнул шампанское из  бокала на  высокой ножке и

оглядел заведение Джо.

     Дела  его  приятеля уверенно шли  вверх.  Стены  бара  совсем недавно были

отделаны шершавым на ощупь материалом со стеклянными вкраплениями. Когда на них

попадал луч  света,  то  стеклышки ярко вспыхивали,  создавая впечатление,  что

стена состоит из множества мерцающих звезд.  Повсюду развешаны красивые картины

с видами разных планет.  Скайт заметил, что хозяин «Падающей звезды» даже нанял

шустрого малого  со  смуглой  кожей,  уроженца планеты Альварес,  который бегал

между  столиками,  исполняя  обязанности официанта.  Уорнер  хорошо  помнил  те

времена,  когда  его  другу  самому  приходилось крутиться за  стойкой  бара  и

одновременно обслуживать клиентов в зале.

     Рядом со  Скайтом на высоком вращающемся табурете сидел Дерк Улиткинс.  Он

небрежно  облокотился о  хромированный поручень,  опоясывающий стойку  бара.  В

одной  руке  Дерк  держал толстую сигару,  а  в  другой —  бокал  с  шампанским

«Гальбоньери».

     На  Дерке  красовались пиджак  бледно-салатного цвета  ,  и  темные брюки,

сильно зауженные снизу по последней плобитаунской моде. Петлицу пиджака украшал

белый пластиковый цветок,  а  в  заколке для галстука вспыхивал кроваво-красным

светом синтетический рубин.

     Скайт Уорнер был одет хоть не столь броско, как его друг, но тоже нарядно:

летная   кожаная  куртка   небрежно  наброшена  поверх  белоснежной  рубашки  с

расстегнутым воротом;  на ногах остроносые, до блеска начищенные ботинки; новые

брюки безупречно отглажены.       

     — Ну,  друг, за чистое пространство! — произнес Дерк тост и залпом, словно

это было виски, отправил содержимое бокала в рот.

            Скайт  Уорнер  последовал примеру товарища.  Не  выпить «за  чистое

пространство» в  ночь перед стартом считалось у  космолетчиков плохой приметой.

Дерк с этим пользовался, произнося тост в четвертый раз.

     — Джо,  дружище,  принеси еще шампанского!  — воскликнул Дерк,  отставив в

сторону пустую бутылку.       

     — Дерк,  — заметил Скайт, раскуривая сигару, — мы  приканчиваем уже третью

бутылку.  Я,  конечно,  не  против  того,  чтобы  выпить шампанского в  хорошей

компании,  но я против того,  чтобы все делалось за мой счет!  Успокойся, Дерк,

лучше закури.  Да  и  вообще,  не  пора  ли  покинуть гостеприимный бар  нашего

радушного хозяина? Завтра вылет, и нужно немного отдохнуть. Угощайся сигарой. —

Уорнер вытащил из куртки серебряный портсигар.

     — Эй, Скайт, не мелочись, — небрежно махнул рукой Улиткинс, — верну, когда

продадим наш звездолет!  Ты же меня знаешь!  Теперь мы с тобой миллионеры... 

мечтательно добавил он.

     — Пока еще нет.

     — Скайт,  вечно ты всем недоволен. Считай, что денежки уже в кармане! Ведь

до  Доминанты всего  неделя пути.  Да  106-ю  улицу  (1)  в  раннее утро  и  то

переходить гораздо опаснее!  А  что может случиться с такими опытными пилотами,

как мы, в самом центре исследованной Галактики?

     1 На 106-й улице Плобитауна расположены здания архивов,  читальных залов и

библиотек. Считается самой тихой и спокойной в городе.

 

     — Пожалуй что ничего, — согласился Скайт.

     — Тогда давай еще выпьем «за горячие двигатели»!

       «За  горячие двигатели» я  обязательно пропущу стаканчик,    поддержал

друга Скайт. — Джо, старина, где же наше шампанское?!

       Сейчас,  парни,  уже  иду,    услышал Уорнер  раскатистый бас  хозяина

заведения.  Он  обернулся на  звук голоса и  увидел,  как Могучий Джо несет для

очередного клиента пузатую бутылку виски «Черный Саймон».

     Скайт Уорнер еще раз оглядел зал.

     В  дальнем углу,  рядом с  кадкой,  в которой росла небольшая декоративная

пальма,  компания  биржевых  маклеров из  Диртслума шумно  праздновала успешное

окончание рабочего дня.  Тон задавал румяный здоровяк с  прилизанными волосами.

Судя  по  пиджаку  горчичного цвета,  здоровяк принадлежал к  касте  менеджеров

высшего управленческого звена.  Он  то и  дело вскакивал с  места и  произносил

тост.  Каждая  его  фраза  неизменно  сопровождалась  одобрительными возгласами

коллег.

     Перед большим экраном голографического телевизора,  что  висел над стойкой

бара,   толпились  люди.  Шла  трансляция  футбольного  матча  на  приз  газеты

«Прагматик-Ньюс».  Встреча  проходила  между  местной  командой  «Плобитаунские

Дьяволы» и  клубом гостей с планеты Морволон.  «Дьяволы» уверенно вели в счете.

Болельщики,  потягивая пиво,  громкими  выкриками комментировали каждый  точный

удар капитана «черно-красных» в ворота «зеленых».

     Могучий Джо  открыл бутылку и  налил  виски  «Черный Саймон» парню,  перед

которым уже стояли два пустых стаканчика. На вид парню было лет двадцать пять —

двадцать семь.  Длинные светлые волосы непослушными прядями падали на  воротник

видавшей лучшие времена потертой куртки. Застиранные форменные брюки с большими

карманами по  бокам заправлены в  высокие ботинки со стоптанными подошвами.  Из

начищенной до  блеска  кожаной кобуры торчала изящно изогнутая рукоятка мощного

бластера.  Да,  для  таких к  людей забота об  оружии была гораздо важнее,  чем

забота о собственной внешности. Ведь подчас от бластера о зависят и твоя жизнь,

и  твой заработок.  Парень угрюмо пялился в  стоящий перед ним стакан с  виски,

словно надеясь увидеть там что-то новое.

     «Не  иначе  как  вольнонаемный пилот  с  «Биржи труда»,    подумал Скайт,

мельком взглянув начеловека, которому Джо налил «Черного Саймона», — и, похоже,

сегодня у него был неудачный день.  Слава создателю, что для нас с Дерком время

невзгод осталось далеко позади.  Хорошо,  черт возьми,  быть богатым!  Да, Дерк

прав, теперь мы миллионеры! И можно смело принимать это как факт».

     Скайт  Уорнер  с  удовлетворением пыхнул  дорогой  сигарой и  посмотрел на

салатный пиджак своего друга.

     «Нужно будет заказать себе такой же,    решил он,  — обеспеченный человек

должен выглядеть респектабельно».

       Классные  шмотки,  Дерк,    прозвучал  раскатистый бас  Могучего  Джо,

поставившего перед Улиткинсом бутылку «Гальбоньери».

       Ты  прав,  одна моя рубашка стоит двести кредитов,    хвастливо заявил

Дерк, ткнув пальцем в переливающуюся темно-синюю ткань.

       Шикарно выглядите,  парни.    Великан понимающе кивнул головой и ловко

распечатал бутылку.

       Да  ты  возьми и  себе бокал,  приятель.  Выпей с  нами!    воскликнул

польщенный Улиткинс.

     Хозяин «Падающей звезды» достал с подставки чистый фужер.

     — Всегда рад выпить со старыми товарищами.

     — За удачу! — воскликнул Дерк, залпом выпивая шипучий напиток.

     — За удачу! — поддержали его Скайт и Джо.

     — Давно не заглядывал в твое заведение,  старина,  — через некоторое время

произнес Уорнер, — здесь многое изменилось.

       Да,  это так,  Скайт,  — согласился Джо,  — дела идут как нельзя лучше.

Недавно заново отделал весь бар.  Расширил помещение. Поставил сцену. Приглашал

для консультации даже дизайнера из конторы «Уют».  Ремонт, правда, обошелся мне

в копеечку, но дело того стоит. Ведь правда?

     — Без вариантов, Джо. Ты, смотрю, нанял инструментальный ансамбль?

     На  маленькой эстраде,  сбоку от  стойки,  расположился оркестр из четырех

музыкантов.  Пианист —  взъерошенный тип в оранжевом пиджаке и галстуке-бабочке

из  ультрамодного красного пластика —  быстро  перебирал клавиши электрического

рояля,  проигрывая длинный пассаж.  Ударник,  чьи  глаза  были  скрыты стеклами

черных очков,  сидел на  маленьком табурете за  барабанной установкой,  задавая

темп музыке.  Время от времени он ловко подбрасывал вверх палочки,  так, что те

успевали несколько раз прокрутиться в  воздухе.  Два других исполнителя в  этот

момент отдыхали.  Гитарист устало облокотился на  изогнутый гриф  инструмента и

курил. А худощавый саксофонист прочищал мундштук, готовясь вступить в игру.

     Мелодичный проигрыш несколько заглушал гомон людей, собравшихся в этот час

в заведении Джо.

     Недалеко от сцены пылился ставший теперь ненужным музыкальный автомат. Еще

совсем  недавно Скайт  опускал в  него  монетки,  чтобы  послушать какой-нибудь

шлягерок.  Теперь электронный механизм заменили живые исполнители. Прогресс шел

семимильными шагами.

     — А, эти? Играют не бог весть что, но публике нравится, — сказал Джо.

       Ты  прав.  Для  бизнеса  самое  главное,  чтобы  посетители  оставались

довольны. Хотя тот старенький проигрыватель придавал бару особый колорит.

       Ничего не  поделаешь,  времена меняются.  Суррогатная музыка выходит из

моды. Теперь люди хотят слушать живую мелодию. Так что с бизнесом у меня полный

порядок.  А как поживаешь ты, Скайт? По-моему, дела тоже идут в гору? — Могучий

Джо на  минуту задумался.    Давно не  слушал захватывающих историй,  старина.

Ведь,  насколько я знаю вас с Дерком, если уж вы беретесь за какую-либо работу,

без стрельбы не обходится?

     — Ну, Джо, пока еще о большом богатстве говорить рановато...

       Мы  стали  миллионерами,  дружище,    проникновенно произнес Улиткинс,

перебивая Скайта.  По  раскрасневшемуся лицу Дерка было видно,  что  шампанское

сильно ударило ему в голову.

     Миловидная  девица  в  короткой  мини-юбке  из  черной  обтягивающей ткани

заинтересованно  посмотрела  на  Улиткинса.  При  последних  словах  Дерка  она

закинула ногу на ногу и чуть пододвинулась в его сторону.

     — Пока еще не стали, — пробормотал Уорнер, недовольно поморщившись.

     Скайт боялся сглазить удачу.  Неизвестно, что там получится на предстоящем

аукционе. В любом случае не стоило говорить о больших деньгах громко и вслух.

     — В общем,  Джо, мы решили продать наш звездолет, — сказал Скайт, стряхнув

толстый столбик пепла с сигары.

       Продать  «Триумф»?!  А  как  же  бизнес?  Вы  что,  решили  завязать  с

космическими полетами?  Э,  Скайт,  скажи прямо,  ты с  Дерком нашел прибыльное

дельце на земле?

       И  не  просто продать,  Джо,  а  дорого продать,  приятель.  Ведь  наша

«развалюха» не  простой звездолет,  а  подарок Императора Ивана Штиха.  Значит,

корабль имеет  определенную историческую ценность для  коллекционеров и  прочих

снобов. Мы с Дерком завтра вылетаем на планету Доминанту, где через десять дней

открывается ежегодная  ярмарка  новейших  разработок  космической техники.  Уже

подана заявка для участия в аукционных торгах. Смотри, Джо, — Уорнер положил на

стойку  бара  два  картонных квадратика белого цвета,    наши  пригласительные

билеты.  «Триумф» обозначен в  рекламных каталогах предстоящей выставки как лот

номер один.

       В общем,  собираемся пустить личную императорскую яхту Штиха с молотка!

Ха-ха-ха! — пьяно засмеялся Дерк, довольный своей, как он считал, шуткой.

     Женщина в  черной мини-юбке  еще  ближе  пододвинулась к  Дерку Улиткинсу.

Порывшись в маленькой сумочке на тонком ремешке, она извлекла длинную сигарету.

     — Вы лично знакомы с Императором? — произнесла она.

     Улиткинс  тут  же  повернулся  к  друзьям  спиной,  заулыбался и  нарочито

небрежно поправил пластиковый цветок в  петлице пиджака,  так  чтобы незнакомке

хорошо был виден синтетический рубин на заколке его галстука.

     — Кто это?  — недоверчиво спросил Скайт у Джо,  в то время как Дерк достал

зажигалку.

       Все  в  порядке.  Она  частенько заглядывает в  заведение старого  Джо.

Работает в  газете  «Плобитаунские байки».  Иногда я  даже  сам  помещаю у  них

рекламу своего бара.  Джейн,  познакомься,    обратился к  женщине Джо,  — мои

старые друзья Дерк Улиткинс и Скайт Уорнер. А это Джейн Блензи, журналистка.

     — Простите,  мэм, — вежливо произнес Скайт, — но мы сегодня не расположены

давать интервью.

     — Совершенно не собираюсь лезть в ваши дела.  Я не на работе, а сюда зашла

выпить бокал  вина  и  поболтать со  стариной Джо.  Кстати,  Джо,  налей и  мне

чего-нибудь.

     — Что будешь, Джейн?

     — То же, что и эти джентльмены.

     — Тогда «Гальбоньери». Лучшее в Плобитауне!

     — Нет,  правда.  — Женщина с интересом разглядывала Дерка и Скайта. Она не

спеша  отпила  треть  бокала    всегда  любопытно видеть людей,  которые лично

общались со  знаменитостями.  Ведь об Императоре Иване Штихе сейчас все говорят

как об очень прогрессивном политике.

     — Знакомы ли мы с Императором...  — хмыкнул Дерк.  — Да мы,  милая,  знали

Ивана  Штиха  еще  сопливым принцем.  В  те  старые  добрые  времена он  только

собирался  предъявить свои  права  на  пустовавший престол.    Улиткинс  вновь

отхлебнул из  бокала.    Если говорить честно...  ик...  то своей короной Штих

обязан мне,  Скайту и  еще  одному парню    некоему Пьеру Хилдрету.  А  вместо

благодарности этот венценосный скряга подкинул нам свое старое, дырявое корыто.

Словно подачку бросил.  Не мог, что ли, наградить получше? Возись теперь с этим

металлоломом.   Нет,    печально  вздохнул  Дерк,    от  коронованных  владык

благодарности не дождешься.

     — Ха!  Дерк!  — рассмеялся Могучий Джо.  — Я смотрю,  чувство юмора у тебя

осталось прежним!  Как ты сказал:  «дырявое корыто»?  Мне бы кто бросил подачку

стоимостью в три миллиона кредитов!  Да вы сами послушайте.  — Джо повернулся к

телевизору и сделал звук погромче.

     Футбольный  матч  закончился.  Голографическое изображение  превратилось в

сплошной синий фон,  чтобы в следующий миг распасться на множество квадратиков.

Квадратики,  меняя цвет, несколько мгновений беспорядочно перемещались в разные

стороны,  пока не  сложились в  броскую надпись «Глобальные новости».  Заиграла

бравурная музыка,  и мужественный голос произнес: «Глобальные новости. В начале

передачи блок нашей рекламы».

     Черный  мрак   космоса.   На   фоне  звезд  несется  спортивный  звездолет

«Стиллерс».  Его атакуют несколько пиратских кораблей.  Пространство то и  дело

озаряется всполохами выстрелов лазерных орудий. «Стиллерс» отчаянно маневрирует

среди паутины энергетических разрядов,  пытаясь оторваться от преследования.  В

рубке  управления корабля  царит  паника.  Капитан лихорадочно отдает  команды.

Вокруг  бегают  матросы.   В  одном  из  кресел  за  пультом  управления  сидит

длинноногая блондинка —  хозяйка звездолета,  одетая в  обтягивающий комбинезон

серебристого цвета. На ее лице ужас.

     «Зачем вам оборудовать звездолет дорогостоящими артиллерийскими системами,

которые могут подвести в самый неподходящий момент? — слышен авторитетный голос

за кадром.  — Зачем вам тратить деньги и нанимать большой экипаж?  Он все равно

не  поможет  в   трудную  минуту.   Купите  импульсный  комплекс  «Ликвидатор».

«Ликвидатор» в считанные секунды выведет из строя всю электронику противника».

     Та  же  блондинка в  серебристом комбинезоне красит губы перед зеркальцем.

Кроме нее,  в  рубке управления «Стиллерса» никого нет.  На  мониторе бортового

компьютера загорается сигнал  опасности.  Не  отрываясь от  зеркальца,  женщина

протягивает руку  и  нажимает  на  маленькую кнопочку,  вмонтированную в  стол.

«Стиллерс»  окутывает  сеть  молний,   разлетающихся  в   разных  направлениях.

Пиратские звездолеты теряют скорость и сталкиваются друг с другом.

      «Приобретайте  «Ликвидатор»,    слышен  тот  же  авторитетный  голос, 

позаботьтесь о собственной безопасности!»

     Поросшие лесом  холмы.  На  плоских  вершинах видны  чашки  параболических

антенн,  напоминающие оттопыренные уши.  Из  бункера,  затянутого маскировочной

сеткой,   появляется  пожилой  военный.  Рукава  пятнистой  камуфляжной  куртки

закатаны  до  локтей.  На  суровом,  загорелом  лице  выражение  уверенности  и

сосредоточенности.

     «Я  профессиональный солдат и  больше тридцати лет  проработал в  наземной

службе  «Противокосмическая оборона»,    говорит военный,  пристально глядя  в

камеру,    поэтому  я  доверяю  только  ракетному комплексу «Зипер».  Ракетный

комплекс «Зипер» —  это  мобильная установка из  двадцати ракет.  Каждая ракета

снабжена  термической системой  наведения,  что  позволяет  уничтожать  цели  в

открытом космосе».

     На  экране  появляется армада  кораблей,  атакующих  планету.  С  пусковых

установок взлетают ракеты.  Огненные взрывы. Огромный линкор, объятый пламенем,

разламывается на две части.

     «Ракетный комплекс «Зипер» — эффективная защита вашей планеты!»

     Реклама закончилась,  и на экране возникла студия. За длинным столом сидит

ведущий передачи Бен  Клаймер.  Он  одет  в  клетчатый пиджак горчичного цвета,

из-под  которого  виднеется  красная  футболка.   (Хозяева  Футбольной  команды

«Плобитаунские  Дьяволы»  заказали  такую  своеобразную  рекламу  на   нынешний

чемпионат. Поэтому телеведущим предписывалось вносить в элементы одежды цвета и

атрибутику клуба.)  Коротко стриженные волосы  Бена  Клаймера уложены в  модную

прическу «Мокрая голова».  При этом действительно казалось,  что человек только

вышел  из  душа.  Нужный эффект достигался с  помощью толстого слоя  геля  «БУ»

(«Безоговорочный Успех»).

     За спиной у Бена Клаймера широкий, во всю стену экран с бегущей строкой из

огромных букв:  «ГЛОБАЛЬНЫЕ НОВОСТИ». Буквы переливаются различными оттенками и

каждую секунду меняют цвета,  отчего,  если  долго  на  них  смотреть,  рябит в

глазах.

     — Приветствую вас у экранов телевизоров,  дорогие друзья!  — с энтузиазмом

воскликнул диктор.    С  вами  опять  я,  ведущий  ночного  выпуска  программы

«Глобальные новости» Бен Клаймер!  Сегодня мы приготовили маленькую сенсацию! —

заговорщически произнес он.  — Но минутку терпения,  друзья.  Как вы думаете, о

чем  пойдет  речь  в  передаче?  Конечно,  о  предстоящем открытии  на  планете

Доминанта всегалактической торговой  выставки  новейших  разработок космической

промышленности! И сегодня мы пригласили нашего эксперта Джиллу Хайл!

     В  студию вошла элегантная дама в  изумрудной блузке с  широким вырезом на

груди.  Ее  осветленные волосы собраны сзади  в  тугой пучок золотой заколкой в

форме  бабочки.  Миссис Хайл  кокетливо улыбнулась в  камеру и  села  за  стол,

повернувшись вполоборота к Бену Клаймеру.

     — Добрый вечер,  — поздоровалась она. — Рада поприветствовать тебя, Бен, и

наших дорогих телезрителей.

       Джилла,  миллионам телезрителей не терпится услышать последние новости.

Как я знаю, ты располагаешь свежей информацией.

     — Ты прав,  Бен.  Выставкам такого масштаба,  как «Дни оружия»,  уделяется

самое  пристальное внимание  на  всех  уровнях.  В  Данделион слетятся со  всех

уголков    Галактики    представители   правительств,    крупные    бизнесмены,

промышленники,   агенты  секретных  служб  и  коллекционеры.  Огромная  площадь

выставочного сектора превратится в  один большой аукцион —  аукцион,  где можно

приобрести  полностью  укомплектованный  боевой  линкор  или  фрагмент  обшивки

какого-нибудь  легендарного  звездолета.   Все  зависит  от  вкуса  и   желания

покупателя.

     — Какие фирмы собираются оспаривать пальму первенства в этом сезоне?

       На  нынешнем салоне будет представлена продукция знаменитого оружейного

концерна «S  &  D»,  корпорации «Бердана»,  фирмы  «Мерлин и  Паркер» и  многих

других.  Но  интерес общественности вызван на  этот  раз  совершенно уникальным

лотом, который поднял ажиотаж вокруг предстоящего открытия выставки.

       Это и есть та маленькая сенсация,  дорогие телезрители,  — произнес Бен

Клаймер, широко улыбаясь.

     — Да,  Бен,  иначе,  как сенсацией,  и не назовешь выставленную на продажу

личную яхту Императора Ивана Штиха «Триумф».

     — Скажи,  Джилла, а не может подобная информация быть трюком, устроенным в

целях рекламы организаторами торгов?

       Нет,  Бен.  Сведения  самые  достоверные.  На  предстоящую выставку уже

вылетел  известный  миллионер  и  филантроп  Джасон  Блек.  Кинопродюсер  Лунго

Кристофер сегодня заявил на пресс-конференции журналистам, что прерывает съемки

нового триллера «Спроси свою совесть» и лично примет участие в аукционе.

       Нашим  телезрителям будет интересно узнать более подробную информацию о

личной яхте Императора. Что ты знаешь о ней, Джилла?

       Звездолет «Триумф» построили десять  лет  назад  на  верфях планеты Мо.

Корпус  корабля имеет  классическую дисковидную форму  в  виде  двух  полусфер,

сжатых  на  полюсах.  Для  придания обшивке повышенной прочности в  сталь  были

добавлены полимеры на основе кремния. Вооружение яхты состоит из скорострельной

лазерной пушки.  На  трех палубах звездолета находятся рубка управления,  жилой

блок с личными покоями владельца и вместительный грузовой трюм.

       Это все крайне интересно,  Джилла.  Но  скажи,  правда,  что яхта стоит

огромных денег и является, кроме всего прочего, предметом искусства?

       Начальная  стоимость  лота  три  миллиона  кредитов.  Но,  естественно,

окончательная цена будет поднята в  несколько раз.  Что касается твоего второго

вопроса,  Бен...  Понимаешь,  Император  всегда  отличался  неприхотливостью  в

вопросах  быта  и  некоторым  аскетизмом.  Вся  обстановка  кают  и  внутреннее

убранство помещений звездолета выполнены в  строгом стиле,  получившем название

«реалистичного прагматизма».

     — Что это за стиль, Джилла?

     — В двух словах,  Бен,  можно сказать так: ненавязчивая роскошь, создающая

максимум комфорта и удобств.  При строительстве корабля старались, чтобы личные

апартаменты принца  выглядели как  в  его  родовом замке.  Настолько,  конечно,

насколько  это  возможно  в  ограниченном пространстве звездолета.  Вся  мебель

выполнена   из   дерева   обсидиановой  пальмы      исключительно  редкого   и

дорогостоящего материала.

       Кто  же  сейчас является хозяином «Триумфа»?  У  тебя есть какие-нибудь

сведения на этот счет?  Или казна императора так истощилась, что Иван Штих стал

распродавать свое имущество?

       Нет,  Бен.  В  настоящее время звездолет не принадлежит Штиху.  Корабль

находится в частных руках. И это все, что я могу сказать...

       Вот видишь,  милая,  — шепнул Улиткинс на ухо придвинувшейся к нему уже

вплотную Джейн Блен-зи,  — обладатели знаменитого корабля сидят перед тобой.  А

завтра нам  предстоит новый  полет  к  холодным звездам в  безжизненную пустоту

космоса,  где нет ни  тепла,  ни  света,    высокопарно закончил Дерк с  видом

прожженного космического волка и покорителя новых миров.

     — Обожаю шикарных парней!  — восторженно произнесла женщина, касаясь локтя

Дерка.  — Не проводите ли меня домой, мистер? А то на улице уже ночь, и я боюсь

идти одна.  В  компании же с таким парнем,  — журналистка кокетливо улыбнулась,

показав ряд белоснежных зубов, — ничего не страшно.

     — Конечно, милая! — воскликнул Дерк. — Подожди меня у входа. Я сейчас.

       Скайт!  Будь другом,  — зашептал на ухо «шикарный парень»,  когда дама,

покачивая бедрами,  направилась к выходу из бара,  — одолжи сотню!  Видишь, как

все получилось... Когда продадим «Триумф», отдам двести.

     — Ладно,  держи... Только смотри, завтра не опаздывай! — крикнул Скайт уже

удаляющемуся Дерку.

     По  телевизору вновь  показывали рекламные ролики различных видов  оружия.

Скайт задумчиво посмотрел на дно опустевшего бокала.

       Джо,  неси еще одну бутылку,  — он положил на стойку бара банкнот,  — в

конце концов, мы так и не выпили «за горячие двигатели».

     

     Глава 2

     Скайта Уорнера разбудил пронзительный писк электронного будильника.

     Когда он открыл глаза,  стрелки часов,  окрашенные зеленоватой подсветкой,

показывали  только  половину  шестого  утра.   Круглый  циферблат  в  массивном

бронзовом корпусе неприветливо смотрел со  стены напротив постели.  Скайт знал,

что противный писк будильника не  прекратится,  пока человек не  спустит ноги с

кровати и  не  коснется пола.  На этом принципе основывалась работа электроники

часов —  заставить хозяина подняться.  За  данную функцию отвечало встроенное в

корпус специально запрограммированное устройство со световым элементом.

     Спальню  окутывал серый  предрассветный сумрак.  Справа  бледным  размытым

пятном светлел иллюминатор.  Казалось, что слабый утренний свет, проходя сквозь

толстое стекло,  не  рассеивает ночной  полумрак каюты,  а  еще  больше сгущает

смутные тени.

     Встав с  постели,  Скайт Уорнер подошел к  иллюминатору и  некоторое время

неподвижно стоял,  вглядываясь в  капельки  влаги,  стекающие вниз  по  внешней

стороне  стекла.  Туман,  окутав  непроницаемой пеленой многочисленные площадки

Западного космодрома, превратил звездолеты, стрелы грузовых кранов и сооружения

ремонтных ангаров в неясные, расплывчатые силуэты.

     Утро  выдалось промозглым и  туманным.  На  улице  моросил слабый  дождик.

Тишина каюты нарушалась лишь тиканьем маятника настенных часов.

     Скайт отошел от  окна.  Босые ноги  бесшумно ступали по  мягкой,  пушистой

поверхности роскошного ковра,  утопая  почти  по  щиколотку в  глубоком  ворсе.

Сладко потянувшись,  Уорнер подошел к  стене  и  нажал  на  кнопку выключателя.

Хрустальная полусфера под потолком каюты вспыхнула золотистым светом, без следа

рассеяв остатки уходящей ночи.

     Основную часть  спальни  занимала широкая  кровать  с  высоким изголовьем.

Черная древесина обсидиановой пальмы отливала в  свете  лампы вороненой сталью.

Все  ложе  покрывала затейливая резьба в  виде  переплетенных ветвей и  листьев

растений.

     Рядом с кроватью расположился маленький туалетный столик на гнутых ножках.

Из  столешницы  выдвигался  пульт  управления с  микрофоном,  который  позволял

держать хозяину связь со  всеми помещениями корабля,  не  покидая спальни.  Над

столиком  висела  большая  картина  в  золоченой раме    изображение какого-то

старинного замка.  А в противоположной стене,  под часами, находился встроенный

бельевой шкаф.

     На   внутреннюю  отделку  личных  покоев  принца  не  пожалели  средств  и

материалов.  «Триумф» проектировали таким образом,  чтобы и  в глубинах космоса

наследник престола чувствовал себя как в родном дворце:  отдыхал на кровати,  а

не в  капсуле с полиуретановым песком,  и вытирался с помощью хлопчатобумажного

полотенца,  а  не  наносил бы  на  кожу гель-абсорбент,  как делают на  обычных

звездолетах...

     Скайт Уорнер даже поймал себя на мысли, что из-за этих «маленьких» удобств

стал много спать.

     Вернувшись к  постели,  Скайт  аккуратно заправил серое шерстяное одеяло и

направился в душ.

     Прогнав  остатки  сна   струями  прохладной  воды,   Уорнер   облачился  в

ярко-красный халат  с  вышитым на  спине  личным гербом Императора и,  проверив

время, пошел в кабинет.

     Часы показывали уже шесть часов утра, а Дерка Улиткинса все не было.

     «Где его черти носят?» — раздраженно подумал Скайт.

     Впереди еще предстояло завершить массу дел. Утро вылета всегда проходило в

хлопотах и нервотрепке, а Дерк опаздывал. Уорнер злился, что все заботы целиком

ложатся на него одного.

     Скайт  Уорнер  шел  по  плавно закругляющемуся коридору,  который проходил

через всю палубу, описывая правильный эллипс. Такие же эллипсы, только меньшего

диаметра, образовывали галереи верхней палубы управления звездолетом и нижнего,

жилого блока.

     Красная ковровая дорожка на  полу  заглушала шаги.  Переборки были целиком

отделаны  деревянными  панелями.   Под   потолком  ярко   горели   шарообразные

светильники, освещая портреты, развешанные по всему периметру палубы.

     Гордые,  надменные лица,  озаренные приглушенным светом ламп, выглядели на

холстах словно живые.  Бархат и  парча,  сталь  доспехов,  кружевные воротники,

скрывающие  шеи  до  самого  подбородка,   суконные  мундиры  с   генеральскими

эполетами, орденские планки и кресты на серых форменных френчах. В этой галерее

были  собраны  портреты людей  самых  разных  эпох.  Объединяло их  лишь  одно:

принадлежность к  королевской фамилии —  касте  высшей знати  империи.  Молодой

принц даже в путешествиях должен помнить о величии своего рода и быть уверенным

в людях, на чьей поддержке, по сути, и держится благополучие его престола.

     На Скайта Уорнера со всех сторон смотрели суровые глаза.  Лица с портретов

словно недоумевали,  что может делать «низкорожденный смерд» в столь изысканном

обществе.

     «Ничего, скоро я вас всех продам», — усмехнувшись, подумал Уорнер.

     Пройдя  каюту  конференц-зала,  Скайт  остановился у  двери  кабинета.  На

обычном  звездолете створки разъехались бы  в  стороны автоматически,  едва  он

приблизился к порогу. Здесь дверь нужно было открывать самому.

     Повернув бронзовую ручку, он вошел в помещение.

     Напротив круглого иллюминатора стояли большой письменный стол  с  толстыми

витыми ножками и кресло.  Рядом располагались телевизионные мониторы, благодаря

которым хозяин яхты мог  видеть все,  что делается в  каждом уголке звездолета.

Сейчас экраны были погашены.  В углу,  около узкого книжного шкафа,  в глиняной

кадке рос фикус.

     Бережно полив растение из маленького керамического чайничка,  Скайт Уорнер

сел за письменный стол,  с удовольствием облокотившись на резные подлокотники в

форме  крылатых грифонов.  Сейчас необходимо четко  обдумать дальнейший порядок

действий.

     Скайт  достал  сигарету.   Выпустив  облако  дыма,  он  включил  маленький

приемник,  стоящий на столе;  покрутив ручку настройки,  поймал станцию «Доброе

утро,  Плобой».  Насвистывая мотивчик песенки,  передаваемой в данный момент по

радио,  Скайт извлек из ящика синюю пластиковую папку, в которой находились все

необходимые документы на корабль «Триумф»:  подписанная рукой самого Императора

Ивана  Штиха  дарственная на  «добровольную,  безвозмездную передачу  в  вечное

пользование звездолета «Триумф» гражданам Союза  Независимых Планет господам С.

Уорнеру  и  Д.   Улиткинсу»;  скрепленный  личной  императорской  печатью  акт,

подтверждающий  юридическую  законность  и   состоятельность  данной  операции;

корешки бланков федеральной налоговой службы, доказывающие своевременную уплату

налогов   на    «владение   летательными   средствами   малого    и    среднего

пространственного  объема».   Все  эти  бумаги  понадобятся,  когда  они  будут

оформлять на Доминанте продажу яхты...

     «Сегодня в  Плобитауне ожидается дождливая погода,    передавали по радио

утренний прогноз, — безветрие над Океаном Королевы Грез продержится еще два-три

дня.  Не  забудьте перед вылетом из дома поставить на свой флаер дополнительные

противотуманные фары».

     «Начался дождь, а вы забыли дома зонт. — По радио стали транслировать блок

рекламы.     Что  делать?   Выход  есть!  Одноразовые  полиэтиленовые  накидки

«Дождевик»,   выполненные  из  сверхтонкого,  экологически  чистого,  пористого

полиэтилена!  Микропоры позволяют свободно  дышать  вашему  телу,  а  по  своим

размерам меньше молекул воды. Именно поэтому «Дождевик» абсолютно не пропускает

влагу.  Он  чрезвычайно прост в  применении,  а  места занимает не больше,  чем

спичечная коробка. Вы всегда можете носить его с собой»...

     Скайт Уорнер посмотрел на часы. Двадцать минут седьмого.

     Когда  несколько дней  назад  они  с  другом распределяли обязанности,  то

договорились, что юридические вопросы, связанные с оформлением различных бумаг,

возьмет на себя Улиткинс.  В  прошлый раз этим занимался Скайт,  теперь очередь

Дерка —  все по-честному.  Но  со  вчерашнего вечера Дерк так и  не появился на

корабле. Скайт еще раз взглянул на стрелки часов и прислушался к погруженному в

глубокую тишину звездолету.

     Время шло.  Нужно было спешить,  через полчаса в  административном корпусе

космодрома не протолкнешься от наплыва людей.  Дерк опять подвел.  Придется все

делать самому.

     Приняв решение,  Скайт  встал  из-за  стола.  Он  переложил в  синюю папку

корешки об  уплате за  стоянку «Триумфа» на  космодроме,  резолюцию центральной

таможенной  службы  спутника  Блос  и   зеленый  лист  регистрационного  бланка

разрешения на вылет.

     Некоторое время  Скайт колебался,  стоит ли  брать «Заключение медицинской

комиссии карантинной службы  космодрома».  В  принципе в  «Правилах космических

полетов» ничего не  говорилось об  обязательном наличии медицинских справок для

оформления  вылета.  Каждый  звездолет,  прибывший  из  космоса,  первым  делом

попадает в  железные тиски  карантинной службы планеты.  Но,  исходя из  личной

практики, Скайт знал, что многие чиновники придирались к отсутствию именно этой

справки.

     Уорнер был опытным пилотом,  поэтому он  положил бланк «Заключения» поверх

остальных документов и вышел из каюты.

     Через  несколько минут  люк  звездолета раскрылся,  и  Скайт  показался на

верхней  площадке  трапа.  Уорнер  был  одет  в  удобный  летный  комбинезон  с

множеством карманов и  кожаную  куртку  на  меховой  подкладке.  На  его  ногах

красовались высокие  ботинки  с  толстой подошвой,  а  талию  опоясывал широкий

ремень, украшенный большой медной пряжкой.

     Железные ступени и перила покрывали холодные капельки влаги.  Вода стекала

тонкими  ручейками,   собираясь  внизу  в  большую  лужу.  По  обшивке  корабля

барабанили редкие капли  дождя.  Туман  понемногу рассеивался,  на  летном поле

космодрома стали  видны мокрые корпуса звездолетов и  блестящие невдалеке крыши

ремонтных ангаров.

     Космодром,  несмотря на ранний час,  жил в напряженном,  деловом ритме: из

ангаров ремонтного блока доносился свистящий гул  аппаратов плазменной сварки и

грохот железа; в небе, громко тарахтя винтами, пролетали служебные геликоптеры;

диспетчеры  за   пультами   корректировали  слаженность  работы   всех   систем

космопорта.

     Поежившись от  холода  и  подняв  воротник куртки,  Скайт  Уорнер прямиком

направился к  прямоугольной коробке  главного административного здания.  Сейчас

постройка смутно виднелась вдали.  В  такую погоду новичок вряд ли догадается о

назначении  этого  светлого  приземистого корпуса,  выглядывающего из  разрывов

тумана.  Но  Скайт за  свою жизнь так часто занимался оформлением вылетов,  что

смог бы найти дорогу даже с закрытыми глазами.

     Мимо него то и дело проезжали,  разбрызгивая лужи, желтые автобусы, битком

заполненные людьми.  Автобусы подвозили пассажиров к шатлам,  курсирующим между

планетой и искусственным спутником Блос.  У третьего причала готовился к старту

в   очередное  турне  по  Галактике  лайнер  с   гордым  названием  «Повелитель

пространств».

     В  центре  круглой площадки взлетно-посадочного сектора стояла  остроносая

ракета  на  четырех телескопических опорах.  Со  всех  сторон  к  ее  матовому,

серебристому  корпусу  тянулись  щупальца  силовых  кабелей  и   гидравлических

шлангов.  Шли  последние приготовления к  вылету.  У  раскрытого грузового люка

роботы-погрузчики складывали в  прямоугольные штабеля ящики и  коробки.  За  их

работой внимательно следили два клерка наземной службы,  делая время от времени

пометки в специальных служебных блокнотах с водоотталкивающими страницами.

     Пройдя  мимо  стартовой площадки,  Скайт  добрался до  длинного кирпичного

здания таможенного терминала.  Там  он  пересек асфальтовую стоянку с  десятком

флаеров и,  повернув за угол дома, миновал круглую полусферу метеорологического

комплекса.  Гладкая  поверхность  купола,  выкрашенная в  бело-красные  полосы,

блестела от  воды.  Обходя лужи,  Скайт  пошел по  бетонной дорожке,  огибающей

комплекс  построек,   и   через  десять  минут  оказался  у  стеклянных  дверей

центрального административного корпуса.

     На  стуле  у  самых  дверей сидел здоровенный охранник в  синей униформе и

увлеченно  читал  бульварную  газету  «Солдат  удачи».   В   издании  печатался

популярный сериал  комиксов художника Майкла  Медфедева «Тяжелый день».  Проект

Медфедева выпустили сразу после выхода в  свет одноименного романа и  появления

на   экранах   кинотеатров   полнометражного  художественного  фильма.   Комикс

моментально завоевал популярность среди жителей Плобоя.  Газета, находящаяся на

грани  банкротства,  вошла  в  десятку  наиболее раскупаемых изданий города.  А

читатели   получили  возможность  наслаждаться  лихо   закрученным  сюжетом   и

переживать похождения секретного агента,  которого  враги  пытаются  упрятать в

сумасшедший дом.

     Время  от  времени  охранник  отрывался от  чтения  и,  создавая видимость

работы, бросал суровые взгляды в направлении главного зала.

     Около длинной стойки толпился народ.  Шла  регистрация пассажиров на  рейс

лайнера «Повелитель пространств».  Работали все семь регистрационных окон, но и

это не  помогало избежать давки и  толчеи.  У  отдела приема багажа то  и  дело

возникал недовольный гул.  Иногда из  толпы  раздавались крики,  сопровождаемые

крепкими выражениями каких-нибудь особо нервных пассажиров. В такие моменты гул

переходил в громкий гвалт.  Тогда охранник с нескрываемым сожалением откладывал

газету,  покидал насиженное место  и  шел  водворять порядок,  что  отлично ему

удавалось.  Один вид охранника: резиновая дубинка со встроенным электрошокером,

пара  наручников и  баллончик со  слезоточивым газом  за  поясом —  моментально

успокаивал крикунов. А если не действовал грозный облик, то крепкие руки стража

порядка  мгновенно вытаскивали из  толпы  самых  шумных.  И  через  пару  минут

зачинщики ссоры угрюмо стояли в  хвосте очереди,  а  в  зале на некоторое время

воцарялась тишина.

     Пассажиры,  успешно  закончившие  оформление  документов,  направлялись  в

широкие квадратные двери  справа и  слева от  регистрационной стойки.  Там  они

проходили  сквозь  специальные порталы,  сканирующие ручной  багаж  на  предмет

несанкционированного  провоза   оружия,   взрывчатки   или   иных   запрещенных

«Конвенцией мирного использования космического пространства» предметов. За всей

процедурой  досмотра  бдительно  следили  два  сотрудника  в   черной  униформе

Департамента по борьбе с космическим терроризмом.

     Скайт пересек зал с шумной толпой туристов и, обогнув грузовой электрокар,

набитый  сумками,   коробками  и  чемоданами,  поднялся  на  второй  этаж,  где

располагался филиал  главного бюро  миграционной службы  планеты Плобой.  Из-за

закрытых  дверей  до  Скайта  долетали  приглушенные голоса,  трели  телефонных

звонков и непрекращающийся стук по клавиатурам.

     Дойдя  до  конца  коридора,  Скайт Уорнер очутился в  просторном,  светлом

холле,   куда  выходило  с   десяток  дверей,   пронумерованных  металлическими

табличками.  Перед дверями толпилось около ста человек самой разной наружности:

совсем  молодые люди  в  щеголеватых форменных френчах с  блестящими нашивками;

пожилые с  сединой в  волосах,  чья  нарочитая небрежность в  манере  поведения

выдавала умудренных богатым жизненным опытом  космических волков.  Всех  людей,

собравшихся здесь,  объединяли только две  вещи —  каждый был  пилотом частного

звездолета и хотел поскорее оформить документы на вылет.

     Скайт  Уорнер внимательно осмотрелся по  сторонам.  Самая  длинная очередь

вела в угловой кабинет,  где работали Эдна Файф и Люси Кой. Как правило, у Эдны

и  Люси  все  возникающие проблемы  решались быстро  и  недорого,  прямо  в  их

кабинете.  Услугами  Эдны  и  Люси  старались  воспользоваться либо  начинающие

пилоты,  не обладающие достаточным опытом в юридических тонкостях,  либо люди с

нечистой совестью.

     В  планы Скайта Уорнера не  входило попусту тратить время на выстаивание в

очередях.  Он имел достаточный опыт и  чистую совесть,  поэтому и остановился у

двери с наименьшим количеством народа.

     В  очереди,  кроме Скайта,  находились еще пять человек.  Двое —  в  белых

кителях со  штурманскими нашивками —  тихо  разговаривали между  собой.  По  их

уверенной жестикуляции Скайт  понял,  что  парни  являются асами своего дела  и

разговор идет  исключительно на  профессиональные темы.  За  ними  расположился

мужчина неопределенного возраста,  молча разгадывающий кроссворд. Он ни на кого

не обращал внимания,  Целиком погрузившись в  свои мысли.  Две кобуры с  изящно

изогнутыми рукоятями флештеров,  низко  подвешенные к  бедрам,  выдавали в  нем

профессионального ганфайтера.

     Скайт  занял  место за  юношей в  модной пластиковой куртке.  Юнец  сильно

нервничал.  Он то и  дело переминался с  ноги на ногу,  постоянно поглядывал на

часы и теребил отвороты куртки.

     — Скажите,  мистер,  — вдруг спросил он, обратившись к стоявшему перед ним

мужчине в длинном плаще с эмблемой клуба ветеранов-космолетчиков, — по прибытии

на Плобой обязательно проходить таможенную проверку на Блосе или можно садиться

на планету, минуя терминалы спутника?

     Ветеран повернулся к  юноше  вполоборота.  Такой  элементарный вопрос  мог

задать только глупый молокосос, впервые отправляющийся в космический полет.

       Проверка  на  Блосе    обязательное условие  игры,  если  у  тебя  нет

разрешения на  прямую  посадку,  парень,    покровительственным тоном  ответил

ветеран.

     Уорнеру было ясно,  что ветеран ответил из вежливости.  Наверное, вспомнил

времена, когда сам впервые уходил в космос.

     Очередь двигалась медленно.  Двери открывались, чтобы выпустить очередного

посетителя, и надолго захлопывались за вошедшим.

     Наконец,  между заветной дверью и  Уорнером остался только один  человек —

новичок в пластике, ветеран уверенно зашел в кабинет.

     Прошло  более  двадцати  минут,  прежде  чем  дверь  кабинета раскрылась и

космолетчик   появился   вновь.    Покрытое   седоватой   щетиной   лицо   было

пунцово-красным от гнева.

       Это  черт  знает что,    пробормотал он.  Парень в  пластике испуганно

отшатнулся, пропуская седовласого, и больно наступил Скайту на ногу.

     — Ой! Извините! — смутившись, воскликнул он.

       Ничего.  С  кем не бывает,  — снисходительно ответил Уорнер,  сдерживая

раздражение.

     — Черт знает что такое,  — повторил седоволосый, — они потребовали справку

о  прививках для  моей собаки.  Я  уже десять лет беру в  космос своего пса.  У

старичка прекрасная родословная и  все документы в полном порядке.  Я не обязан

делать ему прививки перед каждым вылетом! Они не имеют права требовать подобные

вещи. Это противозаконно! Живодеры...

     Пилот энергично погрозил кулаком в  сторону закрытой двери и  направился к

выходу.

     — Безобразие!  — возмущенно произнес стоящий в соседней очереди астронавт.

Его худое лицо пересекал глубокий шрам, а левый глаз скрывала черная повязка. —

Чиновничий беспредел! Каждый пытается обидеть честного пилота! Карамба!

     — Бюрократический произвол! — охотно поддержал разговор толстяк с хитрыми,

бегающими глазками. — Им бесполезно что-либо доказывать.

     — Нужно было сунуть на лапу,  — со значением произнес низенький старичок с

козлиной бородкой, — лично я всегда так поступаю, джентльмены.

     — И много? — спросил начинающий пилот.

       А  это  зависит  от  каждого индивидуально.  Я  в  своей  потертой робе

отделаюсь  сотней  монет.  С  вас  же,    старик  оценивающие оглядел  модную,

щегольскую куртку юноши, — меньше пятисот не возьмут.

     — Пятьсот?  Так много!  У меня с собой столько нет...  Придется сбегать на

свой звездолет за деньгами.  Проходите,    сказал он,  обращаясь к  Скайту,  и

покинул очередь.

     Толкнув дверь  с  надписью «Бюро  регистрации»,  Скайт  Уорнер  очутился в

большой прямоугольной комнате.

     В  помещении друг  против  друга  стояли  два  длинных  стола,  заваленных

бумагами,  распечатками и бланками.  Свет,  проникая сквозь широкие окна,  ярко

освещал бежевые стены с  фотографиями кинозвезд,  вырезанными из  журналов.  На

спинках стульев висели серые пиджаки служащих бюро.

     Один из работников — широкоплечий здоровяк с коротким ежиком светлых волос

энергично печатал на  компьютере.  Рукава  его  светлой рубашки,  закатанные до

самых локтей,  обнажали сильные,  мускулистые руки.  Время от  времени здоровяк

отрывался от монитора и  сверялся с толстой канцелярской книгой,  лежащей перед

ним на  столе.  Другой клерк —  низенький смуглый крепыш с  аккуратными черными

усиками в  этот  момент переносил кипу  бланков к  большому деревянному шкафу с

множеством  пронумерованных ячеек.  Документов было  так  много,  что  служащий

поддерживал  стопку  бумаг  подбородком.  Дойдя  до  пустой  ячейки  картотеки,

черноволосый в  беспорядке вывалил туда все бланки и  с  грохотом задвинул ящик

обратно в шкаф.

       Фу ты,  черт,    проговорил он,  отдуваясь,    теперь и сам дьявол не

разберется, кто в какой каюте летит.

     — Еще неделя подобной работы,  и я либо уволюсь,  либо попаду в дурдом, 

пробормотал его товарищ, не отрываясь от дисплея.

     — Ты и так давно работаешь в дурдоме!  — нервозно воскликнул темноволосый,

направляясь к письменному столу за новой кипой документов.

     — Совершенно нет отбоя от посетителей,  Ник,  — недовольно произнес первый

служащий,  демонстративно не замечая Скайта,  стоящего на пороге кабинета, — их

что,  прорвало?  И  это  именно сегодня,  когда  стартует «Повелитель» и  нужно

оформить проклятые списки всех пассажиров!

       Похоже,  что так,  Арни.  Совсем житья не  стало от  пилотов разных там

личных посудин.

       Когда мы с  тобой пришли работать в контору,  Ник,  частников было куда

меньше, чем теперь!

     — Намного меньше!

     Не обращая внимания на реплики служащих,  Скайт Уорнер подошел к столу, за

которым  сидел  светловолосый.  «Арнольд Ворсишманхабен.  Отдел  регистрации» —

прочитал Скайт надпись на маленькой картонной табличке, приколотой к рубашке.

     — Господин Ворсишманхабен,  мне нужно получить разрешение на вылет сегодня

утром,  — произнес Скайт,  — здесь,  — он указал на синюю папку,  — собраны все

необходимые  документы.   Осталось  только   поставить  печать   на   карточку,

разрешающую взлет,    Уорнер  достал  из  папки  бланк  зеленого  цвета,    и

надлежащим образом оформить лист  «Прохождения таможенной проверки».  Хотелось,

чтобы процедуры прошли без излишних проволочек. Я очень спешу.

       Все  очень спешат,    буркнул служащий,  беря  из  рук  Скайта зеленый

квадратик картона,    все  торопятся.  У  каждого  срочное дело,  не  терпящее

отлагательства. Одни мы ничего не делаем. Правда, Ник?

       Конечно,    охотно отозвался темноволосый,  — мы лишь просиживаем свои

брюки в этом чертовом офисе и отрываем задницы от стульев, только когда в кассе

выдают зарплату.  Никому нет дела,  что, прежде чем официально зарегистрировать

вылет  самой  распоследней развалюхи,  мы  должны  занести данные  о  корабле и

экипаже на специальные карточки и исписать горы бумаги...

       Это ведь пара пустяков — заполнить вручную несколько сотен карточек, 

вставил Ник.

       Потом,    продолжал Арнольд,    информацию нужно вбить в  компьютер и

отправить на центральную базу данных миграционного бюро и  диспетчерской службы

космодрома. Получив уведомление от диспетчеров, необходимо снова ввести ответ в

карточку,  присвоить ей  порядковый номер,  зарегистрировать в  «Информационном

отделе», а уж после этого убрать в ящик картотеки.

       Мы  давно просили прислать помощника,    сказал Ник,    но начальству

выгоднее похоронить нас, когда я и Арни загнемся среди этих бумаг...

     — ...чем расширять штат и тратить деньги на зарплату новым служащим.

       Сегодня нам  с  Арни нужно зарегистрировать несколько тысяч пассажиров,

отправляющихся в рейс на «Повелителе», но, конечно, это все ерунда. В мире есть

дела и поважнее, чем работа каких-то двух придурков-клерков.

       Господа,     сказал  Скайт,  которому  весь  разговор  начал  порядком

надоедать,    я  ничуть не  умаляю значимости такой работы и  очень уважаю ваш

нелегкий труд. Но у меня тоже есть неотложные дела. «Триумфу» просто необходимо

вылететь сегодня утром,  иначе будут сорваны деловые договоренности. Мы рискуем

не  добраться в  намеченный срок.  Ведь  во  время  перелета  могут  возникнуть

непредвиденные ситуации,  которые  отнимут  драгоценное время.  По  закону,  вы

должны оказать все возможное содействие в оформлении бумаг.

     — Смотри-ка,  еще один умник нашелся! — воскликнул Арнольд Ворсишманхабен.

— В последнее время, я смотрю, все очень умными стали, а, Ник?

     — Точно.  Уж и шагу нельзя сделать без советов,  что тебе нужно делать,  а

что не нужно...

     — Господа,  если вы не окажете мне необходимого содействия,  — раздраженно

перебил Скайт,    я отправлю официальную жалобу на имя начальника центрального

миграционного бюро города Плобитаун и подам иск в городской суд.

     — Без кляуз в вышестоящие инстанции точно не сделаешь и шагу... — вздохнул

первый служащий.  — Ладно,  Ник, — Арни взял протянутый Скайтом зеленый бланк и

стал  что-то  туда  вписывать,    окажем  содействие.  Подойдите  к  господину

Штиббельсону...    Арнольд,  прищурившись,  взглянул на лист бумаги,  — мистер

Уорнер...  Мы  с  господином Штиббельсоном просто  счастливы  оказывать  помощь

каждому встречному...

     — Мы просто спим и видим, как бы оказать кому-нибудь содействие...

     Стараясь держать себя в  руках и  не  выдать кипевшее в  душе раздражение,

Скайт Уорнер направился к столу, где сидел черноволосый. На груди у него висела

табличка такого  же  размера,  как  и  у  Арнольда.  Там  было  написано:  «Ник

Штиббельсон. Отдел регистрации».

     — Что ж, господин Уорнер, — произнес Ник с выражением судьи, зачитывающего

подсудимому смертный приговор,    мне  нужен  бланк  официального медицинского

заключения    карантинной   службы    космодрома    о    прохождении   кораблем

профилактической обработки с  целью  выявления и  уничтожения опасных вирусов и

бактерий.

     Мысленно Скайт Уорнер похвалил себя за то, что Догадался взять с собой эту

бумажку.

       Пожалуйста,  господин Штиббельсон,    Скайт Достал из папки квадратную

картонку розового цвета, — все документы в полном порядке.

       Посмотрим...  — Ник взял протянутый бланк с видом,  словно ему пытаются

всучить явную фальшивку, и углубился в чтение.

     — Порядок, Ник? — спросил со своего места Арни.

     — Все в норме.

     Арни дальше заскрипел пером, внося в документ новые данные.

       Теперь я  хотел бы взглянуть на резолюцию центральной таможенной службы

спутника Блос.  Не  хочу  обидеть,  но  на  вас,  мистер Уорнер,  не  написано,

контрабандист  вы   или   нет.   А   вдруг  окажется,   что  вы   находитесь  в

межгалактическом розыске?

       За  поимку  преступника  полагается  хорошая  премия...    мечтательно

произнес Арни.

     — Возьмите, здесь все чисто. — Скайт протянул картонку фиолетового цвета.

     — Что ж... Посмотрим...

     — Ну, как там, Ник? Нормально?

     — Вроде порядок. 

     — Чья стоит подпись?

     — Начальника таможни Блоса полковника Хэндершота.

       Тогда действительно порядок.  Старая ищейка не пропустит иголку в стоге

сена.

       И  последнее,   господин  Уорнер,    проговорил  Штиббельсон,  в  упор

уставившись на Скайта,  как карточный игрок,  приготовившийся извлечь последний

козырь,    покажите корешки квитанций о  своевременной уплате за место стоянки

вашего звездолета на космодроме.

     — Без проблем.  — Скайт протянул стопку листков,  скрепленных канцелярской

скрепкой.

     — Как, Ник? — Арни достал печать и приготовился поставить оттиск.

     — Все четко.

     Печать со страшным грохотом обрушилась на лист бумаги.

     — Тогда я, пожалуй, пойду, — сказал Скайт. — Дела.

       Да,  господин  Уорнер,    откликнулся  Ник  Штиббельсон,    мы  очень

обрадуемся, если разные типы перестанут отвлекать нас по пустякам.

       Таможенники придут проверить ваш трюм около десяти,  — произнес Арнольд

Ворсишманхабен,  протягивая Скайту  исписанный бланк,    и  скажите им,  чтобы

сегодня же принесли протокол досмотра...

     — А то эти дармоеды,  — вставил Ник, — взяли моду отправлять данные только

через несколько дней...

     — Когда карточки уже размещены по картотеке...

     — А потом сиди и ройся в дурацких шкафах, отыскивая нужный бланк...

     — Как будто нам с Ником больше нечем заняться...

     — Как будто мы просто мечтаем целыми днями копаться среди бумаг...

     Скайт Уорнер, не дослушав, открыл дверь. На пороге он остановился.

     — С вами было приятно иметь дело,  господа! — громко, чтобы слышали пилоты

в холле, проговорил Уорнер и быстро зашагал по коридору в сторону лестницы.

     Космолетчики начали подходить к кабинету Арнольда и Ника.  Скоро очередь в

комнату стала длиннее, чем в офис Эдны Файф и Люси Кой.

     Приблизившись к  звездолету,  Скайт увидел на верхней площадке трапа Дерка

Улиткинса.  На  Дерке красовалась модная накидка «Дождевик» такого же салатного

цвета,  как его пиджак.  В одной руке он держал большой коричневый чемодан, а в

другой огромный сандвич,  завернутый в фольгу. Время от времени Дерк переступал

с ноги на ногу, чтобы согреться.

       Где ты так долго шляешься?!    воскликнул он,  Увидев Скайта.  — Я тут

совсем замерз!

     — Где я шляюсь?!  — раздраженно переспросил Уорнер.  — Занимаюсь делами, к

твоему сведению.  Конечно,    с  сарказмом продолжил он,    это ведь пустяки:

бегать по чиновникам и подписывать документы,  а с пустяками у нас, как всегда,

возится Скайт.  Все  утро задаю себе вопрос:  «Зачем я  поднялся в  такую рань,

когда мог бы до сих пор валяться в постели?»

     — Но, Скайт...

        Что  «Скайт»?!   Посмотри  на   часы,   Дерк!   Уже  одиннадцать!   Мы

договаривались, что к этому времени будем на орбите Плобоя! Где тебя носит?

     — Понимаешь,  Скайт,  сначала я заехал в город. Купил кой-какого барахла в

дорогу... зубочистки там и все такое... — ответил Дерк, показывая на чемодан. —

Затем позавтракал.

     — Между прочим, у меня сегодня крошки во рту еще не было, — заметил Скайт.

     — Так угощайся! — воскликнул Дерк, протягивая другу недоеденный бутерброд.

     — Спасибо.

     Скайт взял бутерброд и повернул его необкусанным концом.

     — Теперь объясни, Дерк, почему ты торчишь здесь? Уж коли я пошел оформлять

документы вместо  тебя,  можно  заняться другими делами на  корабле.  Проверить

системы жизнеобеспечения «Триумфа», приготовить завтрак, наконец...

     — Когда мы вчера пошли к Джо в «Падающую звезду», я забыл ключ в куртке...

       Ладно,    Скайт набрал электронный код замка и отключил блокировку, 

скоро сюда приедут таможенники.

     — Что им от нас нужно? !      

     — Хотят осмотреть трюм.       

     — Так он же пуст.

     — Попробуй объяснить это нашим чиновникам!

     — Хорошо,  Скайт, — сказал Дерк, когда они прошли через пропускной шлюз, —

таможенников встречу я.

       Иди распаковывай вещи,    ответил Скайт,    груза у нас нет,  поэтому

таможенная  проверка  будет  необременительной  формальностью...   Какую  каюту

займешь?

     — А где разместился ты?

     — Личные покои принца.

     — Хороший выбор. Тогда я буду жить в каюте капитана.

     — Договорились.

     Когда закончился таможенный досмотр и  Скайт Уорнер захлопнул входной люк,

стрелки часов показывали полдень.

 

     Глава 5

     Окутанные туманной дымкой, небоскребы Плобитауна остались далеко позади.

     В  стекле бокового иллюминатора рубки управления медленно уплывал в черную

даль  спутник Блос.  Сейчас,  когда «Триумф» удалился на  довольно значительное

расстояние  от   планеты,   гигантская  сфера   спутника  казалась  не   больше

баскетбольного мяча.  Свет  звезд,  отражаясь  от  стальной  поверхности Блоса,

создавал иллюзию, будто сооружение светится изнутри.

     На  экране  компьютера мелькали  бесконечные колонки  цифр  и  графические

значки. Работавший за штурманским пультом Скайт Уорнер отвернулся от дисплея. В

кресле навигатора Скайт безвылазно просидел более пяти часов с  момента старта,

прокладывая курс звездолета.

     Чтобы дать глазам отдых,  Уорнер прошелся по рубке. В круглом помещении со

сводчатым  потолком,  являющимся  одновременно  экраном  визуального  обзора  и

многофункциональным  дисплеем,  посередине  находились  три  широких  кресла  с

подковообразными пультами управления. Улиткинс развалился в одном из кресел. Он

только что закончил вводить в электронный мозг автопилота координаты траектории

движения «Триумфа».

     Пол отсека застилал синтетический полимерный паркет,  заглушающий шаги.  В

центре  покрытия  красовался  императорский герб    два  дракона,  держащие  в

когтистых лапах золотой щит с изображением белой имперской короны.

     Подойдя  к   иллюминатору,   Скайт   некоторое  время   неподвижно  стоял,

вглядываясь в далекие созвездия.

     Где-то  там,  среди  бескрайних  просторов  Галактики,  затерялась планета

Доминанта.  Планета,  обещающая Скайту Уорнеру и Дерку Улиткинсу такое желанное

богатство  и   благополучие.             Навстречу  «Триумфу»  параллельным  курсом

двигался грузовой танкер. Скайт даже различил на длинном сигарообразном корпусе

эмблему    зеленого  жука,  ползущего по  красному  шару.  Танкер  принадлежал

известной нефтяной корпорации «Скарабей».  Уорнер  подумал,  что  скорее  всего

корабль летит  из  системы Ревегаса,  где  недавно обнаружили несколько богатых

нефтью  планет.  А  раз  так,  то  звездолет проделал долгий и  опасный путь  в

малоисследованном районе космоса.

     Скайт  Уорнер  посмотрел  вслед  удаляющемуся  гиганту.  Из  кормовых  дюз

двигателя вырывались оранжевые протуберанцы раскаленных газов. Звездолет полным

ходом шел к  Плобою,  спеша поскорее занять место у стыковочного пирса спутника

Блос.

     Для  экипажа «Скарабея» путешествие подходило к  концу.  Скоро  они  будут

дома. У Скайта же с Дерком полет только начинается...

     Мимо левого борта «Триумфа» проплыл орбитальный пивоваренный завод братьев

Толкер.  Завод имел форму огромной пивной банки.  Там,  где  у  обычной емкости

находилось  отверстие,  чтобы  разливать  напиток,  спутник  располагал большим

люком.  Люк  то  и  дело раскрывался,  чтобы выпустить из  недр грузовые шатлы.

Корабли в  виде бочонков,  выкрашенных в  одинаковые зеленые цвета с золотистой

надписью «ТОЛКЕР» на фюзеляжах,  летели друг за другом, словно вереница толстых

шмелей.

     Братья Джон и  Дик Толкеры являлись признанными королями пива не только на

Плобое,  но,  пожалуй,  во  всей  Галактике.  Рекламный ролик компании,  снятый

знаменитым  режиссером и  кинопродюсером Лунго  Кристофером,  получил  «Золотую

Туфлю» —  главный приз ежегодного фестиваля коммерческих фильмов,  а марка пива

«Пьяный гном» — первую премию межгалактического конгресса в области качества.

     Скайт Уорнер наизусть помнил сюжет «шедевра».

     Два румяных,  упитанных толстяка,  лучась здоровьем и  энергией,  стоят на

фоне  сияющих горных вершин перед  заснеженной пивоварней.  В  руках у  каждого

кружка с пивом.  «Мы с братом всю свою жизнь варим пиво,  — говорит один,  — вы

спросите,  почему оно  такое  вкусное?  С  радостью отвечу вам.  Во-первых,  мы

готовим наше пиво только из отборных и  натуральных продуктов.  Во-Вторых,  наш

напиток производится по самым совершенным технологиям.  В-третьих, по старинным

рецептам.  Где еще вы  попробуете сверхсовременное,  модное пиво,  имеющее вкус

настоящего древнего эля? Мы с братом варим пиво всю жизнь... Скажи им, Джон!»

     Несколько  лет  назад  общественная организация «Чистый  воздух»  обвинила

компанию «Толкер» в нарушении экологии и загрязнении окружающей среды.  И,  что

самое интересное, сумела доказать это в суде!

     Братья  были  вынуждены перевести свое  производство в  открытый космос 

туда,   где   до   них   не   доберутся  так   называемые  активисты  различных

псевдообъединений,  ратовавших в конечном итоге за то, чтобы загрести в закрома

«общества» побольше денег из чужого кармана. Постройка пивоваренной космической

станции «Джон и  Дик»  стоила огромных средств.  Но  фирма могла себе позволить

пойти  на  такие  издержки,  и  все  затраты с  лихвой  окупили себя.  Теперь в

рекламном ролике  Лунго  Кристофера вместо  пейзажа  заснеженных горных  вершин

братья стояли в скафандрах на фоне кратеров...

     — Скайт, ты полностью рассчитал курс? — отвлек Уорнера голос Дерка.

     — Да, Дерк, порядок. Можешь врубать гиперсветовые ускорители.

     До  этого момента «Триумф» шел на «низкой» скорости маневровых двигателей.

Пока  звездолет не  отошел  от  планеты на  достаточно большое расстояние,  где

начиналось свободное  от  спутников  пространство,  инструкции по  безопасности

полетов категорически запрещали использование каких-либо  ускорителей и  систем

подпространственных переходов.  Нарушителей строго карали,  начиная от  крупных

денежных штрафов и заканчивая конфискаций кораблей с тюремным заключением.

     Скайт  подошел  к   радару,   на  экране  которого  степенно  перемещались

космические объекты, обозначенные точками.

     Толстое,  выпуклое  стекло  экрана  походило  на  большой  застывший  глаз

доисторического   чудовища.   По   ис-синя-черной   поверхности,   пересеченной

золотистыми линиями с цифрами координат, двигались две светящиеся отметки. Одна

  танкер  «Скарабей» —  практически уже  исчезла  из  поля  видимости.  Вторая

направлялась через  пространственный коридор  ДИЭЛ-13-75  в  сторону туманности

Хвост Хамелеона. Пассажирский лайнер «Повелитель пространств» начинал очередное

путешествие по Галактике.

     — Хочу задать тебе вопрос, Скайт...

     Дерк  чуть  отодвинул высокую  спинку  кресла  и  закинул  ноги  на  пульт

управления,   словно  находился  за  письменным  столом.  Сейчас  он  напоминал

биржевого маклера, обдумывающего выгоды очередной сделки.

     Достав из кармана пиджака сигарету, Дерк протянул пачку Уорнеру:

     — Куда думаешь потратить свою долю, когда мы продадим «Триумф»?.

     — Найду ближайшее казино и ухну все в рулетку, — пошутил Скайт.

       Я  серьезно спрашиваю...  Если хочешь знать мое мнение — все эти казино

придуманы для дурачков и  простофиль.  Сплошной обман,  надувательство и пустая

трата денег.

     — Пока еще не думал об этом.

     — А я для себя все уже решил.

     — И что же именно? — закуривая, с любопытством спросил Скайт.

     — Это мой последний выход в космос. Все. Баста!

     — Чем думаешь заняться?

     — Скайт, посмотри, как мы живем...

     — Судя по тебе, неплохо, — сказал Уорнер, оглядывая модный костюм Дерка.

     — Все это мелочи, — махнул рукой Дерк. — Я не об этом. Сколько себя помню,

мы  постоянно  мотаемся  по  Галактике,   словно  неприкаянные.  Довольствуемся

случайно подвернувшимся заработком и впутываемся во всевозможные,  сомнительные

с  точки  зрения  закона  истории.  Подчас  рискуем  собственными шкурами  ради

грошовой  прибыли  или  чужих  интересов.  А  наше  жилище    железные  отсеки

космического корабля,  которые в  любой момент могут быть насквозь продырявлены

шальным  метеоритом.   Лично  я  завязываю!  Когда-нибудь  все  равно  придется

покончить с такой жизнью. Лучше это сделать сейчас, когда нам наконец повезло и

богатство приплыло в руки!

     — Гм, — неопределенно буркнул Скайт.

       Сам теперь стану боссом,    мечтательно произнес Дерк.    Куплю пяток

грузовых  кораблей  среднего  тоннажа.  Сниму  офис  в  Дистрикте.  Дороговато,

конечно,  я  понимаю,  но  что делать.  Для начала можно взять совсем небольшую

контору.  Главное — шикарно обставить ее! Картины там всякие на стенах, кожаная

мебель,  ковер...  охранник перед входом.  Я  и рекламное объявление придумал в

«Плобитаун трибьюн».  Послушай:  «Транснациональная межгалактическая корпорация

грузоперевозок Дерка Улиткинса.  Быстро!  Надежно!  Безопасно!» А?! Как тебе?..

По-моему, звучит!

     — Гм, — снова буркнул Скайт.

     — Потом куплю дом.  Понимаю, что район Лакоста Генри (1) не потяну. Я ведь

трезвомыслящий человек. Не какой-нибудь там фантазер. Куплю виллу на побережье,

чтобы из  окон открывался вид на океан.  Найму личного водителя и  повара.  Мне

надоело,  черт  возьми,  запихивать в  себя  синтетическую кормежку!  Хочу есть

нормальные помидоры, выращенные на навозе, а не на гидропоне!

     1 Лакоста Генри — самый фешенебельный и дорогой район Плобитауна. Название

пришло  от  племени аборигенов,  населявших эту  местность задолго до  всеобщей

колонизации космоса, когда на планету высадились первые астронавты. Переводится

как «Стоящий на  задних лапах Крокодил Генри —  Великий Крокодил —  отец мира и

его друг Чебуренчи, идущий своей дорогой».

 

     Дерк Улиткинс даже зажмурился от  открывшейся перед ним  радужной картины:

вот  он  сидит  за  огромным столом  в  личном кабинете,  из  верхнего кармашка

дорогого костюма от  знаменитого модельера Джулио  Джионты торчит уголок платка

модного салатного цвета.  Дерк не спеша попыхивает сигарой,  в  кабинет заходит

длинноногая блондинка —  его секретарша —  и приносит кофе со свежими газетами.

«Ваши акции на бирже подскочили сегодня на пятьсот пунктов, мистер Улиткинс», —

щебечет она... Дерк Улиткинс важно выходит из офиса. Охранник отдает ему честь.

Дерк поднимается в  скоростном лифте на  самый верх небоскреба,  где  находится

стоянка флаеров. Шофер, изогнувшись в подобострастном поклоне, открывает заднюю

дверцу роскошного лимузина со встроенным баром и бассейном...

     — А знаешь что, Скайт?! Дерк вернулся к реальности.

     — Гм.

     — Можно сделать это...  как его там...  — Улиткинс наморщил лоб, вспоминая

вылетевшее из  головы  слово,    «слияние капиталов»!  Вот!    воскликнул он,

щелкнув пальцами.    Тогда мы  купим сразу десяток звездолетов.  Можно даже не

совсем  новых.  И  аренда помещения обойдется дешевле,  чем  если  каждый будет

платить в отдельности. Главное — продержаться первое время. Потом бизнес начнет

сам собой набирать обороты. А?! Как идейка?!

     — Честно говоря, я сам подумывал о чем-то подобном. С продажи «Триумфа» мы

выручим не  менее трех  миллионов.  Если деньги правильно вложить в  прибыльное

дело, то уже через год можно удвоить состояние, — сказал Уорнер и, поразмыслив,

добавил: — Только секретарш придется нанимать двух.

      Ясное дело.  Пилотов для  наших грузовых звездолетов можно подыскать на

любой бирже труда.

     — Лучше в баре для вольнонаемных пилотов «Адмирал Армор». Дешевле выйдет.

     — Точно!  А рекламу в «Плобитаун трибьюн» дадим такую:  «Транснациональная

межгалактическая корпорация грузоперевозок Дерка  Улиткинса и  Скайта  Уорнера.

Быстро! Надежно! Безопасно!»

     — И «в срок».

       Правильно...  Черт!  — Дерк вдруг стал шарить по карманам.  — Куда я их

дел?

     — Что потерял?

     — Да свои зубочистки! Наверно, оставил в каюте.

     — Так сходи за ними, — предложил Скайт.

       Пожалуй,  я  так и сделаю.  Дерк вскочил с кресла и скрылся в коридоре.

Скайт остался в  рубке один.  Он  подумал о  состоявшемся разговоре.  Ему стало

приятно  от  мысли  о  собственном  деле    бизнесе,   связанном  с  космосом,

звездолетами, космическими полетами в другие миры — всем тем, что ему нравилось

больше всего.  Да,  сегодня был нервный и напряженный день. Они с Дерком успели

порядком   утомиться.   Наручный  Универсальный  Навигатор  (НУН),   являющийся

одновременно  часами  и  гироскопическим компасом    памятью,  автоматическим

записывающим устройством пройденного маршрута и  картой) показывал восемнадцать

тридцать.  В Плобитауне,  наверное,  уже вечер.  Здесь же, в космосе, совсем не

чувствуешь бега  времени.  Тебя постоянно окружает лишь холодное пространство с

ослепительными россыпями ярких  звезд  и  спиралями Галактик,  над  которыми не

властны земные законы.

     Корпус  звездолета  слегка  дрожал  от   вибрации  работающих  двигателей.

«Триумф»,    рассекая    дискообразным   корпусом   космическое   пространство,

стремительно уносился прочь,  все  дальше  и  дальше от  Плобоя.  Черная бездна

словно проглатывала маленький корабль, посмевший бросить ей вызов.

 

     Глава 4

     Через черное полотно космического пространства протянулась мерцающая дымка

туманности  Хвост   Хамелеона.   Голубовато-синее   облако   газовых  скоплений

подсвечивалось  ослепительным  сиянием  звезд.   Создавалось  впечатление,  что

неведомая рука накрыла безбрежные просторы вселенной серебристой вуалью. Здесь,

на   «относительно  небольшом»  участке   звездного  неба,   сконцентрировались

несколько  Галактик  и   горячих  звезд-отшельников  без   планетарных  систем.

Некоторые Галактики соприкоснулись между собой настолько близко,  что отдельные

светила вступили во взаимодействие и начали взрываться, уничтожая планеты. Этим

и вызывалось голубоватое свечение туманности:  старые,  умирающие звезды давали

слишком мало света, а молодые излучали в основном только ультрафиолет.

     ...Звездолет ослепительной стрелой  пронизывал космос.  «Триумф» летел  на

субсветовой скорости сквозь загадочную туманность.  Яхта,  управляемая в режиме

автопилотирования,  то  и  дело  меняла скорость и  траекторию полета.  В  зоне

взаимного разрушения Галактик особенно остро возникала опасность столкновения с

большими астероидами — остатками погибших планет.  Как только огромные каменные

глыбы,  по  размерам  не  Уступающие среднему спутнику,  оставались за  кормой,

автоматика корабля уверенно возвращала звездолет на заданный курс.

     Скайт  Уорнер  сделал последнюю затяжку и,  прежде чем  раздавить окурок в

пепельнице,  прикурил от него новую сигарету...  Это была уже пятая сигарета за

последние полчаса, выкуренная подобным образом. Именно столько времени прошло с

того момента,  когда Уорнер заступил на вахту,  сменив в рубке управления Дерка

Улиткинса.

     Маршрутом,  по которому сейчас двигался «Триумф»,  не пользовались уже лет

десять.  Он  считался слишком  опасным  для  перелетов.  Во  времена  последней

звездной войны между Империей и  Союзом здесь применили эпидетермическую бомбу,

что  вызвало образование обширной пространственно-аномальной зоны.  Кроме того,

боевые   действия   уничтожили   инфраструктуры  планет,   издавна   являющихся

перевалочными  базами  для  космических  кораблей  и  путешественников.  Теперь

транзитные пути переместились к самой границе туманности...

     Скайт  Уорнер  никогда  не  вводил  в  бортовую навигационную систему этот

опасный маршрут,  проходящий через  Хвост Хамелеона.  Скайт мог  поклясться чем

угодно.

     Он протянул руку к пульту управления и перевел работу бортового компьютера

в режим речевого интерфейса:

     — Центральный компьютер, назови курс «Триумфа».

       ДИЭЛ-55-69.  Ближайшая звездная система DB-970,    ответил электронный

голос.

     «Так и есть, — подумал Скайт, — курс изменен. Когда я прокладывал маршрут,

то  задал  направление ДИЭЛ-69-55.  Ошибка  полностью  исключена.  Только  один

человек на корабле способен изменить траекторию полета,  и,  как всегда,  он не

посоветовался со мной».

     Скайт Уорнер даже не стал утруждать себя выяснением вопроса:  когда именно

произошли изменения в  системе навигации?  Он  встал из-за  пульта управления и

покинул рубку.  Скайту много чего хотелось высказать Дерку,  и  сделать это  он

собирался прямо сейчас.

     От громкого храпа,  казалось, дрожат переборки. Скайт Уорнер резким ударом

ноги распахнул полированную дверь капитанской каюты, где спал Дерк.

     Улиткинс лежал,  вытянувшись на широкой кровати. У самого изголовья висела

кожаная кобура с  бластером,  так,  чтобы в  случае опасности хозяин мог быстро

дотянуться до оружия рукой.  Рядом с койкой, на тумбочке, в беспорядке валялась

одежда.

     Вид  безмятежной физиономии друга  окончательно вывел  Скайта  Уорнера  из

себя.

     — Вставай, старая сволочь! — заорал Скайт.

       А?..Что?    спросонья Дерк  лишь  непонимающе хлопал  глазами.    Что

случилось?..  Уже моя смена?.. Я проспал вахту?.. Мне казалось, что я лег спать

самое большее полчаса назад!.. Какого черта, Скайт, ты меня разбудил?!

     — Так тебе еще не нравится,  что тебя разбудили, негодяй?! Скажи спасибо —

водой не облил!

     — Кому понравится такое!

     — Тогда ответь мне всего на один вопрос...

     — А позже нельзя? Во время смены вахты, например...

     — Нет. Позже нельзя!

     — Хорошо,  Скайт.  Я слушаю.  — Дерк с видом покорившегося судьбе мученика

уселся на кровати и зевнул.

     — Скажи мне,  Улиткинс,  кому-нибудь понравится,  когда при заступлении на

вахту вдруг обнаруживается,  что звездолет летит в неизвестном направлении, что

маршрут следования корабля изменен без какого-либо согласования с  тобой и  сам

ты ни черта не понимаешь, где находишься?!

     — Сомневаюсь...

     — Тогда ты сейчас оденешься, поднимешься в рубку и подробно объяснишь мне,

каким  образом «Триумф»,  вместо того  чтобы спокойно двигаться по  намеченному

заранее маршруту, находится в самом центре туманности Хвост Хамелеона?!

     — Ах, ты об этом?..

     Не говоря больше ни слова, Скайт повернулся и покинул каюту Дерка.

     — Я виноват, Скайт. Признаю, что поступил опрометчиво.

     Дерк  Улиткинс  развалился в  соседнем кресле.  Его  пальцы  барабанили по

панели пульта.  Дерк нервничал. Он чувствовал себя виноватым. Улиткинс понимал,

что не имел права менять курс корабля, не посоветовавшись с Уорнером.

       Что,  так трудно было все обсудить?  Ты  же  поставил меня в  идиотское

положение!    Скайт  замолчал,  подыскивая нужные  слова,  способные  выразить

отношение к поступку Дерка.

     — Я совершенно не хотел ставить тебя в идиотское положение.

     — Но ведь поставил же?!

     — Так получилось. Извини.

     -- Как был эгоистом,  так эгоистом и остался... На черта тебе понадобилось

изменять маршрут?! Не вижу в этом никакой логики!

     — Так быстрее.

     — Что «так быстрее»?

       Так мы быстрее долетим до Доминанты.  Посуди сам,  — продолжил Дерк, 

зачем огибать Галактику, когда можно срезать пару сотен парсеков? В этом случае

«Триумф» прибудет в Унук-Эльхайю на целых два дня раньше намеченного срока.

     — И что нам это даст?

       Быстрее станем  миллионерами.  У  нас  появится больше  времени,  чтобы

изучить конъюнктуру рынка,  посоветоваться со  знающими людьми,  подумать,  как

подороже продать  звездолет.  В  противном случае  мы  прилетели бы  впритык  к

моменту открытия выставки. Осмотреться просто не останется времени.

     — Допустим,  ты прав.  Но все равно,  необходимо было посовещаться, прежде

чем самовольно менять курс.

     — Согласен. Я извинился.

     — Черт, Дерк, ведь дорога через Хвост Хамелеона крайне опасна. После войны

в  радиусе тысяч световых лет  не  осталось планет,  где  можно заправиться или

починить корабль в случае возникновения неисправности!

       Горючего на  борту с  избытком.  Хватит,  чтобы добраться до Доминанты.

Звездолет в полном порядке. Я решил — можно рискнуть. Дело того стоит.

       Даже  контрабандисты перестали пользоваться этими путями.  Перк Волтерз

говорил,  что уже много лет не отваживается летать маршрутами,  ведущими сквозь

туманность...

     — Старина Волтерз,  — воскликнул Дерк,  перебивая Скайта,  — нашел,  о ком

вспомнить!  У  Перка всегда в  голове недоставало мозгов!  Иначе он  не  дал бы

упрятать  себя  на   пять  лет   в   федеральную  тюрьму  за   попытку  провоза

нелицензированной партии кофе.

     — Допустим...

     — И главное, Скайт, существует еще один момент.

     — Слушаю.

       Посуди,  на  предстоящем аукционе продажа  «Триумфа» вызвала  настоящую

сенсацию среди коллекционеров и журналистов. Так?

     — Ну, так.

     — Звездолет официально объявлен «Лотом № 1». Так?

     — Именно.

     — Нашего появления с нетерпением ждут...

       Правильно.  Поэтому мы и  не имеем права излишне рисковать,  пускаясь в

сомнительные авантюры.

     — Все это верно. Но теперь представь себе внезапное появление «Триумфа» на

два  дня раньше срока:  мы  выходим из  корабля,  вокруг толпятся представители

прессы,  вспышки  фотоаппаратов.  Я  даже  предвижу  заголовки газет:  «Триумф»

устроил новую сенсацию!»...

     — Логично, — пробормотал Скайт Уорнер. Мысль о журналистах пришлась ему по

душе.

       У  нижних ступенек трапа стоит сам  Бен  Клаймер.  В  руке  у  ведущего

программы «Глобальных новостей» черно-красный микрофон:  «Мы совсем не  ожидали

увидеть «Триумф» так скоро, джентльмены. Как вам удалось добраться до Доминанты

в  столь  короткий  срок?  Неужели  королевская  яхта  действительно  настолько

быстра?» Тут, Скайт, вперед выходишь ты...       

     — Угу.  Хорошо.  — Идея с интервью для телевидения « захватила воображение

Скайта  Уорнера.  Он  уже  представлял себя  стоящим  перед  камерами:  бластер

легендарной модели  «Дум-Тум»  низко  пристегнут  к  широкому  ремню  с  медной

пряжкой,  летная  куртка небрежно о  расстегнута на  груди,  освежающий ветерок

треплет не-. к покорную прядь волос...

     — И здесь ты говоришь: «Триумф» — самый быстроходный корабль в Галактике!»

     — Наш звездолет действительно очень быстр. Один из самых скоростных...

     — Нет, Скайт, ты меня не понял. Необходимо четко соблюдать правила игры. В

рекламном  бизнесе  не   существует  полутонов.   Поэтому  не  «один  из  самых

скоростных», а «САМЫЙ быстроходный».

     — Хорошо,  Дерк,  ты меня убедил.  Именно так и скажу.  Но,  если говорить

честно,  мы  так быстро прилетим не из-за скорости звездолета,  а  потому,  что

сократим расстояние!

     — А кто об этом будет знать?

     — Никто.

     — Именно... Потом Бен спрашивает: «А чем вы, джентльмены, думаете заняться

после  продажи такого замечательного звездолета?  Нашим  уважаемым телезрителям

будет   любопытно   это   узнать!»   И   тут   выхожу   я:   «Транснациональная

межгалактическая корпорация грузоперевозок Дерка  Улиткинса и  Скайта  Уорнера.

Быстро!  Надежно!  Безопасно!  И в срок!» Согласись,  будет здорово. Нас увидят

миллиарды телезрителей.  Лучшей рекламы для фирмы нельзя и придумать! К тому же

совершенно  бесплатной.  Можно  прямо  сейчас  вычеркнуть из  будущего  бюджета

корпорации статью о рекламных расходах.  По крайней мере,  на первое время. Так

как тебе идейка, друг?

     Нужно сказать,  «идейка» все больше и  больше нравилась Скайту.  Последние

аргументы Улиткинса оказались очень убедительными.

       Что  ж...  Мысль неплоха...    примирительно произнес Скайт Уорнер. 

Только,  Дерк,  больше не  принимай самовольных решений.  Ведь совсем не трудно

согласовать их, как это сделали сейчас. В конце концов, мы одна команда.

       Без вариантов.  Просто я  думал — ты не согласишься изменить маршрут...

Скажу честно, мне было чертовски неловко перед тобой. . .

     — Ладно. С кем не бывает. Ведь не возвращаться же нам назад?

     — Возвращаться — плохая примета.

     — Точно.

     — Пойду вздремну часок-другой,  — сказал Дерк,  поднимаясь с кресла,  — до

моей вахты еще целых пять часов... Заодно полью фикус.

     Скайт  остался один  и  стал  смотреть,  как  в  экране визуального обзора

навстречу «Триумфу» несутся звезды. Он размышлял о будущем бизнесе.

 

     Глава 5

     На главном экране, являющемся одновременно и многофункциональным дисплеем,

возникло  изображение звезды  четвертой  величины  и  круглого  шарика  планеты

Моногхал,  чуть сплюснутого у  полюсов.  Рядом высветились диаграммы с цифрами.

Система DB-970  находилась прямо  по  курсу следования звездолета «Триумф».  По

мере  приближения к  планете  на  экране  стали  отчетливо проступать очертания

материков и  континентов.  Сидящий за пультом управления Скайт Уорнер даже смог

различить огромную шапку льда, покрывающую полюс.

     Ослепительные лучи звезды DB-970 проникали в  циркулирующие навстречу друг

другу  слои  атмосферы  и  окрашивали  поверхность планеты  серебристо-розовыми

тонами.  Казалось,  что этот мир состоит из полос:  светлых в районе экватора и

более темных у полюсов. Звездолет снизил скорость.

     Чем  ближе  корабль подходил к  Моногхалу,  тем  больше  вокруг появлялось

астероидов.  Выхваченные из  космоса мощным гравитационным полем каменные глыбы

притягивались к  поверхности  планеты,  словно  к  большому  магниту.  Медленно

проплывающие  в   черноте  космоса  безжизненные  обломки  напоминали  огромные

металлические капли, застывшие в самых причудливых формах.

     — Скайт, я принес кофе. — В рубку управления ввалился Дерк Улиткинс.

     Вахта  Уорнера  закончилась.  Это  было  предпоследнее дежурство на  борту

«Триумфа». Завтра они прилетят на Доминанту.

     — Спасибо за кофе, друг.

     — Где мы сейчас находимся? — спросил Дерк, развалившись в кресле.

       В  восьмом  галактическом секторе.  Звездолет  движется  в  направлении

пеленга 3-11.  Если нас не задержат в пути какие-нибудь обстоятельства,  завтра

будем пить кактусовую водку.

     — «Демониус»?  (1) Скорее бы.  Чертовски надоела эта эрзац-бурда, — сказал

Улиткинс,  с  отвращением глядя в  пластиковый стаканчик,  где плескалась бурая

жидкость. — Кстати, я ведь приготовил завтрак. Если поспешишь, тебе не придется

разогревать еду в микроволновке.

     1   «Демониус»      знаменитая  на   всю   Галактику   кактусовая  водка,

производящаяся только в Унук-Эльхайе.

 

     — Что за кормежка сегодня?

       Пюре из картофельного порошка быстрого приготовления и  зеленый горошек

«Цикломат».

       Не стоило брать с  собой в путь «Цикломат»,  — буркнул Скайт Уорнер, 

всем известно, что продукты этой фирмы делаются из нефти.

     — Ну,  тут я не согласен. «По особым технологиям» — именно так написано на

упаковке.

        «Цикломат»  так  «Цикломат».   Сейчас  уже  несущественно,   по  каким

технологиям делают пищу для космонавтов, — вдруг странным тоном произнес Скайт.

С  озабоченным выражением лица он внимательно всматривался в  какую-то точку на

экране визуального обзора. — Похоже, у нас появилась проблема.

       Что ты  имеешь в  виду?    От  неожиданности Улит-кинс даже привстал с

кресла...

     «Проблема»  предстала  в  виде  боевого  спутника-мины  серии  FGX-15.  Ее

цилиндрический корпус покрывали бурые пятна коррозии.  На  обшарпанном фюзеляже

смутно проступала полустершаяся белая имперская корона.  Старый военный спутник

вылетел  из-за  массивного астероида,  словно,  таясь  долгие  годы  в  засаде,

специально поджидал там свою жертву.

     Во   времена  прошедшей  межзвездной  войны   пилоты  прозвали  эти   мины

«стрекозами».  FGX-15  и  впрямь  походила  на  стрекозу из-за  расположенных в

верхней части корпуса солнечных батарей, напоминающих крылья насекомого.

     Между торчащими во  все стороны усами антенн в  передней части мины-убийцы

неподвижно застыли две матовые линзы детекторов визуального наблюдения.

     Скайт с Дер ком,  затаив дыхание,  замерли в напряженном ожидании.  Сейчас

друзей  мучил  только  один  вопрос:  что  происходит  в  электронных  «мозгах»

«стрекозы-убийцы»? Кто знает, может, уничтоженные эрозией схемы и провода много

лет не  пропускали ни единого электрического импульса?  А  может,  в  эти самые

секунды  под  стальной обшивкой корпуса  идут  сложные процессы по  переработке

потока информации о  типе,  тоннаже и  принадлежности данного звездолета к тому

или иному военному лагерю...

       Ха!  Да этот металлолом запустили в космос не менее двадцати лет назад!

Мина так же опасна,  как старая консервная банка!    воскликнул Дерк.    Ведь

правда, Скайт? — без особой уверенности в голосе добавил он.

     До  злополучного астероида,  где  друзья  обнаружили старый  спутник-мину,

осталось каких-то три четверти астраля (1)...

     1 Астраль — мера длины в космосе при движении с гиперсветовыми скоростями.

 

     — Дай бог, чтобы в этот раз, Дерк, ты оказался прав, — прошептал Скайт.

     Словно в насмешку над последней фразой,  корпус боевого спутника дернулся,

и мина на полной скорости пошла наперерез кораблю.

     — Дьявол! — выругался Дерк Улиткинс. — Ее здесь не должно быть!

     — Но она есть!

       На  карте  указано,  что  после  войны  этот  район полностью вычистили

тральщики.

     — Посмотри в иллюминатор, Дерк...

     Времени для обсуждения, почему парни из саперных бригад не стали утруждать

себя  возней по  разминированию FGX-15,  у  друзей не  осталось.  Скайт  Уорнер

бросился  включать  энергетический генератор защитного поля,  а  Дерк  Улиткинс

лихорадочно перебирал  клавиши  на  приборной  панели,  переводя  звездолет  из

состояния автопилотирования в режим ручного управления .

     Включая тумблер генератора,  Скайт мало надеялся на спасение.  Дьявольская

сущность «стрекоз» заключалась в  том,  что за  сотые доли секунды до взрыва их

электроника отключала силовое  поле  звездолета.  Уорнер  однажды  собственными

глазами  видел,  как  такая  «штучка»  превратила в  груду  металлолома крейсер

третьего  класса!  А  разве  можно  сравнивать  боевой  звездолет  и  небольшую

пассажирскую яхту?

     Улиткинс,  бормоча проклятия,  с  такой силой сжал рычаги управления,  что

костяшки его пальцев побелели.  Скайт Уорнер,  бросив взгляд на Дерка,  даже не

узнал своего друга. Черты лица Улиткинса исказились: отчаяние, вызванное крахом

мечты о  богатстве,  перемешивалось с  ненавистью к  судьбе,  так же неожиданно

обрушившей  эту  мечту,   как  волна  смывает  замки,   выстроенные  из  песка.

Действительно, было чертовски обидно, но Скайт Уорнер не собирался кусать локти

от досады.  Долгое время, проведенное в космосе, научило его относиться к жизни

философски.  Хотя,  не измени Дерк тогда маршрута,  они летели бы себе спокойно

через  обитаемый  и   исследованный  район  Галактики.   А   если  возникли  бы

какие-нибудь трудности, всегда могли рассчитывать на помощь.

     Мина стремительно приближалась к звездолету.  Ее корпус, освещенный лучами

звезды DB-970,  зловеще отливал сталью. В этом металлическом блеске бурые пятна

коррозии напоминали запекшуюся кровь.

     Существовал единственный шанс спастись — скрыться у поверхности Моногхала.

FGX-15   предназначалась  для   поражения  объектов   только   в   безвоздушном

пространстве.  Двигатели «стрекозы-убийцы» разгоняли спутник до такой скорости,

что при попадании в атмосферу он сгорал, как метеор.

     До  старой имперской мины  оставалась лишь  четверть астраля,  когда  Дерк

резко увеличил мощность двигателей «Триумфа» и,  сделав глубокий вираж,  бросил

корабль  вниз  к  поверхности планеты.  Огромные  перегрузки вдавили  друзей  в

кресла. На какой-то миг Скайт Уорнер даже подумал, что им удалось оторваться от

преследования.  Дерк  по  части пилотирования звездолетов не  имел себе равных,

недаром не  так  уж  давно  он  являлся командиром истребительной эскадрильи на

пиратском корабле Браена Глума.

     «Триумф»  уже  дошел  до  самых  верхних  слоев  ионосферы,  состоящих  из

отдельных частиц газов и  космической пыли,  когда корабль потряс сильный удар.

Мгновенно погасли все лампы,  а  в  глубине звездолета раздался жуткий скрежет.

Скайта с Дерком окутала непроницаемая чернота.

     Полет  в  кромешной  темноте  продолжался несколько  секунд,  показавшихся

пилотам целой вечностью.

     Затем  тускло замигали и  зажглись синие светильники аварийного освещения.

На пульте управления одна за другой начали вспыхивать разноцветные индикаторные

лампочки.  Ожил главный экран визуального обзора.  Теперь всю  его  поверхность

занимал огромный шар планеты Моногхал. Запустилась программа самовосстановления

системы.  Дублирующие устройства взяли  на  себя  функции  основных механизмов,

уничтоженных взрывом мины.

     Скайт  Уорнер  повернул  голову  и   увидел,   что   аварийные  переборки,

изолирующие рубку управления звездолета от остальных отсеков,  наглухо закрыты.

Автоматическая система защиты успела сработать в последний момент.

     Из динамиков послышался треск и хрип. Потом донеслись булькающие звуки.

     «Внимание.  Опасность,  — раздался электронный голос компьютера. — Корабль

разгерметизирован.  Экипажу надеть защитные скафандры.  Выведен из строя правый

ускоритель.   В  ядерном  реакторе  двигателя  утечка.  Внимание.  Опасность...

Внимание.  Опасность...  Дальнейшее нахождение на  борту  звездолета может быть

смертельным для жизни...  Внимание. Опасность... Центральный бортовой компьютер

звездолета «Триумф» желает вам  приятного полета...»    прежде чем замолкнуть,

неожиданно выдал искусственный разум.

     На куполообразном экране визуального обзора загорелось окно. Перед Скайтом

возник  схематический план  звездолета в  разрезе.  Рядом  появилась  диаграмма

процентного  соотношения работающих  и  вышедших  из  строя  узлов  звездолета.

Картина  не  внушала  оптимизма.   Центральная  палуба  на  схеме  обозначилась

темно-синим  цветом.  Это  указывало  на  полную  разгерметизацию.  Изображение

правого ускорителя быстро изменялось от бледно-розового до фиолетового.

       Проклятье!    воскликнул  Улиткинс.    Маневровый  двигатель  вот-вот

сдохнет! Ситуация выходит из-под контроля! Скоро я не смогу управлять кораблем!

     — Попробуй посадить звездолет. Я знаю, ты справишься!

     — По крайней мере, я пытаюсь это сделать...

     Где-то в недрах звездолета бушевало пламя пожара. Оранжевые языки пожирали

облицовочные панели кают и  салонов.  Огонь в  мгновение ока  слизывал ковровые

дорожки в  коридорах и  переходах,  оставляя на  своем  пути  лишь  пепел.  Лак

пузырился на  старинных портретах под действием высокой температуры.  Надменные

лица  властительных сеньоров и  гордых королей как  будто  брезгливо корчились,

высыпаясь из золоченых рам ошметками обгорелых холстин. 

       Фикус или смоковница,  — от неожиданно раздавшегося электронного голоса

компьютера Скайт даже  вздрогнул,  — род вечнозеленых растений лиан,  эпифитов,

деревьев семейства тутовых. Свыше восьмисот видов о обитают в тропических лесах

планет Раа и Цельбальрай. На Плобое известен только один вид — инжир. Некоторые

виды фикусов содержат углеродистый каучук. Широко используются как декоративные

растения...       

     — Похоже, компьютер совсем сбрендил, — произнес Дерк.

     — Не каждый мозг может выдержать Подобные потрясения. Кстати, я думаю, наш

фикус больше не будет нуждаться в поливке,  — после некоторого раздумья добавил

Скайт, глядя на схему корабля.

     Из  поля видимости исчезли звезды.  Потеряв управление,  звездолет заложил

крутой вираж.  Его корму сильно занесло в  сторону.  «Триумф» вошел в  штопор и

ослепительной,  огненной искрой  врезался в  плотные воздушные слои  тропосферы

планеты Моногхал.

     Вновь послышался монотонный голос бортового компьютера:

       Для  удлинения  срока  работы  звездолета нужно  правильно  и  грамотно

эксплуатировать  его.  Каждый  пилот  обязан  хорошо  знать  устройство  своего

корабля...  Участники космических перелетов не должны создавать помех движению,

не  должны  подвергать опасности  людей,  не  должны  причинять  имущественного

ущерба...  Садясь за штурвал,  любой пилот — профессионал или любитель — должен

помнить о той ответственности, которую он добровольно возложил на себя. Чувство

ответственности не  должно  покидать каждого  пилота...  Безопасность полетов —

проблема, ставшая в современных условиях на уровень... гтпрррхххххддддуууууу...

       Скайт,  заткни ему глотку!    не выдержал Дерк.  — Проклятая штуковина

действует мне на нервы!

     — Похоже,  он уже сам заткнулся,  — произнес Скайт в наступившей тишине, —

если я хоть что-нибудь смыслю в электронике, больше наш компьютер не произнесет

ни слова.

     На   экране  визуального  обзора,   рябившем  полосами  помех,   навстречу

звездолету мчались облака. Дерк Улиткинс включил систему экстренного торможения

корабля.  Левый  двигатель звездолета работал теперь  один  в  усиленном режиме

реверса,  чтобы хоть как-нибудь уменьшить скорость падения.  Но и  его мощность

неуклонно снижалась.  Поврежденный ядерный реактор больше не  мог  вырабатывать

нужного количества энергии.

     Внизу проносились горы,  поля,  серебристые ленты рек, какие-то постройки.

Впереди, совсем рядом, возникли башни небоскребов большого города...

     ...Лунный   свет   посеребрил  безмятежно  спящую  долину,   стены   домов

притулившегося у  подножия холма городка и  островерхие крыши усадьбы.  Решетки

кованой ограды отбрасывали вытянутые тени на дорожку перед жилищем.

     Он поднял голову и долго всматривался в далекие созвездия черного, ночного

неба:

     — Что там?

     — Кто знает,  сын мой! Некоторые говорят — туда отправляются души ушедших.

Другие верят в существование множества иных миров, населенных такими же людьми,

как мы. Кто на свете может сказать, что постиг истину?

     — Когда-нибудь я обязательно выясню это.      

     — Как же ты сможешь узнать? Ведь у тебя нет крыльев, чтобы улететь туда?..

     ...Видение   померкло.   Перед   глазами  Скайта   предстала  стремительно

приближающаяся громада  небоскреба,  в  которую  на  полной  скорости  врезался

«Триумф».       

     Звенящим  дождем  брызнули  во  все  стороны  оконные  стекла.   Усиленный

полимерами кремния корпус звездолета выдержал удар.  Корабль, круша перекрытия,

прошел через весь небоскреб насквозь. Каркас дома погасил скорость, и «Триумф»,

уже на излете,  выскочил с другой стороны здания.  Звездолет на мгновение замер

на  краю  пробоины в  стене  небоскреба,  завалился набок и  неуклюже рухнул на

землю.  Поднялись клубящиеся столбы пыли, из которых вырывались редкие всполохи

пламени.

 

     Глава 6

     Большое облако пыли  медленно рассеивалось.  Легкий ветерок относил дым  в

сторону.  Грохот падения затих,  и город погрузился в мертвую тишину. Безмолвие

не нарушалось ни ревом пожарных машин, ни завываниями сирен «Скорой помощи», ни

трелями полицейских свистков, ни криками людей, спешащих к месту катастрофы.

     В  полной  тишине,  царящей вокруг,  пыль  оседала на  обвалившиеся фасады

домов.  Среди разрушенных перекрытий гуляли сквозняки.  За  время,  прошедшее с

момента падения,  в почерневших от копоти нишах оконных проемов не промелькнуло

ни одного любопытного лица.

     Давящее молчание окутывало место катастрофы «Триумфа».

     Прошло более  получаса,  прежде чем  безмятежный покой был  нарушен лязгом

упавшей на землю крышки аварийного люка.  Из недр корабля медленно,  с  опаской

озираясь по  сторонам,  выбрались Скайт Уорнер и  Дерк  Улиткинс.  В  неуклюжих

скафандрах с большими круглыми шлемами друзья были похожи на водолазов.

     — Эй,  Скайт! Оказывается, здесь можно дышать! — радостно крикнул Улиткинс

в переговорное устройство. — Мне совсем не улыбается провести остаток дней, как

рыба в аквариуме, — добавил он.

       Могло  быть  хуже,    философски изрек  Скайт Уорнер.  Он  внимательно

посмотрел  на  прямоугольную шкалу  счетчика  Геймайкера (1),  прикрепленного к

эластичному рукаву комбинезона.  — Хм,  — недоверчиво буркнул Скайт,  — похоже,

действительно все в норме.

       Упарился,  как в  духовке,  — раздраженно проворчал Дерк,  — не люблю я

скафандры.

     — Нам еще повезло, — ответил Скайт.

     — Нас никто не встречает, — сказал Дерк, оглядываясь по сторонам.

     — Тогда стоит самим подготовиться к встрече.

     — Вернемся на корабль, вооружимся?

     — И заодно разделаемся с этими дурацкими скафандрами.

     Через какое-то время напарники вновь показались в проеме аварийного люка.

     Уорнер  опоясался широким ремнем  с  медной бляхой.  Бластер «дум-тум»  он

подвесил низко к бедру, чтобы при ходьбе ладонь касалась рифленой рукояти. Дерк

Улиткинс имел при себе короткоствольный куспайдер (2) с откидным прикладом.

     1   Счетчик   Геймайкера     прибор,   сконструированный  полковником  Д.

Геймайкером.  Устройство  позволяет  одновременно определять уровень  радиации,

химические и токсичные примеси в атмосфере.

     2   Куспайдер      ручное   автоматическое  оружие,   стреляющее   струей

расплавленного металла под высоким давлением.

 

     Оба пилота,  прищурившись,  с деланным равнодушием оглядели место, куда их

занесла судьба.

     Окружающая обстановка наводила тоску и уныние.

     Вокруг стояли полуразвалившиеся постройки.  От домов остались лишь коробки

из голых стен.  Заброшенные здания глазницами пустых окон печально взирали на :

Скайта Уорнера и Дерка Улиткинса.

     На  площади,  куда  упал «Триумф»,  лежали груды битого кирпича и  обломки

железобетонных плит.  Тротуары покрывал истлевший мусор. На проезжей части улиц

покоились  разбитые  остовы  лендспидеров и  флаеров.  Кое-где  виднелись следы

сожженных баррикад.

     От   стоящего  рядом   небоскреба  отвалился  огромный  кусок   облицовки.

Грохнувшись неподалеку от  корабля,  он осыпал глазеющего по сторонам Улиткинса

толстым слоем пыли и известки.

     — Будь он проклят,  сегодняшний день!  — в сердцах воскликнул Дерк. — Мало

того,  что во время падения я  разбил свой синтетический рубин,  так теперь мне

еще испортили лучший костюм!

     — Не бери в голову, его еще примут в чистку.

     — В данный момент,  Скайт,  меня больше всего интересуют два вопроса:  что

это за место и  почему рядом с  орбитой Моногхала болталась мина?    отряхивая

свой модный пиджак, произнес Дерк.

       Мы находимся в  городе Бриджер-Джек,  дружище.  Насчет мины,  — Скайт с

сожалением развел руками, — я не знаю.

       Почему именно Бриджер-Джек,  а  не любой другой город,  уничтоженный во

время последней межзвездной войны?

     — Прочитай, что там написано. — Скайт Уорнер махнул рукой вдоль улицы.

     Дерк  Улиткинс последовал совету  друга  и  увидел огромный рекламный щит,

прикрепленный к двум железобетонным опорам.

     Правую часть рекламного щита покорежил сильный взрыв. Левый угол оторвался

и  издавал противный звук,  когда  порывы ветра ударяли его  о  край  бетонного

столба.  Железо во многих местах проржавело. Поверхность испещряли следы пуль и

осколков снарядов,  некогда  рвавшихся здесь.  Яркая  краска,  опаленная огнем,

облезла и  поблекла.  Но на рекламном щите все еще читалась полустертая надпись

из огромных оранжевых букв:  -«Посетите Бриджер-Джек!  Бриджер-Джек — это самые

первоклассные  казино,   самые   первоклассные  отели  и   самые  первоклассные

развлечения на планете Моногхал!»

     Надпись шла наискось, через весь плакат, где еще проступали слабые контуры

рисунков в виде пальм.

     — Когда-то, давным-давно, — произнес Скайт Уор-нер, — мне попался проспект

с описаниями различных курортов Галактики. В журнале говорилось, что неподалеку

от  Бриджер-Джека открыты «очень целебные для здоровья источники»,  а  отдых на

планете  Моногхал  является  «исключительно модным,  шикарным и  увеселительным

времяпрепровождением».  Помню,  я  еще  сказал тогда  себе:  «Скайт,  когда  ты

разбогатеешь,  то обязательно побываешь в тех краях».  И вот я здесь, но отнюдь

не потому, что разбогател...

     На лице Скайта Уорнера застыло хмурое выражение — город,  куда он когда-то

мечтал попасть, ему совершенно не нравился.

     — Наверное,  жители городка любили азартные игры,  — задумчиво пробормотал

Дерк.

     — Быть может. Теперь уже нельзя сказать это с уверенностью.

       Но все-таки,  каким образом здесь оказалась мина?  Ведь я лично читал в

навигационном справочнике,  что  все  пространство Хвоста  Хамелеона  абсолютно

безопасно?!

       В  этом секторе Галактики проходили очень ожесточенные и кровопролитные

бои. Контроль над системой DB-790 давал большие стратегические преимущества той

или другой враждующей стороне...  Парни из  бригад по очистке космоса,  похоже,

халатно отнеслись к своей работе.

       Я  много слышал о планетах,  полностью выжженных войной.  Но никогда не

думал, что окажусь на одной из них.

     — Мы еще не знаем, все ли здесь погибли. Это предстоит выяснить. Но я тоже

хочу получить ответы на два вопроса: в каком состоянии находится «Триумф» и как

побыстрее унести отсюда ноги?

     Осмотр корабля показал,  что  «Триумф» нуждается в  основательном ремонте.

Из-под  оплавленных листов  обшивки  торчали обрывки кабелей и  проводов.  Блок

ядерного реактора сдвинулся со  своего  фундамента.  Большая  часть  внутренних

помещений погибла в огне пожара.

     — Реактор вроде бы цел,  — неуверенно произнес Скайт Уорнер,  дотрагиваясь

носком ботинка до покрытой паутиной трещин изоляционной плиты.

     — В противном случае мы находимся уже на том свете, — заметил Дерк.

     — Логично.  Но чтобы запустить реактор,  нужно починить правый двигатель и

отладить систему подачи топлива.

     — Придется здорово поработать,  Скайт.  Я думаю, — продолжил Улиткинс, — у

нас есть шанс выбраться отсюда.  Небольшой, но есть. Посуди сам, хоть планета и

необитаема,   когда-то  здесь  кипела  жизнь.   В  таком  большом  городе,  как

Бриджер-Джек,  должен находиться свой космодром.  Мне  не  верится,  что  война

уничтожила все без остатка.  Наверное,  остались корабли, с которых можно снять

нужное оборудование.

     — Труда предстоит немало. Я думаю, легче было бы собрать новый звездолет.

       Сначала необходимо узнать,  где  здесь  космопорт.  В  твоем  рекламном

проспекте ничего не было сказано по этому поводу?

     — Я уже и не помню.

       Тогда пойдем разведаем окрестности.  — Дерк ободряюще хлопнул Скайта по

плечу и направился в сторону близлежащей улицы.

     Обойдя  обвалившуюся стену,  друзья  с  трудом перелезли через  заржавелый

остов  танка,   который  оказался  у  них  на  пути.  Машина  загораживала  все

пространство проезжей части.

     Проржавевший корпус  был  покрыт  слоем  выцветшей  маскировочной окраски.

Могучие траки  гусениц буквально вросли  в  растрескавшийся асфальт.  Орудийная

башня с двумя спаренными пушками, нацеленными вдоль улицы, как будто продолжала

держать под наблюдением заданный сектор обстрела. А в распахнутом настежь люке,

привалившись к измятому кожуху пулемета,  белели кости безымянного солдата.  От

бедняги остался только скелет.

     Ветер  трепал  лохмотья,  в  которые превратился черный комбинезон офицера

бронетанковых войск Союза Независимых Планет.  По истлевшим нашивкам уже нельзя

было определить,  к какой группе планетарных армий принадлежал их владелец.  Но

иссохшие  кисти  скелета  все  еще  продолжали  сжимать  скрюченными  фалангами

пулеметную гашетку, а пустые глазницы черепа смотрели сквозь прорезь прицела.

     Вокруг  танка  россыпью  валялись  стреляные гильзы.  Изъеденные коррозией

латунные корпуса с хрустом рассыпались, когда на них наступала нога.

     Оказавшись на  широкой незнакомой улице,  Дерк со с  Скайтом оглянулись по

сторонам. Кругом громоздились одни развалины.

       Неужели все  это сделали мы  своим падением?  —спросил Дерк,  обозревая

унылое запустение и хаос, царящие вокруг.

     Шутка получилась неудачной.  Скайт Уорнер находился в  дурном расположении

духа и плохо воспринимал юмор.

     — Ни черта подобного.  — Он пнул носком тяжелого ботинка ржавую гильзу. 

Все это сделало время. Мы в мертвом городе...

     — Не в таком уж и мертвом.  Ты,  Скайт,  слишком мрачно смотришь на жизнь.

Вон, посмотри! Нас все-таки пришли встретить!

     Показавшись из-за угла покрытого копотью здания,  прямо на друзей двигался

шагающий  механизм,   похожий  на  гигантского  краба.   Длинные  сегменты  ног

соединялись  подвижными  шарнирами.  Продолговатый,  сплюснутый  корпус  грузно

раскачивался из стороны в сторону. Стальные листы обшивки матово поблескивали в

дневном свете.

     В   верхней  части   механизма  находилась  автоматическая  артиллерийская

установка.  Стволы  самонаводящихся плазменных  орудий  постоянно  пребывали  в

движении, выискивая с помощью лазерных прицелов мишень для стрельбы.

     Снизу  под  брюхом  машины  размещались четыре пулемета.  Тонкие вороненые

стволы   ощетинились  ребрами   воздушного  охлаждения.   Серебристые  раструбы

пламегасителей тупо смотрели перед собой.

     Машина  шла,  неумолимо приближаясь к  Скайту Уорнеру и  Дерку  Улиткинсу.

Неожиданно она остановилась.  Сбоку раскрылся большой прямоугольный люк,  и  из

недр  бронированного корпуса  выскочила  группа  солдат  в  блестящих шлемах  с

черными забралами, полностью скрывающими лица.

     Туловище каждого солдата плотно облегал зеленый .  комбинезон со стальными

пластинами,  защищавшими грудь, бока и спину. На поверхности нагрудной пластины

красовался  странный  знак   в   виде   синего   равнобедренного  треугольника,

помещенного внутрь  белого круга,  точно  такое  же  изображение броским пятном

выделяюсь с левой стороны шлема.

     Воины  могли  напоминать своим  видом средневековых рыцарей,  если  бы  не

прямоугольные баллоны за спинами, подвешенные, словно ранцы, на широких кожаных

ремнях.  От  баллонов  шли  гофрированные эластичные  шланги  с  металлическими

штуцерами.

     Десант,  ловко перебираясь через завалы, развернулся цепью и устремился на

Скайта с Дерком.

     Не  прекращая движения,  солдаты открыли вентили.  Из  труб под  давлением

начал вырываться рыхлый синеватый газ, тяжелым облаком расстилающийся по земле.

Газ  быстро  заполнял все  пространство вокруг.  Густая  пелена,  словно живая,

поползла к  ногам Дерка и  Скайта.  Со  стороны казалось,  что  из  недр синего

шевелящегося чудовища в разные стороны вылезают извивающиеся щупальца.  Летучая

субстанция обволакивала каждую  выбоину,  каждый  предмет  на  улице,  проникая

сквозь проломы в  стенах домов внутрь разгромленных помещений.  В непроницаемом

тумане полностью скрылись ноги  солдат,  но  воины даже  не  замедлили скорости

хода.

     Скайт метнул в сторону Дерка стремительный взгляд:

     — Бежим!

     Уорнер резко  развернулся и  бросился прочь,  хрустя истлевшими гильзами и

поломанными трубками от неоновых реклам, усеивающими тротуар улицы. Промчавшись

метров  сто,  он  юркнул  в  витрину  какого-то  магазина с  наполовину выбитым

стеклом.  Дерк  Улиткинс не  заставил себя  ждать  и  молниеносно последовал за

Скайтом.

     Друзья  быстро  пробежали  по   грязному,   заваленному  истлевшим  хламом

коридору,  тянувшемуся через все здание.  Стены и потолок покрывал толстый слой

копоти.  Миновав ряд  дверей,  каким-то  чудом  державшихся на  ржавых  петлях,

напарники выскочили наружу.

     Улица,  на  которой  очутились Скайт  с  Дерком,  мало  чем  отличалась от

соседней. Друзей окружали все те же полуразвалившиеся постройки.

     Сзади,  за  домами,  слышались  звуки  торопливых  шагов  и  поскрипывание

шарниров похожего на краба механизма.  Иногда раздавался треск и скрежет, когда

одна из его опор наступала на ржавые останки лендспидера или флаера.

     В  любую  минуту преследователи могли оказаться здесь.  Требовалось срочно

найти хоть какое-нибудь убежище.

     Впереди невдалеке высилась круглая башня. Сооружение выглядело более-менее

сохранившимся.  Перескакивая через кучи мусора, Дерк со Скайтом рванули к этому

зданию.  Спустя  несколько  минут  запыхавшиеся беглецы  ввалились  в  разбитый

подъезд.  Низко  пригнувшись,  они  с  трудом  пролезли под  обугленной балкой,

перегораживавшей дверной проем.

     Оказавшись в овальном холле,  друзья наконец смогли отдышаться от быстрого

бега.

     Когда-то башня являла собой первоклассный отель,  пока на планете не стали

рваться бомбы и  снаряды.  Пол  первого этажа был выложен в  гпахматном порядке

черно-белой плиткой. Через огромные оконные проемы холла проходило много света.

Сейчас рамы большей частью отсутствовали,  а внизу валялись целые куски оконных

переплетов, засыпав все толстым слоем битого стекла.

     На  второй  этаж  вела  широкая  лестница.  Ступени  покрывала  прожженная

ковровая дорожка.  Везде лежали старые вещи,  брошенные в  спешке постояльцами,

когда пришлось срочно эвакуироваться.

     Рядом  с  лестницей  находился лифт,  а  чуть  левее  конторка  портье.  В

запылившихся,  разломанных  ячейках  еще  кое-где  поблескивали  никелированные

ключики от номеров.

     Скайт Уорнер и  Дерк Улиткинс быстро пересекли гостиничный холл и  открыли

дверь служебного входа недалеко от  конторки.  Спустившись по гремящей железной

лестнице,  они очутились во вместительном зале. Большую часть подвального этажа

при прежних хозяевах занимал бар с небольшим рестораном.

     Круглое  вентиляционное окно,  с  замершим навеки  пропеллером,  почти  не

пропускало дневного света.  В  полумраке помещения вещи  принимали расплывчатые

очертания.

     Прошло несколько минут,  пока  глаза  после  яркого солнечного дня  смогли

привыкнуть к темноте.

     — Ух,  — пробормотал Дерк,  вытирая пот со лба рукавом пиджака,  — давно я

так не бегал.

     — Думаю, здесь мы будем в безопасности, — тихо произнес Скайт.

     — Да,  уж в этом подвале нас сам черт не найдет,  — согласился Дерк. — Как

ты думаешь, кто это был?

     — Не знаю. Но, во всяком случае, друзья так не встречают.

     Осмотревшись,  компаньоны увидели покрытую толстым слоем  пыли  стойку  из

темного дерева, вращающиеся табуреты, на которых давным-давно никто не сидел, н

и  несколько ступенек пологой лестницы главного входа.  У противоположной стены

стояли автоматы, продающие пиво и сигареты.

     «Пейте свежее баночное пиво Джона Толкера «Пьяный гном»!» — гласил большой

плакат,  прикрепленный о  к  стене медными шурупами.  На  его  глянцевой,  чуть

поблекшей от времени и  пыли поверхности красовалась с ослепительная блондинка,

своей лучезарной улыбкой,  'с казалось, рассеивающая сумрак помещения. В правой

руке блондинка соблазнительно держала банку с пивом, а ее большие голубые глаза

манили к  себе,  приглашая разделить с  ней  это удовольствие.  «С  пивом фирмы

Толкера вам не страшны любые испытания!»

     Рядом  висел  другой  рекламный плакат,  изображавший мужчину  в  потертой

куртке  и  поношенной широкополой шляпе.  На  рукаве  нарочито выделялась белая

повязка сил народного ополчения.  Скайт сразу понял,  что эту рекламу печатали,

когда планета уже погрузилась в хаос боевых действий.

     Мужественное,  загорелое  лицо  мужчины  застыло  в  уверенности успеха  и

сознании внутренней силы.  В  уголке  рта  была  зажата  сигарета,  которую  он

прикуривал от  массивной зажигалки.  На  заднем  плане  плаката  чадно  дымился

подбитый имперский танк.  «Закури «Томпсон» без фильтра!»  — приглашала надпись

внизу.

     И  каждый  человек,  мало-мальски  соображающий,  только  взглянув на  эти

произведения рекламного искусства,  должен  был  сразу  догадаться,  что  стоит

выпить  пива  фирмы  Джона  Толкера  и  затянуться  сигаретой  «Томпсон»,   как

моментально добьешься успеха в жизни и побед на поле брани.

     «Черт бы побрал эту дурацкую рекламу»,  — подумал Скайт, заметив, как Дерк

Улиткинс,  облизнув пересохшие от  беготни губы,  пошел  к  торговым автоматам.

Найдя монетку,  он опустил ее в щелку,  куда указывала стрелка, и нажал кнопку.

Странно,  но  автомат  работал!  Очевидно,  в  гостинице  находился собственный

источник   электроэнергии,    который   был   в   рабочем   состоянии.   (Когда

трансгалактический концерн  «Энерджи  инкорпорейшен» продавал кому-нибудь  свою

продукцию —  будь то  батарейка для часов или генератор для электростанции,  то

фирма давала гарантию бесперебойной работы элементов питания в  течение пятисот

лет.   Еще  не   было  случая,   чтобы  корпорация  нарушила  взятые  на   себя

обязательства.)

     Аппарат загудел,  мигнул  глазком зеленой лампочки фотоэлемента и,  словно

выстрелив, выплюнул из своего желтоватого брюха упаковку пива.

     Привычным резким движением Дерк ударил кулаком чуть повыше того места, где

была  сделана  щелочка для  опускания денег.  Обычно  после  такого  потрясения

автомат бодро выплевывал целую струйку мелочи,  но  сейчас этого не  произошло.

Разозлившись,  Дерк Улиткинс выругался и  с остервенением принялся колотить уже

подошвой ботинка по ни в  чем не повинному торговому автомату.  Пластик корпуса

треснул от мощных ударов, но автомат держался, как прижимистый банкир.

     Скайт хотел сказать,  что не  время заниматься подобными делами,  но  было

поздно.  В  помещение через  решетку вентиляционного отверстия начал  заползать

голубоватый газ.

     — Дерк! Спасайся!

     Улиткинс так увлекся выколачиванием мелочи,  что ничего не  слышал.  Он не

заметил, как комнату стала заполнять едкая субстанция.

     Скайт  сделал  шаг  по  направлению к  стойке.  Что-то  крепкое и  тяжелое

ворвалось в  легкие.  Комок  тошноты подкатил к  горлу,  а  по  рукам  и  ногам

пробежала судорога.  Уорнер упал на пол,  пополз, с трудом цепляясь скрюченными

пальцами за холодную поверхность пола. Из с последних усилий он втащил тело под

стойку бара,  и тут конечности перестали его слушаться.  Сквозь мутную п пелену

до  сознания доходил звук чьих-то  шагов:  то  приближающихся,  то удаляющихся;

непонятные звуки; видения, похожие на галлюцинации. Потом все стихло.

     Словно непроницаемой ватой,  Скайта обволокла тишина.  В мозгу повторялась

лишь одна и  та же картина:  гулкие удары кулака Дерка Улиткинса о  поверхность

автомата.

 

     Глава 7

     Когда Скайт Уорнер пришел в себя от парализующего действия газа,  на улице

стало смеркаться.  Голова трещала и словно налилась свинцом. В горле стоял ком,

вызывающий постоянно накатывающиеся спазмы тошноты. Нестерпимо болели легкие.

     Какое-то время Скайт лежал на холодном грязном полу,  пытаясь справиться с

приступами удушающего кашля.  Потом он медленно поднял плохо повиновавшуюся ему

руку  и  посмотрел на  наручный навигатор.  Светящийся экран показывал половину

шестого вечера. Это значит, что он провел без сознания более пяти часов. Другой

рукой Скайт коснулся кобуры с бластером. Оружие находилось на месте.

     С трудом поднявшись на ноги,  Уорнер осмотрел помещение. Все пространство:

пол,  стены,  рекламные плакаты,  стойку бара, пропеллер вентилятора — покрывал

тонкий слой голубоватого налета.

     Дерка Улиткинса нигде не было видно.

     Скайт не  хотел оставаться в  этом провонявшем тошнотворным газом подвале.

Держась за  перила и  пошатываясь от слабости,  он побрел по лестнице,  ведущей

наверх.

     На улице быстро темнело.  А где лучше всего найти пристанище на ночь,  как

не в гостинице?  Даже если отель разбит,  всегда отыщется пара-тройка уцелевших

номеров.

     Оказавшись на  первом  этаже,  Скайт  долго  стоял,  пытаясь  отдышаться и

собраться с  силами.  Подъем по  ступенькам низкой лесенки показался ему  таким

тяжелым, как если бы пришлось карабкаться на отвесную скалу.

     Миновав знакомый вестибюль гостиницы, Уорнер пошел по плавно изгибающемуся

коридору С обеих сторон тянулся бесконечный ряд полированных дверей.

     Распахнув первую попавшуюся дверь,  Уорнер очутился в просторной прихожей,

откуда просматривался весь гостиничный номер:  мягкий диван,  глубокое кресло и

торшер около журнального столика.  Большой стол  стоял в  простенке между двумя

высокими окнами с  выбитыми стеклами.  Справа дверь в небольшую ванную комнату,

еще  две в  кабинет и  спальню.  Такие номера обычно занимают коммивояжеры либо

коммерсанты средней руки — люди, привыкшие в частых деловых поездках обходиться

малым, но в то же время ценящие минимальный комфорт.

     Сквозь  разбитое стекло в  номер  задували холодные порывы ветра,  поэтому

Скайт  повернулся и  пошел  дальше по  коридору.  Толкнув наугад еще  несколько

дверей,  он  убедился,  что  все помещения первого этажа непригодны для жилья —

обуглившиеся проломы в стенах, выломанные двери, выбитые окна. От одной комнаты

вообще  остались лишь  обгорелые перекрытия.  Очевидно,  сюда  прямой  наводкой

когда-то  угодил  снаряд,  превратив  убранство  номера  в  беспорядочный  хаос

изуродованных обломков.

     Дойдя до конца коридора, Уорнер вновь очутился в гостиничном холле, но уже

с  противоположной стороны от  конторки портье.  Постояв немного,  он  еще  раз

оглядел  погруженный  в  полумрак  вестибюль.  Стремительно  приближалась ночь.

Сумрак с каждой минутой о сгущался все больше и больше.       

     Хоть  в  гостинице и  находился исправный источник  электроэнергии,  Скайт

опасался включать освещение, боясь, что это привлечет внимание преследователей.

      

     В этот момент Уорнер заметил дверь одного из лифтов,  находящуюся слева от

него.  Подниматься пешком не хотелось.  Подойдя к лифту,  он осторожно нажал на

кнопку. Створка раскрылась.

     Сначала  Уорнер  ничего  не  мог  разобрать в  непроглядной темноте.  Лишь

какие-то  размытые силуэты.  Потом внутри что-то щелкнуло,  и  кабина озарилась

желтоватым светом.  Вдруг Скайт увидел человека.  Рука моментально выхватила из

кобуры бластер.  Сработала молниеносная реакция.  Уорнер сам  не  заметил,  как

шершавая рукоять «дум-тума» оказалась в  ладони.  Палец чуть  было не  нажал на

курок, но потом напряжение спало.

     Криво усмехнувшись, Уорнер отправил оружие обратно в кобуру. Он сделал шаг

вперед и некоторое время пристально разглядывал собственное отражение в зеркале

кабины:  осунувшееся лицо, под глазами залегли темные круги; спутавшиеся волосы

покрыты синеватым налетом.  Такой же  осадок покрывал всю  одежду.  Узнать себя

было непросто.

     Повернув  голову,  Скайт  уставился на  ряд  пластиковых кнопок  слева  от

зеркала.  Он не спеша закрыл дверь и наугад ткнул одну из них. Где-то в глубине

заурчал двигатель, лифт дернулся и медленно пополз вверх.

     Выйдя из  кабины,  Скайт оказался в  точно таком же  плавно закругляющемся

коридоре, как на первом этаже.

     Прямо  перед  лифтом  находилось небольшое фойе  с  пыльными  диванчиками,

стоящими  вдоль  стен.  Из  огромного  во  всю  стену  окна  открывался вид  на

погружающийся в  черноту  город.  Солнце  почти  полностью скрылось  за  линией

горизонта,   осветив  бордово-красными  лучами  руины.   С   востока  на  город

надвигалась большая грозовая туча. Оттуда доносились глухие раскаты грома.

     Перед окном была сложена невысокая стенка из  мешков с  песком.  Некоторые

мешки порвались, и высыпавшийся песок неприятно скрипел под ногами.

     Сразу   за   этой   импровизированной  баррикадой  стоял  крупнокалиберный

стационарный пулемет  «бердан  1000»  (1).  Оружие  покоилось на  трех  опорах,

привинченных к  полу.  Ствол  пулемета  неподвижно застыл,  направленный черным

зрачком дула в сторону города.  Рядом россыпью валялись отработанные патроны, а

чудом  удержавшиеся в  раме  осколки  стекла  были  сплошь  покрыты аккуратными

отверстиями с оплавленными краями.

     1«Бердан»    серия  автоматического  оружия,   разработанная  корпорацией

«Бердан  и  К».  Принцип действия —  стрельба лучевой энергией,  вырабатываемой

одноразовыми  энергетическими  патронами  типа  «экселенц».  Во  времена  войны

пулемет широко применялся для поражения низколетящих целей.

 

     Осмотревшись,   Скайт  обратил  внимание,   что  везде:  на  стенах  фойе,

диванчиках,  уцелевших мешках с  песком —  видны  темные пятна  давно  засохшей

крови.

     Пройдя по коридору метров двадцать,  Скайт остановился у двери, на которой

отсутствовала табличка  с  номером.  Гладкую  полированную  поверхность  дерева

украшала лишь маленькая золотая корона.  Подобные номера имеются в любом отеле.

Скайт  Уорнер  стоял  перед  номером  «люкс»,  предназначенным  для  проживания

V.I.Р.-персон. Он протянул руку и повернул золоченую ручку.

     Дверь оказалась незапертой,  и  это  было неудивительно.  Уорнер осторожно

переступил порог и оказался в большой темной комнате.  Пошарив на стене справа,

он нащупал кнопку выключателя.  Вспыхнул свет,  и Скайт, наконец, смог оглядеть

помещение, в которое занесла его судьба.

     Уорнер мог не беспокоиться, что чужой взгляд с улицы заметит свет: тяжелые

бархатные портьеры наглухо  зашторивали окна.  Казалось,  эту  комнату пощадили

война и  безжалостное время.  Несмотря на пыль,  скопившуюся крутом,  в  номере

сохранялся относительный порядок.

     Большая  хрустальная люстра  ярко  освещала  покрытые  затейливой росписью

стены,  толстый ковер на полу,  мягкий кожаный диван и  располагающие к  отдыху

кресла.  Закрыв дверь,  Скайт не спеша обследовал покои: гостиную, кабинет, две

спальни,  большую и  малую приемные,  комнату для  охраны,  пять ванных комнат,

салон для  отдыха,  столовую и  зимний сад  с  давно засохшими растениями.  Для

заброшенного места везде царил идеальный порядок.  Если бы не пыль,  можно было

подумать,  что  номер  прямо сейчас готов принять самого привередливого жильца,

будь то политик, звезда киноэкрана, принц или король.

     Внимательно осмотрев помещения, Скайт Уорнер вернулся в гостиную. Выключив

люстру,   он  подошел  к   торшеру  и  нажал  напольный  выключатель.   Мягкий,

приглушенный свет придал предметам нежный, золотистый оттенок.

     Уорнер  опустился в  мягкое  кожаное  кресло.  Он  медленно вытянул вперед

затекшие ноги и положил их на край журнального столика.

     Пошарив в кармане,  Скайт достал сигарету и с наслаждением выпустил облако

дыма.  Здесь он  чувствовал себя  вполне в  безопасности.  Теперь можно было на

какое-то время расслабиться и прийти в себя.

     Свет равномерно освещал комнату,  где  все  в  идеальном порядке стояло на

своих  местах.  Со  стороны могло показаться,  что  новый постоялец курит после

утомительного пути  свою  сигарету,  чтобы  через  несколько минут спуститься в

шумный бар  или пойти прогуляться по  освещенной яркими огнями оживленной улице

ночного города.  Но  все было тихо.  Ничто не  нарушало давящей со  всех сторон

тишины, в тиски зажавшей человека, одиноко сидящего в кресле.

     Не  было слышно ни шума пролетавших в  небе геликоптеров,  ни приглушенных

звуков музыки,  доносящихся из бара,  ни шагов коридорных за дверью,  ни гудков

автомобилей — всех тех звуков,  которые,  слившись воедино, создают ни с чем не

сравнимый колорит бьющей  через  край  городской жизни.  Кругом стояла тишина —

тишина мертвого города.

     Медленно, словно нехотя, дым от сигареты сизой змейкой поднимался к серому

от  пыли потолку.  Скайт Уорнер сидел в  мягком кресле и  опустошенным взглядом

смотрел прямо перед собой, бессмысленно уставившись в воображаемую точку. Дикое

чувство тоски и  одиночества холодной рукой сжало сердце.  До  сознания Скайта,

наконец,   совершенно  отчетливо  дошло,  что  он  остался  абсолютно  один  на

незнакомой планете.  Только бластер,  его надежный товарищ, все так же висит на

боку  в  потертой кобуре,  создавая иллюзию уверенности и  защищенности —  двух

эфемерных понятий,  которые  в  любой  миг  могут  рассеяться,  как  дым  почти

истлевшей сигареты.

     Неожиданно до  его  слуха стал доноситься все  нарастающий шум  дождя.  Не

вставая с  кресла,  Скайт чуть отодвинул тяжелую штору и  осторожно выглянул на

ночную улицу.

     За  окном  бушевал ливень.  Безмолвный город накрыла мутная пелена.  Струи

воды  журчащими ручьями мчались вниз  по  улице,  собираясь в  мутные,  грязные

потоки.  Черное небо то и дело разрывали яркие паутины молний, на миг озарявшие

развалины. От оглушительных громовых раскатов дрожали стены.

     Задернув штору,  Скайт вновь углубился в  гнетущие думы и не заметил,  как

постепенно забылся сном.

 

     Глава 8

     Наступило раннее утро. Заря чуть позолотила проломленные крыши, обожженные

стены  домов и  ржавые каркасы небоскребов.  На  мокрых тротуарах после ночного

дождя стояли грязные лужи. От гниющих куч мусора исходили зловонные испарения.

     Поблекли звезды,  а  полоска неба над горизонтом окрасилась в  мягкие тона

пробуждающегося дня.  Когда краешек солнца только-только показался над  руинами

города, Скайт Уорнер открыл опухшие веки. Затуманенным от тяжелого сна взглядом

он окинул пыльные стены гостиничного номера.

     Портьеры  на   окнах  почти  не   пропускали  свет,   поэтому  создавалось

впечатление, что комната наполнена серыми, размытыми тенями.

     Скайт  достал  и  внимательно  осмотрел  бластер.   Сказалась  многолетняя

привычка проверять оружие каждое утро. Никогда заранее не знаешь, какие хлопоты

ждут  сегодня.  Прежде  чем  выйти  наружу,  необходимо надежно подготовиться к

встрече с возможными неприятностями.

     В  полумраке комнаты  зеленая  индикаторная лампочка  в  рукоятке бластера

светилась  особенно  ярко.   Это   означало,   что  энергетическая  батарея  не

разрядилась.

     Удовлетворенно хмыкнув,  Скайт убрал «дум-тум», подошел к окну и раздвинул

тяжелые портьеры.

     Перед  Уорнером раскинулась панорама большого города.  Но,  чем  дольше он

вглядывался в  окружавшие развалины,  тем больше мрачнел.  Куда ни кинь взгляд,

везде изуродованные воронками взрывов улицы,  разбитые стены с  почерневшими от

копоти оконными проемами и обвалившиеся перекрытия. Ни единого проблеска жизни,

ни малейшего движения. Над всей территорией города висела мертвая тишина, какая

бывает лишь на старом заброшенном кладбище.

     Рука потянулась к  пачке с  сигаретами.  Скайт Уорнер долго стоял у  окна,

курил и  всматривался в  пустоту улиц,  словно надеялся увидеть там что-нибудь,

имеющее отношение к жизни.

     В  этот  час  Скайт мучительно раздумывал над  решением двух задач:  нужно

попытаться найти  Дерка  и  поскорее  отыскать  космодром.  Не  исключено,  что

где-нибудь в  ангаре действительно остались корабли,  пригодные к полетам.  Или

хотя бы работоспособные узлы,  которые можно переставить на «Триумф».  В  любом

случае, другой возможности убраться с планеты Скайт не видел.

     Уорнер обратил внимание на большое круглое здание, возвышавшееся вдалеке.

     По  виду  постройка  напоминала типичную  торговую  биржу.  Такие  конторы

встретишь  в  крупном  космопорте  на  любой  планете.   Скайт  принял  решение

направиться туда, а по дороге попытаться найти еду.

     При мысли о съестном в желудке заурчало. Только сейчас Скайт вспомнил, что

не ел целые сутки.  Когда они вчера напоролись на мину,  Дерк только приготовил

завтрак.   С   каким   удовольствием  Скайт  теперь  проглотил  бы   варево  из

картофельного порошка быстрого приготовления и  отдающий запахом нефти  зеленый

горошек  «Цикломат».   А   потом  запил  все  стаканчиком  жидкого  эрзац-кофе.

Вкуснотища!  Нет,  зря он,  пожалуй,  отказывался от стряпни Дерка Улиткинса на

борту «Триумфа».

     Скайт ввел необходимые ориентиры в  память наручного навигатора и без тени

сожаления оставил помещение гостиничного номера, пропахнувшего тлением навсегда

ушедшей отсюда жизни.  Он плотно закрыл дверь и  направился в  глубь коридора к

зеленому указателю с надписью «Выход».

     Покинув гостиницу,  Скайт Уорнер осторожно прошел метров сто. Он с опаской

оглядывался по сторонам и старался держаться как можно ближе к стенам домов.

     Свернув за угол сожженного дома, Скайт оказался в узком, грязном переулке.

Хорошо помня о вчерашней встрече с неизвестными солдатами,  Уорнер полагал, что

находиться на открытом пространстве улицы слишком опасно.

     Нависшие над головой остатки высоких стен отбрасывали густые тени.  В этом

сотворенном руками людей  каменном ущелье гулял  ветер,  а  на  узких тротуарах

валялись огромные куски облицовки и искореженные корпуса машин.

     Громадная жирная крыса,  пронзительно запищав, выскочила из-под самых ног,

юркнув  в  расщелину между  тротуаром и  ржавой  пожарной лестницей.  Оттуда на

Скайта злобно уставились красные светящиеся глазки.

     Звук шагов,  эхом отражаясь от грязных кирпичных стен,  гулко раздавался в

переулке.  На  всякий  случай  Скайт  расстегнул ремешок на  кобуре и,  сняв  с

предохранителя бластер,  взял  его  в  правую  руку.  Прикоснувшись  ладонью  к

шершавой рукояти «дум-тума», Скайт Уорнер почувствовал себя намного увереннее.

     Переулок закончился так  же  внезапно,  как  начался.  Слишком горячие для

раннего утра  солнечные лучи ударили прямо в  глаза.  «Нужно держаться тени, 

подумал Скайт,    не  хватало еще  ко  всем неприятностям заработать солнечный

удар.  Лучше  всего  раздобыть  где-нибудь  широкополую шляпу.  Наверняка здесь

должен быть магазин одежды».

     Солнце играло яркими бликами на фасадах домов, безмолвно стоявших по обеим

сторонам проезжей части. Несмотря на обвалившуюся в некоторых местах штукатурку

и  трещины,  стены выглядели крепкими.  Кое-где  Даже  попадались целые оконные

стекла.  Создавалось впечатление,  что  разрушительные силы войны пощадили этот

маленький  участок  города.   Отметив,  что  улица,  на  которой  он  оказался,

сохранилась  сравнительно  неплохо,   Скайт  Уорнер  остановился  и  постарался

определить свое местонахождение.

     На  экране наручного навигатора горели три точки.  Первая —  яркий красный

круг в центре указывал месторасположение гостиницы — исходный ориентир. Зеленый

треугольник определял конечную цель  маршрута —  предполагаемое здание торговой

биржи. Синяя маленькая точка — место нахождения самого Скайта — почти сливалась

с красной. Идти предстояло еще очень долго.

     Улицу замыкало массивное сооружение. Грязь толстым слоем покрывала высокие

окна с разноцветными витражными стеклами.  Когда-то перед постройкой был разбит

круглый  сквер  со  скульптурным изваянием.  Теперь  от  памятника остался лишь

покрытый трещинами постамент, сквозь который проросла трава.

     Издали  высокая,   куполообразная  крыша  дома  напоминала  нос  звездного

корабля,  застывшего в  камне.  Скайт вспомнил,  что  однажды видел продуктовый

магазин похожей архитектуры. В поисках съестного Уорнер решил заглянуть внутрь.

     Солнце припекало.  Воздух уже  успел  нагреться так,  что  невозможно было

дышать.  Прежде  чем  Скайт  смог  добраться до  выщербленных ступеней крыльца,

рубашка на спине взмокла от пота.

     Открыв  массивную дверь,  висящую на  ржавых  петлях,  Скайт  Уорнер вошел

внутрь.  В  огромном вестибюле стояла приятная прохлада.  Поднявшись по широкой

каменной лестнице на  второй  этаж,  он  оказался в  большом квадратном зале  с

высоким сводчатым потолком.

     Вокруг громоздились стеллажи с  книгами.  Рядом  находились прислоненные к

стенам стремянки,  а подле них длинные запыленные столы. Скайт ошибся — это был

не  магазин.  Кругом  в  беспорядке лежали  кипы  газет  и  журналов,  частично

перевязанные толстыми  веревками,  частично  брошенные просто  так  на  столах,

скамьях, сваленные в большую кучу на полу.

     Уорнер взял в руки первую попавшую газету и сдул с нее пыль.

     «Помимо духовной пищи, нужно обязательно найти что-нибудь посущественнее»,

— подумал Скайт.

     Он  переворачивал пожелтевшие газетные страницы,  которые,  словно  живые,

шуршали в его руках.

     То и  дело попадались броские,  кричащие заголовки с фотографиями.  В свое

время эти статьи наделали много шума в  мире литературы и  кино:  «Самоубийство

юной кинозвезды Кэрол Климам,  широко известной по фильмам «Глаз орла», «Ночной

репортаж» и мистическому телесериалу «Из записок отставного сержанта». Фильмы с

ее  участием «Мотель у  дороги»,  «Ночь на  кладбище» и  «Несущая смерть» имели

колоссальный успех. Они были признаны критикой лучшими фильмами десятилетия».

     Далее шло  сообщение,  что некий Д.  Этмонс,  доктор геодезии и  начальник

геолого-разведывательной экспедиции,  прилетел на  планету Моногхал для поисков

месторождения  тетроциклорена (1).  Заметку  открывал  заголовок:  «Мечтать  не

вредно».  На  Скайта  с  пожелтевшей страницы  смотрела  фотография  Этмонса  в

окружении  коллег  по  поисковой  партии  и   представителей  властей.   Газета

заканчивалась маленькой статьей,  в  которой комиссар местной полиции,  усердно

восхваляя  свои   личные  заслуги,   сообщал  журналистам,   как   идут  поиски

преступников, ограбивших центральный городской банк.

     1  Тетроциклорен —  вещество,  используемое  при  получении  горючего  для

гиперпространственных переходов. В природных условиях встречается крайне редко.

Тетроциклорен производится лабораторным способом  путем  молекулярной диффузии.

Промышленное  изготовление  вещества  является  очень   дорогим  и   трудоемким

процессом.

     

     «Когда-то все эти люди жили здесь и пользовались широкой известностью, раз

о  них  писали  в  газетах,    думал  Скайт,    а  теперь  канули в  небытие,

превратились в ничто,  словно никогда не существовали.  Таков,  очевидно,  удел

всего живого.  Когда-нибудь и  обо  мне  можно будет прочесть только в  старой,

задрипанной газетенке,  рассчитанной на один день...  Дерк Улиткинс,  возможно,

уже ушел в вечность...»

     Подобные мысли никак не способствовали улучшению настроения.  Скайт Уорнер

со злостью смял газету в большой ком и зашвырнул ее в угол.

       Все это прошло!    громко воскликнул он,  смачно плюнув на пол.  Своим

выкриком он словно бросал вызов призракам, населявшим этот мертвый город. Когда

гулкое  эхо  его  голоса  затихло в  пустых коридорах покинутого здания,  Скайт

уверенной походкой вышел прочь из зала, давя тяжелыми подошвами высоких ботинок

прах давно ушедших событий.

     Скайт выбрался наружу,  громко хлопнув дверью.  Его лицо обожгли солнечные

лучи. На улице стояла жара, но Уорнеру все было безразлично.

     Скайт  прошел  два  или  три  запыленных квартала  и  не  обнаружил ничего

заслуживающего внимания.  Везде громоздились руины.  Некоторые дома сохранились

лучше,  некоторые хуже.  Но все здесь —  здания,  тротуары,  поваленные уличные

фонари,  разбитые пулями стекла витрин,  изъеденные ржавчиной скелеты машин, 

все  несло  на  себе  страшный  отпечаток  прокатившегося  колеса  войны.  А  в

обступившей со  всех  сторон  давящей тишине Скайту Уорнеру чудилось грохочущее

эхо кровавых боев за бывшую столицу планеты Моногхал город Бриджер-Джек.

     Становилось все жарче, и Скайт решил передохнуть.

     Рельеф местности здесь образовывал небольшую возвышенность. С пригорка, на

котором  остановился  Скайт,  хорошо  просматривалась  дорожная  развязка,  где

соединялось сразу  несколько автострад.  Несомненно,  высотка  являлась  важным

стратегическим узлом. Все пространство вокруг было изрыто воронками от взрывов.

     Прямо  перед Уорнером стояла стационарная лазерная пушка.  Ее  заржавевший

корпус  еще  покрывали пятна  темно-зеленой  краски.  Чуть  поодаль замерли две

разбитые зенитные установки. Среди обугленных развалин ближайшего к Скайту дома

покоились остатки подбитого летательного аппарата.  Это  был  первый звездолет,

увиденный Скайтом на  планете после аварии.  Заинтересовавшись,  Уорнер подошел

поближе, чтобы разглядеть маркировку на изуродованном пробоинами борту.

     Скайт  долго всматривался в  обломки старого истребителя-штурмовика класса

«Торнадо».  Подобные машины  широко применялись во  время  последней войны  для

налетов на города противника.  Штурмовики могли перемещаться как в безвоздушном

пространстве,  так и в атмосфере,  успешно выполняя боевые операции.  А наличие

ракет  «Зипер» с  кассетными боеголовками вакуумно-термического действия делало

«Торнадо» весьма грозным противником.

     Одну  такую неразорвавшуюся ракету Скайт Уорнер увидел,  когда взглянул на

небоскреб,  стоящий на противоположной стороне дороги. Из покореженных стальных

конструкций  здания  торчал  толстый,   бочкообразный  цилиндр,   ощетинившийся

оперением стабилизаторов. Ракета попала в дом на уровне десятого этажа, пробила

стену и  застряла между перекрытиями.  Скорее всего,  ее выпустил пилот сбитого

штурмовика,  перед тем как самому погибнуть в смертоносном шквале огня зенитных

установок.

     Скайт  Уорнер  не  стал  гадать  над  тем,  почему детонатор боеголовки не

сработал.  В противном случае вокруг простиралась бы абсолютно голая, выжженная

площадка. Скайт не раз видел, как взрывались ракеты «Зипер» и что оставалось на

месте взрыва. Вернее, чего не оставалось...

     Солнце палило нещадно.  На  лбу  выступили крупные капли пота.  От  долгой

ходьбы  ноги  стали  гудеть.  Скайт  Уорнер свернул за  угол  и  присел в  тени

кирпичной ограды,  окружавшей полуразвалившийся особняк из серого камня. Достав

из пачки сигарету,  он с удовольствием закурил.  Потом вытянул затекшие ноги и,

усевшись прямо на тротуар, прислонился спиной к ограде.

     Он  успел докурить сигарету почти до  самого фильтра,  когда его  внимание

привлек звук  шагов.  Резко вскочив на  ноги,  Скайт в  мгновение ока  выхватил

бластер и спрятался в небольшой нише. Укрытие Скайта находилось у самой калитки

из заржавленных железных прутьев,  позади которых начиналась дорожка, ведущая в

заброшенный  и  запущенный  сад,   своим  видом  больше  напоминающий  джунгли.

Осторожно выглянув из укрытия, Уорнер увидел двух солдат. Один из них смотрел в

сторону  Скайта  и   что-то   говорил  в   небольшое  переговорное  устройство,

прикрепленное около шлема.

     Эти двое отличались от солдат, захвативших Дерка, только тем, что у них не

было  за  спинами баллонов с  газом.  Вместо  «ранцев» на  плечах бойцов висели

короткоствольные карентфаеры (1). Солдаты патрулировали улицу, и, судя по тому,

как резко они остановились, Скайт понял — его обнаружили.

     1 Карентфаер — оружие, стреляющее энергетическим импульсом.

     Как по команде, солдаты подняли оружие в направлении пилота. Яркие вспышки

на  миг  ослепили инстинктивно присевшего на  корточки Скайта.  Над  самой  его

головой два мощных энергетических разряда оставили в стене глубокие выбоины. За

шиворот посыпалась горячая кирпичная крошка.

     Не медля ни секунды,  Скайт Уорнер открыл ответный огонь из бластера.  Три

выстрела,  один  за  другим,  прочертив яркие  линии,  рассекли горячий воздух.

Ближайшего солдата прямым  попаданием отбросило к  тротуару на  противоположную

сторону улицы.  Он упал,  широко раскинув руки и уронив оружие.  Солнцезащитное

стекло шлема съехало набок,  открыв тоненькую полоску белой искусственной кожи.

Из разорванной и искореженной груди фонтанировал сноп искр.

     Выстрелы второго солдата огненным смерчем пронеслись так близко от Скайта,

что опалили волосы на  голове.  Бросившись на землю,  Уорнер навскидку разрядил

свой «дум-тум» в противника.  Энергетические разряды мгновенно превратили врага

в обожженное бесформенное тело.

     Короткий бой продолжался не более пяти секунд.

     Хотя в подобных переделках Скайту Уорнеру приходилось участвовать довольно

часто, от волнения все же пересохло в горле.

     Едкий  запах  горелой изоляции вызывал тошноту.  Когда  Скайт нагнулся над

трупом одного из  солдат,  смрад стал таким сильным,  что Уорнер с  отвращением

отшатнулся.

     Уже  в  первые мгновения схватки Скайт  догадался,  что  его  противниками

являются роботы.  По рации патруль вызывал подкрепление.  А  раз так,  то нужно

быстрее уходить.

     Оглядываясь по  сторонам,  Скайт Уорнер побежал прочь от места стычки.  Он

рассчитывал пробраться  переулками к  окраине  города.  Но  неожиданная вспышка

выстрела заставила его вновь взяться за оружие. Пролетевший мимо разряд попал в

калитку и заплясал между железными прутьями голубыми электрическими искрами.

     Скайт, рискуя посадить энергетические батареи бластера, сделал, не целясь,

пять выстрелов в  группу солдат,  выходивших навстречу из  ближайшего переулка.

Засунув оружие за пояс, Уорнер бросился обратно к калитке.

     Ухватившись за  горячие железные прутья,  Уорнер обжег  руку.  Несмотря на

сильную боль,  он  перескочил через ограду и  стремглав побежал к  разрушенному

дому.   Выстрелы  неслись  ему  вслед.  Он  старался  укрываться  за  огромными

деревьями.  Большие  оранжевые листья,  растущие прямо  из  гладких  коричневых

стволов, затрудняли обзор нападавшим.

     Между  тем  роботы заблокировали улицу двумя похожими на  крабов машинами.

Взорвав в  нескольких местах ограду,  они двинулись в  погоню,  стреляя,  когда

Уорнер показывался из-за деревьев.

     Положение становилось очень тяжелым.  Спрятавшись за широкий ствол,  Скайт

прицелился в  одного из  преследователей...  и  выстрелил.  Солдат было слишком

много.  И  то,  что  еще  один  из  врагов  задергался  в  предсмертной агонии,

существенно не меняло ситуации.

     За спиной у себя Скайт Уорнер услышал треск ветки.  Резко обернувшись,  он

нажал на курок и только потом увидел медленно оседающего на землю робота.

     На   Скайта   сыпались  ошметки   листьев,   сбитых   выстрелами.   Мощные

энергетические разряды вырывали большие куски коры.  По  стволам тек густой сок

из ран.

     Уорнер понимал, что нужно срочно что-то предпринять, в противном случае он

рискует получить выстрел в спину.  В десятке метров возвышались стены особняка.

Словно вихрь, Скайт выскочил из укрытия и, пока преследователи не успели начать

прицельную стрельбу,  в  два  прыжка преодолел открытое расстояние перед домом.

Здесь   он   получил  маленькую  передышку,   укрывшись  за   толстыми  стенами

полуразвалившийся  постройки.   Под  защитой  стен  Скайт  Уорнер  мог  немного

отдышаться.

     Прямо  перед ним  простирался темный коридор,  ведущий в  глубь дома.  Пол

покрывала старая ковровая дорожка.  У  стен валялись обломки мебели.  Пользуясь

тем,  что его потеряли из виду,  Скайт побежал по этому коридору, надеясь найти

выход с противоположного конца постройки.

     Не преодолев и половины пути, он увидел, что ему навстречу движется робот.

     Очевидно, солдаты уже успели окружить все здание.

     Скайт поднял еще  горячий после недавнего боя  бластер и  нажал на  спуск.

Оружие  подозрительно молчало —  закончился заряд.  Теперь требовалось заменить

батарею, а это займет несколько секунд, которых у Скайта не было.

     Солдат не  спеша прицелился.  Скайт Уорнер увидел короткий толстый ствол с

прямоугольным набалдашником концентратора, нацеленный ему прямо в лицо. Недолго

думая, Скайт бросился на пол и схватил обеими руками ковровую дорожку. Услышав,

как над ним просвистел энергетический разряд,  он сильно дернул ткань.  Потеряв

равновесие,  робот упал  на  спину.  Быстро вставив запасную батарею в  рукоять

бластера,  Скайт одним выстрелом уничтожил противника и, перескочив через него,

побежал  по   коридору.   Возле   лестничной  площадки  Уорнер   остановился  и

прислушался.  Сюда с улицы приглушенно доносились выкрики команд и гул моторов.

Дом действительно был полностью окружен.

     Жизненный опыт  подсказывал Скайту,  что  сейчас помещение будет заполнено

знакомым синим газом.

     В  надежде,  что удастся найти выход из западни,  Скайт Уорнер помчался по

лестнице вниз.

     Сырой холод окутал Скайта,  когда он оказался в  подвале.  Сквозь узенькие

вентиляционные окошечки  едва  пробивался скупой  свет.  Каменные своды  тяжело

нависали над  головой.  Капли  влаги,  стекая по  грязным стенам,  собирались в

лужицы на каменном полу. Вокруг стоял неприятный запах плесени.

     Стараясь производить поменьше шума,  Уорнер направился в  глубь сумрачного

помещения.  Достав коробок,  Скайт чиркнул спичкой. Сквозняк сразу задул пламя,

но  в  колеблющемся свете  Уорнер  успел  заметить  уходивший  вдаль  небольшой

тоннель.

     Испачкав куртку  и  брюки,  он  пролез  под  толстой водопроводной трубой,

исчезающей в  черном проломе стены.  Скайт с  трудом протиснулся в  узкую щель,

встал на ноги и на ощупь стал продвигаться вперед.

     Прошло около часа  с  тех  пор,  как  Уорнер очутился в  тоннеле.  Темноту

местами рассеивал дневной свет,  проникавший через  щели  канализационных люков

над головой.  Остановившись, Скайт настороженно прислушался, но, кроме падающих

капель и журчания воды,  ничего не было слышно.  Через пару метров он свернул в

более широкий проход и пошел дальше.    

 

      Глава 9

     Рассеянный  свет   карманного  фонарика  выхватывал  о   трассы   кабелей,

проложенные  вдоль  стен  подземного  с  тоннеля.   Извивающиеся  толстые  жилы

напоминали змей.  Мощные  железобетонные плиты  перекрытий образовывали круглый

свод над головой.  Массивные тюбинги соединялись друг с другом болтами толщиной

с человеческую руку.

     По дну тоннеля тянулась старинная железная дорога. Ржавые рельсы уходили в

непроглядную темень.

     С  почерневших от  пыли  сводов  стекали ручейки воды,  оставляя блестящие

бороздки.  Влага образовывала под ногами грязные, застоявшиеся лужицы. Время от

времени капли срывались и падали вниз. Тогда гробовую тишину подземелья нарушал

звук капели, многократно усиленный эхом.

     Скайт уже несколько часов брел по тоннелю, то и дело спотыкаясь об остатки

сгнивших шпал. Почти теряя сознание от усталости и голода, он плохо помнил, как

очутился здесь, пытаясь уйти подземными коммуникациями от роботов, которые едва

не схватили его в заброшенном особняке.  Скайту казалось,  что он находится под

землей целую вечность.

     Тяжелые  бетонные  своды,  освещаемые  желтым  светом  карманного  фонаря,

уходили в черную даль. Казалось, тоннелю нет конца. Временами Скайта охватывала

паника.  Уорнеру чудилось,  что  теперь  он  останется навеки погребенным среди

нависающих над головой перекрытий и  монотонного звука падающих капель.  На  ум

приходили   разные    истории    о    живущих    в    заброшенных   подземельях

чудовищах-мутантах.  Как-то Дерк рассказывал про гигантских пауков,  нападающих

на людей.  Они опутывают жертв,  попавших в их мохнатые лапы, липкими путами. А

потом  высасывают кровь  так,  что  от  человека  остается  один  лишь  скелет,

обтянутый кожей.  Еще Скайт слышал об огромных крысах, выгрызавших внутренности

у  своей  добычи.  От  подобных мыслей  Уорнеру стали  действительно мерещиться

странные шорохи и  звуки,  напоминающие тягостные вздохи.  Он  Достал из кобуры

бластер,  проверил энергетическую батарею и решил не выпускать оружие из рук до

тех пор, пока не покинет подземелье.

     То и дело в толще стен попадались боковые ответвления. Проходы перекрывали

мощные стальные двери высотой в  несколько метров.  Открыть их у Скайта не было

сил.  Уорнер,  еще в самом начале пути,  подошел к одной из них в надежде,  что

существует какой-нибудь механизм,  позволяющий отворить массивные створки.  Его

ждало разочарование.  Проникнуть внутрь не  представлялось никакой возможности.

Скайт  даже  не  смог  прочитать  надпись  на  изъеденной ржавчиной поверхности

металла.

     Уорнер  прошел  еще  метров  пятьдесят,  пространство раздалось,  открывая

обширный простор станции подземной железной дороги.

     Скайт  подкрутил рычажок  регулировки мощности  фонаря,  увеличив  яркость

света.  Он  не  боялся,  что  посадит  батарею.  Фонарик выпустила известнейшая

плобитаунская корпорация  «Энерджи».  Полностью  герметичный полимерный  корпус

выдерживал ударные нагрузки до пятисот килограммов, а батареи хватало на двести

лет непрерывного действия.  По крайней мере,  именно так заявил продавец, когда

Уорнер приобретал фонарик в Плобитауне.

     В  планы  Скайта  Уорнера  не  входило бродить по  подземным коммуникациям

города Бриджер-Джек двести лет.  Он  понимал,  что ему нужно выбраться отсюда в

самый кратчайший срок,  так как сил не хватит надолго,  поэтому Скайт мог смело

расходовать энергию батареи.  Скайт Уорнер дошел до узкой лесенки и  поднялся о

на  платформу  станции.  Высокие  колонны  подземного к  зала  стройными рядами

поддерживали  прямоугольный потолок.  Тени,  отбрасываемые колоннами,  ложились

четкими параллельными линиями на пыльные каменные плиты пола.  По мере того как

Скайт продвигался вперед, казалось, что и тени движутся вместе с ним.

     Они,  словно фантомы, постоянно менялись, то приобретая отчетливые формы с

резкими контурами, то вдруг исчезали без следа, растаяв в застоявшемся воздухе.

     Луч фонаря,  обшаривая каждый уголок зала,  то  и  дело попадал в  цветные

стекла огромных люстр.  Светильники свисали с потолка на толстых цепях,  сплошь

покрытых паутиной. Яркие лучи света преломлялись в разноцветных гранях и играли

странными бликами на стенах подземелья.

     В  душе  Скайта  Уорнера  появилась  надежда  на  скорое  освобождение  из

каменного плена.  Где-то  здесь обязательно должен быть  выход на  поверхность.

Ободренный подобными мыслями,  Уорнер  уверенно пошел  вперед по  самому центру

зала.

     «Пользуйтесь одноразовыми авторучками фирмы «Вик»!  Только наши  авторучки

могут создать по-настоящему тонкую и четкую линию. Авторучки фирмы «Вик» — ваша

гарантия  успеха  и  процветания!»,   «Покупайте  акции  холодильных  установок

торговой компании «Добрый холод»!  Пятьсот процентов годовых! Разве это мало!»,

«Смотрите новейший сверхзахватывающий триллер «Журналистка»! Фильм поставлен по

одноименному роману    лауреату  ежегодной премии  Академии искусства «Золотая

страница»!  Сразу  после  своего выхода роман стал  бестселлером номер один!  В

главной роли  фильма  «Журналистка» снялась непревзойденная Кэрол  Климач.  Это

была ее последняя роль.  Спешите! Не пропустите незабываемое зрелище! Билеты на

сеанс вы  можете заказать,  не  выходя из  своего дома,  позвонив по  номеру...

Позвони прямо сейчас!»    читал Скайт потускневшие рекламные плакаты,  которые

украшали стены подземного сооружения.

     Дойдя до ступенек широкой лестницы, Уорнер облегченно вздохнул. Похоже, он

не ошибся в своих расчетах и находился на верном пути. Еще немного, и он сможет

наконец  вдохнуть  свежий  воздух.  Стараясь  экономно расходовать силы,  Скайт

медленно побрел  наверх  по  ступеням эскалатора,  мимо  длинной череды  темных

погасших ламп.

     Лестница  чуть  поскрипывала под  подошвами  тяжелых  ботинок.  Луч  света

выхватывал белые  цифры,  обозначающие каждую  десятую  ступень.  Скайт  Уорнер

остановился  на   ступени,   пронумерованной  цифрой  «десять»,   когда  проход

перегородил завал из камней и кусков железобетонных перекрытий. Дальнейший путь

был невозможен.

     Скайту хотелось выть от переполнившей его бессильной злобы и отчаяния.  Он

почти дошел до самого верха и  снова очутился в  тупике.  В сердцах пнув носком

ботинка большой булыжник,  он  стал  спускаться обратно вниз —  в  давящий мрак

холодного подземелья...

     Пятьдесят  шагов...  Еще  пятьдесят...  сотня  шагов  осталась  позади.  В

неподвижном,   застоявшемся  воздухе  подземелья  совсем  не   ощущался  приток

кислорода.  Сильно  болела  голова.  Хотелось пить.  Скайту  приходилось делать

частые  остановки,  чтобы  отдышаться.  Светящиеся цифры  навигатора показывали

шестнадцать часов.  Это  означало,  что  Скайт блуждает по  подземным переходам

больше восьми часов. За это время он прошел тридцать два с половиной километра,

о  чем  сообщали цифры  на  шкале пройденного расстояния,  Уорнер несколько раз

смотрел на числа календаря,  встроенного в наручный прибор.  Скайт никак не мог

поверить,  что длится все еще этот день.  Ему казалось,  что прошли годы с того

момента, когда в последний раз видел солнце. Шпал под ногами уже не было. Скайт

и  сам не  заметил,  как рельсы оборвались.  Не  так давно он  свернул в  узкий

проход,  скрытый в  толще  полукруглых сводов бронированной дверью.  Дверь едва

держалась на массивных петлях, вырванных из своих гнезд сильным взрывом. Проход

так искусно замаскировали в  перекрытиях тоннеля,  что Скайт обязательно прошел

бы мимо него,  если бы не натолкнулся на истлевший труп человека. Мертвец лежал

поперек тоннеля, вытянув руку по направлению к тайной двери.

     Скайт  Уорнер остановился.  «Что  ж,  приятель,    подумал он,  глядя  на

мертвеца,    если ты  решил указать мне,  куда идти,  попробую воспользоваться

твоим советом».

     Сейчас Скайт шел по узкому прямоугольному коридору,  сложенному из толстых

бетонных плит.

     Временами  подземный  ход  опускался  глубже  в  толщу  земли,  временами,

наоборот, шел на подъем.

     ...Еще пятьдесят шагов... Еще пятьдесят... Есть ли вообще отсюда выход?..

     Скайта охватила равнодушная апатия...

     ...Еще  пятьдесят  шагов...  Он  чуть  не  споткнулся  об  очередной  труп

человека,  лежащий  посередине  прохода.  Осветив  фонариком  неподвижное тело,

Уорнер определил по полуистлевшей одежде, что покойник лежит здесь давно.

     За  последние полчаса это был уже второй мертвец на относительно небольшом

участке пространства.  В надежде найти какой-нибудь знак,  который мог бы стать

подсказкой к  выходу из  подземелья,  Скайт внимательно осмотрел лежащего перед

ним человека.

     Покойника облегала грязная темно-зеленая куртка  военного образца,  черные

брюки  и  изъеденная молью шапочка.  Нижнюю половину лица  скрывала треугольная

повязка  из  шейного  платка,  а  руки  сжимали  флештер (1)  тридцать восьмого

калибра.  В  отличие  от  тоннеля подземной железной дороги  здесь  было  сухо,

поэтому останки хорошо сохранились.  Темная,  сморщенная кожа плотно обтягивала

выступающие скулы черепа и  костяшки пальцев,  продолжающие сжимать оружие даже

после смерти.

     1  Флештер — ручное стрелковое оружие.  В отличие от бластера,  источником

питания  которого является специальная батарея,  и  флештер стреляет единичными

импульсами, вырабатываемыми

     одноразовыми энергетическими патронами, размещенными в обойме.

 

     Немного  поодаль  от   трупа  в   боковой  стене  зияла  огромная  дыра  с

оплавленными краями.  По  почерневшим от  копоти  стенам Скайт  догадался,  что

отверстие образовалось благодаря мощному термическому взрыву.

     Переступив через тело,  Скайт,  освещая путь фонариком, шагнул в чернеющий

провал  и  оказался  в  широкой  прямоугольной комнате  с  низким  потолком.  К

помещению примыкал  длинный  коридор,  отгороженный толстыми  прутьями стальной

решетки.

     Прямо  перед  Скайтом,  широко раскинув руки,  лицом вниз  лежал еще  один

человек.  Высохшие кости скрывал длинный серый плащ. Черная шапочка свалилась с

головы,  обнажив лысый,  обтянутый потрескавшейся кожей затылок.  Неподалеку от

решетки Уорнер увидел тела  трех полицейских.  Рядом с  убитыми валялись старые

винтовки  системы   «честер»,   находившиеся  на   вооружении  у   полиции  лет

десять-пятнадцать назад.

     Чуть поодаль,  в самом конце коридора, луч фонаря выхватил труп еще одного

полицейского. Констебль полулежал, скрючившись у стены. Его форменная фуражка с

потускневшим гербом сползла на самый лоб, закрыв лицо покойника.

     В  углу  комнаты,   в  которую  попал  Скайт  Уорнер,  тускло  переливался

завораживающим желтоватым светом  квадратный штабель,  аккуратно  сложенный  из

прямоугольных  золотых  слитков.   Рядом  с  золотом  находился  автоматический

погрузчик.  На  продавленном сиденье  электрокара,  уткнувшись лбом  в  рулевое

колесо,  спал  вечным сном  водитель.  Половину его  лица также скрывала черная

маска. А у передних колес погрузчика валялся большой армейский бластер, который

выпал из рук, когда хозяина настигла смерть.

     Подойдя к  золоту,  Скайт Уорнер взял один из  слитков.  Слиток весил пять

килограммов,  а в штабеле их было не менее тысячи.  «Да,  — подумал Уорнер, — я

знаю  немало парней,  которые отдадут,  не  задумываясь,  половину своей жизни,

чтобы проникнуть сюда.  Особенно сейчас, — Скайт бросил взгляд на распростертые

тела полицейских,    когда желтый металл уже  давно не  охраняет никто,  кроме

духов умерших».

     Сдув слой пыли с  гладкой поверхности слитка,  Уорнер прочитал маркировку:

«Девятьсот девяносто девятая проба.  Первый национальный банк планеты Моногхал.

Государственный  золотой   фонд».   Скайт   находился  в   подземном  хранилище

правительственного банка планеты.

     Теперь Скайт совершенно четко представил трагические события, произошедшие

в этом месте много лет назад. Воображению даже почудилось, что он слышит грохот

выстрелов, сотрясающих стены, крики раненых и предсмертные стоны умирающих.

     Очевидно,  те парни в  масках решили во время неразберихи военных действий

воспользоваться моментом и прибрать к рукам золото Первого национального банка.

Может быть,  они узнали,  что слитки собираются эвакуировать в более безопасное

место,  и решили испытать удачу.  Игра стоила того, чтобы рискнуть, поставив на

кон  собственные жизни.  Разработав план  действий и  раздобыв схемы  подземных

коммуникаций, грабители взорвали стену, соединяющую хранилище с сетью подземных

коммуникаций. А вот тут произошел сбой.

     Положив слиток на  место,  Уорнер подошел к  решетке.  В  том  месте,  где

коридор соединялся с  хранилищем,  толстые прутья образовали маленькую калитку.

Золото  в  данный момент не  интересовало Скайта.  Он  с  большим удовольствием

поменял бы  весь этот металл на тарелку горячего супа и  возможность вдохнуть в

свои легкие чистый, свежий воздух.

     Калитка оказалась запертой на массивный висячий замок. Отойдя на несколько

шагов, Уорнер поднял бластер, тщательно прицелился в изогнутую дужку и нажал на

курок.   Яркая   вспышка   выстрела   озарила   помещение  голубоватым  светом.

Энергетический луч  оплавил решетку.  Ударив ногой  по  разбитому замку,  Скайт

распахнул калитку и  вышел в коридор.  Пройдя мимо скрюченного трупа констебля,

он  оказался в  другом конце  коридора перед  небольшой железной дверью.  Дверь

оказалась незапертой.  Повернув ручку  врезного замка,  он  медленно потянул на

себя тяжелую створку.

     Скайт  Уорнер едва  успел  отскочить в  сторону,  как  из  дверного проема

посыпались камни и обломки кирпичей,  засыпав треть коридора. Он вновь оказался

в тупике.

     В  отчаянии Скайт  сел  на  бетонный пол.  Выхода  не  было.  Нужно  снова

спускаться в лабиринт подземных тоннелей,  чтобы попытаться найти другой путь к

поверхности. Он оперся рукой о грязную поверхность пола и бросил взгляд на труп

лежащего поодаль  полицейского.  На  указательном пальце  мертвеца поблескивало

кольцо -  от  запала гранаты.  Очевидно,  при налете этот полицейский последним

вбежал в хранилище,  когда здесь уже кипел бой. Он хотел бросить гранату сквозь

прутья решетки, но в тот же момент сам упал, скошенный выстрелами.

     Отдохнув и немного собравшись с силами,  Скайт решил двинуться дальше.  Он

взглянул на  универсальный навигатор,  чтобы определить,  в  какой части города

находится.

     Скайт Уорнер обозначил местоположение золотых слитков оранжевым квадратом,

ввел координаты в  память прибора и вылез через оплавленное отверстие обратно в

прямоугольный коридор. Добравшись до того места, где мертвец указывал на тайную

дверь хранилища Первого национального банка, Скайт снова очутился среди тяжелых

сводов  тоннеля  подземной железной дороги.  Достав  сигарету,  Уорнер  чиркнул

спичкой.  В неподвижном воздухе пламя огня чуть дернулось.  Потом дернулось еще

раз.  Это  означало,  что  в  тоннеле  есть  движение  воздуха...  Луч  надежды

затеплился в  душе  Скайта.  На  этот  раз  ему  повезло.  Он  нашел  выход  на

поверхность.

     Скайт пробирался еще около часа вдоль сырых стен, время от времени зажигая

спички,   чтобы  проверить  правильность  выбранного  направления.   Тяга   все

усиливалась.  Наконец, он очутился на круглой площадке. Прямо над головой зияла

темная вентиляционная шахта, ведущая вверх.

     Осмотрев шахту,  Скайт обнаружил ржавые железные скобы, вбитые в стену. До

первой  скобы  Уорнер  достал  лишь  кончиками пальцев.  Высоко подпрыгнув,  он

ухватился за скользкий от влаги металл,  с  трудом подтянулся и осторожно полез

вверх, освещая путь зажатым в зубах фонариком. Вскоре он явственно почувствовал

прилив  свежего  воздуха,  а  еще  через  некоторое время  очутился на  круглой

площадке,  огибающей огромный вентилятор.  Дальше  к  поверхности планеты  вела

винтовая лестница, проложенная вдоль круглой стены. Подниматься стало легче.

     Дойдя до самого верха, Скайт выключил фонарик. В маленькой башенке, где он

оказался,    было   светло.    Лучи   света   проникали   сквозь   решетки   на

воздухозаборниках,  рассеивая полумрак.  Глубоко  внизу  исчезал  черный  ствол

вентиляционной шахты.

     Справа Скайт заметил маленькую железную дверку.  Покраснев от  натуги,  он

уперся  плечами в  проржавевший металл.  Дверь  поддалась.  Отодвинув преграду,

Скайт  Уорнер зажмурился от  ударившего в  глаза  света,  который после сумрака

подземелья показался нестерпимо ярким.

 

     Глава 10

     Выбравшись  на   поверхность,   Скайт  Уорнер  снова  посмотрел  на  экран

навигатора,   сверяя   координаты  своего  местонахождения.   Красный  ориентир

гостиницы остался далеко на  востоке.  В  скитаниях по  подземным коммуникациям

Бриджер-Джека  Скайт  сильно  уклонился  от  запланированного  утром  маршрута.

Теперь,  чтобы  добраться до  предполагаемого космодрома,  нужно  было  сделать

большой крюк, обогнув северные окраины города.

     Уорнер долго подкручивал настройку масштабной линейки,  пытаясь,  наконец,

определить  дальнейшее направление.  Синяя  точка,  показывающая местоположение

Скайта,   почти   сливалась   с   оранжевым   квадратом   золотого   хранилища,

зафиксированного на  компасе еще  под  землей.  Это означало,  что здание банка

находится совсем рядом.

     Скайт огляделся по  сторонам.  Метрах в  ста от  него высилась гора битого

кирпича  вперемешку  со  спекшимися  глыбами  искореженных  бетонных  плит.  Из

уродливого  нагромождения  обломков  во   все  стороны  торчали  ржавые  прутья

арматуры.  Очевидно,  в  здание  прямым  попаданием  угодила  вакуумная  бомба,

моментально превратив постройку в бесформенные руины.  Неподалеку,  на поросшем

травой тротуаре, валялось пластиковое панно. Оплавившийся с боков пластмассовый

щит покрывала сеть глубоких трещин, но на нем еще читалась надпись из огромных,

выцветших  на  солнце  букв:   «Первый  Национальный  Банк.  Мы  сохраним  ваши

капиталы!»

     Теперь Скайт понял,  почему в  подземном хранилище так  и  остались лежать

неубранными трупы  грабителей и  полицейских.  К  моменту,  когда в  подземелье

стихли выстрелы, уже некому было разгребать завалы и выносить тела погибших.

     Скайт  Уорнер  еще  раз  внимательно огляделся  по  сторонам,  стараясь  в

мельчайших  подробностях  запомнить  окружающий  его  ландшафт.   Память  четко

фиксировала очертания домов и направление улиц.

     Когда-нибудь,  в  более подходящие времена,  Уорнер был бы  не прочь вновь

посетить подземное хранилище банка планеты Моногхал...

     Вечерело.  Наступил тот самый час, что отделяет наполненный суматохой день

от  момента,  когда  торговцы должны опускать жалюзи витрин своих магазинов,  а

улицы  освещаться фонарями.  Огромный диск  солнца  DB-790  уже  коснулся линии

горизонта,   и  на  тротуары  легли  причудливые  и  одновременно  жуткие  тени

безмолвных развалин.

     Чудом уцелевшие стены домов одинокими утесами возвышались над хаотическими

нагромождениями  камней  и  обломков.  Единственная  более-менее  сохранившаяся

постройка в  этой  части  города представляла собой плоскую «шайбу» гигантского

торгового  центра.   По   всему   периметру  строения  шла   открытая  галерея.

Поддерживаемый  прямоугольными  колоннами  въездной  пандус   плавной  спиралью

извивался  вдоль  разбитых  стеклянных стен.  Сквозь  изрытую  снарядами крышу,

являвшуюся  когда-то   стоянкой  для   флаеров,   пробивались  зеленые   побеги

кустарника.

     Здание опиралось на  массивный цоколь с  островками кое-где  сохранившейся

облицовочной  плитки.   Над   развороченными  взрывом  дверями  главного  входа

красовалась вывеска,  сделанная из неоновых трубок:  «ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР.  Посетите

самый  большой супермаркет планеты Моногхал!  Здесь любой из  вас  найдет самое

необходимое для  себя,  начиная от  модных  в  нынешнем сезоне зубочисток фирмы

«Пик» и заканчивая последней моделью флаера «Антигравик-6000».  Спешите!  У нас

есть все!»

     «Если  здесь  есть  все,      подумал  Скайт,      то   уж   пару  банок

консервированного горошка «Цикломат» я обязательно сумею отыскать».

     Скайт  Уорнер попытался рассмотреть в  сгущавшихся вечерних сумерках фасад

супермаркета.  Последние три этажа, судя по черным пятнам копоти вокруг оконных

проемов,  были полностью уничтожены бушевавшим когда-то  пожаром,  но остальные

выглядели нетронутыми.  Смертельно уставший Скайт решил больше никуда не идти и

укрыться на ночь в  здании торгового центра.  Он уже подошел к разбитым дверям,

когда внезапно землю накрыла большая тень.  Вздрогнув от  неожиданности,  Скайт

посмотрел наверх и замер.

     Над  развалинами города,  заслонив собой последние лучи заходящего солнца,

величаво плыл огромный транспортный звездолет с белой короной на фюзеляже.  Его

сопровождала эскадра из десяти имперских штурмовиков. На стальных бортах играли

багряные отблески заката.

     Боевые машины шли так низко,  что Уорнер даже смог разглядеть приплюснутые

башни  на  орудийных палубах,  грозно  ощетинившиеся черными  жерлами  лазерных

пушек.

     Пролетев над Бриджер-Джеком, корабли, словно призраки, скрылись за руинами

города в западном направлении.

     «Черт возьми,  — прошептал Скайт Уорнер,  когда видение исчезло,  — куда я

попал? Какие дела творятся на этой проклятой планете, если здесь, словно у себя

дома,  хозяйничают имперские звездолеты Ивана Штиха?(1) Но, впрочем, это лучше,

чем  никто.  Планета обитаема.  Если  есть  звездолеты,  значит,  можно улететь

отсюда».

     1 Смотри роман «Проклятое созвездие».

 

     Закурив  сигарету,  Скайт  решил,  что  на  сегодняшний  день  впечатлений

предостаточно, и через разбитые двери вошел в здание торгового центра.

     С  первых  же  шагов  он  наткнулся на  останки  двух  роботов.  Истлевшая

оболочка, изъеденные коррозией металлические части, вывалившиеся наружу провода

  все  указывало  на  то,   что  киборги  пролежали  здесь  несколько  лет.  У

противоположной стены,  в  нескольких метрах  от  роботов,  белели человеческие

кости.  Череп  мертвеца скалился в  дьявольской усмешке,  словно  находил очень

забавным свое  теперешнее состояние.  Рядом  с  костяшками пальцев правой  руки

валялся большой ржавый  бластер,  которому в  последние минуты  доверили защиту

жизни.   Хотя  одежда  скелета  была  сильно  испорчена,  в  грязных  лохмотьях

угадывалась летная форма.

     Обойдя место  разыгравшейся несколько лет  назад  трагедии,  Скайт  Уорнер

направился в  глубь супермаркета.  Проголодавшийся,  он  решил,  пока совсем не

стемнело,  найти что-нибудь съестное. Искать долго не пришлось: на первом этаже

торгового центра как раз находился продовольственный отдел.

     Пройдя мимо стеллажей,  в беспорядке заваленных разорванными пакетами,  он

наткнулся на полки с мясными консервами.  Большинство банок оказались вздутыми,

но среди них попадались и целые. Рядом валялся опрокинутый стеллаж с упаковками

сушеного картофеля.  Рассыпавшиеся по  полу  чипсы громко хрустели под  ногами.

Чуть поодаль стоял шкаф с напитками.

     Прихватив  пару  банок  консервов,  пакет  с  картофелем  фирмы  «Дуко»  и

пластиковую бутылку давно  просроченной минеральной воды,  Скайт  Уорнер  пошел

искать место  для  ночлега.  Кинув беглый взгляд на  свисавшую с  потолка схему

супермаркета, он решил устроиться с комфортом и направился в мебельный отдел.

     Поднявшись по  ступеням  неподвижного эскалатора на  второй  этаж,  Уорнер

пошел  вдоль  бесконечных рядов  всевозможной мебели:  дешевенькие табуретки из

спрессованных опилок соседствовали со штучными,  выполненными на заказ креслами

из  ценных  пород  древесины.  В  запыленных стеклах книжных шкафов  отражалась

устало  бредущая  фигура  Скайта  с  волосами,   покрытыми  синеватым  налетом.

Достигнув  отдела  мягкой  мебели,  Скайт  в  изнеможении повалился  на  первый

попавшийся диван,  на  котором все  еще  висел  ценник.  Только через некоторое

время, немного придя в себя после утомительного дня, он смог приступить к еде.

     Завтра  будет  еще  один  безумный  день.  Утолив  голод  и  жажду,  Скайт

моментально заснул.

 

     Глава 11

     ...Черные,  безжизненные глаза смотрели на  Скайта и  Уорнера из  темноты.

Скайт  знал,  что  город населен привидениями.  Он  хотел убежать,  но  не  мог

сдвинуться с  места,  словно  неведомая  сила  приковала ноги  к  полу.  Уорнер

потянулся к  рукояти бластера.  Кобура была пуста.  Он попытался закричать,  но

крик застрял комом в горле, вырвавшись наружу лишь хриплым стоном.

     Густая  холодная  тень  закрыла  Скайта.  Огромный  имперский  транспорт с

погашенными огнями стремительно приближался...

     «Ты еще не вспомнил кое-что из прошлого, Скайт Уорнер! — прозвучал в мозгу

знакомый голос.  — Поройся в лабиринтах своего сознания!  Ответы на все вопросы

ты найдешь именно там! Или, может быть, тебе помочь это сделать?»

     Люк  черного звездолета раскрылся,  и  Скайт  увидел  человеческий силуэт.

Мертвенный неон  шлюза  окаймлял фигуру,  отчего казалось,  что  перед Уорнером

стоит пришелец с  того света.  Скайт никак не  мог разглядеть черт лица,  но он

знал — этот человек уже встречался на его пути.

     «Убейте его!» — грозно заорал призрак, тыча в Скайта указательным пальцем.

     В  тот же миг из недр корабля начали выпрыгивать солдаты-роботы,  заполняя

все пространство перед Уорнером синим парализующим газом...

     ...Скайта пробудил от ночного кошмара не луч солнца, а тихий металлический

щелчок бластера, снимаемого с предохранителя. Сон моментально исчез, словно его

и не было. Уорнер почувствовал, что рядом кто-то есть.

     Продолжая притворяться спящим, Скайт попытался проанализировать ситуацию и

срочно найти  какое-нибудь решение,  но  мысли  не  хотели приходить в  голову.

Пролежав еще несколько секунд,  он осторожно открыл глаза.  Первое,  что увидел

Скайт этим  утром,  было  черное дуло его  собственного бластера,  нацеленное в

переносицу.

     По спине пробежал неприятный холодок.

     Перед  Уорнером стояли  двое  в  длинных прорезиненных плащах  с  широкими

капюшонами,  скрывающими лица. На одежде незнакомцев угадывались следы споротых

военных нашивок.

     Тот,  что повыше,  держал оружие Скайта. Другой, низкий худощавый парень с

рыжими  волосами,   выбивающимися  из-под  капюшона,   сжимал  старую  винтовку

«мерлин-500».

     Винтовка являлась одним из первых образцов импульсного стрелкового оружия,

разработанного во  времена звездной войны  между  Союзом  Независимых Планет  и

Империей.  Ведение  огня  основывалось на  использовании принципа ионизирующего

излучения. Винтовка имела значительную прицельную дальность — вплоть до видимой

линии горизонта — и три режима огня: непрерывный, веерный и импульсный. Большие

партии  «мерлина» по  заказу  объединенного правительства в  те  времена широко

поставлялись на  фронт  гото-битаунским оружейным заводом  «Мерлин  и  Паркер».

Винтовки  шли  на  укомплектование  мобильных  пехотных  бригад.   В   основном

использовались для поражения бронемашин противника.  За большие габариты и  вес

солдаты в шутку прозвали это оружие «Крошка Мэй».

     Худощавый кивком  головы  приказал  Уорнеру  подняться.  Скайт,  не  сводя

взгляда с нацеленного на него бластера,  медленно сел на диван.  Поведя длинным

стволом в  сторону выхода,  рыжеволосый дал  понять Скайту Уорнеру,  чтобы  тот

следовал за ними.

     Несмотря на  то  что его обезоружили,  Скайт не паниковал.  Хотя сейчас он

находился в  роли пленника,  Уорнер чувствовал,  что уже не попадет к  роботам.

Если его не  убили сразу,  то вряд ли станут стрелять теперь.  Одно это вселяло

надежду и уверенность.

     Скайт не  знал,  куда его ведут.  Они долго шли по  коридорам и  переходам

супермаркета,  плутали по лабиринту канализационных труб и  подземных катакомб.

Иногда на  их  пути  встречались целые полчища крыс,  которые при  виде людей с

пронзительным писком разбегались в разные стороны. Часто попадались практически

не тронутые подземные склады,  где в  железных контейнерах лежали полуистлевшая

одежда,   давным-давно   вышедшее   из   строя   оборудование  и   просроченная

консервированная еда.  Большинство банок  с  консервами лопнули,  распространяя

вокруг  жуткое  зловоние.   Уорнер  и   его   сопровождающие  покинули  пределы

супермаркета.  Теперь  они  пробирались по  запутанной паутине ходов  какого-то

подземного сооружения.

     Наконец  путешествие завершилось в  большой квадратной комнате с  толстыми

колоннами,  подпирающими низкие почерневшие своды. Помещение освещалось тусклым

светом нескольких ламп .

     Здесь явно старались поддерживать порядок. Желтые водяные потеки на стенах

старательно замазали темно-серой краской,  а пол тщательно вымели.  Уорнер даже

заметил в углу,  рядом с кучкой мусора,  истрепанный веник.  На одной из колонн

Скайту удалось прочитать таинственную надпись из  частично стершихся,  частично

закрашенных букв: «...Объединенная Гру...».

     По  всему  периметру,  вдоль  стен  располагалось различное  оборудование:

стойки с  приборами,  серые  дисплеи компьютеров,  кресла операторов,  покрытые

чехлами пульты управления —  все указывало на  то,  что Скайт Уорнер очутился в

военном бункере.

     Скайт с любопытством разглядывал окружавшую его обстановку, пока не увидел

еще одного человека.

     Как и сопровождающие Скайта,  незнакомец тоже носил военную форму.  Только

он был одет в сильно поношенный камуфляж. Солдат сидел, закинув ноги на одну из

приборных  панелей  у  стены,   и  с  безразличным  видом  рассматривал  старый

порнографический  журнал.  Рядом  на  полу  валялись  еще  с  десяток  журналов

подобного рода,  а  чуть  поодаль стояла прислоненная к  спинке кресла винтовка

«мерлин-500».

     Услышав шаги,  дежуривший в  комнате солдат  резко  обернулся,  отбросил в

сторону  журнал  и   схватился  за   оружие.   Некоторое  время,   подслеповато

прищурившись,  он внимательно разглядывал вошедших.  Потом, узнав в проводниках

Уорнера  своих,  заметно расслабился и  уже  вопросительно посмотрел в  сторону

Скайта.

     — К генералу,  — коротко проронил длинный.  Он все еще продолжал держать в

руках  «дум-тум»  Скайта  Уорнера.      Доложи,   что  мы   арестовали  одного

подозрительного типа с оружием и без документов,  — длинный кивнул на Скайта, —

пусть командир сам его допросит.

       В  прошлом  году  у  Спайсера  разбились очки,    пояснил  коротышка с

винтовкой,    теперь он  ни  на  что не  годен,  кроме как просиживать штаны в

бункере. А когда-то он был у нас снайпером.

     Часовой нехотя  поднялся и  подошел к  глубокой нише,  скрывающей железную

дверь. Рядом на стене висел телефон.

       Господин  генерал,    произнес часовой,  сняв  трубку,    докладывает

дежурный по  бригаде капрал Спайсер...  Да,  сэр,  вернулись дозорные,  которых

утром отправили на разведку...  Они привели пленного,  сэр!..  Да... Так точно,

сэр...

     — Генерал ждет вас, — сказал капрал, кивнув в сторону двери.

     Он  вернулся на  свое место,  взял журнал и  принялся дальше перелистывать

страницы, поднося фотографии красоток к самому носу.

     Длинный первым направился к нише.

       Давай,  парень,  шевелись,  — буркнул рыжеволосый и легонько подтолкнул

Уорнера в  спину,  — нечего здесь стоять разинув рот.  Ты находишься на военном

объекте, — со значением добавил он.

     Комнатка,   куда  привели  Скайта,  своими  размерами  напоминала  большую

кладовку:   около   дверей   стояла  старая,   колченогая  вешалка  с   длинным

прорезиненным  плащом,  у  правой  стены  высился  штабель  коробок  с  мясными

консервами «Комбат»,  а  противоположную занимала  карта  города  Бриджер-Джек.

Посреди комнаты находился узкий, вытянутый стол, заставленный телефонами.

     Прямо под картой города, на грязном диванчике сидел старик в темно-зеленом

защитном френче.  Длинные седые  волосы  пепельными космами спадали на  золотые

генеральские погоны. Реденькая бородка доходила до орденских планок на мундире.

     — Господин генерал,  — произнес провожатый Скайта, неуклюже отдав честь, —

этого человека мы нашли спящим,  когда ходили в  разведку.  У него с собой было

вот что, — добавил он, показывая оружие Скайта Уорнера.

     Старик  взглянул на  бластер,  а  потом  принялся пристально рассматривать

Скайта.

     — Верните ему оружие,  — немного подумав, приказал он. — Мы не мародеры, а

солдаты,  — подытожил старик. — Он честный человек. Это пилот с подбитого вчера

звездолета. Вы свободны, сержант. Благодарю за службу.

     Длинный нехотя,  с  оттенком сожаления протянул Скайту «дум-тум» и,  снова

отдав честь, вышел из комнаты.

     Получив обратно оружие, Уорнер почувствовал себя уверенней.

       Генерал Джон Робертс (1),  — представился старик и кивком головы указал

на  расшатанный  стул,     присаживайтесь,  молодой  человек.  Судя  по  вашей

запыленной одежде, вы успели пройти изрядное расстояние.

       Капитан Скайт  Уорнер,    назвал  себя  Скайт,  тяжело  опустившись на

предложенный стул. Некоторое время собеседники молчали.

       Не  думал,  что  увижу вас,  генерал,    первым нарушил молчание Скайт

Уорнер, — согласно официальному мнению, вы давным-давно мертвы.

     1  Джон Огастес Роберте —  бригадный генерал четвертого ранга.  В войну за

независимость между  Союзом  и  Империей  возглавлял объединенную группу  войск

(ОГВ) Содружества.  Командовал отдельной группировкой военно-космических сил  в

боях  за  территории третьего сектора Галактики «Хвост  Хамелеона».  Командовал

войсками пятого фронта при разгроме имперской ударной армады у города Эффендия.

В годы войны занимал должности начальника генерального штаба ОГВ, затем первого

заместителя председателя военного совета союзных войск адмирала Армора.  Сыграл

важную роль  в  обороне звездной системы DB-790.  Автор таких известных трудов,

как брошюра «Основы стратегического паритета в локальных стычках» и пособие для

младшего  командного состава  «Краткое пояснение основных статей  и  параграфов

строевого устава объединенной армии». Генерал Роберте принимал непосредственное

участие  в  боях  на  планете  Моногхал.  Награжден орденом  «Багряная Звезда»,

крестом «Железный Дух» и почетным знаком «За проявленную доблесть».  Пропал без

вести  при  неизвестных обстоятельствах в  последние дни  войны.  Посмертно ему

присвоен титул «Герой Галактик».

     Имя  генерала Джона Огастеса Робертса золотыми буквами выбито на  памятной

доске мемориала погибшим в звездных войнах.

     Хиты  группы  «Бешеная Игуана» «В  веках  не  меркнет воинская доблесть» и

«Этот   славный   парень»   написаны  солистом  Патриком  Дженгерсом  в   честь

легендарного генерала  (Всеобщая энциклопедия освоения  космоса,  том  5,  стр.

10271, 4-й абзац, 3-й столбец, Плоб., изд. «Синие страницы»).

 

     — Не меньше вашего удивлен встречей,  капитан Скайт Уорнер. В свое время я

страстно желал  увидеть  «Валрус»,  которым  вы  командовали,  в  прицеле своих

орудий.

     — Мир тесен, генерал, — ответил Уорнер, поудобнее устраиваясь на стуле.

       Судя по вашему виду,  — произнес старик,  показывая на пятна синеватого

налета,  въевшегося в  волосы Скайта,    вы уже успели столкнуться с  роботами

мистера Этмонса.

       Мы  с  напарником Дерком Улиткинсом потерпели катастрофу два  дня  тому

назад, подорвавшись на мине в двух астралях от Моногхала. Сразу после аварийной

посадки на  нас  действительно напали  какие-то  роботы.  Моего  товарища после

газовой атаки пленили, а мне чудом удалось уйти.

     — Мне известно о катастрофе. Вчера я лично ходил к разбитому звездолету...

Не хочу огорчать,  но, если ваш друг попал в руки Этмонса, по-видимому, его уже

нет в живых.

     Скайт до  последнего момента не давал мрачным мыслям о  товарище завладеть

собой.

     — Почему вы так считаете? — спросил он.

       Потому что  никто из  моих людей,  захваченных этим человеком,  еще  не

вернулся.  А в своих солдатах я полностью уверен...  Знаете,  капитан Уорнер, —

вдруг произнес генерал,  — ваш звездолет совсем не похож на пиратское судно. Уж

я-то,  слава богу,  разбираюсь в  военных делах.  Вне всякого сомнения,  он был

имперской яхтой  и  никогда  не  являлся  кораблем «джентльменов удачи»,  готов

ручаться собственными погонами.  Где вы взяли эту яхту,  мне неинтересно.  Меня

интересует лишь одно:  сможете ли  вы отправить сообщение на «Валрус»?  Если уж

вас подбили,  то в данный момент мы союзники и должны воевать вместе... Так где

«Валрус»,  Скайт Уорнер?  На орбите?  Я дам вам координаты вражеских баз,  и мы

сможем нанести высокоточные ядерные удары по врагу!

     — Звездолет «Валрус» погиб пятнадцать лет назад, генерал.

     Роберте надолго задумался. Глубокие морщины пролегли через бледный лоб.

     — Тогда понятно, почему вы летели на частной яхте...

     — Думаете, мы ее похитили?

     Генерал Роберте саркастически усмехнулся. Весь, вид старика показывал, что

иного он себе и представить не может.

     — Ошибаетесь, генерал. Нам ее подарили.

       Как же я  сам не догадался?  — с иронией произнес Роберте.  — И кто же,

если не секрет?

     — Принц Иван Штих.

     — Само собой. Кто же еще, если не принц, станет делать вам такие, э-э-э...

«подарки»? Кто вы, капитан Уорнер?

     — Я — свободный гражданин.

        Но  ведь  у  пирата  не  может  быть  гражданства?   Что-то  здесь  не

состыковывается, капитан.

       Генерал,  вы  располагаете слишком  устаревшей информацией.  К  моменту

окончания войны  и  разгрома Империи сам  Император был  уже  мертв.  После его

смерти армия синтетойдов осталась без хозяина,  и та власть,  которая управляла

войсками,  исчезла. Дивизии вышли из-под контроля и в составе мощной эскадры во

главе с флагманским линкором «Голубая кровь» напали на планету Плобой.

       Да,  капитан Уорнер,    перебил Скайта старик,    я помню...  Во всем

космическом флоте Империи не было корабля мощнее...  Я лишь один раз встречался

с этим линкором.  Наша встреча длилась около десяти минут...  Если и существует

ад, то я уже там побывал...

     — Волей судьбы, — продолжал Уорнер, — «Валрус» оказался в тот момент рядом

с Плобоем и вступил в бой с синтетойдами. В неравном бою нам удалось уничтожить

флагман и  основные корабли противника.  Но  к  тому  времени,  когда подоспела

эскадра адмирала Армо-ра,  наш звездолет полностью вышел из  строя,  а  большая

часть  команды погибла.  За  проявленный героизм в  бою  по  защите Плобоя весь

экипаж, спасшийся с «Валруса», получил полную амнистию (1).

       Да,    вздохнул старик,    мы не знали,  что к окончанию войны старый

Император  сошел  со  сцены...  Теперь  мне  понятно,  почему  наши  противники

оказались здесь.  Пространственный коридор ДИЭЛ-55-69 проходит рядом с  орбитой

Моногхала,  а это самый удобный и короткий путь до Плобоя.  — Генерал замолчал,

погруженный в свои думы.

     1 Более подробно события описаны в романе «Звездный стипль-чез».

 

     — Можно задать вопрос, генерал?

     — Задавайте.  У нас очень много времени.  Иногда мне кажется,  что на этой

планете стрелки часов вообще остановились.

     — Объясните мне, что, черт возьми, происходит на Моногхале?

       Что здесь происходит?    пробормотал Джон Роберте.    Хотел бы я  сам

понять, что здесь происходит.

     — Вчера я видел летевший над городом имперский транспорт...

     Взгляд старика затуманился, словно уходил в даль прошлого.

       Моим непосредственным начальником являлся адмирал Армор,    начал свой

рассказ старик,    мы  отстояли планету Моногхал.  Необходимость вести  боевые

действия против больших соединений противника в этом районе отпала.

     К  моменту  прекращения сражений  многие  города  на  планете  нужно  было

полностью восстанавливать.  На  Моногхал  стали  прибывать беженцы,  покинувшие

планету во время вооруженных столкновений.  Крупные бизнесмены Галактики начали

вкладывать  деньги  в  развитие  разрушенной инфраструктуры.  Постепенно  жизнь

возвращалась в свое русло. На планете воцарилось подобие послевоенного порядка,

который возможен лишь на пороховой бочке, готовой в любой момент взорваться.

     Моя  бригада  осталась здесь,  чтобы  следить за  безопасностью.  Этим  мы

занимаемся уже долгие пятнадцать лет...

     Я  тогда  возглавил  комитет  «По  стабилизации экономики  и  политической

стабильности Моногхала».  Полным  ходом  шла  подготовка  к  свободным  выборам

правительства планеты. Мои пехотинцы являлись гарантией, что выборы пройдут без

нарушений  законности.  Вы,  капитан  Уорнер,  находитесь  сейчас  в  подземном

бункере,  откуда  вначале шло  все  управление войсками,  а  потом  координация

действий по подготовке к выборам.

     Но  появилась  серьезная проблема,  неизбежно возникающая во  время  хаоса

любой войны,  — остатки недобитых космических формирований противника,  экипажи

звездолетов,  вставших на путь пиратства,  дезертиры и  проходимцы всех мастей,

готовые погреть руки в мутной воде неразберихи и беззакония. Тогда объединенное

командование приняло решение отправить основные ударные силы армии на  поимку и

уничтожение этих  пиратских команд.  Я  получил личный  приказ  адмирала Армора

снарядить для этой цели эскадру из трех крейсеров и двух линейных кораблей.

     На  планете Моногхал осталось лишь несколько звездолетов класса «Пантера».

На борту судов находилось по сто шестьдесят четыре человека экипажа, закаленных

в  боях прошедшей войны.  «Пантеры» оснащались ракетами «Экзорсет ММ-40»  (1) и

эскадрильями  истребителей  «Рейнджер».   Поэтому  мы  считали  себя  в  полной

безопасности.

     1  Ракета  «Экзорсет ММ-40»    самонаводящаяся ракета класса «Универсал».

Настигает цель на околосветовой скорости, что делает ее практически неуязвимой.

 

     Катастрофа разразилась совершенно неожиданно,    продолжал  свой  рассказ

старик. — В Бриджер-Джеке наступило раннее утро. Знаменитые на весь мир курорты

«Целебных источников» и  «Песчаного мха»  готовились принять первых отдыхающих.

Но  вместо туристов у  орбиты Моногхала показалась армада кораблей во  главе  с

линкором «Голубая Кровь».  Спутник дальней связи  засек  приближение вражеского

флота.  Мы попытались поставить заслон врагу,  но силы были неравны.  «Пантеры»

исчезли практически моментально в огненном смерче ядерных взрывов.

     Потом   флагман  имперского  флота  пролетел  над   поверхностью  планеты,

превращая огнем пушек и  ракетных установок в  пепел системы противокосмической

обороны,  космодромы, ангары со звездолетами, станции связи и телекоммуникаций,

наземные оборонительные укрепления...  В  тот  миг  навсегда прервалась связь с

«большой землей»...  Этот  кошмар продолжался около  десяти минут,  после  чего

армада исчезла в  глубинах космоса.  Они даже не потрудились сбросить десант на

Моногхал.  Тогда я  просто не мог предположить,  откуда здесь,  в  относительно

спокойном участке космоса, взялась имперская армада. Теперь знаю — они летели к

Плобою.

     Во время скоротечного боя с  кораблями моей эскадры синтетойды применили в

околоорбитальном пространстве нейтронные бомбы. Смертоносное излучение поразило

все живое на  поверхности Моногхала.  Уцелела лишь горстка людей,  укрывшихся в

бункерах.  Мы  смогли выбраться на  поверхность только через долгие десять лет,

когда экология частично восстановилась.

     Сейчас  нашу  планету  считают безжизненной.  Здесь  всем  заправляет один

ловкий тип — Д. Этмонс, а его роботы охотятся на оставшихся в живых людей вроде

нас. Но мы еще продолжаем ждать спасательной экспедиции...

     — Кто такой этот Этмонс, генерал? — спросил Скайт.

       Темная лошадка.  Я  даже сам толком не знаю,  кто он.  Беда в том,  что

практически вся  планета принадлежит ему.  В  свое  время  я  послал  несколько

отрядов в разведку на запад,  где находится база Этмонса.  Никто из моих солдат

не  вернулся.  Об  этом парне известно лишь то,  что  еще  задолго до  войны он

прилетел сюда  в  составе геолого-разведывательной партии старателей на  поиски

тетроциклорена.

       Я  уже  говорил,  что  видел вчера имперский транспорт в  сопровождении

кораблей боевого охранения, — произнес Скайт Уорнер, которого сильно взволновал

рассказ старого вояки, — они шли строго на запад.

       О,  имперские транспорты —  частые  гости  в  наших  краях.  Существует

какая-то  связь  между  Этмонсом  и  Империей.   Какая-то  тайна.  Страх  перед

разоблачением и заставляет его убирать всех потенциальных свидетелей того,  что

планета,  которую считают обезлюдевшей,  продолжает жить.  Та мина,  на которую

напоролась ваша яхта,  капитан Уорнер,  не была случайной...  Иногда я думаю...

даже если кто-нибудь и  решится послать сюда спасательную экспедицию,  беднягам

не дадут добраться до поверхности Моногхала. Да, вполне можно предположить, что

за  те  десять лет,  которые мы  провели под  землей,  сюда  не  раз  прилетали

разведывательные  зонды.   Но,  посудите  сами,  кому  нужна  мертвая  планета,

пораженная нейтронным излучением?

     — Так надо бороться!  — воскликнул Скайт.  — Сейчас ведь радиации уже нет!

Неужели нельзя добраться до этого Этмонса и хорошенько прижать его?

     — Молодой человек,  — безнадежно покачав головой,  произнес старик,  — это

бесполезно.  Они отлично вооружены.  А  у  меня осталось слишком мало людей для

крупномасштабной операции.  Прилетать и  улетать отсюда могут только звездолеты

Этмонса и Империи.  Мы же смирились с судьбой. Моногхал давно стал для всех нас

родным домом.  Обитаем глубоко под землей,  и Этмонс не знает,  где нас искать.

Выходим наверх лишь по ночам разведать обстановку и пополнить запасы провизии.

     — Все равно нужно бороться, — решительно произнес Скайт.

       Есть безумцы,  которые думают так  же,  как вы,    задумчиво промолвил

старик.

     Распахнулась  дверь,   и  в  комнату  ввалился  человек.  Высокого  роста,

небритый,  одетый  в  сильно  поношенный  летный  комбинезон,  он  бесцеремонно

обрушился  потоком  резких  фраз  на  старика,  энергично жестикулируя сильными

руками.

     Темпераментный монолог был напичкан крепкими выражениями по поводу пропажи

трех литров керосина.  Из резких фраз в  адрес генерала и  всех его подчиненных

Скайт понял, что этот человек, очевидно, и есть тот безумец, который думает так

же, как он.

     — Поганый сегодня день, — произнес Скайт Уорнер, обращаясь к вошедшему.

     — На редкость,  — согласился незнакомец, повернувшись к Скайту. Его взгляд

упал  на  бластер Уорнера,  низко  подвешенный к  бедру,  чтобы  ладонь  всегда

касалась рифленой рукоятки.

     — Меня зовут Скайт Уорнер, — представился Скайт. — Я здесь проездом.

     — Рэй Клод,  — протягивая руку,  сказал стоящий перед Скайтом мужчина. — Я

тоже не  собираюсь надолго задерживаться на  этой помойке.  Мы  еще  вернемся к

разговору об украденном керосине,    бросил Рэй генералу Робертсу и  энергично

направился к  выходу из  комнаты,  кивком головы пригласив Уорнера следовать за

собой.

 

     Гпава 12

     Место,  куда привел Скайта Уорнера Рэй  Клод,  являлось подземным гаражом.

Скрытые под  обломками стен ремонтные боксы,  въездные эстакады и  площадки для

стоянок превратились в  идеальное убежище.  Все  пространство гаража освещалось

тусклыми лампами, прикрученными к потолочным балкам обычной проволокой.

     Скайт находился посреди просторного прямоугольного зала.  В  дальнем конце

помещения чернел широкий квадратный проем. Свет ламп едва выхватывал из темноты

полоску асфальтовой магистрали, плавно поднимающуюся в темноту.

     Справа  от   Скайта  Уорнера  стоял  колесный  бронетранспортер.   Плоская

орудийная башня лежала рядом с  машиной,  а из черного люка в корпусе сиротливо

торчал плазменный пулемет.

     Неподалеку от  броневика Скайт  увидел  десантный вездеход.  Мощные  траки

гусениц покрывала ржавчина.  Бронированные листы обшивки были сняты и  частично

стояли,  прислоненные к стенам гаража,  частично валялись на полу.  Открытый со

всех сторон двигатель был опутан медным коконом из трубок подач топлива, систем

охлаждения и устройств вывода отработанных газов.

     Чуть   поодаль   покоился  на   четырех   кирпичных  столбиках  обтекаемый

серебристый лимузин  «Торпеда-Спорт-2000».  Если  бы  машина  стояла  на  своих

собственных колесах, ей мог бы позавидовать сам Эрик Рафтер (1).

     Напротив  «Торпеды»  стояли  два  флаера.  Один    грязно-белый  пикап  с

тонированными стеклами    сильно  завалился  набок.  Его  поддерживал в  таком

неустойчивом положении гидравлический домкрат.  Судя по надписи на кузове «Корм

для животных.  Перевозка зверей.  Дешево!  Выгодно!  Удобно!»,  машина когда-то

принадлежала зоофирме. Летательный аппарат выглядел как лоскутное одеяло. С его

крыши клочьями слезла белая краска,  а передние черные крылья, переставленные с

другой машины, выступали темными пятнами из серого корпуса.

     Второй флаер  представлял собой  здоровую квадратную колымагу темно-синего

цвета.  Оранжевые языки пламени, нарисованные на бортах, протянулись от крыльев

до  задних  дверей.  Эта  довольно  старая  модель  «Дож-Экстремал» выпускалась

примерно лет десять-пятнадцать назад и  была очень модной в  кругах неформально

настроенной молодежи.

     Уорнер то  и  дело спотыкался о  разбросанные по полу инструменты и  части

двигателей.

     1 Эрик Рафтер — известнейший плобитаунский миллионер, «король» спортивного

бизнеса.   Организатор  ежегодных  гонок   на   приз   «Пояс  Галактики».   Его

единоутробный брат  Эмокон  явился прототипом главного героя  триллера «Ключи в

небо».  Шедевр,  выпущенный на киностудии ВДВ,  рассказывает о том,  как банкир

пытается открыть дверь своей собственной квартиры,  не  зная,  что  к  замочной

скважине подсоединена бомба.

 

     Лампы,  освещающие  гараж,  чуть  раскачивались под  действием  сквозняка,

проникающего  в   помещение  сквозь  вентиляционные  отдушины.   Круглые  тени,

отбрасываемые  железными   абажурами  на   перекрытия  потолка,   находились  в

непрестанном движении.

     Скайт с  Рэем пересекли гараж.  Сразу за машинами была видна полураскрытая

дверь  в   подсобное  помещение.   Оттуда  лилась  дорожка  света,   освещающая

размалеванные борта синего флаера.  Когда Скайт Уорнер подошел поближе к двери,

то услышал до боли знакомые аккорды рок-группы «Бешеная Игуана».  Солист Патрик

Дженгерс исполнял знаменитый хит «Кровь победителя».  Из динамиков музыкального

проигрывателя  источался  жуткий  лязг  вперемешку  с  металлическим скрежетом.

Барабаны  выбивали  замысловатую  дробь.   Пронзительный  визг  верхней  струны

знаменитого «стратокастера» перекрывал сумасшедший вопль Патрика:

     Возьми свой бластер,

     Извлеки из потертых ножен лазерный меч,

     Убей своих врагов!

     Отомсти за погибшего друга!

     О-о-о, за этого крутого парня,

     О-о-о, за этого-крутого парня!

     Это была одна из любимейших композиций Дерка Улиткинса.

     Из-за двери,  где играла музыка, доносились громкие голоса людей. Скайт не

мог  разобрать  слов,  заглушаемых мелодией.  Он  только  слышал  жесткий  ритм

композиции Патрика Дженгерса.

     В это помещение и вошел Рэй Клод. Скайт переступил порог вслед за ним.

     В небольшой комнате без окон за деревянным столом сидели пять человек.

     — Это парень с упавшего вчера звездолета,  — сказал Рэй Клод.  — Его зовут

Скайт Уорнер.

 

     Глава 15

     У  стен комнаты громоздились картонные коробки с  консервами и  упаковками

баночного пива.  В  углу,  на  продавленной крышке  железного контейнера из-под

патронов,    возвышались    обшарпанные   колонки    старенького   музыкального

проигрывателя   компакт-дисков,    формат   которых   давным-давно   вышел   из

употребления.  Посередине стола  стояла  круглая  алюминиевая кастрюля,  в  ней

дымилось варево, напоминающее своим видом тушеные бобы. Перед каждым из пятерых

обедающих находилась тарелка с едой и банка пива Джона Толкера.

     При виде тарелок Скайт вспомнил,  что сегодня у  него не  было во рту даже

маковой  росинки.  Последний раз  Уорнер  перекусил вчера  вечером  в  разбитом

торговом центре.  Всю  его трапезу тогда составили пакетик сушеного картофеля и

бутылка просроченной минеральной воды.

     От Рэя Клода не ускользнул голодный взгляд Скайта.

       Садись и  поешь,    предложил он,  придвигая к столу пустой деревянный

ящик. — Грен, передай тарелку гостю.

     — Спасибо,  — поблагодарил Уорнер,  принимая тарелку с бобами, — по правде

говоря,  за последние несколько суток я  уже начал забывать,  что такое горячая

еда и каково на вкус пиво. »

        Наш  рацион  в   основном  состоит  из  мясных  консервов  «Комбат»  и

полуфабрикатов быстрого приготовления «Цикломат» — кажется,  единственного, что

не  испортится и  переживет даже  гибель вселенной.  Некоторым эта  пища  может

показаться грубоватой, но мы привыкли.

     — Не скажу, что сам питался правильно в последнее время, — сообщил Уорнер,

делая большой глоток пива.

       «Цикломатом»  и  консервами  под  ватерлинию  забиты  подземные  склады

Бриджер-Джека.  Крысы их  не  трогают.  Когда-то  бобы  с  консервами входили в

солдатский  рацион,   а  интендантская  служба  у  генерала  Робертса  работала

добросовестно.  Запасов хватит лет на двести автономного дрейфа.  Пиво же у нас

появилось совсем  недавно:  три  месяца  назад  не  так  далеко отсюда разбился

грузовой звездолет. Его трюмы были под завязку забиты «Пьяным гномом». Я думаю,

экипаж совершал контрабандный рейс.  Иначе какой идиот поперся бы в  это гиблое

место с таким грузом.

     — Последнее,  что я видел из еды,  называлось сухим картофелем «Дуко».  По

вкусу те чипсы больше напоминали картон.  Мне будет приятно разделить трапезу в

доброй компании, джентльмены, — добавил Скайт.

     Скайт   не    спеша   пережевывал   «зеленые   бобы»,    сильно   отдающие

высококачественным  этилированным  бензином.   Уорнеру  стало  понятно,  почему

Альфред  Трочинни    владелец  концерна  по  производству  продуктов  быстрого

приготовления — является самым богатым человеком в Галактике.  Как единственный

сын нефтяного магната Пабло Цетрабиблоса,  Альфред не знал проблем с получением

сырья, из которого делались «зеленый горошек» и «зеленые бобы».

     Чувство голода  начало  несколько притупляться.  Теперь  Скайт  Уорнер мог

лучше познакомиться с людьми, присутствовавшими в подсобном помещении гаража.

     — Грен Уэсли и Пол Хакинс, — кивнул Рэй Клод в сторону сидящих прямо перед

Скайтом двух  парней в  промасленных комбинезонах,    механики с  транспортной

ракеты «Ласточка». Лучшие техники во всей Галактике, каких я только знаю! Пусть

у меня отсохнет селезенка, если это не так!

     Коренастый здоровяк,  который  передал тарелку с  бобами  Скайту  Уорнеру,

недовольно скривил  лицо.  Его  коротко стриженную голову  покрывали коричневые

точки от брызг машинного масла, а под ногтями въелась черная грязь.

     — Самым лучшим был Орин,  капитан,  — пробурчал Уэсли, обращаясь к Рэю. Он

отпихнул в сторону тарелку и сделал большой глоток пива из банки.

       Точно,    согласился с  напарником второй механик —  пожилой сухопарый

человек с  бледным морщинистым лицом.    Этот малый мог с  завязанными глазами

разобрать фотонный ускоритель,  а потом вновь собрать его.  Помню, как-то раз я

даже проспорил ему пятьдесят кредитов.

     — Мог бы сразу отдать полтинник Орину, — угрюмо пробормотал Грен.

     В  этот  момент компакт-диск  доиграл до  конца,  и  проигрыватель замолк.

Хакинс,  сидевший ближе  всех  к  музыкальному центру,  поднялся из-за  стола и

вставил новый  диск.  Помещение вновь заполнили звуки «Бешеной Игуаны».  Теперь

Патрик Дженгерс исполнял песню «Отправь прошлое к черту!».

     — Еще совсем недавно, приятель, я был капитаном и владельцем «Ласточки», —

сказал Рэй  Клод,  тяжело вздохнув.    Чуть  меньше года  тому  назад мы  всей

командой сидели в  баре космодрома планеты Дилли-Пат-12 (1) и  пили «за горячие

двигатели».  Наш транспорт только что закончил погрузку, приняв в трюмы пятьсот

тонн концентрированной пасты для  шариковых авторучек.  Утром «Ласточка» должна

была покинуть Пояс Астероидов и  взять курс к Эминисте.  Там как раз открывался

конгресс ученых-экологов «За  чистый космос».  А  когда вместе собираются много

умных парней, без споров, болтовни и писанины делоне обходится. Мы считали, что

сможем  хорошо  подзаработать,  выгодно  сбыв  пасту.  Кто  ж  знал,  что  этот

злосчастный рейс окажется столь роковым для большинства из нас?

     1  В  Поясе  Астероидов все  более  или  менее крупные космические объекты

(планеты,   спутники,   астероиды)  принято  обозначать  порядковыми  номерами.

Планетарная система Дилли-Пат получила свое название в честь знаменитого пирата

Дилли Пата, наводившего когда-то ужас в этом секторе вселенной. По преданию, на

одной из  планет разбойники зарыли несметные сокровища,  награбленные во  время

кровавых рейдов.  К сожалению, совершенно не осталось очевидцев, знающих точное

место  расположения клада.  Вскоре шайка  Бешеного Дилли  попала в  полицейскую

засаду  при  попытке  ограбить  почтовый  звездолет.   Во   время  завязавшейся

перестрелки все члены банды погибли.  Печальную участь своих подручных разделил

и сам главарь.

     С  тех  пор  любители  приключений снаряжают  экспедицию за  экспедицией в

надежде отыскать пиратское золото.  Но набить карманы за это время удалось лишь

турфирмам  и  продавцам  снаряжения.  Во  время  долгих  поисков  было  открыто

множество доселе неизвестных планет и спутников,  пригодных для использования в

качестве перевалочных баз на тайных контрабандистских маршрутах.

 

 

       Не  стоило отправляться в  космос с  покойником на  борту,  капитан, 

недовольно заметил Грен, — более скверную примету и придумать трудно.

     — Мы должны были достойно похоронить Орина!

     — Для этой цели существуют сотрудники агентства «Светлая память» (1).

       Парень,  — Рэй Клод одним глотком осушил банку с пивом,  — Орин являлся

членом команды.  Он  родился в  космосе,  всю  свою  жизнь  провел среди звезд,

работал бок о  бок с  нами,  деля опасности и  лишения.  Такие люди заслуживают

того,  чтобы в  последний путь их проводили друзья,  а не канцелярские клерки —

крысы, думающие только о том, как заработать побольше денег на чужом горе.

     1  «Светлая  память»    Межгалактическая корпорация проведения похоронных

церемоний.  Имеет филиалы во  всех точках вселенной.  Берется за  любые,  самые

экзотические услуги, согласно обычаям и мировоззрению клиента.

 

       Все  равно,  капитан,  очень плохая примета вылетать в  путь,  имея  на

корабле  мертвое  тело.  Пусть  даже  это  останки твоего  друга  и  достойного

человека.

       Может  статься,  ты  и  прав,  Грен.  Все  равно  сейчас уже  ничего не

исправить.

     — Орин был родным братом Уэсли,  — шепнул Скайту Пол Хакинс,  — за день до

вылета бедняга погиб.  Лопнул трубопровод охлаждения реактора, и парня обварила

струя  пара  под  давлением  в  сто  атмосфер.  С  тех  пор  Грен  стал  крайне

раздражительным.  Он  начал верить в  разные приметы и  прочую чертовщину.  Но,

Скайт,  ты  не обращай на это внимания.  Уэсли хороший товарищ и  отлично знает

свою работу.

       А  что скажешь,  капитан,  о  том злополучном инциденте у  стыковочного

пирса?! — воскликнул Грен.

     — Это когда мы только стартовали?

     — Тогда наш звездолет чуть было не столкнулся с буксирным ботом! Целых две

недобрые приметы в  день  старта!  Да  если бы  сам  дьявол хотел погрозить нам

когтем, он не мог придумать лучшего предупреждения!

       Видишь,  Скайт Уорнер,  как  складывались обстоятельства,    продолжал

капитан Клод,    но,  пусть я  ослепну,  мы не могли тянуть с  вылетом.  Сроки

поджимали.   Экологический  конгресс  на   Эменисте  открывался  совсем  скоро.

Опоздание к началу являлось бы равнозначным полному разорению.

     — Ты прав, Рэй, — ответил Скайт, — судьба не предоставила вам выбора.

     Конечно,  Скайта Уорнера мало  интересовали события на  борту  «Ласточки»,

предшествующие выходу  грузовой  ракеты  в  последний рейс.  Скайт  поддерживал

разговор из вежливости,  чтобы не выглядеть неблагодарным в ответ на угощение и

гостеприимство сидящих рядом людей. За многолетнюю практику Уорнеру приходилось

стартовать и в более неблагоприятных условиях, например, когда половина экипажа

была вусмерть пьяна.

       В  итоге  все  закончилось вполне  закономерно.  При  подлете к  орбите

Моногхала звездолет напоролся на мину. Большая часть команды погибла. Уцелевших

захватили в  плен  роботы.  Я,  Грен  и  Пол    все,  кто  остался от  экипажа

«Ласточки».

       Потому что верхом идиотизма было переть напрямик через Хвост Хамелеона,

  мрачно подметил Уэсли,  а  его старший напарник молча кивнул,    «Ласточка»

вполне  успевала  к  открытию  «Чистого космоса»,  двигаясь в  обход  Галактики

обычным торговым маршрутом. Хотя, не спорю, пришлось бы пошевеливаться.

       Грен,  ты  классный механик,  но  ни  черта не  смыслишь в  юридических

бумагах.

       Это  уж  точно,  капитан.  Я  никогда особенно не  вникал в  разные там

бюрократические штучки. По-моему, проще отладить забарахливший ядерный реактор,

чем ломать башку над чтением какой-нибудь хитрой бумажонки.  По крайней мере, в

движке все просто и понятно.

       Вот  поэтому ты  не  смог бы  толково объяснить патрулю СКВ(1),  откуда

взялись в  трюмах звездолета пятьсот тонн пасты для шариковых ручек и  почему у

тебя отсутствует генеральная таможенная доверенность на ее транспортировку.

     1  СКВ —  «Служба Коммерческой Безопасности».  Военизированная полицейская

организация, созданная для борьбы с контрабандным оборотом грузов.

 

     — Наверное, нет.

     — Я тоже не представлял, как это сделать.

     За  столом воцарилось недолгое молчание.  Слышалось лишь  звяканье вилок о

тарелки да шипение открываемых банок с пивом. Пол с Греном обдумывали последние

слова капитана.

     — А вас,  Скайт, какая чума принесла к звезде DB-790, — нарушил тишину Пол

Хакинс, — аналогичные проблемы с путевыми документами?

       Нет,  с  бумагами у  нас был полный порядок,    ответил Скайт.    Я и

компаньон Дерк  Улиткинс вылетели неделю назад  с  Плобоя.  Наш  путь  лежал на

планету Доминанту, где должна открыться ежегодная выставка «Дни оружия». Там мы

намеревались продать свою яхту.

     — Много слышал об этой выставке,  хотя сам ни разу там не бывал,  — сказал

Пол, — говорят, занятное место.

     — Зачем же вы полетели через Хвост Хамелеона, если у вас на борту было все

в порядке? — удивленно спросил Грен.

     — Хотелось сократить расстояние и долететь побыстрее.

       И  много планировали выручить за свою колымагу?    поинтересовался Рэй

Клод.

     — Миллиона три.

       Да,    сочувственно произнес Грен,  — вот уж действительно не повезло.

Сейчас ваш корабль, наверное, не обменяешь и на банку с пивом.

       Почему?  Реактор остался целым,    возразил Скайт,  хотя и сам отлично

понимал,  что «Триумфу» никогда не  суждено подняться в  небо.    Я  собирался

добраться  до  местного  космодрома,  чтобы  узнать,  остались  ли  на  планете

какие-нибудь звездолеты.  Ведь  необходимые детали можно снять и  переставить с

других кораблей.

     — Забудь об этом,  парень,  — упавшим голосом произнес Рэй Клод,  — роботы

Этмонса не дадут тебе пройти и  нескольких кварталов по городу.  А что касается

твоей  яхты,  сдается мне,  на  ее  ремонт уйдет гораздо больше трех  миллионов

кредитов.

     — На Моногхале нет ни единого исправного корабля,  пригодного для выхода в

безвоздушное пространство, — добавил Грен Уэсли. — Этмонс не такой дурак, чтобы

оставлять кому-то  шанс на спасение.  Свидетели ему ни к  чему.  А  все мы лишь

надоедливые крысы, мешающие Этмонсу обтяпывать здесь свои грязные делишки.

     Пол Хакинс молча кивнул головой, подчеркивая правильность сказанного.

     Рядом  с  Хакинсом сидел  мужчина лет  сорока пяти.  Его  изможденное лицо

покрывала серая щетина.  Время от  времени он  поднимал руку  и  чесал заросший

подбородок.  На  сутулых плечах  мужчины висел  грязный пиджак  зеленого цвета.

Костюмы  таких  расцветок раньше  носили  холеные менеджеры рекламных агентств.

Сейчас когда-то модный пиджак износился почти до дыр.  Из-под мятых, лоснящихся

рукавов торчали засаленные манжеты.  Воротник рубашки сильно истрепался.  Худую

шею  с  выступающим вперед кадыком украшал замызганный обрывок галстука.  А  на

переносице франта с  претензией на  шик  и  элегантность поблескивали треснутые

стекла очков в сломанной золотой оправе.

       Ким Рислинг,  — представился он Скайту,  интеллигентным жестом поправив

очки, — специалист по торговому менеджменту.

       Вас  тоже сбила имперская мина у  орбиты Моногхала,  мистер Рислинг? 

спросил Скайт.

       Нет,  господин Уорнер,  вообще-то я  местный.  Всю жизнь прожил на этой

планете и  исколесил Моногхал вдоль и  поперек.  До войны я  продавал пылесосы,

зубные  щетки  и  энциклопедии.  Надо  сказать,  удача  сопутствовала мне.  Все

сбережения копились  на  счету  в  Первом  национальном банке.  Со  временем  я

планировал открыть собственную контору...    Ким  тяжело вздохнул при мысли об

ушедшей,  полной достатка жизни.    Когда началась война,  я решил остаться на

планете, — продолжал Рислинг, — конечно, очень многие жители Моногхала в спешке

эвакуировались,   лишь  почувствовав  запах  пороха.   Трусы  и   глупцы.   Для

предпринимателя война    самый  быстрый  и  надежный способ  разбогатеть.  Да,

согласен,  риск, что тебя подстрелят, достаточно велик. Но разве в наш безумный

век менее опасно ездить подземкой,  обедать в экспресс-кафе или покупать модные

патентованные пилюли через рекламные каталоги?  Все относительно, мой друг, все

относительно в этом проклятом мире. Во время войны я принялся продавать сменные

фильтры для противогазов и одноразовые носки фирмы «Олсен»...

     Слушая длинный монолог Кима,  Скайт  увидел,  что  Рэй  с  трудом пытается

подавить зевоту.  Грен нервно встал из-за стола, подошел к штабелю с упаковками

пива и взял себе еще одну банку. Хакинс, не обращая внимания на Рислинга, начал

составлять  в  стопку  грязные  тарелки.   Скайт  догадался,  что  эту  историю

присутствующие здесь слышали не  один раз.  Теперь,  как новый человек,  Уорнер

тоже должен был пройти через это испытание.

     — После окончания боевых действий,  — монотонно продолжал Рислинг, — когда

на  Моногхал стали  возвращаться беженцы,  самым ходовым товаром стали двойные,

сверхутепленные  палатки  с  автоматическим  подогревом...     Дальше  Рислинг

принялся  перечислять  какие-то  названия  фирм  и  товаров,  их  достоинства и

недостатки.  Весь  его  монолог  походил  на  бормотание шамана,  произносящего

заклинания.  Скайт вникнул в  то,  что ему говорят,  только когда Рислинг вновь

стал произносить понятные слова:  — Потом все пошло прахом.  Нет больше Первого

национального.   Крейсер  «Голубая  кровь»  аннулировал  мои  счета.  Последние

пятнадцать лет  я  испытываю горячее  желание  поскорее  убраться с  Моногхала.

Слышал,  что  Плобитаун сущий рай для делового человека.  Еще не  поздно начать

бизнес заново.  Если  я  доберусь до  Плобоя,  то,  наверное,  смогу  поправить

пошатнувшиеся дела.

       Если мы  выберемся,  Ким,  ты  попадешь на Плобой.  Обещаю,    заверил

коммивояжера Скайт.

       Я  Эд,    протягивая руку  Скайту Уорнеру,  произнес огромный мужик  с

фигурой тяжелоатлета, — но все меня зовут Бородач Эд.

     Мускулистый торс  здоровяка был  затянут в  черную  полинялую футболку,  а

обнаженные волосатые руки украшены затейливыми татуировками:  орел,  держащий в

когтистых лапах  молнию    эмблема  элитной  десантной бригады «Ураган»,    и

свернувшаяся кольцами змея,  под которой красовалась надпись: «Лола, ты разбила

мне сердце». На мощной шее поблескивала стальная цепочка солдатского медальона,

а половину обветренного лица скрывала черная с проседью борода.

     Рукопожатие Эда оказалось крепким, словно его рука была сделана из стали.

       Я бывший десантник,  — раскатистым басом произнес Бородач,  — находился

среди  тех  парней  генерала Робертса,  что  остались после  войны  на  планете

охранять правопорядок и  обеспечивать законность выборов  в  правительство.  Из

нашего батальона я — последний.       

       Не считая генерача Робертса и тех,  кто его сейчас окружает?  — спросил

Скайт.       

     — Нет, господин Уорнер.

     — Просто Скайт.

     — Нет, Скайт. Я считаю, генерал тоже умер. Но командира убила не вражеская

пуля,  его сломали жизнь и те огорчения,  которые навалились на его плечи после

гибели большинства наших ребят. Сейчас то, что вы видели в бункере, — лишь тень

старого воина.  По сути, объединенное командование предало своих солдат, бросив

нас здесь на произвол судьбы.  Генерал не выдержал обрушившихся невзгод. У него

пропала воля к борьбе.  Сейчас он окружен небольшой горсткой людей, плывущих по

течению жизни, даже не пытающихся хоть как-то изменить свое существование.

     Чуть  поодаль  от   Бородача  жевал  бобы  худощавый  человек  неприметной

наружности,  одетый в сильно потрепанный серый плащ.  Маленький,  узкоплечий, с

прямыми волосами пепельно-серого цвета,  он явно старался не привлекать к  себе

внимания — такой тип людей невидим в толпе. Взгляды всегда скользят мимо них.

     — Дэвид Мэй,  — коротко кивнул он,  когда Скайт посмотрел на него. — А кто

ты?

     — Скайт Уорнер — вольный пилот.

     — Алекс разберется, — тихо произнес Дэвид Мэй.

     Больше за  все  время обеда он  не  проронил ни  слова.  А  Скайт для себя

отметил, что здесь собрались еще не все.

 

     Глава 14

     Обед заканчивался.

     Грен Уэсли первым поднялся из-за стола. Пол Хакинс еще дожевывал бобы. Рэй

Клод с  Бородачом Эдом уже завершили трапезу и теперь неспешно покуривали.  Ким

Рислинг  достал  из  кармана  замызганный носовой платок  и,  близоруко щурясь,

принялся протирать треснутые стекла очков.

     Скайт Уорнер отхлебнул «Пьяного гнома» и  быстро взглянул в  сторону,  где

сидел Дэвид Мэй.  Сейчас человека в плаще полностью скрывала тень, но Скайта не

покидало ощущение, что серые глаза пристально следят за каждым его движением.

       Пойду работать,    сказал Грен,  вытирая руки о  комбинезон,    нужно

прикрепить обратно орудийную башню к корпусу бронетранспортера.

     — Вам с Полом удалось перекинуть пулемет на флаер? — спросил Рэй.

       Нет,  капитан.  Пулемет слишком тяжелый.  Машина не  сможет подняться в

воздух.

     — Движок «Экстремала» выработал ресурсы еще лет десять назад,  — вступил в

разговор Пол Хакинс,    сейчас мы пытаемся переставить генератор с гусеничного

вездехода.  Но  и  в  этом  случае  двигатель флаера проработает самое  большее

пятнадцать минут.

     — Отлично,  Пол.  Значит, завтра у нас будет времени более чем достаточно.

Алекс обрадуется. Он считает, машин хватит максимум минут на пять.

     — Много этот Алекс смыслит в моторах, — ворчливо заметил Уэсли.

       Не понимаю,  — произнес Бородач Эд,  — зачем тратить время на орудийную

башню,  когда в ней уже нет никакого прока. По-моему, разумнее бросить все силы

на починку двигателей флаеров.

     — А ты уверен, Эд, что к завтрашнему вечеру мы не будем нуждаться в защите

толстой брони транспортера и его плазменного пулемета?  Запомни,  Эд, оставлять

работу незаконченной — чертовски плохая примета!

     Грен Уэсли повернулся и направился к выходу из подсобного помещения.

     Пол Хакинс пошел следом.

     — К вечеру колымага будет на ходу, — сказал он, обернувшись.

     Через несколько минут из гаража послышались звяканье инструментов,  грохот

падающего железа и неразборчивые, приглушенные голоса механиков.

     — После того как приберем на столе,  — произнес Рэй Клод, — пойду помогать

им.  Мы должны успеть к завтрашнему утру закончить ремонт флаеров и снять с них

дверцы.

       Я с тобой,  Рэй,  — сказал Уорнер,  — в конце концов,  мне не привыкать

ковыряться в моторах.

       Отлично,  джентльмены,    неожиданно раздался чей-то  голос в  дверном

проеме, — думаю, общими усилиями мы сможем поднять развалюхи в воздух.

     В комнату вошли трое.

     Первый — высокий худощавый мужчина,  одетый во все черное.  Холодное, чуть

презрительное выражение лица  выдавало  профессионального ганфайтера,  умеющего

мастерски обращаться с оружием. Скайт за свою жизнь часто встречал таких людей.

Стоящий  перед  ним  человек  был  опасен,  как  динамитная шашка  с  зажженным

бикфордовым шнуром.

     Голову  незнакомца  украшало  отделанное  серебром  сомбреро  с  загнутыми

полями.  Широкий плащ  из  ультрамодного углепластика спадал длинными складками

почти  до  самого пола.  На  ногах    остроносые сапоги с  гладкой подошвой из

мягкой,  пористой резины.  Скайт  знал,  что  такая  обувь при  ходьбе почти не

производит шума.

     За худощавым в  модном сомбреро вошел молодой широкоплечий парень с копной

светлых вьющихся волос.  Его кремовый пиджак в  серую полоску чуть топорщился с

правой стороны — там,  где обычно носят наплечную кобуру.  От Скайта не укрылся

внимательный,  настороженный взгляд,  брошенный на него проницательными глазами

этого человека.

     Третьим оказался толстенький плешивый коротышка,  заросший редкой щетиной.

Упитанное  лицо   коротышки  вызвало   у   Скайта   Уорнера  какие-то   смутные

воспоминания.  Своим видом толстяк мог походить на средневекового монаха,  если

бы  полинялую куртку  военного образца  заменила ряса,  а  стоптанные армейские

ботинки — грубые сандалии.

     Одежду вошедших покрывали серая пыль и пятна извести.

     — У нас новые люди,  Рэй? — удивленно произнес человек в черном. — Мы ведь

договорились не посвящать в завтрашнее предприятие никого лишнего.

     — Этот не лишний.  Его зовут Скайт Уорнер.  Он единственный,  кто уцелел с

разбившегося позавчера звездолета.

       Я  слышал об  одном Скайте Уорнере.    Ганфайтер напрягся,  как сжатая

пружина.  Стоя  на  широко  расставленных ногах,  он  внимательно посмотрел  на

Скайта.  Взгляд стал  холодным и  твердым.    Поговаривали,  что  тот  человек

отправил к дьяволу кучу крутых парней и даже самого Браена Глума.

     — Люди сильно преувеличивают, — медленно, с расстановкой ответил Скайт.

     — Алекс Кан. — Худощавый первым протянул ладонь для рукопожатия.

     — Скайт Уорнер.

     — Хорошее подкрепление будет нам на руку.

     Затем  Скайт  познакомился с  остальными,  пришедшими с  Алексом.  Парня в

костюме звали Моррисом Груком. Он оказался частным детективом с Плобоя. Толстяк

Джонс Десмонд когда-то был полицейским на Моногхале,  и Скайта Уорнера никак не

могла покинуть навязчивая мысль, что он уже где-то встречал этого человека.

     — Как прошла разведка? — спросил Рэй Клод у Алекса Кана.

     — Хорошо, — коротко отозвался тот.

     — Обстоятельства не изменились?

       Нет.  — Посмотрев на часы,  Алекс прикурил от золотой зажигалки и обвел

всех жестким взглядом. — Рэй, ты уже посвятил Скайта в план предстоящего дела?

     — Я ждал тебя. Хотел, чтобы ты сам рассказал обо всем, когда вернешься.

     — Правильно,  Рэй. Только сначала мы с Моррисом и Джонсом немного отдохнем

и перекусим. После ползанья среди развалин чувствуешь себя дьявольски голодным.

     Ким Рислинг достал чистые тарелки,  а Бородач Эд откупорил три банки пива.

В  проигрывателе зазвучала новая  песня  «Бешеной  Игуаны»  «Темная  сторона» —

лирическая композиция,  недавно занявшая первое место ежегодного плобитаунского

ретро-хит-парада «Твои любимые песни».

       Завтра мы собираемся захватить один из курьерских лендспидеров Этмонса,

— сказал Алекс,  обращаясь к Скайту Уорнеру, когда с зелеными бобами «Цикломат»

было  покончено.    Эти  машины каждый месяц  курсируют между  главной базой и

опорными станциями подзарядки роботов в разных точках планеты. Подобным образом

переправляются электролит для батарей и  роботы,  нуждающиеся в  ремонте.  Если

удастся завладеть таким катером на воздушной подушке,  у  нас появится реальный

шанс  проникнуть в  само  логово Этмонса,  где  имеются действующий космодром и

звездолеты. Дело предстоит горячее. В прошлый раз мы уже предпринимали подобную

попытку.  Тогда  трое  наших  остались лежать  там,    Алекс  махнул  рукой  в

направлении города, — а остальные едва унесли ноги.

     — Зачем захватывать лендспидер? — спросил Скайт Уорнер. — Я видел в гараже

много техники, и у меня сложилось впечатление, что большинство машин на ходу.

       Это  действительно так.  Мы  не  испытываем проблем с  транспортом.  Мы

испытываем трудности с горючим.  У нас его практически нет.  Пойми, Уорнер, все

подземные склады с  горючим,  оставшиеся после  войны,  либо  уничтожены,  либо

контролируются роботами Этмонса.  Топлива,  которое есть в  нашем распоряжении,

хватит максимум минут на десять-пятнадцать.

       Пусть  меня  разорвет,  если  Алекс  ошибся хоть  на  сотую астраля! 

энергично воскликнул Рэй в знак поддержки.

     — Ясно, — коротко ответил Скайт.

     Компакт-диск  с   записями  солиста  «Бешеной  Игуаны»  Патрика  Дженгерса

закончился. В подсобном помещении воцарилась тишина.

     — Рэй, возьмешь Уорнера в свою группу, — распорядился Кан. — Объяснишь ему

детали.  А теперь за работу,  парни.  У нас уйма дел. И еще, сегодня оставаться

трезвыми.  Я не хочу,  чтобы завтра все пошло к чертям только из-за того, что у

кого-то из вас дрожали руки.

     По тому, с каким уважением и доверием все присутствующие подчинялись этому

человеку, Скайт Уорнер понял: Алекс Кан здесь за главного.

 

     Часть 2

     «КРОВЬ ПОБЕДИТЕЛЯ»

     Любовь и Дружба — всего лишь слова.  Сердце не имеет морщин, на нем только

шрамы.

     Граф Рошфор

 

     Гпава 15

     Свое первое убийство Алекс Кан совершил в  возрасте семнадцати лет.  Тогда

он даже не мог предположить,  что это ремесло станет его профессией.  Он просто

спасал жизнь.

     Маленький спутник планеты Веретранга носил звучное имя Агвардиенде.  Такое

название сателлит получил в  честь первопроходца и открывателя Лангуса Поллинга

Агвардиенде — легендарного командора звездолета «Святая Мэри».

     Старинные предания  гласили,  что  когда  стопа  знаменитого космопроходца

коснулась зеленой травы спутника,  Лангус Поллинг споткнулся о  камень,  упал и

сломал ногу. При этом он громко воскликнул: «Хэвен!» (1)

     Со  временем  на  месте  исторического приземления возник  городок  Хэвен,

впоследствии превратившийся в большой мегаполис с собственным космодромом.

     1   Здесь  игра  слов.   На   местном  диалекте  «хэвен»  означает  грубое

Ругательство,  а также имеет значения: «гавань», «пристанище», «земля волшебных

грез».

     

     Семья Алекса Кана жила в  бедном квартале так  называемого Старого города,

где водопровод являлся редкостью, а ванна считалась предметом роскоши.

     Каны  обитали  в  крошечной  комнатке  обшарпанного многоквартирного дома.

Ветхое сооружение давно  годилось для  сноса,  но  домовладельцу было  выгоднее

выжать  из  обветшавшего строения все,  что  возможно,  чем  тратить деньги  на

благоустройство. За комнату хозяин сдирал сотню, но семья Алекса думала, что им

еще крупно повезло. В соседней квартире одновременно ютились четыре многодетные

семьи, отдававшие ежемесячно по двести кредитов.

     На  грязных кривых  улочках Старого города Алекс  Кан  прошел свои  первые

классы школы выживания.  Из  бесконечных драк с  бандами подростков юноша четко

усвоил три  вещи:  в  этой  жизни  можно полностью рассчитывать только на  себя

самого;  если ты один,  то никто не сможет тебя предать или продать; и третье —

человек с револьвером в кармане сильнее любой,  самой крутой кодлы, вооруженной

лишь кулаками.  С детских лет Алекс старался как можно больше времени проводить

не за школьной партой,  а в стрелковом тире — грязном,  дешевеньком заведении в

конце его улицы,  небезосновательно полагая, что искусство владения оружием для

мужчины — самая важная вещь на свете.

     Когда сестра Алекса Кана Гиенита достигла подходящего возраста,  она  ушла

зарабатывать деньги собственным телом,  а  Алекс  вступил в  банду  к  местному

мафиози Доку Докуро.

     Док Докуро действительно имел диплом врача. Виртуозное владение скальпелем

всегда вызывало к Доку неизменное восхищение и уважение бандитов из подвластных

ему  шаек.  Врачебную практику он  оставил  много  лет  назад,  считая  занятие

медициной делом  пустым и  никчемным.  Из  новой  практики Докуро вынес твердое

убеждение,  что лечить людей —  бессмысленная трата времени.  Основным бизнесом

Дока являлась скупка краденого и торговля контрабандным оружием.

     Дела  Алекса  быстро  пошли,   в  гору.  Сначала  «шестерка»,  мальчик  на

побегушках, исполняющий различные поручения босса. Потом ему стали давать более

сложные задания,  например,  вытрясти деньги из незадачливого должника.  Вскоре

Алекс Кан заслужил доверие шефа и стал работать с поставщиками товара.

     В  то  злополучное утро  Кан  должен  был  получить  партию  контрабандных

гранатометов «Козерог» и переправить их на подпольный склад в промышленной зоне

города Хэвен.  Конечно,  вина  в  том,  что  машину с  товаром перехватил отряд

дорожной полиции,  лежала целиком на  нем.  Алекс слишком понадеялся на удачу и

поленился переставить номера с  украденного накануне фургона.  Сам-то  он сумел

уйти от легавых,  но это не меняло дела. По законам мафии, Алекс Кан должен был

либо  отдать деньги,  либо вернуть товар.  Алекс не  мог  сделать ни  того,  ни

другого...

     Свою  сестру  он  встретил  в  прилегающем к  космодрому квартале баров  и

красных  фонарей.  Гиенита не  спеша  прогуливалась вдоль  тротуара,  выискивая

очередного клиента.

     — У нас дома несколько часов сшиваются два каких-то типа, — сказала она. —

Я  слышала,  Док  пустил по  следу своих головорезов.  Тебе  лучше исчезнуть из

города, Алекс.

     Алекс Кан и сам это понимал.  На него началась охота.  Теперь здесь он вне

закона.  Алекс знал, найдется немало парней, готовых застрелить его только ради

того, чтобы выслужиться перед боссом.

     На углу Девятой и 117-й улиц он увидел припаркованный лендспидер. Владелец

забыл ключи в  замке зажигания и  был наказан за  свою беспечность.  На  полной

скорости Алекс Кан гнал машину на запад...

     ...Они настигли его в небольшом захолустном городке Меверик-Пойнт...

     Алекс стоял за стойкой бара,  медленно потягивал виски и  лениво наблюдал,

как на маленьком поле заштатного космодрома продвигается погрузка единственного

звездолета.

     Капитан звездолета не  имел привычки задавать лишние вопросы.  Он  сам уже

много лет  не  ладил с  законом.  Его  даже не  смутил тот факт,  что у  Алекса

отсутствовали документы.  Алекс Кан быстро столковался с капитаном.  В качестве

оплаты за проезд пассажир обязывался ежедневно мыть палубы и  убирать помещения

звездолета.

     Алекс  поставил пустой  стакан  на  стойку и  собрался покинуть заведение,

когда двери бара распахнулись. В помещение вошли двое.

     Здоровенные  громилы  были  уверены  в  своих  силах.   Против  них  стоял

мальчишка, с которым можно справиться без труда. Босс поручил им легкую работу.

А  когда они  накажут молокососа,  еще  останется время промочить горло «Черным

Саймоном» и  пощупать местных  девиц.  Мерзко  осклабясь,  старший потянулся за

бластером...

     Их  зарыли  вечером того  же  дня,  завернув в  старые  одеяла.  Церемония

проходила на самом краю городского кладбища Меверик-Пойнт.  Шел дождь,  поэтому

похороны не затянулись.

     В  тот самый миг,  когда могильщик воткнул лопату в о свежий холмик земли,

Алекс, вооружившись шваброй, принялся драить капитанскую каюту...

     ...С Вэнсом Ричмондом Алекс познакомился в одной из забегаловок на планете

Вархран. Заведение называлось «Поле битвы». Здесь играли в покер, а из напитков

подавали пойло, которое местные завсегдатаи окрестили «Соком тарантула».

     Алекс Кан  никуда не  спешил.  Он  вообще понятия не  имел,  куда  пойдет,

покинув «Поле битвы».  Алекс успел выпить лишь половину стакана «Сока» и теперь

равнодушно наблюдал игру, которая шла за ближайшим к нему столиком.

     Банк сдавал небритый тощий мужчина в  клетчатой жилетке,  надетой на голое

тело.  Его вороватый бегающий взгляд,  казалось,  никогда не останавливается на

месте,  постоянно перескакивая с одного предмета на другой. Хоть Алекс и не был

искушенным игроком,  чутье подсказывало:  нужно родиться полным идиотом,  чтобы

сесть за карточный стол с таким партнером.

     Двое  других —  судя по  внешности,  настоящие бандиты —  усердно пытались

делать вид, что совершенно незнакомы как с тощим, так и друг с другом.

     Четвертый игрок —  пожилой здоровяк со  сломанным носом и  протезом вместо

правой ноги — все время проигрывал. Да Алекс этому и не удивлялся.

     Поодиночке одноногий мог бы без труда справиться в драке с каждым из своих

партнеров.  Достаточно было только посмотреть на его огромные мускулистые руки.

Но в данный момент расклад сил выходил явно не в его пользу.

     Колода вновь запорхала в  руках тощего,  и  карты плавно легли на  зеленое

сукно.  У парня с протезом оказался «Фулл-хаус».  В иной ситуации имелся вполне

реальный  шанс  выиграть.  Алекс  даже  усмехнулся  про  себя,  увидев,  что  у

одноногого в  надежде на  выигрыш заблестели глаза.  Увы,  надеяться на  победу

здесь было так же глупо, как пытаться найти золото на торфяном болоте.

     Сохраняя непроницаемое выражение лица,  тощий поменял две карты. От Алекса

не ускользнуло,  как тонкие, желтые от никотина пальцы передернули одну из них,

ловко вытащив ее из середины колоды. Заметил это и одноногий.

     У тощего на руках оказалось «Королевское каре».

     — Сыграем еще, мистер? — не скрывая иронии, поинтересовался он, собирая со

стола банкноты и аккуратно складывая их в жилетный кармашек. — Когда-нибудь вам

должно повезти!

     Одноногий изменился в лице:

       Тот пиковый король...  Его ведь у  вас не было!  — воскликнул он,  едва

сдерживая бушевавшую злобу.

     — Естественно, — казалось, разговор от всей души забавляет тощего, — я две

минуты назад взял его из этой колоды.

     — Могу поспорить, у вас в кармане имеется еще одна такая же колода! Может,

проверим?

       Уж не хотите ли вы сказать,  мистер,  что я  шулер?!  — громко произнес

тощий.  Его  лицо окаменело.  Двое бандитов за  столом осторожно отодвинулись в

разные стороны.  В  «Поле битвы» воцарилась мертвая тишина.  Алекс Кан  поискал

глазами бармена. Тот куда-то исчез.

     Алекс понял,  что парень с протезом обречен.  Понял это и сам одноногий. У

противоположной стены Алекс Кан заметил еще двоих человек,  по-видимому, из той

же шайки.  Один находился рядом с  входом в  бар и внимательно следил за игрой.

Когда  раздался громкий голос  тощего,  его  ладонь сразу легла на  торчащую из

кобуры рукоять бластера. Другой стоял у широкого окна и, небрежно облокотившись

о подоконник, делал вид, что наблюдает за улицей.

     Начнись стрельба,  и одноногий моментально попадет под перекрестный огонь.

У него не было ни единого шанса.  Но что стоит жизнь,  если на карту поставлена

репутация крутого парня? Уклониться от схватки человек с протезом не мог.

     Алекс Кан не  испытывал никаких эмоций по поводу судьбы одноногого.  Он не

собирался лезть в  чужую драку —  это  была  не  его  игра.  Но  самое скверное

заключалось в  том,  что  Алекс сам  находился на  линии огня и  имел все шансы

разделить участь одноногого. Волей-неволей Алексу приходилось принимать участие

в забаве, где разменной монетой за промедление могла служить только его кровь.

     — Эй,  — крикнул Алекс тощему, — вели своим кретинам держать руки подальше

от пушек, иначе первым, кто отправится сегодня на тот свет, будешь ты!

     Лицо  шулера  покрыла  мертвенная  бледность.  Прямо  ему  в  лоб  смотрел

вороненый ствол автоматического флештера «галакси» сорок пятого калибра.

     Бандит  у  двери  разжал ладонь и  демонстративно убрал  руку  подальше от

оружия.

     — Ты еще пожалеешь об этом, — злобно прошипел тощий, не сводя ненавидящего

взгляда с нацеленного на него флештера, — я тебя достану.

     — Если раньше сам не нарвешься на выстрел,  — спокойно ответил Алекс,  — а

при твоем стиле игры, думаю, ждать осталось недолго.

     Между тем  парень с  протезом одной рукой извлек свой  бластер,  а  другой

ловко обшарил карманы бывших партнеров по  игре.  Там нашлось несколько толстых

пачек денег и  четыре колоды крапленых карт.  Деньги моментально перекочевали к

одноногому,  после чего они с Алексом,  держа под прицелом заведение,  покинули

«Поле битвы».  Никто из присутствующих даже не шелохнулся. Со стороны казалось,

что одноногий с Алексом действуют заодно.

     Они остановились в узком переулке, чтобы обсудить положение вещей.

     Опасаясь возможной погони,  следовало поскорее убраться из  города.  Алекс

был уверен —  шайка тощего обязательно постарается отомстить.  Такие люди,  как

эти подонки, так просто не забывают обиды.

     Старый  фонарь  тускло  освещал  заставленные мусорными баками  тротуары и

грязные кирпичные стены.  Тяжело отдуваясь,  одноногий сел  на  землю,  вытянув

перед собой протез.

     — Ты спас мне жизнь,  — сказал он,  обращаясь к Алексу, — эти парни в баре

могли здорово прижать меня. Спасибо.

     — Пустяки, не стоит, — ответил Кан.

     — После потери ноги я стал не таким быстрым, как раньше.

     — Все в порядке, приятель. Забудь об этом.

     — Меня зовут Вэнс Ричмонд, — одноногий протянул руку.

     — Алекс Кан, — ответил Алекс на крепкое рукопожатие.

     Одноногий пошарил в  кармане и  извлек  пачку  кредитов,  отнятых в  баре.

Отсчитав половину, он протянул  деньги Алексу:

     — Возьми. Они твои. Ты честно их заработал.

     Вэнс Ричмонд оказался бывшим рейнджером.  Всю жизнь он  провел в  космосе,

участвуя в боевых спецоперациях.  Когда во время очередного задания ему граната

той  оторвало ногу  и  Вэнс вынужден был  уйти в  отставку,  старый вояка и  на

гражданке стал заниматься тем, что лучше всего умел делать — убивать.

     — Куда собираешься податься, Ал? — спросил Ричмонд на следующий день.

     Ночь  они  провели в  каком-то  старом сарае на  окраине города.  Сейчас в

спутавшихся волосах  Вэнса  забавно  торчали  соломинки  наподобие  оперения  у

индейца.

     — Еще не решил, — усмехнувшись, ответил Алекс.

     — У тебя есть работа?

     — Подыскиваю себе что-нибудь приличное.

     — Послушай,  Ал, — произнес Ричмонд после некоторого раздумья, — мне нужен

помощник для одного дельца. Думаю, такой ловкий малый, как ты, вполне справится

с этой работой.  В прежние времена я бы и один сумел сделать все как надо. Но с

моей ногой лучше не соваться одному в джунгли планеты Астрон.

     — Что за работа, Вэнс?

       Так,  убрать одного парня.  За это обещают хорошо заплатить.  А  лишние

финансы еще никогда не были лишними, — ответил Вэнс Ричмонд и усмехнулся своему

каламбуру.

       Пожалуй,  я  помогу тебе,  — Алекс полез в карман за сигаретами,  — все

равно сейчас сижу без дела.

     «Парень»,  которого предстояло убрать,  оказался лордом Гарком — бароном с

планеты Астрон.  Его  замок  «Стронгхолд»,  окруженный со  всех  сторон  стеной

зарослей   и   непроходимыми  малярийными   болотами,   неприступной  твердыней

возвышался над джунглями.

     Кроме  малярийных комаров,  в  джунглях  водились  скопища  ядовитых змей,

многоголовых гидр и гигантских пауков.

     По  прибытии на  Астрон Алекс с  Вэнсом первым делом забронировали номер в

плохонькой гостинице  маленького городка,  расположенного на  самой  границе  с

джунглями.

     Вэнс  объяснил Алексу,  что  в  это  время  года  найти  приличную комнату

довольно сложно.  Начался сезон сафари,  и  городок заполонили охотники с самых

разных планет в надежде подстрелить какое-нибудь экзотическое животное. Алекс с

Вэнсом взяли напрокат гравитационный мотоцикл и стали собираться в дорогу.

     — Когда встречаешься с тем,  кого тебе «заказали», — поучал Алекса Вэнс, —

старайся  выполнить работу  так,  чтобы  никто  и  не  подумал,  будто  ты  или

кто-нибудь другой приложил руку к его смерти. Все должно выглядеть естественно.

Несчастный случай    идеальный вариант чисто  убрать намеченную жертву.  Тогда

полиция не  будет  долго  копаться в  этой  истории.  Пойми,  Ал,  комиссариату

местного участка совсем не нужен «глухарь». Полицейские получают зарплату не за

то,  что  стоят  на  страже порядка или  борются с  преступностью...  Нет.  Они

получают деньги  за  то,  сколько  конкретно преступников поймает то  или  иное

подразделение.  И  не важно,  в чем заключается правонарушение:  мелкий воришка

украл пару ботинок или у бездомного бомжа нашли в кармане несколько патронов...

Преступление налицо...  Есть показатель,  а  с  ним и  премия...  Когда человек

погибает  в  результате несчастного случая,  ни  у  кого  не  возникает желание

проверить,  что  же  случилось на  самом деле.  Зачем делать лишнюю работу,  от

которой все равно никому не будет пользы?

       Но ведь сложно продумать операцию до такой степени,  чтобы в результате

все было списано на несчастный случай?

       Так  кажется только на  первый взгляд,  Ал.  Когда  ты  идешь на  дело,

превращайся в  актера.  У  тебя  есть цель,  есть определенные декорации,  есть

авансцена.  Однажды  я  читал  интересную книгу.  Там  конкурент замочил одного

парня,  чтобы самому залезть на  королевский трон.  Так вот,  сын убитого решил

отомстить,  после того,  как к  нему явился призрак папаши и  рассказал,  каким

способом его загасили. Причем заметь, Ал, короля убрали «естественным» образом.

Просто он взял и умер.  Ни тебе ран,  ни царапин,  ни повреждений.  Чисто, я бы

сказал, профессионально сработано.

     — А что было потом?

     — Потом новоиспеченный,  заметь,  Ал,  законный король, женится на матушке

нашего принца и делается его опекуном.  Но принц тоже не прост. Он убирает пару

нежелательных свидетелей и  отправляет на тот свет отчима,  а заодно и матушку,

чтобы не было никаких претендентов на освободившийся трон. Каково?!

     — Тот парень, наверное, был умным человеком.

       Без  сомнения.  Во  всяком  случае,  все  выглядело вполне  прилично  и

соответствовало данной ситуации.  А теперь продставь себе,  если бы принц начал

расстреливать своих врагов из плазменной винтовки?

     — По-моему, я тебя понял, Вэнс.

     — Хорошо, если так, сынок.

     — Но чем же все-таки закончилась та история?

       Не помню.  Кто-то вырвал из книги последние страницы.  Но клянусь своим

протезом,  что  в  конце тот,  парень уничтожил всех  своих врагов и  сам  стал

королем!

     Несколько недель, полных лишений и опасностей, проведенных в джунглях, где

каждую секунду ты рискуешь попасть на обед какой-нибудь хищной твари, считались

у   членов   межгалактического  охотничьего  клуба   «Золотой   арбалет»  самым

увлекательным отдыхом.

     Действительно,  что такое малярия,  лихорадка или откушенная нога, когда у

тебя  над  камином будет  красоваться голова  рогатого змееящера.  (Королевская

гидра достигает в  длину ста  метров.  Она  обитает исключительно на  дне болот

субтропиков планеты Астрон.  К  поверхности воды  поднимается,  чтобы  глотнуть

воздуха.  В  пасти гидры находится три  ряда ядовитых зубов размером с  черенок

саперной  лопаты.)  Пожалуй,  подобное развлечение сравнимо лишь  с  сафари  на

планете Морволон,  где любители этого увлекательнейшего вида спорта охотятся на

гигантских крокодилов.

     Заплатив цену  пятизвездочного люкса за  маленький чулан,  располагающийся

под самой крышей гостиницы,  Алекс с  Вэнсом,наконец,  приступили к  реализации

своего замысла.

     Путешествие по джунглям заняло десять дней.

       Это  здесь,    наконец  сказал  рейнджер,  слезая  с  заднего  сиденья

гравитационного мотоцикла и растирая затекшую ногу.

       Ты  думаешь,  место выбрано удачно?    с  сомнением спросил Алекс Кан,

заглушая двигатель.

     Они  остановились у  берега гигантского болота,  простиравшегося до  самой

линии горизонта.

     Черная  вода  источала  ядовитые  испарения.  Иногда  со  дна  поднимались

огромные пузыри  воздуха.  Достигнув поверхности,  они  громко лолались.  Тогда

казалось,  что кто-то  с  силой бьет длинным бичом по воде.  Вдоль берега росли

высокие,  толщиной в  несколько обхватов,  деревья.  Из мшистых стволов свисали

гибкие ветви, напоминающие щупальца гигантских осьминогов.

     В переплетениях лиан свили гнезда тысячи птиц.

     Насыщенный  испарениями  воздух   джунглей   то   и   дело   оглашался  их

пронзительными криками.

     Неподалеку от кромки воды стояла на сваях покосившаяся бревенчатая хижина.

Вокруг ветхого строения торчали обожженные пни срубленных деревьев. Параллельно

болоту в лес уходила заросшая просека.

       Когда выбираешь место для  засады,  всегда просчитывай пути  возможного

отступления,  — сказал Вэнс, помогая Алексу спрятать в зарослях мотоцикл.  — Их

должно быть  несколько.  Кроме того,  не  забывай об  укрытии.  Тебя не  должен

заметить случайный наблюдатель.  Вполне возможно, мы пробудем тут не один день.

Ночевать под открытым небом на болоте — удовольствие из средних... А, дьявол! —

вдруг неожиданно выругался Вэнс, прихлопнув здоровенного комара.

       Попробуй  «Комбат».    Алекс  протянул  Ричмонду аэрозольный баллончик

средства против насекомых.

     — Молодец, что захватил, — похвалил напарника старый рейнджер.

       Что  это  за  домик?    спросил Алекс Кан,  когда мотоцикл был надежно

замаскирован ветками.

       Хижина  заброшена.  Давным-давно  неподалеку отсюда  добывали древесный

уголь для каминов замка лорда Гарка, и тогда в ней ютились рабочие-лесорубы.

     Низко над деревьями пролетело крылатое существо, напоминающее одновременно

летучую мышь  и  древнего птеродактиля.  Алекс  Кан  хорошо рассмотрел злобные,

горящие глаза летающего монстра и длинную пасть,  полную острых зубов. Вэнс был

прав.  Ночевать  под  открытым  небом  действительно казалось  удовольствием из

средних.

     Солнце  клонилось  к  закату.  Подхватив  рюкзаки,  компаньоны поспешили к

хижине.

     — Может,  лучше подкрасться к замку да там и пришить лорда Гарка?  — задал

вопрос Алекс. — По крайней мере, нам не придется мокнуть в этом гнилом болоте.

     Они с  Вэнсом сидели у  закопченного очага,  ожидая,  когда сварится кофе.

Яркие языки пламени отбрасывали оранжевые блики на почерневшие стены хижины.

     — Алекс,  — после некоторого раздумья произнес Вэнс Ричмонд,  — ты знаешь,

как вешают человека?

     — В общих чертах... Надевают веревку на шею... Ну, и...

       Пожалуй,  стоит  рассказать  тебе  подробнее,  приятель.  Казнь  обычно

совершается на  рассвете.  К  осужденному в  камеру  приходят  врач,  комендант

тюрьмы,   священник  и  надзиратель.   По  установленной  традиции,   комендант

зачитывает смертный приговор, а надзиратель предлагает приговоренному последнюю

сигарету.  Потом  доктор  меряет бедняге пульс,  удостоверяет,  что  осужденный

находится в  добром здравии и  готов  предстать перед  создателем.  После  чего

узнику связывают руки за спиной, а к спине привязывают доску, чтобы он не упал,

если  у  него отнимутся ноги.  Начинается путь по  коридору к  месту казни.  На

виселицу  ведут  тринадцать  ступеней.  Осужденный  становится на  люк.  Вокруг

располагаются тюремные служащие, судья, прокурор, врач и несколько журналистов.

Они являются свидетелями казни. Позади эшафота, в маленькой комнатке, находятся

трое  заключенных с  острыми ножами.  Ножи  нужны  для  того,  чтобы перерезать

веревку,  которая удерживает откидную доску.  Палач набрасывает на  шею бедняге

петлю,  а на голову — черный мешок.  Потом связывает ему ноги. Священник читает

напутственную молитву.  Комендант дает сигнал взмахом руки. Веревка перерезана,

люк распахивается, и ты летишь в небытие. Хорошо еще, если тебе повезет умереть

сразу...

     — Откуда ты это знаешь? — перебил Вэнса Кан.

       Как-то  пришлось  побывать среди  тех  счастливцев с  ножами  в  задней

комнате.

     — Я запомню то, что ты мне сейчас рассказал.

       Вот  и  отлично,  сынок.  К  «Стронгхолду» же  подбираться нет никакого

резона.  Попытка проникнуть сквозь  охрану и  системы сигнализации —  вернейший

способ очутиться на  воротах замка с  петлей на  шее.  Лучше подождем милорда в

уютной  хижине  лесорубов.   Гарк  частенько  выбирается  сюда  поохотиться  на

Королевских Гидр, — добавил Ричмонд, закуривая самокрутку.

     — Как мы его уберем, Вэнс?

       Очень  просто.  Милорд  погибнет в  результате трагического несчастного

случая во  время охоты.  Знаешь,  Алекс,  такое случается довольно часто.  Едет

человек на гравитационном мотоцикле по болоту. Вдруг у него закружилась голова.

Он  падает,  и  бедного охотника тут  же  заглатывает какая-нибудь  тварь.  Все

происходит на  глазах  потрясенных друзей,  которые потом  дадут  свидетельские

показания полиции,  рассказав,  что бедолага,  заметь,  Ал,  сам, без чьей-либо

посторонней помощи свалился в  воду.    При этих словах Вэнс извлек из рюкзака

устройство,  напоминающее видеокамеру.  Разница была лишь в том, что там, где у

обычной  камеры  находится  объектив,   здесь   располагалась  небольшая  чашка

параболической антенны.

     — Что это, Вэнс?

     — Хм,  это,  сынок,  называется «УУИГСРД-5»,  если быть кратким.  — Старый

рейнджер  хитро  усмехнулся.    «Усовершенствованный ультразвуковой импульсный

генератор среднего радиуса действия,  серии пять».  А  вообще-то в  просторечии

профессионалы окрестили устройство «Коматозом».

     — Первый раз слышу о таком.

     — Неудивительно.  Эта хреновина, Ал, выпускается поштучно только для самых

элитных спецподразделений. Мне стоило очень больших денег заполучить «Коматоз».

Да  и  то  благодаря тому,  что  сторожем на  оружейном складе был  мой хороший

знакомый.

     — Как работает устройство?

     — Очень просто. Ультразвуковой импульс направляется человеку в голову. Тот

на несколько секунд вырубается. Вот, по сути, и все.

       А  не  проще ли воспользоваться обычной винтовкой или парализатором? 

поинтересовался Алекс.

     — Нет,  Ал.  Не проще.  Выстрел из винтовки услышит свита милорда. А после

воздействия парализатора мышцы деревенеют, и требуется время для восстановления

их  нормальной работы.  Теперь  представь,  если  нашего  клиента не  заглотнет

какая-нибудь тварь.  Если пару частей тела все же  удастся выловить расторопным

слугам.  Да  любой  деревенский коновал  моментально определит истинную причину

рокового падения сеньора с гравитационного мотоцикла.

     — Пожалуй, ты прав, Вэнс.

     — Именно,  Ал.  Поверь,  я не новичок в делах подобного рода. Работу нужно

сделать чисто. Тогда двоюродный брат лорда Гарка наконец унаследует вожделенный

титул погибшего,  а  мы  с  тобой получим щедрое вознаграждение за  качественно

выполненное задание.

     Все произошло именно так, как предсказывал Вэнс Ричмонд.

     Благородный лорд  шлепнулся прямо  посреди болота.  Скорбящим приближенным

удалось  вытянуть лишь  откушенную руку  с  фамильным перстнем и  кусок  стопы.

Останки были торжественно захоронены под плитами усыпальницы родового замка.  А

в  то  время,  когда  над  остроконечными башнями резиденции Гарков приспустили

траурные  штандарты,  Алекс  с  Вэнсом,  не  торопясь,  спускались по  ступеням

главного банка планеты Астрон,  имея на руках двести тысяч кредитов и билеты до

планеты Регедис — самого дорогого курортного местечка Галактики.

     ...Какого дьявола Вэнсу Ричмонду понадобилось устраивать налет на почтовое

отделение маленького городка Месса-Солт-Крик? Ведь у них тогда были и деньги, и

работа.  Этого поступка Алекс Кан не мог понять,  а тем более простить,  до сих

пор.  Или тем давним взрывом гранаты его компаньону оторвало не только ногу, но

и отшибло часть мозгов?

     Больше всего Алекса поразило то, что Вэнс даже не поставил в известность о

внезапно возникших замыслах своего друга. Что ж, полицейский, охранявший почту,

оказался хорошим стрелком.  Алексу  осталось лишь  похоронить старого товарища,

когда затих грохот выстрелов.

     Со смертью Ричмонда Алекс Кан унаследовал его записную книжку,  а вместе с

ней клиентуру покойного и нелегкий бизнес. Но теперь Алекс работал только один.

     Алекс Кан  никогда не  жалел,  что избрал профессию охотника за  головами.

Работа как работа. Не хуже какой-либо другой.

     Среди бескрайних космических просторов живут, любят, ненавидят, занимаются

делами сотни миллиардов разумных существ.  Часто их  интересы совпадают,  часто

они  пересекаются.   Когда  разногласия  возникают  между  целыми  сообществами

индивидуумов,  вспыхивают кровопролитные войны.  Когда  ссоры  происходят среди

отдельных людей,  в ход также пускается оружие.  А к кому еще обратиться, чтобы

возникшая  проблема  решилась  грамотно  и  аккуратно?  Конечно,  стоит  нанять

профессионалов.  Это жизнь,  и ничего тут не поделаешь. Так было испокон веков,

так будет продолжаться, пока живет вселенная.

     Да, бизнес охотника — рискованный бизнес. И его, Алекса Кана, когда-нибудь

могут убить. Но даже тогда Ничто не изменится на витках спирали мироздания.

     Просто  кто-то  другой,  более  сильный и  опытный,  займет освободившееся

место. Закон эволюции.

     Бывает так,  что  человек по  собственной воле выбирает себе профессию.  В

данном случае профессия сама нашла Алекса Кана.

     Алекс  Кан  закурил  сигарету  и  прислушался к  голосам,  доносившимся из

гаража. Он не раз задавал себе вопрос: что его связывает с людьми, находящимися

сейчас там? Судьба свела их всех совершенно случайно в этом разоренном месте на

мертвой планете.

     Рэй  Клод —  настоящий космический волк,  больше привыкший чувствовать под

ногами корабельную палубу,  чем твердую землю.  Его опыт понадобится, когда они

захватят звездолет и  нужно  будет  довести корабль до  какой-нибудь населенной

планеты.

     Грен Уэсли и Пол Хакинс — отличные механики.  Им все-таки удалось починить

те два флаера. Алекс очень обрадовался известию, что машины смогут продержаться

в воздухе целых пятнадцать минут.  Он планировал не более пяти.  Значит,  у них

появилось десять минут дополнительного времени.

     Ким Рислинг —  коммивояжер,  совсем не  годится для хорошей драки.  Но  он

родился  на  Моногхале и  отлично  знает  свою  планету.  В  минувшие годы  Ким

исколесил эту землю вдоль и поперек, продавая разное барахло.

     Бывший  десантник Бородач  Эд  является  ударной  силой  отряда.  От  него

требуется только работа кулаками. Что за человек Дэвид Мэй, Алекс так и не смог

понять —  темная лошадка.  Хотя парень вроде бы  неплохой.  Пусть даже держится

особняком.  В конце концов, у него есть, наверное, веские причины для подобного

поведения.

     На  Морриса  Грука,  частного детектива с  Плобоя,  и  полицейского Джонса

Десмонда в завтрашнем деле надежды больше всего. Парни умеют сражаться.

     Да, остается еще этот, новенький, Скайт Уорнер...

     Алекс Кан затушил сигарету о  пустую пивную банку.  Что ж,  завтра жизнь и

смерть рассудят,  кто  чего  стоит.  А  сейчас нужно пойти в  гараж и  помочь с

флаерами.

 

     Глава 16

     Скайт Уорнер стоял, облокотившись о низкий подоконник, изредка затягиваясь

наполовину истлевшей сигаретой.

     Раньше  комната  являлась  гостиной углового дома.  Со  стен  кое-где  еще

свисали истлевшие клочья дорогих шелковых обоев, а развороченный камин сохранил

куски мраморной облицовки. Задувающий в разломанную оконную раму ветерок трепал

волосы  Скайта  Уорнера.   Перед  его   взором  простиралась  пустынная  улица,

освещенная первыми лучами восходящего солнца.

     По обеим сторонам проезжей части печально громоздились молчаливые руины. В

стенах  более   или   менее  сохранившихся  построек  зияли  огромные  дыры   с

оплавленными почерневшими краями.  Такие повреждения могли быть нанесены только

сильным боевым крейсером, имеющим на борту мощные энергетические орудия больших

калибров.  Скайт словно воочию наблюдал, как огромный корабль неторопливо летел

над планетой,  расстреливая из своих пушек все живое и  неживое,  неся смерть и

разрушения.  В  развороченных  взрывами  помещениях  виднелись  жалкие  остатки

домашней утвари.  И эту мертвую, гнетущую тишину снова вот-вот должны разорвать

грохоты новых выстрелов.

     Рядом  со  Скайтом,  в  пролете  следующего окна,  Ким  Рислинг  возился с

винтовкой  «мерлин-500»,  пытаясь  закрепить  ее  на  треножном штативе.  Когда

Рислингу наконец  удалось это,  коммивояжер приник  к  электронному оптическому

прицелу  и  занялся  подстройкой координат  выбранных ориентиров для  стрельбы.

Закончив возиться с  прицелом,  Ким проверил индикатор энергетической батареи и

работу зарядного устройства. Все было в полном порядке.

     Порывшись в кармане пиджака,  Ким достал замусоленный платочек, которым он

обычно надраивал свои очки,  и принялся тщательно протирать окуляр прицела.  По

тому, как дрожат руки у парня, Скайт Уорнер догадался, что специалист торгового

менеджмента сильно нервничает.  Это было и  понятно:  из  всех людей в  команде

Рислинг  обладал  наименьшим боевым  опытом.  Поэтому Алекс  Кан  поставил Кима

стрелком,  чтобы  тот  прикрывал ударную группу,  непосредственно участвующую в

штурме лендспидера.  Научить Рислинга обращаться с  «Крошкой Мэй» не  составило

труда.  Он оказался умным и  толковым парнем.  Сказывался большой опыт работы с

техникой.  Ведь как-никак Ким несколько лет продавал пылесосы и  консультировал

домохозяек.

     Кроме того,  существовала еще одна причина, по которой Кан старался беречь

Кима Рислинга,  не отправляя его непосредственно под огонь.  Никто в  отряде не

знал так  хорошо дороги планеты Моногхал,  как бывший коммивояжер.  Проводник в

данной ситуации был намного ценнее, чем простой боец.

     Северная  стена  углового  дома,  откуда  Алекс  Кан  планировал совершить

нападение на  курьерский лендспидер,  отсутствовала.  Сметенная мощной взрывной

волной, она покоилась у подножия постройки в виде огромной кучи битого кирпича.

     Напротив зияющего провала стояли  отремонтированные накануне флаеры.  Грен

Уэсли и  Пол Хакинс глубокой ночью перегнали машины в этот чудом уцелевший дом.

Теперь  механики сидели  за  штурвалами летательных аппаратов и  ждали  команды

Алекса Кана поднять машины в воздух.

     Сам  Алекс сейчас находился на  краю обрушившихся перекрытий и  напряженно

всматривался вдоль пустынной улицы.

     — Как думаешь,  Ал, этот парень, Скайт Уорнер, не подведет? — тихо спросил

Рэй Клод,  подходя к  командиру и кивком головы показывая в сторону курившего у

окна Скайта. .

     — Считаю,  на него можно положиться, — произнес ганфайтер после некоторого

раздумья.  Он  продолжал неотрывно наблюдать за улицей.    Я  чувствую в  этом

человеке твердость характера.  По крайней мере,  видно, что он отлично знает, с

какой стороны у бластера находится ствол.

     Рядом  с  грязно-белым  пикапом «Корма для  животных» и  синим  квадратным

корпусом «Дожа-Экстремала» собрались Бородач Эд, Дэвид Мэй, Моррис Грук и Джонс

Десмонд. Они стояли, образовав маленький кружок позади машин, и молча курили.

     Алекс Кан обернулся и еще раз придирчиво осмотрел экипировку своих людей.

     Грен Уэсли и  Пол  Хакинс остались в  старых промасленных комбинезонах.  У

механиков не  было  оружия.  Их  задача заключалась в  том,  чтобы подвести оба

флаера вплотную к  лендспидеру Этмонса.  Тогда на  крышу катера мог  высадиться

десант.

     Бородач  Эд,  бывший  коммандос  генерала  Робертса,  облачился  в  боевой

пятнистый  мундир  с  овальными нашивками на  рукавах.  Эмблемы  нашивок  точно

повторяли рисунок,  вытатуированный на  руке  спецназовца —  орел,  держащий  в

когтистых лапах молнию,  — символ элитной десантной бригады «Ураган». Форма Эда

была  совершенно чистой  и  идеально выглаженной.  На  могучей  груди  Бородача

красовался  ряд  значков:  «Специалист первого  класса»,  «Чемпион